290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 2)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 17 страниц)

2003 г

ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ! Со времени нашего путешествия в параллельный мир (ну, вы помните, мы оттуда ещё Юрия с собой прихватили? Для тех, кто не читал о наших там приключениях, поясняю: Юрий – это наш Юрик, только в параллельном мире, и вот оттуда-то мы и прихватили его с собой, так как парню грозила нешуточная опасность) не прошло и двух месяцев. Рассказывать о нём более подробно не хочу – спаслись и хорошо. А вот дальше начинается самое интересное... Начать хотя бы с того, что Юрий срочно сменил ориентацию. Как он сам мне потом признался, ему до конца жизни хватит той “любви” которую он получал от Чёрного! Кстати, о Чёрном... Наш милый вампир не раз “ошибался” и обнимал Юрия, отчего тот бледнел, вопил не своим голосом и Чёрному это дико нравилось. – Да знаю я, что это не наш Юрик! – виновато он говорил каждый раз на все те упрёки, которыми мы его осыпали. – Но ведь они так похожи! Можно хотя бы помечтать, что это наш дорогой Юрик и что он больше на меня не кидается?! Вот попробуй, объясни такому дураку! С нашим Юриком у Юрия тоже сложилось не очень гладкие отношения. Юрий был очень добрым и покладистым парнем, всегда готов был помочь и Юрик начал бессовестно этим пользоваться. Началось всё с того, что он как-то попросил Юрия на два дня подменить его на работе (работал он шофёром в какой-то организации) и тот согласился – на свою же беду. Два дня растянулись на две недели, потом на целый месяц и, в конце концов, Юрий не выдержал. – Наташа, мне надо вернуться в мой мир! – сказал он, когда мы сидели вечером в парке и мирно поедали мороженое. От такого заявления я даже чуть не подавилась куском вафельного стаканчика! – Ты в своём уме?! Жить надоело? Разве не представляешь, что сделает с тобой тот Чёрный?! – Представляю, – спокойно сказал Юрий. – Но мне нужны мои документы, хоть какие-то вещи... Я здесь живу на птичьих правах! Думаешь, это очень приятно? – Вообще-то ты прав... Что ж, иди. – А... а разве ты не пойдёшь со мной? – робко спросил парень. – Я ведь один не справлюсь... – Думаешь, я с Чёрным драться буду? И не надейся! Во-первых, силы не те, во вторых у него там до фига и больше помощников, в-третьих... В общем, иду с тобой. Мы зашли на нашу заветную полянку, приблизились к кустам малины... Я поправила рюкзак, в котором сиротливо погромыхивали несколько осиновых кольев, зверски воняла здоровенная головка чеснока и позвякивали две серебряные вилки. Когда Юрий выразил робкое сомнение в том, что эти предметы способны помочь нам справиться с вампирами, я обозлилась и посоветовала ему тогда просто идти с белым флагом – авось растрогаются! Так, с перебранкой и полезли сквозь колючие заросли... ...Здесь уже был вечер. Хмурая луна изредка и неохотно проглядывала сквозь обрывки туч и, по-видимому, всерьёз подумывала, не смыться ли ей совсем... К тому же недавно прошёл дождик и земля была насквозь мокрой и холодной. – Вот везёт, так везёт! – с чувством сплюнула я. – Ненавижу дожди... – А я люблю! – заупрямился Юрий. – Под его звуки так хорошо дремать. – Дома хорошо дремать, а не шляться по улице! И вообще... пошли побыстрее, пока насморк не подхватили. Иди первый, Сусанин! Юрий грустно вздохнул, полез было сквозь кусты, и тут же шарахнулся назад. – Ты чего?! Какая оса тебя укусила? – Если бы оса... Там сидит один из помощников Чёрного... нет, не вампир, но тот, кто прислуживает им. Меня он, к счастью, не знает, но что же нам теперь делать? Было совершенно ясно, что сия “почётная стража” находилась здесь именно по наши души... Да, ждали нас и ждали, очевидно, с того самого дня, как мы удрали от них и вход в наш мир так обнаружен и не был, иначе плохой Чёрный и вся его братия давно бы уже была у нас в гостях... Что же делать? – Снимать штаны и бегать! – вслух сказала я самой себе. – Ты чего? – Так, о своём, о девичьем... А впрочем... Юрий, а тебе слабо со мной поцеловаться? – Я не против! – неожиданно радостно ответил тот. – Всегда готов! – Эй, эй! Не лезь так! Прекрати! Отпусти сейчас же!!! Ну, ты и нахал... – Знаешь, Наташа, давно хотел тебе сказать... В общем, ты мне нравишься. – Вампирам скормлю! – предупредила я, отцепляя от себя его руки. – Нашёл время в любви признаваться! – Какая же ты всё-таки колючая... – вздохнул Юрий. – Неужели я тебе совсем не нравлюсь? – На фиг ты мне сдался – беспаспортный и бесштанный? – хмыкнула я и, увидев, что Юрий обиделся, быстро добавила. – Шучу... Итак, слушай мой план! Выползаем из кустов... – Но там же... – Вот именно! Выползаем из кустов с таким видом, словно только что занимались там нехорошими делами. Он же мужик – поржёт и забудет! Надеюсь, что забудет... Вперёд! Я расстегнула кофточку почти до пупа, повыше задрала юбку и глянула на Юрия. Лыба у того была почти что до ушей. – Вот болван... Расстёгивай штаны и рубашку и дуй за мной! – Трусы снимать? – деловито поинтересовался парень. – Не волнуйся насчёт трусов, в морге разденут... Готов? А теперь за мной! Вампирский соглядатай, что сидел на скамейке, насторожился было, заслышав треск кустов но, увидев наши полураздетые фигуры, расслабился и заулыбался. – Эй, парень! – весело сказал он. – А почему не блондинка, а брюнетка, да ещё и очкастая? Красивее не нашёл? – А мне нравятся именно такие! – томно ответил Юрий, просовывая свою ладонь мне за пазуху. Я терпела и только мысленно и очень нецензурно высказывала своё крайнее недовольство. Под смех и шуточки вампирского приспешника мы благополучно вышли из парка, миновав ещё парочку соглядатаев и уж тут-то Юрий получил по полной программе за всё – и за “именно такие”, и за лапанье... Впрочем, обиделся он не сильно. На улице не было никого, как и в прошлый раз. Правда, тогда мы налетели на байкеров, но сегодня, как видно, они изволили кататься где-то в другом месте… и слава Богу! – Ну что, пошли к тебе домой? – спросила я, оборачиваясь к Юрию, который всё ещё потирал нарумяненную оплеухой щёку. – Ключ не потерял? Парень молча покачал головой и извлёк из кармана брелок с серебристым ключом. – Тогда чего стоим? Надо спешить! То и дело озираясь и вздрагивая от любого шороха, мы пулями пролетели то расстояние, что отделяло нас от дома Юрия и, с облегчением вздохнув, вскоре входили в подъезд, где было темно так, что хоть глаз выколи. – Слушай, Юр... Вы хоть изредка лампочки вкручиваете, а? Как можно в этакой темнотище ходить без неприятных последствий для собственного организма? – А зачем? – грустно спросил Юрий. – В этом доме я жил один. – Не поняла... А где же другие жильцы?! – Или на кладбище, или стали вампирами... А иные в качестве доноров заперты во дворце Чёрного. – А чего же он тебя оставил здесь? Забрал бы к себе... – Ему нравилось встречаться со мной в домашней обстановке. В каком-то смысле он был очень добр ко мне... – Ага, и пил твою кровь! – фыркнула я. – Очень добрый, просто слов нет. Открывай дверь, чего застыл? Юрий послушно вставил ключ в скважину, повернул его, дверь почти без скрипа отворилась, и мы осторожно вошли в притихшую пустую квартиру. – Свет не включай! – предупредила я парня, который уже было протянул руку к выключателю, но вовремя остановился и, помедлив, признался: – Я темноты боюсь... – Что-то я до сих пор этого не замечала... Ну, на, держи фонарик! Мы одновременно нажали на кнопки, и узкие жёлтые лучи осторожно зашарили по тёмным углам. Юрий вытащил уже приготовленный с прошлого раза чемодан, полный одежды, снял с крючка сумку и полез в сервант, где у него хранились деньги, драгоценности и документы. К счастью, всё было на месте. Или почти всё... – Наташа! – охнул Юрий полузадушенным голосом так, что я сразу поняла – случилось что-то очень неприятное. – Что такое? – Нет моего паспорта! – Ты уверен в этом? Посмотри получше! – Я уже всё просмотрел... Водительские права на месте, трудовая и медицинская книжки, страховой полис... а паспорта нет! – простонал Юрий и закрыл ладонями лицо. – Что делать? – Ладно, что-нибудь придумаем... Собирай всё, что нужно и валим отсюда. – А я уже всё собрал... – уныло сказал Юрий, подхватывая чемодан и протягивая мне сумку. – Пошли, что ли... Мы вышли на площадку и... – Тьма меня храни, какой приятный сюрприз! – насмешливо произнёс такой знакомый нам голос. – Очень, очень рад, что вы изволили навестить меня! Соглядатай, что видел нас, ещё несколько минут после нашего ухода смеялся, пока холодный голос Чёрного не произнёс: – И чего это ты, интересно, так развеселился, а? – Да тут парочка одна только что прошла! – хихикнул незадачливый сторож. – Занимались тут кое-чем... – Парочка, говоришь? – задумчиво проговорил Чёрный. – А когда они сюда вошли, ты видел? – Нет... – А остальные тебе про них рассказывали? – Н-нет... – Как эта парочка выглядела? – почти зарычал Эд. – Ну-у, полураздетая девка и... – Точнее!!! – Девка темноволосая, очкастая, а парень высокий такой, с длинным носом... – уныло сказал сторож, уже понимая, что допустил самую большую ошибку в своей жизни и за эту самую ошибку его вполне возможно не то что не сделают вампиром, но и запросто могут свернуть шею. – Ты идиот! – взревел Чёрный. – У тебя нос между глаз сопрут, а ты и не заметишь! Быстро, зови наших, едем к дому Юрия! – А как же... – заикнулся было соглядатай, но Чёрный, зашипев, так сверкнул глазами, что неудачник мгновенно ретировался. Через несколько минут вся эта банда подъехала к дому, но мы этого, к сожалению, не услышали... – Вот так-то, милые мои! – с торжеством сказал Чёрный. – Не надо считать нас дураками! – Где паспорт? – спросила я. Вампир сунул руку в карман куртки и вынул оттуда красную лаковую книжечку. – Отдать тебе? – ласково спросил он. – Всё равно твоему дружку она уже не понадобится... Я молча выхватила из его цепких пальцев паспорт и сунула его в карман кофточки. – А теперь... – Чёрный махнул рукой и его помощники, подхватив нас точно кукол, поволокли на улицу. – Везите их ко мне во дворец! Лежать поперёк жёстких колен вампиров было ой как неудобно, но наши жалобы вряд ли принимались в расчёт и поэтому я предпочла помалкивать, стараясь не привлекать к своей скромной персоне излишнего внимания... но трясло просто жутко, трясло так, что зубы сами собой отбивали чечётку, так что наконец я не выдержала и только было собралась просить пощады, как мотоциклы остановились, нас грубо поставили на ноги... на площади перед зданием администрации. – Зачем он привёз нас сюда? – тихо спросила я Юрия, которого била крупная дрожь. Ещё бы – снова попасться в руки своего мучителя... – Это и есть его дворец... – сквозь подступающие к горлу слёзы ответил тот. – Это дворец?! – расхохоталась я и тут же схлопотала такой полновесный подзатыльник, что взвыла от боли. – Девчонку в камеру! – скомандовал Чёрный. – А парня в мои апартаменты, с парнем я разберусь сам... – Нет!!! – закричал Юрий, попытался было вырваться, но его подхватили сильные руки вампиров и поволокли к дверям. Меня потащили следом, почти пронесли по вестибюлю и, наконец, впихнули в какую-то пыльную каморку – скорее всего, бывшую когда-то кладовкой. – Это и есть камера? – с иронией спросила я, но мне ответить не соизволили и просто захлопнули дверь. – Очень весело... – подумала я вслух и принялась обследовать своё место заточения, гордо названное камерой. Окно было забрано решёткой... Впрочем, чего на окно надеяться, если за ним наверняка прогуливаются два-три вампира? Не-ет, тут нужно искать другой выход... Дверь? Ага, только полный кретин станет выбираться из тюрьмы через дверь, около которой почти наверняка торчит охрана! Подкоп тоже бесперспективен, пол-то бетонный... Я уныло плюхнулась на жёсткую кушетку, что стояла в углу, подняла голову, оглядываясь, и тут же мой взгляд упёрся в отверстие вентиляционной шахты, забранное пластиковой решёточкой. И оно было довольно большое, чтобы сквозь него смог пробраться человек... Во всяком случае, такой относительно некрупный человек, как я. Подтащив к стене кушетку и поставив её на попа, я шумно вздохнула, скинула кроссовки, привязала их шнурками к поясу, с трудом отодрала решётку и, кое-как вскарабкавшись, протиснулась внутрь вентиляционной шахты... Сказать, что там было пыльно и грязно – значило ничего не сказать. Там было просто до жути пыльно! Пыльно и просто невероятно грязно! Стараясь не чихать, я осторожно ползла и заглядывала в каждую комнату через вентиляционную решётку, что мне попадались, но в тех комнатах, что я видела, не было ни Чёрного, ни Юрия, ни даже вампиров – помощников Чёрного. Я доползла до того места, где труба круто поднималась вверх, на второй этаж, немного отдохнула... но делать нечего – придётся ползти. Кряхтя, цепляясь за крошечные выступы, я кое-как извернулась и, извиваясь словно змея, поползла наверх. С трудом добравшись до первой комнаты, решила только хоть немного передохнуть, но тут услышала крик Юрия и куда только усталость подевалась! – вмиг доползла до следующей решётки, осторожно глянула в неё и застыла. Взгляду моему предстала просторная комната, бывшая, видимо, некогда приёмной какого-то чиновника. Окна закрывали плотные занавеси из чёрного бархата, которые не пропускали ни малейшего солнечного лучика, на полу лежал кроваво-красный ковёр, из всей мебели к комнате находилась лишь огромная кровать, застланная красным же шёлковым покрывалом (как банально... а ещё вампир!), и на этой самой кровати как угорь извивался связанный Юрий, возле которого сидел Чёрный и торопливо расстёгивал высокий воротник его рубашки. – Если бы ты только знал, как я соскучился по вкусу твоей крови... – шептал вампир. – Зачем ты ушёл от меня? Разве я был плохим хозяином? Чёрный, оскалив клыки, нагнулся к горлу Юрия... Услышав крик парня, я зажмурилась, и почти сразу же послышался осторожный стук в дверь. Скрипнула кровать и полный злобы голос Чёрного произнёс: – Какого чёрта?! – Хозяин... – робко сказал чей-то хриплый голос. – Нужна ваша помощь! Рабы на заводе взбунтовались и... – Разве нельзя было обойтись без меня? – зарычал Эдуард. – Разве не видишь, что я занят?! – Вижу, хозяин! – обладатель хриплого голоса хихикнул. – Полнокровный мальчик... вы его потом нам отдадите? – Лапы прочь от моего любимчика! – уже более добродушно сказал Чёрный. – Он не для вас... Ладно уж, идём. Ах да, совсем забыл... Там, в камере, заперта девчонка. Убейте её! Я похолодела. Вот сейчас придут туда, да увидят, что арестантки нет... Догадаются, где я и вытащат за уши... или за ноги! – А впрочем, оставьте её в живых. Пока! – уточнил Чёрный. – И не заходите к ней. Пусть теряется в догадках, пусть надеется на то, что о ней забыли, а уж потом... Чего стоишь? Пойдём! А ты жди... Хлопнула дверь, и послышались удаляющиеся шаги, которые звучали всё тише и тише, пока не удалились совсем. Я перевела дух и снова посмотрела в комнату: никого, кроме Юрия, что неподвижно лежал на кровати... Подождав ещё пару минут, я вцепилась в решётку, толкнула раз, толкнула другой и внезапно вылетела из вентиляционной шахты, словно пробка из бутылки и приземлилась точно в центре кровати. От грохота и амплитуды колебаний, произведённых моим падением, Юрий, всё ещё всхлипывая, открыл глаза и, узрев мою пыльную физиономию, разинул рот. – Помощь не требуется? – отплёвываясь, поинтересовалась я. – Наташа?! Наташенька!!! – зарыдал он. Я, слегка подпрыгнув на пружинном матрасе, развернулась и, добравшись до парня, принялась распутывать узлы на верёвках, развязывая его. – Быстро, хватай свои шмотки, паспорт у меня! – скомандовала я. Юрий мгновенно слетел с кровати и, подхватив сумку и чемодан, что лежали тут же, поспешил к двери, а я огляделась в поисках своего рюкзака с кольями, чесноком и вилками, но того нигде не было. Да и фиг с ним! Хотя серебряных вилок, конечно, было немного жаль... Юрий тем временем осторожно выглянул за дверь и тут же отпрянул. – Что, стража? – Вампиры... И уходить явно не собираются. Что будем делать? – Может, через окно? – Ага, со второго этажа! А впрочем... Юрий, отойдя от двери, содрал с окна тяжёлую штору и принялся за работу, которая оказалась очень непростой – шторы были бархатными и просто так рваться не собирались, а ножа у нас, как на грех, не оказалось, но наконец всё было готово и мы осторожно спустили вниз сначала чемодан с сумкой, подождали минуту – не примчится ли охрана? – но всё было спокойно. Видимо, сторожа, вместо того, чтобы зорко следить и ловить злоумышленников и беглецов, спокойно попивала кровушку, сидя в вестибюле и смотрела развесёлые фильмы ужасов. – Полезли! – шепнула я Юрию. Мы перелезли через подоконник, на мгновение зажмурились и благополучно скользнули вниз. Никто нас так и не заметил. Добрались мы до ворот парка лишь через полчаса... Ещё бы! Попробуйте добежать быстрее с тяжёлым чемоданом и полной до отказа сумкой! Кстати, ни с тем и ни с другим Юрий расстаться отказался наотрез и в этом он до боли напоминал своего двойника – тот тоже был ещё тот барахольщик! Ворота опять оказались заперты... Я тихонько взвыла, представив себе, как буду ползти вверх с тяжёлой сумкой через плечо, но Юрий спокойно подошёл к воротам, чем-то щёлкнул, и те гостеприимно распахнули свои створки! – Это... это что? – запинаясь и едва не кипя от ярости, произнесла я. – Значит, и в прошлый раз... – Может, потом будем выяснять, кто прав, а кто виноват? – предложил Юрий. – Бежим отсюда! – Куда? – раздался голос Чёрного, мы резко обернулись и увидели, что позади молча стояла группа вампиров, смутно видимая в лучах бледной, то и дело исчезавшей среди туч луны. Сам Чёрный стоял чуть впереди и светящимися красными глазами пристально рассматривал наши обалдевшие физиономии. – Значит, сумела-таки удрать? – злобно спросил он и, размахнувшись, от души врезал мне по щеке. – Не смей! – закричал Юрий, бросился на вампира, позабыв о своём страхе, и тут же сложился вдвое от мощного удара в живот. – А теперь приступим к самому приятному... – улыбнулся довольно Эд, нагнулся было к упавшему на колени парню... и тут же отлетел от него, дико заорав и схватившись за плечо, на котором расцвело кровавое пятно. Ничего не понимая, я оглянулась и увидела... Чёрного и Сен-Жермена, которые держали в руках пистолеты. – Откуда... – Да нам Лерка всё рассказала! – пояснил наш Чёрный. – Ну, мы подождали-подождали и решили пойти вам навстречу... А тут, оказывается, такое веселье! – Чего застыли? – спросил Сен-Жермен. – Давайте, шевелите булками, а то плохой Чёрный уже приходит в себя. Хотите стать его ужином? Этого нам жуть как не хотелось и поэтому, с лёгкостью подхватив ставшие неожиданно просто воздушными чемодан и сумку, мы бросились вслед за нашими спасителями, которые уже исчезали в кустах. Позади дико заревел раненый Чёрный и его подручные-вампиры, придя в себя от только что увиденного, бросились было за нами в погоню... но не тут-то было! Нырнув в нужные нам кусты, мы углубились в заросли малины и, с писком протиснувшись сквозь них, снова выбрались в наш родной до боли парк. – И где ты думаешь теперь жить? – спросил Чёрный Юрия, когда мы все уже шли по дорожке, ведущей к воротам. Тот пожал плечами. – Если хочешь, можешь пока на первое время перекантоваться у меня, – предложил вампир. – Всё равно я один... – Нет уж, – отрицательно покачал головой парень. – Сегодня я ещё раз переночую у Юрика, а потом... – Что потом? – Найду себе квартиру. Хватит с меня вампиров и геев!

2003 г

ОГНЕННЫЙ ДЕМОН Прямо посреди ночи меня разбудило потрескивание и ярко-оранжевый свет. Безудержно зевая во весь рот так, что он лишь каким-то чудом не смыкался на затылке, я подошла к окну, глянула во двор и оцепенела. Прямо в центре двора росло моё самое любимое дерево – черешня, с которой я часто срывала крупные сладкие плоды... И вот это-то самое дерево горело сейчас как хорошо просмолённый факел! Пока я смотрела на это дело и лихорадочно раздумывала, кому же так успела хорошо насолить, что подожгли ни в чём не повинное деревце, огонь неожиданно вспыхнул ярко-белым светом и... погас. И не просто так погас, а исчез совершенно бесследно, не оставив после себя ни искорки, ни даже чешуйки золы... а дерево оказалось совершенно целым! – Ё-моё! – только и смогла сказать я. Вот попробуйте доказать то, что было на самом деле и что не оставило после себя абсолютно никаких следов. Фиг у вас что получится! И у меня тоже не получилось. Напрасно я с пеной у рта доказывала Леруке, что собственными глазами видела ночью, как вот это самое, сейчас целое и невредимое дерево горело ярким пламенем, Валерия лишь скептически усмехалась и поглядывала на пустую бутылку из-под шампанского, которую я приволокла для того, чтобы сделать из неё в дальнейшем модный подсвечник. – Да не пила я! Чего ты всё на эту бутылку зыркаешь?! Лерука невозмутимо подошла к столику, где стояла злосчастная бутылища и понюхала её горлышко: – Н-да? А пахнет так, будто её открыли только вчера... – Да ну тебя! – взорвалась я. – А кто только вчера у всех на глазах нагружался пивом, а? – Ой, тоже мне сенсация! – возвела Валерия очи к небу. – Ты права, это не новость... А кто прячет сигареты от мамочки и время от времени втихаря покуривает? – Ах, ты! – попёрла броневиком на меня Лерка. – Да я тебя... Я захохотала и выскочила из дома. Лерка, зловеще жужжа точно разъярённый шмель, двинулась следом и, пробежав две-три улицы, мы остановились в раздумье: куда бы пойти? К кому бы в гости наведаться, чтобы “порадовать” своим внезапным посещением хозяев до колик? К Юрику? Нет! К Юрию? Ну его. К Чёрному? Сколько можно доставать бедного вампира? Пусть хоть один день отдохнёт, поспит спокойно... – Слушай, Натуль, а пошли к Сен-Жермену? – внезапно предложила Валерия. – Надо бы и ему немного потрепать нервишки... А то чего это он у нас один такой весь из себя спокойный? – Идея просто экстра-класса! – восхитилась я. – Вперёд, на абордаж! Болтая о том и о сём, мы бодро поскакали в ту сторону, где жил граф-вампир, дабы осчастливить несчастного своим внезапным визитом. На перекрёстке улиц Весенней и Октябрьской я нечаянно толкнула локтём высокого, рыжего как морковка парня, извинилась, на что в ответ получила странно задумчивый взгляд, потом мы прошли ещё две-три улицы и вскоре остановились перед роскошным коттеджем, в котором и проживал ныне наш новый знакомый. Теперь в нём совсем было не узнать того заброшенного, полуразрушенного, покинутого всеми дома, куда я когда-то наведалась для того, чтобы отправить на тот свет вампира-аристократа (и к тому же редкостного красавчика, как позже выяснилось) Сен-Жермена. Рабочие постарались на славу! Стены обложены плитками белоснежного мрамора, в полукруглые окна вставлены стёкла с морозным узором... Вокруг самого дома был разбит великолепный цветник и мы, пройдя через ворота, не удержались и остановились, чтобы перенюхать все сорта роз – белые, розовые, кремовые, бежевые, оранжевые, жёлтые, красные и бордовые... Я упоённо вдыхала аромат бледно-лиловой розы, когда Валерия нетерпеливо окликнула меня: – Чего ты там застряла? Идём! Дверь была гостеприимно приоткрыта... Мы осторожно вошли в роскошно отделанную натуральным деревом прихожую, сделали несколько шагов и внезапно почувствовали, как пол, казавшийся таким прочным и незыблемым, необъяснимо исчез под нашими ногами и с воплями провалились вниз! Правда, до дна подвала долететь так и не удалось (видимо, граф постарался, чтобы его случайные жертвы случайно не покалечились и не свернули свои бедовые головушки... Неудобно как-то кровь у покалеченных пить, совесть мучить потом будет!) – угодили в растянутую сетку, которая мгновенно превратилась в гигантскую авоську – и заболтались в ней двумя рождественскими гусями. Снизу тотчас донеслось раздражённое шипение. – Охренеть просто можно... – только и смогла сказать я, когда глянула вниз. – Лер, посмотри-ка! Лерука осторожно скосила глаза... – Ну, что сказать-то... Твои родственники по гороскопу – ты и разбирайся! – проворчала она. – Кто бы мог подумать, что эта сволочь в подвале королевских кобр держит... А тебе чего бояться? Ты Змея и они тоже. Договоритесь как-нибудь! А этого блондинистого паразита я точно однажды выставлю на солнце позагорать... Осиновый кол ему в попу!!! – Как мило вы, оказывается, обо мне отзываетесь! – послышался мягкий голос. Сен-Жермен! – Теперь буду знать, как заставить своих друзей говорить обо мне всё то, что они думают на самом деле! – Я тебе ещё и не то скажу! – зашипела я не хуже тех кобр, что сейчас в нетерпении ползали внизу. – Сволочь ты, а не аристократ! Отпусти нас сейчас же!!! – Отпустить? Это я всегда пожалуйста... – пожал плечами граф и потянулся к рычагу у входа. – Не надо! – приглушённо пискнула Валерия. До меня тоже дошло, что случится, если Сен-Жермен “любезно” опустит нас вниз... Змеи точняк будут рады нежданным гостям! – Умница, Валерия! – улыбнулся граф-вампир и нажал на кнопку, что была возле рычага. Что-то натужно загудело, и дыра в полу закрылась, чем очень сильно разочаровала змеюк, которые надеялись на более близкое знакомство с нами... Ну, не состоялось, так не состоялось, что уж тут поделаешь? Затем он потянул за рычаг, и мы с визгом плюхнулись на пол, больно приложились всеми мягкими местами, а эта “благовоспитанная” сволочь даже не двинулась с места, чтобы помочь нам подняться... Вместо этого он просто повернулся к нам спиной и величаво поднялся вверх по ступеням, уверенный в том, что мы последуем за ним... И ведь не ошибся, мерзавец! В огромном роскошном зале горели только три свечи, и оттого было темно и... и загадочно, словно мы попали в далёкое прошлое, к чему располагала и сама обстановка, точно взятая целиком из восемнадцатого века. И всё же было не слишком-то удобно для нас, жителей века двадцать первого, которые привыкли к электрическому освещению и мы до боли в глазах всматривались в окружающие нас предметы – не для того, чтобы налюбоваться ими, а для того, чтобы не налететь на них и не набить себе шишек... – Слушай, Клод, а почему бы тебе не зажечь нормальные лампочки? – наконец не выдержала я. – И тебе будет удобнее, и гостям... – Мне и так хорошо! – фыркнул вампир. – А гости у меня бывают крайне редко... и то лишь в качестве закуски. – Надеюсь, НАС ты к таковым не относишь? – несколько встревоженно поинтересовалась Валерия. – Итак, что же вас привело ко мне? – уклонился Сен-Жермен от ответа, который нам наверняка бы не понравился. – Думаю, отнюдь не любопытство! – Именно любопытство. Да, кстати, а у Наташки сегодня ночью были глюки! – Да ну? – без особого интереса спросил вампир и равнодушно зевнул. – Надо же... – Ага! Она говорит, что то дерево, которое растёт у неё посреди двора, сначала сгорело дотла, а потом снова восстановилось... Смехота, правда? Не знаю, на что уж рассчитывала Лерка, но Сен-Жермена, против ожидания, это сообщение совсем не рассмешило – наоборот, он неожиданно встревожился: – Сгорело, а потом снова стало целым? Ну-ка, Наташа, расскажи мне обо всём поподробнее! – почти приказал он, и я поведала ему, что случилось прошлой ночью и о чём вы уже знаете... Сен-Жермен зябко обнял себя за плечи и низко опустил голову. – Что с тобой? – нерешительно спросила Лерка, когда молчание уж очень затянулось. – Ты... Это действительно было на самом деле? И ты уже видел такое, да? – Расскажи нам всё! – потребовала я. – Сейчас же! Ведь это произошло неспроста? – Ты права, – глухо ответил Сен-Жермен, не поднимая головы. – Правда, я не знаю, почему он пришёл к тебе... – Да кто он? Не темни, объясни по-человечески! – Он вернулся... – Кто?! – Огнитай... – Сен-Жермен наконец поднял голову, посмотрел на наши недоумевающие физиономии и пояснил. – Огненный демон. – А... чего ему от меня надо? – изумилась я. – Не знаю! Ничего не знаю! – внезапно истерично закричал вампир. – И... и оставьте меня в покое! Убирайтесь!!! Он оскалил длинные клыки и так сверкнул глазами, что мы мгновенно поняли – лучше поскорее убраться как можно дальше и не нарываться на дальнейшие неприятности и поэтому, натыкаясь в полумраке на различные предметы мебели и то и дело скользя по натёртому паркету, я и Лерука кое-как добрались до выхода и со вздохами облегчения выскочили-таки из обители взбесившегося вдруг ни с того ни с сего вампира на улицу. – Огнитай... – задумчиво пробормотала я. – Я-то ему с какого перепуга сдалась? Надеюсь, не для того, чтобы опробовать новый метод приготовления жаркого в собственном соку? – Теперь куда? – спросила Лерука, быстро забывавшая чужие неприятности (к чему загружать иными проблемами свою и без того перегруженную черепушку?) и поэтому всегда находившаяся в приподнятом настроении. – В гости к Чёрному? – Пожалуй... Пошли, заодно расспрошу его кое о чём... ...Чёрный бессовестно дрых. В этом мы убедились примерно через час, когда отбили себе все кулаки и перебудоражили всех соседей вампира, при этом узнав о себе любимых ой как много нового... особенно это касалось наших предков и по их словам выходило, что мы произошли совсем не от человекообразных, как остальные приличные люди... Наконец щёлкнул дверной замок и перед нами предстал сам хозяин, безудержно зевающий во весь рот и демонстрирующий безупречный набор идеально белоснежных зубов, два из которых были острейшими клыками. – Вы что, совсем охренели?! Мне здесь ещё жить да жить, и я совсем не хочу, чтобы все соседи думали, что я тут оргии устраиваю... А они так обязательно подумают, потому что ведёте вы себя как... как психопатки и дуры озабоченные, которым уже и ночей мало – днём ломиться стали! – Вообще-то, честно говоря, мы по ночам должны спать! – ехидно сказала я. – Кстати, а где твоё воспитание? Где “здрасьте” и земной поклон? – Жирно будет... – фыркнул вампир. – Чего припёрлись? – Да уж не ради праздного любопытства! Мы сейчас ходили к Сен-Жермену и... – Бедный Клод! – простонал Чёрный. – И до него уже докопались! – Эд, кто такой Огнитай? – напрямик спросила я, и вампир мгновенно переменился в лице – куда только подевались заспанность и недовольство незваными гостями? – Откуда ты о нём знаешь? – быстро спросил он. – Говори сейчас же! – Да сам же Клод и рассказал... Понимаешь, вчера ночью в моём дворе... – тут я поведала то, что уже знаете и вы и Сен-Жермен. – А теперь быстро объясни, в чём тут дело и что это за тип? – Понимаете, девочки... Всё это случилось почти пятьсот лет назад. Меня тогда, как сами догадались, и на свете не было и обо всём произошедшем я знаю со слов самого графа. В общем, он жил в одном городке и за короткий срок умудрился перебить почти половину его жителей. Оставшейся половине это совсем не понравилось и они обратились к одному колдуну, очень могущественному, чтобы он... Ну, посоветовал, что ли, как расправиться с вампиром-обжорой! Колдун оказался довольно сговорчивым (ещё бы – три мешка золота и драгоценных камней!) и вызвал огненного демона... – Огнитая? – Его самого. Люди заключили с ним сделку, и Огнитай дал слово честно отработать свою плату. Короче говоря, бежал оттуда наш Сен-Жермен в огромной спешке, побросав все свои пожитки, да и до них ли ему было? Дом его и слуг уничтожили, но не его самого. С тех пор прошло много лет и вот теперь... Всё-таки он его нашёл! – Но зачем? Ведь прошло столько лет! Те люди, с которыми Огнитай заключил свою сделку, давно мертвы, умерли даже их внуки, правнуки и праправнуки. Да и их кости, наверно, превратились в горстку праха! Зачем же он... – Огнитай единственный из всех существующих демонов способен сдержать своё слово. Если уж он взял плату, то обязательно доведёт дело до конца, сколько бы лет и столетий не прошло. – А зачем он ко мне-то припёрся? Я тут при чём? – Ему на тебя наплевать. Но он наверняка уже знает, что ты друг Сен-Жермена и обязательно пойдёшь к нему, чтобы рассказать всё, что видела. Видишь ли, Огнитай очень не любит являться без предупреждения – ему обязательно надо, чтобы жертва перед своей кончиной испытывала страх и отчаяние... – Что же теперь делать? – Ничего. Всё равно Клоду мы уже помочь ничем не сможем, а если вмешаемся, то только навлечём на себя гнев огненного демона. – Но, может, Огнитай до него ещё не добрался? Может, если мы успеем предупредить его... – робко начала Лерука, но Чёрный только скептически хмыкнул: – Думаю, уже слишком поздно – Огнитай наверняка уже в курсе, где прячется его жертва. Припомни, Наташа, когда вы бежали к Сен-Жермену, вам не попадался навстречу рыжеволосый парень? – Никого мы не видели... – возмутилась было я и тут же прикусила язычок. Ведь видела же, точно – видела! Такую огненную шевелюру да не заметить... – Что же, так и будем сидеть, сложа руки? Жалко ведь графа! – вздохнула Валерия. – Хоть этот паразит чуть и не скормил нас змеям, а всё же... – Да чем вы сможете ему помочь? – искренне удивился Чёрный и в этот момент зазвонил телефон. – Лера, сними трубку! – А волшебное слово? – По помаде получишь! Бери трубку и не выкаблучивайся! Тяжело вздохнув, Лерука поднялась с дивана, не спеша подошла к столику, где стоял телефон, и подчёркнуто небрежно сняла трубку: – Алло... А, Юрик! Привет. Ну, конечно же, он дома! Нет, ничем таким мы не занимаемся, можешь не ревновать... Ладно-ладно, не гуди, передаю! Это вас, любимец судьбы... да бери же трубку, не век же мне с ней здесь торчать?! Вздохнув, Чёрный нехотя принял трубку из рук раздражённой рыжули: – Да... Здравствуй, здравствуй... Что?! Когда это случилось? Мы с Лерукой мгновенно поняли, что любовным воркованием тут и не пахнет – уж очень встревоженным было лицо Эда. Что-то произошло и что-то явно не очень хорошее... – Что такое? – тихо спросила я, когда вампир положил трубку на рычаг и, плюхнувшись в кресло, спрятал лицо в ладонях. – Сен-Жермен, да? – Его дом сгорел... Вероятно, почти сразу после вашего ухода. Вот и всё... Бедный Клод! В траурном молчании мы так и просидели до самого вечера, когда наконец Чёрный смог выйти на улицу. ...Дом Сен-Жермена сгорел дотла. Каменная облицовка, конечно, сохранилась, но из белоснежной превратилась в угольно-чёрную и местами обвалилась, а деревянное нутро дома исчезло без следа. Огонь добрался даже до чудесного розария, которым ещё так недавно мы любовались... – Жалко-то как! – вздохнула я, дотрагиваясь до обугленных лепестков и наблюдая за тем, как те превращаются в невесомый прах. – Они-то в чём виноваты? Какая же мерзкая тварь этот Огнитай! – Поменьше языком болтай! – дёрнул меня за рукав Чёрный. – Тоже в огонь захотелось? – А меня ему не заказывали! Давайте обойдём дом... то есть то, что от него осталось... Может, и отыщем что-то интересное! – Иди, если хочешь! – махнул рукой вампир. – А мы с Лерой подождём здесь. Сейчас должны Юрик с Юрием подъехать... Я пожала плечами и медленно двинулась в обход пепелища, поглядывая себе под ноги. Нет, ни на что особо не надеялась... но не стоять же столбом посреди развалин, изображая из себя горюющих погорельцев? И, может именно поэтому я и увидела кое-что, но орать не стала (вдруг этот самый Огнитай притаился где-то рядом?), а тихо вернулась и прошептала свою новость на ухо Чёрному... ну, и Валерии заодно. Эдуард тревожно огляделся по сторонам и быстро проследовал за мной, буквально волоча Лерку за руку. – Вот! – показала я на землю, где были ясно видны следы, подобные тем, что появляются тогда, когда человек прыгает откуда-то сверху – например, из окна. От вмятин к забору вели чёткие отпечатки подошв... – Он живой! – с восторгом воскликнул Чёрный. – Клод спасся! – Днём? – немного недоверчиво спросила Лерка. – Он же вампир... Он не может разгуливать под солнцем! – Ну, возможно, он закутался во что-нибудь... Главное, что он жив! – Не думаю... – тихо сказала я, поняв, куда клонит Валерия и приглядываясь к следам. – Посмотри повнимательнее. Да, следы явно принадлежали не нашему дорогому Сен-Жермену – уж слишком они были большие... Чёрный поник. Видя, что он готов взвыть от отчаяния, я попыталась его утешить: – Может, и хорошо, что он погиб. По крайней мере, не будет постоянно оглядываться по сторонам и трястись от страха. Утешает только одно – он погиб быстро и... – Быстро? Это человек может погибнуть относительно быстро, но никак не вампир! Он будет превращаться в пепел медленно, очень медленно и до последнего вздоха испытывать невыносимые муки, недаром у нас прежде так казнили вампиров-отступников... Пошли за ним! – За кем? Не хочешь же ты сказать... Чёрный не ответил, перемахнул через забор и побежал по улице, то и дело нагибаясь и смотря под ноги. Мы с Лерукой переглянулись, пожали плечами и бросились за ним... Бежал Эд так, словно намерен был ставить рекорды – летел словно птица, а вот на нас было просто жалко смотреть: языки до колен, глаза выкачены шариками на лоб, пот льёт так, будто только что исповедовались во всех своих смертных и не очень грехах... – Садист... – прохрипела Лерука, в очередной раз спотыкаясь и едва не падая. – У меня же сейчас сердце лопнет! – Худеть надо! – зло бросил через плечо Эдуард, окидывая нас презрительным взглядом. – Разъела таз – ноги не шевелятся... К тебе это тоже относится, Наташка! Попа шире плеч! – Чмо ты... – с трудом выдохнула я. – Чтоб тебе каждую ночь кресты снились! – А зачем нам идти в лес? – неожиданно спросила Валерия, я огляделась и оторопела – действительно, даже и не заметили, как выбежали из городка! И лес уже недалеко... – Он там! – пояснил Эдуард и полетел уже просто стрелой. Правда, в самом лесу ему немного пришлось притормозить – там царила уже такая темнота, что невозможно было разглядеть дальше своего носа... Вампир довольно невежливо схватил нас за шкирки и волоком потащил за собой. Нет, с одной стороны это было даже хорошо – глаза вампиров прекрасно видят в темноте и без его помощи мы давно бы уже свернули себе шеи, но с другой стороны... Чёрный, похоже, напрочь забыл, что мы простые смертные и безжалостно волочил нас, не особо заботясь о целости своей поклажи и не останавливаясь ни на минуту. – Чёрный!!! – наконец не выдержала я, в очередной раз набивая рот невкусной хвоей и царапая об неё же физиономию. – Лучше пристрели меня! Не могу больше-э!!! Лерка, похоже, тоже пришла к подобному решению, но произнести вслух у неё не было сил. Неожиданно Чёрный что-то прошипел и довольно грубо толкнул нас на землю, попутно запечатав ладонью рты. Не дал, гад, даже как следует пореветь от боли... И не зря: впереди был виден свет и мы даже об ушибах позабыли на время – поползли как спецназовцы и, через несколько минут, выглянув из кустов, увидели поляну, огромный камень посреди неё, жарко пылающий костёр, невысокого стройного паренька с волосами точно такого же оттенка, что и пламя костра... и Сен-Жермена, что безвольно сидел, привалившись спиной к стволу сосны. Почему-то он не убегал, хотя был совершенно свободен... Почему? Ответ ясно читался на его лице. Вряд ли графу-вампиру так уж и хотелось умирать, но и постоянно жить в страхе кому понравится? Паренёк (а это и был тот самый демон Огнитай) подошёл к вампиру, протянул к нему руку и что-то негромко сказал. По телу Сен-Жермена пробежала дрожь, но с места он так и не двинулся. – Будь мужчиной! – громко произнёс Огнитай. – Надо отвечать за свои деяния... вставай! Сен-Жермен с трудом поднялся и, повинуясь жесту демона, подошёл к камню и, вскарабкавшись на него, сжался в комочек. “Что он хочет делать?” – с недоумением подумала я и тут же поняла – что, когда Огнитай принялся ловко укладывать связки хвороста, что были спрятаны на краю поляны, вокруг камня, на котором сидел вампир. Увлекшись работой, демон даже не заметил нашего появления, но из груди Сен-Жермена, когда тот увидел нас, вырвался вздох облегчения, в тот же момент в нём словно что-то надломилось, и только теперь я поняла, как же ему было одиноко и страшно и как же ему не хочется умирать! Нет, он не надеялся на то, что мы сможем как-то помочь ему, но всё же... – Эй, демон! – громко сказала я, вставая. – Не хочешь нам объяснить, что здесь происходит? Огнитай совсем не удивился нашему появлению, хотя я, честно сказать, и ожидала выпученных глаз, воплей типа: “Кто вас сюда звал, презренные смертные?!” и всего такого в этом же духе... Вместо этого, преспокойно уложив последнюю вязанку хвороста у подножия камня, он обернулся к нам и, широко улыбнувшись, сказал: – А-а, нашли нас всё-таки? Ну что ж, постойте и полюбуйтесь... Можете даже попрощаться со своим другом, пока тот не обратился в пепел! – Зачем тебе всё это, Огнитай? – серьёзно спросил Чёрный. – Ведь прошло уже столько лет... – Я всегда выполняю то, что обещал! – холодно произнёс демон, и лицо его неуловимо изменилось – теперь он был далеко не так хорош: волосы его начали потрескивать, превращаясь в языки пламени, изо рта вырывались струйки дыма... – Отпусти его! – потребовал Чёрный. – Нельзя быть несправедливым! – Нельзя безнаказанно убивать! – прошипел Огнитай, выплёвывая струйку раскалённой лавы. – Тебе ли рассуждать о безнаказанности? – зло спросил Эд. – Вспомни, сколько невинных жизней погубил ты САМ! – Я дал слово убить этого вампира! Может, и ты хочешь погибнуть вместе с ним? Огнитай наступал на Эдуарда, а я, воспользовавшись этим, подскочила к камню, схватила Сен-Жермена за руку и шепнула: – Бежим! Бежим что есть сил! Граф оказался на редкость сообразительным малым и, не говоря ни слова, соскочил с камня, метнулся к зарослям на краю поляны. – Беги, Клод, беги!!! – закричала Валерия, бросаясь за ним. – Ду-ура!! – прошипела я, но было поздно. Издав громкое шипение, Огнитай повернулся в нашу сторону, набрал воздуху в грудь... – Ложись!!! – завопила я, поняв, что сейчас произойдёт, повалилась на Леруку, та падая, ухватилась за Сен-Жермена, мы все втроём рухнули на землю и очень даже вовремя – прямо над головами пронёсся длиннющий язык пламени, обдав спины жаром... Ждать, когда Огнитай вновь наберёт воздуха для более точного плевка, мы не стали и, вскочив, зайцами метнулись вглубь леса и через минуту к нам присоединился Чёрный. – Чего ж меня-то не подождали? – Да знаешь, всё как-то недосуг на месте топтаться... – крикнула на бегу Валерия. – Позади такой стимул нагоняет, что ноги аж сами по бегу чешутся! – Ясно... Кстати, а куда хоть бежим? – А хрен его знает... Не всё ли равно? Главное, что бежим, а не на вертеле жаримся! Огнитай следовал за нами по пятам. Это было понятно по всё разраставшемуся зареву позади... Нет, лес не горел – об этом огненный демон позаботился – плевки огня, не достигшие своей цели (то есть нас), моментально гасли, не оставляя ни малейшего следа. Оглянувшись пару раз, я внутренне похолодела от ужаса и решила больше ни за что не оборачиваться, так огненный демон полностью потерял свой человеческий облик и разросся просто до гигантских размеров. Сами посудите, каким он стал, если Чёрный теперь доставал ему только до колен, а ведь вампир был совсем немалого роста... Мы бежали, бежали... Всё, сказала я сама себе в конце концов, больше не могу... Ещё несколько шагов – и помру на месте! – Река! – неожиданно закричал Сен-Жермен. – Быстрее, девчата! Ещё немного осталось! Лес вдруг как-то резко кончился, и перед нами раскинулась чёрно поблескивающая гладь реки с серебряной лунной дорожкой посередине... – Там, внизу, лодки! – крикнул Эдуард. – На них и переплывём! Лерука и я поняли, что значит “внизу” только тогда, когда земля внезапно ушла из-под ног и мы с воплями и визгом покатились по песчаному склону... Однако нам даже не дали отплеваться как следует от набившегося в рот песка, а просто ухватили за шкирки словно блудливых котят и буквально забросили в эти самые лодки. Уже находясь где-то посередине реки, мы наконец-то позволили себе отдохнуть, отложить вёсла и посмотреть на берег – что же Огнитай там изволит делать? Демон, оказывается, времени тоже зря не терял. Огненным шаром скатившись вниз, он в самую последнюю минуту как-то умудрился притормозить у самой кромки воды и теперь стоял, яростно полыхая и пристально глядя вслед неудавшимся жертвам. – Купаться, что ли, не любит? – удивилась Лерка. – А где ты видела, чтобы огонь обожал воду? – скептически спросил Сен-Жермен, успевший почти полностью прийти в себя. – А по-моему, он относится к ней вполне терпимо... – внезапно проговорил Чёрный, глядя на то, как Огнитай влезает в лодку и начинает довольно умело работать вёслами. – Пригнитесь! Огненный плевок кометой пронёсся над нами и с шипением вонзился в водную гладь. – Он будет плевать в нас до тех пор, пока не попадёт! – воскликнул Сен-Жермен. – Простите, друзья мои, что втянул вас во всё это... Это всё моя вина! Огнитай плевался всё точнее и точнее. Вот один плевок упал в воду возле самого борта шлюпки, вот другой задел её деревянный борт, оставив после себя огненную полосу, которую мы быстро затушили, залив её водой... ещё два плевка – и мы остались без вёсел. Огненный демон, заметив это, довольно захохотал и озарился языками пламени. Вот это он зря сделал... Не учёл, что лодка-то деревянная! – Почему он не прикажет пламени исчезнуть? – прошептала я, глядя, как Огнитай ревёт и мечется в охваченной огнём лодке. – Он же обладает такой властью! – Только если горит что-то живое! – сказал Сен-Жермен. – А лодка сделана из сухого мёртвого дерева... Лодка Огнитая погрузилась в воду, но сам демон был ещё жив. Из последних сил он цеплялся гаснущими руками за вёсла, но прожигал их одним своим прикосновением, ещё немного – и он с шипением погрузился в воду уже полностью и исчез бесследно. – Интересно, как мы доберёмся до берега? – с тревогой спросил Чёрный, то и дело поглядывая на начинающий розоветь горизонт. – Нам солнце противопоказано! – Поднимите свои попы, вытащите доски и гребите ими! – угрюмо сказала я, не отрывая взгляда от плавающих в воде угольков. Сказано – сделано... До берега вампиры догребли так быстро, что их можно было бы со спокойной совестью посылать на Олимпийские игры... Думать о том, как бы побыстрее добраться до дома, тоже не пришлось, так как у самого берега нас ждала машина, в которой сидели Юрий и Юрик, которым Чёрный как-то успел сообщить, где именно мы высадимся. – Гони что есть духу! – крикнул Чёрный, вваливаясь в салон автомобиля. Юрик подождал, пока влезут все остальные и так рванул с места, что мы повалились друг на друга, набили шишек и долго от всей души потом ругали лихача-любителя... Машина уже подъезжала к дому, где жил Чёрный, когда я внезапно поняла, что сжимаю в руке что-то маленькое и твёрдое, разжала ладонь и увидела, что на ней лежит влажно поблескивающий кусочек угля. – Брось, вечно всякую дрянь подбираешь! – фыркнул Чёрный, проследив за моим взглядом. – А я и не собираю! С чего... – начала было я, но Эдуард лишь что-то прошипел и отвернулся. Вскоре автомобиль остановился у подъезда, Чёрный с Сен-Жерменом быстро выскочили из неё и исчезли в дверях. Поняв, что ни “спасиба”, ни “до свидания” от этих невоспитанных типов нам не дождаться (а уж тем более приглашения в гости...), Юрик тяжело вздохнул, развернул машину и поехал восвояси, предоставив мне, Лерке и Юрию добираться домой пешкодралом, что мы и сделали... – А всё-таки жаль его... – вздохнула я, когда мы дошли до дома Валерии. – Кого? – приподнял брови Юрий. – Огнитая. Но не могли же мы позволить, чтобы он вот так ни за что сгубил нашего друга Клода! – Так ведь он убил полгорода! – возмутилась Лерука. – Разве это хорошо? – Лера, это произошло пятьсот лет назад! А за это время может измениться любой чело... то есть вампир! Чем плох Сен-Жермен сейчас? Разве нас он обижал? Лерука и Юрий молчали. А что можно было сказать? ...Я села на скамеечку под окном, разжала кулак и задумчиво посмотрела на уголёк, который влажно и таинственно поблескивал в лучах заходящего солнца. Уголёк как уголёк... таких тысячи валяются у котельной... И чего ради я его подобрала? И, главное, когда? Не помню, хоть убей... – Скорее всего, ничего в тебе особенного нет! – сказала я вслух, бросила его в сторону калитки и зашла в дом. Наступила ночь. Уголёк так и лежал у калитки... Внезапно он засветился, на мгновение вспыхнул ярко-ярко и стал расти, а когда увеличился до размеров собачьей будки, что стояла неподалёку, что-то в нём заскрежетало, треснуло, и он развалился пополам, словно разрезанный гигантским ножом. Внутри оказался согнувшийся в три погибели человек... Впрочем, не совсем человек, так как вместо волос его голову окутывали языки пламени и глаза горели ярко-белым сиянием. – Я учту то, что ты сказала! – прошептал он, поглядел на мирно спавший дом и исчез...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю