290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 6)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 17 страниц)

2011 г

НАДО ТОЛЬКО ПОДОЖДАТЬ... – Наташ, отвлекись-ка на минутку и подойди сюда! – внезапно сказала Валерия, которая стояла на балконе и, опершись о перила, смотрела куда-то вниз. Я вытерла тыльной стороной ладони слёзы, выступившие на глазах (резала лук для поджарки), покосилась на подружку и, так ничего и не ответив, взялась за морковь. – Чего ты там застряла? – встревоженно спросила Лерка. – Да брось ты, ради Бога, хоть на минуту свою готовку и выйди на балкон! Поняв, что рыжая зануда от меня вот так просто не отвяжется, я обречённо вздохнула и, отложив нож, вышла-таки на балкон, по которому нетерпеливо взад-вперёд сновала Лерка. – Ну, и что ты мне хотела сказать? – Не сказать, а... приглядись во-он к тем людям, ты ничего необычного в их поведении не замечаешь? – А что там такого? – пожала я плечами. – Ну, идут себе люди и идут... Вон какой-то придурок бежит-торопится... Ну, укусил он другого придурка... и что? Недолечили мужика в психушке, выпустили раньше времени под подписку о невыезде... И такое бывает, вспомни хотя бы ту свою сотрудницу, которой везде вражеские “жучки” мерещились... Конечно, ведь объявления о покупке-продаже крупного и мелкого рогатого скота – важная государственная тайна! – Ты вот что... Ты божий дар с яичницей не путай! – рассердилась Лерка. – А что, видеть везде происки иностранных спецслужб уже перешло в разряд дара Божьего? – приподняла я брови. – Вот уж не знала, извини... Валерия фыркнула и, отвернувшись, вновь свесилась с балкона, пытаясь получше рассмотреть что-то, мне не видное и внезапно взвизгнула: – Ой, мамочка!!! Тут уж и я присмотрелась повнимательнее и то, что увидела, мне совсем не понравилось: мужчина, которого ни за что ни про что укусил парень в шортах и рваной футболке, сначала отпрыгнул в сторону, нецензурно ругаясь и заодно врезав кусаке в челюсть, вдруг... застыл! Да-да, просто застыл, не обращая внимания ни на укусившего, который моментально потерял всяческий интерес к своей жертве, ни на женщину, которая стала дёргать его за рукав, а потом... потом он резко обернулся к ней (очевидно, та была его женой, иначе не стала бы так рьяно заботиться о его здоровье...) и, нагнувшись, укусил её за ухо! Женщина завизжала, отталкивая мужа и прижимая ладонь к пострадавшему месту, сквозь пальцы которой начала сочиться кровь. – Он ей, что... ухо откусил? – ахнула Лерка. – Что происходит, в конце концов?! Я, не обращая внимания на её вопли, продолжала оцепенело наблюдать за тем, как эти двое мужиков и женщина, которая тоже неожиданно спокойно отвела ладонь от пострадавшего органа, бросились к баскетбольной площадке, где играли около пятнадцати детей разного возраста и попытались было поймать их, но малолетние “жертвы” оказались куда быстрее и сообразительнее своих преследователей и, пока недогадливые и малоповоротливые “охотники” суетились у входа, стараясь не дать улизнуть “дичи”, те юркими зайчатами прошмыгнули сквозь прутья ограды и были таковы, мигом разбежавшись по своим подъездам. – Ну, и слава Богу... – выдохнула я, повернулась к Лере и увидела, что та, вытащив сотовый, ожесточённо тычет пальцем в экран. – Кому звонить собралась? – Эдьке! Пусть вместе с Алиской спрячется где-нибудь и сидит тихо-тихо, пока... А то вдруг эти психи и до школы доберутся? Эдька, ты как? Что? И что дальше? Ладно, сидите там тихонько... Хорошо, я всё тёте Наташе передам... Вас потом развезут по домам? Просто отлично! Если что, шли эсэмэску, ладненько? – Что он сказал? – Весь их класс и три параллельных укрыли в подвале... Помнишь, там раньше мастерская была? Старшеклассников отвели в спортзал, а младшие классы попрятали по укромным местам... Потом, когда всё поутихнет немного, их развезут по домам. Звонить пока бесполезно, связь в подвале плохая, но эсэмэски, может быть, и дойдут... Будем ждать. – Да что случилось-то?! – Он и сам не знает. Пришли, говорит, какие-то дяди в форме, сказали всем, что в нашем городке чрезвычайное положение, велели позвонить своим родителям, чтобы те не волновались и тоже сидели по домам и без надобности никуда не выходили. Будем сидеть по домам как мышки? – Ага, и рот скотчем залепим, чтобы вообще ни звука... Подождём до вечера и, если Эдьку и Алиску не привезут, сами пойдём за ними. Жаль, что Рол, Эд и Клод с Дашкой так не вовремя уехали, а то попросили бы их о помощи... – Ваську с собой возьмём! – предложила Лерка. – А то засиделся зверёк в спокойной обстановке, жирком позаплыл... Вась-Вась-Вась! Раздался соловьиный щебет и из домика, что стоял в углу кухни за холодильником, лениво выполз мой домашний василиск – и в самом деле несколько округлившийся от безделья и сытой жизни. – О, вот ты где, мой хороший... Пойдёшь вместе с нами Эдьку и Алиску выручать? Пойдёшь? – затормошила его Валерия. Василиск, и в самом деле изрядно наскучавшийся без приключений, радостно заскакал вокруг моей подружки и только слова о том, что на дворе пока что день и поэтому мы никуда сейчас не пойдём, несколько урезонило его. – Что это за чрезвычайное положение такое, как ты думаешь? – спросила меня Лерка, когда мы, постояв немного на балконе и никого больше не увидев (даже та троица убралась куда-то), прошли в зал и, усевшись перед телевизором, попытались найти канал нашего местного телевидения, но тот был отключён. – Охрана психиатрической больницы расслабилась, и несколько психов радостно ускакали на лоно природы рвать цветочки и плести венки? – Где это ты видела, чтобы безумие передавалось через укусы? Нет, тут что-то другое... Может, вирус какой или излучение? – Да кому мы все на фиг нужны, чтобы на нас вирусы и излучения насылать? – отмахнулась Лерка и, подперев пухлую щёчку пухлой ручкой, задумалась. – Может... – Не забивай себе голову всякой ерундой, лучше думай, как нам Эдьку и Алиску домой поскорее вернуть! – сердито встала я, отшвырнув пульт от телевизора в сторону. – И чем нам Васька в этом деле помочь может? Разве что статуй понаставить... Постой-постой, так ты именно для ЭТОГО его с собой прихватить хочешь? – Дошло-таки... От нечего делать (до вечера было ещё ой как далеко!) мы вновь вышли на балкон и принялись наблюдать за тем, что происходило на улице, а происходить там начало многое... Народу постепенно становилось всё больше и больше (люди шли с работы), и большинство из них начали вести себя ну совсем неадекватно – бросались на спокойно шедших людей, кусали их за всё, что только попадалось под зубы и те, замерев на какое-то время, тоже начинали вести себя в точности так же, как и те, кто на них нападал... То тут, то там слышались проклятия, визги, крики боли... но постепенно всё стихало и укушенные наравне с укусившими спокойно расходились в разные стороны в поисках новых жертв. – Нет, это точно никакое не излучение... – сказала я и, присмотревшись, свесилась с балкона так, что едва не упала. – Постой, это же Лианнка – дочка моей подруги! Она-то что здесь делает?! Лианна! Девочка, притаившаяся за углом магазинчика, вздрогнула и посмотрела вверх. – Лианна, беги сюда! – Тиш-ше, дура! – прошипела Валерия. – Ты к ней таким образом только ненужное внимание привлечёшь... Просто покажи ей знаками, чтобы она к нашему подъезду бежала, а я пока вниз спущусь, чтобы дверь открыть. Она была права – вряд ли мои вопли помогут девчонке, если эти сумасшедшие заметят её и я, стараясь быть как можно осторожнее, стала знаками объяснять Лианне, что ей надо как можно незаметнее подкрасться к нашему подъезду, а уж там... Я очень надеялась, что Лерка уже спустилась вниз и ждёт девочку. Так оно и было. Лианнка, всё ещё прятавшаяся за углом, решилась и, пригнувшись, стала как можно незаметнее пробираться среди густого кустарника, которым обильно заросла небольшая площадка между магазинчиком и кафешкой, за которым и стоял наш дом. Оставалось лишь самое малое – пробежать то небольшое расстояние от кафе да подъезда и девочка замерла, увидев медленно бредущих по асфальтированной дорожке двух человек в порванной и окровавленной одежде. Улучив момент, когда эти двое повернулись в сторону аптеки, Лианна нерешительно сделала шаг вперёд... ещё один... и тут под её ногой предательски хрустнул пакет из-под чипсов! В тот же миг двое мгновенно обернулись в её сторону... но вылетевшая из-за приоткрытой двери подъезда коробка с чем-то тяжёлым со смаком вмазалась в голову одного из тех, кто стоял на пути девочки и Лерка крикнула: – Лианна, беги сюда! Да скорее же, копуша!!! Девчонка метнулась на зов, ловко увернувшись от рук второго, не пострадавшего от коробки, влетела в наш подъезд и металлическая дверь с грохотом захлопнулась... – Ты что тут гуляешь, Лианночка? – ласково спросила я, наливая всё ещё вздрагивающей девочке крепкого чаю и пододвигая к ней вазочку с вареньем и тарелку с пирожными. – И где твоя мама? – Мама... она... – Лианна зябко передёрнула плечами. – Мы были тут неподалёку в магазинчике... Потом туда вбежал какой-то дядька и начал всех кусать и царапать! Он и на маму набросился, но она успела меня под прилавок спрятать, а сама... сама тоже стала других тётенек кусать, а меня как будто не заметила... Они что, теперь как зомби? – Чего не знаю, того не знаю... Ладно, ты пей чай и иди, отдохни немного, а мы с тётей Лерой пока поговорим... И не бойся за маму. Это, наверное, просто такое заболевание и оно пройдёт. Надеюсь... Немного успокоенная, Лианнка допила чай, ушла в комнату Алиски и, когда мы через полчаса заглянули туда, то увидели, что девочка мирно спит, уткнувшись носом в подушку в виде черепашки. – Интересно, все эти люди и в самом деле стали зомбяками? – тихо спросила Валерия. – Не похоже. Вспомни то наше приключение, когда какой-то идиот поднял почти всех жмуриков на кладбище... Ну, и как они тогда выглядели, а? Лерку передёрнуло: ещё бы не помнить, когда она сама своими руками едва не впустила в квартиру одного из них! – Как трупы они выглядели – вот как, – хмуро сказала она. – А эти вполне себе живые люди... с виду, да и полуобглоданных частей тела нигде не видно и съеденных тоже не наблюдается. Кстати, как там наша гостья? Мне кажется, я какой-то шум услышала... – Да спит, наверное, – пожала я плечами, но встала, подошла к комнате Алисы, открыла её... Лианна, покачиваясь и исподлобья на нас глядя, стояла посреди комнаты. – Лианночка, что с тобой? – слегка запинаясь, спросила я и в тот же миг девочка, оскалив зубы, с утробным рычанием бросилась на нас! Только реакция, выработанная за многие годы наших приключений, заставила тело чисто автоматически увернуться от нежданной опасности в виде безобидной девчушки – ровестницы моей Алисы и тут же в так и не состоявшуюся драку вмешалась Лерка. Сорвав с дивана покрывало, она набросила его на яростно завизжавшую девчонку, которая начала бешено брыкаться и пытаться достать нас маленькими пальчиками с острыми ноготками. – Смотри, чтобы эта малявка тебя не оцарапала! – крикнула Лерука, крепко сжимая маленькую фурию. – Помнишь, что она рассказывала про нападение в магазине? – Но ведь Лианна вела себя вполне нормально столько времени... – тут я кинула взгляд на мечущиеся туда-сюда руки девчонки и, заметив кое-что, прежде никем из нас не замеченное, цепко ухватила одну руку с растопыренными пальцами. – Что это? На смуглой чистой коже протянулась длинная, уже подсохшая ссадина. – Всё-таки её кто-то оцарапал... – задумчиво произнесла Валерия, волоча орущую девчонку, с головой укутанную в диванное покрывало. – Я её в пока ванную запихну, хорошо? – Ага, чтобы она там мне кран свернула и соседей снизу затопила? Только этого ещё не хватало! Нет, поступим по-другому... Васенька! Из кухни послышался соловьиный посвист, цоканье когтей по полу, появился василиск и вопросительно уставился на нас. – Васенька, тут надо бы небольшую скульптурку установить, – попросила я. – Поможешь? Вот и хорошо... Лерка, на старт... внимание... стаскивай покрывало! Валерия сдёрнула покрывало с опешившей девчонки, мы отпрыгнули в сторону, одновременно падая на пол, полыхнула зелёная вспышка... и посреди зала возникла статуя растрёпанной девочки со злобно выпученными глазами, оскаленным ртом и вытянутыми вперёд руками в безуспешной попытке ухватить нас... – Думаю, её мама тебе за такое “спасибо” не скажет... – задумчиво сказала Лерка, обходя статую со всех сторон и оглядывая её критическим взором. – И что, ты её вот так и оставишь здесь стоять? – Потом Ваську попросим расколдовать... Ты лучше пока Эдьке пошли сообщение, узнай, когда их по домам развозить будут, – посоветовала я, подходя к телевизору, включая его и... – Света-то нет! – И связи тоже! – сообщила упавшим голосом Валерия. – Сбой в сети... – Так ведь они в подвале сидят, а там связь плохая... – Совсем нет, смотри, что тут написано! – и Лерка сунула мне под нос сотовый, на экране которого светилась надпись “Сбой в сети”. – Что теперь делать? – Ежели так, то ждать более не будем и пойдём за нашими детьми сами! – резко сказала я и выдернула вилку из розетки. – Что смотришь? Иди и собирайся, через час выходим. На улице не горел ни один фонарь... Впрочем, оно было и к лучшему – в темноте намного легче спрятаться от любой опасности (если только она не в лице вампира, оборотня или прочей нечисти, которой темнота только на руку!), к тому же с нами был василиск, которого я несла на руках и который изредка щебетал, предупреждая нас об опасности в виде шатающихся туда-сюда “незомби”. Почему я сказала “возможной опасности”? Да всё потому, что в тот момент, когда ополоумевший любитель покусаться вставал у нас на пути, как тут же следовал незамедлительный ответ на немотивированную агрессию – яркая зелёная вспышка и “опасность” мгновенно застывала нелепой статуей. – Эдак мы к концу нашего пути сделаем наш городок самым богатым по части установленных в нём скульптур... – задумчиво изрекла Валерия, осматривая свежеиспечённую статую. – Правда, с такими рожами можно только испугать до поседевшего энурезного заикания, а уж украсить... Придумала! Мы их во двор особняка нашего мэра поставим, пусть почувствует себя ближе к народу! Дома, мимо которых мы проходили, встречали и провожали нас угрюмым молчанием, в их окнах было темно и лишь кое-где слабо мерцали свечные огоньки... Люди – те, кто уцелел и остался нормальным – прятались за дверями своих квартир и не подавали ни звука и от этого городок казался полностью вымершим. ...Пока мы добрались до школы, которая встретила нас полнейшей тишиной и темнотой, по пути нашего следования встало ровно пятьдесят шесть статуй – ни больше и ни меньше. Насчёт того, что не без нашего содействия столько людей изменили своё живое состояние на неживое (в скульптурки превратились, короче говоря!), совесть нас совсем не мучила, так как мы прекрасно знали, что после василиск вернёт этих бедолаг в их исходный облик. – Что-то уж больно тихо... – прошептала Лерка, напряжённо всматриваясь в тёмные окна. – И света никакого нет нигде... даже в спортзале, а ведь там, как Эдька сказал, спрятали старшеклассников, у которых есть сотовые, а в них фонарики. Слушай, а может их всех начали развозить по домам, а мы как две дуры мотаемся тут, украшаем оригинальными скульптурами городок, в то время как наши дети стоят сейчас у дверей и звонят, голодные, небось... а их мамы шляются невесть где! Я хотела было сказать, что у детей есть ключи и поэтому стоять у дверей они точно не будут, но в этот момент кусты справа зашуршали, из них вывалился толстый мальчишка, который, не говоря лишнего слова, набросился на нас. Васька отреагировал моментально – малолетний агрессор превратился в камень, не успев даже пискнуть... – А ведь я его знаю... – медленно сказала Лера, бледнея так, что это было заметно даже в темноте. – Это Витька Розов, он в одном классе с нашими Алиской и Эдькой учится... Неужели?!.. Она, не обращая внимания на мой предостерегающий возглас, не разбирая пути бросилась к чёрному входу. ...К счастью, больше никто из “незомби” нам по пути не встретился... Мы, настороженно вслушиваясь и озираясь, обогнули лестницу, направляясь к двери, которая вела вниз, в подвал, открыли её и тихонько вошли в коридор, что освещался двумя тусклыми-претусклыми лампочками, насмерть засиженными мухами и которые, очевидно, работали от аккумуляторных батарей. – Где фонарик? – свистящим полушёпотом спросила я, протягивая руку за требуемым. – Дома... Забыла положить, – виновато сказала Валерия. – Но есть сотовый, у него тоже фонарик имеется... Дать тебе? – Обойдусь, у самой есть. Мы на цыпочках крались, прижимаясь к холодной стене, добираясь до тёмно выделявшегося на слабоосвещённом фоне дверном проёме, возле которого валялась сорванная с петель дверь... Боясь того, что можем увидеть (нет, конечно, до сих пор никто сильно не пострадал... но тут же дети, а им много не надо!), я и Лерка дрожащими лучами фонариков (руки тряслись...) осветили тёмное помещение... и никого в нём не обнаружили. Во всяком случае, никто не бросился на нас из темноты и не попытался укусить или оцарапать. – Никого нет... – растерянно сказала Валерия, шаря лучом по углам. – Может, их и вправду по домам развезли? – Так мы по дороге не встретили ни одного автомобиля или автобуса, – убито ответила я. – Только бы с ними ничего не случилось, только бы... В самом дальнем конце просторного помещения послышалось жестяное громыхание, мы метнули туда лучи наших фонариков и увидели... выползающих из-под цинкового корыта Алиску и Эдьку! – Живы!!! – взвизгнула Валерия, от переизбытка чувств всплескивая руками и роняя сотовый, который не разбился лишь каким-то чудом. Поняв, что это и в самом деле их мамы, наши ребятишки бросились навстречу, спотыкаясь и едва не падая, и мы обняли их, одновременно смеясь и плача. Васька радостно прыгал рядом, от всей души принимая участие в семейной радости. – Мы не знаем, кто напал на нас, – сказал Эдька, когда страсти поутихли, и мы все присели на скамеечку немного передохнуть перед обратной дорогой. – Сначала всё было спокойно, а потом кто-то закричал, что его укусили и пошло-поехало... Я увидел в углу это корыто, и мы вместе с Алиской заползли под него и затаились там... – А куда все делись? – Не знаю, мама. Когда всё стихло, я тихонько выглянул, но было очень темно и мы решили дождаться утра. – Сейчас, сейчас мы пойдём домой, только пока заморите червячка! – заворковала Лерука, открывая сумку, висевшую у неё на боку и доставая оттуда пакетики с соком и бутерброды, которые мы приготовили на тот случай, если наши дети проголодаются. Те наскоро перекусили, мы всё так же крадучись выбрались из школы, прячась за стволами деревьев и углами домов, пошли обратно и добрались до своей родной пятиэтажки вполне благополучно. После недолгого спора – к кому идти: к нам или к Лере? – решили переночевать пока что у Валерии, тем более что у нас в зале стояла окаменевшая Лианна и я немного опасалась, что дети, пожалев девочку, погладят василиска, та снова станет живой и, чего доброго, может покусать и меня и Алиску с Эдькой. ...Дети, поужинав, вскоре заснули, а я и Лерка, включив фонарь-лампу (электричества не было по-прежнему) прошли на кухню и, налив себе чаю, уселись за стол, дабы обсудить всё происходящее и подумать, как же жить дальше. – Газа нет... Хорошо ещё, что у меня керосинка есть, – кивнула Валерия на пол, где на паре кирпичей стоял самый настоящий реликт, невесть как сохранившийся у моей подружки. – А то бы ни чаю горячего, ни супа... Как ты думаешь, это везде так или опять только в нашем городке? – А чего мучаемся? У нас в сотовых есть радио, давай его послушаем! – осенило меня вдруг. – Какие проблемы? Радио работало нормально – в этом мы убедились сразу же, как и в том, что во всём остальном мире царило относительное спокойствие – ни слова о непонятных нападениях людей на людей! – Может, правительство просто не хочет пугать своих граждан? – нерешительно предположила Лерка. – Ага, так тебе наше правительство и позаботилось о душевном здоровье россиян! – хмыкнула я. – Да если бы оно узнало, что происходит в нашем городке, то мгновенно растрезвонило об этом на всех теле– и радиоканалах... а тут тишь, гладь да божья благодать! – Вообще-то ты права, – вынуждена была признать Лерка, сама работавшая в редакции нашей местной газеты и прекрасно знавшая все хитрости закулисной жизни телевидения и всего прочего – как можно раньше узнать обо всём самом скандальном и преподнести это так, чтобы у населения волосы дыбом поднялись... даже на париках, если у кого они есть! – Тогда... чего уж головы ломать, давай ложиться спать, а утром посмотрим. Устали мы все страшно! – Надо только подождать... – кивнула я, и мы разошлись по комнатам. Я ещё немного полежала без сна, прижимая к себе сладко посапывающую Алиску и прислушиваясь к доносящимся из-за окна звукам, но всё было спокойно, и я заснула... – Наташка, ты проснулась? – тихий стук и последовавший за ним скрип приоткрывающейся двери заставил меня подскочить на кровати, глянуть на Алиску – та по-прежнему крепко спала – и посмотреть в сторону этой самой двери, за которой маячила Леркина физиономия и то и дело мелькала призывно махавшая рука. Зевнув, я сползла с постели и поплелась к подружке, которая от нетерпения аж подпрыгивала. – Что случилось? – Ты не поверишь! Ты просто не поверишь! – затараторила Валерия и, не дав мне даже накинуть халат, потащила на балкон. – Только глянь! Протирая глаза и поправляя разлохмаченные волосы, я посмотрела вниз... да так и застыла – на улице царили мир и покой! Никаких нападений на прохожих с последующим их кусанием... Люди торопливо и вместе с тем спокойно шли по своим делам, и всё было абсолютно по-прежнему... словно и не было вчерашнего! – Ничего не понимаю... – я растерянно обернулась к Лерке. – Может, это всё нам приснилось? Может, и не было вчерашней кутерьмы? – А статуя у тебя дома? Она тоже приснилась? Да-да, она так в твоей квартире и стоит, я уже проверяла... И то, как мы ходили спасать Эдьку и Алиску – это тоже сон? Нет, Наташ, всё произошло на самом деле и с этим надо бы разобраться... – Пусть с этим разбираются правоохранительные органы, это их прямая работа! – хмуро сказала я. – И пусть это будет их головная боль, а не наша... Хватит с нас приключений! Пошли лучше, поможешь мне Лианнку на площадку вытащить, а то как-то не хочется, чтобы она у меня дома ожила... Кряхтя, мы кое-как выволокли тяжеленную статую из квартиры, спустили её на площадку ниже, вернулись домой, и я погладила довольно засвистевшего Ваську по гребешку – что, как мы уже знали, должно было расколдовать всех тех, кто превратился ранее по его хотению в камень. Так оно и случилось... Вся местная полиция и прочие-прочие-прочие просто с невероятным рвением принялись расследовать непонятное происшествие, которое на целые сутки парализовало жизнь всего городка и из-за которого подвергались опасности все его жители... и выяснили-таки, с чего всё началось и кто именно виновник этого хаоса! Им оказался самый обычный парень, который работал секретарём одного чиновника в администрации и которому изрядно надоели сумятица и вечный шум на его рабочем месте – вечно толпились не в меру орастые и то и дело скандалившие посетители и он решил исправить всё одним махом – насыпал в кулеры, что во множестве стояли по всем коридорам администрации для водопоя страждущих, из которых в основном и пили одни только многочисленные просители, сильное успокоительное, которое ему подогнал его знакомый (тот, впрочем, после исчез самым загадочным образом, оставив все свои вещи и даже документы в квартире, которую снимал и поэтому так и осталось загадкой – было ли всё это случайностью или же являлось тщательно спланированной акцией? И кто за всем этим стоял, в таком случае?). Неизвестно, какой уж состав был у этого успокоительного, но подействовало оно на тех, кто выпил водички, самым неожиданным образом – вместо того, чтобы сидеть тихо-тихо, они начали бросаться на своих ничего не подозревающих соседей, кусали их и царапали и те, в свою очередь, мгновенно зверели и шли тяпать уже остальных... и так далее... и так далее... Ещё счастье, что дальше простых укусов так и не пошло, иначе даже страшно представить, чем могло всё обернуться. Непонятный вирус или бактерия, что возникал в крови из-за принятия этого “успокоительного” и который с лёгкостью передавался через укусы и царапины, долго не прожил и вскоре сам собой разложился в крови заражённых, оставив своим носителям на память лишь головную боль и раны на теле. Разложилось и само “успокоительное”, что оставалось в кулерах, так что никакая лаборатория не сумела воссоздать его состав. Да и не хотелось как-то, чтобы его воссоздали – и без того проблем хватает и каждый Божий день нам мозги насилуют – и “солнце скоро погаснет”, и “климат изменится, будет то ли глобальное потепление, то ли глобальное похолодание”, и “продукты в наших магазинах сплошь химия и вы ничего не ешьте...” и вечная трясогузка с этой у всех в печёнках сидящей Америкой и её торкнутым президентом... «Запуганным народом управлять легко!» – правильно сказал Михаил Задорнов. Задолбали!!! Парень, которому и пришло в голову такой способ утихомирить посетителей, клялся и божился, что у него и в мыслях ничего плохого не было... какой из него, на фиг, террорист?!... но власти это заявление проигнорировали, так что этому миротворцу хренову придётся отвечать по полной – и ему и его другу, которого всё же нашли – он всё это время, оказывается, бухал по-чёрному у какого-то своего приятеля в другом городке и сам так и не понял, как и из чего соорудил это успокоительное и почему оно так подействовало... Ну, это уже совсем другая история и совсем даже не интересная. Когда вернулись из поездки наши разлюбезные вампиры, мы им ничего рассказывать не стали: если надо, сами всё узнают и без нашего участия и просто продолжали жить, как жили прежде. Со временем всё произошедшее начало стираться из памяти людей, тем более никто не погиб и особо сильно не пострадал, так что я оказалась права – надо только подождать и всё само собой образуется...

2018 г

====== Часть 1 ======

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ ЛЮДИ НОЧНОГО ТУМАНА ХРАНИТЕЛЬ Я, стараясь не издавать лишнего шума, осторожно подползла к Чёрному, Юрику и Леруке, которые скорчились в углу маленького чуланчика, куда мы всё-таки успели забежать и запереть за собой дверь. – И что теперь будем делать? – отчаянным шёпотом спросила я у Чёрного, который пристально смотрел на дверь. Его глаза, и без того большие, превратились просто в огромные плошки... Я ощутила тоскливую тошноту – если уж и вампир испугался, то что уж говорить о нас, простых смертных! – Не знаю... – еле слышно ответил Эд. – Я ж не супермен, чтобы вот так просто пойти и сразиться с Ледяным оборотнем... И какого хрена ты, Юрик, вздумал строить ему глазки?! – Но кто же мог знать, что такой симпатичный мальчик превратится в такую зверюгу?!! -истерично взвизгнул виновник сих игр в прятки. Лерука и я одновременно набросились на парня, от доброты душевной пытаясь придушить этого психопата, помешанного на мужской красоте... но уже было поздно. Тут же послышался злобный вой, дверь мгновенно оледенела, и по ней побежали трещинки. Мгновенно раздался мощный удар и от ледяной поверхности отлетели куски. – Ма-а-маа!!! – взвыли хором я и Лерка. А начиналось всё так прекрасно... Лето было просто великолепное. Два дня жары, третий – дождь и так далее... Конечно, купаться пока было нельзя, так как вода не прогревалась, но мы не унывали, а все ночи подряд с Юриком и Чёрным тусовались на нашей дискотеке. Юрик вёл себя безупречно, ни на кого из парней не смотрел, кроме как на своего ненаглядного Чёрного, который к подобным томным взглядам успел привыкнуть... да и я тоже, а вот Лерка дала волю своему острому язычку, так что порой доводила несчастного вампира до такого состояния, что на нём можно было спокойно жарить блины – только знай следи, чтобы не подгорали! Дошло до того, что Чёрный как-то доверительно признался мне, что был бы несказанно рад увидеть нашу дорогую подругу в деревянной коробочке и белых туфельках не по размеру... чтобы жали, заразы, жали, а их обладательница и слова сказать не могла и лишь на том свете материлась! В ответ я посоветовала Эду нацепить эти самые туфельки самому на том простом основании, что уж ему-то они подходят как нельзя лучше и как нельзя кстати – зажился ты на свете, мил-друг и нечего других раньше времени отпевать! В ответ Чёрный клятвенно пообещал не поскупиться на наши совместные похороны и даже пригласить для такого дела Надежду Бабкину с её ансамблем на том простом основании, что её песенки гарантированно отобьют у нас всякую охоту воскресать... Так, за этими милыми беседами прошло три часа и дискотека, к моему великому облегчению, закончилась, и мы все вышли на автостоянку, ярко освещённую одиноким уличным фонарём, где стояла машина Юрика. Неожиданно Лерка ткнула меня локтем в бок. – Чего тебе? – недовольно спросила я. – Ты посмотри... во-он на ту машину, серебристую! Да не оборачивайся так сразу, подожди немного! – зашептала Лерка. – Какой парень там сидит! Харюшка такая симпатичная, что в лобовое стекло с трудом помещается... Просто класс! В твоём вкусе, между прочим. Я медленно, словно нехотя, обернулась и действительно узрела неподалёку шикарную машину, за рулём которой сидел парень с такой толстой физиономией, что щёки в самом буквальном смысле этого слова свисали по бокам как у хорошего хомяка. Словно почувствовав мой взгляд, парень сделал умильную мордочку и стал похож на хомяка уже стопроцентно – до такой степени, что так и хотелось дать ему кусочек какой-нибудь хомяковой вкусняшки! – Н-да, интеллектом этот милый мальчик явно не изуродован... – протянула я. – Знаешь, я, конечно, люблю пухленьких... но не до такой же степени! – Вы идёте или нет?! – крикнул, потеряв всяческое терпение, Чёрный, выглядывая из машины и одновременно героически отбиваясь от объятий Юрика. Вздохнув, мы нарочито медленным шагом направились к автомобилю и бедняга-вампир, не выдержав подобных издевательств над своей нервной системой, выскочил наружу и, схватив нас за шкирки, впихнул на заднее сиденье. – Ответишь за насилие над свободной личностью! – пообещала я, потирая ушибленный бок. – Запомни, в гневе я страшна и мстя моя ужасна! – Ой, испугала кобеля буханкой... Боюсь-боюсь! – фыркнул вампир. – Кстати, я хотел пригласить вас завтра кой-куда прокатиться. – И куда это, интересно? – оживилась Валерия. – В ресторан? В кино? Неужели на романтическое свидание? – Жирно не будет? Ни в какой ресторан мы, конечно, не пойдём, а вот куда... Я нашёл старинную книгу, а в ней указано место, где зарыты самые настоящие сокровища. Между прочим, это место совсем недалеко, в соседнем лесочке! – Лесочке?! Что за чушь, Эдди! Откуда в нашей местности тайное место, да ещё и чтобы сокровища к нему прилагались? – захохотала, не сдерживаясь, я. – Если и было что-нибудь хоть мало-мальски ценное... Неужели ты думаешь, что кладу дали спокойно дождаться нас, любимых? Это же приманка для романтиков – твоя книга! Чёрный надулся как детсадовец, у которого отобрали его любимый горшок, а я внезапно подумала, что действительно неплохо было бы хоть немного развлечься. Пусть даже сокровищ не будет, но прогуляться всё же стоит! – Я отправлюсь с тобой, если ты не передумал! – поддержала мои невысказанные вслух мысли Валерия. – Между прочим, я тоже не прочь! – поспешно заявил Юрик, поначалу малодушно предавший своего ненаглядного, отчего Чёрный болезненно поморщился, но ничего не сказал, дав нам новые подозрения в его ориентации. Машина тем временем тронулась с места и остановилась только у дома Валерии, где мы с Лерукой и вылезли, благо до моего дома идти было совсем ничего. – Меня до дома подбросишь? – попросил Чёрный Юрика и тот буквально засветился от счастья: – Ну конечно же, дорогой! Слушай, Эд... – тут его голос понизился до интимного шёпота. – А что ты скажешь на то, если мы... Тут Юрик зашептал на ухо Чёрному нечто такое, отчего бедный вампир побагровел, поспешно выскочил из машины и, пробормотав: “Сам дойду!”, исчез в темноте. – Ничего, я терпеливый! – улыбнулся Юрик и автомобиль скрылся за поворотом. Я опустила стекло, и в салон хлынул свежий ночной воздух, благоухающий луговыми травами... – Слушай, Чёрный, – внезапно поинтересовалась Лерука. – А почему ты выходишь на улицу только ночью? – Так положено, – коротко ответил вампир, внимательно смотревший на дорогу. – И не отвлекай меня, пожалуйста. Не видишь, что я за рулём? – Па-адумаешь, какой нежный... – фыркнула Валерия. – И слова ему не скажи... Все такие нервные стали! – Хорошо! – резко обернулся Чёрный и выпустил руль из рук. – Так и быть, я поговорю с тобой, если заскучала до потери самосохранения... Но, если мы перевернёмся, то не волнуйся – похороны, даю слово, за мой счёт. Лады?! – А-а-ай!!! – как девчонка взвизгнул Юрик, выпученными глазками уставившись куда-то вперёд, и побелел как полотно. – Чёрный, миленький, не обращай внимания на эту ду-уру! Я и Лерука в свою очередь завопили тоже и так вцепились пальцами в обшивку кресел, что едва не проткнули дерматин насквозь. – Ладно уж... – пожал плечами вампир и словно нехотя взялся за руль. – Так и быть, сделаю вам такое одолжение... Мы облегчённо вздохнули и остаток пути проделали в полнейшей тишине – лучше уж не рисковать, мало ли что на уме у этого сбрендившего... Ещё решит, что мы слишком зажились на сём белом свете и доказывай потом уже на том свете, что ты не дура и что с удовольствием пожила ещё лет сорок-пятьдесят... а вот не дали и кто в этом виноват? Правильно, сама почившая и виновата. Где-то через час машина начала замедлять свой ход и, наконец, притормозила у самой опушки леса. – Выкатывайтесь! – сухо велел вампир и первым вылез наружу. – Да не забудьте прихватить из багажника лопаты, верёвки и фонари... – Может быть, ты нам поможешь? – льстивым голоском проворковала Валерия, у которой всё ещё немного дрожали ноги. – Ты же такой сильный... и смелый... и... и смелый! Ой, это, кажется, уже было... Помоги, а? – Ладно уж! – понимающе хмыкнул Чёрный, вполне довольный своим методом дрессуры чересчур строптивых смертных, которые уже начали забывать, кто тут, вообще-то, самый грозный и смертельно опасный, и вразвалочку направился к багажнику, а тем временем я, Лерка и Юрик немного отошли в сторону и присели на валявшееся неподалёку бревно, как нельзя удачно подходящее для отдыха, чтобы перевести дух и дать окрепнуть ослабевшим, как варёные макаронины, ногам. – Вот скажи мне, какого хрена ты постоянно провоцируешь Эда? – свистящим шёпотом начал Юрик. – Что, и в самом деле захотелось прямым рейсом на тот свет и как можно побыстрее? Ему-то ничего, он-то выживет... а что от нас останется после аварии?! – Да я... – начала было Лерка, но тут послышался голос Чёрного: – Ну, отдохнули? Тогда поднимайте свои попы и вперёд! ...Лес постепенно становился всё гуще и гуще... Скоро стало так темно, что не помогал и фонарик, любезно включённый Эдом – сплошь ветки и заросли кустарника. – Чёрный, долго ещё? – жалобно спросил Юрик, получив очередную царапину. – Я опять поранился... Так ведь недолго и кровью истечь! – Будешь ныть – лишишься крови ещё быстрее и раньше времени! – равнодушно заметил вампир, вглядываясь в непроглядную темноту. – Ещё какие-нибудь вопросы имеются? Юрик пискнул и замолчал. Вскоре ноги мои начали нестерпимо гудеть, но жаловаться я не спешила, наученная горьким примером нашего Юрка... Думаю, и Лерка чувствовала себя не намного лучше, но тоже молчала, не рискуя привлечь к себе внимание чем-то недовольного вампира, который с каждой минутой становился всё раздражительнее и раздражительнее, так что я начала было уже думать, уж не заплутал ли он сам в этих “дебрях”, но внезапно Чёрный остановился. – Вот! – сказал он. – Наташа, посвети! Я послушно направила луч фонарика туда, куда указывал вампир, и мы увидели у подножия небольшого холма чёрное отверстие, из которого тянуло холодом и жутким запахом сырости. – Нам сюда! Пошли! – велел Чёрный и махнул рукой, приказывая поторапливаться. – И это пещера?! Не пойду! – воспротивилась я. – Куда это ты нас привёл? Это что за яма? Там же... Мы от одного только холода загнёмся! Тебе-то, конечно, ничего, ты и так наполовину покойник... – Не загнётесь. – спокойно сказал Эдуард и вытащил из рюкзака, висевшего у него за спиной, три тёплых свитера, которые и бросил нам. – Одевайтесь, живо! Оделись? А теперь марш вперёд! И мы шагнули в тёмное отверстие, где нас мгновенно окутало волной смешанных запахов плесени, сырости, чего-то тухлого и... и ещё чего-то тревожного и непонятного. – Слушай, Эд, – шёпотом спросила я. – Ничего не понимаю... Я ведь была здесь несколько раз... С экскурсией в школе и с друзьями на маёвках... но ничего похожего никогда не видела. Никогда! – Он появляется только в первый день полнолуния! – отозвался тот. – И не спрашивай более ни о чём, я и сам не особо в курсе того, почему это так происходит! – Не в курсе, так не в курсе... – пожала я плечами, следуя за вампиром, который целеустремлённо и неутомимо шагал вперёд и шли мы так долго, но вдруг Чёрный неожиданно остановился – впереди была развилка. – И куда нам теперь? – недовольно спросила Лерука. – Сейчас... – Чёрный пошарил в сумке, прикреплённой к его поясу, и вытащил оттуда потрёпанный лист бумаги. – Посмотрим... Юрик, ну-ка, посвети мне! Бесконечно довольный тем, что и для него наконец-то нашлось дело и его ненаглядный вампирчик при всех обращается к нему за помощью, парень подошёл поближе, направил на карту луч фонаря и вдруг по подземному ходу словно пронёсся чей-то вздох и мощный порыв невесть откуда взявшегося ветра, вырвав пожелтевший лист из рук опешившего от неожиданности вампира, унёс его в правый ход. – За ней! – крикнул Чёрный и мы, топоча словно стадо слонов, рванули за упорхнувшей как мотылёк картой, но не успели пробежать и пары-тройки метров, как земля точно ушла у нас из-под ног и мы полетели куда-то во мрак под не слишком мелодичный Юрикин визг, крича, дрыгая руками и ногами в тщетной попытке хоть за что-то ухватиться, роняя лопаты, верёвки и фонари, которые мелькнули прощально жёлтыми лучами и исчезли.... Очнулась я от того, что Чёрный, не особо церемонясь, шлёпанул меня по щеке: – Кончай придуриваться и вставай! А-а, очнулась-таки? А теперь посмотри на всё это! – Где мои очки? – с трудом пробормотала я, потёрла ушибленную макушку и принялась шарить вокруг в поисках требуемого. Чёрный встрепенулся, повертелся туда-сюда, огляделся и подал мне мои очки – совсем ничуть не пострадавшие и лишь немного запылившиеся. Я протёрла их, надела, огляделась и онемела: вокруг находились самые настоящие сокровища! Моя тушка с относительным (сами посудите, удобно ли лежать на куче монет и прочих изделий из драгметалла, будь он хоть сто раз драгоценным?) комфортом на самой настоящей горе, состоявшей сплошь из золотых монет, и практически купалась в них как мультяшный Скрудж Макдак. Среди золота чистыми каплями росы сияли бриллианты, мерцали кровавыми каплями причудливо огранённые рубины и гранаты, искрились свежей зеленью и синевой неба изумруды, сапфиры и аквамарины и всё это было так... так невообразимо прекрасно, что я на какое-то время лишилась дара речи. – Вот это... да-а-а... Выходит, что твоя карта самая что ни на есть настоящая?! – А то как же! – довольно ответил Чёрный, видя, какое это на меня произвело впечатление. – А ты ещё ехать сюда не хотела... Круто, да? – Круто... Круто-то оно, конечно, круто, но как мы отсюда выбираться будем? Да ещё и с кучей всех этих богатств? – А очень легко. Посмотри-ка наверх... Да не туда, а чуть левее... Видишь лестницу, что ведёт прямо наверх? Нам надо было спокойно пройти чуть налево и обогнуть яму и вот он – ход! – А-а... – протянула я и заозиралась в поисках наших друзей. – А Лерка и Юрик где? – Где-то там... – Эд неопределённо махнул рукой куда-то вдаль. – Украшения собирают, причём Юрик подсел на всё это больше, чем твоя подружка... та выпендривается как в ювелирном магазине, выбирает, а Юрок хватает всё подряд – как на распродаже! И на кой фиг ему столько? Я машинально сгребла несколько монет, встряхнула их на ладони и столь же машинально сунула в карман. – Что вы тут делаете? – холодно спросил чей-то голос. Мы обернулись и увидели стоявшего у дальней стены юношу ну совершенно необыкновенной красоты. Его алые губы улыбались ласково-ласково, а вот глаза... Если бы можно было заморозить взглядом, то всем нам давно бы следовало превратиться в ледяные блоки и не подавать никаких признаков жизни. Глаза были морозно-ледяными, и их синева только лишний раз подчёркивала это. Случайно коснувшись руки Чёрного, я почувствовала, как вампир вздрогнул и напрягся. Было такое впечатление, что он испугался... но кого? Этого паренька? Конечно, у него очень неприятный взгляд, но в остальном он совершенно обычный человек... на первый взгляд... и разве может столь субтильный мальчик причинить нам какой-либо вред, если нас защищает вампир? – Оставьте всё, что успели взять и уходите... пока ещё можете это сделать, – ледяным голосом приказал юноша и сделал шаг вперёд. – Я – Хранитель всего этого и никто не посмеет... – Неужели тебе жалко пары цепочек и двух-трёх колечек? – искренне изумился Юрик, поправляя набитые драгоценностями карманы. – И не надо хмурить бровки, красавчик... Как насчёт того, чтобы встретиться сегодня чуть попозже, когда наши друзья уйдут, а? – Нет, ну Юрик в своём репертуаре... – шепнула Лерука мне на ухо. Больше она сказать ничего не успела, так как юноша начал стремительно превращаться... в кого? Да хрен знает, в кого! Я так и не смогла подобрать названия этому существу, так как никогда и нигде не видела ничего подобного! Да и до названий ли тут было?! Всё началось с того, что из головы юноши выросли два зубчатых рога – прозрачных точно хрусталь, глаза его удлинились и превратились в две узкие продолговатые щели, в глубине которых полыхало яростное льдистое пламя, стройное тело разбухло и покрылось прозрачными шипами, на длинных мощных лапах появились кривые кинжально-острые когти... – А... а... – заакал Юрик, попятился назад и очень, надо сказать, вовремя: прямо в то место, где только что находилась его грешная тушка, ударила струя жидкого льда, со свистом вырвавшаяся из клыкастой пасти чудовища и куча золота незамедлительно покрылась ледяной коркой. – Это всё из-за тебя, кобель озабоченный! – рявкнула Валерия, мгновенно от такого увлекательного зрелища пришедшая в себя. – Нашёл время на свиданки приглашать... И, главное, кого?! – Да, но откуда я мог знать, что... – начал было Юрик, но Чёрный, подскочив к нему, врезал парню по загривку и рявкнул: – Быстро, бежим отсюда! Его слова точно привели нас всех в чувство и мы, за пару минут доскакав до лестницы, буквально взлетели по ней наверх и побежали за вампиром, который указывал нам дорогу. Вскоре впереди показалось пятно света, и вздох облегчения вырвался у нас из груди – выход! Мы птичками выскочили на волю, и сзади незамедлительно послышался вой, полный злобы и края тоннеля покрылись толстым слоем наледи – монстр явно не собирался вот так запросто отдавать свои честно нажитые сокровища и совершенно очевидно намеревался отнять у нас всё, что мы успели экспроприировать в свою пользу. – Может, на свежем воздухе отстанет, а? – с надеждой спросила я, с испугом посматривая в тёмную глубину. – Ну, взяли мы пару монет... что в этом такого? – Иди и спроси его об этом! – коротко ответил вампир, но остановился и принялся принюхиваться к тем запахам, что доносились из темноты входа в пещеру. – Нет, не отстал... Я со всей силы толкнула его на землю и вовремя – в тёмной глубине показалась светлая искра, которая превратилась в мерцающую струю, та пролетела над нашими головами, врезалась в ствол дерева, и то мгновенно покрылось толстой ледяной коркой! – Ну ни хрена ж себе ледомёт... – пробормотала Лерка и мы бросились прочь от пещеры, не разбирая дороги. Позади послышался долгий вой – Ледяной оборотень (так для удобства я его окрестила... а то что всё монстр да монстр, честное слово!) выбрался наружу и выказывал явное намерение не оставлять нас в покое... а что? С одной стороны его можно было понять – а не фиг было воровать! – а вот с другой… мы-то в курсе того, что это у него такая своеобразная манера борьбы с криминалом, не были. Если бы знали, то хрен бы сюда вообще сунулись! – И куда теперь? – задыхаясь, спросил Юрик Чёрного. – Здесь недалеко должна быть заброшенная сторожка, попробуем укрыться там, – отрывисто ответил тот. – Быстрее! Об этом можно было бы и не говорить: мы бежали так, словно намеревались поставить олимпийские рекорды в совершенно новом виде соревнования “Удери от оборотня!”, где главным призом была наша драгоценная жизнь, а в данном случае это был самый настоящий подвиг, так как неслись мы в почти полной темноте, по лесу и по совсем не гладкой дорожке, так что было просто удивительно, как это мы только не свернули себе шеи... вот была бы оборотню радость – и сокровища вернулись к владельцу, и свежее мясцо, только что самосдохшее... жри – не хочу! Впереди наконец-то показался заброшенный, полуразвалившийся домишко. Вид его оптимизма ну никак не прибавлял, но на безрыбье и рак – рыба и потому, задыхаясь, из последних сил мы влетели в дом, захлопнули дверь и заметались по маленьким комнаткам в поисках хоть какого-нибудь места, чтобы спрятаться. Наконец заметили покосившуюся дверь в чуланчик, забились туда и Чёрный, захлопнув дверцу, заложил её на засов. – Что теперь будем делать? – спросила я его. Вампир угрюмо молчал. ...Дверь начала потихоньку поддаваться. Отскочил один обледенелый кусок дерева, потом другой... – Что ему надо?! – крикнула Лерука. – Ведь мы же не сделали ничего плохого! Ну, взяли себе несколько украшений... так что из этого? – Украшений... – тихо повторила я. – Украшений! Я поняла! Он же Хранитель сокровищ и в самом начале так и сказал нам, а мы взяли часть того, что он охранял столь ревностно... – А что тут такого? Мы ведь взяли всего несколько безделушек! – жалобно проблеял Юрик, понявший, что сейчас ему придётся с этими самыми “безделушками” расстаться навсегда. – Это же капля в море! У него осталось ещё так много золота и драгоценных камней... зачем ему так много? Какой ему от всего этого прок?! – Вот уж чего не знаю, того не знаю... но лучше бы всё вернуть, пока из нас брикетов мороженого не наделали! Вернуть... Хорошее, конечно, решение и честное... вот только как это проделать, если за дверью стоит на диво рьяный противник воровства, который без лишних разговоров заморозит так, что звенеть на ветру будем? – Может, просто открыть дверь и отдать в руки? – робко предложил Юрик. – Угу, вот только тогда он и без нашего раскаяния во всём содеянном возьмёт свои цацки и попутно оторвёт нам башки... так сказать, в назидание потомкам, которых у нас после этой, на редкость жаркой встречи уже никогда не будет! – фыркнул Чёрный. – Не-ет, этот вариант мне не совсем подходит... А, знаю! Он указал куда-то вверх, мы послушно задрали головы и увидели под потолком маленькое оконце. – Молитесь, чтобы мой план удался, и чтобы это окошко вело на улицу, а не в соседние комнаты! – сказал Чёрный. – Давайте всё, что утащили из той пещеры! Юрик и Лерка поспешно повытаскивали из карманов кольца и ожерелья, Чёрный сжал всё это в кулаке, легко взлетел под потолок и, размахнувшись, выбросил золото в оконце. Ледяной оборотень, уже проделавший в двери хорошее такое отверстие для последующего вытаскивания на свет Божий нас, грешных, замер, прекратив свой столь увлекательный “труд” и затем лёгкими шагами помчался на улицу, лишив нас своего незабываемого общества, чему мы были только рады и, воспользовавшись затишьем, выбрались из чуланчика. – Ф-фу! – с облегчением выдохнула Лерука, вытирая ладонью взмокший лоб. – Вот и всё, надеюсь... А теперь домой! С трудом перебирая ослабшими от всего пережитого ногами, мы подошли к двери и замерли на пороге – Ледяной оборотень стоял, преграждая нам путь к свободе и угрожающе рычал, скаля внушительных размеров клыки. – Что ему опять от нас надо?! – пролепетал Юрик. – Чего он к нам привязался? Ведь все его побрякушки мы ему отдали-и... – Не все... – внезапно вспомнила я, запустила руку в карман и достала оттуда... несколько золотых монет, которые тогда, в пещере, машинально прихватила с собой и швырнула их чудищу. – На, подавись! Тот ловко поймал их когтистой лапой и стал прямо на наших глазах уменьшаться. Исчезли льдянистые рога, иглистая шкура и перед нами предстал юноша-Хранитель. Он сверкнул синими огнями глаз, усмехнулся, взмахнул рукой, что-то золотистое полетело в нашу сторону, я машинально поймала это “что-то”... и Хранитель исчез в тёмной глубине леса... – Что там? – наконец спросила Валерия. Я разжала ладонь, посмотрела на то, что лежало на ней... – Монета. Не иначе как на долгую добрую память... – пробормотала я. – О чём? – полюбопытствовал уже полностью пришедший в себя Юрик. – О том, что нечего в гостях воровать... а ещё лучше вообще не соваться туда, куда не приглашают! – Чтоб я туда ещё раз сунулся... – передёрнуло парня. – Да никогда в жизни! – Может, теперь домой поедем? – попросил Чёрный, с тревогой посматривавший на начинающий потихоньку розоветь горизонт. – Светать скоро будет... вам спать пора. Поехали, а? На холме стоял юноша. Его белокурые локоны ласково трепал тёплый ветер, синие глаза были широко раскрыты и пристально смотрели на дорогу, по которой ехал автомобиль. Когда он скрылся вдали, юноша улыбнулся и растаял в рассветной дымке...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю