290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 16)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 17 страниц)

2004 г

БАЮ-БАЮШКИ... БАЮН! Ночь. Тишина. На улице царит приятная прохлада, спокойствие такое, что даже злобные сторожевые псы на какое-то время потеряли всю свою бдительность и мирно дрыхли в своих конурах, изредка поскуливая и подрыгивая лапами в вечной погоне за своими извечными врагами – жуликами. Те, естественно, ловились... но тут же вырывались и позорно бежали прочь, трусливо посверкивая сквозь дыры в штанах голыми задницами. Андрей вздохнул и перевернулся на спину. Сон, который пришёл с небывалым трудом, был настолько физически ощутимо тяжёлым, что даже дышалось с трудом. Он не открыл глаз (попросту не смог – веки напрочь отказывались подчиняться!) и так и не увидел, как у него над грудью завис слабо светящийся клубочек, который внезапно ярко вспыхнул и появился... огромный жёлтый кот в тёмную полоску. Он медленно повёл головой, сверкнув не по-кошачьи большими и круглыми серебристыми глазами, повёл пышными усами и, приподняв одну лапу, выпустил из неё когти... и вцепился ими в грудь мужчины. Тот, не в силах проснуться, громко застонал и этим разбудил сладко спящую рядом жену Лену. Та спросонья вскинулась, ничего не понимая, протёрла глаза и уставилась на гигантского кота, нагло усевшегося на груди её мужа. – Брысь... Брысь отсюда! – тихонько шепнула она, попыталась приподнять руку, чтобы прогнать здоровенного котяру, но тот улыбнулся, отчего женщину пробрала дрожь, ибо она никогда до сих пор не видела улыбающихся котов, что-то напевно промурлыкал (от этого мурлыканья тело женщины мгновенно обмякло) и дёрнул лапой, рассекая кожу и плоть острыми как бритва когтями. Брызнула кровь и кот мгновенно переменился. Глаза его вспыхнули мрачно-алым пламенем, из пасти вылезли тонкие как иглы зубы... – Мало мяса, мало-о-о-у! – зашипел он и вгрызся в тело спящего. Наутро в городке только и было разговоров, что о загадочном убийстве. Истерически рыдающую женщину, на глазах которой так зверски убили её мужа, увезли в больницу, сам же полусъеденный труп, который лишь вчера был полным сил мужчиной, отправили в морг, чтобы установить причину смерти. Хотя чего уж там устанавливать, если от жертвы остались практически рожки да ножки... Едва только я, после работы направившись к графу в гости, переступила порог его дома, как все, кто в это время там находился (а присутствовали все!), набросились с расспросами: мол, если ты работаешь в больнице, то должна (нет, просто обязана!) знать всё и то, что я работала в детском отделении, их никоим образом не касалось... Вот подавай им ВСЁ и с мельчайшими подробностями! Особенно старалась Валерия, выбивая всё возможное и невозможное для своей газетушки... – Не знаю я ничего! – наконец просто взвилась я. – Чего привязались?! Мне, естественно, не поверили... – Ну, Натуся, что тебе стоит? – нудела Лерука таким противным голосом, что просто хотелось взять её за ручку и отвести в этот самый морг и ткнуть мордочкой в этот самый труп – в общем, сделать всё, лишь бы больше не слышать её противного голоска! Сен-Жермен в это время невозмутимо смотрел телевизор, на котором в который раз назойливомелькала реклама. Предлагали жевательную резинку “Сайв”... Молодой мужик, сидя в какой-то фигне странной конструкции, летел сквозь трубу, после чего сладко-мужественный голос обещал бесперебойную свежесть в течение всего дня. – Странная реклама! – оторвался от ящика Клод и поворачиваясь в нашу сторону. – Лично мне кажется, что в ней лучше бы предлагать памперсы, а не жвачку... с такой-то высоты падать да без последствий для нижнего белья! – Ага, как мороженое “Бодрая корова”! – мрачно сказала я. – Ну просто лозунг для нариков – “Взбодрись и замычи!” – Ты мне зубы не заговаривай! – рассердилась Валерия. – Расскажи всё, а то... Мне тэма нужна, понимаешь?! – Вот иди в психушку и сама добывай... свою тэму! И вообще, отстань от меня, я устала!!! Валерия так и сделала. На следующий же день – не знаю уж, какими правдами и неправдами – но она проникла в лечебницу и через пару дней в газете появилась статья: “Неведомый монстр терзает мужа на глазах у обезумевшей от ужаса жены. Кто он: инопланетянин или обнаглевший маньяк?”. Да уж, в чём-чём, а в красочности изложения Валерии отказать было нельзя... Статья не вызвала большой шумихи, хотя Лерка очень на это надеялась – читатели до того были пресыщены всяческой наушилапшувешательной белибердой в виде вампиров, инопланетян, барабашек и прочей фигни, что просто-напросто посмеялись над статьёй рыжей журналистки-выдумщицы, отложили газету в сторону, но прямо на следующий же день был обнаружен... ещё один труп. На этот раз им оказался безобидный бомжик по фамилии Заплаткин. Фамилия эта как нельзя лучше подходила к невысокому мужичку в костюме “от Версаче”, усеянном заплатками всех форм и расцветок... Нашла его дворничиха, которая тут же вызвала полицию и “скорую”, хотя помочь бедолаге было нельзя уже ничем. Судмедэксперты заключили, что причина смерти бомжа была точно такая же, как и у первого погибшего: неизвестное существо буквально разворотило грудь бомжа, выломало рёбра, добираясь до сердца, которое то ли съело, то ли унесло с собой, что было и так и эдак хреново. Вскоре за этим убийством последовало ещё одно... и ещё одно... и ещё... и ещё... Было совершенно очевидно, что все нападения происходили только во время сна жертвы, и та попросту не оказывала никакого сопротивления, хотя от боли, вызываемой разрывом кожи и плоти, проснулся бы любой. Может, она просто не могла, будучи одурманенная чем-то? Но никаких следов чего-либо усыпляющего или дурманящего в крови жертв так и не было найдено. Люди стали бояться ложиться спать, но стресс и усталость брали своё и они засыпали с тем, чтобы многие из них проснуться уже не могли... – Бли-ин! – простонала Валерия, с трудом поднимая покрасневшие от недосыпа, опухшие веки. – Я уже не могу... Спать хочу!!! – Не говори при мне этого слова! – озверел Юрик. – Меня только от него уже... укачивает! – Так вы ложитесь спать! – неожиданно предложил граф-вампир. – Да не бойтесь, я и Чёрный с Роландом последим за вами... в случае чего, отгоним любую нечисть! ...Через пару минут зал дома Сен-Жермена напоминал ночлежку “от кутюр”: я и Валерия дрыхли мёртвым сном на удобном мягком диване (нам, как нежным девушкам, предложили самое удобное место для сна), Юрик устроился в кресле, положив голову на подлокотник, Юрий свернулся клубком на ковре из шкуры тигра-альбиноса и высвистывал носом какую-то незамысловатую мелодийку... – Завидую! – вздохнул Чёрный и украдкой зевнул. – Заразился... Странно, почему же этот неведомый монстр не нападает на нас, вампиров? – Попробовал бы только... – хмыкнул Роланд. – Эй, смотрите! Юрик, лежавший в кресле, внезапно повернулся на спину, бессознательно теребя на груди полурасстёгнутую рубашку. Над ним возник в воздухе слабосветящийся шарик, послышалось напевное мурлыканье, и шарик превратился... в огромного полосатого кота. “Котик” повернул в сторону оцепеневших вампиров круглую голову, сверкнул серебристыми как луны глазами, показал в нехорошей улыбке острые как шипы зубы, занёс над грудью спящего парня лапу, обнажив здоровенные когти и вонзился ими в тело жертвы. Юрик вскрикнул, замотал головой, пытаясь проснуться, но не тут-то было! – Гони его! – крикнул граф Чёрному. Вернее, это ему показалось, что он кричал – на самом деле голос его прозвучал тише мышиного писка. – Не могу... – прохрипел Эдуард, пытаясь пошевелить хотя бы рукой. – Эта тварь что-то с нами сделала! “Тварь” откровенно жутко улыбнулась и провела лапой по груди парня, оставляя на гладкой коже пять глубоких бороздок, которые мгновенно заполнились кровью. Юрик хрипло застонал, веки его задёргались, но так и не смогли подняться, побороть наведённый сон. Кот усмехнулся ещё шире, занёс лапу для очередного удара... Оконная рама словно взорвалась, осыпав всех присутствующих осколками стекла и щепками и в комнату влетел мохнато-колючий клубок. Скорпионий хвост просвистел над головой кота и тот, недовольно зашипев, мгновенно растворился в воздухе – исчез, словно его и не было. Все тут же очнулись. Юрик с побелевшим от ужаса лицом уставился на кровавые полосы на своей груди, но Сен-Жермен торопливо увёл его в ванную, чтобы промыть раны и продезинфицировать их: мало ли какая гадость могла таиться на когтях мерзкой твари? Потом перевязанного, напоенного по самые уши успокоительным Юрика уложили отдохнуть от пережитого в зале, а сами собрались в углу тут же, стараясь говорить как можно тише... – Ничего не понимаю! – признался граф-вампир, удручённо разводя руками. – Кем же должен быть этот урод, чтобы лишить сил даже вампиров? На наших глазах чуть было не погиб наш друг, а мы были попросту бессильны... – Нечего себя винить! – басовито вмешался мантикор (именно он так вовремя пришёл на выручку). На него зашикали, и Манти поспешно перешёл на шёпот. – Могло быть и хуже. Только, боюсь, это лишь начало... Баюн обычно не отказывается от попытки вернуться и добить свою жертву, а тут такое дело – ему впервые оказали достойное сопротивление... Ну, как да оставить всё как есть? – Баюн? – удивилась я. – Постой, но это же сказочный персонаж... – А я, по-твоему, кто – домашний зверёк, которых тысячи по квартирам? – хмыкнул мантикор. – Разве я не существо из мифов, которого по идее и быть не должно... но которое тем не менее есть? Если существую я, то могут существовать и Баюн, и леший, и кикимора... – Но их нет и никогда не было! – упрямо сказала Лерука. – В них верили наши пра-пра-прабабушки и дедушки, а мы не настолько глупы, чтобы... – Они, значит, глупые, а ты такая вся из себя умная, да? – зашипел мантикор. – Запомни, девчонка, в те времена существовало много такого, что сейчас называют нечистой силой, но тогда они нечистью не считались. Вот и кот Баюн... Его недаром так зовут. Своим мурлыканьем он усыпляет человека, а потом раздирает его тело острыми когтями и поедает то, что понравится! В сказках он, как правило, нападает на приходящих к нему царевичей, которые спасаются тем, что надевают на голову три железных колпака, а на грудь – три кольчуги. Кот пытается их разорвать, но на третьей кольчуге теряет свою силушку и тогда уж царевич вовсю дубасит его по очереди тремя прутьями – медным, оловянным и железным, заставляя его отвечать на свои вопросы. – М-мама... – передёрнулась Валерия. – А колпаки-то зачем? Или он, кроме сердца, любит и мозгами закусить? – Думаю, мозгами современных людей много не наешься! – философски сказал Манти. – В сказках, впрочем, про это ничего не написано... – Значит, этот котяра может запросто вернуться вновь, чтобы добить Юрика? – задумчиво произнёс Сен-Жермен. – Что ж, пусть приходит... Юрик, накачанный снотворным (в сознательном состоянии он наотрез отказался участвовать в сем сомнительном мероприятии по укокошиванию себя любимого и поэтому пришлось его на время усыпить...), мирно почивал на широкой удобной кровати, упакованный по самое “не балуй” – три армейские каски из какого-то особенно прочного сплава и супернавороченный бронежилет (и где только граф их раздобыл? Хотя, если учесть, что у его темнейшества много-много денежек...), надёжно укрывали его щуплое тело. Я, Лерка и Юрий были заперты в платяном шкафу во избежание травм со стороны Баюна... Впрочем, травмы обещали быть, причём с нашей стороны, после освобождения и совсем не коту. Тем временем Чёрный, Сен-Жермен и Роланд уселись неподалёку, решив сыграть в “подкидного дурачка”, раздали карты и... Светящийся шарик устроился на груди Юрика и, как и в прошлый раз, трансформировался в огромного кота с глазами-лунами. Вампиров вновь охватило странное оцепенение: не пошевелить ни рукой, ни ногой... Баюн презрительно усмехнулся и изо всей силы ударил лапой спящего Юрика. Послышался противный скрежет... Не знаю, как уж у остальных, но у меня по спине побежали здоровенные мурашки – до того был противный и мерзкий звук. Да, мы не спали (может, потому что Баюн решил не усыплять нас – мол, пусть полюбуются на гибель своего друга, а может, и ещё по какой другой причине...). – Что такое? – неожиданно произнёс Баюн мягким мурлыкающим голосом. – Откуда?.. Подготовились, значит? Ну да ничего, я с лёгкостью рвал и железо! Ещё удар – и ткань, обтягивающая бронежилет, разошлась в стороны. Баюн захихикал, ударил вновь... и когти его прочно застряли! Он зашипел, попытался вырваться – бесполезно. Шерсть его поднялась дыбом, замерцала: похоже, Баюн попытался раствориться в воздухе, но не тут-то было – бронежилету было глубоко наплевать на все его магические штучки, и просто так отпускать кота он явно не собирался. – Отпустите! – наконец прошипел он, поняв, что все его попытки уйти бессмысленны. – Отпустите, не трону я вашего дружка… и вас тоже! Ах, да... Оцепенение, окутавшее вампиров, спало как по мановению руки... Сен-Жермен встал, потянулся и, неторопливо подойдя к коту, заинтересованно уставился на него. – Всё, насмотрелся? – раздражённо спросил Баюн, который, похоже, не любил столь неприкрытое к его особе любопытство. – Отпускай теперь, вампирюга! – Ещё и хамит! – возмутился Чёрный. – Может, и нам угостить его прутьями? Металлическими? Баюн негодующе зашипел и так зыркнул на Эда, что тот мгновенно стушевался и выскользнул из зала от греха подальше... – И что ты на мышей не охотишься? – вздохнул Роланд, вызволяя лапу кота. – И людям спокойнее и польза опять же... – И что ты молочко не пьёшь? – фыркнул Баюн. – Вопросов больше нет? Запомни, вампирёныш, у тебя свой образ жизни и свои вкусовые привычки, а у меня свои... И выпустите своих подружек из шкафа, задохнутся ещё... С этими словами Баюн медленно растворился в воздухе, оставив на память о себе лишь глубокие царапины на бронежилете... – Эх, зря вы выпустили его просто так! – вздохнула пришедшая в себя Валерия, выбравшись из шкафа и отряхиваясь от пыли. – Надо было спросить, дадут ли мне когда-нибудь место главного редактора нашей газеты...

2010 г

ШЁПОТ ШУРАЛЕ Дом в роскошном псевдокупеческом стиле понравился сразу же, как только мы все его увидели... – Умеешь же ты делать покупки, Чёрный! – с ноткой зависти произнёс Юрик, которому, кстати, по части этих самых покупок отчаянно не везло: что бы он ни купил, всё уже через пару недель (максимум – месяц...) ломалось, да ТАК ломалось, что ни одна мастерская починить уже не могла... – А то! – страшно довольный собой, ответил Эдуард. – Здесь нужен всего лишь небольшой ремонт и – живи себе на здоровье! Кстати, а где же ремонтники? Он махнул нам рукой, приглашая пройти следом и, открыв высокую резную дверь из потемневшего дерева неизвестной породы, исчез в тёмном проёме, предоставив нам самим разбираться – куда и как идти. – И никого тут нет! – сказала Лерука, осмотревшись по сторонам. – Ремонтников этих самых! – С чего ты так решила? – поинтересовался Сен-Жермен. – Во-первых, машины их нет, во-вторых, следы от её колёс зигзагами шуруют прочь от дома, в-третьих... – Никого нет! – крикнул Чёрный, появляясь в окне. – В-третьих, нигде не включён свет, а уже довольно темно, – закончила Валерия. – Твои ремонтники умотали отсюда и сделали это, кстати, в большой спешке... Вон даже их чемоданчики с инструментами лежат. Это как же надо было напугать мужиков, чтобы они свои орудия труда побросали? – Вы идёте или нет? – обозлился Эдуард. – Устроили тут детективное расследование, понимаешь... Дождь собирается! И в самом деле – небо, и без того тёмное, помрачнело ещё больше, набежавшие тучи надёжно укрыли луну и звёзды, подул прохладный ветер... Начали падать редкие пока ещё капли дождя и мы поспешили войти в дом, который встретил нас едва уловимым запахом сырости, изредка перебивающем ни с чем не сравнимый аромат пыли и... и ещё что-то. – Просторный! – с одобрением сказала я. – А кто здесь раньше жил, не знаешь? – Дом построили в конце девятнадцатого века, насколько мне известно, а кто здесь жил... Сначала вроде бы какой-то купец... – Так далеко от прочих? – Раньше это считалось вполне обычным делом, ведь людям хотелось жить в тишине, подальше от любопытных глаз, на лоне природы. Потом произошла революция, дом у купца отобрали и сделали здесь санаторий для больных детей. Во время войны дом пустовал, а после здесь обосновался приют для детей-сирот... – И вот наконец его купил ты? – съехидничал Юрик. – Ты не ошибся! – усмехнулся Эдуард. – Его купил я и собираюсь сделать тут свою загородную усадьбу. Будем отдыхать на свежем воздухе! Время было уже позднее, так что мы, наскоро заправив надувные матрацы привезёнными из дома простынями, опустили свои усталые головушки на подушки, также прихваченные из родных пенатов, и мгновенно уснули. Мы – это, как вы понимаете, Юрий, Юрик, Лерка и я. Вампирам ночью сон не требовался и они, посовещавшись, решили, что ничего страшного с нами спящими за одну ночь не случится и, сев в машину, укатили прочь. Охотиться. ...Леруку словно что-то толкнуло под бок, и она мгновенно проснулась. – Эй, Наташка! – тихо прошептала она. – Ты спишь? В ответ слышалось лишь тихое сладкое посапывание... Вздохнув, Лерука выбралась из-под одеяла, вышла из комнаты, где все спали вповалку и, остановившись в коридоре, задумалась – и где же тут туалет? Подумав и, в конце концов, придя к решению, что искомое может находиться лишь внизу, Валерия развернулась и направилась в ту сторону, где был лестничный пролёт... – Куда собралась? – прохрипел низкий голос. Лерка, похолодев, обернулась и увидела... – Наташка, зараза!!! – рявкнула она. – Совсем чокнулась?! – А-а, струхнула? – хихикнула я и прокашлялась. – Чего по ночам шляешься? К любимому бежать собралась? – В туалет хочу... – буркнула Лерка. – Ты знаешь, где он находится? – Понятия не имею. Да ты лучше на улицу сходи, проблем-то... – И то дело! – согласилась Валерия и мы, спустившись вниз, подошли к входной двери, попробовали её открыть... и потерпели неудачу. – Они её закрыли! – зашипела Валерия, припрыгивая на одной ножке – приспичило не на шутку! – Уехали, сволочи, и закрыли нас! А если пожар?! – Сплюнь! Да почему ты так уверена, что они уехали? – В окно посмотри, машины-то тю-тю! Умотали куда-то и... – Ну, проголодались мальчики... Утром прибудут. – Утром?! А куда мне в туалет ходить?!! – Пошли пои... – начала было я и осеклась, так как именно в этот момент входная дверь скрипнула и начала тихо открываться. – М-мама... – проблеяла Лерка и вцепилась в меня как клещ. – Ч-что это?! За дверью никого и ничего не было. Абсолютно никого и ничего! – Может, её просто заело и поэтому у нас с первого раза и не получилось открыть? – задумчиво спросила я. – А сейчас ослабла и сама отворилась... Чего стоишь, сама ведь рвалась наружу? Ой, да ты только посмотри, какая на улице благодать! На улице и в самом деле было невероятно, просто сказочно хорошо: тучи разошлись, выпустив из своего плена яркую как фонарик луну и хрустальные звёзды, после приятного дождичка в воздухе разлилась приятная прохлада... – Иди быстрей! – подтолкнула я Лерку и та, словно очнувшись, поспешно затрусила в сторону кустов, что росли неподалёку, за которыми и присела. – Только ты не уходи, – предупредила она меня. – А то мало ли кто здесь водиться может... – Не уйду, не беспокойся... Пока Валерия занималась своими делами, я всматривалась в темноту, слегка затронутую бледным светом луны, и внезапно краем глаза заметила какое-то движение – словно кто-то или что-то шмыгнуло за угол дома и затаилось там. – Лер, ты что там застряла? – немного нервничая, позвала я. – Уже всё... иду! – послышался голос Валерии и тут же зашуршали кусты, сквозь которые продиралась моя подружка. – Смотри, огни. Фары, по-моему... Уж не наши ли ненаглядные вампирчики едут? – спросила она, всматриваясь вдаль. – Тебе виднее, – пожала я плечами. – Подождём их здесь или под крышей дома концерт устроим? – Подождём... Я им покажу, как запирать нас в незнакомом помещении! – Лер, я же уже сказала, что... – Да, что они нас не запирали, а дверь просто заело! – фыркнула Валерия. – Вот сейчас и посмотрим, что скажут в своё оправдание эти голубчики... Огни приблизились, и теперь уже точно было ясно, что Лерка не ошиблась – это автомобиль и автомобиль именно наших друзей. – Дверь сломали, да? – спросил Эдуард, выбираясь из машины. – К кавалерам, небось, шастали? – Вы зачем нас заперли? – мрачно вопросила Лера. – Погибели нашей захотелось? – Для вашей же безопасности! – оправдывался Чёрный. – Вдруг пришли бы грабители и... – Грабители могут пробраться и через окно! Чего ж вы окна-то не заколотили? – Надо будет – заколотим! – обозлился Эдди. – А ну, марш в дом! Мало ли кто тут бродить может? Он за шкирку втащил нас внутрь, но я как-то сумела повернуть голову и вновь увидела тонкую тёмную фигуру, выглядывавшую из-за угла дома... На следующий день дел было, что называется, по самые уши. Роланд (от имени своего папочки) отправился в фирму, у которой они и делали заказ на ремонт разбираться, почему это мастера сбежали, так и не начав ничего делать, хотя деньги уже получили. В фирме долго извинялись, потом под пристальным, холодным взглядом парня-вампира вернули все деньги, в том числе и за моральный ущерб и это был первый и единственный в мире случай, когда строительная контора расставалась с деньгами с такой неприкрытой радостью! – Что теперь делать, ума не приложу! – пожаловался нам Чёрный, когда Роланд вернулся и сообщил, что никто к нам идти не хочет. – Кого ещё приглашать? Гастарбайтеров? – Ещё чего! – возмутился граф-вампир. – Да мы сами такой ремонт сделаем, что любо-дорого глядеть... Да, девочки-мальчики? Мы его оптимизма как-то не особенно разделяли, так как прекрасно знали, что ремонт – это дело ой какое долгое и начать его очень трудно, а закончить – ещё труднее и нам вовсе не улыбалось провести весь август за покраской стен и мойкой окон... – А почему ремонтники отсюда смылись? – спросил Юрик. – Работы испугались? – Нет, они сказали, что здесь живёт привидение, – ответил Роланд. – Но это же полная чушь... – Почему же? Вполне возможно, что так оно и есть... – А потому, что сюда прилетал Наташкин призрак и дежурил несколько ночей! – Так вот почему его не было три ночи подряд? – воскликнула я. – А вернулся отдохнувший... аж протоплазма светилась! Значит, он сказал, что никаких признаков паранормальной активности не наблюдалось? – Выражайся человеческим языком, а? – попросил Чёрный. – Да, привидений тут нет и, по-моему, эти работнички просто не захотели вкалывать... Ну, когда приступаем? – Да хоть завтра! – уныло протянула Валерия, поняв, что Эд от нас просто так не отстанет и всё равно своего добьётся... ...Через день мы начали грандиозный широкомасштабный ремонт. Работы было ой как много: покраска стен и рам, побелка лепных потолков (Чёрный ни за что не хотел их красить масляной краской), полировка бронзовых ручек у дверей и оконных рам... К концу дня мы выдыхались по полной и, если бы не наши вампиры, вряд ли этот ремонт когда-либо закончился... – Не могу больше! – простонала Валерия и картинно рухнула на диванчик, подняв при этом кучу пыли. – Сил нет... Пристрелите меня, а?! Мрачно наблюдавший за ней Чёрный, круто развернувшись, исчез за дверью и вскоре появился вновь, держа в руке пистолет. – Тебя куда пристрелить? – деловито спросил он, прикручивая к стволу глушитель. – В живот, в затылок или в лоб? С этими словами он нажал на курок, прозвучал приглушённый выстрел и Лерука, никак не ожидавшая, что её желание может вот так легко сбыться, с визгом вскочила с дивана и рьяно принялась за работу. – Вот как-то так... – довольно произнёс Эдуард. – Что, кто-нибудь ещё желает, чтобы его... пристрелили? Нет, желающих более не оказалось. – Совсем озверел! – жаловалась мне Лерука, тараща испуганные зелёные глазищи. – Так шутить... А если бы я заикой стала? – Ну, ведь не стала же... Зато какой стимул! – Эй, хватит болтать! – крикнул от дверей Чёрный. – Вы принимаетесь за работу или мне опять пистолет брать? – Принимаемся... – вздохнула я. Через неделю дома было просто не узнать: сияющие до блеска, натёртые паркетные полы, прозрачные стёкла окон, позолоченная лепнина потолков... Красотища была такая, что хоть сейчас балы задавай! – Мебель только всё портит... – вздохнул Чёрный, удручённо обозревая потёртые диваны и стулья. – Ничего, завтра позвоню в мебельный магазин и закажу всё, что надо. А вы пока отдыхайте! Все разбрелись кто куда: Чёрный, Сен-Жермен и Роланд, сев в машину, вновь укатили в неизвестном направлении (то есть ужинать), Юрий завалился спать, Юрик уткнулся носом в журнал, заодно сунув в уши наушники от сотового и включил музыку, ну а я и Лерука отправились побродить по гулким, пустым пока ещё комнатам и полюбоваться на дело рук своих. – Молодец всё-таки Чёрный! – восторженно сказала Валерия, когда мы вошли в просторный зал, созданный будто только для того, чтобы в нём кружились в танце роскошные дамы в вечерних туалетах и кавалеры в строгих смокингах. – И работящий, и хозяйственный, и... – Рабовладелец! – усмехнулась я, вспомнив, как “хозяйственный” Эд чуть не пристрелил разленившуюся Лерку. – Быстро же ты забыла неделю рабского труда! – Зато какой результат! – не сдавалась Валерия. – И сама посуди, как бы мы... Кто это?! В её голосе прозвучал такой испуг, что я моментально развернулась, уставилась в ту же сторону, но... ничего не увидела. – Чего ты? – Там... там кто-то только что прошёл! Высокий такой, худющий и, по-моему, даже горбатый! – пролепетала Лерука и немножко икнула. – Может, тебе показалось? – с сомнением спросила я и тут тоже увидела высокий силуэт, легко скользящий вдоль стены и стремительно приближающийся к нам. – Бежим! – взвизгнула Валерия, приходя в себя, и сорвалась с места, волоком потащив за собой и меня, но едва мы подбежали к двери, как та сама по себе... захлопнулась перед нами! Я в панике задёргала ручку, из всех сил толкнула её плечом – безрезультатно. – Наташка, не суетись... – мёртвым голосом проблеяла Лерка. – Всё, нам полный капец... Я обернулась и вжалась спиной в деревянную поверхность так предавшей нас двери, изо всех сил мечтая пройти её насквозь, но это, к сожалению, было невозможно... Перед нами стояло самое странное существо из всех тех существ, которых нам только довелось повидать: высокое, тонкое, горбатое, с тонкими длинными пальцами на руках и ногах, небольшой рог посреди лба венчал сию просто невероятную “красу”. Продолговатые жёлтые глаза с плохо скрываемой насмешкой и любопытством рассматривали нас... – Я невкусная! – поспешила заявить Лерука, когда взгляд странного создания задумчиво на ней остановился. – Глядя на тебя, этого ну никак не скажешь! – не удержалась я, чтобы не подколоть подружку. И в самом деле – пышные формы Лерки сводили на нет все слова о возможной невкусности её плоти... разве только оно не очень любит жирное мясцо? – Жирное для здоровья вредно! – мгновенно нашла новый аргумент в свою защиту Валерия, но в этот момент странное создание звонко хихикнуло и... превратившись в юную девушку необыкновенной красоты, насмешливо показало нам язык, бесследно исчезло! Дверь тут же открылась и мы, обретя долгожданную свободу, помчались на первый этаж, где отдыхали братцы-Юрики. – Мы... мы сейчас такое видели! – задыхаясь, выпалила Валерия. – Оно сначала было таким, а потом – раз! – и превратилось! – Ничего не понял... – честно сказал Юрик, вытащив наушники. – Наташка, может, ты объяснишь? – В зале на втором этаже бродит странное существо – сказала я. – Высокое, худое, с рогом на лбу и способно превращаться в человека! – Ну, привидение! Ну, сволочь! – вскипела Лерка, наконец-то найдя козла отпущения. – Это, значит, нет тут никого?! Скотина слепошарая!!! – Привидений нет, он сказал! – заступилась я за своего домашнего призрака. – А то существо, по-моему, вовсе не призрак! – Не призрак?! – взвилась Валерия, и хотела было перейти к решительным действиям типа “драка”, но тут раздался голос Чёрного: – Что тут за диспут, а драки нет? – А-а, явились!! Драки, значит, хочется и зрелищ прочих, н-да? Так сейчас будет драка, будет! – подбоченилась моя подружка и воинственно сдула прядь рыжих волос со лба. – Ты куда привёз нас, маньяк?!! – В дом... – растерянно сказал Эдуард. – В дом с привидением! – взвизгнула Лерка, теряя всяческое самообладание. – Оно нас чуть не сожрало! – Привидение никого съесть не может, оно бесплотное, – спокойно произнёс Сен-Жермен. – Что произошло? – Мы с Наташкой пошли прогуляться, а там... – В бальной зале ходит какое-то странное создание! – поспешила сказать я, а то Лерка могла ни с того ни сего перейти на излишнюю многословность и красочность изложения, а сейчас это только бы помешало. – Такое высокое, худое, немного горбатое... – И с рогом посреди лба? – спросил граф. – И с ро... – начала было Валерия, осеклась и грозно прошипела. – Так... так ты знаешь?! – О чём? – невинно поинтересовался Сен-Жермен, но в его глазах прыгали смешинки. – О том, что здесь обитает шурале? – Скотины! – взвилась Лерка. – А ещё говорили, что здесь нет призраков, и Наташкино привидение для солидности приплели... Аферисты!!! – Наташкино привидение и в самом деле сюда прилетало, обследовало весь дом и заверило, что призраков здесь нет, – сказал Чёрный. – Так что зря шумишь! – А как насчёт этого твоего... как его там? А, шурале? – не унималась Лерка. – А шурале вовсе не призрак, к твоему сведению, – улыбнулся граф-вампир. – Он нечто вроде лешего – живёт в основном в лесах, пугает людей... – Что ж он в дом-то залез? – Может, этому шурале больше нравится в домах жить? – вступился за шурале Юрик. – Эдди, а что это вообще за зверь такой – шурале? – Говорят, что давным-давно, почти тысячу лет назад, в окрестностях Казани была башня, в которой обитал дракон-предсказатель. Предсказывал он всем, кто ни приходил, а за свою работу требовал определённую плату – молодых, красивых девушек, которых он либо пожирал, либо... ну, вы сами понимаете! – Офонареть! – округлила глаза Валерия, честно пытаясь сопоставить размеры дракона и размеры девушек, которых он “ну, вы сами понимаете!”. – Не хочешь ли ты сказать, что он их... ну... того? – Вот именно! – кивнул Чёрный. – Ну, так вот, от связи с этим драконом-извращенцем у многих девушек рождались странные, мало похожие на людей существа... – Шурале! – догадалась я. – Они самые. Многие из шурале осели в лесах, одичав окончательно, некоторые вступили в брак с людьми... – Как?! – Они могут с лёгкостью превращаться в простых людей, причём, в очень даже красивых. Наша шурале показала вам, вероятно, оба своих облика? Мы кивнули. – С тех пор многие шурале так и живут среди людей... и их дети живут, и их внуки, и их правнуки... Наша шурале, по-моему, очень любит путешествовать и бродить по разным местам. Вот сейчас ей приглянулся мой дом, потом он ей надоест и она пойдёт дальше... – Да пусть живёт здесь столько, сколько ей захочется! – внезапно сказала Валерия. – Интересно, а она сладкое любит? Мы прожили здесь целый месяц и за всё это время видели нашу шурале только три или четыре раза. Мешать нам она не мешала, только старалась напугать и, если ей это удавалось, заличалась счастливым звонким хохотом и исчезала. Потом она и вовсе пропала, и дом сразу как-то опустел... Правда, мы время от времени всё же изредка слышим шипящий, тихий шёпот. Шёпот шурале...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю