290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 10)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 17 страниц)

2004 г

ЛЮДИ НОЧНОГО ТУМАНА Над городком медленно сгущался туман... Поначалу лунные лучи серебристо-голубоватыми стрелами ещё пронзали его насквозь, лаская озябшую траву, но постепенно туман становился всё плотнее и плотнее – точно ватное одеяло, пока не накрыл всё белым полотном... Стихли все звуки, какие ещё были – сонное тявканье собаки, которой спросонья всё что-то чудилось, шум двигателя запоздалого автомобиля, чей-то голос. Внезапно туман заволновался, зашевелился, заклубился точно пар над кастрюлей с кипящей водой и из самой его глубины стали появляться зыбкие фигуры, схожие с человеческими. С каждым шагом их тела обретали всё большую плотность и очертания, вот стали видны и их бледные лица – красивые и вместе с тем какие-то неживые... нет, это слово ну никак не подходит... скорее уж, просто похожие на лица статуй – такие же прекрасные и пустые: ни чувств, ни эмоций. Большие глаза, мерцающие, словно туман под светом луны, пышные серовато-голубоватые волосы походили на обрывки лунной мглы... Бесшумными скользящими шагами они уверенно двинулись вдоль главной улицы, изредка отходя в переулки и касаясь хрупкими руками до всего живого, что имело несчастье попасться им на пути. Выбежавшая навстречу из какого-то двора не в меру бдительная псина, что проснулась совсем не вовремя, тявкнула было на незнакомцев, но тут же испуганно поджала хвост, попыталась было убраться подальше, но было поздно – тонкая длинная рука легонько коснулась заскулившего пса, и тот… исчез, превратившись в струйку тумана, втянувшуюся в тело незнакомца... Всё это происходило почти в полной тишине. Люди-тени двигались всё так же неторопливо, пока не забрезжил рассвет. Лучи солнца, с каждой минутой обретающие всё большую силу, зажгли туман и тот стал таять... Был уже почти полдень, когда мы все собрались у Сен-Жермена. Да-да, именно у него, а не у Чёрного (как обычно) и на этом настоял, как ни странно, сам граф. – Хватит вам уже объедать Эдди! – сказал он. – Пора и совесть знать... Объедайте теперь меня, разнообразьте жизнь! Само собой, предложение было принято с восторгом (особенно восторгался сам Эдуард, у которого, конечно же, денег было столько, что куры просто-напросто сдохли бы от переедания... но всё равно, как-то приятно, что не ты один страдаешь от постоянных гостей) и вот где-то в половине первого мы стали подтягиваться к роскошному особняку Сен-Жермена, который по красоте ничуть не уступал первому строению (которое, как вы, наверно, помните, сгорело по милости Огнитая), а даже кое в чём и превосходил его. Лерука, когда мы были уже на крыльце, знаком попросила нас остановиться и на цыпочках приблизилась к двери. – Ты что? – возмутился Юрий, уже предвкушавший неплохую пирушку. – Нас ждут, а ты... – Правильно, Лера, – неожиданно поддержал рыжую перестраховщицу Юрик. – Ты, Юр, не знаешь, в чём тут соль, а мы уже научены... горьким опытом! – Нет ловушек, нет, не беспокойтесь! – послышался из-за двери голос самого графа-вампира. – Я сыт сегодня, так что заходите без опаски... – А это они по привычке! – засмеялся кто-то за его спиной. Чёрный, кто же ещё... И как только успел? Мы мгновенно оказались в прихожей, и Юрик тут же любопытством стал осматриваться, не пропуская ни одной детали – необыкновенной лепнины на потолке, покрытой позолотой, роскошных гобеленов на стенах, вычурной люстры “под старину” (а может, она и была старинной...)... – Эд? А ты-то что тут делаешь? – изумилась я. – Как пришёл, ведь день на улице? – Ну, ты и мыслитель! Ну, я тебя уважаю! – захохотал Чёрный. – А ночь на что? Я невольно покраснела, досадуя на то, что нежданно-негаданно выставила себя полной дурой – ну, как можно забыть тот факт, что хоть вампиры днём и не ходят, но ночь-то в полнейшем их распоряжении?! Чёрный, поняв это, насмешливо посмотрел на меня и как ни в чём не бывало сказал: – Проходите в зал, не бойтесь. Я и Клод уже сытно позавтракали! – Кем это, интересно? – спросила Лерка. – Что за ранняя пташка такая была? – А-а, так... Парень один, товары предлагал! Я ему, конечно и так и эдак намекал, что мне фильтры для очистки воды и носки с электрическим подогревом мне ни к чему... В общем, не моя вина, что он таким тупым и настырным оказался! – вздохнул Сен-Жермен, сетуя на человеческую непонятливость. Мы из вежливости к его переживаниям немного помолчали... Нет, незнакомца нам было совсем не жалко. В конце концов, и нас самих так порой доставали все эти торговцы всей этой никому не нужной лабуды, что только более или менее хорошее воспитание не позволяло порой вспомнить свои древние дикарские инстинкты и набить им их наглые морды лица! Что было дальше? Да так, ничего особенного – шум, болтовня, “небольшой” перекусон, просмотр всех частей “Сумерек” и горячий спор вокруг них. Больше всего Сен-Жермена возмущало то, что вампиры в этих фильмах пили кровь животных и могли ходить днём, что было ну совсем не по правилам. – И не говорите мне, что это просто не в меру разыгравшаяся больная фантазия автора, как её там... Майер? – кипятился он. – Да любой болван знает, что дневной свет для вампира означает немедленную и не всегда быструю смерть, а кровь животных постепенно превращает нас в немощных стариков! Да я бы никогда и капли крови животных в рот не взял! – Ч-чив! – подтвердил чей-то голосок и такой он был знакомый, что я машинально произнесла: – Васька? Раздался соловьиный щебет и из-под кресла выбрался василиск, который заискивающе вилял длинным змеиным хвостом, распускал крылья веером и вообще всячески показывал, как он рад “нечаянной встрече”. – Вот ведь гусь! – восхитилась Валерия. – Это, значит, ты его заперла, а он... – Пусть сидит, – милостиво разрешил граф. – Только чтоб без превращений в статуи наших персон! Василиск немного обиделся и снова забрался под кресло... – Кстати, а почему вы так боитесь солнца? – поинтересовался Юрик. – Объясните любознательному юноше! – О-у, а ты у нас юноша, да ещё и любознательный? – оскалился Чёрный. – Не знал, не знал... Юрик покраснел и на время умолк. – И вообще, эта ваша Майер наврала в своих книгах с три короба! – продолжал кипятиться Сен-Жермен. – Встретиться бы с ней... Вампиры дружат с людьми... Что за чушь! Тут он осёкся, вспомнив, что рядом с ним сидим мы – именно друзья и именно люди. – В общем, Наташа, садись за стол, бери перо и бумагу и пиши про наши похождения и вообще про жизнь вампиров! – торжественно закончил граф. – Все условия я тебе создам! – Что, прямо сейчас?! – поразилась я. – А чего время зря терять? Чем раньше начнёшь, тем быстрее закончишь! – Щас, вот делать мне больше нечего... Я вам что, Пушкин? Попросите лучше Лерку, она стихи пишет! – Чуть что, сразу Лерка! – обиделась Валерия. – Ясно же сказано – я стихи пишу, а не прозу! – А поэмку? – хором спросили Юрий и Юрик. – Да ну вас! – Наташа, напиши! Напечатаем твои творения, – ласково протянул Чёрный. – Гонорары великие получать будешь... – Отвали! – неподкупно ответила я. – Прославишься! – ещё более ласково сказал Сен-Жермен. – На весь мир прогремишь! – Ага, чтобы все надо мной ржали, да? Не хочу! – Ну, хозяин – барин... – пожал плечами граф. Он встал и не торопясь подошёл к окну. Пару минут стоял спокойно... и вдруг всё его тело напряглось – вампир внезапно стал похож на гепарда, почуявшего добычу. – А вот это мне не нравится... – прошептал он. – Что-то напоминает, но вот что? За сотни лет я изрядно многое подзабыл! – Что случилось? – встревожился и Чёрный, встал с кресла и подошёл к своему другу, а за ним цепочкой потянулись и мы. Выбрался из-под кресла и Васька. Нашим глазам предстало необыкновенное зрелище – вокруг, куда ни глянь, расстилался туман – густой как кисель, белый-белый, плотный настолько, что ничего не было видно... – П-ха, туман... – фыркнула Валерия. – Диковина какая... И что в нём особенного? Сен-Жермен нахмурился и потёр висок, мучительно стараясь что-то припомнить. – Я выйду на улицу. – сказал он. – Ненадолго... – Мы с тобой! – высунулся вперёд Юрик. – Ещё чего не хватало! Ждите здесь и не вздумайте высовываться! Если мои предположения верны... Он быстро прошёл в прихожую и через пару минут мы услышали, как хлопнула входная дверь. Вот граф показался на узкой бетонированной дорожке, что вела прямо от дверей к ажурной калитке, вошёл в белёсые клубы тумана... и пропал. Позади вдруг послышался резкий свист и скрежет. Мы испуганно обернулись и увидели, что василиск, щёлкая клювом и дробно стуча хвостом, задом пятится к креслу, из-под которого только что выполз. Глаза его медленно разгорались зеленоватым сиянием. – Чего это он? – с удивлением спросил Юрик, но тут же получил ответ на свой вопрос. Стекло окна, от которого мы предусмотрительно только что отошли, со звоном разлетелось вдребезги и в образовавшуюся дыру полезло странное, но в то же время очень красивое существо. Оно, забравшись на подоконник, сверкнуло огромными глазами, протянуло длинную руку к Юрию, который, точно окаменев, стоял и во все глаза смотрел на незваного гостя. Вот хрупкие пальцы почти коснулись плеча парня... но в этот миг полыхнула зелёная вспышка и незнакомец, так и не успев коснуться Юрия, превратился в камень. Тонкое тело, обретя вес камня, медленно качнулось и с грохотом свалилось на пол перед окном, прямо на осколки стекла. Чёрный сделал было движение, чтобы подхватить его, но передумал, и каменное тело дрогнуло и рассыпалось в мелкий, точно пудра, песок. – Не понял... – медленно протянул Юрик. – Да ведь он... Чёрный, не слушая парня, бросился к окну и крикнул: – Клод! Сен-Жермен! Клод!!! Ответом ему была полная тишина – граф Клод де Сен-Жермен исчез бесследно. Пропал и туман. Мы выскочили на улицу, где ярко светила луна, заливая землю голубоватым нереальным светом и первое, что нас сразу же поразило, так это полнейшая, абсолютная тишина и в этой тишине Юрик откашлялся и неуверенно спросил: – Ну-у, это... пойдём домой, что ли? – С ума сошёл?! – воскликнула я. – А как же Клод? Не можем же мы вот так его бросить? – А мы его и не бросали, – резонно ответил парень. – Он сам куда-то ушёл! Может, отправился подкрепиться? Чёрный покачал головой. – Нет, – сказал он. – Клод так просто не ушёл бы от гостей, это невежливо... Что-то случилось! – Тебе нельзя отказать в наблюдательности! – съязвила я. – Только слепой не видит, что Сен-Жермен умудрился крепко и во что-то нехорошее вляпаться! Что делать будем? Сидеть, ждать неизвестно чего или пойдём искать? И где его искать? – Не знаю, ничего не знаю. Может, Клод знал, что это за существа... Но ему восемьсот с лишним лет, а я... я всего лишь мальчишка перед ним! – Вот что, – скрестила руки на груди Лерка. – Пошли в дом, а то ещё вернутся... эти! И окно надо бы закрыть чем-нибудь, а то... – Дует! – услужливо подсказал Юрик. – В задницу тебе дует, болван! А то ещё придёт кто-нибудь, похуже этих людей тумана! Мы вновь вошли в дом. Василиск встретил нас словно соскучившаяся собачка – прыгал, пищал, пытался лизнуть в лицо змеиным язычком. Чёрный был задумчив и на вопросы не отвечал и над чем-то сосредоточенно размышлял. – Наташа, – наконец сказал он. – Иди-ка в кабинет Клода, поройся там в его книгах, поищи... – А что конкретно искать? – У Клода богатейшая библиотека по магии и мистицизму. Посмотри там что-нибудь о тумане, о людях, выходящих из него... – Призраках? – опять влез Юрик, но Чёрный не обратил на него никакого внимания. Я нехотя встала с кресла, позвала за собой Ваську и прошла в тёмный коридор, с трудом отыскала кабинет Сен-Жермена (так как ни разу там не была), открыла дверь, зажгла свет, и сердце моё ушло в пятки... Я, конечно, люблю книги, но тут их было до фига и больше, иначе не скажешь! Сам кабинет был просто огромный и стеллажи, заставленные сотнями книг, стояли вдоль стен нескончаемыми рядами. – И он говорит: “Покопайся!” – произнесла я и пошла вдоль стеллажей, разглядывая разноцветные корешки – тиснёные и гладкие, потрёпанные старые и совсем новые, с надписями и без... Взгляд мой упал на красный переплёт с чёрными буквами “Оккультизм и магия”. Вот оно! Я быстро осмотрела весь стеллаж. Слава Богу, Сен-Жермен оказался настоящим педантом по жизни и все книги по магии лежали у него вместе... на целых четырёх стеллажах и их было много, очень много! Обречённо вздохнув, я вытащила сразу пять или шесть книг, уселась за стол и принялась их просматривать... Разбудил меня стук упавшей на пол книги, которую я сама нечаянно и столкнула во сне со стола... Проморгавшись и прозевавшись, я потрясла головой, прогоняя остатки сна, потянулась, встала с кресла и вышла в зал, где царила полнейшая идиллия: Юрий с Юриком в обнимочку спали на роскошной медвежьей шкуре, разостланной перед неразожжённым, холодным камином, Лерука лежала на диване, свернувшись в клубочек и блаженно улыбаясь – ей снилось, что она получила премию и большую благодарность от начальства. Чёрного не было видно нигде. Впрочем, оно и понятно – день на дворе, пора бай-бай в гробик... Я тихонько прошла на кухню, пошуровала в холодильнике, делая себе многоэтажный бутерброд, при виде которого немедленно бы сдох любой диетолог – от банальной зависти! – и вернулась с добычей в кабинет, где была встречена проснувшимся василиском. Поделившись с ним “скромным” завтраком, я вновь вытащила новую партию книг, хотела было положить её на пол, но тут самая верхняя качнулась и с шелестом упала на ковёр, раскрывшись на самой середине. – Блин, распадалась тут! Делать больше нече... Что-что-что?!! Прямо на раскрывшейся странице ярко выделялась надпись “Люди ночного тумана”. Не теряя ни минуты, я подхватила книгу, выскочила из кабинета и понеслась по ступенькам наверх, в спальню графа. Да, Чёрный явно спал здесь – это было понятно по доносившемуся из роскошного гроба заливистому храпу... – Чёрный! – тихонько, чтобы не испугать спящего вампира, сказала я и постучала по крышке. – Эдди! Эдди, я нашла про людей тумана! Никакой реакции. Чёрный продолжал сладко спать. – Ах, так?! – я распахнула гроб и тут же пожалела об этом – холодные руки вампира вцепились мне в плечи, острые клыки вонзились в шею... Впрочем, Эдуард быстро пришёл в себя, и особенного вреда нанести не успел – так, пара глотков крови. – Это ты? Извини! – сказал он и тайком облизнулся. – А ничего, вкусно... Может, продолжим? – Извини... и это всё?! Скотина ты кровососущая, вот что! Я старалась, ночи не спала, искала про туман этот... – Брешешь. – невозмутимо сказал Чёрный. – Ночи она не спала... Дрыхла без задних ног! Откуда знаю? Да заглядывал в кабинет, пока ты там “работала”... Что нашла? Он бесцеремонно выхватил из моих рук книгу и стал её перелистывать. – Про туман в середине, – оповестила я его и потёрла укус на шее. – Не три, инфекцию занесёшь! – предупредил меня Чёрный, читая найденную главу. – На себя посмотри, инфекция! – обозлилась я. – На клыках небось миллион бактерий... Всех, кого ни попадя, направо и налево кусаешь! – Не знаю, что уж там на моих клыках, а вот на твоих руках их толпы... – фыркнул вампир и тут же подпрыгнул от боли – Васька стегнул его по ноге зазубренным хвостом. – Убери своего цепного пса, иначе... – Статуей постоять захотелось? – поинтересовалась я. – Обеспечим... Васька! – Шуток не понимаете?! – закричал вампир, с тревогой глядя на Ваську, который начал шипеть, а глаза его – наливаться зеленоватым сиянием. – С тобой как с человеком, а ты... – И я так же! – Это я давно понял. Собирай ребят и пошли! – Чёрненький, так ведь день на дворе... – И что? – не понял Чёрный. – Солнышко светит... – Дальше? – прищурился Эд. – Пеплом ведь станешь, болван! – разозлилась я. – Ты такой тупой по жизни или только после сна?! – Дура, зови всех в спальню! Надеюсь, вид гроба никого не смутит? Я плюнула, развернулась и поскакала вниз по ступенькам, крытым пунцового цвета ковровой дорожкой. Застав в гостиной всё ту же картину безмятежной идиллии сонного царства, окликнув спящих и убедившись, что орать совершенно бесполезно, я просто-напросто отправилась на кухню, прихватила ковшик холодной воды и, вернувшись, щедро окатила всех присутствующих. Результат превзошёл все мои ожидания! Раздался дикий строенный вопль и “спящие красавцы и красавицы” мгновенно повскакали на ноги, очумело тряся головами и ища виновницу своего, столь весёлого пробуждения. – Ты что, совсем... того?! – возмутился Юрик, стряхивая с лица и волос воду (его я полила особенно щедро). – Да меня чуть было кондрашка не хватила! – Не хватила же. Срочно все поднимайтесь на второй этаж, в спальню графа, вас там Чёрный ждёт! Юрий, Юрик и Лерука без излишних пререканий проследовали за мной и, войдя в спальню, разместились где кто – в креслах, на кровати... Чёрный величаво уселся на крышке гроба и раскрыл книгу. – Сначала хочу пояснить, что это были за существа, которые влезли к нам и предположительно уволокли Клода. Это так называемые Люди ночного тумана! – Ещё одна разновидность нечисти! – хмыкнула Валерия и устроилась поудобнее на кровати графа. – И что дальше? – Есть два вида людей – люди солнечного полдня и люди ночного тумана. Первые всю свою жизнь греются в щедрых лучах солнца и излучают добро, радость и свет, рядом с ним любому человеку становится легко и светло на душе. Вторые же, даже рождённые в самый палящий зной, таят в своей душе, точнее в её подобии – тьму, холод и равнодушие... Вот такие-то после смерти зачастую не находят покоя, а вынуждены бродить бесконечно по земле, забирая тепло и жизнь у всего живого, но так и не насыщаясь им... Однако самое страшное, что люди ночного тумана ищут себе того, кто может вместить все их мёртвые души и, если они найдут достойного носителя, то всем живущим придёт конец! Есть версия, что они смогли вселиться в тело Гитлера и именно им он был обязан всему – и своей власти, и своей популярности... Беда в том, что тело живого не способно долго продержать в себе душу многих мёртвых и, в конце концов, они вынуждены покидать свою хрупкую оболочку, оставляя ей в “наследство” лишь безумие и дряхлость... Мы поёжились... То, что нам только что рассказал Эд, было настолько невероятным и пугающим, что верить в это не хотелось... Но, как видно, придётся. – А... как же Клод? – спросила Лерка. – Они и его тоже... Вселятся в него? – Не знаю, – пожал плечами Чёрный. – Сами же понимаете, что вампиры существенно отличаются от вас, простых смертных. Тепла в нас – кот наплакал, жизни как таковой нет... вселяться в нас бесполезно, так как нет живой души, а само немёртвое тело отринет мёртвую душу. Скорее всего, они захватили его как заложника и теперь ждут, что вы придёте его выручать, и вот тогда-то они и захватят одного из вас, а если нет... Боюсь даже представить, что они с ним сделают... Где могут прятаться Люди ночного тумана и прятать нашего друга-вампира? Весь день и весь вечер мы ломали головы.... И потом, даже если мы найдём их, то что будем делать дальше? Как их уничтожить? Правда, у нас есть василиск... – А дальше что? – спросил Юрий. – Ну, превратит Васька их всех в камни, рассыпятся они в мелкий песочек... Кстати, а куда подевался песок? Кто-то уже успел подмести? – Нет, думаю, что туманный человек снова жив, если только это существование можно назвать жизнью, – вздохнул Чёрный. – Ничего мы с ними поделать не сможем... – Блин, хоть в трубу лезь... – устало вымолвила Валерия. – Что? – Чёрный на мгновение застыл и тут же обернулся к ней. – Что ты сказала?! – Хоть в трубу лезь... А что тут такого? Вместо ответа Эд от всей души обнял её и звонко расцеловал в обе щеки. – Конечно же! – весело воскликнул он. – Где бы ещё спрятаться туману, как не под землёй? В подземных коммуникациях? Вот и всё, мы догадались, где искать Людей ночного тумана... а что дальше? – Вооружаться бесполезно, – сказал Эдуард. – Ничто, даже самый острый клинок, не способно справиться с этой нежитью. – А серебряные пули? – Против тумана-то? Прибереги их лучше для оборотней! – А что, будут встречи?! – С вами всё возможно... Хватит болтать попусту, собирайтесь быстрее! А чего нам собираться? Голому одеться – только подпоясаться... Когда мы заявили об этом Чёрному, тот только усмехнулся и, достав из шкафчика в прихожей фонарики, сунул их нам в руки и выпихнул на улицу. ...Первый же канализационный люк встретился нам буквально через пару метров. Мы сгрудились возле него, Эд поднял крышку и Валерия брезгливо сморщила нос – запахи оттуда доносились ещё те... – Ну что, нам туда идти? – с тоской спросила она и посмотрела на свои новенькие джинсы. – Кто первый? Чёрный сел на край люка, свесил ноги вниз, нащупал ими скобы и, извернувшись, стал медленно спускаться в темноту. – Следуйте за мной! – послышался его голос. – В случае чего подстрахую... Делать нечего, полезли следом. Скобы были старые, ржавые, некоторые развратно вихлялись и подозрительно поскрипывали... “Боженька, дай только спуститься без потерь для наших организмов! – молилась я про себя, буквально обливаясь холодным потом каждый раз, как только какая-нибудь скоба начинала пошатываться под моими руками. – Дай спуститься нормально... Буду, обещаю... КЛЯНУСЬ, что буду хоро-ошей!!!” Холодные сильные руки вампира подхватили меня и поставили на пол. – Живая или как? – насмешливо спросил Чёрный. – Чего скисла? Ты же у нас всегда оптимисткой была! – Оптимисткой... С таким оптимизмом, как у меня сейчас, только на расстрел идут! Куда дальше? – Куда? – Чёрный задумчиво повертел головой. Вдруг лицо его посветлело и он, нагнувшись, поднял булавку для галстука, что лежала у одного из ходов-ответвлений. – Думаю, что сюда! Дальнейшее показалось нам фантастическим фильмом, который пустили ускоренным темпом: пробежав по одному ходу, мы свернули в другой, потом в третий... Лучи фонариков плясали на бетонных стенах, порой отражаясь от луж на полу, Чёрный лёгкими прыжками нёсся впереди... Внезапно он остановился и мы на полном ходу врезались в него, но вампир не обратил на это никакого внимания, он смотрел на что-то, бесформенной грудой лежавшее на полу. – Это... что? Это Сен-Жермен? – испуганно спросил Юрик. Эд нагнулся и бережно поднял на руки безжизненно обвисшее тело графа-вампира. – Скорее, назад! – прошипел он, развернулся и... застыл на месте. Обернулись и мы и то, что увидели, нам совсем не понравилось – позади клубился белый как молоко и такой же густой туман. Постепенно он сгустился ещё больше и из его белой мглы стали молча выходить высокие и тонкие существа с прекрасными, но холодными и безжизненно-равнодушными лицами. – Отступаем... – тихо приказал Чёрный и сам сделал два шага назад, не сводя напряжённого взгляда с подступающих к нам Людей ночного тумана. – Да шевелитесь же вы! Если эти твари до вас дотянутся, то... то всё! Пятясь, мы свернули в первый же попавшийся ход и побежали так, как никогда до сих пор не бегали! Неслись, словно сама Смерть следовала за нами по пятам... да так оно и было, уж слишком хорошо мы знали, чем грозит нам близкая встреча с этими нежитями и чем чревато их прикосновение! – Я... больше... не... могу! – задыхаясь, простонала Валерия и стала замедлять свой бег. – Всё... лучше пристрелите меня! Я подхватила очки, спадающие с носа и, уцепив Лерку за руку, поволокла её дальше, напевая: – Ещё немного, ещё... чуть-чуть... Последний бег – он трудный... очень трудный!! И уткнулась в спину Чёрного. Тот неподвижно застыл на месте, крепко сжимая в объятиях безжизненное тело Сен-Жермена. – Тупик... – еле слышно прошептал Юрик и тяжело выдохнул. – Вот мы все и попались... как куры в ощип! Позади слышалось чьё-то бормотание, тихий шёпот, спины до мурашек сверлили жадные взгляды... Поворачиваться не хотелось. Ни к чему это, не совсем обязательно встречать свою смерть лицом к лицу... Холодная, почти физически ощутимая волна чужого голода окутала нас душным покрывалом, захлестнула и... отплыла прочь! Мы неподвижно стояли, боясь даже пошевельнуться и внезапно Чёрный истерически расхохотался и прислонился к стене хода, по-прежнему держа на руках Клода: – Я дурак! Какой же я всё-таки дурак! – сквозь смех только и повторял он. – Я ведь совсем забыл, что прочёл в конце той главы о Людях ночного тумана! “И дано им пробыть в этом мире две с половиной ночи на сто лет!” – Как это? – Они появляются только раз в сто лет, гуляют в нашем мире всего две с половиной ночи, стараясь найти себе достойного их внимания носителя... а сейчас уже полночь! И до этого мы видели их прошлой ночью... да и раньше, видно, одну ночку они уже прогуляли. Так что нам повезло... – Кроме Сен-Жермена! – вставила Валерия. Чёрный, враз сникнув, посмотрел на своего по-прежнему неподвижного друга. – Ему можно помочь? – спросила я. – Очень на это надеюсь... Пошли-ка домой! – устало сказал Эд и мы медленно, еле волоча ноги – сказывалась недавняя пробежка – поплелись назад. Силы, ещё недавно переполнявшие нас, куда-то бесследно исчезли, и осталась только самая малая толика их, которая и заставляла на автомате двигаться наши ноги и руки. Кое-как поднялись на поверхность... – Вы идите к себе, а я отнесу Клода домой, – сказал Чёрный. – Может, смогу привести его в чувство... До вечера! – До вечера! – вразнобой попрощались мы и отправились по домам. ...День тянулся жутко длинно и скучно. Не помогали ни телевизор, ни магнитофон, ни книги – абсолютно ничего: душу давила мысль о том, что наш дорогой Сен-Жермен может... Несколько раз я порывалась сбегать к нему... но как там встретит меня Чёрный? Да и жив ли сам граф? Может, ему так плохо, что Эд не хочет расстраивать нас и поэтому даже не звонит. Наконец, уже около пяти дня я не выдержала и, бросив все свои дела, побежала к дому Клода. К моему удивлению, у дверей уже стояла, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, почти вся наша компания – Валерия, Юрий и Юрик. – О, и вы здесь? – несколько наигранно удивилась я. – А чего же не стучите? И тут же, словно в ответ на мои слова, дверь тихонько отворилась и послышался голос Чёрного: – Заходите уж... гости дорогие! Мы нерешительно вошли, да так и застыли на месте: прямо перед нами, стоял, ослепительно улыбаясь, сам граф де Сен-Жермен! – Клод! – завопила я и, не особо церемонясь, бросилась ему на шею и, словно по команде, графа-вампира облепили со всех сторон и все остальные. – Как же ты выжил? – спросила я, когда все восторги малость поутихли, и мы расселись в гостиной. – Ведь был труп трупом! – Если бы вы не пошли меня вовремя искать и если бы Эд не положил меня в гроб, я бы им, возможно и стал... Люди ночного тумана хоть и не в силах убить подобного мне, но силы вытянуть они вполне способны... – Что ж, хорошо всё, что хорошо кончается! – философски заметила Лерука. – Ты ещё легко отделался... – Это точно... – согласился граф. – Кстати, мне очень хотелось бы узнать, кто из вас так варварски копался в моей библиотеке и даже ел в ней? Я возвела очи к потолку и постаралась сделать невинную мордочку, но получилось не слишком-то правдоподобно. – Ты?! И не корчи святую рожу лица, я тебя насквозь вижу! Это же надо – так насвинячить! Вот теперь иди и убирай там всё... И, кстати, забери своего змеепетуха, а то он там слишком хорошо устроился... не дай Тьма, яйцо снесёт!

2004 г

БАЮ-БАЮШКИ... БАЮН! Ночь. Тишина. На улице царит приятная прохлада, спокойствие такое, что даже злобные сторожевые псы на какое-то время потеряли всю свою бдительность и мирно дрыхли в своих конурах, изредка поскуливая и подрыгивая лапами в вечной погоне за своими извечными врагами – жуликами. Те, естественно, ловились... но тут же вырывались и позорно бежали прочь, трусливо посверкивая сквозь дыры в штанах голыми задницами. Андрей вздохнул и перевернулся на спину. Сон, который пришёл с небывалым трудом, был настолько физически ощутимо тяжёлым, что даже дышалось с трудом. Он не открыл глаз (попросту не смог – веки напрочь отказывались подчиняться!) и так и не увидел, как у него над грудью завис слабо светящийся клубочек, который внезапно ярко вспыхнул и появился... огромный жёлтый кот в тёмную полоску. Он медленно повёл головой, сверкнув не по-кошачьи большими и круглыми серебристыми глазами, повёл пышными усами и, приподняв одну лапу, выпустил из неё когти... и вцепился ими в грудь мужчины. Тот, не в силах проснуться, громко застонал и этим разбудил сладко спящую рядом жену Лену. Та спросонья вскинулась, ничего не понимая, протёрла глаза и уставилась на гигантского кота, нагло усевшегося на груди её мужа. – Брысь... Брысь отсюда! – тихонько шепнула она, попыталась приподнять руку, чтобы прогнать здоровенного котяру, но тот улыбнулся, отчего женщину пробрала дрожь, ибо она никогда до сих пор не видела улыбающихся котов, что-то напевно промурлыкал (от этого мурлыканья тело женщины мгновенно обмякло) и дёрнул лапой, рассекая кожу и плоть острыми как бритва когтями. Брызнула кровь и кот мгновенно переменился. Глаза его вспыхнули мрачно-алым пламенем, из пасти вылезли тонкие как иглы зубы... – Мало мяса, мало-о-о-у! – зашипел он и вгрызся в тело спящего. Наутро в городке только и было разговоров, что о загадочном убийстве. Истерически рыдающую женщину, на глазах которой так зверски убили её мужа, увезли в больницу, сам же полусъеденный труп, который лишь вчера был полным сил мужчиной, отправили в морг, чтобы установить причину смерти. Хотя чего уж там устанавливать, если от жертвы остались практически рожки да ножки... Едва только я, после работы направившись к графу в гости, переступила порог его дома, как все, кто в это время там находился (а присутствовали все!), набросились с расспросами: мол, если ты работаешь в больнице, то должна (нет, просто обязана!) знать всё и то, что я работала в детском отделении, их никоим образом не касалось... Вот подавай им ВСЁ и с мельчайшими подробностями! Особенно старалась Валерия, выбивая всё возможное и невозможное для своей газетушки... – Не знаю я ничего! – наконец просто взвилась я. – Чего привязались?! Мне, естественно, не поверили... – Ну, Натуся, что тебе стоит? – нудела Лерука таким противным голосом, что просто хотелось взять её за ручку и отвести в этот самый морг и ткнуть мордочкой в этот самый труп – в общем, сделать всё, лишь бы больше не слышать её противного голоска! Сен-Жермен в это время невозмутимо смотрел телевизор, на котором в который раз назойливомелькала реклама. Предлагали жевательную резинку “Сайв”... Молодой мужик, сидя в какой-то фигне странной конструкции, летел сквозь трубу, после чего сладко-мужественный голос обещал бесперебойную свежесть в течение всего дня. – Странная реклама! – оторвался от ящика Клод и поворачиваясь в нашу сторону. – Лично мне кажется, что в ней лучше бы предлагать памперсы, а не жвачку... с такой-то высоты падать да без последствий для нижнего белья! – Ага, как мороженое “Бодрая корова”! – мрачно сказала я. – Ну просто лозунг для нариков – “Взбодрись и замычи!” – Ты мне зубы не заговаривай! – рассердилась Валерия. – Расскажи всё, а то... Мне тэма нужна, понимаешь?! – Вот иди в психушку и сама добывай... свою тэму! И вообще, отстань от меня, я устала!!! Валерия так и сделала. На следующий же день – не знаю уж, какими правдами и неправдами – но она проникла в лечебницу и через пару дней в газете появилась статья: “Неведомый монстр терзает мужа на глазах у обезумевшей от ужаса жены. Кто он: инопланетянин или обнаглевший маньяк?”. Да уж, в чём-чём, а в красочности изложения Валерии отказать было нельзя... Статья не вызвала большой шумихи, хотя Лерка очень на это надеялась – читатели до того были пресыщены всяческой наушилапшувешательной белибердой в виде вампиров, инопланетян, барабашек и прочей фигни, что просто-напросто посмеялись над статьёй рыжей журналистки-выдумщицы, отложили газету в сторону, но прямо на следующий же день был обнаружен... ещё один труп. На этот раз им оказался безобидный бомжик по фамилии Заплаткин. Фамилия эта как нельзя лучше подходила к невысокому мужичку в костюме “от Версаче”, усеянном заплатками всех форм и расцветок... Нашла его дворничиха, которая тут же вызвала полицию и “скорую”, хотя помочь бедолаге было нельзя уже ничем. Судмедэксперты заключили, что причина смерти бомжа была точно такая же, как и у первого погибшего: неизвестное существо буквально разворотило грудь бомжа, выломало рёбра, добираясь до сердца, которое то ли съело, то ли унесло с собой, что было и так и эдак хреново. Вскоре за этим убийством последовало ещё одно... и ещё одно... и ещё... и ещё... Было совершенно очевидно, что все нападения происходили только во время сна жертвы, и та попросту не оказывала никакого сопротивления, хотя от боли, вызываемой разрывом кожи и плоти, проснулся бы любой. Может, она просто не могла, будучи одурманенная чем-то? Но никаких следов чего-либо усыпляющего или дурманящего в крови жертв так и не было найдено. Люди стали бояться ложиться спать, но стресс и усталость брали своё и они засыпали с тем, чтобы многие из них проснуться уже не могли... – Бли-ин! – простонала Валерия, с трудом поднимая покрасневшие от недосыпа, опухшие веки. – Я уже не могу... Спать хочу!!! – Не говори при мне этого слова! – озверел Юрик. – Меня только от него уже... укачивает! – Так вы ложитесь спать! – неожиданно предложил граф-вампир. – Да не бойтесь, я и Чёрный с Роландом последим за вами... в случае чего, отгоним любую нечисть! ...Через пару минут зал дома Сен-Жермена напоминал ночлежку “от кутюр”: я и Валерия дрыхли мёртвым сном на удобном мягком диване (нам, как нежным девушкам, предложили самое удобное место для сна), Юрик устроился в кресле, положив голову на подлокотник, Юрий свернулся клубком на ковре из шкуры тигра-альбиноса и высвистывал носом какую-то незамысловатую мелодийку... – Завидую! – вздохнул Чёрный и украдкой зевнул. – Заразился... Странно, почему же этот неведомый монстр не нападает на нас, вампиров? – Попробовал бы только... – хмыкнул Роланд. – Эй, смотрите! Юрик, лежавший в кресле, внезапно повернулся на спину, бессознательно теребя на груди полурасстёгнутую рубашку. Над ним возник в воздухе слабосветящийся шарик, послышалось напевное мурлыканье, и шарик превратился... в огромного полосатого кота. “Котик” повернул в сторону оцепеневших вампиров круглую голову, сверкнул серебристыми как луны глазами, показал в нехорошей улыбке острые как шипы зубы, занёс над грудью спящего парня лапу, обнажив здоровенные когти и вонзился ими в тело жертвы. Юрик вскрикнул, замотал головой, пытаясь проснуться, но не тут-то было! – Гони его! – крикнул граф Чёрному. Вернее, это ему показалось, что он кричал – на самом деле голос его прозвучал тише мышиного писка. – Не могу... – прохрипел Эдуард, пытаясь пошевелить хотя бы рукой. – Эта тварь что-то с нами сделала! “Тварь” откровенно жутко улыбнулась и провела лапой по груди парня, оставляя на гладкой коже пять глубоких бороздок, которые мгновенно заполнились кровью. Юрик хрипло застонал, веки его задёргались, но так и не смогли подняться, побороть наведённый сон. Кот усмехнулся ещё шире, занёс лапу для очередного удара... Оконная рама словно взорвалась, осыпав всех присутствующих осколками стекла и щепками и в комнату влетел мохнато-колючий клубок. Скорпионий хвост просвистел над головой кота и тот, недовольно зашипев, мгновенно растворился в воздухе – исчез, словно его и не было. Все тут же очнулись. Юрик с побелевшим от ужаса лицом уставился на кровавые полосы на своей груди, но Сен-Жермен торопливо увёл его в ванную, чтобы промыть раны и продезинфицировать их: мало ли какая гадость могла таиться на когтях мерзкой твари? Потом перевязанного, напоенного по самые уши успокоительным Юрика уложили отдохнуть от пережитого в зале, а сами собрались в углу тут же, стараясь говорить как можно тише... – Ничего не понимаю! – признался граф-вампир, удручённо разводя руками. – Кем же должен быть этот урод, чтобы лишить сил даже вампиров? На наших глазах чуть было не погиб наш друг, а мы были попросту бессильны... – Нечего себя винить! – басовито вмешался мантикор (именно он так вовремя пришёл на выручку). На него зашикали, и Манти поспешно перешёл на шёпот. – Могло быть и хуже. Только, боюсь, это лишь начало... Баюн обычно не отказывается от попытки вернуться и добить свою жертву, а тут такое дело – ему впервые оказали достойное сопротивление... Ну, как да оставить всё как есть? – Баюн? – удивилась я. – Постой, но это же сказочный персонаж... – А я, по-твоему, кто – домашний зверёк, которых тысячи по квартирам? – хмыкнул мантикор. – Разве я не существо из мифов, которого по идее и быть не должно... но которое тем не менее есть? Если существую я, то могут существовать и Баюн, и леший, и кикимора... – Но их нет и никогда не было! – упрямо сказала Лерука. – В них верили наши пра-пра-прабабушки и дедушки, а мы не настолько глупы, чтобы... – Они, значит, глупые, а ты такая вся из себя умная, да? – зашипел мантикор. – Запомни, девчонка, в те времена существовало много такого, что сейчас называют нечистой силой, но тогда они нечистью не считались. Вот и кот Баюн... Его недаром так зовут. Своим мурлыканьем он усыпляет человека, а потом раздирает его тело острыми когтями и поедает то, что понравится! В сказках он, как правило, нападает на приходящих к нему царевичей, которые спасаются тем, что надевают на голову три железных колпака, а на грудь – три кольчуги. Кот пытается их разорвать, но на третьей кольчуге теряет свою силушку и тогда уж царевич вовсю дубасит его по очереди тремя прутьями – медным, оловянным и железным, заставляя его отвечать на свои вопросы. – М-мама... – передёрнулась Валерия. – А колпаки-то зачем? Или он, кроме сердца, любит и мозгами закусить? – Думаю, мозгами современных людей много не наешься! – философски сказал Манти. – В сказках, впрочем, про это ничего не написано... – Значит, этот котяра может запросто вернуться вновь, чтобы добить Юрика? – задумчиво произнёс Сен-Жермен. – Что ж, пусть приходит... Юрик, накачанный снотворным (в сознательном состоянии он наотрез отказался участвовать в сем сомнительном мероприятии по укокошиванию себя любимого и поэтому пришлось его на время усыпить...), мирно почивал на широкой удобной кровати, упакованный по самое “не балуй” – три армейские каски из какого-то особенно прочного сплава и супернавороченный бронежилет (и где только граф их раздобыл? Хотя, если учесть, что у его темнейшества много-много денежек...), надёжно укрывали его щуплое тело. Я, Лерка и Юрий были заперты в платяном шкафу во избежание травм со стороны Баюна... Впрочем, травмы обещали быть, причём с нашей стороны, после освобождения и совсем не коту. Тем временем Чёрный, Сен-Жермен и Роланд уселись неподалёку, решив сыграть в “подкидного дурачка”, раздали карты и... Светящийся шарик устроился на груди Юрика и, как и в прошлый раз, трансформировался в огромного кота с глазами-лунами. Вампиров вновь охватило странное оцепенение: не пошевелить ни рукой, ни ногой... Баюн презрительно усмехнулся и изо всей силы ударил лапой спящего Юрика. Послышался противный скрежет... Не знаю, как уж у остальных, но у меня по спине побежали здоровенные мурашки – до того был противный и мерзкий звук. Да, мы не спали (может, потому что Баюн решил не усыплять нас – мол, пусть полюбуются на гибель своего друга, а может, и ещё по какой другой причине...). – Что такое? – неожиданно произнёс Баюн мягким мурлыкающим голосом. – Откуда?.. Подготовились, значит? Ну да ничего, я с лёгкостью рвал и железо! Ещё удар – и ткань, обтягивающая бронежилет, разошлась в стороны. Баюн захихикал, ударил вновь... и когти его прочно застряли! Он зашипел, попытался вырваться – бесполезно. Шерсть его поднялась дыбом, замерцала: похоже, Баюн попытался раствориться в воздухе, но не тут-то было – бронежилету было глубоко наплевать на все его магические штучки, и просто так отпускать кота он явно не собирался. – Отпустите! – наконец прошипел он, поняв, что все его попытки уйти бессмысленны. – Отпустите, не трону я вашего дружка… и вас тоже! Ах, да... Оцепенение, окутавшее вампиров, спало как по мановению руки... Сен-Жермен встал, потянулся и, неторопливо подойдя к коту, заинтересованно уставился на него. – Всё, насмотрелся? – раздражённо спросил Баюн, который, похоже, не любил столь неприкрытое к его особе любопытство. – Отпускай теперь, вампирюга! – Ещё и хамит! – возмутился Чёрный. – Может, и нам угостить его прутьями? Металлическими? Баюн негодующе зашипел и так зыркнул на Эда, что тот мгновенно стушевался и выскользнул из зала от греха подальше... – И что ты на мышей не охотишься? – вздохнул Роланд, вызволяя лапу кота. – И людям спокойнее и польза опять же... – И что ты молочко не пьёшь? – фыркнул Баюн. – Вопросов больше нет? Запомни, вампирёныш, у тебя свой образ жизни и свои вкусовые привычки, а у меня свои... И выпустите своих подружек из шкафа, задохнутся ещё... С этими словами Баюн медленно растворился в воздухе, оставив на память о себе лишь глубокие царапины на бронежилете... – Эх, зря вы выпустили его просто так! – вздохнула пришедшая в себя Валерия, выбравшись из шкафа и отряхиваясь от пыли. – Надо было спросить, дадут ли мне когда-нибудь место главного редактора нашей газеты...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю