332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лина Озерова » Подари мне Воскресенье » Текст книги (страница 12)
Подари мне Воскресенье
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:38

Текст книги "Подари мне Воскресенье"


Автор книги: Лина Озерова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 12 страниц)

– Кого?

Ася подошла к компьютеру и показала на экран:

– Вот, почитайте.

Он пролистнул страницы, пожал плечами:

– Не считаете же вы, Асенька, своим гражданским долгом позвонить и опознать тело?

– Нет, но...

– А если нет – забудьте. Даже странно, что вы до сих пор не поняли: чем крупнее предполагаемый выигрыш, тем выше делают ставки. В нашей игре ставка равна жизни. А выйти из этой игры почти невозможно.

– Но мы попытаемся?

– Я обещал, что выведу вас, – значит, выведу. При условии, что вы будете меня слушаться беспрекословно.

– Я и слушаюсь.

– Нет, не слушаетесь. Зачем вы включили компьютер?

Ася почувствовала себя ребенком, которого родители застукали за кражей конфет из буфета.

– Хотела Нине, своей подруге, мейл отправить, что я жива и здорова.

– О господи! Отправили?

– Нет... – И Ася рассказала о своих манипуляциях с редакционной почтой.

Андрей с облегчением вздохнул:

– Ну это еще не самое худшее из того, что вы могли натворить. – Потом посмотрел на виноватую Асю и смягчился: – А вы, Асенька, находчивая.

– Спасибо. – Ася улыбнулась. – А что мне делать дальше?

– Сейчас напишите мне доверенность на ведение ваших дел: продажу квартиры, машины и всего барахла. Мы поедем к нотариусу и заверим бумаги. Переночуете здесь одна, только уговор: к компьютеру больше не подходить, к телефону тоже и вообще сидеть и носа наружу не высовывать. А завтра в семь я заеду за вами и отвезу в Шереметьево. – Андрей достал из внутреннего кармана пиджака пачку документов. – Вот ваш греческий паспорт, медицинская страховка, две банковские карточки, двести евро наличными и, наконец, билет до Афин, греческая компания «Олимпик».

Ася взяла тонкую и узкую книжку, посмотрела: билет был на имя госпожи Анастасии Папаниколау. И паспорт был другой – как это так быстро все удалось оформить... Но наученная опытом Ася лишних вопросов уже не задавала.

И вот Ася в воздухе, в самолете, «совершающим рейс по маршруту Москва – Афины», как недавно объявила стюардесса. И никому, слава богу, до нее дела нет. Никто не обращает на нее внимания, ну если не считать грека из соседнего ряда, который строил ей глазки. Ася сделала вид, что не замечает его ухищрений, и уткнулась в журнал.

Полет действительно прошел без приключений, и в половине второго она благополучно приземлились в Афинах. Ася настолько успокоилась, что с удовольствием любовалась видами Греции: самолет заходил на посадку над ярко-синим морем, с голубыми и зелеными пятнами вблизи островов. И день был таким солнечным, даже не верилось, что на календаре конец декабря.

В аэропорту ей было велено взять такси и ехать в Пиррей. Выгрузиться там в порту, у собора Святого Николая, и ждать. Чего? Этого ей Андрей не сказал, но Ася, кажется, догадывалась. Догадывалась – и делала вид, что не понимает, надеялась – и не смела надеяться, мечтала – и отгоняла мечты. Потому что разочарования она бы уже не пережила, это было бы той самой последней соломинкой, что сломала спину верблюда. Так что она старалась ни о чем не думать и смотреть в окно, на незнакомую и чужую страну.

В Афинах Ася никогда не была – и не только в Афинах, она вообще впервые попала за границу. Никакого страха она не испытывала, наоборот, приятно было применить знание английского на практике. Правда, знала она его не так чтобы блестяще, но греки, к которым она обращалась, говорили по-английски еще хуже. Так что проблем с такси и с объяснением маршрута не возникло – объяснились отчасти на ломаном английском, отчасти на пальцах, и это ее даже позабавило.

Сначала город Афины Асе решительно не понравился. Машина ехала по узким и довольно грязным улицам, зажатым между обшарпанными домами. Такие дома Ася давным-давно видела в Анапе, когда они с мамой ездили на море. А еще так в России строят всякие пансионаты и санатории – сплошной ряд балконов, а над балконами уродливые навесы. «Конечно, – сообразила Ася, – без навесов нельзя, ведь летом здесь очень жарко». Дома были невысокие, в основном пятиэтажки.

И еще Ася заметила, что на афинских улицах полным-полно мотоциклов, почти столько же, сколько машин. Треску от них было, как от полчища кузнечиков, мотоциклисты лавировали между машинами с поразительной ловкостью.

Акрополь все время был виден отлично, но разочаровывал – такой маленький, хоть и на вершине горы, но все равно совершенно терявшийся на фоне огромного города. Вообще, как оказалось, Афины – город на горах. Горы вокруг, горы в городе – Ася насчитала две, одну с Акрополем и еще одну, названия которой не знала. И улицы то в гору бегут, то с горы спускаются.

Мимо мелькнула странная скульптура – фигура из сотни-другой зеленых стеклянных пластин, расположенных горизонтально одна над другой. Такое впечатление, что человек бежит, рассекая воздух. Асе понравилось – она про себя назвала скульптуру «бегущим человеком» и решила, что потом выяснит у кого-нибудь, что это такое.

Дорога заняла чуть больше часа. Проехав Афины, въехали в Пиррей – опять узкие улицы и нависающие над ними дома. Пиррей Асе приглянулся больше, но она не успела его толком рассмотреть: машина выскочила на набережную и понеслась вдоль моря. Ася прилипла к стеклу: она впервые видела большой порт и такое большое количество огромных кораблей. Наконец машина остановилась на площади перед небольшой церковью из серого камня. Шофер указал рукой:

– Киркия, Святой Николай!

Заплатив тридцать евро, Ася выгрузилась на тротуар и огляделась. Справа стояли столики открытого кафе, слева – что-то вроде сквера с чахлыми кустиками. Ну и что делать дальше? Сесть за столик, заказать кофе?.. Или пристроиться в скверике на скамейке?.. Для начала, наверное, надо подойти ближе к церкви и осмотреть площадь с другого ракурса. Ведь Андрей ясно сказал – ее должны встретить!

Ася подхватила сумку, сделала несколько шагов по направлению к Святому Николаю и вдруг застыла. Сумка выпала из рук и со стуком ударилась об асфальт.

От церкви Асе навстречу шел Павлик. Настоящий. Живой и невредимый.

Потом Ася никак не могла четко восстановить в памяти эти минуты. Перед глазами все закружилось, она смеялась и плакала, висела у Павлика на шее, он обнимал ее, прижав к себе крепко-крепко... Со стороны это выглядело, наверное, более чем странно, греки к таким сценам не привыкли. Но Ася ничего и никого, кроме Павлика, не видела, даже если бы поглазеть на них собралась целая толпа, она бы все равно не заметила.

– Тише, тише, – шептал ей на ухо Павел, гладя по волосам. – Тише, родная моя. Все кончилось, все уже прошло, плохое далеко позади. Пойдем.

И он потихоньку повел Асю через дорогу к турникетам, установленным у входа на причалы. Одной рукой Павел нес ее сумку, другой обнимал. Ася прижалась к нему, вдыхая знакомый запах. Она потерлась щекой о его плечо, – да, это был Павлик, ее Павлик, и словно не было месяцев одиночества и расставания...

Павел вел ее мимо больших белоснежных лайнеров, мимо громадных туристических теплоходов, но Ася вряд ли что-нибудь видела, она воспринимала все как сквозь туман.

У одного из причалов стояла широкая плоская посудина, выкрашенная в красный, белый и черный цвета. Издалека по сравнению с лайнерами она выглядела крошечной, но вблизи оказалась вполне габаритной. На борту надпись по-английски.

Павел и Ася прошли внутрь, в громадный салон с широкими окнами.

– У нас места у окна, – сказал Павлик. – Это специально, чтобы ты полюбовалась видами.

Ася, не выпуская его руки, устроилась в кресле. Павел сел рядом, посмотрел на Асю, улыбнулся, потом наклонился и быстро ее поцеловал.

– Это правда ты? – в который уже раз спросила Ася.

– Правда, правда, – сказал Павлик. – Хотя в некотором роде и я не я, и ты не ты. Мы с тобой теперь супруги Папаниколау, киркия.

Раздался гудок, и «Летучая кошка» (так Ася перевела с английского надпись на борту) отошла от причала. Пролавировала между теплоходами-громадинами, развернулась и на хорошей скорости рванула из гавани.

– Это корабль на подводных крыльях, – пояснил Павлик. – Вроде нашей «ракеты». Здесь их называют «дельфинами». Скоро ты увидишь знаменитый остров Идра.

– А куда мы едем? – спросила Ася.

Ей было абсолютно все равно, куда ехать. Если с Павлом то куда угодно, хоть в Антарктиду.

– Домой, – загадочно сказал Павлик.

– А как...

– Тсс, – Павел приложил палец к губам. – Мы еще обо всем поговорим. Позже.

Ну позже так позже... Ася не возражала. Главное – он здесь, он ее обнимает, она прижимается щекой к его груди. А остальное может и подождать.

Первая остановка – довольно короткая – на острове Идра. Вторая – на острове Спецес. Через полчаса после Спецеса «Кошка» зашла в небольшую бухту, глубоко врезавшуюся в берег. По берегам бухты раскинулся маленький городок: одноэтажные белые дома под красными крышами, а дальше – горы. Где-то Ася этот городок уже видела...

«Кошка» направилась к причалу.

– Все, Ася, мы приехали, – сказал Павел. – Здесь мы с тобой и будем жить.

– Где? – спросила Ася.

– В Порто-Хеле, – сказал Павел.

Эпилог

Вместе

Ася надела крошечные сережки, в последний раз пристально взглянула на себя в зеркало – проверила, все ли в порядке, – и поднялась. На нее смотрела высокая стройная женщина в длинном синем платье с открытыми плечами. Волосы высоко забраны и схвачены на затылке заколкой, на прямых ключицах – золотая цепочка, на пальце – два колечка, одно с бриллиантом, другое гладкое, обручальное.

– Ну все, дорогой, я готова, – сказала Ася, выходя в гостиную. – Можем идти.

Павел сидел в кресле и просматривал какой-то греческий журнал – он прекрасно знал греческий, а вот Асе, несмотря на прилагаемые усилия, этот язык никак не давался.

– Прекрасно выглядишь. – Он окинул Асю оценивающим взглядом, и в его глазах мелькнуло восхищение. Ася это заметила и порадовалась: приятно, когда муж после года совместной жизни не перестает тобой восхищаться.

– Пойдем. – Он поднялся, накинул на плечи жены шубку-свингер.

– Шарф повяжи, – сказала Ася, когда муж надел куртку. – И застегнись, пожалуйста.

Сегодня был предпоследний вечер старого года, и они собирались поужинать в своей любимой таверне.

Хотя идти относительно недалеко, чуть больше получаса пешком (в Порто-Хеле все было близко), они все-таки поехали на машине: с моря дул пронизывающий ветер, и даже в шубке гулять было неуютно. Кроме того, для греков вообще не существовало понятия «гулять», полчаса пешком в этой стране считалось практически непреодолимым расстоянием для пешего хода.

Асе полюбились греческие таверны, и не только из-за вкусной еды. Ася сразу перепробовала греческую кухню, заказывая еду в неимоверных количествах. Павлик смеялся и поощрял ее исследовательские начинания.

А как было приятно проснуться утром, спуститься в кондитерскую и купить к завтраку только что испеченный греческий пирог со шпинатом!

Весь этот год Ася и Павлик безвыездно прожили в этом курортном городишке, в маленькой трехкомнатной квартирке, состоящей из двух крошечных спален и гостиной. Павлик рыбачил, выходил в море на яхте, плавал с аквалангом, ремонтировал дом, а Ася учила греческий и занималась хозяйством. Она довольно быстро включилась в ритм здешней жизни: собственно, именно такого ритма Асина душа всю жизнь и желала.

По утрам на городских улицах еще наблюдалось вялое движение, а от полудня до вечера все замирало: сиеста – святое время отдыха. Настоящая жизнь начиналась после захода солнца. Примерно с восьми вечера народ начинал подтягиваться в таверны, по набережной стайками, человек по шесть-восемь, перемещались чинные греческие старушки в платках и неизменных шерстяных кофтах – невысокие, коренастые, одинаковые, как сестры. Каждую такую стайку непременно сопровождал старик (старики здесь были тоже словно в одной форме отлиты, невысокие, крепкие, пузатые, носатые, с очень темными, глубоко посаженными глазами и щеточкой усов под носом). Греческие старики, однако, не теряли интереса к жизни. И интерес к женщинам не теряли, что Асе пришлось неоднократно испытать на себе: с ней всегда заигрывали, если она появлялась на улице без Павла. Хотя она и носила греческую фамилию, за гречанку ее никто не принимал. А вот Павлик за грека сошел легко...

Впрочем, он легко мог сойти за кого угодно, учитывая его прошлый опыт. О прошлом они помалкивали, единственный разговор, сложный и страшный, состоялся между Асей и Павлом в первый вечер приезда в Порто-Хеле, и больше они к теме прошлого не возвращались.

Ася не злилась, не обвиняла и не предъявляла претензий ни за исчезновение, ни за то, что произошло потом. Она просто хотела знать, что это за игра, в самый эпицентр которой она попала.

– Понимаешь, дорогая, – сказал Павел, – все эти детективы и фильмы про... как бы это сказать... ну особые подразделения... все они в общем-то базируются на реальных фактах. ЦРУ – отнюдь не монополист по части всяких темных дел и секретных операций, наше ГРУ им нисколько не уступает. Мы, думаю, знаем даже больше трюков, чем американцы. И сфера наших интересов очень обширна даже после развала СССР. Моя специализация – бывшие страны Восточного блока и Балканы. Я в армии уже двенадцать лет, последние пять участвую в спецоперациях. Иногда мне поручают совершенно невинные задания, иногда такие, что льется кровь. И, естественно, часто это связано со смертельным риском. Понимаешь? – Павел без улыбки смотрел на Асю. Она кивнула. – Солдат особого подразделения – а мы солдаты, Асенька, принесшие присягу, – так вот, солдат особого подразделения не имеет права на личную жизнь и на личные привязанности. Туда специально отбирают тех, у кого нет родителей, у кого нет семьи. Вступают в подразделение добровольно, никакого насилия. А вот выйти оттуда практически невозможно.

– Почему?

– Потому что, во-первых, ты слишком много знаешь, а во-вторых, тебя кое-где знают.

– Но ты... ты же вышел?

– Надеюсь, да. Я предупреждал, что хочу уйти. Мне поставили некоторые условия. Последнее задание. Мы договорились: если операция пройдет успешно, я смогу начать новую жизнь. Только не в России и не как Павел Крылов. Павел Крылов после проведения операции должен был навсегда исчезнуть. И поэтому тебе, бедной, пришлось все это пережить.

– А Ирэна? – ревниво спросила Ася.

Павел грустно улыбнулся:

– Это могло бы стать первой попыткой выйти из игры. Не стало. Я виноват перед ней, Ася. Все-таки странная штука жизнь: никогда не думал, что вы встретитесь.

– Но ты хранил ее фотографию!

– Нет, Ася. Не хранил. Это была затравка для тебя.

– Значит, Елена...

– Да, она должна была наблюдать за тобой и контролировать ситуацию. Те, кто давал мне задания, сделали все, чтобы игра для меня никогда не кончилась. А для этого нужно было устранить тебя. Не физически – я знал, что тут тебе ничто не угрожает. Нужно было доказать мне, что ты от меня отказалась.

– А ты? – спросила Ася.

– А я боролся за тебя как мог. – Павел улыбнулся: – Кстати, понравился ли тебе мой подарок? По-моему, чудесная шубка!

– Так за мной все-таки следили? – возмутилась Ася. – Кто?

– В тот день – я, – признался Павел. – Я тогда был в Москве.

– И никак не дал о себе знать?

– Ася, так было нужно. – Он обнял ее и притянул к себе. – Ты уж прости меня, родная, за все, что тебе пришлось пережить. Но если бы не ты... Любимая, ты даже не представляешь, как много ты для меня значила. Когда я тебя встретил, то понял – все, с прошлым покончено. Ты, можно сказать, подарила мне другую жизнь. Ты меня воскресила, как Иисус Лазаря, – в общем, совершила чудо.

Павлик наклонился и поцеловал Асину ладонь, потом каждый пальчик отдельно. Ася зарылась лицом в его волосы, вдохнула знакомый запах... Воскресение. Счастье. Но...

– Но теперь что же... – спросила Ася. – Мы никогда не вернемся в Москву?

– Никогда – невозможное слово, Ася. В ближайшие годы – нет, не вернемся. Зато перед нами весь мир. Год-полтора поживем здесь, а потом можем отправиться куда захочешь. Во Францию, в Швейцарию... Хочешь в Баден, по тургеневским местам? Ты ведь любишь Тургенева.

– А как же родители? Моя мама?

– Ну ты же сообщила ей, что вышла замуж за грека и уехала в Грецию.

– Когда?

– Не важно. В общем, она все знает, ей уже сообщили. А завтра ты напишешь ей письмо, его передадут. Все уладится, но со временем. Ты мне веришь? Веришь?

Ася верила.

А что ей еще оставалось?

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю