290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Люди ночного тумана (СИ) » Текст книги (страница 14)
Люди ночного тумана (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Люди ночного тумана (СИ)"


Автор книги: Наталия Немченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 17 страниц)

2003 г

ДРУГИЕ ИЗМЕРЕНИЯ Зевая от скуки, я медленно, еле волоча за собой ноги, плелась по улицам нашего городка... Сегодня мне жутко надоели все – и Чёрный – со своими однообразными приколами, и Сен-Жермен – со своей аристократической спесью, и Юрик – со своими приставаниями к Чёрному, и Юрий – со своими вздохами безнадёжно влюблённого, и Лерука со своими хохмочками, которые развеселят разве что кретиноподобных дегенератов... Короче, достали все! Путь пролегал мимо гостеприимно распахнутых ворот парка, я случайно посмотрела на них и... А почему бы, собственно говоря, и нет? Оглянувшись, нет ли где поблизости Юрика, у которого была одна пренеприятнейшая особенность – он вечно появлялся ни к селу и не к городу – и, не обнаружив такового, я быстро нырнула в “дебри” парка и погрузилась в блаженную тишину. Ну, ещё бы, ведь наплыв посетителей начнётся только часам к девяти вечера: влюблённые там разные, оккупирующие самые укромные места и самые удобные скамеечки, любители выпивона на лоне природы, тусующаяся молодёжь... А сейчас же здесь было хоть шаром покати, что мне только на руку. Ну, вы конечно же понимаете, что припёрлась я сюда не для того, чтобы цветочками любоваться и птичек слушать? Оглянувшись по сторонам и не узрев никого поблизости, я нарочито ленивым шагом добрела до заветной скамейки, за которой и скрывалась поляна – ход в другое измерение, нырнула в кусты и вскоре уже продиралась сквозь жутко колючий малинник. Исцарапавшись и заодно попутно перекусив сочными ягодками, я вновь вылезла из кустов, огляделась... Да, и здесь никого не было... на моё счастье! – Не иначе всех перекушали! – вздохнула я, услышала позади себя треск и чертыхания, оглянулась вновь и остолбенела: покрытый царапинами как замысловатой татуировкой, из малинника вслед за мной выползал на свет божий... Юрик! – Ты... Ты что здесь делаешь? Как ты здесь оказался?! – Не видишь, что ли? – нарочито спокойно ответил Юрик. – Гуляю... А что, нельзя? – Следил, да? Шерлока Холмса из себя строишь? Хочешь, по шее надаю? – Попробуй... – не очень уверенно сказал парень, на всякий случай отодвигаясь от рассерженной меня подальше. Я раздражённо сплюнула и, выбравшись наружу, в нерешительности остановилась у скамейки – что же теперь делать? Идти дальше? Так ведь этот идиот даже не знает, что мы вовсе не дома, а... Да что я тут голову ломаю? Сейчас просто-напросто пойдём обратно и – всё! Юрик, видя, что страшная месть на неопределённое время откладывается, в нерешительности выполз из кустов и застыл рядом... впрочем, о безопасности не забывал и поэтому держал некоторую дистанцию. Здесь, в этом мире, уже начинало вечереть... Длинные тени от видневшихся сквозь редкие деревья домов и магазинов протянули вдоль мостовой свои длинные, чёрные и цепкие пальцы, поднявшийся ветер гнал по растрескавшемуся асфальту рваные полиэтиленовые пакеты и какие-то бумажки... И ни одного человека. – Похолодало-то как! – поёжился Юрик и застегнул рубашку на все пуговицы. – Слушай, а где все? Я некоторое время раздумывала – сказать ему о том, что мы в другом измерении или подождать более удобного момента? – однако решила, что пока не стоит, а то мало ли что устроит эта истеричка мужского пола: будет тут визжать, кататься по земле и требовать успокоительного, на крики непременно сбегутся вампиры и... Что будет дальше, я понимала прекрасно и поверять, так ли оно случится на самом деле, вовсе не жаждала, а потому просто сказала: – Не видишь разве, как погода испортилась? Нормальные люди все по домам сидят, только мы с тобой словно парочка идиотов шляемся! – И не говори! – вздохнул Юрик и решительно зашагал в сторону ворот. – Пойдём-ка и мы с тобой... – Слушай, может, малинки напоследок поедим? – запаниковала я, понимая, что сейчас этот любитель экстрима выйдет на улицу, поймёт, что здесь что-то нечисто и тогда истерики точно не избежать, а если мы столкнёмся с людьми здешнего Чёрного... Ой, что тогда начнётся, что начнётся-а... Он, небось, так и не простил нам того побега от него, любимого, а тут такой подарочек! – Ну чего ты дома забыл, чего туда спешить? Но Юрику на сей раз точно вожжа под хвост попала. Не обращая внимания на возмущение и скандальные крики, он ухватил меня за руку и, как я не сопротивлялась, потащил к выходу из парка и в сторону своего дома. – Сейчас забежим ко мне, я переоденусь, и рванём к Чёрному! – приговаривал он. – Может, хоть на этот раз обрадуется! “Да-а, и ещё как обрадуется... – впала я уже в самую настоящую панику. – В полном восторге будет! В жутком! Вряд ли он забыл про тот выстрел в него, ненаглядного...” ...Мы уже добрались до дома, когда Юрик внезапно остановился. – Ничего не понимаю... – пробормотал он. – Когда это стекло успели разбить? Неужели воры?! – Юрик, знаешь... – только и успела сказать я, как парень, более не слушая, бросился в подъезд и поскакал по ступенькам наверх. Сквозь разбитое окно было отлично слышно, как хлопнула входная дверь, потом послышался голос Юрика: – Эй, что вы тут делаете?! А-а-а!!! Он завопил так, что поняла – происходит что-то нехорошее, но лезть туда и самостоятельно заниматься спасением значило добровольно совать голову в пасть голодного тигра, то бишь вампира. Кто знает, что там... Ну, вообще-то я прекрасно знаю, что там может быть, потому и не лезу! – Эй, а вон и девка! – заорал какой-то парень, внезапно появляясь в дверях подъезда и прерывая этим мои размышления. – Держи её! Прокричав сей страстный призыв, он решил сам же и последовать ему и бросился ко мне. “Хрен догонишь!” – подумала я, разворачиваясь, чтобы смыться поскорее и, если получится, привести подмогу, но... называется, в свои права вступил закон подлости! Вот не хотела же надевать эти подлые босоножки на высоченных платформах и они в отместку решили не вовремя показать свой поганый характер – заскользили на ровном месте и через минуту я лежала, уткнувшись носом в невкусный песок, а торжествующий парень в предвкушении награды утюжил своим довольно-таки тощим и жёстким задом мою спину и выламывал руки. Вскоре подогнали машину и сначала в фургон впихнули меня, а затем торжественно, словно принца крови, внесли Юрика... и плюхнули на пол! – Что всё это значит?! – завопил парень после нескольких минут обалделого молчания. – Почему какие-то гады вломились в мою квартиру как к себе домой?!! – Не в твою, а в Юрину... – Не понял... Как эта квартира может принадлежать Юрию, если в ней живу я? – Ты живёшь в этой квартире, да... но в другом измерении! Помнишь, мы с Лерукой побывали тут и притащили с собой Юрия? – А разве это правда? – Нет, блин, придумала для прикола! – завопила я, уже не сдерживаясь. – И скоро ты в этом убедишься, когда встретишься со здешним Чёрным! К моему удивлению физиономия Юрика расплылась в блаженной улыбке до самых ушей. – Ты дурак или просто мазохист? – обалдело поинтересовалась я. – Он же... – Знаю! Но зато здешний Чёрный хоть так, но любит меня! – Ой, не уверена-а... Забыл разве, что Юрий смылся, оставив его с носом? Но всё без толку – было похоже, что все мои доводы отваливали с Юрика как вода с гуся и, поняв это, я сплюнула и оставила все попытки хоть как-то переубедить этого дуралея... Нас волокли по пустому вестибюлю администрации. Именно волокли – прямо как кули с тряпьём... В полном молчании нас протащили на второй этаж и втолкнули в большую полупустую комнату. Я огляделась и затосковала: комнатушечка эта мне была знакома с прошлого раза, когда мы с Юрием... Э, да что тут вспоминать! Обстановка здесь совсем не изменилась – всё те же чёрные бархатные шторы, красный ковёр, большая кровать посередине... Впрочем, небольшие изменения всё же имеются, сказала я себе, вон какие решёточки на окнах! Ажурные, кажутся хрупкими, а попробуй-ка сломать... Нас бесцеремонно бросили на пол и ненадолго оставили в гордом одиночестве. – Где это мы? – поинтересовался Юрик, приподнимаясь и с любопытством оглядываясь. Особенное внимание он уделил кровати. – О, какая кроватка... чья это? – Да твоего любимого Эда, кого же ещё? – буркнула я. – Хорошенький же сюрприз мне преподнесли мои подданные! – послышался позади знакомый голос, мы обернулись и увидели в дверях самого хозяина в роскошном шёлковом халате бордового цвета, который, ехидно улыбаясь, разглядывал Юрика. – И ты здесь, мой ненаглядный? Очень, очень хорошо... Юрик поднялся с пола. Радостно улыбаясь, он протянул руки, подходя к Чёрному и хотел было что-то сказать, но вампир, даже не размахиваясь, молча двинул его кулаком по лицу! Удар как будто был и не сильный, но его вполне хватило, чтобы парень кубарем отлетел в сторону кровати. Я замерла, не веря своим глазам. Чёрный ударил Юрика?! Нет, хоть это и не наш милый Эд, но даже здешний Эдуард по-своему любил Юрия, а Юрик ведь его копия. Пусть немного другая, но всё же... Парень тоже так подумал – это было видно по его изумлённым глазам. Он с трудом поднялся на ноги и поднёс ладонь к губам, которые были разбиты в кровь безжалостным ударом. – Что, не понравилось? – прошипел Чёрный, подходя к нему вплотную, рука его дёрнулась и Юрик, скорчившись от боли и прижав руки к животу, рухнул на колени. – Да что ж ты делаешь, гад?! – закричала я, бросаясь к плачущему парню. – За что?! Чёрный развернулся и я, пискнув, пушинкой отлетела к двери, которая тут же отворилась, и на пороге появился рослый мужчина – тоже вампир. – Отведи эту очкастую дрянь в подвал, запри хорошенько и следи, чтобы не убежала, а то есть у неё такая нехорошая привычка... А с тобой, мальчик, – повернулся Чёрный к Юрику, который всхлипывал и утирал слёзы и кровь. – С тобой мы сейчас будем развлекаться! – Сбылась мечта идиота... – шипела я, пока меня тащили вниз. – Что он хоть с ним сделает? Вампир, что конвоировал мою особу, только поморщился. – Ничего хорошего, да? И, словно в ответ на мой вопрос, сверху донёсся тонкий визг! – Это... Это что?! Это кого?!!! – Господин Чёрный тешиться изволит, – нехотя ответил вампир. – Не беспокойся, девочка, скоро ты увидишь своего друга... – Живого или как? – Живого. Пока живого! – уточнил вампир, открывая тяжеленную железную дверь и впихивая меня в темнющую комнату. Я тут же на что-то наступила, с чем-то столкнулась, обо что-то ударилась и это “что-то” в ответ больно ударило меня по лбу. – Эй! – завопила я, бросаясь назад, к двери, которая уже начала закрываться. – Здесь же темно! – И что из того? – Как что?! А то, что я боюсь темноты! Вдруг здесь водятся пауки и крысы?! – Какая нежная... – хмыкнул вампир. – Пауков она испугалась... Ладно уж, подожди. Дверь захлопнулась. Я кое-как нащупала стенку, подошла поближе и прислонилась к ней. Сколько так времени прошло – не знаю, но наконец в замочной скважине заскрипел ключ и дверь снова отворилась. – Эй, ты там живая? – весело спросил вампир, заглядывая в мою темницу. – Пауки пока не съели? – Только паутиной оплели... – Вот и хорошо. На, держи! – и он вложил в мою ладонь что-то металлическое и холодное... Фонарик. – Вот спасибо! – искренне обрадовалась я. – А что с... – С твоим другом? Плохо. Да ты его скоро и сама увидишь... Он снова захлопнул дверь и я, отнюдь не успокоенная его словами, снова очутилась в полной темноте... правда, ненадолго. Узкий жёлтый луч разорвал непроглядную тьму и осветил небольшую комнату, которая была почти пуста, если не считать пары ржавых вёдер и швабры. Вот с ними-то я и произвела недавнее столкновение. Перевернув одно из вёдер и устроив таким образом себе некое подобие сиденья, я поудобнее устроилась на нём и задумалась: похоже, что на этот раз моим похождениям приходит полный и пушистый пипец... Спасения-то здесь ждать неоткуда – вентиляции нет, дверь металлическая, друзья не знают, что я сдуру попёрлась сюда... Снова заскрипел ключ в замочной скважине, и я поспешно выключила фонарик, спрятала его в карман и отползла в угол. Дверь открылась и вошедшие двое вампиров втащили в комнату бессильно повисшего на их руках Юрика. Вслед за ними вошёл и Чёрный. – Ну, как устроилась? Удобно? – Благодарю вас, просто отлично! – процедила сквозь зубы. – И тепло, и светло, и мухи не кусают! – Будь как дома, лапуля, поскольку тебе суждено теперь провести здесь весь остаток твоей жизни! – Что?! – Что слышала! А с этим мерзавцем я поступлю по-другому... Пожалуй, ещё денька два-три я с ним позабавлюсь, а потом... потом сделаю из него вампира! – Я не хочу... – еле слышно прошептал Юрик, не открывая глаз. – А тебя никто и не спрашивает! Но и это ненадолго, поскольку через день после превращения тебя привяжут к столбу на площади, и ты будешь испепелён лучами солнца. Так я поступил и с бывшим моим приятелем Сен-Жерменом. Не люблю предателей! – Но ведь Юрик совсем не предатель! – закричала я, но Чёрный уже вышел из комнаты, и дверь заскрипела, закрываясь. Дождавшись, пока не стихнут их шаги, я включила фонарик, глянула на Юрика и ужаснулась: лицо его представляло собой полнейшее месиво из синяков, царапин и кровоподтёков, кожа на шее была содрана узкими полосками – словно кто-то царапал парня длинными острыми когтями... – Юрчик, миленький... – шмыгнула я носом и сняла очки, чтобы вытереть мокрые глаза. – Что этот гад с тобой сделал? Он мучил тебя, да? Ты подняться-то сможешь? – Зачем? – Нам отсюда надо бежать и, чем скорее, тем лучше! – Зачем? -тускло повторил свой вопрос Юрик, с трудом приподнимаясь и прислоняясь спиной к стене. – Всё равно он нас убьёт... – Ну, это ещё бабушка надвое сказала... Дурак, ты жить хочешь?! – Не хочу... – тихо сказал Юрик и вдруг заплакал. – Как он мог? Ведь он точно такой же, как и мой Эдди, а он... – Он не наш милый Чёрный, запомни это! И нечего их сравнивать! Парень глухо простонал, прижимая ладонь к шее. – Вообще-то мне скоро будет абсолютно всё равно... – прошептал он. – Разве не видишь, что я ранен и истекаю кровью? – Ой! Потерпи немного! Я лихорадочно заозиралась по сторонам в поисках чего-то, пригодного для перевязки раненого, но ничего не нашла, оторвала от своей футболки полоску материи и принялась перевязывать страждущего. – Надеюсь, доживёшь до того момента, когда мы вернёмся (если вернёмся, конечно...) домой, а то тащить твой хладный труп на себе... Я на это не подписывалась! Юрик молча прикрыл веки. – Ладно, не обращай внимания на хохмочки, это всё от нервов... А теперь начинаем представление, так что лежи и не шевелись, понял? Сделай вид, что ты покойник! – Это нетрудно, – наконец-то улыбнулся парень. – Я вообще-то им уже один раз был... – У тебя появилось чувство юмора? Уже неплохо... А теперь закрой глазки и заглохни! Юрик так и сделал. Полюбовавшись несколько минут на это зрелище (жаль, что сотового с собой нет, а то был бы кадр – нашему Чёрному на радость!), я застучала в дверь. Тишина. Я подождала ещё пару минут и так двинула ногой по двери, что на какое-то время даже забыла, как правильно нужно дышать – так было больно! – Что такое? – услышала я знакомый голос. Ага, тот самый вампир-сторож... – Юрику совсем худо! Он умирает! Сделайте что-нибудь, а то вряд ли Чёрный обрадуется тому, что его жертва так легко уходит от наказания! После недолгого молчания в замочной скважине заскрипел ключ, дверь начала приоткрываться, я покрепче сжала ручку от швабры, а тем временем в приоткрывшуюся щель просунулась голова: – Что слу... – Прости, приятель! – с чувством произнесла я и от всей души врезала палкой по голове вампира. Тот свалился, не издав ни звука, а я тем временем вытащила у него из рук связку ключей, пыхтя, заволокла оглушённого и просто невероятно тяжёлого мужика в комнату, ещё недавно бывшую нашей темницей, заставила Юрика подняться и мы вышли в коридор. – Тьфу, совсем забыла... Постой, я дверь-то закрою! После недолгой возни с ключами (вон их сколько – попробуй сразу угадай, который нам нужен!) дверь наконец была закрыта и мы на цыпочках двинулись по коридору. Пару раз наши сердца были готовы рухнуть куда-то в район желудка от страха, пару раз Юрик почти что наотрез отказывался идти дальше, сопровождая отказ речами типа: “Иди один, командир, а меня брось... я уже не жилец!”, отчего я, в конце концов, потеряла всяческое терпение и предложила ему по возвращении домой предложить себя в качестве подопытного кролика врачам, испытывающим новые лекарства (а то что всё на зверушках да на зверушках? Пусть и человек хоть раз принесёт пользу Отечеству! Особенно, на мой взгляд, это касается насильников и убийц, которые пожизненно сидят в тюрьмах... Что их кормить без пользы? Да и нагляднее для других получится...) – и себе развлечение, и животным отдых. После такого “человеколюбивого” предложения Юрик обозвал меня садисткой, я на это немного обиделась, но дальнейший путь прошёл немного веселее и всё обошлось. Или это мы так подумали, что всё обошлось... так как позади послышалось злобное шипение и нас за шивороты схватили чьи-то сильные руки. Я каким-то чудом смогла повернуть голову и увидела... Чёрного! – И куда это мы так спешим? – спросил он, сдавливая шею Юрика в том самом месте, где были раны, отчего парень открыл рот, попытался вскрикнуть, но крика так и не получилось. – Опять решили поломать мне все планы? – ласково спросил Чёрный, однако в его голосе ясно чувствовался такой холод, что если бы мы были бутылками с молоком, то из нас давно получилось бы первоклассное мороженое. – Отпусти его! – еле проговорила я. – Он же тут совсем ни при чём... Это не тот Юрик! Глаза Чёрного вспыхнули рубиновым огнём. Он внимательно присмотрелся к почти потерявшему сознание парню, потом поглядел на меня... – Что ты мелешь? – наконец сказал он. – Хочешь спасти его никчёмную жизнь? Не выйдет... Кстати, меня до сих пор волнует тот факт, что ты и твоя рыжая подружка каким-то образом сумели спастись, ведь до сих пор ещё ни один человек не смог остаться в живых после отсечения головы... Может, объяснишь, как это у вас получилось? Я молчала, потому что говорить этому монстру о существовании дверей в потусторонние миры было нельзя ни в коем случае. Страшно даже представить себе, что будет, если он проберётся, скажем, в наше измерение! – Ну, чего молчишь? Не хочешь рассказать всю правду доброму дяде Чёрному? Что ж, у нас есть немало способов разговорить даже самых молчаливых! Это был конец. Я жутко перепугалась и, случайно разжав кулак, выронила ключи, которые с громким звяком упали на пол и обратили на себя внимание Эдуарда. – Ага, ясно... – тяжело вымолвил он. – Он вам помог сбежать, не так ли? И где же этот предатель? – Никто нам не помогал... – прошептал Юрик, прижимая руку к перевязанной шее. – Просто Наташа врезала ему по голове ручкой от швабры и он, наверное, так и лежит там... Эдуард внимательно посмотрел на парня, нагнулся, поднял связку ключей с пола и направился к двери комнаты-камеры, где находился оглушённый мной вампир. Нас он оставил стоять посреди коридора, совершенно уверенный в том, что мы никуда не денемся и не убежим, потому что бежать-то некуда... Не прошло и пяти минут, как Чёрный вернулся, да не один, а в компании вампира-охранника и тот бросил на меня укоризненный взгляд, потирая ушибленную макушку. – А теперь разберёмся с вами! – продолжил Чёрный и опять ухватил Юрика за горло. – Пожалуй, я оставлю тебя в живых... ведь это куда как интереснее, чем потом сметать твой пепел в урночку! Он стал медленно подтягивать парня к себе, ещё немного – и он вопьётся клыками в шею Юрика... и нападение произошло оттуда, откуда предводитель вампиров ну совсем не ожидал – что-то просвистело и Чёрный, изумлённо выпучив глаза, выпустил оцепеневшего Юрика и грациозно опустился на пол и замер на нём в крайне неудобной позе. – Что это с ним? – изумилась я, но глянула вперёд и поняла в чём дело – перед нами стоял тот самый вампир-сторож, крепко сжимающий в руках ручку от швабры. – Вот, решил попробовать, хорошо ли она бьёт... – немного смущённо улыбнулся тот. – Зачем ты это сделал? Разве не знаешь, что сделает с тобой Чёрный? Он же прикончит тебя! – Прикончит? Да разве это жизнь? – глухо спросил вампир и поторопил нас. – Чего стоите? Или жить расхотелось? Жить нам ой хотелось, и мы пулей выскочили из коридора, промчались по пустынному вестибюлю и выбежали на улицу, где так же не было ни души. Наш нежданный спаситель следовал за нами, прикрывая на всякий случай... Мы уже отбежали на приличное расстояние от администрации, когда наш новый знакомый внезапно вдруг глухо вскрикнул и упал на колени. – Что с тобой? – закричал Юрик, бросаясь к нему и тут же отшатываясь – из спины вампира торчало древко стрелы, дрожа оперением. – Наконец-то... – еле слышно прошептал тот и рассыпался в прах. Юрик заплакал, и попытался было встать на колени, но я из последних сил ухватила его за шиворот и потащила следом за собой: – Оплакивать потом будешь! Надо сначала выбраться отсюда, а уж дальше... Домчались мы до парка за несколько минут. К тому времени Юрик уже ослаб настолько, что ему было уже всё равно – убьют его или не убьют... но мне-то всё равно не было! Я так просто сдаваться не собиралась, о чём сообщила парню, получила в ответ печальный щенячий взгляд, но не расчувствовалась, а попёрла бронетранспортёром дальше. Возле парка было на удивление тихо... То ли Чёрный плюнул на нас и решил оставить в покое (что вряд ли!), то ли просто ещё не пришёл в себя (во что не особо верится...), но нас никто не встретил. А может, всё из-за того, что парк большой и он точно не знал, где именно искать нас. – Я больше не могу... – простонал парень и опустился на скамейку. – Умру, если сделаю ещё хоть шаг! – Ладно уж... – смилостивилась я и присела рядом. – Отдыхаем минут пять, и возвращаемся домой! Юрик бросил на меня убийственный взгляд и откинулся на спинку скамейки, но та то ли была слишком жёсткой, то ли ещё по какой другой причине, однако через пару минут парень поднялся и сухо буркнул: – Чего расселась? Пошли, что ли... – Вот это другой разговор! – одобрила я и мы отправились на нашу заветную полянку, перебрались там через бордюр из невысоких кустов, влезли в малинник... Откуда-то издалека послышались чьи-то крики, но я решила не проверять – чьи именно и скомандовала: – А теперь назад! Пошлёпали обратно, царапаясь о колючки и проклиная всё на свете… ...В парке было сумрачно, ни одного человека... а ведь вечер и в такое время обычно полно всяких там влюблённых парочек, оккупирующих все скамейки! Что-то случилось? Но почему тогда так тихо? – Смотри, Наташа, – воскликнул вдруг Юрик, у которого зрение было куда как лучше. – Там, за воротами! И тут я тоже увидела, что за закрытыми створками ворот медленно прогуливается какая-то девушка. Радуясь, что хоть кого-то встретили и сейчас всё узнаем, мы бросились туда, размахивая руками, дабы привлечь её внимание. – Девушка, девушка! – закричал Юрик. – Вы не могли бы сказать нам, что случилось? Куда все подевались? Девушка медленно обернулась и мы так и замерли с открытыми ртами. – Не понял... – пробормотал парень. – Если мне не изменяет зрение, то это... ты? – Зрение тебе не изменяет... Но я не могу быть там, я же здесь! Вот она я! Остаётся только два объяснения этому феномену – или мы сошли с ума (что сильно вряд ли...) или мы ещё в каком-то измерении! – И здесь тоже есть Чёрный?! О-ой... Вторая я вплотную подошла к решётке ворот и вдруг утробно зарычала, обнажив в оскале длинные, блеснувшие в свете луны клыки. – Ни хрена ж себе... – поражённо сказал Юрик, когда одним прыжком взлетев на самый верх ворот, вторая я на несколько минут застыла и с громким шипением бросилась прямо на нас! – Вот уж не думала, что могу быть такой циркачкой! – еле проговорила я, когда мы с Юриком, задыхаясь, помчались назад, к полянке. Топот позади слышался всё ближе и ближе, и... Сильный удар пришёлся мне прямо по хребту и свалил с ног. – Наташка! – отчаянно закричал Юрик. – Беги, кретин! – прошипела я, пытаясь сбросить с себя саму себя. – Без тебя разберусь... Беги, кому говорят!!! К счастью, на сей раз Юрик послушался и исчез в кустах, я с трудом перевернулась на спину и вторая Наташа замерла с открытым ртом. – А где наша с тобой Валерия? – ляпнула я первое, что пришло в голову. – Та-ам, у клуба охотится... – растерянно протянула вампирша. – А ты кто такая? Почему на меня похожа?! – По кочану! – рявкнула я и со всех сил и с чувством врезала своему двойнику по коленке. Взвизгнув от неожиданности, вторая я отпустила меня и покатилась по земле, завывая от боли и нежно нянча ушибленную конечность. – Так-то, а не надо бросаться... на родственников! – поучительно заметила я и бросилась в кусты. Бедный Юрик, всё это время сидевший в кустах и даже немного побледневший от переживаний, с чувством обнял меня, и хотел было расцеловать, но немного промахнулся... по моей инициативе! Мы опять пропахали своими бренными телами жутко колючие кусты малины и снова вышли на дорожку в парке. – Здесь или не здесь? – вслух подумал парень и искоса посмотрел на меня. – Ты как думаешь? – Да никак... Выйди, посмотри! – А вдруг мне угрожает смертельная опасность? Вдруг там прячется стая кровожадных вампиров? – Тьфу, да кому ты там вообще сдался! – сплюнула я, но Юрик был неумолим, и мы отправились на разведку вместе. Здесь царил полдень... Ободрённые этим фактом (какой же вампир вылезет на солнышко?), мы вышли из парка и, поражённые открывшимся перед нами зрелищем, застыли – всюду царили запустение и разруха... В оконных проёмах не было ни одного целого стекла, да и сами дома выглядели так, словно в них, по крайней мере, лет десять никто не жил. – Что здесь произошло? – прошептал Юрик, нервно оглядываясь по сторонам. – Где же все жители? Может, была война, и все погибли? Или вирус какой-нибудь их всех убил? Откуда-то из-за угла крадущейся тенью выскользнула большая облезлая рыжая кошка. – Кис-кис-кис! – позвала я её. – Кисанька, иди сюда! Кошка выпучила огромные оранжевые глаза, блеснувшие фосфорным светом даже в свете дня, одним прыжком взлетела на росшее рядом дерево и уставилась на нас самым наглым образом. – У-у, образина! – пробормотал парень, отворачиваясь. – Куда пойдём-то? – толкнула я его. – Домой или... В самом конце улицы что-то зашевелилось и показались неторопливо бредущие люди... – Наконец-то! – с облегчением вздохнул Юрик. – Сейчас мы всё узнаем! – Ты в этом уверен? А вот лично мне в них что-то кажется ну очень подозрительным... Как бы не попасть в неприятную историю! – Да ну тебя! – отмахнулся парень. – Вечно ты во всём видишь одни пакости... Но вскоре толпа приблизилась настолько, что стало ясно, что опять-таки права я, а не Юрик – тут действительно ничего не узнаешь... На нас пахнуло невероятно невыносимым смрадом разлагающегося мяса, а потом Юрик увидел лица людей, побледнел и принялся давиться подступившей к горлу тошнотой. – Бежим! – завопила я, и мы рванули с места так, словно намеревались ставить мировые рекорды... Да о каких рекордах могла идти речь, если на кону была собственная жизнь?! Даже Юрик моментально позабыл и про ранения и про слабость – до болячек ли тут, если ты можешь попасть на обед к зомби-людоедам? Мы на одном дыхании влетели в парк, перепрыгнули через кусты и забились с головой в малинник, который сейчас показался нам мягче лебяжьего пуха! – Я отсюда больше не вылезу! – твёрдо сказал Юрик, когда мы немного отдышались, и когда я вновь собралась выбраться наружу. – Да сиди здесь, сколько хочешь, кто тебя неволит? Сиди... может, какой-нибудь не в меру ретивый вурдалак сюда случайно забредёт. То-то радости будет! Вот только не тебе, естественно, не тебе... Услышав такое, парень бодро выпрыгнул из кустов и замер, прислушиваясь. – Думаю, можно идти! – наконец выдохнул он, взял меня за руку и мы шагнули через кустиковый бордюр. Шагнули и сразу же попали в объятия... Чёрного! – Ма-а-ама-а-а!!! – завопил что было сил Юрик, дико выпучил глаза и, вывернувшись из рук вампира, метнулся куда-то вбок и пропал. – Чего это он? – ошарашенно спросил Эдуард. – Любовь прошла, увяли помидоры? Но почему так экспансивно? – Ф-фу... – только и смогла сказать я. После того, как мы собрались в квартире Чёрного и всё рассказали нашим дорогим вампирам, я спросила: – Чёрный, а как ты догадался, что мы отправились в параллельные миры? – Да просто за вами следил, – пожал плечами вампир. – Неужели ты думаешь, что я менее любопытен, чем наш дорогой гейчик? И он потрепал по начинающей лысеть макушке надувшегося Юрика.

2003 г

КОМПРОМАТ Сощурив один глаз и поглядев им в пустой стакан, Лерука вздохнула и, откинувшись на спинку стула, грустно сказала: – Скучно-то как... Да? Я оторвалась от увлекательного созерцания крошек от чипсов в пустом пакете и печально воззрилась на потолок. – Коктейлей нет, сока нет, лимонадов нет... Даже чипсы и те кончились! А знаешь, что сиё означает? Я пожала плечами и отрицательно помотала головой – где уж нам, сирым и убогим, быть в курсе всего? – Означает это только одно... Мы на мели! – Неправда, деньги есть! – Да? – прищурилась Лерка. – И... сколько же? Покопавшись, как следует, в кармане, я высыпала на стол горстку новенькой мелочи. Валерия задумчиво проводила взглядом пару покатившихся со стола монеток, вновь посмотрела на меня, и взгляд её не обещал ничего хорошего. – Та-ак... – медленно, тягучим медовым голоском протянула она. – Да ты, оказывается, у нас миллионер? Подпольный! И что, скажи на милость, можно купить на эту просто астрономическую сумму? Тщательно сосчитав все имеющиеся в наличии “финансы”, я подняла голову и задумчиво произнесла: – Ну-у... Одну жвачку можно! – Что? – В крайнем случае... две жвачки! А что, тебе этого мало? – Издеваешься?! Да я тебе... – Давай! – Все ноги переломаю! – А ломать ноги надо не мне, а нашему правительству! Это оно такие мизерные зарплаты своим гражданам платит! И вообще... я твоей бабушке тогда расскажу, что ты куришь! – А-ах ты, шантажистка! Даже и не думай, иначе... иначе... Лерука застыла с раскрытым ртом, и постепенно её лицо стало озаряться восторгом от только что пришедшей в её голову сногшибательной идеи. – Давай, рожай мысль! – потребовала я, поняв, что угроза телесной расправы надо мной, любимой на неопределённое время откладывается и теперь заранее предвкушала все те необыкновенные события, что могут возникнуть по мере осуществления в жизнь пока ещё неизвестных мне Лерукиных планов. – Наташка, как ты уже знаешь, мы сидим без гроша в кармане... Ты согласна с тем, что так и должно быть? – торжественно вопросила Валерия. – Уверена, что нет! – Кто бы спорил. – согласилась я. – А разве ты недавно не относила в редакцию нашей газеты стихи на конкурс “Новый год в нашем городке”? Разве они не приняли их и не заплатили аванса? Ты же мне их читала, неплохие вроде стихи... Как там: – Что такое Новый год? Что такое Новый год? Что такое Новый год – Это в грязи хоровод! Ла-ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла-ла-ла-ла-ла! Кто-то в лужу навернулся, Об него другой запнулся... Вот что значит, вот что значит Новый год! Оптимистичные стихи, просто слов нет, одни цитаты! И, главное, в тему! – Ехидина ты! – моментально надулась Лерка. – Так что ты на мой вопрос ответишь? – А что ты предлагаешь? – Как сколотили своё состояние многие люди? – Ну-у, работой, наверное... Ещё... – Нет, ну ты неисправимая фантазёрка и оптимистка! Где в наше время ты найдёшь человека, который бы сколотил своё богатство банальным честным трудом? – Наверное, нигде, – вынуждена была признать я. – И что ты предлагаешь? – Деньги – по крайней мере, сейчас – зарабатывают обманом, воровством и шантажом. Вот последним мы и займёмся! – Что-о? И кого же ты, интересно, намерена шантажировать? – настороженно поинтересовалась я. – Юрия трогать не смей! – Сдался мне твой Юрий... Что с него взять, кроме пары сотен? – фыркнула Валерия. – Бедный, как церковная мышь... Может, Юрика? – А чем ты намерена его шантажировать? Тем, что он лицо нетрадиционной сексуальной ориентации? Так об этом полгородка знает! – Да, ты права... Толку от него не будет. Да и денег у этого дурня никогда не бывает в нужном нам количестве! Может, Чёрному нервы потрепать, а то слишком уж спокойно живёт, даже бесит этим? – Ну, сама посуди, как и чем ты будешь его шантажировать? – Но он богатый! – возмутилась Валерия. – Тогда уж лучше Сен-Жермену карманы пооблегчить! – внезапно осенило меня. – Как-никак, он граф и вообще... просто до неприличия богатый тип! – Точно! – у Лерки моментально загорелись глазки. – Вот этим и будем шантажировать! – Чем? Тем, что он богатый? – Не-а, тем, что он граф! Между прочим, у него что, на лбу написано, что он граф? Ему восемьсот пятьдесят лет! А разве в тысяча сто пятидесятом году графы как класс существовали? – По-моему, были... – неуверенно сказала я. – А по-моему, нет! И что это означает? – Что? – Да то, что он самый что ни на есть банальный самозванец! Он такой же граф, как я – королева Анна Австрийская! – торжествующе закончила Лерука. – Так что топаем в библиотеку, влезаем в Интернет... – Зачем?! – Будем собирать все сведения об этом проходимце, а потом... Потом доить его будем! Кстати, я видела у него такое роскошное бриллиантовое колье... За дело? – За дело! ...Что уж тут поделать, молодые были, глупые... жадные до лёгких денежек и это нам в дальнейшем ой как аукнулось! Два дня пролетели как два часа. Мы залезли в долги, чтобы поработать в Интернете, но зато результаты превзошли все наши ожидания! Ну, никогда бы не подумали, что Сен-Жермен так успел наследить в истории: был, оказывается, приближённым человеком самого короля Франции Людовика XV, “немножко” влезал в политику (хотя его об этом не слишком и просили), был в гостях у российской императрицы Елизаветы Петровны, дурил людей, мастерски навешивая им лапшу на уши: “Мол, я бессмертный, знавал самого Иисуса Христа и обедал с Понтием Пилатом!”. Конечно, он малость загнул насчёт Христа и Пилата и всё же... – Это надо же! – возмущалась Лерка, аккуратно подшивая в папку весь добытый компромат на негодяя-графа (и вампира также!). – Ну, одним ожерельем он теперь точно не отделается... Кстати, никакой он не граф и, между прочим, ещё и выдавал себя за внебрачного сына испанского короля Карла... – Такого и пощипать не грех, не правда ли? А... как щипать-то будем? – С твоей помощью. Ты же умеешь менять голос? – Умею... немножко. – Вот сейчас и используй свой талант на пользу народа – бери трубку! Я послушно сняла трубку телефона. – Набирай номер этого мошенника! Я набрала номер. Послышались длинные гудки... – Ой, Лера... А что говорить-то?! Валерия сделала зверское лицо и замахала руками – мол, сама по ходу действия разберёшься! – Алло, я слушаю! – послышался мягкий голос Сен-Жермена. В моей голове словно что-то щёлкнуло и я прохрипела грубым голосом: – Это Сен-Жермен? – Да... А кто со мной изволит говорить? – Неважно! Хочу сказать тебе только одно – я и мои помощники собрали на тебя серьёзный компромат и, если не хочешь, чтобы вся эта документация попала не в те руки, гони сто тысяч долларов! – И... это всё? – по-прежнему не меняя учтивого тона, спросил граф. Я закрыла ладонью трубку и прошептала: – Лерк, а про ожерелье говорить? – Конечно! – аж запищала от восторга соучастница сего уголовно наказуемого мероприятия. – Я же его постоянно во сне вижу! Я без него просто жить не могу! Я убрала ладонь и прохрипела ещё более грубым голосом: – Нет, не всё. Ещё, я слышала... то есть слышал!.. у тебя имеется бриллиантовое ожерелье. Придётся расстаться и с ним! – Очень хорошо. – невозмутимо сказал Сен-Жермен. – И когда же мне всё это принести? И, главное, куда? – Сегодня днём я оставлю записку с указаниями у угла твоего дома, а ночью ты принесёшь деньги и украшение и положишь на то место, что будет указано в записке, понял? Папку положим позже! – Но почему ночью? Может быть, днём? – Не мели чепуху! Ты же вампир и не можешь ходить днём! Итак, готовься, собирай денежки! Я положила трубку и вместе с Леркой поползла с дивана, медленно подыхая от хохота... Всё пока шло как по маслу. Записку Сен-Жермен взял, а на том месте, что было в ней указано, вскоре появился пухлый пакет, в котором мы и обнаружили долгожданные денежки и столь желанное Леркой ожерелье. Конечно, надо было бы нам сразу положить папку с документами на то же место, но... Жадность, как говорится, фраера сгубила! – Наташ, а зачем нам вот так сразу отдавать эти бумаги? – лисичкиным голоском спросила Валерия, вертевшаяся у зеркала и любовавшаяся своим украшением, в котором переливались солнечные лучи, отражая во все углы комнаты сотни солнечных зайчиков. – По-моему, будет не грех ещё раз воспользоваться таким шансом! – Ну-у, как-то это нечестно... – При чём тут “честно-нечестно”? Денег у него до фига? До фига! Так в чём же дело? – Но он же заплатил нам и этих денег пока что хватит! По пятьдесят тысяч долларов на человека... – Вот именно – “пока что хватит”! А надо подумать и о будущем, так что будем наглеть дальше. Звони ему! Я набрала номер. Несколько длинных гудков и трубку сняли: – Алло, я вас слушаю! – Это опять мы! – прохрипела я. – Слышь, вампир, денежек-то маловато будет, не находишь? Гони ещё! – Хочу сказать, что вы не держите своего слова! – спокойно ответил граф-вампир. – Я честно выполнил свою сторону договора, так что теперь дело за вами! – И что? Гони ещё столько же бабок, иначе... – Что ж... – вздохнул Сен-Жермен. – Так и быть, принесу ещё... На то же место? – А как же! – в восторге прохрипела я. – Жди звонка! Бросив трубку, мы только-только собрались посмеяться от души, как вдруг резко зазвонил телефон. – Кто бы это мог быть? – вслух подумала я, снимая трубку. – Алло? – Наташа, ты? Это я, Клод, – послышался голос Сен-Жермена. – Ты не могла бы придти ко мне вместе с Валерией? Прямо сейчас? – А... зачем? – осторожно поинтересовалась я, чувствуя какой-то подвох. – Да так, небольшое затруднение возникло, хочу с вами посоветоваться. Так как, придёте? – Конечно, придём! Уже спешим! – я бросила трубку и расхохоталась. – Ты чего? – удивилась Лерка. – Кто это был? Чёрный? – Бери выше! Сам Сен-Жермен зовёт нас к себе, хочет в жилетку поплакаться, не иначе... Понимаешь, о чём? – Ещё бы не понять! – развеселилась и Лера. – Ой, ну я не могу! – “Ой,не могу!” оставь на потом, а сейчас делаем постные физиономии и идём утешать несчастного! Дверь отворилась сразу и хозяин, отойдя в сторону, молча пригласил нас войти, закрыл дверь на ключ и сам проследовал вслед за нами в зал, где все и устроились в мягких креслах. – Что у тебя случилось? – невинно спросила Валерия. – Зачем звал? – Где папка с документами? – прямо спросил Сен-Жермен. Внутри у меня всё моментально похолодело, что-то оборвалось и принялось кататься по донышку организма. – К-какая п-папка? – проблеяла Лерка, поджимая внезапно задёргавшиеся ноги и кидая мне перепуганный взгляд. – Вы знаете, что бывает с теми, кто занимается шантажом? Зна-аете, вижу это по вашим физиономиям. Если не хотите неприятностей – отдайте бумаги по-хорошему! Отпираться смысла не было никакого, так как все-все-все аргументы были только в пользу хозяина – и сила, и когти, и клыки... На нашей же лишь бесполезные визг и вопли! – И как же ты догадался, что это мы? – уныло спросила я. – Ну, милая моя, – улыбнулся лукаво Сен-Жермен. – Не надо меня недооценивать! Во-первых, про ожерелье могли знать только свои... Я кинула уничижающий взгляд в сторону Валерии, которая мгновенно приняла самый что ни на есть невинный вид. – Во-вторых, о том, что я вампир, известно лишь немногим, самым близким... В-третьих, я осведомлён, что Натали может менять свой голос, а в четвёртых... у меня определитель номера телефона имеется! Лерука медленно поползла по креслу вниз... – Думаю, вы узнали много интересного о моей жизни, – невозмутимо продолжил Клод. – Но не знаете главного... – Чего же? – Того, что я прекрасно владею... плёткой! Р-раз! – и Лерука с визгом подскочила аж на полметра, прижимая ладошки к пострадавшему седалищу. Р-раз! – и я, забыв обо всех приличиях, так выразила своё недовольство сим физическим наказанием, что Сен-Жермен на какое-то время даже потерял дар речи. – Ах ты, благовоспитанная! – наконец выпалил он. – Это тебя так призрак обучил?! Ну, теперь держитесь... вы, обе! Никогда ещё мы не бегали с такой скоростью – сначала по залу, потом по прихожей, потом по двору, а затем со спринтерской скоростью по улицам родного городка! Остановились только у своих калиток... Я закрыла за собой дверь, и в тот же момент зазвонил телефон. Сорвав трубку, я зло выдохнула в неё: – Алло! Алло, да не молчите же! Лерка, это ты? – Чтобы завтра же принесли папку... Шантажистки! – хохотнул Сен-Жермен и отключился. Папку мы принесли графу на следующий день, деньги и ожерелье – тоже. – Очень хорошо! – сказал Сен-Жермен, устраиваясь в кресле поудобнее и задумчиво перелистывая бумаги. – Вам бы только в КГБ работать... Это надо же, даже про Понтия Пилата написано... и про то, как я из алмаза с изъяном хороший сотворил... а я и сам про это позабыл! Ты что-то хотела спросить, Валерия? – Дай рублей пятьсот... в долг! – мрачно произнесла Лерка. – За работу в Интернете заплатить надо... – На это дам с удовольствием! – согласился Клод, вытаскивая и протягивая пятитысячную бумажку. – Можно и без возврата... в качестве компенсации морального ущерба, так сказать! – Да уж конечно, без возврата! – съязвила Валерия, аккуратно складывая купюру. – Пошли домой, Наташ... Мы уже подходили к выходу, когда Сен-Жермен ласково сказал нам вслед: – Ожерелье тоже можете взять! – Что? – не поверила своим ушам Лерука. – Правда, что ли?! – Правда-правда... – улыбнулся граф-вампир и, когда Валерия, не веря своему счастью, протянула руку, чтобы это самое ожерелье взять, добавил лукаво. – Всё равно оно фальшивое! На прощание мы так хлопнули дверью, что обломился косяк...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю