332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Дронт » П 3 (СИ) » Текст книги (страница 13)
П 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 5 января 2021, 13:30

Текст книги "П 3 (СИ)"


Автор книги: Николай Дронт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 18 страниц)

Глава 9
Видение

Утро

За завтраком дал распоряжение забрать вещи покойного Бертиоса из больницы, ведь просили срочно. Если кто что будет просить оставить, решить на месте. Семье отдать без ограничений, больничному персоналу согласно чину просящего, иным – спросить у меня. Понятно, записать или запомнить кому и чего отдали.

Хотел распорядиться о доставке глыбы гранита в Храм, но нет! В смысле, на складе её уже нет. Чуть не ночью явились монахи, сказали, я обещал отдать камень Храму, так чтобы больше не беспокоился, да и не забыл случаем, они решили помочь. Транспорт у них свой. И битюги есть, и крепкая повозка с погрузочной лебёдкой, и людей достаточно. Шурин там случился, так препятствовать не стал, церковники не врут... по мелочи. Увезли, словом. Единственно, просили напомнить, что я оплату мастерам сулил. Пришлось послать.

Потеря дома в Писарском переулке Кидором была принята с огромным облегчением. Тот был эдаким чемоданом без ручки – и нести тяжело, и бросить жалко. Какие-никакие расходы требовались, слуги отвлекались. Пусть район судейский, чистый, приличный, но... не наш. Поначалу там жить ещё можно было, а сейчас зачем? Опять же, место для Члена Госсовета немного не того... Родителям не нужен, судейских у нас в семье нет. Родителям конкубины вовсе не подходит, купцы они. Так что можно считать сбросили балласт. Кстати, Государь не поскупился. Сколько дал, я у домоправителя не спрашивал, однако тот жмурился довольно, словно кот после миски сметаны. Надо будет в гроссбухе посмотреть, интересно же! А то у самого слуги интересоваться не хочется, надо уметь лицо держать.

Кстати, об Алоизе он ничего не слышал, но обещал узнать.

Про неё я узнал очень скоро. Охранители своё жалование не зря получают, раз получили приказ, то выполняют его с тщанием. Его Величество позвал меня в кабинет, а когда я пришёл, там уже навытяжку стоял флигель-адъютант, бледный и потеющий. А охранитель докладывал, что письма от "Алоизы" подкладывал он. За день до того, в салоне графини Мазетты играли в фанты. Баронессе Алоизе фон Копперштад досталось разыграть барона Тихого, он должен был прибыть к ней домой и её поцеловать. Флигель-адъютанту выпало служить вестником, никто другой не имел постоянного доступа во Дворец. Герцог Сланто взялся профинансировать розыгрыш. Всё это было безобидной шуткой.

По разрешению Его Величества я спросил:

– А на королевском балу нас с графом Исвиром хотели лбами столкнуть, это тоже шутка была?

Государь сильно заинтересовался:

– Ты, братец, про мазурку что ли говоришь? Когда вы девицу делили?

– Так точно, Ваша Милость. После бала граф Исвир ко мне объясниться подходил. Так он тоже в салоне графини Мазетты играл в фанты. Там ему загадали станцевать мазурку с определённой девицей, только забыли сказать, что она заранее мною ангажирована.

– По совету твоей королевы. Этого ты не добавил в свой рассказ. В интересные игры у Мазетты играют! То хотят скандал у меня на балу устроить, то иностранные деньги подсунуть Члену Государственного Совета. К чему бы такое рвение, а?

Этого поворота флигель-адъютант не ожидал. Он уже понял, что получит головомойку за письма, но сейчас неуважением к Государю и Госсовету стало сильно попахивать. Тут, если только строгим выговором отделаешься, надо в Храм бежать, всех Богов разом благодарить.

Его Величество на минуту задумался, нахмурив брови, и бросил виноватому:

– В отставку со всех постов, сегодня же. Навсегда запрещаю въезд в пределы столицы. А чтобы хорошенько подумал, за что такая немилость, посиди-ка ты в крепости, по месячишке за каждое письмо, затем сразу вон из города. Понятно, почему герцог Сланто встрял, он Тихого землёй задарил, жалеет, небось, теперь. Скажите ему, если лишние деньги завелись, пусть на благотворительность потратит что ли. Графиня Крита Вулфстейн мне что-то про сирот говорила, если золота излишек, герцог с ней связаться может. Мужу баронессы фон Копперштад велю жену в имение отвезти. Думаю, с годик там посидят, тогда его жена успокоится, перестанет о поцелуях членов Госсовета мечтать. А раз пятьсот гиней лишние, взять их у неё и тоже потратить на сирот.

Лагоз ещё помолчал. Никто, даже отставленный, не смел привлечь его внимание. Затем вынесение вердикта продолжилось:

– Раз такие шутники собираются в салоне графини Мазетты, то запрещаю им играть в фанты. Но дурная голова занятие себе всегда найдёт, на всякий случай, поутру после каждого приёма пусть её муж приносит собственноручно написанную записку охранителям с поимённым перечнем гостей, рассказом кто во что играл или играть предлагал. Только для того, чтобы знать какой скандал дальше гасить придётся. А сами охранители на особицу пускай список всех Мазеттовских игрунов составят, а заодно хорошенько их расспросят, на что ещё те в фанты играли. Потом мне доложат, я и сам поиграть люблю, и послушать о розыгрышах тоже. Да! Заодно уж, чтобы потом не приказывать, к салонам, куда графиня часто ездит, тоже присмотритесь.

Сурово. Очень сурово. В отставку флигель-адъютанта отправили за дело. Головой хоть иногда думать надо, а не только в неё есть. Мало ли, чего тебя попросят, о письмах был обязан сразу по службе доложить. Остальные тоже хорошо так получили. Герцог Сланто теперь кубышку должен будет чуток растрясти. Супругов фон Копперштад на год отправили в ссылку, что на карьере мужа плохо отразится. Золото, небось, им своё отдавать придётся, на герцога нет надежды, а пятьсот гиней равно тысяче дукатов, такое никому лишним не бывает. А вот не фиг подставлять члена Госсовета. Если б я соблазнился, какие сплетни про меня по высшему обществу бы пошли?

Графине хуже всех пришлось. Если б запретили принимать, хоть можно было бы поплакаться, что их за безобидную шутку наказали. А тут только в фанты играть запретили. Полная ерунда.

А что муж должен нести СОБСТВЕННОРУЧНО написанный список гостей в охранку наутро после приёма, это совсем сильно. Кто к ним теперь поедет? Да и принимать поостерегутся. Слух про то, что скандал на королевском балу хотели устроить, пронесётся по салонам со всеми подробностями. Небось, ещё что-то припомнится, а что-то придумается, и пошло-поехало. Был популярный салон, теперь настанет полное запустение. Так и в изгои общества попасть недолго. Карьера мужа уж точно рухнет.

Охранители любят в чужом грязном белье покопаться, сейчас у них и повод, и приказ появились. Чего накопают, не понятно, но попавшие в оборот наверняка будут рад-радёшеньки, и выскажут свои благодарности Мазетте за привлечённое внимание. Это если у них грехов не найдут, тогда ещё грубее выскажутся.

После всего Государь оставил меня в кабинете. Приказал сегодня же написать о произошедшем Исвиру. Поездку в Гильдию одобрил, заявил – надо отношения с волшебниками налаживать. Неста не только про Терезочку думала, когда вновь мосты стала наводить. Рано или поздно молодой архимаг может заинтересоваться гильдейской политикой. Да и без Гильдии, при поддержке лично Государя непонятно до каких высот дорастёт. Словом, пока ещё Верховная решила, что стоит загладить шероховатости отношений с бароном Тихим и, немного злоупотребив должностью, за оставшиеся дни выдать максимум возможного. Тем более, сам король ей об этом прямо сказал.

Кстати, копию гильдейской Книги Заклинаний и Алхимических Рецептов Неста принесла. Что ей ещё оставалось делать? Записей набралось на восемь больших томов. Сегодня Его Милость сундучок с ними мне в кабинет велел перенести, подарок такой сделал.

А вот оригинала, с которого старые волшебники триста лет назад многое списали, всё же не сохранилось. Увы! Ни Неста, ни Симон о том не знают, будут ждать, когда у Государя дойдут руки до сверки книг. Пусть так и остаётся, пускай перед гильдейскими маячит сладкая морковка, жаль призрачная. Ещё Его Милость напомнил:

– К субботе заклинание подготовь. Потом мне то, что привидится, наверняка обдумать придётся, так что будь готов к любому продолжению. В воскресенье к Розе заезжай, может я тоже заеду. В понедельник жена тебе дочку барона Мостового представит. Про какой-то магический цветок ты ей рассказывал? Будь готов показать. Портал туда-обратно осилишь?

– Так точно, Ваша Милость.

– Вот и своди, потешь женщин. Но за Марианку отвечаешь головой! С ней будет охрана, но немного. Не болтай только.

Гильдия

Для поездки в Гильдию решил не надевать парадный мундир, обойдусь повседневным. Рабочий визит, никаких церемоний не предвидится, а просто поблестеть мишурою перед зрителями это не для меня. Понятно, карета запряжена четвёркою, цепь магистра на шее и прочие знаки отличия имеются, но без помпезности.

Встретила сама Неста, перед разговором повела по зданию, показала местные достопримечательности. Самая древняя часть здания – невысокая башня, выплавленная из камня, сейчас в ней кабинеты, но по преданию там жил основатель Гильдии. Предположительно, архимаг. Возможно, судя по стенам, Школы Земли или Огня. Стены были зачарованы, на кирпичах ещё кое-где можно увидеть остатки старых рун. Однако у меня что-то в голове как будто щёлкнуло и пробудилось знание: "Элеватор. Вмещает трёхлетний неприкосновенный запас зерна. Неисправен. Разграблен." Хм... А что? Может быть.

Остальные части комплекса достроены значительно позднее. Похожий на цирковую арену Зал Собраний спокойно, без толкотни вместит пару тысяч человек. Его купол поднимается на высоту трёх этажей. Очень внушительно... для тех, кто не видел театры, стадионы и прочие культмассовые точки в моём старом мире. Зал Совета. Роскошь, пафос и слегка облезшая позолота. Скамьи амфитеатром и мраморный стол с урной по центру. Тоже так себе. Аляписто украшенная большая аудитория в университете.

По пути осмотрели один из Заклинательных Залов и заглянули в алхимическую лабораторию. Тут сразу видно – люди работают. В меру потёрто, в меру разбросаны бумаги, нет стерильной чистоты показухи. Старикан визгливым тенорком отчитывает пару молодых оболтусов. За дело, судя по отводимым ими взорам. Бородёнка у старичка сивая, мантия под кожаным фартуком заляпана. Понятно, идёт напряжённый рабочий процесс.

Кстати, на заглянувших он еле обратил внимание. Идём дальше в библиотеку. Вдруг слышим за собой быстрые, шаркающие шаги. Притормаживаем, нас догоняет старикашка и, не глядя на Несту, вдруг просит:

– Молодой человек! Тысяча извинений! Я не сразу сообразил. Вы не позволите рассмотреть ваш перстень? – при том показывает на мою новую печатку.

Не велика услуга, да и мне интересно, что такое его заинтересовало. Показываю. Тот внимательно разглядывает чёрный камень. Потом вытягивается во фрунт, что при его фигуре выглядит как минимум комично, заявляет: "Благодарю, мессир!", затем ОЧЕНЬ почтительно целует перстень, а после и мою руку. Низко кланяется, делает разворот через левое плечо и карикатурным подобием строевого шага уходит. И кто мне скажет – это что сейчас такое было?

Верховная в шоке, с ней даже не поздоровались, сопровождающий нас секретарь офигел.

Это оказался Главный Алхимик Гильдии. Должность не выборная, наследственная и одна из важнейших. Этот конкретный... э... волшебник, в силу возраста, сильно за сто, и особенностей характера, почти всех считает бездарями и дилетантами. По силе до архимага недотягивает, но совсем чуть-чуть.

Целуют руку у людей, рангом сильно выше моего. Да обычно и сильно старше возрастом. Лобызание перстней принято только на церемониях и только очень отдельных печаток, означающих нечто особенное. Ещё "мессир"... Это не просто обращение низшего к высшему "мой господин", это ещё и показатель статуса этого высшего. Так зовут старшего в ковене остальные его члены, но редко посторонние. Главу рыцарского, магического или церковного ордена этим словом можно величать. Иногда, когда хотят подольститься, мессиром называют архимага. Но заподозрить такого старикашку в чинопочитании никак нельзя.

После расставания с алхимиком, не успели мы пройти до лестницы на следующий этаж, как нас нагнал весёлый толстячок в богатой робе, лёгким движением оттеснивший Несту и представившийся:

– Леонард из Камбизетов, 34 поколения волшебников. Местный Главный Артефактор. Мессир! Душевно рад видеть возрождённого наследника славного рода Мхотепов! Вы позволите?

С обаятельнейшей улыбкой и грацией, которую сложно так сразу заподозрить в таком полном теле, он склонившись поцеловал перстень и руку. Затем укоризненно обратился к моим сопровождающим:

– Господа, а почему вы прошли мимо артефактория? Мессиру будет интересно посмотреть на сохранившуюся вещь его предков.

Затем, вместе со сдавшейся под его напором Нестой, отвёл меня в небольшой зальчик, куда пара волшебников уже заносила небольшой, но тяжёлый ящик. Еще немного времени заняла распаковка и перед нами предстала статуэтка ящерицы из чёрной бронзы.

Перстень щедро поделился информацией.

– Это не вещь моих предков. Это знак Императорского Бронзового Легиона. – В знак уважения склоняю голову, а из перстня в руке сам собой появляется Посох Власти. Автоматически я стукнул им о камень пола. – Слава павшему Императору! – Глаза ящерки мигнули багряным. Ещё удар. – Слава погибшим, но не сдавшимся! – Удар. – Слава и в смерти оставшимся верными!

Не знаю, почему так сказал, в тот момент мне это казалось правильным. Посох из моей руки вернулся в печатку. Глаза ящерицы тлеют двумя угольками. Остался стоять я один. Трое присутствующих застыли на одном колене, остальные склонились в низком поясном поклоне. Похоже, Символ Власти, даже ушедшей династии, это тебе не просто красивая палка с изящным орнаментом. Только через несколько минут народ полностью пришёл в себя и встал тесной кучкой.

Разговор с Нестой был сорван. Мало того, артефактор и алхимик, уже переодевшийся в старомодную, но приличную мантию, утащили меня в уголок и загородили телами. Леонард поинтересовался планами в Гильдии, а когда услышал, что таковых нет, и не предвидится, с плохо скрываемым облегчением покачал головой:

– Мессир! Как я вас понимаю! Разбирать мелкие дрязги людишек, это не ваш уровень! Вы рождены для большего!

Тут непредставившийся старик-алхимик задал вопрос о правильном цвете Зелья Долгой Жизни. Я объявил о своём невежестве. Сказал: во-первых не знаю такого. Во-вторых, признался в отсутствии ингредиентов. У меня нет ни Пера Ангела, ни Волоса из Хвоста Демона, ни Дыхания Дракона. В-третьих, что касается его вопроса, главное, не то что я или он считаем изумрудным цветом, а то как считал автор.

Лично я признал бы не совсем корректной фразу рецепта "настаивать около шестидесяти дней до появления нежного изумрудного оттенка", а проверял бы цвет каждые 12 часов, начиная с 44 дня. Ведь реагенты достаются разной степени кондиции и сохранности. То же Перо Ангела случается маховое, а бывает и контурное.

Мы наслаждались разговором, но тут из-за спины алхимика влез нахальный секретарь с вопросом о Прахе Вампира. Вдвоём заткнули неуча, который Прах Вампира с Прахом Лича путает. Да ещё и в разговор умных людей лезет. Понизив голос, я тихонько намекнул собеседнику, что при его возрасте Зелье Долгой Жизни подходит не идеально. Прожить 100 лет, постарев на 10, хорошо тем, кто помоложе. Если ингредиенты есть, ему бы больше подошло Омоложение. Да, Некромантия. Но Белая! Ничему и никому не вредящая.

Старик в ответ шепнул, в смысле, что не знает ни потребностей в ингредиентах, ни о самом заклинании. Сказал ему:

– Решим вопрос. Только потребности есть у многих, а ингредиентов на всех не хватает. Потому лучше молчать, чем говорить.

Мой собеседник скривился в заговорщицкой ухмылке.

– Для такого дела найдём чего и сколько надо. А узнать никто ничего не сможет.

Тогда я уточнил:

– Одно заклинание молодит лет на десять. Первый раз наложим дважды, а потом не чаще раза в год. Лучшее время для наложения – ночь перед Праздником Всех Богов.

– Мессир, я вас услышал.

Леонард всё время беседы сдерживающий Несту с товарищами, вдруг заявил, что мне ещё не показали библиотеку и развил бурную деятельность, включающую накрытие стола с лёгкой закуской для десятка избранных. Уехать удалось лишь сильно под вечер.

Видение

В субботу ближе к полуночи меня призвал Государь в кабинет при личных покоях. На столе лежит свёрнутый и запечатанный облаткой лист бумаги с вопросом. Рядом поместился сапфир, размером с ноготь указательного пальца. Судя по огранке, его вытащили из перстня. Вообще, сапфиры камни Синего Двора, который принадлежит брату короля, Торану. На самом краю стола стоит письменный прибор с новой тетрадкой, раскрытой чернильницей и пером, на случай, если вдруг срочно чего-то захочется записать для памяти.

– Что Тихий? Готов показать ответ на мой вопрос?

– Готов, Ваша Милость.

– Тогда давай начинать. Что мне надо делать?

– Ваша Милость, вы сами писали записку?

– Сам, лично, собственной рукой.

– Тогда, Ваша Милость, ничего такого особого делать не придётся. Сядьте поудобнее, расслабьтесь и, не напрягаясь, смотрите, что покажется. Постарайтесь только не заснуть.

Камень лёг на лист с вопросом. Я начал творить заклинание и увидел, как льдинкой тает сапфир, пропитывая голубым светом бумагу. Когда он растаял полностью, записка распалась на мелкие белые хлопья, а из них, как язычки пламени поднялись разноцветные лучики света. Они слились в единый мельтешащий узор, в котором иногда вдруг проскальзывали знакомые образы. Из деликатности, я закрыл глаза. Нехорошо подглядывать за столь личным. Даже не могу сказать, сколько времени длилось мельтешение. Пять минут? Десять? Полчаса? Чувство времени исчезло совсем. Но вдруг почувствовал, что всё закончилось.

Открыл глаза и увидел потный лоб и задумчивый взгляд Лагоза. Он посидел в кресле ещё пару минут, затем поднялся и прошёлся по комнате.

– Вот как оно оказывается, – не мне, а просто вслух, произнёс король и повторил, – вот как оно...

Проходя мимо невысокого шкафчика для бумаг, он вдруг остановился, открыл ящик, достал хрустальный графин и два массивных стакана. Поинтересовался: "Будешь?", и, не слушая ответа, плеснул в обе ёмкости. Сунул мне стакан, не ожидая реакции, выпил свой до дна и сразу налил себе ещё.

– Стах, а можно поменять будущее? Или что увидел, то и свершится?

– Можно, Ваша Милость. Для того его и предсказывают.

– Тогда и мы с тобой попробуем. Ты не видел, нет?

– Не смотрел даже, Ваша Милость.

– Не видел, значит... – тут его, как прорвало. – Все! Все сразу меня забыли! Марианка и та... Государственные соображения!.. Интересы Короны!.. Ты! Только ты один отказался присягать и уехал в опалу! Глупый, Стахушка, глупый... Как есть дурак! От генеральства отказался... Не может умный верным быть... Но я пока ещё живой!

– Ваша Милость...

– Молчи! Ты ничего не знаешь... Мы с тобой ещё повоюем. Может, выживу, назло всем богам, себе на радость. А коли сдохну, так хоть мужчиной, а не раскисшей тряпкой. Жене, как себе верил! А она сразу назвала мужем другого! Ладно, хоть буду знать про её натуру. Теперь о твоём. Земель давать не буду – помру, тебе бы баронство удержать. Денег получишь на хранение. Выживу – заберу обратно. Чуток оставлю, конечно. Сдохну, хотя бы недостойным не достанется. Лаурка внука родит, ему дашь, сколько сочтёшь нужным. Но не разбалуй сына! Деньги портят людей. Книги получишь. Редкие. Магические. Их ещё дед собирал, потом отец по ним пытался учиться. Наверное, тебе пригодятся. И... не хотел я такого делать, перед богами говорю – не хотел. Да, видать, придётся. Ладно, об этом потом поговорим.

– Понял, Ваша Милость.

Государь достал из ящика стола ключ, вставил куда-то в глубину шкафчика и повернул. Что-то щёлкнуло, и в противоположной стене открылась ниша с несколькими полочками. Лагоз достал кожаный мешочек величиной с кулак и шкатулку. Всё это сунул мне.

– В кошеле бриллианты. Тебе награда за будущую верность и за работу. Других наград долго не будет. В шкатулке лежат кинжал и два наконечника для арбалетных болтов. Кинжал недобрый, ядовитый и зачарованный. Раньше такими королевских ассасинов вооружали. Наконечники из Истинного Серебра и тоже сильно зачарованы, пробивают любую защиту. Наверняка, пригодятся. Если ещё чего из снаряжения нужно, к понедельнику напиши список. Завтра вечером поезжай к мадам Розе. Только не напивайся. Человека покажу, который тебе деньги на сохранение передаст.

– Ваша Милость, я магистр Жизни! Трезвею сразу.

– Тогда ладно. Даже лучше будет пьяным сказаться. Нельзя тебе высовываться, чтобы потом под подозрение не попасть. Четверым из моего ближнего окружения придётся умереть. Записку тебе пошлю... придумаю чего-нибудь... Чьё имя будет помечено чёрной галкой, тот должен умереть, даже если я умру раньше. На отметки другими цветами, внимания не обращай. Дом тебе нужен, да чтобы никто не знал о нём. Лучше, с выходом в катакомбы и к морю.

– Ваша Милость, дядина аптека на Дворянской...

– Торан там был, охранители проверяли. Не годится. Тебе самому покупать опасно, ты всякий день на виду. Ладно. Прикажу одному своему "доверенному ближнику". Ему всё едино не жить, много знает и сразу, как я умер, все мои секреты сдал. Он тебе дом приготовит, и документы сделает. Чем ты не барон Скальный?

– Не понял, Ваша Милость...

– Баронство тебе подарю. На островке. Скала, давно разрушенный маяк, причал и малая башенка. Пахоты нет, людишек нет, доходов тоже нет. Никого нет кроме пары отставников, которые за башней присматривают. Однако баронство! Даже герб есть – меч, перекрещенный с веслом. Будешь Скальным представляться, даже клясться сможешь, врать не будешь. Что ещё надо? С тобой вроде всё. Самое простое считай решил... Хотя знаешь что? Приезжай завтра во Дворец, к Розочке вместе поедем. Как попрошу какой-нибудь новый коктейль придумать, покажи чего, потом пьяным наверх поднимайся. Теперь иди. Мне надо хорошенько подумать о многом и подготовиться к крутому повороту. Про молчание не говорю, сам всё понимаешь. Иди Стахушка, иди.

Лагоз, не обращая больше на меня внимания, тяжело опустился в кресло и закрыл лицо раскрытыми ладонями.

Мальчишник

По Белому Дворцу всякую минуту ходят люди, и неважно утро, день, ночь, полночь. Не только дежурные, но и всякий, пусть даже на сей час свободный, придворный люд крутится перед дверьми, ходит по коридорам, высиживает на стуле в надежде поймать "случай", обратить на себя монаршее внимание и броситься вперёд других выполнять государев приказ. Увидев меня в партикулярном костюме, они сладко улыбались, в уме призывая на мою голову все кары небесные. Как в таком наряде, а не в мундире, может прийти человек? Только по приказу Его Величества. А зачем? Многие наслышаны о мальчишнике одного из изумрудных братьев. И про то, что Государь туда собрался заехать, тоже многие в курсе. И что я член того клуба знают. Если сложить два плюс два, то понятен партикулярный наряд.

Вдруг ещё из кабинета донеслось:

– О! И Тихий уже тут! Не терпится ему! Впрочем, действительно пора ехать. Кто там, велите запрягать! Стах! Заходи! Пока выезд готовят, решим чего жениху подарить – орден или поместье?

Теперь окружение задумалось, чего я насоветую. А заодно, на что мой знакомец, Микаэль, рассчитывает? Мог ли он намекнуть Тихому на желаемое? И не стоит ли самому как-нибудь, невзначай, поговорить с бароном о своих потребностях?

Карету запрягли быстрее, чем приняли решение, потому обсуждение продолжилось по пути к выходу. Ну как продолжилось? Его Величество громко рассуждал, я тихо слушал и издавал нейтральные междометия, окружающие завидовали моей близости. Идиллия, да и только.

Сел вместе с Государем, и по пути он тихо приказал:

– Как тебя спрошу про новую выпивку, сразу напиваешься и идёшь наверх. Помнишь?

– Да, Ваша Милость.

– В комнате найдётся, во что тебе переодеться. Сразу меняй костюм, сиди и жди. Как позовут – иди. Но будь осторожен, никто посторонний тебя увидеть не должен. Это важно.

– Ясно, Ваша Милость.

– Внимательно смотри и запоминай дорогу. Должен мочь один туда вернуться. Вообще, о месте знает только твой попутчик, но на всякий случай уточни про помощников. И будь обаятельным, очаруй человека, выспроси как можно больше подробностей обо всём. Как он тебе всё покажет и расскажет, возвращайся в заведение. Утром девочке оставь два золотых. Один за работу, другой за молчание.

– Понял, Ваша Милость.

– Прикинь, как дальше будешь действовать – в понедельник моя жена к тебе в гости прибудет. Во вторник, в Гильдии, моё Послание читаешь. Значит, крайний срок, до пятницы. Потом только ты один должен знать адрес того места и прочие подробности. Лучше устрой естественные причины или несчастный случай.

– Сделаю, Ваша Милость.

– Затем отпросишься варить твои крема или ещё чего. Дам неделю. А ты за то время должен всё спрятанное перенести в свою башню. Место найдёшь?

– Так точно, Ваша Милость.

– Переноси один. Иначе после дела помощников тоже переправь в лучший из миров. На этом пока всё. Для всех мы с тобой разговаривали про подарок. Ты меня уговорил подарить и орден, и поместье. Лишний должник тебе не помешает, а Микаэль хорошо служит, его стоит поощрить.

Скоро мы доехали до заведения мадам Розы. Его Величество зашёл, я за ним, а охранники окружили дом. Урок с нападением не прошёл даром, охраны было раза в три больше. Впрочем, Лагоз уже не принц, а король.

В зале столы сдвинуты, девочки сидят на коленях посетителей, вино льётся рекой, веселье в разгаре. Но не в полном, а так... больше для виду... Ждали и надеялись, что Государь всё же заедет. А как появился, его усадили за центральный стол, рядом с виновником торжества. Меня поместили напротив. Лагоз рассказал, как я хлопотал за Микаэля. Намекнул, на подарки к свадьбе и приказал продолжить веселье. Очередной питюх и певец затянул бодрую песенку, потом другой, затем следующий. Скоро дошли до меня.

Предыдущие пели куплеты разной степени непристойности, однако не переходя определённой грани. Помните известную казацкую? "Уху я, уху я, уху я варила! Сваху я, сваху я, ухою кормила!" Один генерал исполнил приблизительно тоже самое, но судя по реакции зала это было очень, очень смело, почти на самой грани.

Я же предпочёл вспомнить классику. Лопе де Вега, "Собака на сене". Прекрасный фильм с великолепными, тогда ещё молодыми, актёрами. Куплеты лакея Тристана, великий киногерой пел жутким голосом, не попадая в такт музыке. Слышали про него: "На свете меньше есть армян, чем фильмов, где сыграл..."? Вспомнили? Во! Я взял да и исполнил его куплеты. Восторг полный! Я внёс в местное творчество свежую струю. Куплеты спели хором трижды. Его Величество с красоткой на коленях громко выводил: "Я по женской части ух! Теееоретик! Обожаю очень шлю... Шлю... приветик!" А тот смелый генерал под куплет: "Ты мне друг, ты мне брат, соообутыльник! Не сердись, коль дам под зад... Под... затыльник!", действительно хорошенько вмазал кому-то. А тот ему ответил. Только присутствие Государя не дало глупой шутке перейти в драку.

Затем изрядно датые братья травили анекдоты про супружескую жизнь. Когда вновь подошла моя очередь, выдал историю:

– Некий господин находился в хороших чинах, но и в изрядных летах. Тут ему из Колоний прислали две дюжины доз снадобья "Ви-э-Гра". Оно помогает в прибавлении мужских сил. Правда, действует лишь одну ночь. Так вот, об этом зелье, от кого-то из доверенных слуг, в тот же день узнала жена, пришла к мужу и спрашивает: "Дорогой, я прослышала про твоё приобретение. Его надо употребить с толком. Думаю, стоит составить расписание..." Муж её перебивает: "Дорогая! Я давно в генеральских чинах числюсь. Дело знаю. План уже составлен." "Да?! – удивляется супруга, – а почему ты его со мной не согласовал?" "Не хотел тебя затруднять, милая. Всё равно тебя в том расписании нет."

Историю приняли хорошо. Посмеялись, посетовали на пронырливость жён, кое-кто вздохнул:

– Жаль, лекарства в действительности не существует!

– Как так? – удивился я. – Ви-э-Гра, конечно, делается из редких колониальных травок. Да и дороговато в изготовлении. Однако такое зелье имеется. С ним смешно получилось: Изобретали снадобье для прилива крови к сердцу. При некоторых заболеваниях оно необходимо. Но что-то напутали в алхимической формуле. Знаете, как такое бывает. Стали пробовать, а кровь совсем к другому месту приливает. Да так, что... ну... словом... в общем, не опускается орган... долго... Подумали создатели, да и решили – пусть так оно и остаётся. Иногда, некоторым пациентам, особенно в возрасте, это бывает нужно. Причём многие женщины и даже дамы эффектом весьма довольны.

– А... дети?

– Что дети? Как раз от того дети и появляются.

Гляжу, что-то задумались наши генералы, но дальше расспрашивать не стали.

Ещё через несколько времени Его Милость меня попросил:

– Стах, ты у нас в коктейлях известный придумщик. Можешь что-нибудь эдакое, забористое, изобразить?

– Извольте, Ваше Величество! Сейчас покажу. Милая, – обращаюсь к красотке, сидящей у меня на коленях, – помоги. Будешь вместо официанта. Что говорю, то и делай. Так вот, господа, в старые лета жил некий барон Дикий. Был известен тем, что точь в точь мог изобразить тогдашнего государя. Правда, только ликом. Речь у него вовсе не похожа была. Так раз сидит барон в весёлой компании, вроде как мы сейчас, и его тоже просят изобразить что-то новое. Барон, натурально, требует пивную кружку и бутылку горькой. Ему сей же момент их доставляют.

Моя красотка тоже приносит потребное.

– Дикий приказывает: "Налей-ка ты, милейший, из бутылки на треть кружки," – продолжаю рассказ, а девчонка наливает. – "Теперь аккуратнейшим образом, по лезвию ножа, наполни из той же бутылки вторую треть." Официант делает, что велено, и тут следует другая команда: "Всё, что осталось, плесни в кружку просто так, без затей, сверху." Когда и это исполнено, барон встаёт, провозглашает: "Коктейль Дикий!", единым махом выпивает всю кружку и кланяется.

Заканчиваю рассказ стоя, а после последних слов осушаю кружку, кланяюсь и перевернув ставлю её на стол. Громоподобная овация. Все братья разом славят меня и мою доблесть. Однако Государь командует:

– Лили, отведи барона... хе-хе... Тихого, но диковатого, наверх, уложи и отблагодари за рассказ. А то вдруг его развезёт, вся история испортится.

– Да я по одной половице пройду, – начинаю было возражать.

– Вот и иди, ублажи Лили.

Одной рукой обнимаю девчонку, другой хватаю со стола случайную бутыль и удаляюсь, бормоча: "Хоть теперь можно будет выпить спокойно!". Правда, ступаю немного чересчур уверенно. Меня сопровождают восхищённые взгляды и возгласы: "Силён!", "Вот что значит молодость!", "А ведь он сейчас заездит Лили!".


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю