290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 12)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 17 страниц)

2018 г

====== Часть 1 ======

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ ЛЮДИ НОЧНОГО ТУМАНА ХРАНИТЕЛЬ Я, стараясь не издавать лишнего шума, осторожно подползла к Чёрному, Юрику и Леруке, которые скорчились в углу маленького чуланчика, куда мы всё-таки успели забежать и запереть за собой дверь. – И что теперь будем делать? – отчаянным шёпотом спросила я у Чёрного, который пристально смотрел на дверь. Его глаза, и без того большие, превратились просто в огромные плошки... Я ощутила тоскливую тошноту – если уж и вампир испугался, то что уж говорить о нас, простых смертных! – Не знаю... – еле слышно ответил Эд. – Я ж не супермен, чтобы вот так просто пойти и сразиться с Ледяным оборотнем... И какого хрена ты, Юрик, вздумал строить ему глазки?! – Но кто же мог знать, что такой симпатичный мальчик превратится в такую зверюгу?!! -истерично взвизгнул виновник сих игр в прятки. Лерука и я одновременно набросились на парня, от доброты душевной пытаясь придушить этого психопата, помешанного на мужской красоте... но уже было поздно. Тут же послышался злобный вой, дверь мгновенно оледенела, и по ней побежали трещинки. Мгновенно раздался мощный удар и от ледяной поверхности отлетели куски. – Ма-а-маа!!! – взвыли хором я и Лерка. А начиналось всё так прекрасно... Лето было просто великолепное. Два дня жары, третий – дождь и так далее... Конечно, купаться пока было нельзя, так как вода не прогревалась, но мы не унывали, а все ночи подряд с Юриком и Чёрным тусовались на нашей дискотеке. Юрик вёл себя безупречно, ни на кого из парней не смотрел, кроме как на своего ненаглядного Чёрного, который к подобным томным взглядам успел привыкнуть... да и я тоже, а вот Лерка дала волю своему острому язычку, так что порой доводила несчастного вампира до такого состояния, что на нём можно было спокойно жарить блины – только знай следи, чтобы не подгорали! Дошло до того, что Чёрный как-то доверительно признался мне, что был бы несказанно рад увидеть нашу дорогую подругу в деревянной коробочке и белых туфельках не по размеру... чтобы жали, заразы, жали, а их обладательница и слова сказать не могла и лишь на том свете материлась! В ответ я посоветовала Эду нацепить эти самые туфельки самому на том простом основании, что уж ему-то они подходят как нельзя лучше и как нельзя кстати – зажился ты на свете, мил-друг и нечего других раньше времени отпевать! В ответ Чёрный клятвенно пообещал не поскупиться на наши совместные похороны и даже пригласить для такого дела Надежду Бабкину с её ансамблем на том простом основании, что её песенки гарантированно отобьют у нас всякую охоту воскресать... Так, за этими милыми беседами прошло три часа и дискотека, к моему великому облегчению, закончилась, и мы все вышли на автостоянку, ярко освещённую одиноким уличным фонарём, где стояла машина Юрика. Неожиданно Лерка ткнула меня локтем в бок. – Чего тебе? – недовольно спросила я. – Ты посмотри... во-он на ту машину, серебристую! Да не оборачивайся так сразу, подожди немного! – зашептала Лерка. – Какой парень там сидит! Харюшка такая симпатичная, что в лобовое стекло с трудом помещается... Просто класс! В твоём вкусе, между прочим. Я медленно, словно нехотя, обернулась и действительно узрела неподалёку шикарную машину, за рулём которой сидел парень с такой толстой физиономией, что щёки в самом буквальном смысле этого слова свисали по бокам как у хорошего хомяка. Словно почувствовав мой взгляд, парень сделал умильную мордочку и стал похож на хомяка уже стопроцентно – до такой степени, что так и хотелось дать ему кусочек какой-нибудь хомяковой вкусняшки! – Н-да, интеллектом этот милый мальчик явно не изуродован... – протянула я. – Знаешь, я, конечно, люблю пухленьких... но не до такой же степени! – Вы идёте или нет?! – крикнул, потеряв всяческое терпение, Чёрный, выглядывая из машины и одновременно героически отбиваясь от объятий Юрика. Вздохнув, мы нарочито медленным шагом направились к автомобилю и бедняга-вампир, не выдержав подобных издевательств над своей нервной системой, выскочил наружу и, схватив нас за шкирки, впихнул на заднее сиденье. – Ответишь за насилие над свободной личностью! – пообещала я, потирая ушибленный бок. – Запомни, в гневе я страшна и мстя моя ужасна! – Ой, испугала кобеля буханкой... Боюсь-боюсь! – фыркнул вампир. – Кстати, я хотел пригласить вас завтра кой-куда прокатиться. – И куда это, интересно? – оживилась Валерия. – В ресторан? В кино? Неужели на романтическое свидание? – Жирно не будет? Ни в какой ресторан мы, конечно, не пойдём, а вот куда... Я нашёл старинную книгу, а в ней указано место, где зарыты самые настоящие сокровища. Между прочим, это место совсем недалеко, в соседнем лесочке! – Лесочке?! Что за чушь, Эдди! Откуда в нашей местности тайное место, да ещё и чтобы сокровища к нему прилагались? – захохотала, не сдерживаясь, я. – Если и было что-нибудь хоть мало-мальски ценное... Неужели ты думаешь, что кладу дали спокойно дождаться нас, любимых? Это же приманка для романтиков – твоя книга! Чёрный надулся как детсадовец, у которого отобрали его любимый горшок, а я внезапно подумала, что действительно неплохо было бы хоть немного развлечься. Пусть даже сокровищ не будет, но прогуляться всё же стоит! – Я отправлюсь с тобой, если ты не передумал! – поддержала мои невысказанные вслух мысли Валерия. – Между прочим, я тоже не прочь! – поспешно заявил Юрик, поначалу малодушно предавший своего ненаглядного, отчего Чёрный болезненно поморщился, но ничего не сказал, дав нам новые подозрения в его ориентации. Машина тем временем тронулась с места и остановилась только у дома Валерии, где мы с Лерукой и вылезли, благо до моего дома идти было совсем ничего. – Меня до дома подбросишь? – попросил Чёрный Юрика и тот буквально засветился от счастья: – Ну конечно же, дорогой! Слушай, Эд... – тут его голос понизился до интимного шёпота. – А что ты скажешь на то, если мы... Тут Юрик зашептал на ухо Чёрному нечто такое, отчего бедный вампир побагровел, поспешно выскочил из машины и, пробормотав: “Сам дойду!”, исчез в темноте. – Ничего, я терпеливый! – улыбнулся Юрик и автомобиль скрылся за поворотом. Я опустила стекло, и в салон хлынул свежий ночной воздух, благоухающий луговыми травами... – Слушай, Чёрный, – внезапно поинтересовалась Лерука. – А почему ты выходишь на улицу только ночью? – Так положено, – коротко ответил вампир, внимательно смотревший на дорогу. – И не отвлекай меня, пожалуйста. Не видишь, что я за рулём? – Па-адумаешь, какой нежный... – фыркнула Валерия. – И слова ему не скажи... Все такие нервные стали! – Хорошо! – резко обернулся Чёрный и выпустил руль из рук. – Так и быть, я поговорю с тобой, если заскучала до потери самосохранения... Но, если мы перевернёмся, то не волнуйся – похороны, даю слово, за мой счёт. Лады?! – А-а-ай!!! – как девчонка взвизгнул Юрик, выпученными глазками уставившись куда-то вперёд, и побелел как полотно. – Чёрный, миленький, не обращай внимания на эту ду-уру! Я и Лерука в свою очередь завопили тоже и так вцепились пальцами в обшивку кресел, что едва не проткнули дерматин насквозь. – Ладно уж... – пожал плечами вампир и словно нехотя взялся за руль. – Так и быть, сделаю вам такое одолжение... Мы облегчённо вздохнули и остаток пути проделали в полнейшей тишине – лучше уж не рисковать, мало ли что на уме у этого сбрендившего... Ещё решит, что мы слишком зажились на сём белом свете и доказывай потом уже на том свете, что ты не дура и что с удовольствием пожила ещё лет сорок-пятьдесят... а вот не дали и кто в этом виноват? Правильно, сама почившая и виновата. Где-то через час машина начала замедлять свой ход и, наконец, притормозила у самой опушки леса. – Выкатывайтесь! – сухо велел вампир и первым вылез наружу. – Да не забудьте прихватить из багажника лопаты, верёвки и фонари... – Может быть, ты нам поможешь? – льстивым голоском проворковала Валерия, у которой всё ещё немного дрожали ноги. – Ты же такой сильный... и смелый... и... и смелый! Ой, это, кажется, уже было... Помоги, а? – Ладно уж! – понимающе хмыкнул Чёрный, вполне довольный своим методом дрессуры чересчур строптивых смертных, которые уже начали забывать, кто тут, вообще-то, самый грозный и смертельно опасный, и вразвалочку направился к багажнику, а тем временем я, Лерка и Юрик немного отошли в сторону и присели на валявшееся неподалёку бревно, как нельзя удачно подходящее для отдыха, чтобы перевести дух и дать окрепнуть ослабевшим, как варёные макаронины, ногам. – Вот скажи мне, какого хрена ты постоянно провоцируешь Эда? – свистящим шёпотом начал Юрик. – Что, и в самом деле захотелось прямым рейсом на тот свет и как можно побыстрее? Ему-то ничего, он-то выживет... а что от нас останется после аварии?! – Да я... – начала было Лерка, но тут послышался голос Чёрного: – Ну, отдохнули? Тогда поднимайте свои попы и вперёд! ...Лес постепенно становился всё гуще и гуще... Скоро стало так темно, что не помогал и фонарик, любезно включённый Эдом – сплошь ветки и заросли кустарника. – Чёрный, долго ещё? – жалобно спросил Юрик, получив очередную царапину. – Я опять поранился... Так ведь недолго и кровью истечь! – Будешь ныть – лишишься крови ещё быстрее и раньше времени! – равнодушно заметил вампир, вглядываясь в непроглядную темноту. – Ещё какие-нибудь вопросы имеются? Юрик пискнул и замолчал. Вскоре ноги мои начали нестерпимо гудеть, но жаловаться я не спешила, наученная горьким примером нашего Юрка... Думаю, и Лерка чувствовала себя не намного лучше, но тоже молчала, не рискуя привлечь к себе внимание чем-то недовольного вампира, который с каждой минутой становился всё раздражительнее и раздражительнее, так что я начала было уже думать, уж не заплутал ли он сам в этих “дебрях”, но внезапно Чёрный остановился. – Вот! – сказал он. – Наташа, посвети! Я послушно направила луч фонарика туда, куда указывал вампир, и мы увидели у подножия небольшого холма чёрное отверстие, из которого тянуло холодом и жутким запахом сырости. – Нам сюда! Пошли! – велел Чёрный и махнул рукой, приказывая поторапливаться. – И это пещера?! Не пойду! – воспротивилась я. – Куда это ты нас привёл? Это что за яма? Там же... Мы от одного только холода загнёмся! Тебе-то, конечно, ничего, ты и так наполовину покойник... – Не загнётесь. – спокойно сказал Эдуард и вытащил из рюкзака, висевшего у него за спиной, три тёплых свитера, которые и бросил нам. – Одевайтесь, живо! Оделись? А теперь марш вперёд! И мы шагнули в тёмное отверстие, где нас мгновенно окутало волной смешанных запахов плесени, сырости, чего-то тухлого и... и ещё чего-то тревожного и непонятного. – Слушай, Эд, – шёпотом спросила я. – Ничего не понимаю... Я ведь была здесь несколько раз... С экскурсией в школе и с друзьями на маёвках... но ничего похожего никогда не видела. Никогда! – Он появляется только в первый день полнолуния! – отозвался тот. – И не спрашивай более ни о чём, я и сам не особо в курсе того, почему это так происходит! – Не в курсе, так не в курсе... – пожала я плечами, следуя за вампиром, который целеустремлённо и неутомимо шагал вперёд и шли мы так долго, но вдруг Чёрный неожиданно остановился – впереди была развилка. – И куда нам теперь? – недовольно спросила Лерука. – Сейчас... – Чёрный пошарил в сумке, прикреплённой к его поясу, и вытащил оттуда потрёпанный лист бумаги. – Посмотрим... Юрик, ну-ка, посвети мне! Бесконечно довольный тем, что и для него наконец-то нашлось дело и его ненаглядный вампирчик при всех обращается к нему за помощью, парень подошёл поближе, направил на карту луч фонаря и вдруг по подземному ходу словно пронёсся чей-то вздох и мощный порыв невесть откуда взявшегося ветра, вырвав пожелтевший лист из рук опешившего от неожиданности вампира, унёс его в правый ход. – За ней! – крикнул Чёрный и мы, топоча словно стадо слонов, рванули за упорхнувшей как мотылёк картой, но не успели пробежать и пары-тройки метров, как земля точно ушла у нас из-под ног и мы полетели куда-то во мрак под не слишком мелодичный Юрикин визг, крича, дрыгая руками и ногами в тщетной попытке хоть за что-то ухватиться, роняя лопаты, верёвки и фонари, которые мелькнули прощально жёлтыми лучами и исчезли.... Очнулась я от того, что Чёрный, не особо церемонясь, шлёпанул меня по щеке: – Кончай придуриваться и вставай! А-а, очнулась-таки? А теперь посмотри на всё это! – Где мои очки? – с трудом пробормотала я, потёрла ушибленную макушку и принялась шарить вокруг в поисках требуемого. Чёрный встрепенулся, повертелся туда-сюда, огляделся и подал мне мои очки – совсем ничуть не пострадавшие и лишь немного запылившиеся. Я протёрла их, надела, огляделась и онемела: вокруг находились самые настоящие сокровища! Моя тушка с относительным (сами посудите, удобно ли лежать на куче монет и прочих изделий из драгметалла, будь он хоть сто раз драгоценным?) комфортом на самой настоящей горе, состоявшей сплошь из золотых монет, и практически купалась в них как мультяшный Скрудж Макдак. Среди золота чистыми каплями росы сияли бриллианты, мерцали кровавыми каплями причудливо огранённые рубины и гранаты, искрились свежей зеленью и синевой неба изумруды, сапфиры и аквамарины и всё это было так... так невообразимо прекрасно, что я на какое-то время лишилась дара речи. – Вот это... да-а-а... Выходит, что твоя карта самая что ни на есть настоящая?! – А то как же! – довольно ответил Чёрный, видя, какое это на меня произвело впечатление. – А ты ещё ехать сюда не хотела... Круто, да? – Круто... Круто-то оно, конечно, круто, но как мы отсюда выбираться будем? Да ещё и с кучей всех этих богатств? – А очень легко. Посмотри-ка наверх... Да не туда, а чуть левее... Видишь лестницу, что ведёт прямо наверх? Нам надо было спокойно пройти чуть налево и обогнуть яму и вот он – ход! – А-а... – протянула я и заозиралась в поисках наших друзей. – А Лерка и Юрик где? – Где-то там... – Эд неопределённо махнул рукой куда-то вдаль. – Украшения собирают, причём Юрик подсел на всё это больше, чем твоя подружка... та выпендривается как в ювелирном магазине, выбирает, а Юрок хватает всё подряд – как на распродаже! И на кой фиг ему столько? Я машинально сгребла несколько монет, встряхнула их на ладони и столь же машинально сунула в карман. – Что вы тут делаете? – холодно спросил чей-то голос. Мы обернулись и увидели стоявшего у дальней стены юношу ну совершенно необыкновенной красоты. Его алые губы улыбались ласково-ласково, а вот глаза... Если бы можно было заморозить взглядом, то всем нам давно бы следовало превратиться в ледяные блоки и не подавать никаких признаков жизни. Глаза были морозно-ледяными, и их синева только лишний раз подчёркивала это. Случайно коснувшись руки Чёрного, я почувствовала, как вампир вздрогнул и напрягся. Было такое впечатление, что он испугался... но кого? Этого паренька? Конечно, у него очень неприятный взгляд, но в остальном он совершенно обычный человек... на первый взгляд... и разве может столь субтильный мальчик причинить нам какой-либо вред, если нас защищает вампир? – Оставьте всё, что успели взять и уходите... пока ещё можете это сделать, – ледяным голосом приказал юноша и сделал шаг вперёд. – Я – Хранитель всего этого и никто не посмеет... – Неужели тебе жалко пары цепочек и двух-трёх колечек? – искренне изумился Юрик, поправляя набитые драгоценностями карманы. – И не надо хмурить бровки, красавчик... Как насчёт того, чтобы встретиться сегодня чуть попозже, когда наши друзья уйдут, а? – Нет, ну Юрик в своём репертуаре... – шепнула Лерука мне на ухо. Больше она сказать ничего не успела, так как юноша начал стремительно превращаться... в кого? Да хрен знает, в кого! Я так и не смогла подобрать названия этому существу, так как никогда и нигде не видела ничего подобного! Да и до названий ли тут было?! Всё началось с того, что из головы юноши выросли два зубчатых рога – прозрачных точно хрусталь, глаза его удлинились и превратились в две узкие продолговатые щели, в глубине которых полыхало яростное льдистое пламя, стройное тело разбухло и покрылось прозрачными шипами, на длинных мощных лапах появились кривые кинжально-острые когти... – А... а... – заакал Юрик, попятился назад и очень, надо сказать, вовремя: прямо в то место, где только что находилась его грешная тушка, ударила струя жидкого льда, со свистом вырвавшаяся из клыкастой пасти чудовища и куча золота незамедлительно покрылась ледяной коркой. – Это всё из-за тебя, кобель озабоченный! – рявкнула Валерия, мгновенно от такого увлекательного зрелища пришедшая в себя. – Нашёл время на свиданки приглашать... И, главное, кого?! – Да, но откуда я мог знать, что... – начал было Юрик, но Чёрный, подскочив к нему, врезал парню по загривку и рявкнул: – Быстро, бежим отсюда! Его слова точно привели нас всех в чувство и мы, за пару минут доскакав до лестницы, буквально взлетели по ней наверх и побежали за вампиром, который указывал нам дорогу. Вскоре впереди показалось пятно света, и вздох облегчения вырвался у нас из груди – выход! Мы птичками выскочили на волю, и сзади незамедлительно послышался вой, полный злобы и края тоннеля покрылись толстым слоем наледи – монстр явно не собирался вот так запросто отдавать свои честно нажитые сокровища и совершенно очевидно намеревался отнять у нас всё, что мы успели экспроприировать в свою пользу. – Может, на свежем воздухе отстанет, а? – с надеждой спросила я, с испугом посматривая в тёмную глубину. – Ну, взяли мы пару монет... что в этом такого? – Иди и спроси его об этом! – коротко ответил вампир, но остановился и принялся принюхиваться к тем запахам, что доносились из темноты входа в пещеру. – Нет, не отстал... Я со всей силы толкнула его на землю и вовремя – в тёмной глубине показалась светлая искра, которая превратилась в мерцающую струю, та пролетела над нашими головами, врезалась в ствол дерева, и то мгновенно покрылось толстой ледяной коркой! – Ну ни хрена ж себе ледомёт... – пробормотала Лерка и мы бросились прочь от пещеры, не разбирая дороги. Позади послышался долгий вой – Ледяной оборотень (так для удобства я его окрестила... а то что всё монстр да монстр, честное слово!) выбрался наружу и выказывал явное намерение не оставлять нас в покое... а что? С одной стороны его можно было понять – а не фиг было воровать! – а вот с другой… мы-то в курсе того, что это у него такая своеобразная манера борьбы с криминалом, не были. Если бы знали, то хрен бы сюда вообще сунулись! – И куда теперь? – задыхаясь, спросил Юрик Чёрного. – Здесь недалеко должна быть заброшенная сторожка, попробуем укрыться там, – отрывисто ответил тот. – Быстрее! Об этом можно было бы и не говорить: мы бежали так, словно намеревались поставить олимпийские рекорды в совершенно новом виде соревнования “Удери от оборотня!”, где главным призом была наша драгоценная жизнь, а в данном случае это был самый настоящий подвиг, так как неслись мы в почти полной темноте, по лесу и по совсем не гладкой дорожке, так что было просто удивительно, как это мы только не свернули себе шеи... вот была бы оборотню радость – и сокровища вернулись к владельцу, и свежее мясцо, только что самосдохшее... жри – не хочу! Впереди наконец-то показался заброшенный, полуразвалившийся домишко. Вид его оптимизма ну никак не прибавлял, но на безрыбье и рак – рыба и потому, задыхаясь, из последних сил мы влетели в дом, захлопнули дверь и заметались по маленьким комнаткам в поисках хоть какого-нибудь места, чтобы спрятаться. Наконец заметили покосившуюся дверь в чуланчик, забились туда и Чёрный, захлопнув дверцу, заложил её на засов. – Что теперь будем делать? – спросила я его. Вампир угрюмо молчал. ...Дверь начала потихоньку поддаваться. Отскочил один обледенелый кусок дерева, потом другой... – Что ему надо?! – крикнула Лерука. – Ведь мы же не сделали ничего плохого! Ну, взяли себе несколько украшений... так что из этого? – Украшений... – тихо повторила я. – Украшений! Я поняла! Он же Хранитель сокровищ и в самом начале так и сказал нам, а мы взяли часть того, что он охранял столь ревностно... – А что тут такого? Мы ведь взяли всего несколько безделушек! – жалобно проблеял Юрик, понявший, что сейчас ему придётся с этими самыми “безделушками” расстаться навсегда. – Это же капля в море! У него осталось ещё так много золота и драгоценных камней... зачем ему так много? Какой ему от всего этого прок?! – Вот уж чего не знаю, того не знаю... но лучше бы всё вернуть, пока из нас брикетов мороженого не наделали! Вернуть... Хорошее, конечно, решение и честное... вот только как это проделать, если за дверью стоит на диво рьяный противник воровства, который без лишних разговоров заморозит так, что звенеть на ветру будем? – Может, просто открыть дверь и отдать в руки? – робко предложил Юрик. – Угу, вот только тогда он и без нашего раскаяния во всём содеянном возьмёт свои цацки и попутно оторвёт нам башки... так сказать, в назидание потомкам, которых у нас после этой, на редкость жаркой встречи уже никогда не будет! – фыркнул Чёрный. – Не-ет, этот вариант мне не совсем подходит... А, знаю! Он указал куда-то вверх, мы послушно задрали головы и увидели под потолком маленькое оконце. – Молитесь, чтобы мой план удался, и чтобы это окошко вело на улицу, а не в соседние комнаты! – сказал Чёрный. – Давайте всё, что утащили из той пещеры! Юрик и Лерка поспешно повытаскивали из карманов кольца и ожерелья, Чёрный сжал всё это в кулаке, легко взлетел под потолок и, размахнувшись, выбросил золото в оконце. Ледяной оборотень, уже проделавший в двери хорошее такое отверстие для последующего вытаскивания на свет Божий нас, грешных, замер, прекратив свой столь увлекательный “труд” и затем лёгкими шагами помчался на улицу, лишив нас своего незабываемого общества, чему мы были только рады и, воспользовавшись затишьем, выбрались из чуланчика. – Ф-фу! – с облегчением выдохнула Лерука, вытирая ладонью взмокший лоб. – Вот и всё, надеюсь... А теперь домой! С трудом перебирая ослабшими от всего пережитого ногами, мы подошли к двери и замерли на пороге – Ледяной оборотень стоял, преграждая нам путь к свободе и угрожающе рычал, скаля внушительных размеров клыки. – Что ему опять от нас надо?! – пролепетал Юрик. – Чего он к нам привязался? Ведь все его побрякушки мы ему отдали-и... – Не все... – внезапно вспомнила я, запустила руку в карман и достала оттуда... несколько золотых монет, которые тогда, в пещере, машинально прихватила с собой и швырнула их чудищу. – На, подавись! Тот ловко поймал их когтистой лапой и стал прямо на наших глазах уменьшаться. Исчезли льдянистые рога, иглистая шкура и перед нами предстал юноша-Хранитель. Он сверкнул синими огнями глаз, усмехнулся, взмахнул рукой, что-то золотистое полетело в нашу сторону, я машинально поймала это “что-то”... и Хранитель исчез в тёмной глубине леса... – Что там? – наконец спросила Валерия. Я разжала ладонь, посмотрела на то, что лежало на ней... – Монета. Не иначе как на долгую добрую память... – пробормотала я. – О чём? – полюбопытствовал уже полностью пришедший в себя Юрик. – О том, что нечего в гостях воровать... а ещё лучше вообще не соваться туда, куда не приглашают! – Чтоб я туда ещё раз сунулся... – передёрнуло парня. – Да никогда в жизни! – Может, теперь домой поедем? – попросил Чёрный, с тревогой посматривавший на начинающий потихоньку розоветь горизонт. – Светать скоро будет... вам спать пора. Поехали, а? На холме стоял юноша. Его белокурые локоны ласково трепал тёплый ветер, синие глаза были широко раскрыты и пристально смотрели на дорогу, по которой ехал автомобиль. Когда он скрылся вдали, юноша улыбнулся и растаял в рассветной дымке...

2003 г

АДСКИЙ ПЁС Лерука, я, Чёрный и ни на шаг не отстававший от него Юрик отправились на неделю в Сочи, чтобы отдохнуть немного от трудов праведных и загореть вволю... То есть загорать собирались только мы трое, Чёрного уговорить на сей “подвиг” так и не удалось... Зато купались мы все хором. Ночью. Кстати, ночью купаться было куда как веселее и не в пример удобнее – ни тебе отдыхающих под боком, ни тебе толп на берегу и под водой! Луна отбрасывала на бархатно-синюю гладь моря серебристую дорожку, которая тянулась от самого берега и уходила в никуда до самого горизонта, словно звала пробежаться по ней и казалось – зачерпни ладонью эти блики и в руках окажутся серебряные монетки, которые некоторые сентиментальные отдыхающие иногда бросают в воду, чтобы вновь вернуться... Чёрный растянулся на песке, всё ещё хранящем солнечное тепло, и лениво наблюдал за Юриком, который по-детски радостно шлёпал по мелководью, поскольку плавать почти не умел и поэтому заплывать далеко не рисковал, так как совсем не был уверен, что его ненаглядненький вампир бросится ему на помощь, дабы спасти его драгоценную и единственную жизнь... скорее уж, позлорадствует и, если всё-таки и надумает прийти эдаким Бетмэном, так только после того, как спасаемый вдосталь нахлебается морской, очень невкусной водички... – Чёрный, мы идём спать! – сказала я, запахиваясь в купальный халатик и хватая за руку сопротивлявшуюся Леруку, которой хотелось романтики и купания до рассвета. – Юрик, ты идёшь? – Вы идите, идите! – мгновенно оживился тот, стрельнув мгновенно загоревшимися глазками в сторону вальяжно разлёгшегося на песке Чёрного. – Я ещё немного... того... поплаваю! – Всё с тобой ясно! – фыркнула Валерия и мы с хохотом удалились, но у самой гостиницы нас внезапно нагнал багровый Эдуард. – Ба! Как же вы, однако, быстро управились! – деланно удивилась я, подтолкнув локтем заухмылявшуюся Лерку. – Надо же... а я-то, дурочка, думала, что на занятия ЭТИМ для мужиков требуется намного больше времени... Что-то не так пошло? – Да ну вас! – привычно отмахнулся вампир, давно уже привыкший к таким приколам с нашей стороны (но не дай Бог попробовал бы кто-нибудь другой пошутить с ним на эту тему – зароет в землю и радостно потопчется сверху!). – У меня тоже нервы есть! – Да ты что?! После стольких лет жизни да нервные болезни появились... А что случилось-то? – полюбопытствовала Валерия. – Что? И ты ещё спрашиваешь?! – взвился Чёрный. – Ну ладно, когда он разделся до костюма – тьфу! – Адама! Мне это как-то по барабану... Но он начал в таком виде танцевать передо мной танец живота! Нет, танец-то танцем, но я предпочитаю, чтобы тряслось выше живота и у девчонок... Может, вы мне станцуете, так сказать, в качестве моральной компенсации, а? – А это не хочешь? – сложила я аккуратнейшую фигу и сунула её под нос откровенно разочарованному вампиру. – Лучше спать пошли, а то не ровен час припрётся этот озабоченный и спляшет для тебя приват-танец! – Положишь меня к себе под бочок? – радостно оскалился Чёрный. – В гроб я тебя положу и крышку винтиками прикручу... чтоб не вылез! – Да я и так в нём сплю... – разочарованно заметил Эдуард, когда мы вошли к себе в номер с двумя смежными комнатами, которые Чёрный давным-давно забронировал для нас. – Да, кстати, а как ты сумел его протащить? – поинтересовалась я, запирая дверь, на что Чёрный высокомерно хмыкнул и повёл плечом – мол, что я буду распинаться перед вами, дурами? – Зря ты Юрика одного на пляже оставил, – заметила Валерия, зевая и сладко потягиваясь. – Вот влипнет он опять в какую-нибудь историю... – Тогда надо будет пожалеть эту самую “историю”, а не его... Фиг с ним! – усмехнулся вампир, отправился в соседнюю комнату и через пару минут оттуда донёсся его вопль! Мы метнулись туда и увидели чудесную картинку: сопротивлявшегося изо всех сил Чёрного страстно обнимал и целовал лежавший в симпатичном гробике невесть как пробравшийся туда Юрик. Хохот стоял такой, что мы буквально сползли на пол! В конце концов, злосчастный вампир, совершенно нецензурно ругаясь, сумел-таки вырваться из страстных объятий и выкинул Юрика из комнаты, попутно прихватив за шкирки и нас... Рано утром раздался стук в дверь. С трудом протирая слипающиеся веки и безудержно зевая, я подошла к двери и лениво спросила: – Кто там? – Вам телеграмма! – послышался звонкий мальчишеский голос. Я открыла дверь и увидела на пороге невысокого роста юношу – скорее, мальчика в щегольской курточке служащего гостиницы, который приятно улыбался и протягивал бланк телеграммы. – А попозже принести её нельзя было? – осведомилась я. Мальчик пожал плечами: – А вдруг что-нибудь срочное? Вы же сами потом недовольны будете... и ругаться станете! – Ругаться я бы не стала... Ладно, спасибо и возьми за срочную доставку! – я протянула мальчику купюру и тот мгновенно исчез. Я закрыла дверь, развернула телеграмму, прочитала её и всю мою сонливость как рукой сняло! Сунув бумажку в карман, я подскочила к кровати, на которой сладко спала Валерия и принялась что есть силы трясти крепко дрыхнувшую подружку, но всё было без толку – Лерка спала прочно и просто так возвращаться в реальный мир не собиралась. Поняв, что от тряски толку чуть, я не поленилась сбегать в ванную, набрала там воды в стакан и, вернувшись, от всей души окатила соню холодным душем. В тот же миг послышался дикий вопль, и Лерка подскочила на своём ложе, очумело тряся рыжей шевелюрой, разбрызгивая во все стороны водяные брызги. – Совсем охренела, да?! Рань какая... Только спать да спать! – Читай! – сунула я ей под нос телеграмму. Лерука прочла, зевнула и сонно пробурчала: – Ну и что? – Как это что?! Здесь же написано: “Умерла Инга. Похороны десятого. Приезжайте”! – Отвянь, а? – попросила Валерия, снова рухнула на кровать и только я отошла, как мгновенно раздался её вопль: – Что?! Как это “умерла”?!!! – О, наконец-то дошло! – вздохнула я, направилась в комнату Чёрного, откуда через пару минут торопливо вышла, неприлично хихикая, и поманила за собой Валерию. Та, поняв, что намечается большой ржач, понимающе кивнула и на цыпочках проследовала за мной... и не зря, так как картинка и в самом деле была просто незабываемая: на кровати в обнимочку лежали Чёрный и Юрик. Оба голые, едва прикрытые простынёй, но так “культурно”, что было видно буквально всё до мельчайших деталей. – Ромео и Джульетт... Ху из вас, интересно, Ромео, а ху Джульетт, а? – ехидно пропела Лерука, радостно скаля зубы. Чёрный, к его чести, мгновенно проснулся, глянул на себя, коротко взвыл и накрылся простынёй до подбородка, содрав её с Юрика, который причмокнул во сне и повернулся к нам полным анфасом, представ, так сказать, во всей своей красе. Побагровев как свекла и с трудом сдерживаясь, чтобы не заржать как целый кавалерийский полк, я протянула Чёрному телеграмму, тот быстро прочитал её и недоумённо нахмурился: – Инга... Это не та девушка с короткими каштановыми волосами и зелёными глазами, которую я как-то видел в вашей компании? – Она самая, – кивнула я. – Так что мы сегодня уезжаем... Что делать будешь с этим приставалой? – Возьмите его с собой, а? – жалобно попросил Чёрный, впрочем, без особой надежды на благополучный исход своей просьбы. – Нервы у меня не стальные... я ведь не выдержу! Он просто какой-то сексуальный маньяк, честное слово! Мало ему других парней, что ли?! – Посмотрим на твоё дальнейшее поведение, – ехидно сказала я. – Меня интересует только один вопрос... Как он сумел вытянуть тебя из гробика? За ...? – Убью!!! Я, Лерка и Юрик вылезли из автобуса и, разморённые долгой дорогой и жарой, остановились перед зданием вокзала в надежде поймать такси и тут же, словно в ответ на наши мысли, к нам подкатила роскошная чёрная машина с тонированными стёклами, знакомая донельзя. – Смотри! – ткнула я Лерку в бок. – Тебе не кажется, что... – И ещё как кажется! Но не мог же он... Дверца распахнулась, и мы увидели хмурого Чёрного, который тоном, не терпящим возражений, приказал: – Залезайте скорее и закройте рты... а то мухи вокруг, залетят! Отмахнувшись от надоедливого комара, я широко зевнула и поёжилась. – Что произошло? – спросил Чёрный. – Вы хоть что-то узнали? Кто её убил? – Никто толком не знает... Её нашли в парке, с огромными колотыми ранами по обеим сторонам шеи. Может, это укусы вроде тех, что оставляешь ты... Вдруг её убил вампир? – Ну, извини! – оскорбился Эд. – Где это ты видела вампиров с такой пастью? Мы ж не волкодавы, чтобы так рты разевать! – А в фильме “Ночной пилот”, что по Стивену Кингу? – начала было я. – Там у вампира... – Опять этот Кинг?! Клянусь, что проберусь как-нибудь тёмной ночкой в твою комнату и уничтожу все книги Кинга, что у тебя есть! – Да добро пожаловать! – фыркнула я. – А я магический круг начерчу, по краям тазиков со святой водой понаставлю, поймаю тебя туда... и до полного опупения стану вслух Кинга читать. Ты у меня добровольно в этих самых тазиках покончишь свою нежизнь самоубийством! – Эй, хватит собачиться! – крикнула Лерка. – Как вы только можете... – Она права! – возмущённо поддержал её Юрик. – Твоя подруга недавно умерла... и такой смертью, а ты... Мне стало мучительно стыдно. И в самом деле... Инга, такая весёлая девчонка... Никогда она уже не прибежит к нам с какой-нибудь потрясающей новостью, никогда не придумает что-нибудь весёлое... Её нет, а мы грызёмся тут как две старые пердуньи... и из-за чего? Из-за каких-то там книг? – Может, это была какая-то собака? – предположил Юрик. – Да брось ты! – отмахнулась я. – Никакая собака такого не сотворит! Скорее уж, это похоже на оборотня... – Оборотень? – вздрогнул вампир. – Нет их у нас, – сказала Валерия. – Разве что тот Ледяной... Помните? Ещё бы не помнить, как мы сидели в чулане и наблюдали за тем, как вышеназванный делал из двери хорошо приготовленное мороженое. – Нет, это не оборотень... – внезапно тихо сказал Чёрный. – Просто, по-видимому, он вернулся... – Кто? Кто вернулся? – всполошилась я. – Чёрный, да что ты молчишь как партизан на допросе в гестапо? Рассказывай сейчас же! – Адский пёс... Я уже как-то с ним пересекался. Знаю только, что он появляется раз в сто лет и убивает трёх девушек – темноволосых и с зелёными глазами! Все тут же посмотрели на меня. – Постойте-постойте! – запротестовала я. – Да, у меня тёмные волосы... ну и что с того? Глаза-то у меня совсем не зелёные! А вот у Лерки... – У меня волосы рыжие! Чёрный, ты лучше объясни нам, что это за пёсик такой? – Я точно не знаю... Кажется, жил когда-то злой колдун, который обладал невероятной силой и познаниями в магии, но конец его колдовству положила невесть откуда появившаяся девушка, которая тоже была ведьмой, но, в отличие от колдуна, её магия была светлой и доброй. Она смогла отправить его живым в Ад, но этот мерзавец как-то сумел вернуть часть своей души на землю и та превратилась в огромного чёрного пса. И вот с тех пор уже семьсот лет это пёс всё ищет и ищет потомка той колдуньи – девушку с каштановыми волосами и зелёными глазами. Повторяю, я всего лишь пересекался с ним, а не присутствовал при сём действии, так что доподлинно не знаю, правда ли это хоть частично или же полные выдумки. – Но почему он ищет её именно здесь? – удивилась я. – Ведь нашему городку нет и ста лет... – А кто знает, может, здесь он когда-то и располагался... Не знаю, ничего вам на сей счёт сказать не могу. Но ведь люди то и дело переезжают туда-сюда, вдруг здесь и в самом деле живёт потомок той белой колдуньи? Кстати, я помню, что потом эту девушку сожгли по ложному доносу те же самые люди, которых она тогда спасла, но у неё осталась дочка, которую, спасая от инквизиции, укрыли добрые люди. – Ладно, я всё понял! – вмешался Юрик. – И то, что колдуна загнали живьём в адское пекло, и то, что часть его души осталась здесь, и то, что ведьму сожгли... Но зачем пёс охотится за потомками этой чародейки? – Я поняла! Он хочет вырваться из Ада, а для этого ему надо уничтожить душу той девушки, поскольку именно из-за этого он не может вернуться в мир людей! – Правильно! Да, пока жива хоть частица души той колдуньи, ему суждено вечно жариться в пекле безо всякой надежды на свободу. – Но почему он начал охотиться именно здесь и сейчас? Неужели... – я не договорила. – Что? – вцепилась в меня Лерука. – Что такое? – Кажется, я догадываюсь, кто будет следующей жертвой... Лера, помнишь ту девушку, что в прошлом году приезжала в гости к нашей соседке бабушке Люде? У неё ещё такое редкое имя... – Беата! И она как раз и темноволосая и зеленоглазая... и бабушка Люда сказала, что она приезжает... – Завтра, – докончила я. – Она приезжает завтра. Надо её будет как-то предупредить... – Ага, и она примет тебя за чокнутую! – покивал Чёрный. – Я бы на её месте ни за что не поверил. – Надо будет её убедить в том, что мы говорим чистую правду, и ты нам в этом поможешь! – Интересно... и как же я это сделаю? – Ты просто покажешь ей своё истинное лицо! Тогда-то она точно поверит в то, что раз вампиры существуют на самом деле, то и до адских псов рукой подать! – решительно сказала я. Беата приехала на следующий день. Несколько часов мы, словно поклонники-неудачники, торчали у забора того дома, где жила бабушка Люда, надеясь поймать её внучку и поговорить по душам, но Беата была неуловимой словно герои-мстители из одноимённого фильма: то она ушла в магазин, то к подружке, то купаться и неизвестно, когда она вернётся... Собственно, там мы её поймать и решили, рассудив, что при свете дня адский пёс вот так просто мочить никого не станет. – Привет, Беата! – излишне жизнерадостно сказала Лерука и, задыхаясь от долгой ходьбы, плюхнулась на песок рядом с девушкой, которая лениво приоткрыла один глаз, обозрела им новоприбывшую и вновь его закрыла, решив не отрываться от процедуры загорания: – А-а, это ты... Приветик... Извини, я загораю. – Нам надо срочно поговорить! – вмешалась я. – Беата, тебе грозит смертельная опасность! – Какая же, интересно? Стать фотомоделью? Вам-то это точно не грозит! – ехидно усмехнулась нахалка. У Леруки сузились и начали светиться глаза. Понимая, что начинает попахивать скандалом, который может легко перейти в небольшое мордобитие (а то, что мордочку набьют именно Беате – было ясно как дважды два, особенно если учитывать разные весовые категории предполагаемых участниц боя без правил), я поспешно сказала: – Ты слышала о том, что в нашем городке убили девушку? Она, между прочим, была темноволосая и зеленоглазая... как и ты! – Ну и что? Это теперь такой параметр, по которым можно мочить именно тех, кто под такое описание подходит? – усмехнулась Беата. – Так и вы под такое описание подходите... немного! Что ж до сих пор в живых ходите? Может, умницы, вы ещё и знаете, кто её убил? – Адский пёс! – выпалила Валерия. Беата покрутила пальчиком у виска, сочувственно посмотрела на меня – мол, как ты ещё уживаешься с такой психопаткой? – и встала с песка, попутно прихватив полотенце. – Пойду-ка я домой... – вздохнула она, и только было повернулась, чтобы уйти, как Лерку точно взорвало: – Не понимаю, какого вообще хрена мы распинаемся тут перед этой дурой?! Охотится этот пёс за потомком светлой колдуньи и пусть себе охотится на здоровье! Что, будем предупреждать каждую дуру и никакой тебе благодарности?! Беата, уже сделавшая несколько шагов по тропинке, внезапно остановилась как вкопанная и стояла так долго, что я поневоле встревожилась: – Беата... Что с тобой? Тебе плохо? Перегрелась на солнце? – Нашла о ком заботиться! – фыркнула негодующе Валерия, всё ещё возмущённая поведением предполагаемой жертвы – надо же, её предупреждают, о ней беспокоятся... и что взамен? Фырки и насмешки? Не-эт, роль спасительницы совсем неблагодарная роль, что ни говори! – Откуда ты это знаешь? – ровным голосом спросила девушка и повернула к нам побледневшее лицо. – Ну, про белую колдунью... Ведь она мне снилась и сказала, что... Но ведь это всего лишь сон, правда? – Это не сон, Беата и мы тебе это докажем. Беата сидела, крепко обхватив себя за плечи и уставившись куда-то в одну точку. Чёрный, только что закончивший свой рассказ, замолчал и выжидающе уставился на неё. – И что мне делать? – наконец жалобно спросила она. – Прятаться? Но где? И потом, если я и выживу, то он может добраться до моей дочки... или внучки. Они-то в чём виноваты?! Может, вы подскажете, как эту тварь можно уничтожить? – Чего не знаю, того не знаю! – растерянно развёл руками вампир. – Наверно, об этом знала только та ведьма – твой предок, но она давно мертва и вряд ли доверила свой секрет бумаге... в те-то дикие времена! – Домой пора! – неожиданно решительно сказала Беата и поднялась с кресла. – Полночь уже... Бабушка волноваться будет, хоть я ей и сказала, что в гостях у друзей. Полночь как– никак! – Мы проводим тебя, – предложил Чёрный и тоже встал, подавая тем самым пример всем нам – мне, Юрику и Валерии. ...Путь наш лежал через парк. Мы тихонько пролезли сквозь решётку, стараясь не привлечь внимания сторожа – не в меру бдительного дяди Коли и направились по дорожке, ведущей к задней калитке, а оттуда было уж и рукой подать до наших домов... и внезапно за нашими спинами послышалось громовое рычание. – О нет! – пролепетала я и чуть не села на дорожку – так подкосились со страху ноги. – Чё-орный, ну скажи, что это просто безобидная собачка... Ведь всё именно так?! Тёмная тень плавно пронеслась над нашими головами, и перед испуганными нами предстал огромный угольно-чёрный пёс с глазами, в которых полыхали отблески адского пламени. – Наконец-то! – прорычал пёс и стал меняться у нас на глазах, постепенно превращаясь в высокого худого человека с худым измождённым лицом и в потрёпанной чёрной одежде старинного покроя. – Теперь-то я смогу вернуться на землю... Ты, мерзкая девка, сделала хитро, что вовремя умерла, и я не смог тогда добраться до тебя, но сейчас я наконец-то уничтожу твою кровь, и твоя смерть даст мне новую жизнь! Чего стоите, жалкие смертные? Убирайтесь, пока я милостиво позволяю вам это сделать, а иначе... Что ждёте? – Я тут ни при чём! – отчаянно крикнула Беата, пятясь назад и в панике оглядываясь на нас. – В чём моя-то вина?! – Только в том, что ты на свою беду потомок Белинды – той, что заточила меня живым в Ад! – на удивление мирно ответил колдун, взмахнул рукой и из неё вырвалось чёрное пламя, которое устремилось на в ужасе закричавшую Беату, что в ужасе присела и закрыла голову руками, словно это как-то могло спасти её, полупрозрачным покрывалом окутало хрупкую фигурку и вдруг... пропало! – Что?! – удивился колдун. – Не может этого быть! И тут он закричал... а мы смотрели на девушку, смотрели и не узнавали её! Беату окутывало белое сияние, которое плескалось воздушными волнами вокруг её тела подобно невесомому шифоновому покрывалу и словно меняло девушку, делая её и выше и намного стройнее... Менялось и само лицо Беаты – нет, черты его оставались прежними, но в них проступила многовековая мудрость, особенно это отражалось в глазах, которые так странно смотрелись на нежном и таком юном лице... – Думаю, пора довести до конца то, что я начала семьсот лет назад! – мелодичным голосом произнесла Белинда (ибо это была она) и запела. Звуки её голоса переливались и струились, то взвиваясь вверх подобно птичьим трелям, то начинали звучать колокольным набатом и колдун дико закричал, падая на колени и сжимая голову дрожащими руками. Земля под ним начала трескаться, пропуская на волю языки алого пламени. – Твоё время закончилось! – безжалостно прогудел низкий голос. – Пора! – Нет! – яростно завизжал колдун, вертясь во все стороны словно уж на сковородке. – Немного, ещё немного времени... Ведь я почти добился своего!!! – Семьсот лет истекли! – неумолимо-равнодушно ответили ему и в тот же миг земля под ногами колдуна разошлась, и он с воплем полетел вниз, прямо в языки ожидающего его пламени... и провал мгновенно пропал. – Моя магия даже не понадобилась... – мелодично сказала Белинда и последовавшая за её словами вспышка невыносимо яркого белого света на какое-то время лишила нас зрения, а когда мы наконец-то проморгались, то перед нами стояла уже прежняя Беата. – Вы чего? – удивлённо спросила она. – Головы закружились, да? Говорила же вам, что лучше сразу пойти домой, а не шляться по ночным паркам... и вот вам, пожалуйста! – А ты разве ничего не помнишь? – поразилась Валерия. – Интересно, что я должна помнить? – недоумённо пожала плечами девушка. – Вроде бы в кафе не ходили, не с чего и пьянеть до потери сознания... Да что с вами такое?! – Ничего особенного! – толкнул в бок Чёрный Лерку, которая вознамерилась было просветить Беату насчёт всего, что только что произошло. – Всё очень хо-ро-шо и никакая опасность нам не грозит! Это он повторил уже непосредственно для Валерии, так как я не дура и поняла быстро, что далее распространяться насчёт несостоявшейся стычки с колдуном и чудесного и своевременного появления прародительницы-колдуньи не стоит, так как девушка нам не поверит, в любом случае сочтёт сумасшедшими, даже если бы были вещественные доказательства (а их не было) и Белинда правильно сделала, что стёрла память своей дальнему потомку, потому что после такого спокойно жить никто бы не смог. Лерка тоже наконец это поняла и надулась словно мышь об крупу. – Вы уверены... – начала было Беата, но тут позади раздался резкий свист и замелькал луч фонарика. – Ошибся ты, Чёрненький, опасность нам грозит и ещё какая... – прошептала Лерука. -Дядя Коля на подходе, а он, если на службе, то будет поопаснее любого адского пса... Бежим, чего стоите?!! Беата, Чёрный и Юрик сориентировались моментально и кинулись в ближайшие к ним кусты, а мы с Лерукой замешкались, были застуканы с поличным и попали в луч фонарика. – А-а, Наташка и Лерка! – торжествующе крикнул дядя Коля. – Что, по ночам по парку шляетесь? Ну-ка, идите сюда! Мы нерешительно замерли, переглянулись и... рванули прочь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю