332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мила Дали » Украденная семья (СИ) » Текст книги (страница 1)
Украденная семья (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 19:30

Текст книги "Украденная семья (СИ)"


Автор книги: Мила Дали






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Мила Дали
Украденная семья

Глава 1

– Алло, полиция?.. – с опаской шепчу, прикрываю телефон ладонью. – Кто-то хочет проникнуть ко мне в дом. Спасите, ради бога… Что? Я смотрела в глазок, но, кажется, его заклеили… ничего не видно… молю приезжайте скорее…

Точно ступая по канату над пропастью, снова крадусь к двери. Я услышала непонятные звуки, когда в комнате было темно, ночью.

С ужасом наблюдаю, как дергается стальная ручка от мощного напора по ту сторону полотна. Вот-вот вырвут.

У нас обычная панельная многоэтажка с ремонтом от застройщика. Новая квартира, законно взятая в ипотеку. Я парикмахер. Муж ездит на фуре из города в город и доставляет товар в супермаркеты. Но сейчас это совершенно неважно.

Вздрагиваю от удара кулаком, и на глазах появляются слезы. Не люди за железной преградой – монстры. Одергиваю пижамную футболку, несусь от двери подальше, загнанным зверем метаюсь из детской в кухню, высовываюсь на балкон, но отряда полиции до сих пор нет.

Если это воры, то они явно ошиблись адресом квартира бизнесмена Семенова дальше.

Настойчивый скрежет замка траурным реквием царапает душу. Лихорадочно включаю во всех комнатах свет, задыхаясь от истерики и беспомощности, набираю номер мужа. Время словно останавливается и мир вокруг престает существовать, когда в динамике мне говорят, что абонент недоступен.

А входная створка дребезжит, будто не металлическая, а из картона сделанная.

Где же соседи? Помогите! Все затаились и носа не показывают.

Хватаюсь за сердце и несусь в кухню, выдвигаю ящик, беру нож. Конечно, я никого не убью, но, возможно, попытаюсь оказать сопротивление. Я слышу топот шагов в подъезде и злодеяния налетчиков. Сколько их там? Двое? А может целая банда?

Отчаянно взвизгиваю и, прижавшись к окну, с высоты шестого этажа замечаю мигающие фонари полицейской машины. С облегчением выдыхаю, мутным взглядом озираю мебель, отталкиваюсь и на цыпочках возвращаюсь в прихожую.

– Я вызвала полицию, вас арестуют!

Кричу, придерживаюсь за стенку.

– Юля, какого черта ты делаешь?

– Вадим?

Не могу поверить, но со мной разговаривает муж. Блюстители порядка рядом, поэтому решаюсь накинуть цепочку и приоткрыть дверь. Узкая полоса теплого света из квартиры очерчивает недовольное лицо Вадима, он хмурит черные брови, напрягает заросшие после рейса скулы.

– А кто еще? Или желаете взглянуть в паспорт, Юлия Алексеевна?

– Почему не звонил? Ты должен был вернуться только в конце недели…

– Телефон сломался. Да что с тобой происходит?

– Ты разве один?

– Естественно.

Стало быть, я прилично рассердила мужа, не припомню, чтобы он когда-нибудь называл меня так официально.

Трясущимися руками снимаю цепочку, распахиваю створку и виновато опускаю глаза. Подоспевшие полицейские уже миновали лестничные пролеты и сейчас военным маршем останавливаются рядом с нами.

– Я все улажу, иди в дом.

Командует муж, раздраженно отмахивается. В полубреду плетусь обратно, опираясь на кухонную тумбу, прячу острый нож, достаю вонючие успокоительные капли, набираю стакан воды. Выпиваю залпом и сквозь гул от пережитого стресса различаю четкий уверенный стук ботинок по линолеуму.

Кое-как уняв слезы, бросаю взгляд на звук и тут же мое тело, будто простреливает огненной дрожью. Лютой. До красных вспышек перед глазами. Я вижу дорогие мужские туфли и безупречно отглаженные темные брюки.

Подпрыгиваю на месте, быстро разворачиваюсь, хочу убежать, но пути отступления нет.

– Кто вы такой?

Еще раз. Я вижу чистые дорогие туфли на супруге, что нежданно вернулся из рейса. Идеальный костюм и белоснежную рубашку, оттеняющую смуглую кожу. Мускулистую статную фигуру, непривычный образ властителя и тот самый пронзительный взгляд карих глаз, будто в душу смотрит. Вот только…

Настоящий хозяин квартиры всегда разувается у порога, потому что уважает мой труд. Муж надевает костюмы только по праздникам, добротные, но не брендовые, стоимостью в половину нашей двушки. Вадим носит спортивные штаны и куртку, испачканную машинным маслом, а этот человек напротив с лицом моего мужа опрятен.

Только сейчас я заметила, что он выше Вадима на полголовы, незначительная разница, но меня словно бьет под дых.

– Что с тобой Юлия?

Господи. Даже голос точь-в-точь как у Вадима. Разве такое возможно?

Незваный гость делает шаг ближе.

– Стойте, не подходите! – сгорая от ужаса, вскрикиваю и вытягиваю руку.

Увидев родные черты в полумраке подъезда, расслабилась, но кто бы мог подумать, что сейчас в моей квартире будет стоять он. Усовершенствованная копия моего мужа. На полном серьезе.

Я еще не выжила из ума и знаю Вадима как облупленного, а тот, что в метре от меня – чужак. Волк в овечьей шкуре. Интуитивно чувствуя опасность, пытаюсь ускользнуть, изловчиться. Резко срываюсь, огибаю незнакомца, но мужчина успевает схватить меня за локоть.

– Юлия Алексеевна, никак приведение увидели?

Жуткий дьявол. Он улыбается улыбкой Вадима, а я ощущаю запах стороннего одеколона. Слишком пряный, сладкий, искушенный. Жжет мои ноздри, заполняет изнутри, заставляя снова и снова вдыхать этот аромат.

Ладонь мужчины плавно скользит ниже и огненным кольцом сковывает мое запястье. Сердце тяжким комом подкатывает к горлу, а потом ухает и разбивает последнюю надежду на спасение.

– Вы не мой муж.

Решительно иду в отказ, хочу освободиться, но самозванец сильнее. Гораздо. Он продолжает смотреть на меня сверху вниз как на что-то жалкое, маленькое, несуразное.

Квартира достаточно просторная, однако, мне тесно, нечем дышать. Подсознательно хочется скрыться, спрятаться, невыносимо поддаваться чужим глазам, настолько схожим с глазами Вадима.

Дикий, животный страх колкой волной ползет по телу. Если рядом со мной Он, то где же тогда супруг?

Взвинчиваюсь, стараясь оттолкнуть чужака, случайно роняю со стола чашку, белый фарфор летит вниз и со звоном разбивается, усеивая осколками пол.

Я протестую и раздражаю незнакомца еще больше, сквозь зубы он пропускает тихую брань и рывком возвращает меня, крепко сдавливает в объятьях, склоняется:

– Уймись, Юлия. Тебе приснился дурной сон? – мужчина искусно притворяется, но я не поддаюсь. – Мне нужна дочь. Я хочу видеть Алису.

Глава 2

Накануне строжилась на дочку, потому что Алиска капризничала и просилась к бабушке. Мне пришлось отменить запись в салоне красоты и перенести мелирование Агаты Владиславовны на вечернее время.

Моя мама на пенсии и, безусловно, любит внучку, но возиться с пятилеткой третий день подряд для нее тяжело. Алиса у нас точно юла на батарейках, и шалостям ее позавидовал бы даже скандинавский бог Локи.

Но сейчас я благодарю небеса, за то, что в эту роковую ночь в квартире нет малышки. Трясущейся рукой дотрагиваюсь мужчины, ударяю его в грудь, сопротивляюсь.

– У нас с вами нет общих детей.

– Ошибаешься.

Незнакомец сердито выдыхает, намертво обнимает всю меня так, что, кажется, искры из глаз посыплются. Его воздух отравленным ядом задевает мои губы, пронизывает шею, влажным порывом скатывается под футболку.

– Я скучал.

– Замолчите, мы прежде никогда не встречались.

Мужчина не двигается, словно продумывает следующий ход. Через мгновение он отпускает и я, ощутив свободу, тут же отбегаю прочь, наблюдая, как самозванец невозмутимо достает из кармана пиджака документ. Бросает корочку на стол:

– Полюбуйся!

Глазами буквально въедаюсь в коричневую обложку паспорта. Из натуральной кожи, матовую, за две тысячи рублей. Купленную и подаренную лично мной Вадиму.

Незнакомец что-то говорит, а я не слышу. Не вижу его, ведь мир вокруг потухает. Рушится по крупицам, и гаснут все звуки. Застываю на месте, дурею от накатившей скорби. Лучше было бы завопить и проклясть самозванца до седьмого колена, но слова ноющим спазмом застревают в гортани.

– Что ты сделал с моим мужем?..

Тихо, с болью выдавливаю из себя.

– Юленька, выпей еще успокоительного у тебя шок.

Он издевается. Это просто какое-то безумие.

Хладнокровно разворачивается и медленно идет из кухни в спальню. На ватных ногах подкрадываюсь за ним, контролирую странного гостя из-за угла в коридоре, не смею приблизиться.

Он настежь распахивает дверь в комнату, останавливается рядом со шкафом. Бесстрастно снимает пиджак, расстегивает рубашку.

Он хочет, чтобы я поверила, признала в нем Вадима.

Незнакомец обнажает спину, бросает рубашку на постель. Смотрю на него и в легких, будто заканчивается кислород.

Повторюсь, я знаю супруга прекрасно. Каждый изгиб, каждый сантиметр его тела. Он крупный, здоровый мужчина, но у него никогда не было столь натренированных и четких мышц, могучим рельефом опутывающих чужое тело, подобно камню твердых плеч. Без преувеличения. Факт. И кожа незнакомца темнее, словно вернулся с отдыха, а не из рейса.

Он достает из шкафа спортивную кофту Вадима и надевает на себя, тянется к металлической бляшке ремня, а дальше я опять слепну. Слезы градом текут по щекам, на панике вскрикиваю, кидаюсь в прихожую, толкаю створку и босяком несусь по лестничным ступеням подъезда вниз.

Бегу, придерживаясь за перила, с шестого по четвертый этаж поломан свет, но, кажется, там, вдали все-таки работают лампочки. Шмыгаю носом, суетливо шлепаю по грязной плитке и в полумраке на середине пути замечаю две темные фигуры.

Черные огромные верзилы синхронно поворачиваются ко мне. Страшные, лысые, с раскосыми глазами. Резко останавливаюсь, балансирую, чтобы сохранить равновесие и не свалиться. Тусклый свет, пробивающийся с нижних этажей, желтыми пятнами падает на их озлобленные морды. Они здесь не просто так…

Истошно визжу, когда один из верзил шевелится и гранитной скалой двигается прямо на меня. Как подстреленная меняю курс, взлетаю по ступеням наверх, миную свой этаж, в какой-то момент запинаюсь, ударяю коленку и снова поднимаюсь. Сердечный ритм учащенно разгоняет по венам кровь, бьет на износ, затмевает разум, оставляя лишь голый инстинкт.

Растерянно оказываюсь в парадной у соседей, что живут надо мной, озираюсь по сторонам, вижу эксклюзивную дверь с позолотой.

А преследователи грамотно и профессионально, без суеты, но с хищной ловкостью настигают меня у квартиры бизнесмена Семенова, когда я подбежав к полотну, замахиваюсь и пытаюсь вызвать на помощь. Единым движением они берут меня под руки и отрывают от пола.

– От нас невозможно скрыться. Теперь мы будем с вами повсюду, так что без глупостей.

Хрипит великан и затыкает большой сухой ладонью мой рот. Как на погибель они возвращаются в квартиру, ставшую для меня западней.

Со мной обращаются как с котом, что по незнанию улизнул из дома в поисках приключений и сейчас рассерженные хозяева бросают его за шкирку обратно. Без шуток, я не чувствую себя женщиной.

А у порога меня уже встречает он. Фальшивый Вадим, апгрейд моего мужа. Спину морозит оттого, что незнакомец предстал в точном образе супруга. Но не для него я стирала спортивный костюм, развешивала и складывала на полку.

Он смотрит отрешенно, будто сквозь меня, молча кивает, жестом означая верзилам отбой. Хлопок железной двери за плечами звучит как приговор, ноги подкашиваются, и я медленно усаживаюсь на корточки, берусь за голову. Мне нечего сказать, я просто хочу проснуться и забыть все. Такого не может быть в реальности.

Мужчина снисходительно ухмыляется:

– Полагал что ты умнее, Юленька. Клиентам прически делать мозгов хватает, а тут…

– Откуда вы знаете?

– Как же я могу не знать деятельность своей жены?

– Прекратите этот фарс…

У меня опять начинается мигрень. Щурюсь от простреливающей боли в висках, сквозь ресницы наблюдаю, как мужчина делает шаг, склоняется, протягивает мне руку. Ну, уж нет, мне не нужна поддельная любезность. Ударяю ладошкой по его запястью и от испуга забиваюсь в угол.

Дьявол с лицом моего мужа яркой молнией бросает взгляд на меня, настолько тяжелый, цепляющий, что, кажется, я больше никогда не смогу спать.

Он снова зол, но сдерживается.

Сразу понятно – в распоряжении этого человека безграничная власть, он создан для того, чтобы играть людскими судьбами как шахматами. Просчитывать ходы, рубить неугодных пешек, оставляя в тени главную дамку.

Вздрагиваю, наблюдая, насколько крепко он сжимает в кулак свою руку, до белых казанков, до хруста, словно предупреждает меня, невербально. Требует тотального подчинения. А потом расслабляется, дотрагивается моих плеч и заставляет встать. Скользит ладонью по спине, оставляя горячий след на коже.

– А как хорошо ты знаешь меня, Юля, своего законного мужа? Тебе же всегда было наплевать. Ты занималась ребенком и бытом.

– Это неправда!

С чего бы вдруг, но я оправдываюсь перед копией. Как он смеет обвинять? Я считаю себя порядочной женой, старательной хозяйкой. Мы почти никогда не ссорились с Вадимом…

Незнакомец будто не слышит, срывается с места, толкая за собой в комнату.

Глава 3

А у меня колени не гнутся, точно превратились в свинцовые.

– Ты вообще человек?

Обреченно взмаливаюсь перед мужчиной, быть с ним наедине хуже любой пытки. Незнакомец лишь дергает бровью, грубовато надавливает мне в поясницу. Подводит к постели близко, откидывает покрывало. Он хочет, чтобы я легла, подчинилась.

Упираюсь в боковинки кровати, корпусом подаюсь вперед, на вытянутых руках замираю, будто собралась отжиматься.

– Юль, не дури.

– Не трогай меня! – вскрикиваю, ощущая, как его руки нахально впиваются в талию.

Он применяет силу, особого дискомфорта не причиняет, однако настаивает. Валюсь на матрас, поджимаю ноги, хватаюсь за одеяло, прикрываясь по самую шею. Мужчина отходит к двери и щелкает выключателем.

Я наблюдаю за каждым его действом, цепенею, когда гость тянет вниз замок на кофте, снимает вещь, кидает на пол. В безмолвии он возвращается, усаживается на край постели, проминает матрас под весом своего тела.

– Не надо, пожалуйста.

Когда-то горячая кровь леденеет в жилах, а сердце проваливается и словно разбивается на миллиарды холодных частиц. Ночной Дьявол запускает руку под одеяло и слегка дотрагивается моей щиколотки, поглаживает и неотрывно ведет ладонь к бедру, запускает кончики пальцев под края шорт.

– Тебе же нравилось…

Закусываю губу и ощущаю, как волосы на голове зашевелились. Бледный лунный свет через прозрачные стекла еще больше подчеркивает всю мощь его тела. Отбрасывает тени на бицепсы, крупные, такие накаченные руки я видела у бойцов. Четким контуром падает на широкую грудь и пресс, истинно мужской, тренированный.

Пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Разумом я понимаю, что это не мой супруг, но глаза снова и снова поддаются опасному магнетизму. Лицо, волосы, голос – все как родное.

В нашей комнате тихо и я слышу дыхание незнакомца, перевожу внимание с резинки спортивных штанов и встречаюсь с его наглым собственническим взглядом. Дьявол никуда не уйдет…

Так и не дождавшись ответа, он убирает ладонь и отворачивается. Цербером застывает подле меня, не моргая, гипнотизирует ту самую луну. Страсть какая.

Кажется, либо хрупкое оконное стекло разлетится к чертовой матери от пронзительных глаз, либо луна этой ночью покинет свою орбиту. Меня игнорирует, но я все равно не расслабляюсь, держу руку на пульсе.

Стараюсь контролировать незнакомца, но все же отключаюсь. Я открываю глаза, когда уже взошло солнце. На часах восемь. Пару секунд бездумно пялюсь в потолок, прислушиваюсь. В комнате никого нет, и не осталось следов от незваного гостя. Или?

– Приснится же такое!

Фух… Трясу головой, как обычно, шумно зеваю, растягиваюсь, ковыряю глаза и чешу нос. Еще раз для контроля прислушиваюсь. Ну, точно померещилось. И конечно же, Вадим не узнает об этой истории, а то обидится. Он очень ревнивый, хотя поводов никогда не давала.

Я поднимаюсь с постели, напяливаю тапки и по-стариковски шаркаю в ванную, на ходу поправляю шорты.

– Дьявол!

– Доброе утро, Юль.

Настроение тут же оседает на грань с плинтусом. Замираю, чувствую мелкую дрожь. Самозванец расположился на кухне и завтракает. Пока я спала, как хозяин сварил кофе и заглядывал в холодильник. Сегодня он надел любимую синюю толстовку Вадима и джинсы.

Настороженно огибаю порог и прислоняюсь к стенке, чувствуя лопатками холодную поверхность, крадусь в ванную.

– Ты допустил ошибку, мой муж всегда кладет на бутерброды сначала сыр, потом колбасу, а не наоборот.

Пискнув, тут же залетаю в уборную и запираю щеколду. Освежаюсь, но выходить совершенно не хочется. Обнимаю себя руками, топчусь на месте, вздрагиваю, когда по ту сторону раздуются шаги и звучат для меня как из преисподней.

– Собирайся, мы едем за дочерью.

– Ни за что! Можешь убить меня прямо сейчас, но ты не получишь Алиску!

Ребенок у бабушки, на другом конце города. Пусть хоть раскаленное железо мне в глотку льет, не скажу. Тело знобит так, что пальцы на руках и ногах немеют.

– Юля, в последний раз предупреждаю, заканчивай эту бессмысленную войну, все равно проиграешь.

– Исчезни! Испарись из моей жизни!

Я затыкаю уши и жмурюсь, когда хлипкая перегородка начинает дребезжать. Незнакомец взбешен, удар за ударом выносит дверь. Вырывает щеколду и та со звоном летит на глянцевый кафель.

– С жиру не бесись, госпожа Синицына.

Он дышит, словно разъяренный зверь, берет меня за загривок, сердито марширует в комнату и говорит, чтобы я в срочном порядке одевалась. Хнычу, со слезами на глазах распахиваю шкаф, достаю вещи.

– Никаких зеленых колготок, забудь!

– Это еще почему?

– Выбери что-нибудь поприличнее.

Раздери его черти. От безысходности опускаются руки, просто достаю серые брюки, розовый свитер.

– Отвернись.

– Что я там не видел?

В спальне мы остановились друг напротив друга, и я понимаю – на милосердие от этого мужчины можно и не надеяться. Он не Вадим. Медленно тянусь к футболке, начинаю снимать, а незнакомец смотрит. Глаз не сводит. Через мгновенье мы слышим стук в дверь, мужчина хмурится, у меня будто крылья за спиной вырастают.

– Только попробуй сказать лишнего. Пожалеешь.

Сдавленным хрипом угрожает, выпрямляет стать и быстро шагает в прихожую. Торопливо натягиваю шмотки и на цыпочках спешу за ним, прячусь за углом. Я вижу, как мужчина напрягается, нервничает, делает глубокий вдох, нехотя отпирает створку.

Жуткий Дьявол почти полностью закрывает обзор, подкрадываюсь ближе к двери и за широкой спиной замечаю макушку бизнесмена Семенова. Только сосед до сих пор носит малиновый пиджак и толстенную золотую цепь на шее. Во дворе он припарковал свой Гелендваген, но это никому не интересно.

Давай Семенов, разуй глаза, неужели ты не видишь что перед тобой фальшивка?

– Здорóва, Вадик. Кипишь вчера ночью был, поговаривают в вашей квартире.

– Привет, сосед, – выдержано отвечает и жмет Семенову руку. – Вернулся раньше срока, телефон сломался. Ключи потерял, стучал в квартиру, а Юлька перепугалась.

Осторожно делаю шаг в сторону, точно ступаю по минному полю. Умоляюще складываю ладошки, маячу Семенову, намекаю о беде. Как страшно господи, сосед, только пойми меня правильно.

Семенов поглядывает на меня, щурится. Хочет шагнуть в квартиру, но Дьявол резко поднимает свою огромную ручищу, упирается ей в косяк, блокирует вход.

– Мы торопимся.

К несчастью, сосед выбирает не вмешиваться и отступает. Рядом с новым Вадимом даже у него поджилки трясутся. Со стоном запрокидываю голову. Всё. Это конец. Декаданс. Незнакомец может сколько угодно притворяться моим мужем, но его гнетущую энергетику никуда не деть. С этим человеком чувствуешь себя крайне неуютно. Неуютно всегда.

Дьявол захлопывает полотно.

– Ты готова?

– Ага…

– Возьми с собой документы.

Он, как всегда, доминирует.

Прячу в сумку необходимое, достаю из-под дивана заначку настоящего супруга, думал, я о ней не знаю. Конечно.

Самозванец накидывает куртку Вадима и галантно помогает мне надеть пальто. Но я не оценила. Новый стук в дверь снова заставляет насторожиться. Я вижу тех страшных лысых верзил, подобно двоим из ларца одинаковым с лица. Как и ночью, они синхронно маршируют внутрь, а я невольно отступаю вплотную к вешалке.

– Приберите здесь все и сотрите отпечатки пальцев, – приказывает Дьявол.

Оборачивается, берет меня за руку и крепко переплетает наши пальцы. Выводит в подъезд. Спускаться по лестнице не рискует, вызывает лифт. Мы выходим на улицу, и я замечаю бабушек на лавке, как ни в чем не бывало они улыбаются, приветствуют нас, называют мужчину именем моего супруга.

Мы двигаемся мимо парковки, абсолютно не удивлюсь, если незнакомец украл не только наши с Вадимом жизни, но и автомобиль. Серебристую Мазду, не новую, но и не корыто с болтами. Мужчина достает из кармана брелок, жмет кнопку. К моему удивлению, сигналом отзывается совершенно другая машина.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю