332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марк Тарловский » Остров Фиаско, или Последние приключения барона Мюнхаузена » Текст книги (страница 1)
Остров Фиаско, или Последние приключения барона Мюнхаузена
  • Текст добавлен: 29 марта 2017, 12:30

Текст книги "Остров Фиаско, или Последние приключения барона Мюнхаузена"


Автор книги: Марк Тарловский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Марк Тарловский
Остров Фиаско, или Последние приключения барона Мюнхаузена


Остров Фиаско, или Последние приключения барона Мюнхаузена

От автора

Хотите – верьте, хотите – нет… но я был знаком с бароном Мюнхаузеном. К сожалению, я виделся с ним только однажды, но этот день никогда не забуду. Барон сидел за письменным столом, с гусиным пером в руке – на пушечном ядре!

– Как! – воскликнул я. – Вы еще живы?!

– Представьте себе! – барон Мюнхаузен усмехнулся и пожал плечами. – Вас это удивляет?

– Нисколько! – ответил я.

Но это была неправда. Я смотрел на барона Мюнхаузена и не верил глазам: неужели и в самом деле это он – наш дорогой и любимый Мюнхаузен?

– Но почему об этом никто не знает?

– Потому что никто мне не верит, – ответил Мюнхаузен. – Все считают, что я опять обманываю, и смеются мне прямо в глаза!..

Барон Мюнхаузен приподнялся и уселся на пушечном ядре поудобней. А я смотрел на него и думал: «Вот чудеса! Барон Мюнхаузен жив! Рассказать – никто не поверит!» И, не удержавшись, спросил:

– Неужели на этом ядре вы летали в лагерь неприятеля?

Барон улыбнулся:

– Разумеется, нет. На этом ядре я летаю к своим друзьям!

Только тут я заметил на лужайке перед домом небольшую пушку и снова удивился:

– Неужели вы и вправду летаете на этом ядре?

– Увы… – барон Мюнхаузен тяжело вздохнул. – Я уже слишком стар для верховой езды.

– Полноте, барон, – сказал я от всего сердца, – вы не такой уж старый!

Барон Мюнхаузен рассмеялся:

– Сегодня мне исполнилось ровно семьсот! – И, взглянув в мои широко открытые глаза, он похлопал меня по плечу. – Успокойтесь, мой милый, я сказал вам чистую правду. Даже не верится – мне уже семьсот! А ведь когда-то я был молод и лучшие годы своей жизни провел на поле брани, где получил несметное число ран. Сначала – от стрел и мечей, а в более поздние времена – от пуль и снарядов. К счастью, у меня всегда было богатырское здоровье…

– И вы никогда-никогда не болели? – удивился я.

– Только один раз – в шестнадцатом веке! Я подхватил чуму, но перенес ее на ногах, за что поплатился хорошим насморком. Впрочем, я ничуть об этом не сожалел. Как раз в то время шла война между испанцами и англичанами, на стороне которых сражался я. Обнаружив, что болен чумой, я в тот же день сдался в плен испанцам и всех до одного заразил этой ужасной болезнью. Трудно поверить, но это действительно так. К утру они все от меня очумели! Но война была не единственным занятием барона Мюнхаузена. Я двенадцать раз летал на Луну, трижды – на Марс и один раз – на Большую Медведицу, где и познакомился со своей будущей женой, – тут барон Мюнхаузен вздохнул, и смахнул набежавшую слезу. – Ах, мой друг! Никогда не думал, что найду свое счастье на Большой Медведице! Только подумать – ей было тогда шестнадцать, а мне уже шестьсот! И все-таки мы прожили с ней счастливую жизнь!

– Но как вы добрались до Большой Медведицы?! – воскликнул я изумленно. – Как вы поднялись так высоко?

– А вы разве не знаете? Я поднял себя за волосы! – Барон Мюнхаузен подкрутил усы и откашлялся. – А теперь можете меня поздравить с днем рождения!

Увы, на следующий день барон умер, и весь мир погрузился в траур. Еще бы – великий Мюнхаузен был так знаменит, что в день его смерти произошло солнечное затмение. Когда же тьма рассеялась, все воскликнули хором:

– Да здравствует барон Мюнхаузен!

К счастью, на прощание барон Мюнхаузен поведал мне о своих последних приключениях. И сейчас они перед вами.


На волосок от гибели

«Время убивает тех, кто убивает время!»

Барон Мюнхаузен

Вернувшись домой после своих удивительных приключений на Сырном острове, я целых три года прожил в полном одиночестве. Я так пропах сыром, что не решался встретиться даже со своими друзьями. Днем меня донимали мухи, ночью – мыши. И только через три года я окончательно проветрился.

Конечно, за это время я непременно стал бы отшельником, если бы не случай.

Ах, друзья, напрасно вы думаете, что сами управляете своей судьбой. Случай и только случай управляет вами. Самое ужасное на свете – случай! Самое прекрасное – тоже случай! Но, как ни много на свете случаев, мелких случайностей куда больше, и нет от них никакого спасения.

Дело в том, что я очень люблю бабочек. И вот однажды я увидел бабочку сказочной красоты, которой не было в моей коллекции. К счастью, я был на коне, но, едва я подскакал к бабочке, как она вспорхнула и понеслась над лужайкой.

К сожалению, бабочки настолько пугливы, что не подпускают к себе лошадь. А собаки со мной, как назло, не было. И хотя я заядлый охотник и не раз охотился на волка, лисицу и зайца, скажу сразу: все это сущие пустяки по сравнению с охотой на бабочку, если вы ее преследуете верхом на лошади.

Она то взмывала, то падала, то снова взмывала… А я все мчался вперед и вперед – через поля, леса и горы. Пока не домчался до огромного ущелья. Не долго думая, я пришпорил коня и взвился в воздух. Но, к несчастью, не рассчитал прыжка и повис над страшной бездной.

Говорят, что утопающий хватается за соломинку. Но если вы летите в пропасть, соломинка вам вряд ли пригодится. Я был в отчаянии, как вдруг заметил над собой блеснувшую нить паутины. Вне себя от радости, я вцепился в нее обеими руками и вместе с конем тихо поплыл следом за ней.

Разумеется, тонкая паутинка ни за что бы не выдержала нашей тяжести, если бы не мои могучие легкие. Ни на секунду не переставая, я дул и дул, поддерживая паутинку над ужасной бездной, пока не приземлился на другом краю пропасти.

Увы! Ровно через пять минут я очутился перед такой же страшной пропастью. К счастью, через эту пропасть тянулся очень удобный мост. Но едва мой конь добрался до его середины, как он провалился, и мы рухнули вниз. Казалось, я обречен. И что же? Я не упал и не разбился. Я сделал нечто другое – повис на волоске!

Дело в том, что у меня необычайно крепкие волосы. Убедившись, что мой волосок прочно зацепился за край обвалившегося моста, я достал из кармана трубку и не спеша раскурил ее. Да, друзья мои, я болтался над пропастью вместе с конем, словно елочная игрушка, на одном-единственном волоске, и спокойно курил, поплевывая в ужасную пропасть. И поступил абсолютно правильно. Не прошло и часа, как копыта моего коня коснулись каменистого дна ущелья: дело в том, что волосы у меня растут с необычайной быстротой!

Тысяча роз

Не успел мои конь встать на копыта, как я опять пустился в погоню. Ничего удивительного: если вы преследуете бабочку, то готовы мчаться за ней хоть на край света! Забыв обо всем, я мчался за бабочкой как безумный! И непременно догнал бы ее, если бы не глупая случайность: дорогу мне преградило огромное море! А море перепрыгнуть мой конь, конечно, не мог. Он дважды пытался, но оба раза неудачно.

Я был в отчаянии! Что делать дальше? Еще немного – и бабочка навсегда исчезнет в заморских краях. Но тут я увидел радугу, которая, точно гигантский мост, раскинулась над морем.

Конечно, вы знаете, как трудно добраться до радуги. Но вы еще не знаете, как трудно на нее забраться. Я пулей вылетел из седла и непременно сломал бы себе шею, если бы не ухватился за хвост коня. Не буду говорить о том, какие сила и ловкость понадобились мне, когда мой конь вихрем несся по радуге, а я, мертвой хваткой вцепившись в его хвост, несся за ним!

К счастью, дорога была превосходная. Три фута ширины на каждый цвет. А в радуге, как известно, их целых семь. Итого – двадцать один фут!

В глазах у меня так зарябило, что я крепко зажмурился. И было отчего: все семь цветов радуги били мне прямо в глаза! Красный! Желтый! Зелёный! Синий!..

Остается добавить, что вид сверху был великолепный! Тридцать миль высоты, до солнца рукой подать, а на том берегу – белый дворец турецкого султана!

Все турки просто визжали от восторга, когда я приземлился в Стамбуле!

– Браво, Мюнхаузен! – приветствовал меня султан. – Ты первый, кто поднялся на радугу! А знаешь ли ты, как в Турции называют путь через радугу? «Тысяча роз»! Красных, желтых, синих, зеленых! Но расцветают они только после дождя. Ты великий человек, Мюнхаузен! Взгляни на себя! Взгляни на своего коня!

Я так и сделал – взглянул на коня. И ахнул от изумления! Его копыта, словно дивные самоцветы, сверкали всеми цветами радуги. Впрочем, когда я взглянул на них поближе, оказалось, что это самые настоящие бриллианты, равных которым нет на свете! И если вы думаете, что я говорю неправду, ответьте мне напрямик: кто из вас видел бриллианты величиной с копыто? Никто? Вот то-то!

Когда же я взглянул на себя, то обнаружил, что плащ мой тоже сияет, как радуга. Это было волшебное зрелище! И даже сейчас, через много лет, мой чудный плащ по-прежнему цел и невредим. Конечно, с тех пор он сильно потускнел. Но вот что удивительно: стоит пролиться дождю – и мой плащ опять расцветает! Красными, синими, желтыми розами! И я счастлив! Я хожу в нем под солнцем, я шагаю через лужи, я вдыхаю свежий, благоухающий воздух – и сердце мое ликует! Я все вокруг вижу в радужном свете!

Дуэль

Турецкий султан лично проводил меня во дворец и пожелал спокойной ночи. Но едва я очутился в спальне, как заметил в ней человека с удивительно знакомым лицом. Я готов был поклясться, что видел его не один раз.

– Кто вы? – вскричал я изумленно. – И что вы делаете в моей спальне?

Ни слова в ответ.

Не долго думая, я выхватил саблю – и правильно сделал. В тот же миг незнакомец тоже выхватил саблю. И мы кинулись друг на друга.

Должен сказать, что в поединке на саблях мне нет равных. Однако на сей раз я столкнулся с достойным противником. Я обрушил на него шквал ударов. И что же? Всякий раз моя сабля, точно притянутая магнитом, натыкалась на его клинок. Он отражал любые удары!

К тому же он оказался левшой, что крайне неудобно в бою. К счастью, я одинаково хорошо владею обеими руками, но, едва я перебросил саблю из правой руки в левую, как мой враг тоже поменял руки и стал драться правой. Бой разгорелся пуще прежнего, и я уже прощался с жизнью, как вдруг мой противник задел клинком огромную люстру, и в ту же секунду она обрушилась ему на голову.

Очнулся я на полу среди груды осколков. Но едва вскочил на ноги, как вновь столкнулся с моим противником – он был живуч как кошка. С минуту мы пристально вглядывались друг в друга, и неожиданно блестящая догадка осенила меня. Силы небесные! Ведь я стою перед огромным зеркалом!

С тех пор я понял: одолеть себя – самая трудная задача на свете!

Самый древний род

Утром султан сказал:

– Я восхищен вашей смелостью и отвагой, Мюнхаузен: вы промчались по радуге верхом на коне! Мир еще не видел такого лихого наездника, как вы! Вы железный человек, Мюнхаузен!

На что я ответил, поклонившись;

– Ваше величество, вы ошибаетесь. Я сделан из более прочного металла!

Султан рассмеялся:

– Браво! Браво, Мюнхаузен! Теперь я вижу, что вы не только самый смелый, но и самый остроумный человек на свете!

На этот раз я промолчал. А что я мог ответить? Султан попал в самую точку.

Между тем мудрый монарх продолжал:

– Мой милый Мюнхаузен, у меня к вам маленькая просьба. В память о нашей встрече подарите мне копыта вашего замечательного коня.

– Ваше величество, – ответил я, – копыта не мои, а моего коня. Я не могу дарить чужие копыта. Это не в моих правилах…

– Какая жалость! – воскликнул султан. – Что может быть прекрасней – отбросить копыта ради блага любимой родины!

– Ради блага любимой родины – да! – ответил я. – Но мой конь родился в Германии. Он немец.

– Не может быть! – вскричал потрясенный султан. – На вид он вылитый турок! Ну что ж, если так, пусть живет себе на здоровье! Я куплю его вместе с копытами.

– Ни за что на свете!

– Мюнхаузен, я отдам за коня все что угодно!

– Нет, дорогой султан, мне конь дороже!

– Я отдам за коня свою дочь!

Это было очень странное предложение. Но я ответил вежливо:

– Спасибо, султан, но мой конь – убежденный холостяк.

Султан только руками всплеснул:

– Мюнхаузен, вы ничего не поняли! Если вы отдадите мне коня, я отдам вам в жены дочь! Ваш конь – холостяк. А вы?

– Я тоже.

– Вот и прекрасно! Женитесь на моей дочери и будьте счастливы!

«Только этого не хватало!» – подумал я. А вслух произнес:

– Нет, ваше величество, я не буду менять коня на жену. Мне еще рано жениться. Я слишком люблю приключения!

– Что я слышу, барон! Опомнитесь! – вскричал пораженный султан. – Неужели вы не хотите породниться с древнейшим королевским родом?

– Благодарю за честь, милейший султан! – ответил я, низко кланяясь. – Но самый древний на земле – мой род. Я веду свое происхождение от самого первого человека, которого звали Адам!

– В самом деле?! – изумился султан.

– Да! – ответил я. – Адам Мюнхаузен!

И это действительно так. Адам тоже был немного Мюнхаузен!

Как я починил Землю

Султан так разобиделся, что целый день молчал и только за ужином разговорился:

– Что привело вас в нашу страну, Мюнхаузен?

Я ответил:

– Ваше величество, я прошу прощения за бесцеремонное вторжение в Турцию, но я весь день напролет мчался за бабочкой.

– В самом деле? – удивился султан. – Ну и как? Вы ее поймали?

– Нет, ваше величество.

– А зачем вам бабочки?

– Для моей коллекции.

– А зачем коллекция?

– Для бабочек. Они так прекрасны!

– Ах, Мюнхаузен! – воскликнул султан. – Вы замечательный человек, если в погоне за прекрасным поднялись в небо по радуге! Я сейчас же разошлю гонцов, чтобы сегодня же к вечеру все наши бабочки были пойманы и доставлены во дворец.

Я сказал:

– О великий султан! Даже если все ваши подданные целый день напролет будут гоняться за бабочками, они ни за что не поймают их к вечеру!

– Ах, Мюнхаузен! – вздохнул султан. – Сразу видно, что вы издалека. Да разве в Турции кто-нибудь знает, когда наступит вечер?

И вот что он мне поведал. Оказалось, что за последнюю неделю день в Турции увеличился на целых шесть часов!

Услышав эту необычайную новость, я очень обрадовался, потому что ужасно не люблю спать и каждый вечер ложусь в постель со слезами на глазах.

– Но это же прекрасно, дорогой султан! Это значит, что ночь стала короче на целых шесть часов!

– Как бы не так! – ответил султан. – Ночь тоже увеличилась на шесть часов!

– Быть того не может!

– Может, – сказал султан. – И продолжает увеличиваться с каждой ночью!

– А день?

– А день увеличивается с каждым днем. Теперь вы понимаете, Мюнхаузен, что происходит в Турции? В полночь у нас еще светло и светит солнце. А в полдень – еще ночь и в небе сверкают звезды!

– Погодите, погодите! – перебил я султана. – Если день растет и ночь растет, это значит… это значит, что Земля крутится все медленней и медленней.

– Мюнхаузен! – воскликнул султан. – Вы великий ученый! Но что же будет с нами, если Земля и вовсе перестанет крутиться?

– Меня удивляет другое, великий султан, – сказал я. – Почему во всех странах Земля крутится так же быстро, как и раньше, и только в Турции так тормозит?

– Вы абсолютно правы, Мюнхаузен, – согласился султан. – Это несправедливо по отношению к Турции! Но это еще не все. Непонятно почему, но все часы в Турции стали отставать. И чем больше они отстают, тем медленней крутится Земля…

– Вот как! – удивился я. – И как же вы узнаете точное время?

– Только по моим часам, – гордо ответил султан. – К счастью, они идут безупречно, и вся Турция сверяет по ним время.

Как раз в этот миг часы султана пробили полночь, хотя за окнами дворца ярко светило солнце.

– Ну что? – султан довольно потер руки. – Теперь вы убедились, что у меня замечательные часы?

Я расхохотался:

– Султан, вы управляете своими подданными, а ваши часы – их часами. Это очень мудро. Но иногда вы должны сверять свои часы с их часами, чтобы идти в ногу со временем.

– Нельзя ли покороче? – сердито перебил султан.

– Дело в том, что Земля в Турции крутится так же быстро, как и раньше. Но стрелки ваших часов, султан, крутятся еще быстрее.

– Вы хотите сказать, что мои часы спешат?

– Ровно на двенадцать часов! Вот почему в полночь у вас светит солнце, а в полдень сверкают звезды.

Султан грозно нахмурил брови:

– А почему мои часы спешат?

– Потому что спешат минуты.

– А почему спешат минуты?

– Потому что спешат секунды.

– А почему спешат секунды?

– Потому что их подгоняет маятник.

К счастью, я прекрасно разбираюсь в часах. В один миг я починил маятник и превратил полночь в полдень!

Война

Утром вся Турция ликовала!

День кончился вовремя, и ночь тоже! Земля крутилась превосходно, и все турки вместе с ней! Никто не отставал!

В мою честь султан устроил пир на всю страну. В разгар праздника во дворец вернулись гонцы с огромными воздушными шарами. Султан сдержал свое слово: все турецкие бабочки были пойманы и доставлены в этих шарах. Но, увы, среди них не оказалось моей замечательной бабочки, и я тут же приказал:

– Отпустите их, пусть летят в родные края!

В ту же секунду гонцы проткнули шары – и грянул такой залп, словно целый полк солдат выстрелил разом!

Это лопнули воздушные шары, и весь Стамбул ахнул от восхищения, потому что все бабочки Турции взвились в небо!

Пораженный этим сказочным зрелищем, я сказал султану:

– Даже самый праздничный ночной фейерверк не сравнится с этим – при солнечном свете!

– Нет, Мюнхаузен, – возразил султан, – самый лучший фейерверк на свете – в честь победы!

Я спросил:

– Султан, вы любите войну?

– Нет, – ответил мудрый правитель, – я люблю мир. Но после войны. Вот почему я так часто воюю, – тут он тяжело вздохнул. – К сожалению, войну затеять не так-то просто. Нужна уважительная причина. А найти ее ужасно трудно.

В этот миг раздался пушечный выстрел, и султан подскочил на троне:

– Проклятие! Как же я забыл! Это король Франции привел свой военный флот в Турцию!

– Значит, – спросил я, – у вас с ним есть причина для войны?

– Еще бы! – откликнулся султан. – Остров в море! Из-за него мы и сражаемся!

– Остров? Какой остров?

– Мой! – ответил султан.

– А как он называется?

– Мой! – повторил султан. – Король Франции называет его точно так же.

– Странное название, – удивился я. – Никогда не видел этого острова на карте.

– Его и нет на карте, – объяснил султан. – Он слишком маленький.

– А кто на нем живет?

– Никто. Он не пригоден для жизни. Но для войны – в самый раз!

И тут, как нарочно, французский флот дал залп из всех орудий!

– Скорее! – завопил султан. – Король Франции вот-вот начнет сражение, а у меня еще ничего не готово!

– Не стоит так волноваться, милейший султан, – ответил я, – французский король – джентльмен. Он подождет…

Но султан и слушать меня не стал. Он тут же отдал приказ, и все турки помчались точить сабли. А потом вывели корабли в море.

Тем временем вдали показался французский флот, и я увидел, что французский король смотрит в подзорную трубу на турецкого султана. А турецкий султан, стоя на капитанском мостике, смотрит в подзорную трубу на французского короля. И хотя расстояние между ними было добрых пять миль, они оба величественно кивнули друг другу.

Вот что значит королевская вежливость! Короли и султаны могут биться насмерть, но перед битвой обязательно пожелают сопернику здоровья.

Так случилось и на сей раз.

Отвесив друг другу поклон, король и султан дали залп из всех пушек разом! Впрочем, все французские ядра благополучно перелетели через турецкие корабли, а все турецкие ядра – через французские корабли. Перелет!

Новый залп – и все ядра снова шлепнулись в воду. Недолет!

Три часа подряд французы и турки палили из пушек, но так и не смогли попасть друг в друга: силы были слишком равны.

Стало ясно, что победит та из сторон, к которой примкну я. Но об этом не могло быть и речи! И султан, и король были моими друзьями. Поэтому я сел в свою лодку и под белым флагом подплыл к сражавшимся. Бой тут же прекратился.

Похвалив за доблесть и султана, и короля, я предложил им заключить мир и устроить фейерверк. И тот и другой дружно согласились, но при одном условии: если противник признает свое поражение.

– В таком случае продолжайте! – сказал я.

Это было мудрое решение. Увы, вслед за ним я принял еще одно решение, которое едва не погубило меня.

Я направил свою лодку в открытое море, чтобы наблюдать за сражением издали. Как вдруг навстречу мне вылетел корабль под черным флагом. Пираты! Злодеи скрывались за горизонтом.


В глазах у меня так зарябило, что я крепко зажмурился. И было отчего: все семь цветов радуги били мне прямо в глаза!
Не долго думая, я выхватил саблю – и правильно сделал. В тот же миг незнакомец тоже выхватил саблю. И мы кинулись друг на друга.

В один миг они навели на меня пушки и после яростного сопротивления захватили в плен. Все пираты, как один, были одноглазые, с черными повязками и злые как черти! Обыскав меня с ног до головы, они пришли в бешенство и стали допытываться, где мои драгоценности.

– Скажи, куда ты их запрятал! Или мы тебя замучаем!

Но тут вмешался капитан:

– Не надо его мучить! Мы честные, благородные пираты, а не злодеи! Я знаю, где его драгоценности… В его собственном животе. Он проглотил их! Давайте-ка лучше разрежем его живот и честно, благородно разделим добычу!

Пираты пришли в восторг, а я – в ужас!

– Остановитесь! – закричал я. – Вы только зря убьете меня! В моем животе ничего нет!

Но пираты только хохотали в ответ. Они сорвали с меня одежду, швырнули на палубу, и не успел я опомниться, как надо мной уже склонился корабельный кок с огромным ножом в руке.

«Все кончено! – сказал я себе. – Умри как герой, Мюнхаузен!» И закрыл глаза. Но в тот же миг над морем прокатился голос:

– Держись, Мюнхаузен!

Боже мой! Я узнал голос короля Франции! Пираты подскочили как громом пораженные! И в ту же секунду над морем прогремел еще один голос:

– Держись, Мюнхаузен!

«Но это же голос турецкого султана!» – догадался я. И, вскочив на ноги, увидел, что с запада к пиратскому кораблю на всех парусах несется весь французский флот.

А с востока несется весь турецкий флот!

И тут раздался такой грохот, что все пираты как подкошенные упали на колени. Это все французские и турецкие корабли выстрелили разом!

– Прости нас, добрый Мюнхаузен! – завопили разбойники, протягивая ко мне руки. – Спаси нас, добрый Мюнхаузен!

А я бегал вокруг них раздетый догола и бил их, и бил по щекам:

– Вот вам ваши драгоценности! И вот вам ваши драгоценности! Получайте! Получайте!

Король и султан рука об руку поднялись на пиратский корабль, и я поздравил их с блестящей победой.

– Спасибо, Мюнхаузен! – дружно воскликнули оба правителя. – Это была действительно блестящая победа! Мы разбили этих негодяев в пух и прах!

– Совершенно верно, – подтвердил я. – Вдвоем вы непобедимы!

– Ах, дорогой Мюнхаузен! – воскликнули они. – Никогда в жизни мы не были так счастливы, как сегодня!

– Потому что сегодня вы подняли меч во имя добра и справедливости и одержали победу над злом! – сказал я.

– Это единственная уважительная причина для войны!

Что касается пиратов, то они просто рыдали от счастья, когда я уговорил султана посадить их в тюрьму. Сам султан хотел посадить их на кол!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю