290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 8)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 17 страниц)

2003 г

ОГНЕННЫЙ ДЕМОН Прямо посреди ночи меня разбудило потрескивание и ярко-оранжевый свет. Безудержно зевая во весь рот так, что он лишь каким-то чудом не смыкался на затылке, я подошла к окну, глянула во двор и оцепенела. Прямо в центре двора росло моё самое любимое дерево – черешня, с которой я часто срывала крупные сладкие плоды... И вот это-то самое дерево горело сейчас как хорошо просмолённый факел! Пока я смотрела на это дело и лихорадочно раздумывала, кому же так успела хорошо насолить, что подожгли ни в чём не повинное деревце, огонь неожиданно вспыхнул ярко-белым светом и... погас. И не просто так погас, а исчез совершенно бесследно, не оставив после себя ни искорки, ни даже чешуйки золы... а дерево оказалось совершенно целым! – Ё-моё! – только и смогла сказать я. Вот попробуйте доказать то, что было на самом деле и что не оставило после себя абсолютно никаких следов. Фиг у вас что получится! И у меня тоже не получилось. Напрасно я с пеной у рта доказывала Леруке, что собственными глазами видела ночью, как вот это самое, сейчас целое и невредимое дерево горело ярким пламенем, Валерия лишь скептически усмехалась и поглядывала на пустую бутылку из-под шампанского, которую я приволокла для того, чтобы сделать из неё в дальнейшем модный подсвечник. – Да не пила я! Чего ты всё на эту бутылку зыркаешь?! Лерука невозмутимо подошла к столику, где стояла злосчастная бутылища и понюхала её горлышко: – Н-да? А пахнет так, будто её открыли только вчера... – Да ну тебя! – взорвалась я. – А кто только вчера у всех на глазах нагружался пивом, а? – Ой, тоже мне сенсация! – возвела Валерия очи к небу. – Ты права, это не новость... А кто прячет сигареты от мамочки и время от времени втихаря покуривает? – Ах, ты! – попёрла броневиком на меня Лерка. – Да я тебя... Я захохотала и выскочила из дома. Лерка, зловеще жужжа точно разъярённый шмель, двинулась следом и, пробежав две-три улицы, мы остановились в раздумье: куда бы пойти? К кому бы в гости наведаться, чтобы “порадовать” своим внезапным посещением хозяев до колик? К Юрику? Нет! К Юрию? Ну его. К Чёрному? Сколько можно доставать бедного вампира? Пусть хоть один день отдохнёт, поспит спокойно... – Слушай, Натуль, а пошли к Сен-Жермену? – внезапно предложила Валерия. – Надо бы и ему немного потрепать нервишки... А то чего это он у нас один такой весь из себя спокойный? – Идея просто экстра-класса! – восхитилась я. – Вперёд, на абордаж! Болтая о том и о сём, мы бодро поскакали в ту сторону, где жил граф-вампир, дабы осчастливить несчастного своим внезапным визитом. На перекрёстке улиц Весенней и Октябрьской я нечаянно толкнула локтём высокого, рыжего как морковка парня, извинилась, на что в ответ получила странно задумчивый взгляд, потом мы прошли ещё две-три улицы и вскоре остановились перед роскошным коттеджем, в котором и проживал ныне наш новый знакомый. Теперь в нём совсем было не узнать того заброшенного, полуразрушенного, покинутого всеми дома, куда я когда-то наведалась для того, чтобы отправить на тот свет вампира-аристократа (и к тому же редкостного красавчика, как позже выяснилось) Сен-Жермена. Рабочие постарались на славу! Стены обложены плитками белоснежного мрамора, в полукруглые окна вставлены стёкла с морозным узором... Вокруг самого дома был разбит великолепный цветник и мы, пройдя через ворота, не удержались и остановились, чтобы перенюхать все сорта роз – белые, розовые, кремовые, бежевые, оранжевые, жёлтые, красные и бордовые... Я упоённо вдыхала аромат бледно-лиловой розы, когда Валерия нетерпеливо окликнула меня: – Чего ты там застряла? Идём! Дверь была гостеприимно приоткрыта... Мы осторожно вошли в роскошно отделанную натуральным деревом прихожую, сделали несколько шагов и внезапно почувствовали, как пол, казавшийся таким прочным и незыблемым, необъяснимо исчез под нашими ногами и с воплями провалились вниз! Правда, до дна подвала долететь так и не удалось (видимо, граф постарался, чтобы его случайные жертвы случайно не покалечились и не свернули свои бедовые головушки... Неудобно как-то кровь у покалеченных пить, совесть мучить потом будет!) – угодили в растянутую сетку, которая мгновенно превратилась в гигантскую авоську – и заболтались в ней двумя рождественскими гусями. Снизу тотчас донеслось раздражённое шипение. – Охренеть просто можно... – только и смогла сказать я, когда глянула вниз. – Лер, посмотри-ка! Лерука осторожно скосила глаза... – Ну, что сказать-то... Твои родственники по гороскопу – ты и разбирайся! – проворчала она. – Кто бы мог подумать, что эта сволочь в подвале королевских кобр держит... А тебе чего бояться? Ты Змея и они тоже. Договоритесь как-нибудь! А этого блондинистого паразита я точно однажды выставлю на солнце позагорать... Осиновый кол ему в попу!!! – Как мило вы, оказывается, обо мне отзываетесь! – послышался мягкий голос. Сен-Жермен! – Теперь буду знать, как заставить своих друзей говорить обо мне всё то, что они думают на самом деле! – Я тебе ещё и не то скажу! – зашипела я не хуже тех кобр, что сейчас в нетерпении ползали внизу. – Сволочь ты, а не аристократ! Отпусти нас сейчас же!!! – Отпустить? Это я всегда пожалуйста... – пожал плечами граф и потянулся к рычагу у входа. – Не надо! – приглушённо пискнула Валерия. До меня тоже дошло, что случится, если Сен-Жермен “любезно” опустит нас вниз... Змеи точняк будут рады нежданным гостям! – Умница, Валерия! – улыбнулся граф-вампир и нажал на кнопку, что была возле рычага. Что-то натужно загудело, и дыра в полу закрылась, чем очень сильно разочаровала змеюк, которые надеялись на более близкое знакомство с нами... Ну, не состоялось, так не состоялось, что уж тут поделаешь? Затем он потянул за рычаг, и мы с визгом плюхнулись на пол, больно приложились всеми мягкими местами, а эта “благовоспитанная” сволочь даже не двинулась с места, чтобы помочь нам подняться... Вместо этого он просто повернулся к нам спиной и величаво поднялся вверх по ступеням, уверенный в том, что мы последуем за ним... И ведь не ошибся, мерзавец! В огромном роскошном зале горели только три свечи, и оттого было темно и... и загадочно, словно мы попали в далёкое прошлое, к чему располагала и сама обстановка, точно взятая целиком из восемнадцатого века. И всё же было не слишком-то удобно для нас, жителей века двадцать первого, которые привыкли к электрическому освещению и мы до боли в глазах всматривались в окружающие нас предметы – не для того, чтобы налюбоваться ими, а для того, чтобы не налететь на них и не набить себе шишек... – Слушай, Клод, а почему бы тебе не зажечь нормальные лампочки? – наконец не выдержала я. – И тебе будет удобнее, и гостям... – Мне и так хорошо! – фыркнул вампир. – А гости у меня бывают крайне редко... и то лишь в качестве закуски. – Надеюсь, НАС ты к таковым не относишь? – несколько встревоженно поинтересовалась Валерия. – Итак, что же вас привело ко мне? – уклонился Сен-Жермен от ответа, который нам наверняка бы не понравился. – Думаю, отнюдь не любопытство! – Именно любопытство. Да, кстати, а у Наташки сегодня ночью были глюки! – Да ну? – без особого интереса спросил вампир и равнодушно зевнул. – Надо же... – Ага! Она говорит, что то дерево, которое растёт у неё посреди двора, сначала сгорело дотла, а потом снова восстановилось... Смехота, правда? Не знаю, на что уж рассчитывала Лерка, но Сен-Жермена, против ожидания, это сообщение совсем не рассмешило – наоборот, он неожиданно встревожился: – Сгорело, а потом снова стало целым? Ну-ка, Наташа, расскажи мне обо всём поподробнее! – почти приказал он, и я поведала ему, что случилось прошлой ночью и о чём вы уже знаете... Сен-Жермен зябко обнял себя за плечи и низко опустил голову. – Что с тобой? – нерешительно спросила Лерка, когда молчание уж очень затянулось. – Ты... Это действительно было на самом деле? И ты уже видел такое, да? – Расскажи нам всё! – потребовала я. – Сейчас же! Ведь это произошло неспроста? – Ты права, – глухо ответил Сен-Жермен, не поднимая головы. – Правда, я не знаю, почему он пришёл к тебе... – Да кто он? Не темни, объясни по-человечески! – Он вернулся... – Кто?! – Огнитай... – Сен-Жермен наконец поднял голову, посмотрел на наши недоумевающие физиономии и пояснил. – Огненный демон. – А... чего ему от меня надо? – изумилась я. – Не знаю! Ничего не знаю! – внезапно истерично закричал вампир. – И... и оставьте меня в покое! Убирайтесь!!! Он оскалил длинные клыки и так сверкнул глазами, что мы мгновенно поняли – лучше поскорее убраться как можно дальше и не нарываться на дальнейшие неприятности и поэтому, натыкаясь в полумраке на различные предметы мебели и то и дело скользя по натёртому паркету, я и Лерука кое-как добрались до выхода и со вздохами облегчения выскочили-таки из обители взбесившегося вдруг ни с того ни с сего вампира на улицу. – Огнитай... – задумчиво пробормотала я. – Я-то ему с какого перепуга сдалась? Надеюсь, не для того, чтобы опробовать новый метод приготовления жаркого в собственном соку? – Теперь куда? – спросила Лерука, быстро забывавшая чужие неприятности (к чему загружать иными проблемами свою и без того перегруженную черепушку?) и поэтому всегда находившаяся в приподнятом настроении. – В гости к Чёрному? – Пожалуй... Пошли, заодно расспрошу его кое о чём... ...Чёрный бессовестно дрых. В этом мы убедились примерно через час, когда отбили себе все кулаки и перебудоражили всех соседей вампира, при этом узнав о себе любимых ой как много нового... особенно это касалось наших предков и по их словам выходило, что мы произошли совсем не от человекообразных, как остальные приличные люди... Наконец щёлкнул дверной замок и перед нами предстал сам хозяин, безудержно зевающий во весь рот и демонстрирующий безупречный набор идеально белоснежных зубов, два из которых были острейшими клыками. – Вы что, совсем охренели?! Мне здесь ещё жить да жить, и я совсем не хочу, чтобы все соседи думали, что я тут оргии устраиваю... А они так обязательно подумают, потому что ведёте вы себя как... как психопатки и дуры озабоченные, которым уже и ночей мало – днём ломиться стали! – Вообще-то, честно говоря, мы по ночам должны спать! – ехидно сказала я. – Кстати, а где твоё воспитание? Где “здрасьте” и земной поклон? – Жирно будет... – фыркнул вампир. – Чего припёрлись? – Да уж не ради праздного любопытства! Мы сейчас ходили к Сен-Жермену и... – Бедный Клод! – простонал Чёрный. – И до него уже докопались! – Эд, кто такой Огнитай? – напрямик спросила я, и вампир мгновенно переменился в лице – куда только подевались заспанность и недовольство незваными гостями? – Откуда ты о нём знаешь? – быстро спросил он. – Говори сейчас же! – Да сам же Клод и рассказал... Понимаешь, вчера ночью в моём дворе... – тут я поведала то, что уже знаете и вы и Сен-Жермен. – А теперь быстро объясни, в чём тут дело и что это за тип? – Понимаете, девочки... Всё это случилось почти пятьсот лет назад. Меня тогда, как сами догадались, и на свете не было и обо всём произошедшем я знаю со слов самого графа. В общем, он жил в одном городке и за короткий срок умудрился перебить почти половину его жителей. Оставшейся половине это совсем не понравилось и они обратились к одному колдуну, очень могущественному, чтобы он... Ну, посоветовал, что ли, как расправиться с вампиром-обжорой! Колдун оказался довольно сговорчивым (ещё бы – три мешка золота и драгоценных камней!) и вызвал огненного демона... – Огнитая? – Его самого. Люди заключили с ним сделку, и Огнитай дал слово честно отработать свою плату. Короче говоря, бежал оттуда наш Сен-Жермен в огромной спешке, побросав все свои пожитки, да и до них ли ему было? Дом его и слуг уничтожили, но не его самого. С тех пор прошло много лет и вот теперь... Всё-таки он его нашёл! – Но зачем? Ведь прошло столько лет! Те люди, с которыми Огнитай заключил свою сделку, давно мертвы, умерли даже их внуки, правнуки и праправнуки. Да и их кости, наверно, превратились в горстку праха! Зачем же он... – Огнитай единственный из всех существующих демонов способен сдержать своё слово. Если уж он взял плату, то обязательно доведёт дело до конца, сколько бы лет и столетий не прошло. – А зачем он ко мне-то припёрся? Я тут при чём? – Ему на тебя наплевать. Но он наверняка уже знает, что ты друг Сен-Жермена и обязательно пойдёшь к нему, чтобы рассказать всё, что видела. Видишь ли, Огнитай очень не любит являться без предупреждения – ему обязательно надо, чтобы жертва перед своей кончиной испытывала страх и отчаяние... – Что же теперь делать? – Ничего. Всё равно Клоду мы уже помочь ничем не сможем, а если вмешаемся, то только навлечём на себя гнев огненного демона. – Но, может, Огнитай до него ещё не добрался? Может, если мы успеем предупредить его... – робко начала Лерука, но Чёрный только скептически хмыкнул: – Думаю, уже слишком поздно – Огнитай наверняка уже в курсе, где прячется его жертва. Припомни, Наташа, когда вы бежали к Сен-Жермену, вам не попадался навстречу рыжеволосый парень? – Никого мы не видели... – возмутилась было я и тут же прикусила язычок. Ведь видела же, точно – видела! Такую огненную шевелюру да не заметить... – Что же, так и будем сидеть, сложа руки? Жалко ведь графа! – вздохнула Валерия. – Хоть этот паразит чуть и не скормил нас змеям, а всё же... – Да чем вы сможете ему помочь? – искренне удивился Чёрный и в этот момент зазвонил телефон. – Лера, сними трубку! – А волшебное слово? – По помаде получишь! Бери трубку и не выкаблучивайся! Тяжело вздохнув, Лерука поднялась с дивана, не спеша подошла к столику, где стоял телефон, и подчёркнуто небрежно сняла трубку: – Алло... А, Юрик! Привет. Ну, конечно же, он дома! Нет, ничем таким мы не занимаемся, можешь не ревновать... Ладно-ладно, не гуди, передаю! Это вас, любимец судьбы... да бери же трубку, не век же мне с ней здесь торчать?! Вздохнув, Чёрный нехотя принял трубку из рук раздражённой рыжули: – Да... Здравствуй, здравствуй... Что?! Когда это случилось? Мы с Лерукой мгновенно поняли, что любовным воркованием тут и не пахнет – уж очень встревоженным было лицо Эда. Что-то произошло и что-то явно не очень хорошее... – Что такое? – тихо спросила я, когда вампир положил трубку на рычаг и, плюхнувшись в кресло, спрятал лицо в ладонях. – Сен-Жермен, да? – Его дом сгорел... Вероятно, почти сразу после вашего ухода. Вот и всё... Бедный Клод! В траурном молчании мы так и просидели до самого вечера, когда наконец Чёрный смог выйти на улицу. ...Дом Сен-Жермена сгорел дотла. Каменная облицовка, конечно, сохранилась, но из белоснежной превратилась в угольно-чёрную и местами обвалилась, а деревянное нутро дома исчезло без следа. Огонь добрался даже до чудесного розария, которым ещё так недавно мы любовались... – Жалко-то как! – вздохнула я, дотрагиваясь до обугленных лепестков и наблюдая за тем, как те превращаются в невесомый прах. – Они-то в чём виноваты? Какая же мерзкая тварь этот Огнитай! – Поменьше языком болтай! – дёрнул меня за рукав Чёрный. – Тоже в огонь захотелось? – А меня ему не заказывали! Давайте обойдём дом... то есть то, что от него осталось... Может, и отыщем что-то интересное! – Иди, если хочешь! – махнул рукой вампир. – А мы с Лерой подождём здесь. Сейчас должны Юрик с Юрием подъехать... Я пожала плечами и медленно двинулась в обход пепелища, поглядывая себе под ноги. Нет, ни на что особо не надеялась... но не стоять же столбом посреди развалин, изображая из себя горюющих погорельцев? И, может именно поэтому я и увидела кое-что, но орать не стала (вдруг этот самый Огнитай притаился где-то рядом?), а тихо вернулась и прошептала свою новость на ухо Чёрному... ну, и Валерии заодно. Эдуард тревожно огляделся по сторонам и быстро проследовал за мной, буквально волоча Лерку за руку. – Вот! – показала я на землю, где были ясно видны следы, подобные тем, что появляются тогда, когда человек прыгает откуда-то сверху – например, из окна. От вмятин к забору вели чёткие отпечатки подошв... – Он живой! – с восторгом воскликнул Чёрный. – Клод спасся! – Днём? – немного недоверчиво спросила Лерка. – Он же вампир... Он не может разгуливать под солнцем! – Ну, возможно, он закутался во что-нибудь... Главное, что он жив! – Не думаю... – тихо сказала я, поняв, куда клонит Валерия и приглядываясь к следам. – Посмотри повнимательнее. Да, следы явно принадлежали не нашему дорогому Сен-Жермену – уж слишком они были большие... Чёрный поник. Видя, что он готов взвыть от отчаяния, я попыталась его утешить: – Может, и хорошо, что он погиб. По крайней мере, не будет постоянно оглядываться по сторонам и трястись от страха. Утешает только одно – он погиб быстро и... – Быстро? Это человек может погибнуть относительно быстро, но никак не вампир! Он будет превращаться в пепел медленно, очень медленно и до последнего вздоха испытывать невыносимые муки, недаром у нас прежде так казнили вампиров-отступников... Пошли за ним! – За кем? Не хочешь же ты сказать... Чёрный не ответил, перемахнул через забор и побежал по улице, то и дело нагибаясь и смотря под ноги. Мы с Лерукой переглянулись, пожали плечами и бросились за ним... Бежал Эд так, словно намерен был ставить рекорды – летел словно птица, а вот на нас было просто жалко смотреть: языки до колен, глаза выкачены шариками на лоб, пот льёт так, будто только что исповедовались во всех своих смертных и не очень грехах... – Садист... – прохрипела Лерука, в очередной раз спотыкаясь и едва не падая. – У меня же сейчас сердце лопнет! – Худеть надо! – зло бросил через плечо Эдуард, окидывая нас презрительным взглядом. – Разъела таз – ноги не шевелятся... К тебе это тоже относится, Наташка! Попа шире плеч! – Чмо ты... – с трудом выдохнула я. – Чтоб тебе каждую ночь кресты снились! – А зачем нам идти в лес? – неожиданно спросила Валерия, я огляделась и оторопела – действительно, даже и не заметили, как выбежали из городка! И лес уже недалеко... – Он там! – пояснил Эдуард и полетел уже просто стрелой. Правда, в самом лесу ему немного пришлось притормозить – там царила уже такая темнота, что невозможно было разглядеть дальше своего носа... Вампир довольно невежливо схватил нас за шкирки и волоком потащил за собой. Нет, с одной стороны это было даже хорошо – глаза вампиров прекрасно видят в темноте и без его помощи мы давно бы уже свернули себе шеи, но с другой стороны... Чёрный, похоже, напрочь забыл, что мы простые смертные и безжалостно волочил нас, не особо заботясь о целости своей поклажи и не останавливаясь ни на минуту. – Чёрный!!! – наконец не выдержала я, в очередной раз набивая рот невкусной хвоей и царапая об неё же физиономию. – Лучше пристрели меня! Не могу больше-э!!! Лерка, похоже, тоже пришла к подобному решению, но произнести вслух у неё не было сил. Неожиданно Чёрный что-то прошипел и довольно грубо толкнул нас на землю, попутно запечатав ладонью рты. Не дал, гад, даже как следует пореветь от боли... И не зря: впереди был виден свет и мы даже об ушибах позабыли на время – поползли как спецназовцы и, через несколько минут, выглянув из кустов, увидели поляну, огромный камень посреди неё, жарко пылающий костёр, невысокого стройного паренька с волосами точно такого же оттенка, что и пламя костра... и Сен-Жермена, что безвольно сидел, привалившись спиной к стволу сосны. Почему-то он не убегал, хотя был совершенно свободен... Почему? Ответ ясно читался на его лице. Вряд ли графу-вампиру так уж и хотелось умирать, но и постоянно жить в страхе кому понравится? Паренёк (а это и был тот самый демон Огнитай) подошёл к вампиру, протянул к нему руку и что-то негромко сказал. По телу Сен-Жермена пробежала дрожь, но с места он так и не двинулся. – Будь мужчиной! – громко произнёс Огнитай. – Надо отвечать за свои деяния... вставай! Сен-Жермен с трудом поднялся и, повинуясь жесту демона, подошёл к камню и, вскарабкавшись на него, сжался в комочек. “Что он хочет делать?” – с недоумением подумала я и тут же поняла – что, когда Огнитай принялся ловко укладывать связки хвороста, что были спрятаны на краю поляны, вокруг камня, на котором сидел вампир. Увлекшись работой, демон даже не заметил нашего появления, но из груди Сен-Жермена, когда тот увидел нас, вырвался вздох облегчения, в тот же момент в нём словно что-то надломилось, и только теперь я поняла, как же ему было одиноко и страшно и как же ему не хочется умирать! Нет, он не надеялся на то, что мы сможем как-то помочь ему, но всё же... – Эй, демон! – громко сказала я, вставая. – Не хочешь нам объяснить, что здесь происходит? Огнитай совсем не удивился нашему появлению, хотя я, честно сказать, и ожидала выпученных глаз, воплей типа: “Кто вас сюда звал, презренные смертные?!” и всего такого в этом же духе... Вместо этого, преспокойно уложив последнюю вязанку хвороста у подножия камня, он обернулся к нам и, широко улыбнувшись, сказал: – А-а, нашли нас всё-таки? Ну что ж, постойте и полюбуйтесь... Можете даже попрощаться со своим другом, пока тот не обратился в пепел! – Зачем тебе всё это, Огнитай? – серьёзно спросил Чёрный. – Ведь прошло уже столько лет... – Я всегда выполняю то, что обещал! – холодно произнёс демон, и лицо его неуловимо изменилось – теперь он был далеко не так хорош: волосы его начали потрескивать, превращаясь в языки пламени, изо рта вырывались струйки дыма... – Отпусти его! – потребовал Чёрный. – Нельзя быть несправедливым! – Нельзя безнаказанно убивать! – прошипел Огнитай, выплёвывая струйку раскалённой лавы. – Тебе ли рассуждать о безнаказанности? – зло спросил Эд. – Вспомни, сколько невинных жизней погубил ты САМ! – Я дал слово убить этого вампира! Может, и ты хочешь погибнуть вместе с ним? Огнитай наступал на Эдуарда, а я, воспользовавшись этим, подскочила к камню, схватила Сен-Жермена за руку и шепнула: – Бежим! Бежим что есть сил! Граф оказался на редкость сообразительным малым и, не говоря ни слова, соскочил с камня, метнулся к зарослям на краю поляны. – Беги, Клод, беги!!! – закричала Валерия, бросаясь за ним. – Ду-ура!! – прошипела я, но было поздно. Издав громкое шипение, Огнитай повернулся в нашу сторону, набрал воздуху в грудь... – Ложись!!! – завопила я, поняв, что сейчас произойдёт, повалилась на Леруку, та падая, ухватилась за Сен-Жермена, мы все втроём рухнули на землю и очень даже вовремя – прямо над головами пронёсся длиннющий язык пламени, обдав спины жаром... Ждать, когда Огнитай вновь наберёт воздуха для более точного плевка, мы не стали и, вскочив, зайцами метнулись вглубь леса и через минуту к нам присоединился Чёрный. – Чего ж меня-то не подождали? – Да знаешь, всё как-то недосуг на месте топтаться... – крикнула на бегу Валерия. – Позади такой стимул нагоняет, что ноги аж сами по бегу чешутся! – Ясно... Кстати, а куда хоть бежим? – А хрен его знает... Не всё ли равно? Главное, что бежим, а не на вертеле жаримся! Огнитай следовал за нами по пятам. Это было понятно по всё разраставшемуся зареву позади... Нет, лес не горел – об этом огненный демон позаботился – плевки огня, не достигшие своей цели (то есть нас), моментально гасли, не оставляя ни малейшего следа. Оглянувшись пару раз, я внутренне похолодела от ужаса и решила больше ни за что не оборачиваться, так огненный демон полностью потерял свой человеческий облик и разросся просто до гигантских размеров. Сами посудите, каким он стал, если Чёрный теперь доставал ему только до колен, а ведь вампир был совсем немалого роста... Мы бежали, бежали... Всё, сказала я сама себе в конце концов, больше не могу... Ещё несколько шагов – и помру на месте! – Река! – неожиданно закричал Сен-Жермен. – Быстрее, девчата! Ещё немного осталось! Лес вдруг как-то резко кончился, и перед нами раскинулась чёрно поблескивающая гладь реки с серебряной лунной дорожкой посередине... – Там, внизу, лодки! – крикнул Эдуард. – На них и переплывём! Лерука и я поняли, что значит “внизу” только тогда, когда земля внезапно ушла из-под ног и мы с воплями и визгом покатились по песчаному склону... Однако нам даже не дали отплеваться как следует от набившегося в рот песка, а просто ухватили за шкирки словно блудливых котят и буквально забросили в эти самые лодки. Уже находясь где-то посередине реки, мы наконец-то позволили себе отдохнуть, отложить вёсла и посмотреть на берег – что же Огнитай там изволит делать? Демон, оказывается, времени тоже зря не терял. Огненным шаром скатившись вниз, он в самую последнюю минуту как-то умудрился притормозить у самой кромки воды и теперь стоял, яростно полыхая и пристально глядя вслед неудавшимся жертвам. – Купаться, что ли, не любит? – удивилась Лерка. – А где ты видела, чтобы огонь обожал воду? – скептически спросил Сен-Жермен, успевший почти полностью прийти в себя. – А по-моему, он относится к ней вполне терпимо... – внезапно проговорил Чёрный, глядя на то, как Огнитай влезает в лодку и начинает довольно умело работать вёслами. – Пригнитесь! Огненный плевок кометой пронёсся над нами и с шипением вонзился в водную гладь. – Он будет плевать в нас до тех пор, пока не попадёт! – воскликнул Сен-Жермен. – Простите, друзья мои, что втянул вас во всё это... Это всё моя вина! Огнитай плевался всё точнее и точнее. Вот один плевок упал в воду возле самого борта шлюпки, вот другой задел её деревянный борт, оставив после себя огненную полосу, которую мы быстро затушили, залив её водой... ещё два плевка – и мы остались без вёсел. Огненный демон, заметив это, довольно захохотал и озарился языками пламени. Вот это он зря сделал... Не учёл, что лодка-то деревянная! – Почему он не прикажет пламени исчезнуть? – прошептала я, глядя, как Огнитай ревёт и мечется в охваченной огнём лодке. – Он же обладает такой властью! – Только если горит что-то живое! – сказал Сен-Жермен. – А лодка сделана из сухого мёртвого дерева... Лодка Огнитая погрузилась в воду, но сам демон был ещё жив. Из последних сил он цеплялся гаснущими руками за вёсла, но прожигал их одним своим прикосновением, ещё немного – и он с шипением погрузился в воду уже полностью и исчез бесследно. – Интересно, как мы доберёмся до берега? – с тревогой спросил Чёрный, то и дело поглядывая на начинающий розоветь горизонт. – Нам солнце противопоказано! – Поднимите свои попы, вытащите доски и гребите ими! – угрюмо сказала я, не отрывая взгляда от плавающих в воде угольков. Сказано – сделано... До берега вампиры догребли так быстро, что их можно было бы со спокойной совестью посылать на Олимпийские игры... Думать о том, как бы побыстрее добраться до дома, тоже не пришлось, так как у самого берега нас ждала машина, в которой сидели Юрий и Юрик, которым Чёрный как-то успел сообщить, где именно мы высадимся. – Гони что есть духу! – крикнул Чёрный, вваливаясь в салон автомобиля. Юрик подождал, пока влезут все остальные и так рванул с места, что мы повалились друг на друга, набили шишек и долго от всей души потом ругали лихача-любителя... Машина уже подъезжала к дому, где жил Чёрный, когда я внезапно поняла, что сжимаю в руке что-то маленькое и твёрдое, разжала ладонь и увидела, что на ней лежит влажно поблескивающий кусочек угля. – Брось, вечно всякую дрянь подбираешь! – фыркнул Чёрный, проследив за моим взглядом. – А я и не собираю! С чего... – начала было я, но Эдуард лишь что-то прошипел и отвернулся. Вскоре автомобиль остановился у подъезда, Чёрный с Сен-Жерменом быстро выскочили из неё и исчезли в дверях. Поняв, что ни “спасиба”, ни “до свидания” от этих невоспитанных типов нам не дождаться (а уж тем более приглашения в гости...), Юрик тяжело вздохнул, развернул машину и поехал восвояси, предоставив мне, Лерке и Юрию добираться домой пешкодралом, что мы и сделали... – А всё-таки жаль его... – вздохнула я, когда мы дошли до дома Валерии. – Кого? – приподнял брови Юрий. – Огнитая. Но не могли же мы позволить, чтобы он вот так ни за что сгубил нашего друга Клода! – Так ведь он убил полгорода! – возмутилась Лерука. – Разве это хорошо? – Лера, это произошло пятьсот лет назад! А за это время может измениться любой чело... то есть вампир! Чем плох Сен-Жермен сейчас? Разве нас он обижал? Лерука и Юрий молчали. А что можно было сказать? ...Я села на скамеечку под окном, разжала кулак и задумчиво посмотрела на уголёк, который влажно и таинственно поблескивал в лучах заходящего солнца. Уголёк как уголёк... таких тысячи валяются у котельной... И чего ради я его подобрала? И, главное, когда? Не помню, хоть убей... – Скорее всего, ничего в тебе особенного нет! – сказала я вслух, бросила его в сторону калитки и зашла в дом. Наступила ночь. Уголёк так и лежал у калитки... Внезапно он засветился, на мгновение вспыхнул ярко-ярко и стал расти, а когда увеличился до размеров собачьей будки, что стояла неподалёку, что-то в нём заскрежетало, треснуло, и он развалился пополам, словно разрезанный гигантским ножом. Внутри оказался согнувшийся в три погибели человек... Впрочем, не совсем человек, так как вместо волос его голову окутывали языки пламени и глаза горели ярко-белым сиянием. – Я учту то, что ты сказала! – прошептал он, поглядел на мирно спавший дом и исчез...

2003 г

ДРУГИЕ ИЗМЕРЕНИЯ Зевая от скуки, я медленно, еле волоча за собой ноги, плелась по улицам нашего городка... Сегодня мне жутко надоели все – и Чёрный – со своими однообразными приколами, и Сен-Жермен – со своей аристократической спесью, и Юрик – со своими приставаниями к Чёрному, и Юрий – со своими вздохами безнадёжно влюблённого, и Лерука со своими хохмочками, которые развеселят разве что кретиноподобных дегенератов... Короче, достали все! Путь пролегал мимо гостеприимно распахнутых ворот парка, я случайно посмотрела на них и... А почему бы, собственно говоря, и нет? Оглянувшись, нет ли где поблизости Юрика, у которого была одна пренеприятнейшая особенность – он вечно появлялся ни к селу и не к городу – и, не обнаружив такового, я быстро нырнула в “дебри” парка и погрузилась в блаженную тишину. Ну, ещё бы, ведь наплыв посетителей начнётся только часам к девяти вечера: влюблённые там разные, оккупирующие самые укромные места и самые удобные скамеечки, любители выпивона на лоне природы, тусующаяся молодёжь... А сейчас же здесь было хоть шаром покати, что мне только на руку. Ну, вы конечно же понимаете, что припёрлась я сюда не для того, чтобы цветочками любоваться и птичек слушать? Оглянувшись по сторонам и не узрев никого поблизости, я нарочито ленивым шагом добрела до заветной скамейки, за которой и скрывалась поляна – ход в другое измерение, нырнула в кусты и вскоре уже продиралась сквозь жутко колючий малинник. Исцарапавшись и заодно попутно перекусив сочными ягодками, я вновь вылезла из кустов, огляделась... Да, и здесь никого не было... на моё счастье! – Не иначе всех перекушали! – вздохнула я, услышала позади себя треск и чертыхания, оглянулась вновь и остолбенела: покрытый царапинами как замысловатой татуировкой, из малинника вслед за мной выползал на свет божий... Юрик! – Ты... Ты что здесь делаешь? Как ты здесь оказался?! – Не видишь, что ли? – нарочито спокойно ответил Юрик. – Гуляю... А что, нельзя? – Следил, да? Шерлока Холмса из себя строишь? Хочешь, по шее надаю? – Попробуй... – не очень уверенно сказал парень, на всякий случай отодвигаясь от рассерженной меня подальше. Я раздражённо сплюнула и, выбравшись наружу, в нерешительности остановилась у скамейки – что же теперь делать? Идти дальше? Так ведь этот идиот даже не знает, что мы вовсе не дома, а... Да что я тут голову ломаю? Сейчас просто-напросто пойдём обратно и – всё! Юрик, видя, что страшная месть на неопределённое время откладывается, в нерешительности выполз из кустов и застыл рядом... впрочем, о безопасности не забывал и поэтому держал некоторую дистанцию. Здесь, в этом мире, уже начинало вечереть... Длинные тени от видневшихся сквозь редкие деревья домов и магазинов протянули вдоль мостовой свои длинные, чёрные и цепкие пальцы, поднявшийся ветер гнал по растрескавшемуся асфальту рваные полиэтиленовые пакеты и какие-то бумажки... И ни одного человека. – Похолодало-то как! – поёжился Юрик и застегнул рубашку на все пуговицы. – Слушай, а где все? Я некоторое время раздумывала – сказать ему о том, что мы в другом измерении или подождать более удобного момента? – однако решила, что пока не стоит, а то мало ли что устроит эта истеричка мужского пола: будет тут визжать, кататься по земле и требовать успокоительного, на крики непременно сбегутся вампиры и... Что будет дальше, я понимала прекрасно и поверять, так ли оно случится на самом деле, вовсе не жаждала, а потому просто сказала: – Не видишь разве, как погода испортилась? Нормальные люди все по домам сидят, только мы с тобой словно парочка идиотов шляемся! – И не говори! – вздохнул Юрик и решительно зашагал в сторону ворот. – Пойдём-ка и мы с тобой... – Слушай, может, малинки напоследок поедим? – запаниковала я, понимая, что сейчас этот любитель экстрима выйдет на улицу, поймёт, что здесь что-то нечисто и тогда истерики точно не избежать, а если мы столкнёмся с людьми здешнего Чёрного... Ой, что тогда начнётся, что начнётся-а... Он, небось, так и не простил нам того побега от него, любимого, а тут такой подарочек! – Ну чего ты дома забыл, чего туда спешить? Но Юрику на сей раз точно вожжа под хвост попала. Не обращая внимания на возмущение и скандальные крики, он ухватил меня за руку и, как я не сопротивлялась, потащил к выходу из парка и в сторону своего дома. – Сейчас забежим ко мне, я переоденусь, и рванём к Чёрному! – приговаривал он. – Может, хоть на этот раз обрадуется! “Да-а, и ещё как обрадуется... – впала я уже в самую настоящую панику. – В полном восторге будет! В жутком! Вряд ли он забыл про тот выстрел в него, ненаглядного...” ...Мы уже добрались до дома, когда Юрик внезапно остановился. – Ничего не понимаю... – пробормотал он. – Когда это стекло успели разбить? Неужели воры?! – Юрик, знаешь... – только и успела сказать я, как парень, более не слушая, бросился в подъезд и поскакал по ступенькам наверх. Сквозь разбитое окно было отлично слышно, как хлопнула входная дверь, потом послышался голос Юрика: – Эй, что вы тут делаете?! А-а-а!!! Он завопил так, что поняла – происходит что-то нехорошее, но лезть туда и самостоятельно заниматься спасением значило добровольно совать голову в пасть голодного тигра, то бишь вампира. Кто знает, что там... Ну, вообще-то я прекрасно знаю, что там может быть, потому и не лезу! – Эй, а вон и девка! – заорал какой-то парень, внезапно появляясь в дверях подъезда и прерывая этим мои размышления. – Держи её! Прокричав сей страстный призыв, он решил сам же и последовать ему и бросился ко мне. “Хрен догонишь!” – подумала я, разворачиваясь, чтобы смыться поскорее и, если получится, привести подмогу, но... называется, в свои права вступил закон подлости! Вот не хотела же надевать эти подлые босоножки на высоченных платформах и они в отместку решили не вовремя показать свой поганый характер – заскользили на ровном месте и через минуту я лежала, уткнувшись носом в невкусный песок, а торжествующий парень в предвкушении награды утюжил своим довольно-таки тощим и жёстким задом мою спину и выламывал руки. Вскоре подогнали машину и сначала в фургон впихнули меня, а затем торжественно, словно принца крови, внесли Юрика... и плюхнули на пол! – Что всё это значит?! – завопил парень после нескольких минут обалделого молчания. – Почему какие-то гады вломились в мою квартиру как к себе домой?!! – Не в твою, а в Юрину... – Не понял... Как эта квартира может принадлежать Юрию, если в ней живу я? – Ты живёшь в этой квартире, да... но в другом измерении! Помнишь, мы с Лерукой побывали тут и притащили с собой Юрия? – А разве это правда? – Нет, блин, придумала для прикола! – завопила я, уже не сдерживаясь. – И скоро ты в этом убедишься, когда встретишься со здешним Чёрным! К моему удивлению физиономия Юрика расплылась в блаженной улыбке до самых ушей. – Ты дурак или просто мазохист? – обалдело поинтересовалась я. – Он же... – Знаю! Но зато здешний Чёрный хоть так, но любит меня! – Ой, не уверена-а... Забыл разве, что Юрий смылся, оставив его с носом? Но всё без толку – было похоже, что все мои доводы отваливали с Юрика как вода с гуся и, поняв это, я сплюнула и оставила все попытки хоть как-то переубедить этого дуралея... Нас волокли по пустому вестибюлю администрации. Именно волокли – прямо как кули с тряпьём... В полном молчании нас протащили на второй этаж и втолкнули в большую полупустую комнату. Я огляделась и затосковала: комнатушечка эта мне была знакома с прошлого раза, когда мы с Юрием... Э, да что тут вспоминать! Обстановка здесь совсем не изменилась – всё те же чёрные бархатные шторы, красный ковёр, большая кровать посередине... Впрочем, небольшие изменения всё же имеются, сказала я себе, вон какие решёточки на окнах! Ажурные, кажутся хрупкими, а попробуй-ка сломать... Нас бесцеремонно бросили на пол и ненадолго оставили в гордом одиночестве. – Где это мы? – поинтересовался Юрик, приподнимаясь и с любопытством оглядываясь. Особенное внимание он уделил кровати. – О, какая кроватка... чья это? – Да твоего любимого Эда, кого же ещё? – буркнула я. – Хорошенький же сюрприз мне преподнесли мои подданные! – послышался позади знакомый голос, мы обернулись и увидели в дверях самого хозяина в роскошном шёлковом халате бордового цвета, который, ехидно улыбаясь, разглядывал Юрика. – И ты здесь, мой ненаглядный? Очень, очень хорошо... Юрик поднялся с пола. Радостно улыбаясь, он протянул руки, подходя к Чёрному и хотел было что-то сказать, но вампир, даже не размахиваясь, молча двинул его кулаком по лицу! Удар как будто был и не сильный, но его вполне хватило, чтобы парень кубарем отлетел в сторону кровати. Я замерла, не веря своим глазам. Чёрный ударил Юрика?! Нет, хоть это и не наш милый Эд, но даже здешний Эдуард по-своему любил Юрия, а Юрик ведь его копия. Пусть немного другая, но всё же... Парень тоже так подумал – это было видно по его изумлённым глазам. Он с трудом поднялся на ноги и поднёс ладонь к губам, которые были разбиты в кровь безжалостным ударом. – Что, не понравилось? – прошипел Чёрный, подходя к нему вплотную, рука его дёрнулась и Юрик, скорчившись от боли и прижав руки к животу, рухнул на колени. – Да что ж ты делаешь, гад?! – закричала я, бросаясь к плачущему парню. – За что?! Чёрный развернулся и я, пискнув, пушинкой отлетела к двери, которая тут же отворилась, и на пороге появился рослый мужчина – тоже вампир. – Отведи эту очкастую дрянь в подвал, запри хорошенько и следи, чтобы не убежала, а то есть у неё такая нехорошая привычка... А с тобой, мальчик, – повернулся Чёрный к Юрику, который всхлипывал и утирал слёзы и кровь. – С тобой мы сейчас будем развлекаться! – Сбылась мечта идиота... – шипела я, пока меня тащили вниз. – Что он хоть с ним сделает? Вампир, что конвоировал мою особу, только поморщился. – Ничего хорошего, да? И, словно в ответ на мой вопрос, сверху донёсся тонкий визг! – Это... Это что?! Это кого?!!! – Господин Чёрный тешиться изволит, – нехотя ответил вампир. – Не беспокойся, девочка, скоро ты увидишь своего друга... – Живого или как? – Живого. Пока живого! – уточнил вампир, открывая тяжеленную железную дверь и впихивая меня в темнющую комнату. Я тут же на что-то наступила, с чем-то столкнулась, обо что-то ударилась и это “что-то” в ответ больно ударило меня по лбу. – Эй! – завопила я, бросаясь назад, к двери, которая уже начала закрываться. – Здесь же темно! – И что из того? – Как что?! А то, что я боюсь темноты! Вдруг здесь водятся пауки и крысы?! – Какая нежная... – хмыкнул вампир. – Пауков она испугалась... Ладно уж, подожди. Дверь захлопнулась. Я кое-как нащупала стенку, подошла поближе и прислонилась к ней. Сколько так времени прошло – не знаю, но наконец в замочной скважине заскрипел ключ и дверь снова отворилась. – Эй, ты там живая? – весело спросил вампир, заглядывая в мою темницу. – Пауки пока не съели? – Только паутиной оплели... – Вот и хорошо. На, держи! – и он вложил в мою ладонь что-то металлическое и холодное... Фонарик. – Вот спасибо! – искренне обрадовалась я. – А что с... – С твоим другом? Плохо. Да ты его скоро и сама увидишь... Он снова захлопнул дверь и я, отнюдь не успокоенная его словами, снова очутилась в полной темноте... правда, ненадолго. Узкий жёлтый луч разорвал непроглядную тьму и осветил небольшую комнату, которая была почти пуста, если не считать пары ржавых вёдер и швабры. Вот с ними-то я и произвела недавнее столкновение. Перевернув одно из вёдер и устроив таким образом себе некое подобие сиденья, я поудобнее устроилась на нём и задумалась: похоже, что на этот раз моим похождениям приходит полный и пушистый пипец... Спасения-то здесь ждать неоткуда – вентиляции нет, дверь металлическая, друзья не знают, что я сдуру попёрлась сюда... Снова заскрипел ключ в замочной скважине, и я поспешно выключила фонарик, спрятала его в карман и отползла в угол. Дверь открылась и вошедшие двое вампиров втащили в комнату бессильно повисшего на их руках Юрика. Вслед за ними вошёл и Чёрный. – Ну, как устроилась? Удобно? – Благодарю вас, просто отлично! – процедила сквозь зубы. – И тепло, и светло, и мухи не кусают! – Будь как дома, лапуля, поскольку тебе суждено теперь провести здесь весь остаток твоей жизни! – Что?! – Что слышала! А с этим мерзавцем я поступлю по-другому... Пожалуй, ещё денька два-три я с ним позабавлюсь, а потом... потом сделаю из него вампира! – Я не хочу... – еле слышно прошептал Юрик, не открывая глаз. – А тебя никто и не спрашивает! Но и это ненадолго, поскольку через день после превращения тебя привяжут к столбу на площади, и ты будешь испепелён лучами солнца. Так я поступил и с бывшим моим приятелем Сен-Жерменом. Не люблю предателей! – Но ведь Юрик совсем не предатель! – закричала я, но Чёрный уже вышел из комнаты, и дверь заскрипела, закрываясь. Дождавшись, пока не стихнут их шаги, я включила фонарик, глянула на Юрика и ужаснулась: лицо его представляло собой полнейшее месиво из синяков, царапин и кровоподтёков, кожа на шее была содрана узкими полосками – словно кто-то царапал парня длинными острыми когтями... – Юрчик, миленький... – шмыгнула я носом и сняла очки, чтобы вытереть мокрые глаза. – Что этот гад с тобой сделал? Он мучил тебя, да? Ты подняться-то сможешь? – Зачем? – Нам отсюда надо бежать и, чем скорее, тем лучше! – Зачем? -тускло повторил свой вопрос Юрик, с трудом приподнимаясь и прислоняясь спиной к стене. – Всё равно он нас убьёт... – Ну, это ещё бабушка надвое сказала... Дурак, ты жить хочешь?! – Не хочу... – тихо сказал Юрик и вдруг заплакал. – Как он мог? Ведь он точно такой же, как и мой Эдди, а он... – Он не наш милый Чёрный, запомни это! И нечего их сравнивать! Парень глухо простонал, прижимая ладонь к шее. – Вообще-то мне скоро будет абсолютно всё равно... – прошептал он. – Разве не видишь, что я ранен и истекаю кровью? – Ой! Потерпи немного! Я лихорадочно заозиралась по сторонам в поисках чего-то, пригодного для перевязки раненого, но ничего не нашла, оторвала от своей футболки полоску материи и принялась перевязывать страждущего. – Надеюсь, доживёшь до того момента, когда мы вернёмся (если вернёмся, конечно...) домой, а то тащить твой хладный труп на себе... Я на это не подписывалась! Юрик молча прикрыл веки. – Ладно, не обращай внимания на хохмочки, это всё от нервов... А теперь начинаем представление, так что лежи и не шевелись, понял? Сделай вид, что ты покойник! – Это нетрудно, – наконец-то улыбнулся парень. – Я вообще-то им уже один раз был... – У тебя появилось чувство юмора? Уже неплохо... А теперь закрой глазки и заглохни! Юрик так и сделал. Полюбовавшись несколько минут на это зрелище (жаль, что сотового с собой нет, а то был бы кадр – нашему Чёрному на радость!), я застучала в дверь. Тишина. Я подождала ещё пару минут и так двинула ногой по двери, что на какое-то время даже забыла, как правильно нужно дышать – так было больно! – Что такое? – услышала я знакомый голос. Ага, тот самый вампир-сторож... – Юрику совсем худо! Он умирает! Сделайте что-нибудь, а то вряд ли Чёрный обрадуется тому, что его жертва так легко уходит от наказания! После недолгого молчания в замочной скважине заскрипел ключ, дверь начала приоткрываться, я покрепче сжала ручку от швабры, а тем временем в приоткрывшуюся щель просунулась голова: – Что слу... – Прости, приятель! – с чувством произнесла я и от всей души врезала палкой по голове вампира. Тот свалился, не издав ни звука, а я тем временем вытащила у него из рук связку ключей, пыхтя, заволокла оглушённого и просто невероятно тяжёлого мужика в комнату, ещё недавно бывшую нашей темницей, заставила Юрика подняться и мы вышли в коридор. – Тьфу, совсем забыла... Постой, я дверь-то закрою! После недолгой возни с ключами (вон их сколько – попробуй сразу угадай, который нам нужен!) дверь наконец была закрыта и мы на цыпочках двинулись по коридору. Пару раз наши сердца были готовы рухнуть куда-то в район желудка от страха, пару раз Юрик почти что наотрез отказывался идти дальше, сопровождая отказ речами типа: “Иди один, командир, а меня брось... я уже не жилец!”, отчего я, в конце концов, потеряла всяческое терпение и предложила ему по возвращении домой предложить себя в качестве подопытного кролика врачам, испытывающим новые лекарства (а то что всё на зверушках да на зверушках? Пусть и человек хоть раз принесёт пользу Отечеству! Особенно, на мой взгляд, это касается насильников и убийц, которые пожизненно сидят в тюрьмах... Что их кормить без пользы? Да и нагляднее для других получится...) – и себе развлечение, и животным отдых. После такого “человеколюбивого” предложения Юрик обозвал меня садисткой, я на это немного обиделась, но дальнейший путь прошёл немного веселее и всё обошлось. Или это мы так подумали, что всё обошлось... так как позади послышалось злобное шипение и нас за шивороты схватили чьи-то сильные руки. Я каким-то чудом смогла повернуть голову и увидела... Чёрного! – И куда это мы так спешим? – спросил он, сдавливая шею Юрика в том самом месте, где были раны, отчего парень открыл рот, попытался вскрикнуть, но крика так и не получилось. – Опять решили поломать мне все планы? – ласково спросил Чёрный, однако в его голосе ясно чувствовался такой холод, что если бы мы были бутылками с молоком, то из нас давно получилось бы первоклассное мороженое. – Отпусти его! – еле проговорила я. – Он же тут совсем ни при чём... Это не тот Юрик! Глаза Чёрного вспыхнули рубиновым огнём. Он внимательно присмотрелся к почти потерявшему сознание парню, потом поглядел на меня... – Что ты мелешь? – наконец сказал он. – Хочешь спасти его никчёмную жизнь? Не выйдет... Кстати, меня до сих пор волнует тот факт, что ты и твоя рыжая подружка каким-то образом сумели спастись, ведь до сих пор ещё ни один человек не смог остаться в живых после отсечения головы... Может, объяснишь, как это у вас получилось? Я молчала, потому что говорить этому монстру о существовании дверей в потусторонние миры было нельзя ни в коем случае. Страшно даже представить себе, что будет, если он проберётся, скажем, в наше измерение! – Ну, чего молчишь? Не хочешь рассказать всю правду доброму дяде Чёрному? Что ж, у нас есть немало способов разговорить даже самых молчаливых! Это был конец. Я жутко перепугалась и, случайно разжав кулак, выронила ключи, которые с громким звяком упали на пол и обратили на себя внимание Эдуарда. – Ага, ясно... – тяжело вымолвил он. – Он вам помог сбежать, не так ли? И где же этот предатель? – Никто нам не помогал... – прошептал Юрик, прижимая руку к перевязанной шее. – Просто Наташа врезала ему по голове ручкой от швабры и он, наверное, так и лежит там... Эдуард внимательно посмотрел на парня, нагнулся, поднял связку ключей с пола и направился к двери комнаты-камеры, где находился оглушённый мной вампир. Нас он оставил стоять посреди коридора, совершенно уверенный в том, что мы никуда не денемся и не убежим, потому что бежать-то некуда... Не прошло и пяти минут, как Чёрный вернулся, да не один, а в компании вампира-охранника и тот бросил на меня укоризненный взгляд, потирая ушибленную макушку. – А теперь разберёмся с вами! – продолжил Чёрный и опять ухватил Юрика за горло. – Пожалуй, я оставлю тебя в живых... ведь это куда как интереснее, чем потом сметать твой пепел в урночку! Он стал медленно подтягивать парня к себе, ещё немного – и он вопьётся клыками в шею Юрика... и нападение произошло оттуда, откуда предводитель вампиров ну совсем не ожидал – что-то просвистело и Чёрный, изумлённо выпучив глаза, выпустил оцепеневшего Юрика и грациозно опустился на пол и замер на нём в крайне неудобной позе. – Что это с ним? – изумилась я, но глянула вперёд и поняла в чём дело – перед нами стоял тот самый вампир-сторож, крепко сжимающий в руках ручку от швабры. – Вот, решил попробовать, хорошо ли она бьёт... – немного смущённо улыбнулся тот. – Зачем ты это сделал? Разве не знаешь, что сделает с тобой Чёрный? Он же прикончит тебя! – Прикончит? Да разве это жизнь? – глухо спросил вампир и поторопил нас. – Чего стоите? Или жить расхотелось? Жить нам ой хотелось, и мы пулей выскочили из коридора, промчались по пустынному вестибюлю и выбежали на улицу, где так же не было ни души. Наш нежданный спаситель следовал за нами, прикрывая на всякий случай... Мы уже отбежали на приличное расстояние от администрации, когда наш новый знакомый внезапно вдруг глухо вскрикнул и упал на колени. – Что с тобой? – закричал Юрик, бросаясь к нему и тут же отшатываясь – из спины вампира торчало древко стрелы, дрожа оперением. – Наконец-то... – еле слышно прошептал тот и рассыпался в прах. Юрик заплакал, и попытался было встать на колени, но я из последних сил ухватила его за шиворот и потащила следом за собой: – Оплакивать потом будешь! Надо сначала выбраться отсюда, а уж дальше... Домчались мы до парка за несколько минут. К тому времени Юрик уже ослаб настолько, что ему было уже всё равно – убьют его или не убьют... но мне-то всё равно не было! Я так просто сдаваться не собиралась, о чём сообщила парню, получила в ответ печальный щенячий взгляд, но не расчувствовалась, а попёрла бронетранспортёром дальше. Возле парка было на удивление тихо... То ли Чёрный плюнул на нас и решил оставить в покое (что вряд ли!), то ли просто ещё не пришёл в себя (во что не особо верится...), но нас никто не встретил. А может, всё из-за того, что парк большой и он точно не знал, где именно искать нас. – Я больше не могу... – простонал парень и опустился на скамейку. – Умру, если сделаю ещё хоть шаг! – Ладно уж... – смилостивилась я и присела рядом. – Отдыхаем минут пять, и возвращаемся домой! Юрик бросил на меня убийственный взгляд и откинулся на спинку скамейки, но та то ли была слишком жёсткой, то ли ещё по какой другой причине, однако через пару минут парень поднялся и сухо буркнул: – Чего расселась? Пошли, что ли... – Вот это другой разговор! – одобрила я и мы отправились на нашу заветную полянку, перебрались там через бордюр из невысоких кустов, влезли в малинник... Откуда-то издалека послышались чьи-то крики, но я решила не проверять – чьи именно и скомандовала: – А теперь назад! Пошлёпали обратно, царапаясь о колючки и проклиная всё на свете… ...В парке было сумрачно, ни одного человека... а ведь вечер и в такое время обычно полно всяких там влюблённых парочек, оккупирующих все скамейки! Что-то случилось? Но почему тогда так тихо? – Смотри, Наташа, – воскликнул вдруг Юрик, у которого зрение было куда как лучше. – Там, за воротами! И тут я тоже увидела, что за закрытыми створками ворот медленно прогуливается какая-то девушка. Радуясь, что хоть кого-то встретили и сейчас всё узнаем, мы бросились туда, размахивая руками, дабы привлечь её внимание. – Девушка, девушка! – закричал Юрик. – Вы не могли бы сказать нам, что случилось? Куда все подевались? Девушка медленно обернулась и мы так и замерли с открытыми ртами. – Не понял... – пробормотал парень. – Если мне не изменяет зрение, то это... ты? – Зрение тебе не изменяет... Но я не могу быть там, я же здесь! Вот она я! Остаётся только два объяснения этому феномену – или мы сошли с ума (что сильно вряд ли...) или мы ещё в каком-то измерении! – И здесь тоже есть Чёрный?! О-ой... Вторая я вплотную подошла к решётке ворот и вдруг утробно зарычала, обнажив в оскале длинные, блеснувшие в свете луны клыки. – Ни хрена ж себе... – поражённо сказал Юрик, когда одним прыжком взлетев на самый верх ворот, вторая я на несколько минут застыла и с громким шипением бросилась прямо на нас! – Вот уж не думала, что могу быть такой циркачкой! – еле проговорила я, когда мы с Юриком, задыхаясь, помчались назад, к полянке. Топот позади слышался всё ближе и ближе, и... Сильный удар пришёлся мне прямо по хребту и свалил с ног. – Наташка! – отчаянно закричал Юрик. – Беги, кретин! – прошипела я, пытаясь сбросить с себя саму себя. – Без тебя разберусь... Беги, кому говорят!!! К счастью, на сей раз Юрик послушался и исчез в кустах, я с трудом перевернулась на спину и вторая Наташа замерла с открытым ртом. – А где наша с тобой Валерия? – ляпнула я первое, что пришло в голову. – Та-ам, у клуба охотится... – растерянно протянула вампирша. – А ты кто такая? Почему на меня похожа?! – По кочану! – рявкнула я и со всех сил и с чувством врезала своему двойнику по коленке. Взвизгнув от неожиданности, вторая я отпустила меня и покатилась по земле, завывая от боли и нежно нянча ушибленную конечность. – Так-то, а не надо бросаться... на родственников! – поучительно заметила я и бросилась в кусты. Бедный Юрик, всё это время сидевший в кустах и даже немного побледневший от переживаний, с чувством обнял меня, и хотел было расцеловать, но немного промахнулся... по моей инициативе! Мы опять пропахали своими бренными телами жутко колючие кусты малины и снова вышли на дорожку в парке. – Здесь или не здесь? – вслух подумал парень и искоса посмотрел на меня. – Ты как думаешь? – Да никак... Выйди, посмотри! – А вдруг мне угрожает смертельная опасность? Вдруг там прячется стая кровожадных вампиров? – Тьфу, да кому ты там вообще сдался! – сплюнула я, но Юрик был неумолим, и мы отправились на разведку вместе. Здесь царил полдень... Ободрённые этим фактом (какой же вампир вылезет на солнышко?), мы вышли из парка и, поражённые открывшимся перед нами зрелищем, застыли – всюду царили запустение и разруха... В оконных проёмах не было ни одного целого стекла, да и сами дома выглядели так, словно в них, по крайней мере, лет десять никто не жил. – Что здесь произошло? – прошептал Юрик, нервно оглядываясь по сторонам. – Где же все жители? Может, была война, и все погибли? Или вирус какой-нибудь их всех убил? Откуда-то из-за угла крадущейся тенью выскользнула большая облезлая рыжая кошка. – Кис-кис-кис! – позвала я её. – Кисанька, иди сюда! Кошка выпучила огромные оранжевые глаза, блеснувшие фосфорным светом даже в свете дня, одним прыжком взлетела на росшее рядом дерево и уставилась на нас самым наглым образом. – У-у, образина! – пробормотал парень, отворачиваясь. – Куда пойдём-то? – толкнула я его. – Домой или... В самом конце улицы что-то зашевелилось и показались неторопливо бредущие люди... – Наконец-то! – с облегчением вздохнул Юрик. – Сейчас мы всё узнаем! – Ты в этом уверен? А вот лично мне в них что-то кажется ну очень подозрительным... Как бы не попасть в неприятную историю! – Да ну тебя! – отмахнулся парень. – Вечно ты во всём видишь одни пакости... Но вскоре толпа приблизилась настолько, что стало ясно, что опять-таки права я, а не Юрик – тут действительно ничего не узнаешь... На нас пахнуло невероятно невыносимым смрадом разлагающегося мяса, а потом Юрик увидел лица людей, побледнел и принялся давиться подступившей к горлу тошнотой. – Бежим! – завопила я, и мы рванули с места так, словно намеревались ставить мировые рекорды... Да о каких рекордах могла идти речь, если на кону была собственная жизнь?! Даже Юрик моментально позабыл и про ранения и про слабость – до болячек ли тут, если ты можешь попасть на обед к зомби-людоедам? Мы на одном дыхании влетели в парк, перепрыгнули через кусты и забились с головой в малинник, который сейчас показался нам мягче лебяжьего пуха! – Я отсюда больше не вылезу! – твёрдо сказал Юрик, когда мы немного отдышались, и когда я вновь собралась выбраться наружу. – Да сиди здесь, сколько хочешь, кто тебя неволит? Сиди... может, какой-нибудь не в меру ретивый вурдалак сюда случайно забредёт. То-то радости будет! Вот только не тебе, естественно, не тебе... Услышав такое, парень бодро выпрыгнул из кустов и замер, прислушиваясь. – Думаю, можно идти! – наконец выдохнул он, взял меня за руку и мы шагнули через кустиковый бордюр. Шагнули и сразу же попали в объятия... Чёрного! – Ма-а-ама-а-а!!! – завопил что было сил Юрик, дико выпучил глаза и, вывернувшись из рук вампира, метнулся куда-то вбок и пропал. – Чего это он? – ошарашенно спросил Эдуард. – Любовь прошла, увяли помидоры? Но почему так экспансивно? – Ф-фу... – только и смогла сказать я. После того, как мы собрались в квартире Чёрного и всё рассказали нашим дорогим вампирам, я спросила: – Чёрный, а как ты догадался, что мы отправились в параллельные миры? – Да просто за вами следил, – пожал плечами вампир. – Неужели ты думаешь, что я менее любопытен, чем наш дорогой гейчик? И он потрепал по начинающей лысеть макушке надувшегося Юрика.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю