290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Трудная любовь » Текст книги (страница 1)
Трудная любовь
  • Текст добавлен: 28 сентября 2016, 23:02

Текст книги "Трудная любовь"


Автор книги: Мирра Хьюстон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

Пролог

По местному радио шло молодежное шоу «Твой звездный час».

– А теперь, – торжественным голосом объявил диджей Артур Сполдинг, – все внимание! В самом начале нашей передачи я уже упоминал о готовящемся сюрпризе, как для наших участников, так и для слушателей. И вот этот момент настал. Да, такое может случиться только в канун Рождества, в удивительное время всевозможных чудес, но, конечно, только с теми, кто не потерял в них веру. А что может быть чудеснее в этом мире, чем... ну, бесспорно, мои дорогие, чем любовь! Все собравшиеся в этой студии согласятся со мной, потому что ими правит это удивительное, ни с чем не сравнимое чувство! Иначе наши восхитительные, я ничуть не преувеличиваю, действительно восхитительные влюбленные пары не смогли бы так трогательно и возвышенно описать историю своей любви. Уверяю вас, многие из присланных на конкурс рассказов тронули членов нашего жюри. Так что перед ними стала почти неразрешимая задача – отобрать самые удивительные, самые потрясающие и искренние исповеди. Это свершилось, и сегодня перед вами выступали и отвечали на ваши вопросы три пары влюбленных друг в друга, в жизнь и, не скрою, в нашу передачу, молодых, красивых энергичных ребят.

О! воскликнете вы. Не тяни же, Артур! Где обещанный сюрприз! И будете правы. Я предлагаю всем затаить дыхание, поскольку только так можно выслушать то, что написано и запрятано в этом конверте...

Кто до этого мгновения мог знать, что в их городке жил ничем не приметный сэр Генри Веллингтон, который мечтал накопить побольше денег и лишь после этого завести семью. Богатство пришло к нему слишком поздно, к тому времени как врачи сообщили бедняге о неизлечимой болезни и предложили позаботиться о завещании. Давний поклонник передачи «Твой звездный час», Веллингтон, не имея родных и близких, решил передать свои сбережения молодой влюбленной паре. Однако по условию, выдвинутому в завещании, миллион фунтов стерлингов поступят в их распоряжение лишь после заключения брака...

– Как вы теперь понимаете, – восторженно вещал в микрофон Артур Сполдинг, – мы здесь, в студии, не могли взять на себя ответственность и самостоятельно присудить этот удивительный приз понравившейся нам паре. Теперь их судьбу решаете вы. Пока будет звучать музыка, звоните, друзья, к нам сюда, в эфир, и называйте полюбившуюся вам пару. Затем мы объявим результат и имена победителей.

– Это невероятно! Столь всеобщее признание. Но с огромным преимуществом голосов в этом нелегком конкурсе победили... Линда Спейс и Чарльз Бейли! Порадуемся же за них!

1

Даже в лучшие времена Ричарда Бейли не интересовали свадебные церемонии. Шумная толпа, пышное празднество, удушающий запах цветов, духов и одеколонов – все эти непременные составляющие подобных торжеств были не для него. Но что поделать, сегодня он обязан быть здесь, и быстро уйти отсюда, похоже, не удастся.

Свадьба протекала без помех. Ричарду не на что было жаловаться. По зрелом размышлении он полагал, что на его долю выпадали и несравненно более тяжелые испытания. Как, например, в те три месяца, что ему пришлось провести на больничной койке без движения. Сейчас он старался, насколько это было возможно при исполнении роли главного друга жениха, – оставаться незаметным для большинства гостей. Ричард рассеянно перебрасывался парой-другой фраз с гостями, пока к нему не подошла Линда Спейс – главная подружка невесты и, проникновенно заглянув в его глаза, не произнесла: «Я хочу бросить вызов судьбе».

Ничего себе! Он-то при чем здесь?.. И, недоуменно пожав плечами, чуть раздраженно спросил:

– Прости, не понимаю, что ты имеешь в виду?

– Мне необходимо наконец переломить ситуацию в свою пользу! – Она продолжала смотреть прямо на него своими серьезными глазами цвета лесного ореха. Линда вообще всегда была серьезной. – Послушай, научи меня тому, что я попрошу!.. – Эти слова были произнесены с деловым напором, мало подходящим данной ситуации. Как будто не ее сейчас окутывало прозрачное кружево стоимостью несколько сот долларов, и не ее голову украшал огромный венок из цветов и листьев.

Да, свадьбы имеют обыкновение совершать с женскими головками странные превращения, как внешние, так и глубинные. После знакомства Ричарда с этим феноменом, закончившимся для него катастрофой, он, насколько это было возможно, возобновил свою политику игнорирования потенциальных невест. Но сегодня женихом был его брат Чарльз. И на этом романтическом мероприятии ему пришлось вновь в который раз убедиться, что свадьбы делают женщин сумасшедшими.

Линда Спейс, однако, явно не была такой, как все. Может быть, она изменилась с тех пор, как Ричард покинул Мидлхилл. Та спокойная и благоразумная Линда, какой он ее знал раньше, не была склонна к сумасбродным идеям. Но с тех пор столько воды утекло, что все самое невероятное стало возможным.

Ричард склонил голову. Несмотря на данный самому себе обет оставаться холостяком и вообще не поддаваться романтическим эмоциям, он вдруг проявил недопустимую слабость. Девушка разбудила в нем любопытство к противоположному полу, поселила легкую непонятную тревогу в душе.

– Может быть, не время поднимать этот вопрос, – сказала она, – но решено: сейчас или никогда! Тем более что ты равнодушен ко всей этой свадебной суете.

Ричард пожал плечами, сохраняя молчание. Она же в свою очередь пыталась понять, что у него на уме.

Несмотря на двусмысленное перешептывание за спиной, Линда окинула внимательным взглядом его фигуру, облаченную в смокинг с полагающимися аксессуарами: от туго завязанной бабочки до черных лаковых ботинок, стискивающих пальцы. Она задержала взгляд на его ногах. Большинство гостей, зная о травме, которую тот перенес, сделали то же самое. Особенно пристально уставились они на него, когда молодой человек галантно предложил Линде руку, чтобы помочь спуститься в нижний ярус, опоясывающий роскошный зал. Ричард немало бы удивился, узнав, что многие предполагают, будто его походка мало чем отличается от ковыляния годовалого младенца, готового споткнуться в любой момент, стоит тому лишь отпустить подол материнской юбки.

Но взгляд Линды был заботливым и добрым, а не фальшиво сочувственным. Волна раздражения, нахлынувшая было на Ричарда, вызвала у него некоторое замешательство, но молодой человек спрятал его под маской безразличия. Такое с ним происходило каждый раз, когда он ощущал повышенное внимание к собственной персоне. Отвращение к пустому любопытству и сплетням вполне объясняло его нелюбовь к подобного рода мероприятиям. Вот и на этот раз Ричард появился на свадьбе почти в последний момент и сбежал бы оттуда при первой же возможности, если бы не чувство долга. Во-первых, ему не хотелось выглядеть невоспитанным на свадьбе Чарльза. Во-вторых, он был обязан брату своей жизнью.

И вот теперь, стоя перед Линдой, он вдруг почувствовал, что мышцы спины и левой ноги неприятно покалывает и они словно вибрируют. Это от напряжения, подумал он, стараясь расслабиться и не позволить перерасти противной дрожи в мучительную судорогу. Воспользовавшись испытанным приемом самовнушения, Ричард представил себе чистую, холодную реку, омывающую его тело и несущую сквозь него свои спасительные воды.

Чего ты напрягся, идиот, сказал он самому себе. Успокойся! Это просто Линда, девушка, которую ты знаешь сто лет...

Не произнося ни слова, слегка поджав губы, та смотрела на него и ждала ответа. Но ее лицо именно сейчас вдруг показалось ему жестким и холодным.

Линда вздохнула. Жизнь в последнее время была скучной и пустой. Сначала ей казалось, что требуется всего-то небольшая встряска. Но позже пришло понимание, что настало время серьезных перемен.

– Послушай, не шарахайся так от меня, – произнесла она наконец. – Мне действительно не по себе. И, я думаю, ты тот парень, который поможет мне в моих проблемах. – Девушка сделала неопределенный жест рукой. Жемчужный браслет скользнул по ее тонкому запястью. Ричард задержался взглядом на нем, затем на хрупкой выступающей косточке, и так и замер. Трудно объяснить, что именно произошло, но внезапно внутри него все закружилось в каком-то бешеном, стремительном, засасывающем водовороте.

– Только не смейся, я вполне серьезно. Мне хочется испытать чувство опасности. Почувствовать жар в крови. – Ее руки опустились на бедра, на лице отразились смятения души. – Научи меня быть безрассудной, Ричард.

О нет, подумал он. Это не для него. И не для нее... После всех прожитых лет и пережитых потрясений это абсолютно не для нее! Его молчание камнем повисло бы в воздухе, если б не превосходная музыка. Мелодия завершилась длинной, протяжной нотой, и он небрежно пожал плечами, как если бы ему было все равно.

– Пойдем съедим по кусочку свадебного пирога. – Он повернулся и направился к столу, стараясь делать вид, что не видит ее вспыхнувшего как от удара лица.

Линда сделала шаг и крепко вцепилась в его рукав. Все как в старые, добрые времена, не так ли? – внутренне усмехнулась она. Ты салишь меня и убегаешь прочь. Но я, Ричард Бейли, знаю, как держать удар.

– Я в этом не уверен, Ежик, – едва слышно проговорил он.

И она, вздрогнув от того, что приятель буквально прочитал ее мысли, взглянула на его смятый рукав. Медленно разжимая пальцы, она удивленно произнесла:

– Никто не называл меня Ежиком за все это время.

– Бывшая непокорная школьница выросла и стала покладистой леди?

Она наморщила носик.

– Кажется, я всегда была достаточно рассудительной, не так ли?

Нет, подумал он, вспомнив с пугающей ясностью время, когда девчонка выглядела такой же шальной, как и он сам, известный сумасшедший из Мидлхилла. Это было то, о чем они никогда не говорили. За последние семь лет им очень ловко удавалось избежать даже намеков на свои отношения. Для Ричарда Линда Спейс всегда была девушкой брата и всегда ею будет, несмотря на глупость, которую отколол легкомысленный Чарльз...

– Да, вот и все. Чарльз действительно женился, – сказала она, словно прочитав его мысли. – Это официально. Кольца, торт и медовый месяц...

– Это не меняет наши... – Ричард остановился. А может быть, меняет? Существует ли на свете такой закон, что братья не должны делить одну и ту же женщину? На секунду он испытал облегчение. Бремя вины, лежавшее на его плечах, пошатнулось как камень под ударами лома. Потом он вспомнил о Вирджинии Шеперт, которая в свое время была причиной серьезной ссоры между ним и Чарльзом, и только недавняя трагедия сгладила ее, – и камень снова надежно встал на свое место.

– Послушай, прошли годы с тех пор, как мы с Чарльзом расстались. – Линда издала нервный смешок. – Я думаю, теперь-то хоть можно нам позволить себе быть просто на дружеской ноге. – Она опустила ресницы.

– Конечно... – Ему пришлось поспешно кивнуть, чтобы как-то выйти из неловкого положения. Не хотелось спорить с ней, ее голос, глаза были слишком опасны для его спокойствия. – Нет проблем. Мы всегда были друзьями, не так ли? – Он дружески сжал ее руку и внезапно опять провалился в водоворот чувств.

Нет, не нужно лукавить! Они-то как раз и не были просто друзьями, не могли ими быть... Потому что их связывала тайна. Слишком большая и постыдная, чтобы о ней говорить. Она теперь всегда будет стоять между ними, такая же непреодолимая, как скала.

– Я не вижу причин, почему бы тебе не научить меня парить на дельтаплане, это так здорово! – взволнованно произнесла Линда, чувствуя, что Бейли, младший готов сбежать.

Он остановился и внимательно посмотрел на нее:

– Ты шутишь? А тебя не пугает то, что наш школьный приятель Грег разбился насмерть? Уж он-то был ас в этом деле...

– Нет, не пугает. Я стремлюсь к риску и серьезна в своих намерениях как никогда.

– Ты сошла с ума. Настоящая сумасшедшая!

Может, это торжество так повлияло на нее? Она казалась такой спокойной и когда раньше говорила о свадьбе Чарльза, и когда стала главной подружкой невесты, так что же сейчас вывело ее из себя?

Хотя...

Линда Спейс – дельтапланерист? Благоразумная Линда, красивая и всеми любимая, такая правильная, хотя и прозванная Ежиком, поскольку всегда отвоевывала свое мнение.

Линда и Чарльз были самой красивой и лучшей парой школы и всего Мидлхилла. Во всем первые, этакие местные король и королева, они были так же естественны вместе, как смычок и скрипка. Победители радиоконкурса программы «Твой звездный час», выигравшие миллион и... упустившие все на свете!

Странно, однако. Прошедшие годы, свалившиеся на их головы неурядицы, и даже женитьба Чарльза на Сюзанне не смогли до конца изменить впечатления, что эти люди созданы друг для друга. Так что о какой такой встряске можно было говорить!

– Знаешь, лучше полистай журналы для автомобилистов, – заметил он иронически, – или посмотри по телевизору какие-нибудь фильмы о путешествиях.

– Не язви, Ричард.

Он улыбнулся ее твердой решимости. Может быть, за прошедшие годы ее благоразумие несколько сдало позиции.

– Извини... – произнес мужчина, окинув ее взглядом с головы до ног. – Просто изо всех людей, которых я когда-либо встречал, ты – особа, твердо стоящая на земле обеими ногами.

– Так и есть.

Он покачал головой:

– Вот и не проси меня помогать тебе в твоих сумасшедших начинаниях. Если хочешь – иди в клуб «Под облаками», там великолепные инструкторы, но не мучай этим лично меня.

Она хотела взять его за руки, но Ричард едва заметным движением убрал их. Оказавшись в дальнем углу зала и будучи отделенным от выхода шумной толпой гостей, вычурно украшенными столами и беспорядочно расставленными стульями, он внутренне запаниковал. Все, что ему было нужно сейчас, – это выйти наружу и глотнуть свежего воздуха.

– Ричард! – Голос Линды вернул его в реальность. Он быстро окинул взглядом шумный зал и остановился на ее лице, притягательном для него даже против его собственной воли. Что сейчас творилось в ее хорошенькой головке? – Мне кажется, я боюсь, – призналась она. Ее глаза, огромные от переполнявших чувств, смотрели на него с мольбой. – Вот почему прошу об этом именно тебя. Я хочу, чтобы меня учил кто-то, кого я знаю. Не чужой человек.

– Это спорный вопрос. Ты же знаешь, у меня сейчас нет лицензии, чтобы преподавать.

– О! – Она нахмурилась на секунду. – Тогда займемся скалолазанием. Давай хоть попробуем!

Он мог бы сделать это. Взять ее с собой на один из гранитных утесов, чтобы заставить ее почувствовать опасность, встряхнуть хорошенько, пробудить вкус к риску. Да, мог бы сделать это. Может быть...

Ричарда терзали сомнения. Раньше ему никогда не была присуща излишняя осторожность, он ничего не боялся до рокового витка судьбы, пославшего ему несчастный случай. Глубоководное плавание, альпинизм, автогонки, дельтапланеризм – все это давалось ему раньше без тени страха. Даже сейчас, спустя год с лишним после трагедии, когда к нему вернулась возможность самостоятельно передвигаться, – а это было настоящим чудом! – ему всего было мало. Полагалось благодарить судьбу за спасение, но он только проклинал себя и свои уникальные способности. И не думал о будущем.

Линда уныло посмотрела на него, терзаемого сомнениями.

– О, Ричард, я прошу прощения. – Девушка замолчала, черты ее лица стали строгим, и она скользнула взглядом по его ногам. – Я думала... Чарльз сказал, что ты в порядке.

– Не вини себя... – От этих слов Ричард как-то внутренне приободрился. Линда не должна знать, как слаб он был, какую долгую и тяжелую борьбу ему пришлось вынести, чтобы восстановить хотя бы половину своих физических способностей. Он в мгновение ока лишился всего, когда слишком уж разогнался на предательском повороте горной дороги и на бешеной скорости задел идущий навстречу грузовой фургон. Грузовик, пытаясь увернуться, зарулил на гору и, накренившись, сбросил на него керамическую сантехнику. Каково погибнуть от свалившегося тебе на голову унитаза?..

– А ты меня заинтриговала, – сказал он прямо. – Ты никогда не была безрассудной. Что же случилось теперь?

Линда встретилась с ним взглядом и сморщила подбородок, который стал похож на высохшее яблоко. Ему захотелось улыбнуться. В своей абсолютной серьезности она не замечала, как забавно выглядит.

– Ты думаешь, мне не выдержать этого? – обвиняющим тоном спросила девушка. – Напрасно, я сильная! – Она согнула руку в локте и сжала кулак, демонстрируя мускулы.

– Для того чтобы бросить вызов судьбе?

– Не смейся, если на твой взгляд это и преувеличение, то небольшое.

Он смотрел на нее, но никак не мог понять, насколько глубоко затронули перемены ее характер. Стремление к риску, бесшабашность решений... Такое обычно проявляется в подростковом возрасте. Или когда уже больше нечего терять. Или...

– Это все потому, что ты тоскуешь по Чарльзу?

Она сверкнула глазами.

– Почему ты так решил?

– Да так... – Ричард только улыбнулся в ответ. – Я не помню, чтобы раньше тебя влекло к подобным опасным занятиям. В прошлом...

Стоп! Не нужно о прошлом, ему не хотелось ни о чем вспоминать. Помнить означало хотеть. Хотеть означало пытаться. Было время, когда он на собственной шкуре изведал, как это больно – пытаться. Ему вспомнились все его смертельно опасные выходки, как та, например, когда он висел на скале, заставляя онемевшие пальцы чуть ли не целый час цепляться за крохотный выступ...

– А я помню, – сказала Линда. Ее лицо смягчилось. – Ты вдруг стал безрассудно смел с тех пор, как соседские мальчишки подначили тебя однажды залезть на водонапорную башню. Тебе тогда было десять. И еще я не забыла, как ты не раз рисковал жизнью любимого брата. Чарльз всегда остерегался твоих выходок.

– И выручал меня...

– Да, именно. И выручал тебя!

Было ясно, о чем они оба подумали сейчас. Около полутора лет назад произошла серьезная размолвка между Ричардом и Чарльзом из-за Вирджинии Шеперт, женщины, к которой Ричард чувствовал сильное влечение. Вирджиния хорошо владела ситуацией, настраивая одного брата против другого, пока они не завязли в разборках.

После ужасающей ссоры Ричард внезапно уехал из города, а Вирджиния предъявила свои претензии Чарльзу, считавшемуся женихом Линды, что, однако, не мешало ему среди многочисленных поклонниц получить прозвище Покоритель женщин. Некоторое время спустя машина Ричарда угодила в аварию, и Чарльз поспешил к нему, чем разрушил далеко идущие планы Вирджинии.

Ричард думал, что он обязан Чарльзу дважды. В первый раз он спас его от расчетливой Вирджинии. Во второй – выдернул из пропасти отчаяния после заявления докторов, что травма не позволит бедняге ходить. Чарльз провел целый год у кровати Ричарда, упрашивая, уговаривая, помогая брату встать на ноги. Сыграть роль главного друга жениха на настоящей свадьбе, несмотря на раздражающее любопытство окружающих и сочувственное внимание, это было самое маленькое, что он мог сделать в ответ.

– Привет, безумец! – произнес Бобби Фарлоу, отделившись от группы молодых людей. – Вот ты где, приятель. А мы думаем, как бы поинтереснее украсить машину жениха и невесты, отправляющихся в свадебное путешествие.

Ричард посмотрел на Линду.

– Извини, обязанности.

– Но тогда как насчет...

Он топтался около нее, но она все никак не могла закончить фразу, так и застыла на месте с полуоткрытым ртом.

– Пока, Линда, было приятно поговорить с тобой.

В ответ девушка быстро и крепко обняла его, опять ввергнув в водоворот чувств.

– Действительно, как чудесно встретиться опять, – прошептала она. – Ты выглядишь...

...Прекрасно! Просто прекрасно! – Ричард стиснул зубы в ожидании этих слов.

Линда чуть качнула головой, позволив своим блестящим золотистым волосам скользнуть по вырезу платья и разметаться по плечам.

– Ты выглядишь вполне цивилизованно.

– Цивилизованно?! Ну ты даешь, объясни хоть, что это значит! – крикнул Ричард, но Бобби уже вцепился в его руку и тащил прочь от Линды, насмешливо улыбающейся ему вслед.

Мидлхиллское трио «Джоули» исполняло медленную навевающую грусть ирландскую мелодию, пока Линда пробиралась через зал к своему столику. Там ее ждал кусок свадебного пирога, покрытого толстым слоем бело-зеленых кремовых кувшинок. Ее соседки по столу весело переговаривались, болтали о том о сем, так что Линда с чистой совестью позволила себе быть невоспитанной и оперлась локтями на стол. Она пока не была готова выходить замуж, а просто хотела внести в свое монотонное ежедневное существование хоть какие-то перемены и пробуждающий душу риск.

Ричард Бейли, Ричард Бейли...

С тех пор как Сьюзи сообщила, что Ричард приедет на свадьбу Чарльза, Линда испытывала непонятное и волнующее возбуждение. Это был ее последний шанс попробовать изменить что-то в своей жизни. Она не хотела быть как все.

Ей было необходимо вернуть себе желание жить и дышать полной грудью, чего бы это ни стоило. Или она заставит Ричарда посмотреть на нее по-новому, или они распрощаются. Все долгие годы она хранила свои чувства к этому человеку в секрете. Хотя некоторые из ее друзей, наверное, подозревали что-то.

Линда вздохнула. Она хотела обновить впечатление о себе в глазах своего давнего друга, но могла ведь и ничего не добиться. А это плохо.

О Господи, о чем она думает?

Рыжеволосая Элизабет Фарлоу подошла к столу и плюхнулась в кресло. Увидев кусок свадебного пирога, она вперилась в него голодным взглядом.

– Ты собираешься это есть? – с каким-то хищным интересом поинтересовалась она у Линды.

И та пододвинула тарелку своей подруге:

– Ешь, сколько хочешь.

Но та, прежде чем ответить, окинула взглядом зал, проверяя, нет ли поблизости Бобби. Они с мужем сидели на диете вот уже несколько месяцев, но бедняга, страдая от низкокалорийной пищи, всегда старалась урвать лишний кусочек за его спиной.

– Ричард прекрасно выглядит! – Элизабет жадно поглощала крем, слизывая его прямо с пальцев. – Я ожидала увидеть пустую скорлупу вместо человека, но... – она бросила взгляд на группу гогочущих друзей жениха, – он едва прихрамывает.

– Да, он поправляется.

Линде не надо было смотреть в ту же сторону. Образ Ричарда был запечатлен в ее памяти навсегда. Взъерошенные темные волосы, худощавая фигура атлетического сложения, свободно сидящий смокинг, развязанный галстук и расстегнутый воротничок рубашки. Его всегда спокойное лицо, такое мужественное, но сейчас посуровевшее от страданий и боли. И такое настороженное. Стоило ей только взглянуть на него, как она поняла, через что ему пришлось пройти. Только когда лукавая мальчишеская улыбка озаряла его лицо, Линда узнавала в нем того, прежнего Ричарда – сначала непослушного ребенка, потом самоуверенного юношу. Под суровой внешностью все еще скрывался неугомонный молодой человек, в которого она влюбилась сильно и страстно почти семь лет назад.

– О, не смотри так печально. Я понимаю, миллиончик уплыл. Ну и глупец этот Чарльз. Упустить такой шанс!

Линда бросила быстрый взгляд на подругу, уплетавшую торт за обе щеки.

– Не только в нем дело...

– А в чем еще? Хотя, что теперь обсуждать. Наконец-то мистер Покоритель женщин торжественно сошел со сцены, – с сожалением прошепелявила Элизабет, поскольку рот ее был забит кусками бисквита.

– О да! Конечно! Когда-нибудь это должно было произойти. – Линда улыбнулась.

Чарльз был самым завидным женихом в Мидлхилле. Несколько его бывших поклонниц даже образовали неофициальную группу поддержки, считая, что неразделенную любовь легче переживать сообща. Линду, как только стало известно о его помолвке кумира с Сьюзи, тут же стремительно зачислили в почетные члены этой группы, хотя ее чувства к Чарльзу давно не были столь сильны, как многие полагали.

– Я справлюсь с этим легко и быстро, – непринужденно произнесла она.

Элизабет облизала пальцы:

– Ты уверена? Ведь женитьба – это не мимолетное увлечение, теперь это надолго... Сознайся, ты была убеждена, что в один прекрасный день у вас все наладится?

– Нет. Кроме того, Чарльз и Сьюзи прекрасная пара. Я рада за них.

– Да, да. Мы все рады! – Улыбка Элизабет становилась все шире и слаще, пока ее веснушчатое лицо окончательно не расплылось, превратившись в гримасу. – Вся компания разочарованных леди выражает соболезнования себе лично и поздравления новобрачным. Ха, ха! А также шлет пламенный привет благотворительному обществу, которому перепали невостребованные денежки молодоженов.

Линда пробормотала в ответ что-то невнятное. Она была не в настроении выслушивать эту болтушку и сластену, да и других тоже, все их стоны и вздохи насчет великой неразделенной любви к Чарльзу.

У нее теперь была своя жизненная программа, посвящать в которую она не собиралась никого из подруг. Линда пообещала себе, что будет действовать, а не сидеть и не ждать, пока Ричард подойдет к ней. Хватит быть скучной, правильной девочкой и без конца оглядываться на то, что прилично, а что неприлично.

– Сейчас стоит такая великолепная погода, хорошо, что пока не зарядили дожди. Мы хотим устроить на берегу костер, как в старые добрые времена. Почти все гости пойдут туда, они обещали захватить с собой ликер. – Элизабет хихикнула.

Линда тряхнула головой:

– А кто пойдет?

– Я и Бобби. Сара, Люси и Брэнда. Все друзья жениха будут там и кто-то еще.

– Ричард? – неосторожно вырвалось у Линды.

Элизабет съела еще один кусок, прежде чем ответить.

– Естественно, это ведь была его идея. Ты же знаешь Ричарда.

Да, она знала... «Никогда не оставаться дома, если можно уйти. Идти, преодолевать и стремиться. Дальше и дальше, быстрее и быстрее, чтобы достигнуть чего-то» – вот его девиз.

Он по характеру был кометой, пылающей в небе. А она – просто Линдой Спейс, и ее ноги прочно стояли на земле. Если ей вздумается подойти к нему слишком близко, то она запросто может сгореть. Так стоит ли продолжать?

Нет, я должна. Это мой последний шанс, подумала она, отметая на ходу всякие сомнения.

– Хорошо, Элизабет, я приду. Только сначала схожу домой, переоденусь.

Линда с сомнением окинула взглядом свое голубое платье. Оно было ей не по вкусу, но Сьюзи настаивала, чтобы она была одета именно так.

– Вечно главная подружка невесты? – спросила Элизабет, не скрывая зависти, поскольку на эту роль назначили не ее. Молодая женщина была счастлива в браке, но это не мешало ей принимать активное участие в личной жизни других людей.

Линда сладко улыбнулась:

– Мы все теперь можем быть свободны и разобраться с собственными судьбами, коли Чарльз вышел в отставку.

Элизабет пожала плечами и быстро добавила:

– Однако на твоем месте я бы не спешила. Ричард такой же, как и всегда. Все так же не выносит браки. Кроме того, у него нет ни работы, ни дома, ни сбережений. И еще эти слабые ноги... Он теперь не тот парень, на которого можно было бы рассчитывать.

Линда не могла с этим согласиться. Несомненно, она знала лучше всех, что Ричард не такое совершенство, как его брат. Иногда он делал ошибки. Так, например, отношения с ней были одной из них, самой глупой и непростительной. Но его гордости, смелости и преданности хватило бы на десятерых. Все эти годы, несмотря на то что они были одного возраста, выросли в одном и том же городке, посещали одну и ту же школу, он все еще оставался загадкой для нее. Иногда этот молодой человек становился безрассуден и абсолютно бесстрашен. Но Линда всегда находила его волнующе притягательным. Ричард был из того сорта мужчин, которые могли завести ее и дать почувствовать вкус к жизни.

И она хотела этого возбуждения. Она хотела этого всегда, а сейчас тем более.

Линда с трудом заставила себя сосредоточиться на беседе, отвлекаясь от своих тайных желаний.

– Ты знаешь Ричарда лучше, чем я, – сказала она Элизабет, хотя это было не совсем так. Та просто жила по соседству с братьями Бейли и в детстве и юности поддерживала с ними ни к чему не обязывающие приятельские отношения. Она и Ричард подстрекали друг друга в поиске новых приключений, Чарльз же выступал в качестве охранника и спасителя.

– Конечно, но я никогда не могла понять его. – Элизабет задумчиво посмотрела в зал.

– Я тоже, – эхом отозвалась Линда, глядя на Ричарда. Он удивительно легко маневрировал между столиками, не замечая дружеских возгласов, сосредоточив свой взгляд на выходе.

– Жаль, – Элизабет переключила свое внимание на новобрачных, – все-таки ты и Чарльз всегда так подходили друг другу. Мы все не можем понять, какая муха его укусила. Это надо же лишиться таких денег! Неужели смазливая Сьюзи стоит такой жертвы? Чем ты хуже ее?

Ричард издалека кинул быстрый взгляд поверх плеча прямо на Линду. Предательский румянец залил ее щеки. Она ждала его слишком много лет, чтобы пытаться скрывать сейчас свои чувства.

– Да брось, Лизи! Что было, того не вернешь. Да и не надо. Это вы все помешались и решили, что мы без пяти минут муж и жена. Что нам оставалось делать? Знаешь, легенда давит на тебя, как-то околдовывает, сама начинаешь верить в нее. Попробуй вырвись из таких пут. Это не так-то просто! А в результате проходит золотое время реальной жизни, и можно все упустить. Может быть, мы были слишком идеальной парой, – добавила она. Все ее чувства сосредоточились сейчас на Ричарде, который внезапно отвел глаза и порвал ниточку взаимопонимания, на секунду связавшую их. Он скользнул в проем, и тяжелая, дубовая дверь захлопнулась за ним.

– Как это – слишком идеальная? – переспросила Элизабет.

Линда неопределенно помахала рукой, ожидая, пока ее сердце перестанет бешено колотиться.

– Ну... я имела в виду, что придуманные всеми вами отношения не могли длиться долго, мы изначально были не пара. – Линде совсем не хотелось рассуждать на эту тему, столь же далекую, как и сам Чарльз Бейли.

Что скрывать, виновник сегодняшнего торжества был ее первой любовью в то лето, когда ей исполнилось шестнадцать. Ричард тогда ни на секунду не привлекал ее внимания, – он был всего лишь худощавым парнишкой, вечно шастающим по лесам и лазающим везде, где только можно. Чарльз же был немного постарше и представлял собой живое воплощение красоты, ума и популярности, да к тому же еще парень работал спасателем на пляже Мидлхиллского озера.

Все говорили, что Линда и Чарльз должны быть вместе. Вскоре они и сами поверили в это. И с тех пор им, которыми восхищались все, кому не лень, причем на каждом углу, действительно пришлось стать теми людьми, которые делают то, что от них ожидают другие.

– Не пара? – переспросила Элизабет. – Да ладно! Я помню, как здорово вы смотрелись вместе. Каждая девушка в Мидлхилле умирала от зависти, глядя на тебя.

– Это было давно. Мы уже расстались, а ты все еще помнишь об этом.

– Тогда объясни, почему же с тех пор у тебя не было ни с кем ничего серьезного?

– Просто не сложилось.

Линда съела леденец. После окончания школы она уезжала на несколько лет учиться. Потом вернулась в Мидлхилл и открыла собственное туристическое агентство. По мидлхиллским стандартам дела шли неплохо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю