332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » М. Уиллис » Падение Джозефа (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Падение Джозефа (ЛП)
  • Текст добавлен: 14 мая 2020, 01:00

Текст книги "Падение Джозефа (ЛП)"


Автор книги: М. Уиллис






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

М. С. Уиллис «Падение Джозефа»

Название: «Падение Джозефа»

Автор: М. С. Уиллис

Серия: «Эстейт» #0,5

Перевод: Internal , efnozrheevlear , Elefant 2012, bubukisyakisya ,

AnDimi, Taiyo_Natsumi, RyLero4ka, from_north

Сверка : Sali, KerKar, Natayss, miss_fortuna, Internal

Редактура : Melinda, VolkovaM, Natayss, Анастасия Палихова , Sha Reli

Вычитка: Лиза Сотникова

Переведено специально для группы https://vk.com/penny_valentine

Копировать материал без указания переводчиков и редакторов запрещено! Давайте уважать чужой труд!

Аннотация:

Существует тонкая грань между гением и безумцем…

Между любовью и ненавистью.

Между добром и злом.

Джозеф создал «Эстейт» для нее…

Своей жены.

Женщины, которую он выбрал как мать своих будущих детей.

В красоте она не имела себе равных.

И ее пение отличалось от всего, что он когда-либо слышал.

Тем не менее, их любовь была сказкой, в которой не нашлось своего счастливого конца.

В этом романе-предыстории к серии «Эстейт» идет речь о Джозефе Кармайкле, и о том, как он создает мир, непохожий ни на один другой. Ибо для того, чтобы понять «Эстейт» – вы должны понять Джозефа, но для того, чтобы понять Джозефа – вам следует узнать, как человек опускается от света к глубинам абсолютной темноты.

Пролог

Есть истории, которые слишком болезненны, чтобы их рассказывать. Несмотря на то, что лучше спрятать их в дальних уголках разума тех, кто пережил их, эти истории никогда по-настоящему не оставляют человека. Но они должны быть рассказаны, ибо даже в молчании они могут вершить судьбы других людей.

Это одна из таких историй…

Вы можете предположить, будто знаете, что произошло на самом деле, мнимое знание выступает в качестве теплого приятного одеяла, которое защищает вас от тьмы. Казалось бы, безобидный барьер между человеком и истиной.

Вы знаете, чем все заканчивается, и вы должны абсолютно четко осознавать, что не стоит ожидать никакого оптимистического и гениального финала. Но чего вы не знаете, так это почему…

Он был хорошим человеком. Тот, кто определил для себя жизнь успешного бизнесмена. Жена, ребенок и просторный особняк, настолько огромный, что большинство ничего не могли поделать и завидовали образу жизни, которого достиг этот статный, харизматичный и умный человек. Он был гением. Он заслужил это звание своими юношескими достижениями. Но, как и в каждом печальном рассказе, эти достижения стали ядом. Тем, что позволило тьме просочиться внутрь него, чтобы осесть так глубоко в его душе, что реальность искривилась и сменилась безумием.

Звали его Джозеф Кармайкл и когда он начал воздвижение «Эстейт», он не только создал Ад…

Он стал управлять им.

Глава 1

– Джозеф, тебе не стоило тратиться.

Соблазнительно смеясь, Арианна Кармайкл поправила золотистую прядь волос, падающую ей на плечи, когда ее обожаемый муж, Джозеф, застегнул застежку бриллиантового колье вокруг ее загорелой шеи. Это был их медовый месяц. Так же, как и когда они встречались, Джозеф тратил все деньги, которые только мог, на женщину, способную поднять его моральный дух. Она была его отрадой, душой, которая могла успокоить все безумные идеи, возникающие в его голове, смыслом, возникшем в его жизни, ободряющем его своей красотой и светом, он едва мог представить свою жизнь без нее. Когда они встретились с Арианной, не было никакой демонстрации превосходства, политических запретов, в которых ему приходилось участвовать. Это было не что иное, как любовь – чистая, честная и совершенная.

Своими голубыми глазами, которые напоминали танцующее пламя, она всматривалась в него через зеркало ее туалетного столика из темного дерева. Взглянув на ее отражение, он понял, что до своей связи они оба были потеряны, всего за несколько лет Джозеф достиг таких вершин, которые и не снились большинству людей его возраста. В свои двадцать три года Джозеф преуспел в своем образовании, рано окончил высшее учебное заведение и был в очереди на руководящую должность исполнительной власти в крупной корпорации, где он получил свою первую работу.

Он впервые увидел Арианну во время участия в гала-празднике. Она была воплощением элегантности, когда вошла в комнату. Она привлекла внимание каждого человека в зале, когда свет отражался от материи ее платья цвета шампань. Она так изящно передвигалась по комнате, что ее движения были подобны жидкости, словно она плыла по воздуху. Он захотел ее в тот же момент, когда увидел и когда их глаза встретились через переполненное пространство комнаты, люди вокруг них исчезли. Любовь их была с первого взгляда, отношения были предопределены судьбой, а их партнерское взаимодействие считали идеальным, таким, к которому должна стремиться каждая пара.

Позволив ожерелью упасть на плечи, он сжимает ее руку и поднимает ее со стула, тотчас же уводя в соблазнительный и провокационный танец в роскошном номере для новобрачных. Музыка погружает их в особую атмосферу, в которой лишь свет, отбивающийся от ее свадебного платья, и шорох от их движений. Она, словно богиня, одета в белое, Джозеф восхищался тем, как красиво она выглядела в платье, но также и предвкушал момент, когда он снимет его. Он не спал с ней до свадьбы, не мог бросить тень на непорочность женщины, которую он, как ему всегда казалось, не заслуживал. Но теперь она была его женой, его тело сливалось с ней, пока они танцевали, каждый нерв его кожи горел потребностью чувствовать ее, обвиться вокруг нее, скользить телом по ее пропитанной потом коже. Его лицо слегка задели ее волосы, когда они кружились, и его сердце переполнилось чувствами, когда ее тонкий аромат окутал его, словно мягкой лаской или нежным прикосновением. Задумчивым голосом он поддразнивал:

– Я когда-нибудь говорил, какой огромный подарок мне достался? Возможно, сегодня вы совершили ошибку, миссис Кармайкл, выйдя замуж за человека не достойного вашего совершенства.

Ответный смех вызвал восторг, он не верил своим ушам. Она улыбнулась ему с выражением, которое выдавало ее возбуждение в тот момент. Ее голова откинулась назад, когда он опустил ее низко к земле, протянув ее немного по бордовому ковру, прежде чем вернуть ее тело в прежнее положение и крепко прижать к своей груди.

– Понятия не имею. Ходят слухи, что это я не достойна тебя. Видимо, я не подхожу твоему кругу, не имея знатной фамилии и образования, которое доступно женщинам, чьи отцы в состоянии им это позволить.

Он поднял ее руку над головой и плавно закружил по полу, и, когда она спиной была прижата к нему, он притянул ее к себе ближе, чтобы иметь возможность приблизить свой рот к ее нежному ушку:

– Завистливые суки… все они. Они не смогли бы ужиться со мной и дня с их глупой болтовней и поверхностным бредом. Но, если ты хочешь, я могу сделать так, что мы больше никогда не услышим о них… – произнес он, и его губы слегка изогнулись от собственной находчивости. – Возможно, я смог бы заплатить нужным людям, чтобы их припугнули в каком-нибудь тихом местечке, – продолжил он и изогнул свои брови, чем заставил Арианну громко засмеяться.

Поворачиваясь к нему, она ударила рукой его по плечу и произнесла:

– Ты бы не сделал этого, Джозеф. Ты слишком умен для того, чтобы делать какую-либо глупость из-за мнения этих мелких и жалких женщин. В любом случае, если бы они были довольны своей собственной жизнью, то не стали бы тратить свое время, чтобы рушить мою.

Он снова покружил ее, держа в объятиях так, что теперь он мог смотреть вглубь синевы ее бездонных глаз. С озорной усмешкой он ответил:

– Ты абсолютно права. Запугивать было бы глупо. Смерть от несчастного случая будет более правдоподобной.

Арианна снова рассмеялась, ее распущенные волосы развивались за ней, пока она танцевала по комнате. Музыка замедлилась, исчезла куда-то в тишину, и Джозеф выбрал этот тихий момент, чтобы поцеловать ее губы. То, что началось как нежный и сердечный поцелуй, быстро росло в своей интенсивности. Их пальцы запутались в волосах друг друга, как двое влюбленных, что отчаянно хотели близости с человеком, которого желали.

Отстраняясь от своей невесты, Джозеф опустил глаза вниз по ее телу, к кружевному лифу ее платья из белого атласа, искрящегося словно жемчуг, вдоль ее бедер и ног. Она была потрясающей, и его сердце начинало неистово колотиться при виде ее, пока он тщетно пытался остановить уколы ярости в своей голове касательно знакомых ему женщин, которые дурно отзывались о его жене.

Свирепость и цепкий гнев затмили его взгляд, когда он вновь посмотрел ей в глаза.

– Эти женщины. Я не могу терпеть то, что они о тебе говорят. Я забуду об этом на сегодня, но я не позволю им продолжать свою атаку после медового месяца. Меня не волнует, сколько у них денег, из какого они круга и насколько уважаем их род. Теперь ты – моя жена и, соответственно, часть меня.

Его слова поразили Арианну своей искренностью. Она тихо ответила:

– Я не нуждаюсь в твоей защите, Джозеф. Я вполне способна игнорировать все их домыслы, так как я знаю всю правду на фоне их лжи, поэтому все, о чем они говорят, не имеет абсолютно никакого значения.

После того, как он убрал в сторону прядь волос, упавшую на ее лицо, когда они танцевали, он произнес:

– Давай забудем о них. Эта ночь не для этого.

Выдавливая из себя улыбку, он увидел, как Арианна улыбнулась ему в ответ.

Его руки потянулись ей за спину, чтобы найти крошечные белые кнопки, что прокладывают свой путь по центру ее платья. Разочарованный количеством кнопок, с которыми он столкнулся, Джозеф театрально закатил глаза и, откровенно говоря, опечалился тому, сколько времени займет, чтобы снять это платье с ее тела.

– Вроде бы дизайнер именно этого платья должен был бы лучше понимать, насколько быстро оно должно сниматься. Сколько именно на нем кнопок?

Хихиканье сорвалось с ее накрашенных губной помадой губ, и Арианна отступила назад, едва не зацепившись за шлейф своего платья.

– Подожди, позволь мне. Такие кнопки предназначены для более ловких пальцев, – произносит она.

Наблюдая за тем, как его невеста завела руки за спину, он мягко зарычал, в то время как лиф ее платья упал вниз. С каждым небольшим движением ее руки одеяние соскальзывало ниже, более не представляя собой будто вторую кожу ее невероятной фигуры, а превращаясь ни во что иное, как в одежду, которая была предназначена, чтобы привлечь к себе внимание ее жениха. Когда платье опустилось на землю, то лужицей растеклось у ее ног, создавая преграду, через которую ей нужно было перешагнуть, чтобы полностью избавиться от материи.

У него перехватило дыхание, он не моргал, когда дрожь пробежала по его коже, прошла сквозь мышцы и проникла в кости. Он знал, что она была красива, но видеть ее, стоящую в одном бюстгальтере и нежных шелковых трусиках, что были на ней под платьем, это заставило его тело дрожать в предвкушении и восхищаться ее преображению от великолепной невинности до завораживающего соблазна.

Выйдя вперед, Джозеф легко коснулся тыльной стороной ладони ее лица, затем вниз вдоль челюсти перешел на плечо, чтобы, наконец, остановиться чуть выше ее великолепной груди, там, где быстро билось ее сердце. Его стальные серые глаза поглотила бесконечная синева ее очей. Он заметил, как вздымалась ее грудь и покалывала кожа в ожидании того, что должно произойти. Отказываясь отвести глаза от женщины, что околдовала его годы назад и которая держала его в этом изумлении с того дня, когда они впервые встретились, он сказал:

– Когда я возьму тебя сегодня ночью, ты, наконец, полностью станешь моей. Я никогда не подведу тебя, я всегда буду оберегать тебя и дам тебе такую жизнь, которой достойна только такая женщина, как ты. Спасибо тебе, Арианна, за предоставленный смысл жизни, повод для того, чтобы дышать, и причину достигнуть своих целей. Если ты именно та, о ком я по праву должен буду заботиться, я могу добиться чего угодно, даже если это разорвет меня на части.

Слабое освещение в комнате заставляло сверкать бриллиант на кольце на ее пальце, когда она потянулась, чтобы поместить свою руку на его. Ее кровь стала быстрее нестись по венам, и они оба чувствовали биение ее сердца через их соединенные руки. Ее веки дрогнули, а тело было охвачено ожиданием его прикосновений, смешанное с остатками алкоголя, который они пили на свадьбе несколькими часами ранее. Он наблюдал за ее полными надутыми губами, которые изгибались, когда она разговаривала, влага на них блестела в свете, давая ему возможность представить, какими эти губы будут чувствоваться на его разгоряченной коже.

– Мы будем заботиться друг о друге, Джозеф. Не один о другом, не один будет слабым, а другой сильным – нет, мы будем идти плечом к плечу. Моя любовь к тебе не знает границ, и я дам тебе все, что у меня есть, и приму от тебя все, что ты готов мне дать.

Их слова напоминали обеты, которые они произносили у алтаря кафедральной церкви, где поженились. Джозеф обхватил ее за талию и притянул к себе, позволив своим пальцам медленно двигаться вниз по ее спине к тонкому шелку ее трусиков. Когда ее тело задрожало под его хваткой, вздох вырвался из его легких. Его голова двинулась вперед, он завладел ее губами, в то время как его тело придвинулось, чтобы овладеть ею полностью.

Подняв ее на руки, он двинулся в сторону большой кровати, стоящей несмятой в центре комнаты. Положив ее на кровать, он оставил ее сидеть, а сам обошел вокруг нее в еще одной попытке освободить ее от одежды. Когда он большими пальцами легко скользил по маленьким застежкам ее бюстгальтера, она вновь засмеялась и покачала головой, усмехаясь. Их глаза встретились, ее – усыпанные в уголках морщинками от смеха, и его – широко раскрытые в изумлении от того, насколько глубоки были его чувства по отношению к женщине перед ним. Ее ноги раскинулись в стороны, когда опустились с края матраса, он прижался ближе между ними, наблюдая за тем, как она сняла кружевной бюстгальтер со своей груди.

Когда она была освобождена от всего, за исключением маленького треугольника шелка, туго натянутого между ее бедер, его брюки напряглись от возбуждения, а взгляд начал блуждать по гладкому пространству натурального загара ее кожи. Ошеломленный на мгновение, он сидел, застыв перед ней, как сидит человек, который почитает женщину больше, чем хоть одну, что он когда-либо встречал в своей жизни.

– Ты самое прекрасное зрелище, которое я когда-либо видел, и думаю, что ты была моей, всегда…

– И навеки, – робко улыбается она.

Глаза цвета полированной стали расширились, когда она завершила свое высказывание.

– Да, Арианна… навсегда.

Захватив ее рот, он лизнул изгиб ее губ, требуя проникнуть в них, когда его руки двинулись к кнопкам на рубашке, и он стал медленно и ловко их расстегивать. Не позволяя себе оторваться от ее губ, он медленно снял рубашку, бросив ее на пол рядом с собой. Поднявшись с корточек, он положил руки ей на плечи, возвратил ее обратно в центр кровати и, наконец, оторвался от ее губ лишь для того, чтобы иметь возможность снять свои штаны. Он заметил, как она наблюдала за тем, как он расстегнул кнопку и потянул молнию вниз, наконец, освободившись от отвратительной материи, которая была единственным, что удерживало его от того, чтобы сейчас же погрузиться в нее. У нее перехватило дыхание, когда он, в конце концов, был полностью обнажен и потянулся, чтобы освободить ее от остатков ее нижнего белья.

Лежа на своей невесте, Джозеф протиснулся между ее ног, принимая такое положение, в котором он мог бы полностью сделать ее своей.

– Я не хочу, чтобы тебе было больно, скажешь, если не сможешь вытерпеть.

Она улыбнулась ему, однако ее нервозность выдавала блеск ее красивых голубых глаз.

– Мы будем предохраняться? Я могу забеременеть…

Приложив палец к ее рту, Джозеф заставил ее замолчать и произнес:

– Ты – моя жена. Если мы сможем зачать ребенка сегодня, это будет словно дар нашему браку, благословение, данное нам в ночь, когда мы поженились. Теперь мы одна семья, и я не боюсь, я рассчитываю на это.

Арианна устроилась под Джозефом, и он еще раз прижался к ее губам. Его руки путешествовали по коже ее живота и туловища, ее пульс ускорился от его прикосновений и заставил кровь быстрее бежать по венам под его рукой, вызывая появление гусиной кожи. Его большая рука приблизилась к чаше ее полной груди, и вздох сорвался с ее прекрасных полных губ, в данное время опухших от силы его поцелуев. Он пальцами ущипнул кончик ее груди, сжавшийся в тугой бутон, когда он поцеловал дорожку вниз по ее коже перед тем, как, наконец, взять ее сосок губами и позволить своему языку порхать по нему. Она вжала его лицо в свое тело сильнее, моля о большем, в то время, как он скользнул своей второй рукой вниз, к холмику между ее бедер. Обнаружив, что ее кожа уже влажная от желания, в котором он нуждался с бешеной необходимостью до тех пор, пока ее дыхание не стало прерывистым, а сердце не стало бешено стучать о стенки ее груди. Когда она приблизилась к оргазму, он замедлил действия руками и ртом и всматривался в ее полуприкрытые глаза.

– Думаю, сейчас самое время овладеть вами, миссис Кармайкл.

Ее рот изогнулся в лихорадочной усмешке, глаза закатились, когда он начал медленно входить в нее ловким движением. Влажный жар ее тела окутал его, словно перчатки, войдя в нее на всю длину, он остановился, вглядываясь в ее лицо, чтобы найти признаки малейшего дискомфорта прежде, чем войти в нее снова, задавая мучительно медленный ритм, который унесет их волнами экстаза к самому краю.

Мышцы ее стенок жадно сжались вокруг него, голова откинулась на подушки. Когда ее рот открылся, чтобы выкрикнуть его имя, он излился в нее, помечая ее своей. Он упал на нее, их потные тела слились воедино, пронося сквозь них похотливые ощущения. Их сердца стучали в унисон, и Джозеф посмотрел на свою удовлетворенную невесту и чуть не зарыдал от того, какая красота сейчас лежала под ним.

Они занимались любовью еще несколько раз той ночью, потерявшись в великолепии и изумлении своей похотью. В то время, когда они засыпали ранним утром и лучик света пробивался сквозь занавески в комнате, а глаза Джозефа прикрывались – он прижал Арианну к своей груди, решая сокрушить свой разум тем, что она будет принадлежать ему навсегда и он построит королевство, достойное ее покоя.

Глава 2

– Поздравляю, Джозеф. Для кого-то вашего возраста ваши достижения в компании являются первоклассными. Как правило, люди уже седеют и покрываются морщинами, прежде чем занять высокий пост в качестве генерального директора. Тем не менее, вы не только обеспечиваете функционирование предприятия, но и принимаете на себя роль владельца. Мне бы хотелось иметь такое же рвение и сноровку, как у молодого человека. Это избавило бы меня от многих лет, когда я был прикован к рабочему месту у этих ублюдков.

Джозеф откинулся на мягкую обивку своего стула, от чего кожа на нем заскрипела от его веса, когда он уперся ногами о просторный огромный стол из красного дерева. Позади него через окна его офиса, который он недавно приобрел, открывалась панорама города.

Прошел год, как он женился на Арианне, и его любовь к жене толкнула его вверх по карьерной лестнице, благодаря своей решимости обеспечить ее тем образом жизни, который превзошел бы тех богатых наследниц, которые плохо отзывались о ней, когда они только поженились. Они еще не зачали ребенка, а вместо этого использовали все свободное время, чтобы боготворить друг друга по вечерам, что они проводили вместе. Хоть его дни проходили в изнурительных деловых встречах, все вечера были предназначены для того, чтобы провести их в ее любящих руках, отдыхать на диване в их скромном доме, когда она играла на пианино для него одного.

Ее мастерство в музыкальном искусстве было исключительно, поэтому он предложил ей сыграть публично, чтобы люди поняли, как звучал истинный талант. Тем не менее, она всегда отказывалась, предпочитая уединение в доме известности, что пришла бы к ней, открой она свой талант миру. Хоть он и любил слушать, как она играла классические произведения, написанные много лет назад известными композиторами, но это не шло в никакие сравнения с песнями, которые она писала для него, именно они приносили безграничную радость в его сердце.

Моментально переключив внимание на человека, сидящего напротив него в кабинете, Джозеф улыбнулся, сложив руки на коленях, когда он посмотрел на одетого с иголочки делового партнера через гладкую поверхность стола.

– Я намерен стать очень богатым человеком, Гамильтон. Я верну каждый цент, который вложил в эту компанию. Мой энтузиазм – не более чем просто хорошо продуманный план. Я знал, что владельцы были близки к выходу на пенсию, и выкупил свои акции так быстро, как смог. Бизнес – это умение и тщательное планирование, это приведет вас на вершину. Приобретения и последующие продажи конкурирующих компаний занимают второе место в мастерстве, необходимом для того, чтобы провернуть такую операцию именно тогда, когда она находится на пике.

Бровь Гамильтона поползла вверх от удивления, демонстрируя, что именно он считал себя наиболее достойным человеком на должность, которую занял Джозеф в компании. Хотя Джозеф начал свою карьеру с лучшими намерениями, он быстро понял, что хоть малая толика жестокости и сноровки была более уместна, чтобы обогнать своих сверстников в гонке за самую высокую должность. Его мораль была отодвинута в сторону, когда он скупал убыточные компании и обещал им реконструкцию, а вместо этого попросту лишал их активов, получая прибыль от труда тех, кто был не так осведомлен в бизнесе. Нравственности не было места в его положении, этот урок он усвоил быстро, так как Джозеф был настроен только на успех.

Гамильтон откинулся на спинку кресла, в котором он сидел. На его челюсти яростно ходили желваки, хоть он и пытался скрыть свою зависть и злость на то, что его обошел человек на двадцать лет моложе его.

– С нетерпением жду бала сегодня вечером. Уверен, вы, должно быть, ужасно нервничаете перед встречей с такими почетными гостями, какие будут сегодня там, ведь они столь успешны в этой сфере.

Джозеф знал, Гамильтон пытался заставить его нервничать, но вместо этого рассмеялся, ведь он понимал, что слова Гамильтона лишь доказали, насколько он был взволнован, поскольку очевидно знал, что Джозеф во многом превзошел его. Он был крайне хорошим знатоком личностей. Он никогда не слушал слов людей, он наблюдал за их действиями, языком тела для того, чтобы безошибочно определить истинные мысли человека, которого он изучал. Запустив руку в свои черные, как смоль, шелковистые волосы, он расслабился и откинулся в своем кожаном кресле. В конце концов он положил руку на стол и взял в нее ручку, что лежала на деревянной поверхности, праздно играя с ней.

Тогда он легкомысленно ответил на предпринятую Гамильтоном попытку, чем сильно его задел:

– Я и в самом деле с нетерпением жду этого. Завести связи с такими богатыми людьми, так что вполне возможно, когда они потратят свои деньги, это отразится и на мне. Мы ведь оба знаем, чем больше у меня будет денег, тем могущественней я стану.

Угрюмое выражение исказило лицо Гамильтона. Выпрямившись, он открыл рот, собираясь что-то добавить, но был прерван стуком в дверь.

– Войдите, – не церемонясь, произнес Джозеф своим баритоном, дав разрешение нежданному гостю входить. Нижний край двери скользнул по ковру, и Арианна протиснула внутрь свою голову, ища своими голубыми глазами уже знакомые серые ее мужа. Когда она увидела Гамильтона, сидящего напротив Джозефа, она ахнула, а ее рука потянулась ко рту от удивления, когда она встретилась взглядом с Джозефом.

– Ой, прости. Я не знала, что ты не один…

– Не будь глупышкой. Проходи. – Сразу же встав со стула, Джозеф направился через комнату, чтобы поприветствовать свою жену. Она была одета в скромную трапециевидную юбку длиною до колен и блузку, заправленную в нее. И он не мог поверить, что даже в своей повседневной одежде она выглядела чудесно, словно драгоценный камень, сверкающий в лучах утреннего солнечного света, который пробивался сквозь окна его офиса.

Глаза Арианны блуждали по мужу, восхищаясь тем, как отлично сидел на его упругих мышцах надетый костюм, и одобрение откликалось в блеске ее глаз. Несмотря на то, что они были женаты уже почти год, он по-прежнему ловил на себе ее голодные тайные взгляды. Он не мог удержать их против ее воли, потому что, когда она попадала в поле его зрения, его глаза были устремлены только на нее.

Не глядя на своего коллегу, застывшего в ожидании, Джозеф произнес:

– Гамильтон, боюсь, вы должны будете удалиться. Сейчас случится что-то действительно важное.

Он подмигнул Арианне, на что она тихонько захихикала.

Гамильтон поднялся с места и отдернул вниз жакет, собравшийся гармошкой на его талии.

– Конечно. Уверен, что встречу вас обоих на сегодняшнем вечере.

Когда Гамильтон подошел к двери, Джозеф дотянулся до руки жены, потянув ее к себе, чтобы дать своему коллеге достаточно места, чтобы выйти. Другой рукой он потянулся к двери, чтобы закрыть ее, как только Гамильтон оказался полностью по ее другую сторону.

Он, не теряя времени, прижал тельце своей жены к стене своего кабинета, а его рука быстро продвинулась к объекту его стремления – к ней под юбку. Она засмеялась, но быстро замолчала, когда его пальцы опустились на верх ее бедер. Опустив голову, он прижался губами к ее уху и начал совершать круговые движения по чувствительным складочкам плоти между ее ног.

– Какой приятный сюрприз, миссис Кармайкл. Пожалуйста, скажите мне, что вы пришли, чтобы обрадовать меня хорошими новостями.

Чувственный стон сорвался с ее губ, и Джозеф нагнулся, чтобы укусить нежную кожу ее шеи, прижавшись эрегированным членом к ее ногам так, словно поймав ее в ловушку между своим огромным телом и стеной. Она дрожала напротив него, и улыбка коснулась уголков его точеных губ, когда он настиг ее. Он нашел обе ее руки и поднял их над ее головой, одновременно прижав их к стене. Когда его губы продолжали штурм кожи вдоль ее шеи и подбородка, он чувствовал, как ее грудь колотилась напротив его, а ее легким отчаянно не хватало воздуха.

– Джо… Джозеф. Как я могу говорить, когда ты делаешь такое? – сказала она хриплым голосом, ее тело расслабилось у стены, мгновенно подчинившись мужу.

– Хочешь остановить меня? – Его глубокий голос нежно касался ее кожи, словно электризовал, передавая заряженные частицы, усиливая ее желание, словно звуковые вибрации сотрясали ее нервные окончания.

Взглянув на его внимательное лицо из-под густых ресниц, она мило улыбнулась.

– А когда-нибудь останавливала?

Освободив руки, Джозеф наклонился и схватил ноги жены, потянув их вверх и обвив вокруг своей талии. Он был благодарен за то, что на ней была свободная юбка, открывавшая доступ к любой части ее тела. Отодвинувшись назад, он медленно вошел пальцем глубоко вовнутрь нее, не переставая говорить с ней, наслаждаясь ее хриплыми ответами на его вопросы.

– Так у тебя есть новости для меня, красавица? Я знаю, ты была на приеме у врача сегодня утром. Я ждал телефонного звонка, но если ты сделаешь это лично, то это будет тоже замечательно.

Он продолжал свои движения, подводя ее к краю, как и множество раз прежде. Он заметил, что ее губы двигались, словно она говорила, но с ее уст не сорвалось ни единого звука, только мучительные стоны и ощущение, словно она задыхалась. Когда она закатила глаза ко лбу, Джозеф дал ей освобождение, которого она искала, отчего он задержал дыхание в легких, чтобы насладиться удовлетворенным выражением, накрывшем лицо этого ангела.

Когда она пришла в себя, Джозеф улыбнулся ей. Схватив ее тело и подняв на руки, он потянул ее от стены и перенес на диван, где усадил ее. Ее голова покоилась на его груди, и их ноги переплелись, свисая на сторону. Когда она вновь обрела дар речи, посмотрев ему в лицо, печальный взгляд охватил ее черты.

– Я не беременна, Джозеф. Мои… критические дни задерживались… но тест отрицательный.

Его плечи поникли, когда его ожидания угасли в его теле и вырвались наружу вместе со вздохом. Он хотел показать свое разочарование, но, посмотрев на выражение лица Арианны, заставил себя подойти к ней и успокоить.

Взяв рукой ее за подбородок, он промолвил:

– Тогда, я думаю, мы попробуем еще раз. Снова и снова, пока это не произойдет. Некоторые из лучших вещей на планете требуют ожидания. Это лишь подтверждает, что наш ребенок будет особенным… дар, данный нам тогда, когда мы меньше всего будем его ждать.

Она усмехнулась, глядя на него, одинокая слеза скатилась с ее глаза, и Джозеф протянул руку, чтобы вытереть ее с лица.

– Не плачь, любовь моя, это произойдет, и когда это случится, я буду орать о своей победе на весь город. Каждый человек будет знать, что любовь всей моей жизни беременна моим ребенком. Ты будешь самой красивой женщиной из всех в своем окружении.

Ее мелодичный смех захлестнул его, и он продолжил поддразнивать ее, чтобы вернуть из безысходности, которая была готова захлестнуть ее. Наконец, когда все печали были побеждены и она перестала плакать, он усадил ее к себе на колени, положив свою голову на ее, и напомнил о своих планах на вечер.

– Ты с нетерпением ждешь бала сегодня вечером?

Арианна кивнула головой.

– Да. Ведь не так часто мой муж является почетным гостем. Я очень горжусь тобой, Джозеф. Всем, чего ты достиг до теперешнего времени, и тем, что ты еще сможешь достичь.

Он кивнул. Да, он выполнил все, на что надеялся, даже больше. Технически, он уже сделал все это, но он еще не был удовлетворен. Его жена заслуживала замок, если это то, чего она хотела, и он был полон решимости дать ей все, что ее сердце было в состоянии желать.

– Я добьюсь еще больших вершин, если ты будешь на моей стороне. Я дам тебе все, я дам тебе весь мир, нравится тебе это или нет.

Она улыбнулась, выражение ее лица говорило ему, что она знала, что он говорил правду. Но Арианна была более скромна душой. Она не требовала богатства, чтобы быть счастливой, ей не нужен был самый большой дом или самый быстрый автомобиль, чтобы чувствовать себя особенной. Она была бы довольна и жизнью в бедности, если бы это означало, что она была бы с мужем.

– Мне никогда не будут нужны все эти вещи, Джозеф. Все, что мне нужно, – это ты. Не позволяй идеи об умопомрачительном богатстве разделить нас друг от друга. Я видела, как мужья, обретая славу, оставляли своих жен позади, в тени, когда они выходили в центр всеобщего внимания. Не потеряй себя, свою душу в своей решимости обрести деньги и славу. Я всегда выберу тебя, независимо от того, что ты мне сможешь предложить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю