332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мила Дали » Украденная семья (СИ) » Текст книги (страница 9)
Украденная семья (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 19:30

Текст книги "Украденная семья (СИ)"


Автор книги: Мила Дали






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 10 страниц)

Мне тридцать один год и по природе естественно наличие прошлых отношений. Скорее интимных, по причине эскорта Кристины. Пусть из элитной конторы, где девушки проходят регулярный медицинский осмотр и некое обучение. Например, манеры, расширенный кругозор и умение поддерживать общение.

Я «снял» Кристину на долгий срок, потому что не привык перебирать юбки, а искать, добиваться кого-то не желал. В конце концов, физиология у всех одинаковая. И мое имя должно быть знакомо ограниченному количеству людей. В агенстве же все особы умели хранить молчание о клиентах.

Я оставил девушке крупную сумму и время, чтобы перебраться из арендованного особняка во Франции, куда ей заблагорассудится. Никогда мы заводили тему о постоянных отношениях, а о семье тем более.

Полагаю, на сегодняшний день сюрпризов достаточно. Терпеть не могу сюрпризы.

– Она прилетела в Россию?

– Да! – Синицыну распирает от ревности.

Дай ей волю, уже неслась бы на кухню и била тарелки. Обложила меня трехэтажным матом или шины на кроссовере спустила. Истинные эмоции девушки, которой не все равно.

А говорила, что ненавидит, в сердцах насылала проклятья. Стрессовая ситуация заставила Юлю сорвать маску, показать чувства пускай и с примесью скандала. Вопреки всему я доволен и, кажется, не ошибся с выбором.

– Ну… – медленно подступаю к разбушевавшейся Синицыной, осторожно, будто сапёр ловлю руками взрывчатую Юлю, – если Кристина явится еще раз, встретим ее вместе, и ты убедишься, что между нами все кончено. Я не могу стереть прошлое, но в моих силах построить новое будущее, где ведущей партией будешь ты, Юль. Теперь все изменилось. Сколько раз мне повторить, чтобы ты поверила? М?

– Время все расставит по своим местам, – немного спокойнее отвечает и утыкается носом мне в грудь. – Не к добру все это. Страшно.

Я поглаживаю Юлию и уже воображаю как, наконец, разделался с клубком проблем. Отвез Юлю и дочь в Лондон. Место, где проходило мое детство, и радужные воспитания остались там же. После смерти родителей зарекся на этот город, но рядом с Алисой и Юлией моя душа перестанет болеть.

– Поможешь в организации банкета? – ровным тоном говорю, чтобы не нарушить хрупкую гармонию.

– Эм… сделаю, что потребуется. Есть еще моментик… Мама просила отправить к ней на выходные Алису…

– Отлично. Пусть дочь побудет с любящей бабушкой. В Раисе Николаевне я уверен. После торжества нам придется объясниться с твоей матерью, думаю, она поймет.

Глава 19

Юля.

День празднования торжества.

– Ну, где же Адам? Еще тридцать минут назад позвонить должен!

Восклицаю сама себе, глядя в зеркальное отражение.

Аккуратно поправляю маленькое черное платье, классическое, купленное под строгим надзором Лютольфа. Поэтому без лишних финтифлюшек. Я предлагала фуксию с воздушной плиссировкой. Так, образ получился бы поистине незабываемым и ярким, но консервативный Адам запретил.

Пришлось согласиться, ведь грядет праздник нашего финансиста, и я до последнего буду его поддерживать, как и в первый день знакомства. Правда, теперь по своей воле. Надеюсь, не нужно будет стоять у него за спиной и тихо подавать патроны, пока господин Лютольф воюет против мира всего.

Нам с Алиской стал дорог суровый и невозмутимый семьянин. Да, Адам вживается в роль папы, он старается изучить пристрастия дочери, предлагая ей разные варианты досуга от кукольного домика до экстремальной прогулки, по меркам Алиски, на вездеходе. А та и рада стараться, довольно хохочет и хвалит родителя. Адам тает от дочери как мороженка на солнце.

Сегодня Алиска у бабушки, мы отвезли ее с утра пораньше. До вечера Алиса будет слушать истории про молодость бабули, от пуза есть угощения. Обещала мне к понедельнику собрать пазл с изображением львов.

На часах без малейшего девять. Я снова вздыхаю и кое-как застегиваю молнию на спине. Платье-карандаш по фигуре и слишком утягивает бедра, так что шажки получаются как у японской гейши.

Я жаловалась на дискомфорт и скованность движений Адаму, но он пояснил – вразвалочку выхаживать буду после официального банкета. Дома. Когда Лютольф завуалировано пошлет конкурентов и недоброжелателей к чертовой матери, кинет официанту на стол чаевые и украдет меня вновь, но уже по-другому.

Хорошо, что я много лет верчусь в сфере индустрии красоты и не нужно заморачиваться со стилистом. Беру раскаленную плойку и ловко орудую на голове пышные локоны, перебрызгиваю лаком. Фиксирую шпильками в небрежный пучок. Несподручно конечно, но и Хельгу попросить не могу.

В этот исключительный вечер она мне не помощница. Женщина, как и я, ваяет прическу. Красится. Рисует новые брови поверх своих, в пятый раз выводит стрелку на левом глазу, потому что на правом она получилась идеальной с первой попытки, а на другом вот…Не все в жизни дается легко. Да.

Лютольф отправился в ресторан к началу праздника, а нам с Хельгой наказал явиться спустя пару часов. Выяснять причину не стала, мне, лишь бы поскорее закончилось.

Правлю последний локон, возвращаю плойку на столик, проверяю мессенджер.

– Ты готова? – заглядывает в комнату Хельга.

Положительно киваю, а на экране единственное сообщение и то от оператора, чтобы баланс пополнила.

Громко топая высокими каблуками, прихватываю сумочку на длинном ремешке. Во дворе в машине с непроницаемыми стеклами нас заждался Авель. Его брат как дрессированный волк сопровождает Лютольфа.

– Маску не забудь, – тоном строгой учительницы напоминает Хельга.

Я охаю и беру с тумбы изумительную вещицу. Для меня сегодня будет не только банкет, но и маскарад. Мои глаза на некоторое время скроет деталь в цвет платья, расшитая прозрачными стразами. Кутаюсь в норковое манто, ни в жисть не наскрести мне на подобное, но Лютольф обдумал мой наряд до мелочей.

Мы выходим из особняка, шагаем по двору. Меня знобит и окатывает крупной дрожью, что зуб на зуб не попадает. С каждым порывом дыхания выпускаю клубы пара, искоса поглядываю на Хельгу в бежевом закрытом платье, мехах не хуже, чем у меня. Экономка весьма дорога для Лютольфа, это заметно. Он и Марк одаривают Хельгу эксклюзивными вещицами, но на повседневке женщина предпочитает не хвастаться.

– Хельга, скажи, что задумал Лютольф? Он говорил о нашем будущем мельком, а я волнуюсь.

– Тебе нравится Лондон?

– Не знаю… из английского пробовала лишь чай. В местном супермаркете покупала… наверное, врут производители, что английский…

Хельга усмехается на мое откровенное замешательство. Зря я спросила. Теперь переживаю еще больше.

– Я бы посоветовала тебе, Юленька, следовать за Адамом, хоть на край света. Он хороший мужчина, порядочный с близкими людьми. С ним можешь ничего не бояться.

– А ты?

– Останусь. Я нужна Марку в России.

– Как же моя мама? Не получится ее бросить.

– С вами полетит. За границей медицина другая, условия… – с понимаем, успокаивает, – садись в машину.

Ага. Медицина, условия. Мама слишком глубоко вросла корнями в родную землю. Хотелось бы посмотреть, как Адам будет выдирать ее для пересадки в чопорные теплицы.

Плюхаюсь в кожаный салон, вдыхаю аромат роскоши. Хельга умещается рядом и приказывает охраннику трогаться. По пути кусаю губы, а экономка бьет меня по рукам, чтобы прекратила ковырять ногти и не портила маникюра.

Минуем частный сектор и на скорости движемся к центру города.

Там, в самом сердце арендован крупный ресторан известный пафосной обстановкой. Почти не отличной от царства Петра Великого. И кухней, которую до этого момента я не кушала. Но уверена будет вкусно. В таких заведениях всегда вкусно.

Авель паркует авто у мраморных ступеней ресторана, первым покидает салон, оглядывается по сторонам и убедившись в безопасности, позволяет нам выйти.

– Хельга, смотри, – шепотом привлекаю внимание экономки.

– Полицейские машины? Ничего странного. Пусть и дальше надеются арестовать Адама. Только ничего у них не получится, уже все решено. Идем.

Сжалившись, берет мою ледяную руку в свою сухую, горячую ладонь и уверенно тянет внутрь здания. Кое-как поспеваю за Хельгой, отвыкла от шпилек. На секундочку замираю у глянцевой двери, еще раз поправляю маску на лице.

– Я хорошо выгляжу?

– Великолепно. Пошли уже, нас главный герой заждался.

И ведь слухи не обманули. За сияющими дверьми мы попадаем в просторную зону с гардеробом. Сам хостес встречает нас у входа и лично помогает мне снять манто. Странно, но гордыней не захлебываюсь, наоборот, было бы проще скинуть шубку своими руками.

Ковыляю к залу, на который указали. Хельга паровозиком за мной.

Перед нами открывают две тяжелые створки. Делаю нерешительный шаг и словно попадаю в другое измерение. Здесь действительно большие люстры под потолком искрящиеся сотнями хрусталиков, красная бархатная мебель с позолоченными вставками, много столиков по бокам. Господствует полумрак и легкая музыка, навеивая антураж королевства прошлого века.

Мужчины все как один в похожих костюмах, а вот дамы кто на что горазд. В разноцветных нарядных платьях. Женщины держат в руках точеные бокалы, а их тела переливаются от ювелирных украшений, бриллиантов, жемчуга. Красиво.

Но ни одна вещица не затмит рубинового браслета, который подарил мне Адам.

Я никого не знаю из особ и повторюсь, скорее бы все закончилось. Интересно тут всех так приветствуют? Продолжаю робко ступать. Организаторы наводят на меня прожектор, подчеркивая важность прибывшей персоны. От смущения ищу поддержку в лице Хельги, оборачиваюсь, но женщина будто испарилась.

Мне приходится двинуться с места и с каждым новым шагом толпа по обе стороны от меня расступается. Нарочно улыбаюсь десяткам любопытных глаз, что без малейшего такта пялятся. Внутри закручивается жгучий клубок тревоги, от этого растерянно метаюсь взглядом, ищу Лютольфа.

В самом дальнем углу замечаю высокого статного мужчину в черном костюме. Его образ выделяется на фоне остальных. Узнав по фигуре Адама, прибавляю скорость и топаю громче, на ходу поправляя неудобный подол.

Проскальзываю между тучным господином и дамой в шляпке с перьями. Лишь сейчас вижу, что подле Адама, словно бешеная собачонка, вертится Кристина. В кроваво-алом платье. Чем ближе подхожу, тем отчетливее слышу ее звучный вопль и холодный голос Адама.

– Мы все обсудили еще во Франции. Кристина, зачем ты устраиваешь спектакли и приезжаешь в мой дом?

– А может, я люблю тебя, Адам? Почему нет? А ты променял меня на деревенщину!

– Как мило. Непорочная любовь от эскортницы. Я не первый день на свете живу. Сколько они тебе заплатили, чтобы рассорить нас с Юлией?

Наверное, перед тем как втрескаться до беспамятства и выбрать спутницу жизни, каждый мужчина стремится разыскать в девушке ту самую таинственную изюминку, отличающую ее от всех других. Некую энергетическую нить, что идеально затянет раны на сердце. Для каждого есть своя половинка и неважно кто она: красотка с натуральными чертами или деревенщина с пергидролевыми волосами.

В зале продолжает играть музыка, а на сцене артист ублажает гостей баритоном, отрывки фраз летят из уст приглашенных, однако их громкие речи не заглушают моего тихого шепота.

– Адам… – одними губами вымолвив, замираю позади широкой спины Лютольфа.

Он тут же оборачивается и, к удивлению, склоняет голову передо мной в знак уважения, галантно подает руку, целует. Тухнут любые аргументы Кристины от уверенных жестов Адама. Блондинка пару секунд топчется, а после растворяется в толпе.

– Дешевая постановка, – хрипло подтверждает Адам.

– Надеюсь, больше сюрпризов не намечается?

– Дальше все по плану, – рука Адама нежно скользит по моей талии. – Юль, здесь куча оперов переодетых в штатское, поэтому веди себя расслабленно. Улыбайся общайся.

Вопреки просьбе Адама мое тело за мгновенье точно свинцом наливается. Сглотнув, искоса подсматриваю вправо-влево, будто самая опасная рецидивистка и совершила преступление. А сейчас в бегах и меня отыщут даже за пределами Камчатки.

– Зря ты мне это сказал, – дернув плечами, жмусь к Лютольфу. – Зачем они явились? Ты же заверял что все в порядке?

– Они полагают, что я собираюсь получить из рук депутата крупную взятку и хотят поймать меня на горячем. Придется их расстроить. Баринов просто выйдет на сцену, поздравит меня с днем рождения и подтвердит мое алиби прилюдно.

Отвлекаюсь от страхов и смотрю на Адама.

– Это правда? Ты родился сегодня?

– Да. Нужен был повод, чтобы закатить пирушку.

Иронично кривит ухмылку. Лютольф не из тех, кто организовывает праздники по каждому пустяку. Не удивлюсь, если Адам даже елку на Новый год не ставит, а про открыточки в социальных сетях вообще молчу.

– Мужчина-стрелец? Ух!

– Я не силен в гороскопах.

И впрямь, через минуту ведущий зазывает на сцену авторитетного и уважаемого человека в нашем городе. Пузатый мужчина с наполированной лысиной, в которой отражается вся его заслуга перед народом, тяжко взбирается по ступеням на сцену, держит бокал. Отдышавшись, подходит к микрофону и говорит заранее подготовленную речь. Текст, что написал Марк.

Внизу я обнимаю себя руками, а Лютольф обнимает меня. Мы слушаем благостные пожелания и воспоминая господина Баринова о совместной рыбалке. Привстаю на носочки и шепчу Адаму:

– И кого теперь обвинят во взяточничестве? Вадика?

– Плевать кого, – грубовато отсекает.

Кажется, Лютольф и сам вымотался за это время. Вся кутерьма с полицией у него теперь в печенках.

Для общей массы бизнесменов и предпринимателей сие поздравление звучит обыденным, но только не для сотрудников полиции. Что ж, господа, отныне вам придется строить новые предположения в поимке настоящего бандита.

И я все еще рядом с Лютольфом, гордо расправляю стать и крепче прижимаю руку Адама к себе, безмолвно поддерживая его.

Вечер и не намеревался быть томным, после выступления депутата мы слушаем пожелания от других гостей. По окончании слов ведущий объявляет перерыв и прибавляет громкость музыке.

– Потанцуем, Юль?

– С удовольствием, – мурлычу Адаму, медовым сиропом стекая по его рукам.

Моя талия в надежном захвате, а сердце застревает в груди.

– Ты восхитительна… спасибо за все, Юль. С этого момента я не удерживаю тебя пленницей и хочу снова предоставить право выбора…в любом случае насчет Алиски сможем договориться.

– Я остаюсь. Навсегда.

В темных глазах Лютольфа искрит пламя, я замечаю как ему приятно.

– Выпьешь со мной?

– Да, сок, пожалуйста.

– Я быстро.

Стало быть, продуманный Адам решил преподнести мне подарок в случае согласия. Ох, не за фужерами Лютольф пошел, не за фужерами…

Смущенно делаю шаг и внезапно дергаюсь. В нос закрадывается горелая вонь. Ничтожного времени было достаточно для наполнения зала едким дымом. Густым почти ослепляющим.

– Пожа-а-ар! – кто-то кричит.

Я столбенею и точно приклеиваюсь к полу. С ужасом наблюдаю, как на меня бежит толпа, охваченная инстинктом и паникой. И я визжу, но скорее от боли. Меня подхватывают, трогают чужие руки, толкают в суматохе. Оглушают и пугают еще больше. Пытаюсь выбиться из потока людей, зову Лютольфа. Мне ломают прическу, царапают, наступают на туфли.

Я слепну от слез и чувствую, как кто-то берет мое запястье теплой ладонью, утягивая в противоположную сторону к черному выходу. Срабатывает сирена от задымления. Огня не видно, вообще ничего не видно сквозь клубы.

Кое-как нам удается пройти к запасной двери и оказаться на парковке. Кашляю, стараюсь очистить глаза, к раздражению от дыма добавляется тушь. Щурюсь, моргаю, смахивая пелену, и только сейчас начинаю различать образы.

– Постойте! Вы же…

К изумлению, узнаю в спасителе Роберта. Того самого конкурента Лютольфа. Мэйзер по привычке приглаживает растрепавшуюся укладку, отпуская меня, взирает узенькими глазами-щелками.

– Переживал, что затопчут.

Опустелая парковка наполняется эхом шагов. Разворачиваюсь на звук.

– Юля! – издалека вижу подоспевшего Адама.

Глава 20

– Господи, Лютольф, что происходит?

Истошно вскрикнув, кидаюсь к мужчине. Он стоит возле двух серебристых машин, достаточно далеко. Я еще успею стереть остатки испорченного макияжа. В глаза, будто песок насыпали.

– Кто-то бросил дымовую шашку, чтобы сорвать праздник.

Поправляю сумку на плече, иду к Лютольфу. Адам прячет руки в карманах, не сводит взгляда, контролирует каждое мое движение.

– Меня выручил твой бывший коллега, Роберт, кажется, – продолжаю говорить.

– Инициатива наказуема, но сейчас я отдаю должное Мэйзеру, – переводит внимание на конкурента, – спасибо.

А я все иду и иду. Не так быстро получается, как хотелось бы, ноги совершенно не слушаются.

Ну и ну… кто же мог решиться на подобное? Наверное, это дело рук Кристины. Обиженная девица задумала отомстить, изощренно насолить не только Адаму, но и всем гостям.

На середине пути запинаюсь, еле как сохраняю равновесие. Лютольф нервничает. На парковке слабое освещение, потемки. Некоторые лампочки перегорели, однако, мне заметно, что Лютольф недовольно корчится. Еще бы. Все приготовления псу под хвост.

Я пока не дошла до Адама, а он поторапливает, распахивает серебристую дверцу машины вот только…

– Это же не наше авто? – внезапно притормаживаю, ступая к Лютольфу медленнее.

– Именно. Мы должны покинуть торжество на арендованной тачке. Если враги покусились один раз, то непременно сделают это еще. Юль, чего так долго?

В мое сердце закрадывается предчувствие. Страшное. На ровном месте меня охватывает ужас и вопреки всему подходить к Лютольфу не хочется.

– Хельга осталась там… – трусливо говорю и замираю, не приблизившись к Адаму.

Мужчину передергивает. Он сплевывает на бетонный пол, тихо ругается. Рьяно выдохнув, цедит:

– Экономка вернется домой с охранником. Ну же Юль? Надо валить отсюда.

У меня больше не получается двинуться с места. Между мной и Адамом точно стена вырастает под самое небо. Мешкаюсь, интуитивно пячусь. Здесь явно творится что-то неладное.

– Юля!

Раздается строгий тон и звучит он гораздо мощнее, громче, утвердительно. Звучит так, что я подпрыгиваю. Странно, как могли разнестись слова по бескрайней парковке, если Адам и рта не раскрывал? Ошарашенно сверлю глазами мужчину, и он злобно хмурится. Зов повторяется, вынуждая меня обернуться. Отшатываюсь, хватаюсь за сердце, когда из-за угла опять появляется Адам. Второй Адам.

– Не смей к нему подходить, если не хочешь снова оказаться в заложниках. Это Вадим, он вооружен и опасен.

Боже. На этот раз мужчины превосходят все ожидания. Они идентичные: одинаковые костюмы, прически, осанка. И даже голос. Наказание! Из-за скудного освещения они кажутся абсолютно схожими. Да, тут действительно присутствует самозванец. Вот только где оригинал, а где зеркальное отражение?

– Замолчи, Синицын. Ты еще поплатишься за свои действа! – кричит тот, что стоит у машины.

– Предатель! – не выдерживает второй. – Зря ты вообще решился на эту авантюру, лучше бы до конца дней прятался под теплотрассой. Но теперь можешь не надеяться, что решетка тебя спасет.

А я как на распутье. Взволнованно верчусь и понимаю, если сделаю неправильный выбор, меня точно похитит муж. Увезет. И только черту известно, что придумает потом. Вадиму больше нет смысла притворяться и изображать примерного семьянина. Он потерял моральный лик, совесть и теперь его мысли одолевают лишь гнев и жажда мести.

– Юль, – тише говорит мужчина рядом с авто, – Вадим специально сбивает тебя с толка. Видишь, он не подходит ко мне. – Поглядывает на копию, – Испугался?

– Выкинь сначала оружие, которым ты расправился с Каином! Ты по уши увяз в болоте Вадик, перестань зарываться глубже.

Мне настолько страшно, что тело перестает ощущать температуру. Кровь леденеет в жилах.

У одного из них имеется пистолет и, скорее всего, огнестрельный, но истинный Вадик шифруется, желая провернуть коварное дело без лишних свидетелей.

Муж хочет, чтобы я по собственной воле бросилась в его объятья и тогда к моему виску будет приставлено дуло. А оперативники, что прибыли за бандитом не смогут арестовать мужа, и он спокойно даст дёру. Заставит меня выкрасть Алиску, и мы все вместе пустимся в бега. Куда Вадиму заблагорассудится.

Волосы на голове встают дыбом от мысли, что с нами сделает кровавый тиран. У меня нет права на ошибку.

– Юлия Алексеевна, – тот, что за углом, осторожно ступает ко мне и протягивает руку, – не глупи.

– Не подходи! – крикнув, резко подаюсь в сторону.

Пытаюсь наблюдать за ними одновременно. А мужчина возле авто будто вскипает. Его откровенно колбасит, трясет. Он стучит пальцами по крыше.

И тут я обращаю внимание на эти перестуки, оглядываю мужчину с головы до ног пристальней. Туфли дорогие, но пыльные, а пиджак мятый, на воротнике белой рубашки маленькое пятно от кетчупа. Нет, это не последствия учиненного пожара, а скорее элементы неряшливости. Не видные сразу различия.

Настоящий Адам ни за что не позволил себе разгуливать в грязной одежде.

Ой, и лицо какое-то обветренное, а морщинки на лбу глубже. Человек у машины, кивком зазывает меня к себе, улыбается, а я лишь замечаю пожелтевшие зубы. Мамочки!

Он. Мой. Муж.

Поперхнувшись воздухом, резко и без лишних слов бегу к Адаму.

Я сделала выбор, и оправданий мне нет.

– Змея неблагодарная! – исступленно хлопает дверцей авто муж и заводит руку к ремню, будто собирается доставать пистолет.

– Это ты змея и обманщик!

Без тени сомнений прибавляю скорость, поравнявшись с Лютольфом, чувствую, как Адам хватает мою руку и прячет меня за спину.

А Вадик не унимается, суетится, кажется, ствол застревает в ремне.

– Я убью тебя Синицына и друга рядышком положу. Потом заберу Алиску и сам воспитаю ее. Сделаю из нее правильную женщину с кнутом знакомую.

На парковке остаемся мы втроем. Роберт куда-то смылся, наверное, предугадал провал, как только нас разыскал Адам.

В полумраке витает мертвенный холод, а порывы ветра с улицы реквием завывают и эхом отражаются от стен. Вадим, наконец, вытаскивает пистолет, сверкнув им, собирается вершить расправу.

Впиваюсь ногтями в пиджак Адама и тихонько скулю. Он, как всегда, спокоен. Невозмутим до моего умопомрачения. И пальцем не шелохнет, не то чтобы молить о пощаде. Разворачивается ко мне и говорит, мол, все хорошо будет. А я уже на грани жизни и смерти, готова сорваться и броситься на Вадима, только бы защитить Алиску. Но Лютольф держит и не отпускает.

– Лицом на капот! – раздается незнакомый голос.

Я вижу двух мужчин, они тоже в элегантных костюмах, однако в отличие от гостей несли службу на празднике Лютольфа. Это ребята из полиции. Вадик под прицелом и ему ничего не остается, как смириться. Мне жаль Вадима, но он преступник и мошенник. Не пощадил ни меня ни Алиску. Синицын прижимается к авто, пока оперативники заламывают его и надевают наручники.

– Я подаю на развод, – оповещаю мужа.

– Не жди от меня согласия, гадина.

Створка от запасной двери снова распахивается и нас находит Марк. Адвокат дьявола, так я думала раньше.

– В вашем случае, Вадим Васильевич, мнение не будет учитываться. Сушите сухари, учитесь заваривать чифир.

Когда Вадика тащат с парковки. Я утыкаюсь в плечо Адама. Лютольф снимает пиджак и накидывает его на меня.

– Хельга проболталась, что ты собирался увезти нас в Лондон… это правда?

– Да, – поглаживая, помогает унять дрожь, – а ты согласна?

– Признаюсь, немного волнительно, но я хочу начать жизнь с чистого листа. Забыть все как ночной кошмар.

– Тогда добро пожаловать, госпожа Лютольф.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю