290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Трудная любовь » Текст книги (страница 7)
Трудная любовь
  • Текст добавлен: 28 сентября 2016, 23:02

Текст книги "Трудная любовь"


Автор книги: Мирра Хьюстон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц)

– Да, он и сейчас потрясающе целуется.

– Ты не ревнуешь? – поинтересовалась Линда.

– Почти нет. Кроме того, Чарльз Бейли теперь мой! – Она рассмеялась. – А всем его поклонницам остается лишь наслаждаться девичьими воспоминаниями о нем.

– Я тогда была всего лишь девчонкой, но знала, чего хочу. К тому времени я уже заметила Ричарда. Что-то в нем меня привлекало... Ричард в девятнадцать лет, – романтично протянула Линда, – он так отличался от своего брата. Неучтивый, невежливый, жесткий, к тому же неопытный, он был словно оголенный нерв. Ему удалось обрести чувство внутреннего спокойствия только после той страшной аварии. Но в юности парень был сгустком безрассудных импульсов и неуправляемых гормонов...

Да, вспомнила Линда, он, сам того не подозревая, затронул в ней ту самую скрытую струну, заставляя ее содрогнуться, пробуждая скрытое желание опасности с ним вместо безопасности с Чарльзом. Но, вздохнув, она тут же вернулась к настоящему. Сьюзи неотрывно наблюдала за ней.

– Честно говоря, Сью, это мое влечение к Ричарду, влечение против моей воли, меня сильно раздражало. Внезапно я осознала, что больше не хочу быть девственницей. Поэтому очень рационально подошла к этому вопросу и собиралась отдать Чарльзу Бейли огромный приз в день собственного восемнадцатилетия. Ну, ты же понимаешь, о чем я. Готовилась грандиозная вечеринка, и я забронировала номер в отеле на всю ночь, заказала шампанское и красивые свечи. Все должно было быть романтично как в сказке.

Сьюзи улыбнулась:

– Да, Линда. Я вижу, что ты хотела все устроить как можно лучше.

– Конечно. Но ты ведь знаешь, что говорят о самых продуманных планах? Не один из них обычно не исполняется. И когда вечеринка подходила к концу, я незаметно выскользнула из зала, чтобы подготовиться к моему главному событию. Наше с Чарльзом рандеву должно было стать сюрпризом для него. Но все сорвалось, потому что в моей комнате нежданно-негаданно появился другой Бейли.

– О-о! – протянула в изумлении Сьюзи.

– Я оставила записку Элизабет, но та была слишком занята и поэтому передала ее Бобби. С того момента и началась вся эта запутанная история.

– А Вирджиния была там? – Сьюзи прищурила глаза. – Я бы не удивилась, если бы это она подстроила всю эту путаницу с запиской.

– Я никогда не могла подойти и прямо спросить об этом из-за того, что произошло позднее между мной и Ричардом. Ситуация была слишком деликатной для меня. Но, судя по тому, что мне удалось разузнать, это было простое стечение обстоятельств.

– Понимаю, понимаю. Итак, Ричард заявился в твой номер вместо своего брата, хотя он, должно быть, знал, что ты мечтала соблазнить не его.

– Да, но мы оба хорошенько набрались. Я начала плакаться на его плече о том, какая мы с Чарли, в сущности, несовершенная пара. – Линда закрыла лицо руками. – А потом, ты знаешь, как это бывает: двое молодых людей в комнате отеля. Мы целовались. И когда прикоснулись друг к другу, были уже не в силах остановиться. Мы слишком хотели быть вместе!

– И ты была девственницей?

– И Ричард был. Это был мощный совместный эксперимент. Самый счастливый день рождения в моей жизни.

– А потом?

– Тебе интересно узнать, что было дальше? Стыд. Сожаление. Чувство вины...

– Ричард был опустошен тем, что мы сотворили, даже больше, чем я. Он всегда идеализировал брата, и предать его было равносильно... – Линда поежилась. – Даже сейчас он не верит, что Чарльз мог бы простить его. Это означает только то, что Ричард до сих пор не может простить себя сам и все это время мучается, испытывая постоянное чувство вины.

– Нет сомнений, что Чарльзу было бы очень больно. Но, если ты говоришь, что вы никогда не были верны друг другу в полной мере... – Она сжалась. – Да к тому же способность Чарльза к прощению просто изумляет меня. Он даже не держит зла на Вирджинию. А я, я до сих пор мечтаю выцарапать ей глаза. – Сьюзи передернула плечами. Собеседницы помолчали, думая каждая о своем. Потом Сью нехотя добавила: – Знаешь, Линда, я почти уверена, что он бы все понял и простил. Ты и Ричи, вы оба были так молоды, действовали безрассудно. Это было всего лишь глупой ошибкой.

Однако Линда так бы не сказала. Было ли ошибкой то, что после семи лет она все еще вспоминала и настойчиво прокручивала в голове ночь любви с Ричардом Бейли?

Ее мысли прервал резкий стук в дверь. Обе женщины поднялись из-за стола, вытягивая шеи, чтобы сквозь окошко посмотреть, кто пришел. Это был Чарльз. Чарльз Бейли – красивый, безупречный, улыбающийся, великолепный. Кровь отхлынула от лица Линды.

7

Неизвестно, был ли он тогда, семь лет назад, глупее и недальновиднее себя сегодняшнего. Вряд ли. Он просто еще не умел сдерживаться. Все события давнего вечера с удивительной подробностью отпечатались в его памяти и хранятся там до сих пор...

Прости меня! – это была последняя здравая мысль, посетившая голову Ричарда. Спонтанная, всепоглощающая страсть Линды распалила его до предела. До этого мгновения их близости он не знал, как сильны и глубоки его чувства к Линде, потому что не мог себе даже позволить об этом думать. Но сейчас все было иначе. Его дикие фантазии становились реальностью.

Она хотела его!

И он был далек от того, чтобы сказать ей «нет».

Его руки скользили вдоль ее тела. Она сжалась на мгновение от боли, извиваясь под его ласками. Ее длинные обнаженные ноги сплетались с его ногами. Он провел своей горячей ладонью по ее бедрам. Какая у нее была кожа! Какая потрясающая, волшебная кожа была у Линды! И он касался ее, целовал.

Это было сумасшествие. Линда буквально впечатывала горячие поцелуи в грудь Ричарда. Его розовый язык блуждал, как странник, по холмикам ее груди. Пульс бешено стучал в его висках. Они сливались в поцелуе раз за разом. И все его тревоги и неуверенность таяли сами собой.

Молодые люди начали двигаться вместе в извечном ритмическом танце. Одежда была сброшена. Их страсть обнажилась вместе с их телами. Линда и Ричард ощутили все оттенки эмоций: и дрожь, и трепет, и экстаз...

Голос Сьюзи вырвал Линду из мира грез:

– Чарльз здесь. Что будем делать?

– Ничего, – сказала Линда, – мы ничего не станем делать и говорить. Я приглашена на день рождения хозяйки дома Бейли. И это будет великий, мистический, сверхъестественный случай, чтобы братья поговорили друг с другом.

– Но как же поступать мне? – забеспокоилась Сьюзи.

– Тебе не нужно лгать. Храни это в тайниках своего сердца, словно древняя жрица, услышавшая мою исповедь.

– Я постараюсь, – произнесла Сьюзи неуверенно.

Линда пожала ее руку, направляясь к двери.

– Я сейчас же исчезну отсюда. А ты пока улыбнись. Сью, ты выглядишь как мокрая курица.

– Чарльз поймет, что скорее всего что-то не так, как только увидит меня.

– Тогда не делай такого выражения лица. Чувствуй себя уверенно, как будто тебе нечего скрывать. – Линда распахнула дверь. – Привет, Чарли. Мне пора. Увидимся.

– Расслабься, Линда, что за спешка? – спросил он, сжимая ее плечи.

Ум девушки лихорадочно работал.

– Мне... мне нужно успеть посмотреть по телевизору один фильм.

– Что за фильм? Что-нибудь стоящее?

– Да так, ничего особенного для тебя. Он о дельтапланеризме.

– Не сомневаюсь, Линда, ты получишь удовольствие. – Чарльз отпустил ее плечи, раскрыл широкие объятия для Сьюзи. Они поцеловались. – Извини, дорогая, я опоздал.

– Разминка затянулась. Я нечаянно толкнул Ричарда, и он ушиб ногу. Парень пошел принять лечебную ванну.

Линда ахнула и почти закричала:

– Ему больно? Он страдает?

Чарльз удивленно посмотрел на нее.

Линда поспешила выкрутиться из положения:

– Мне кажется, Ричард еще не совсем оправился от полученных травм, ведь правда? И если он упал и сильно ушибся, может, стоило бы обратиться к врачу? – Линда замялась. – Не смотри на меня так, Чарльз, я вовсе не собираюсь присматривать за Ричардом. У меня хватает своих дел.

Чарльз Бейли едва заметно усмехнулся:

– Насколько я могу судить, с братишкой все в порядке. Но может быть, ты хочешь сама в этом убедиться, Линда?

– Да. То есть, я хотела сказать, конечно же нет. В этом нет необходимости, я уверена. И... мне нужно идти. – Она повернулась на каблуках и бросилась к машине, припаркованной рядом с библиотекой. Супруги Бейли вышли ее проводить.

– Вы, девушки, случайно не накурились травки? – услышала Линда ироничный вопрос Чарльза перед тем, как сесть в машину и захлопнуть дверцу.

– Что ты, дорогой! За кого ты нас принимаешь!

– Шучу. Но, согласись, Линда как-то странно себя ведет... – чуть слышно заметил Чарльз.

Линда остановила машину недалеко от дома Бейли. Что за глупость пришла ей в голову! Ведь если даже старших членов семьи сегодня нет дома, Сьюзи проболталась, что они поехали навестить престарелую родственницу, которая не уверена, что дотянет до Рождества, все равно кто-то же, кроме самого Ричарда, там есть? Да и Чарльз со своей женой скоро вернется, они лишь ненадолго заедут куда-то перекусить. Как в таких обстоятельствах можно надеяться на что-то. Да к тому же как попасть в дом? Немыслимо надеяться на что-то. Но в то же время ей не удастся сомкнуть глаз, прежде чем она не удостоверится, что с Ричардом все в порядке. Даже телефонный звонок не принес бы желанного облегчения.

Поэтому она здесь. Захлопнув дверцу машины, Линда свернула за угол и быстро пошла вдоль невысокой изгороди, пока не показалась изящная кованая калитка. В доме не было света, только внизу тускло светились два боковых окна у входной двери. Линда осторожно добежала до нее, дернула за ручку, но дверь оказалась заперта. Не успела она расстроиться, как изнутри послышались шаги. Перепугавшись, девушка спряталась за каменный выступ, плотно прижавшись к холодной стене дома. В этот вечер звезды были чистыми и яркими. В воздухе хозяйничала зима, и было прохладно, впервые за этот год. Ноябрьский холод прокрался под ее жакет. Линда потерла замерзшие руки. Что я здесь делаю?

Тут же дверь раскрылась и в проеме появилась массивная фигура Дороти, прислуги семьи Бейли, выносящей мешок с мусором. Едва та спустилась со ступенек вниз, Линда тенью просочилась в прихожую и кинулась к лестнице, ведущей на второй этаж.

Вокруг стояла абсолютная тишина. Она на цыпочках прокралась по ковру. Остановившись в холле, Линда прислушалась, ожидая услышать звуки струящейся воды, но их не было. Может быть, Чарльз ошибся и Ричард отправился куда-нибудь в другое место?

Девушка остановилась перед дверью, ведущей в его комнату, и робко открыла ее. Спальня была погружена в таинственную темноту. Ощущение бесконечного ожидания наполнило ее. Семь лет назад ей удалось покончить с импульсивными юношескими эмоциями. Но теперь она превратилась в зрелую женщину, которая пришла сюда, прекрасно понимая, зачем это делает.

Дверь в ванную комнату оказалась слегка приоткрытой. Оттуда не доносилось ни звука, но все ее нервы были напряжены, как струна, и бешено колотилось сердце – верные признаки того, что Ричард где-то рядом. Вдруг Линда почувствовала неповторимый запах его тела. Это был всего лишь едва уловимый оттенок, но и его хватило, чтобы заставить ее ноздри затрепетать. Ее тело изнывало от возбуждения. Линда понимала, что ей будет недостаточно только взглянуть на Ричарда. Она на ощупь вошла в ванную комнату. И, видимо, случайно коснулась выключателя на стене. Вспыхнул приглушенный свет, он словно исходил от самих стен, пола и потолка просторного, покрытого кафелем и белым мрамором помещения.

На полу в беспорядке валялась его одежда – рубашка, джинсы...

Ванна была заполнена водой до краев. От горячей воды шло благоухание трав. Пар поднимался вверх и заполнял собою все вокруг. Обнаженный мужчина, прекрасный, словно греческий бог, лежал в ванне. Глаза его были закрыты. Линду удивило выражение лица Ричарда. Тот выглядел спокойным и расслабленным.

Она не собиралась его беспокоить, поэтому тут же сняла обувь, чтобы каблучки туфель не стучали по мраморным плитам. Ричард не двигался, и только левая рука поглаживала белый фаянс ванны. Он или спал, или был погружен в состояние глубокой медитации. Может, Линде стоило растормошить его? Девушка посмотрела на него долгим чувственным взглядом.

Красивое лицо Ричарда заставило ее сердце забиться еще сильнее. Она перевела взгляд ниже, но ее ждало разочарование. Все, что она могла видеть, – это его плечи и грудь. Остальная часть тела была погружена в зеленоватую воду. Мысли о его обнаженном теле – мокром, теплом и сильном – заставили ее задрожать. Что бы произошло, если б она прикоснулась к нему? Очень, очень нежно. Ведь это так просто.

Линда протянула руку.

– Что ты ищешь? – с улыбкой спросил Ричард.

Она замерла. Затем пристально посмотрела ему в глаза. В них блестели шальные искорки. Вдруг мужчина неожиданно поднялся из воды. С его мокрого торса струилась вода, приковывая ее взгляд. Линда отшатнулась назад, но сильные пальцы сомкнулись на ее запястье. Девушка сделала единственную попытку вырваться, но после этого уже не пыталась освободиться. Зачем бежать, если так хочется остаться?

– Что ты ищешь, Линда? – его тихий вопрос повис в воздухе.

Собравшись с духом, она ответила:

– Тебя, все последние семь лет.

– Достаточно честный ответ. – Он отпустил ее, а сам вновь погрузился в воду. – Ты нашла меня, вернее, никогда не теряла.

Ричард был отлично сложен: каждый мускул отчетливо вырисовывался на его поджаром теле. Этому мужчине нужна была преданная женщина, способная о нем позаботиться. Линда отогнала от себя последнюю мысль, подавив старые как мир инстинкты. Ведь Ричард никогда не искал комфорта. И не стоило даже начинать думать на эту тему.

Его властный голос прервал ее размышления:

– Ну хорошо, допустим, ты нашла меня, и что же ты будешь со мной делать? – Он внимательно смотрел на нее. Его взгляд был каким-то особенным. Казалось, в нем бушевало внутреннее пламя. Можно было бы подумать, что он совершенно спокоен, если бы не эти глаза. Ее взгляд скользнул по поверхности воды.

– Что, Линда, ищешь шрамы? – спросил он обманчиво мягким голосом.

Ее голос дрогнул:

– Нет.

– Тогда к чему такая инспекция?

– Ты голый, Ричард!

– Да. Я обычно принимаю ванну голым.

Она улыбнулась его шутке:

– Я тоже.

Он улыбнулся:

– Не хочешь ли ко мне присоединиться?

Линда потерла запястье, все еще испытывая шок от его прикосновения.

– Я думаю...

– А ты не думай. Просто ответь.

– У тебя новая травма? – вдруг спросила Линда с печалью в голосе.

– С чего ты это взяла? – Он осторожно двинулся в воде, подняв колено. Каждое его движение действовало на нее возбуждающе.

– Чарльз проговорился. Он заезжал, чтобы забрать из библиотеки Сьюзи, я как раз от нее уходила.

Ричард нахмурился:

– Моя сиделка Чарльз.

– Ты регулярно принимаешь специальные лечебные ванны? – поинтересовалась Линда в надежде сменить тему разговора.

– Да. Это помогает. Облегчает разные боли. Но ты можешь успокоиться: у меня нет новой травмы. – Он потянулся к ней. – Иди ко мне. Я хочу это доказать.

Линда отпрянула в сторону.

– Тебе не нужно мне ничего доказывать. Я пришла только проверить, в порядке ли ты. – Она беспечно махнула рукой. – Возвращайся к своей медитации.

Ричард слегка улыбнулся, погрузился в воду и закрыл глаза. Его дыхание становилось медленным и глубоким. Линда подумала, что это самые долгие минуты в ее жизни. Даже веки его глаз были неподвижными. Как Ричард может быть таким спокойным, когда она сама как комок нервов.

Прошла еще одна минута.

Конечно, Линда не ожидала, что он ее проигнорирует. И, слегка обидевшись, собралась уходить. Но он вдруг резко вытянул руку и снова схватил ее за тонкое запястье. На этот раз Ричард не собирался ее отпускать и, потянув на себя, неожиданно приблизил нежное лицо Линды к своему мужественному лицу. Жар в ванной заставил ее покраснеть. Огонь в его глазах растопил лед в ее сердце.

– И все-таки ты искала шрамы на моем теле. Мне стоит подняться, чтобы тебе было удобнее меня рассмотреть. Ты сможешь увидеть все подробности.

– Ричард, ты болван. Повторяю, я не искала никаких шрамов!

Он не ответил, видимо, не верил ей. Его взгляд был неподвижен и суров. Линда вглядывалась в его жесткие, блестящие глаза, понимая, что все это – наносное. Что внутри этого человека говорит оскорбленная гордость.

Он отлично держался, но авария подкосила его во всех смыслах этого слова. Даже для менее ранимого мужчины, чем Ричард, понадобилось бы время, чтобы все стало по-прежнему.

– Я любовалась тобой, Ричард, – выпалила Линда в отчаянии. Она покраснела до корней волос. Даже ее маленькие ушки пунцово вспыхнули. – Я... – она опять запнулась, облизала губы, осознав, что ее голос превратился в сексуальный шепот, – я восхищалась твоим телом! А теперь отпусти меня.

– О! – выдохнул Ричард. Он и не думал отпускать ее.

Линда опустилась перед ним на колени и провела пальцами по его сильной руке. Он слегка ослабил захват.

– Прекрасное тело, – прошептала Линда, – совершенное. – Ее пальцы скользнули по его атласной, влажной коже в медленном чувственном танце. – Отпусти мою руку, я не сбегу, – все так же чувственно шептала Линда, проводя кончиком пальца по его соску.

Он опустил вниз длинные ресницы, отчего глаза стали казаться еще более таинственными.

– Тебе нужно остаться здесь.

– Как скажешь. – Она еще раз настойчиво погладила его сосок. Ричард тихо застонал от удовольствия.

В ванной становилось слишком жарко. Мокрые пряди волос Линды прилипали к ее щекам и лбу. Мелкие капельки пота собрались над верхней губой, возбуждая в Ричарде желание поцелуя. Внутри у нее все кипело. Сознание того, что она хотела бы сорвать с себя одежду, не покидало ее.

– Отпусти меня, Ричард, – вместо этого попросила она.

– Нет! – Он схватил ее за другую руку и резко привлек к своим губам.

– Прекрати, я сейчас упаду в воду.

– Не бойся, не утонешь. Я поймаю тебя.

Она какое-то время безотрывно смотрела на него, а потом неистово предалась поцелую. Их губы соприкоснулись: теплые и влажные. В этом поцелуе была нежность, в мягких, ласкающих движениях – любовь. Когда они прижимались друг к другу телами, а их языки боролись, наслаждаясь друг другом, мир вокруг переставал для них существовать. Внезапные атаки поцелуев смешивались с кошачьим мурлыканьем Линды и с диковатым рычанием Ричарда.

Наконец он отпустил руки Линды и нежно обнял ее. Его беспокойные пальцы ласкали ее мягкие золотые волосы. В водовороте удовольствия их поцелуи стали более глубокими и настойчивыми. Линда положила свои ладони на грудь Ричарда, а сама прилегла на край ванны. Они оба были поглощены поцелуями, словно подстегивая друг друга: глубже, сильнее, еще, еще и еще...

Они прерывались только для того, чтобы сделать вдох. Она прильнула щекой к его щеке, жадно ловя губами терпкий сырой воздух.

– Ты промокнешь, – пробормотал он перед тем, как снова найти и поймать ее сладкие губы.

Линда усмехнулась. Ее живот терся о гладкий фарфор ванны.

– Да я уже промокла.

Ричард нервными движениями пытался расстегнуть воротник ее блузки:

– Пожалуйста, сними ее.

– Ты уверен? – поинтересовалась Линда, а сама уже срывала с себя блузку, даже не расстегнув пуговиц.

– Сейчас совершенно уверен, – произнес Ричард хриплым голосом. Его глаза потемнели при виде ее белоснежного кружевного бюстгальтера идеальной открытой модели, которая подчеркивала каждый миллиметр ее точеной груди, открывая соблазнительную ложбинку.

– Как насчет этого? – Она скинула бретельки бюстгальтера с плеч. – Мне продолжить?

– Позволь мне самому, – почти простонал Ричард, приближая ее к себе. Его сильные руки скользнули по ее тонкой талии. Линда инстинктивно потянулась к его мощным плечам. Она медленно наклонилась над ним. Ее грудь была прикрыта всего лишь кружевными чашечками бюстгальтера. Желание переполняло ее разгоряченное естество.

Ричард соскользнул в воду, подняв брызги, намочившие белье, которое тут же стало прозрачным. Она почувствовала, что ее соски так затвердели, что готовы были прорвать тонкую ткань, которая их прикрывала вплоть до того момента, как он начал ласкать их языком. Кончики сосков терлись о мокрое кружево и стали от этого необычайно чувствительными.

– Сними его, – взмолилась она, – быстрее!

Ричард нежно засмеялся.

– Ты всегда была девочкой, привыкшей к порядку, – сказал он, кончиками пальцев нежно снимая липнущее к телу кружево.

Нагота ничуть не ослабила желаний Линды. Она хотела ощущать его чувственные губы на каждом дюйме своего тела.

– Я больше не могу, – простонала Линда. Их захлестнул водоворот воды, когда девушка бросилась в ванну и, вцепившись, как кошка, в Ричарда, стала покрывать его тело восторженными поцелуями.

– А разве это не ты говорила мне недавно, что снимаешь одежду перед тем, как принять ванну? – поддразнил ее он.

– Это все твое дурное влияние, Ричард Бейли.

Он в изумлении поднял брови:

– Не сваливай все на меня. Я, как видишь, следовал правилам и, как истинный джентльмен, сначала обнажился сам.

– Неужели? Я думаю, лучше это проверить. – Она скользнула рукой по его груди, а затем еще ниже, чтобы почувствовать силу мужского возбуждения.

Линда смело ласкала Ричарда, изумляясь красоте его бархатной кожи и той мощи, которая пульсировала под ее ладонью.

– Ах, – выдохнула она, – я нащупала нечто, похожее на поднятый перископ. Это все твое, Ричи?

– Да, – со стоном произнес он, откидывая голову назад, – пожалуйста, сними джинсы. Туфли можешь оставить, если хочешь.

Ее мокрые джинсы плотно прилипли к бедрам, и Линде пришлось сесть на краешек ванны, чтобы снять их. Ричард потянулся к ней, чтобы помочь. Но вместо этого его руки дотронулись до ее грудей, обхватывая их целиком. Линда едва не упала в обморок от его прикосновений.

– Я так рада, что ты поговорил с Чарльзом, – наконец произнесла она с беззаботностью, все еще стягивая с себя джинсы.

Ричард прижался к Линде. Его язык жадно ловил капельки, которые падали с ее плеч. Она не очень надеялась на то, что получит ответ на свой вопрос.

Неожиданно что-то остановило ее, может быть, молчание, может, внезапное странное напряжение, возникшее между ними. Ласки Ричарда тут же прекратились.

Она гордо вскинула голову:

– Так ты говорил с ним?

– Да. Мы немного поговорили. – Хорошо. Ты меня успокоил.

– Чарльз знает, что ты придешь к нам на семейный праздник.

– В качестве твоей девушки? – решила уточнить Линда.

Ричард в знак согласия пробормотал нечто невразумительное.

– Ну что же. Начало положено.

По-своему, Ричард Бейли был таким же принципиальным, как и его брат. Если бы она занялась с ним любовью до того, как все разногласия с Чарльзом были бы решены, то очень скоро они оба оказались бы там, откуда начинали, вновь погрузившись в бездну стыда и отчаяния. И для Ричарда не имело бы значения то, насколько серьезными и глубокими были их собственные взаимоотношения.

Ричард чувствовал огромную неизбывную вину перед Чарльзом, и это его угнетало. Так было всегда. Чарльз считался хорошим сыном в семействе Бейли. Ричард – плохим. Хороший – плохой. Правый – виноватый. А к какой категории принадлежала она сама?

– Ты рассказал Чарльзу о том, что произошло между нами семь лет назад?

– Еще пока нет, – помедлив, ответил Ричард.

– Учти, если не скажешь ты, придется сказать мне. Я больше не собираюсь держать в секрете свою вину.

Мокрые джинсы Линды прилипли к лодыжкам. На ней все еще были трусики. Ричард обнял ее за плечи.

– Ежик!

Еще никогда в жизни Линда не чувствовала себя более доступной, чем сейчас. Но вслух произнесла:

– Я не готова к этому сейчас, впрочем, как и ты.

Ричард промолчал.

– Зачем бегать по кругу, мы же не цирковые лошадки! – в отчаянии произнесла Линда.

– Но мы с тобой живые люди. Чарльз давно спит со своей женой, а мы как заколдованные. Я не могу так больше!

– А как же насчет твоих высоких принципов? Как же твои отношения с Чарльзом? Разве не было бы предательством занятие со мной любовью снова? Или ты уже готов к очередной ошибке?

Ричард отшатнулся от нее с такой силой, что даже вода забурлила. Он долго ничего не отвечал. Ей вдруг стало холодно и тоскливо.

– Ты была права. И все, что случилось между нами, – дело прошлое.

Линда не верила его словам. И все же ей не хотелось становиться причиной серьезных разногласий между братьями.

– Скажи, Ричард, секс ослепил тебя или в наших отношениях есть нечто большее? – Линда села на пол, подтянула к себе колени и уткнулась в них лбом. Она ожидала ответа любимого мужчины, затаив дыхание.

– Я – взрослый мужчина и способен контролировать свои действия... – Он прервался. – Во всяком случае, я точно знаю, что и с кем делаю.

Что бы могли означать его слова? – устало подумала Линда.

Она пожала плечами, на которых мелкой бриллиантовой россыпью блестели капельки воды. Ричард потянулся за одним из роскошных полотенец, висящих в ванной. Линда наблюдала за ним краешком глаза: у него на теле, действительно, были шрамы. Розовая ломаная линия проходила вокруг его левого колена. Короткий, толстый шов обозначал то место, где острый камень поранил его бедро. У него была операция на позвоночнике – она это точно знала. Поэтому должны были быть и другие шрамы, спрятанные под полотенцем, которое он быстро обмотал вокруг бедер. Сердце Линды сжалось от боли, но она не позволила проступить на ее лице нежности.

Ее желание быть с ним не утихало. Шрамы не причинили его внешности ни малейшего вреда.

Он застегнул джинсы и повесил полотенце на место. Линда автоматически вернулась в категорию хороших девочек. И на этот раз – по собственному желанию.

– Тебе надо во что-то переодеться. – Его хрипловатый голос прозвучал весьма заботливо.

– Не бойся, не простужусь. Я по утрам обливаюсь ледяной водой.

Со вздохом сожаления она поднялась с пола, наклонилась и выловила бюстгальтер из ванны.

Наступит ли когда-нибудь их с Ричардом время? – на этот вопрос у нее ответа пока не было.

Когда Линда Спейс вернулась домой, там вовсю звонил телефон. Она подняла трубку.

– О, Линда, – смеялась Сьюзи на противоположном конце провода, – это ты? Я уже думала, тебя нет дома.

– Я только что пришла, – невеселым голосом ответила Линда.

– Судя по тону, у тебя нет никаких хороших новостей?

– Что именно тебя интересует, Сьюзи?

Та захихикала:

– А кто побежал искать Ричарда? И не вздумай отрицать. Я нашла твою заколку у нас на лестнице.

У Линды все внутри похолодело. Она в отчаянии бухнулась в кресло:

– Не скрывай от меня, как много известно Чарльзу, – наконец произнесла она в трубку.

– Только то, что и так очевидно: ты и Ричард влюблены друг в друга.

Линда не стала отрицать сказанное.

– И это все, что он знает?

– У него было мало свободного времени, чтобы думать о вас с Ричардом, – хихикнула Сьюзи.

– А-а. Ну да, я понимаю. Надеюсь, ты позвонила мне не за тем, чтобы рассказывать о своем преданном муже?

– Что за ерунда. Я позвонила для того, чтобы договориться с тобой насчет праздника. И хотела тебе признаться, что тоже кое-что скрывала от Чарльза. Но с некоторых пор мы поклялись быть честными друг с другом. Все и так запутано в жизни. И хотя секрет, который ты мне доверила, только твой и Ричарда, знать это и не иметь возможности поделиться с Чарльзом – значит вести себя низко по отношению к нему.

– Но ты понимаешь, как я себя чувствую после всего. И почему мне пришлось порвать отношения с Чарльзом. А теперь представь, как мучается Ричард. Сьюзи, пожалуйста, не вмешивайся пока во все это, хорошо?

– Да, я постараюсь. Тем более что Ричард все расскажет брату, я убеждена.

– Он сам знает, что лучше сделать это поскорее. Я тоже больше не могу оставаться главным участником этого...

– Преступления? – предположила Сьюзи.

– Можно и так сказать.

– Чарльз такой благожелательный, – Сьюзи пыталась успокоить подругу, – он все поймет.

Линда была с ней согласна. В глубине души она не сомневалась в том, что Чарльз Бейли все поймет. Сложнее было заставить Ричарда поверить в собственную невиновность. Если бы она смогла убедить его, они были бы вместе. И летали бы от счастья, как птицы.

...Линда без зазрения совести играла на чувстве сострадания Сьюзи до тех пор, пока та не подтвердила, что все будет держать в секрете до самого праздника. Затем спокойно повесила телефонную трубку и посмотрела в ночное окно.

Она была слишком возбуждена недавним свиданием с Ричардом. Этот вечер доказывал, что даже бесстрашный и непоколебимый Ричард Бейли мог потерять над собой контроль. Перед тем как выйти из комнаты, Линда бросила случайный взгляд на белоснежное кресло, окрасившееся от ее мокрых джинсов в цвет индиго. Должно быть, в этом был какой-то мистический смысл, но она была слишком захвачена своей страстью к Ричарду, чтобы попытаться понять его.

Что Линда могла сказать о праздниках в своей жизни? Их было явно недостаточно, и проходили они весьма скучно. В семействе Бейли, наоборот, все праздники, будь то чей-либо день рождения или Рождество, отмечались с большим размахом. Столы ломились от изысканных блюд. Дети бегали по дому, играя в традиционные игры до тех пор, пока их не приглашали занять места за отдельным детским столиком.

Вот и в этот раз все приглашенные радостно уселись за великолепно сервированные столы. Линде казалось, что она кормит не только свое тело, но и душу. Она так давно хотела войти в эту семью, стать ее частью. Но, возможно, Ричард этого не хотел и не захочет никогда.

Ричард Бейли обсуждал с другими мужчинами футбольный матч, был терпелив с пожилыми дамами, смеялся над старыми шутками дяди Бейли, очаровывал девочек-подростков. Ему словно хотелось всех убедить, что у него все в полном порядке. И он мог бы убедить своим раскованным поведением кого угодно, но только не ее.

Линда видела выражение его глаз, когда тот совсем недавно смотрел на озеро, и точно знала, что он предпочел бы оказаться где угодно, но только не здесь. И ей не удалось бы переделать Ричарда, даже если б она очень захотела. Поэтому единственным выходом было присоединиться к нему в его бесконечных странствиях. Ей казалось, что ради него она смогла бы оставить свою комфортную жизнь и последовать в горы, отправиться в беспокойное путешествие по рекам... Да в любое место, куда бы он только ни пожелал. Откровенно говоря, эта авантюра пугала ее с той же силой, что и притягивала. Молодая женщина почувствовала на себе внимательный взгляд Ричарда. Он смотрел на нее и, похоже, думал о ней в это мгновение.

Когда обед закончился, Чарльз проводил старшее поколение женщин семейства Бейли, уверяя их, что его команда позаботится о наведении порядка. Последняя пожилая леди вышла из дома, ласково потрепав Чарльза по щеке.

– О, Чарльз! Ты просто всеобщий любимчик, – ласково проворковала Сьюзи. И почему именно этому человеку достается так много похвал, ведь он фактически ничего не делает по дому, – притворно обиженным тоном продолжала она. – Наши дети, Чарльз, будут расти в атмосфере демократии. Мальчики будут выполнять работу по дому наравне с девочками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю