332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лакедемонская Наталья » Транс Латтэ: Забытый » Текст книги (страница 1)
Транс Латтэ: Забытый
  • Текст добавлен: 8 мая 2020, 19:30

Текст книги "Транс Латтэ: Забытый"


Автор книги: Лакедемонская Наталья






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 31 страниц)

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Над книгой работали

Другие книги автора можно посмотреть здесь: http://laked.ru/shop/



Транс Латтэ: Забытый

I из Транс Латтэ

Лакедемонская Наталья

Теги: Забытый

Анонс

Молодая девушка очнулась в металлическом ящике на заброшенной военной базе в центре непроходимого лесного массива. Она не может вспомнить свое имя и то, как сюда попала. Единственная подсказка – это записка, зажатая в ее руке. В поисках ответов девушке придется пройти через невероятные испытания, но то, что узнает странница, изменит ее мир навсегда.

От автора

Очень спокойная, но при этом интригующая фантастика. В книге идет параллельное развитие двух линий; прошлой и настоящей жизни Катерины. Попав в непростую ситуацию и потеряв память, девушка постепенно вспоминает события минувших лет и налаживает новую жизнь.

Посвящается

Книга посвящается моему племяннику Алексею Лакедемонскому, удивительному и очень особенному мальчику!

Глава 1

Она проснулась в полной темноте. Дышать было тяжело, пахло сыростью и грибами. Вокруг было тихо и холодно. Первое, что сделал мозг, начал вспоминать, но темнота и тишина, окружающие девушку, казалось, проникли и под черепную коробку.

– Эй! Кто-нибудь! – крикнула она.

Ответа не последовало. Согнув руки в локтях, девушка начала ощупывать пространство. Вдруг из разжатой ладони что-то выпало. Она даже не почувствовала, что держала в руке какой-то предмет. Ладони сразу уперлись в холодную твердую преграду. Девушка толкнула препятствие, и оно слегка пошатнулось. Стало понятно, что она лежит в каком-то ящике, крышка которого сделана из легкого металла. Методичными толчками с помощью рук и ног девушка раскачала крышку ящика и финальным ударом откинула ее в сторону.

Вокруг царил полумрак. Маленькое окошко, расположенное под самым потолком, источало слабый свет. Этого света хватило, чтобы получить общее представление о помещении, в котором оказалась девушка. Большое пространство, где стены имели серое покрытие, похожее на цемент. На потолке, помимо плит перекрытий, выступали массивные железобетонные балки. Вместо краски на стенах и других поверхностях красовалась плесень. Ощущение было такое, что она оказалась в подвале большого дома. Девушка увидела небольшую арку и пошла к ней. Попав через проем в соседнее помещение, девушка начала осматриваться. Здесь света было еще меньше, но это было не важно. И без особого освещения она догадалась, куда попала. Две большие печи, выложенные кирпичом, сразу напомнили ей одно очень занимательное заведение. Сами по себе печи на мысли не наводили, но небольшие рельсы, ведущие к ним, и массивные металлические каталки с роликовой дорожкой в верхней части, говорили сами за себя. Где-то она уже видела такое.

В памяти всплыла картина: черный гроб плавно уезжает вдаль, а маленькая плачущая девочка, обнимая за ногу отца, безутешно плачет, провожая в последний путь свою горячо любимую маму. От воспоминания больно сжалось сердце, ведь этой маленькой девочкой была она.

– Не плачь, Катенька, все будет хорошо, – успокаивал девочку отец.

– У кого? – всхлипывая, спросила девочка.

– У нас, – грустно ответил мужчина, затем немного взбодрился и добавил, – Да и за маму волноваться не стоит, она была такой хорошей, что непременно попадет в рай.

Плачущая девочка представила маму в красивом белом платье, гуляющей по облакам, и стало немного легче.

От воспоминания больно сжалось сердце, ведь этой маленькой девочкой была она, та, что несколько минут назад очнулась в ящике.

– Меня зовут Катя, – задумчиво проговорила девушка.

Слова эхом разлетелись по подземелью.

– Теперь бы понять, где я и что тут делаю, – сказала сама себе девушка.

Катерина начала блуждать по системе подземных комнат. Почти все помещения были пусты и переходили одно в другое. Нигде не было намека на присутствие человека. Побродив в полумраке, она вернулась к своему ящику. Помимо ее металлического бокса, служившего убежищем для спящей Кати, в комнате стояли еще какие-то небольшие железные коробки со странными бирками. Металлические таблички крепились на заклепках, а информация на них была нанесена в виде гравировки. Девушка взглянула на бирку ящика, в котором очнулась, и обнаружила странную надпись: «Транс Латтэ».Надписи на других контейнерах были еще более непонятными. Екатерина попыталась вскрыть один из них, но ящик не поддался. Растерянная и напуганная, девушка села на свой металлический гроб и глубоко задумалась. Она силилась вспомнить, где находится и что привело ее сюда, но не могла вспомнить ничего, кроме последних минут жизни. Вдруг Катя увидела на дне ящика тот самый предмет, который во сне сжимала в руке. Им оказалась свернутая бумажка. Девушка развернула туго скрученную записку и прочла: «Мне сказали, что сыворотка вызовет временный провал в памяти после пробуждения. Не волнуйся, все пройдет, и, со временем, ты все вспомнишь. А пока этого не произошло, ищи балаган».

– Ищи что? – раздраженно спросила Катя вслух.

На этом бумажное послание кончалось. Екатерина покрутила бумажку в руках в надежде найти еще хоть букву, но больше ничего не нашла.

– Балаган, – задумчиво повторила она, – Да, это самое подходящее слово для того, что происходит.

В этот момент девушку, словно молнией, пронзило воспоминание:

– Там, – отвечает, – у меня зимний балаган, у покосных ложков. Хороший балаган, с очагом, с окошечком. Хорошо там, – прочитал мужчина в книжке.

Маленькая девочка сидела на коленях у отца и болтала ножками. Напротив них висело зеркало, она смотрела на свое испещренное веснушками лицо и ярко рыжие волосы.

– Пап, а может и нам в лесу пожить, вдруг серебряное копытце там встретим? К Дарье с Муренкой он же прибежал, а мы чем хуже?

– Ничего, кроме комаров, в окрестных лесах маленькая любопытная девочка не встретит, – ответил мужчина.

– А мама говорила, нужно всегда верить в чудо, тогда оно обязательно сбудется. Вот построим там домик, как у Коковани– балаган, и станем серебряное копытце поджидать. Сам увидишь, что я права была.

Катерина отогнала воспоминания и приободрилась.

– Это больше похоже на правду, – пробубнила она и встала на ноги.

Решив выбираться из подземелья, девушка продолжила исследовать окрестности. Некоторые помещения освещались маленькими окошками, расположенными, как и в крематории, под потолком, некоторые были скрыты во мраке. Углубляясь все дальше в подземелье, Катерина начала натыкаться на странные предметы: старые металлические столы, медицинские каталки, подставки для капельниц, поломанные стулья. Все свидетельствовало о том, что раньше здесь были люди, и бурлила жизнь. Теперь же помещения были пустыми и безжизненными.

Потратив на тщетные поиски около двух часов, уставшая и растерянная, Катя вернулась к своему ящику. Вдруг в голове мелькнула мысль, что некто мог дать еще какие-нибудь подсказки, и они спрятаны в железном контейнере. Девушка осмотрела ящик. С одного бока на нем была металлическая бирка с непонятным набором букв и цифр, другим боком контейнер был придвинут к стене. Немного поднапрягшись, девушка смогла отодвинуть ящик, но на другой стороне было пусто. Лишь небольшое наскоро раскуроченное отверстие, да отсутствие бирки, отличало эту сторону от другой. Катя смотрела задумчивым взглядом на отверстие и постепенно пришла к умозаключению, что оно было сделано специально, чтобы дать спящей в ящике девушке дышать.

– Катя, Катя! – послышался тревожный мужской голос.

Девушка вздрогнула и обернулась. Сзади никого не было.

– Зачем ты туда залезла? – спросил кто-то.

Катерина, учащенно дыша от страха, озиралась по сторонам и не могла понять, что происходит.

– Я просто хотела дать маме руку, – ответил голос маленькой девочки.

Катя поняла, что это воспоминания возвращаются к ней таким навязчивым образом. Девушка села на ящик и закрыла глаза. Там, за пеленой времени, словно кино, смотрела она воспоминания своего детства.

– Катенька, мама умерла, – дрожащим голосом сказал отец, снимая малютку с подоконника.

– Я знаю, папуль, но она позвала меня. Я видела ее вот тут, – ответила малышка и показала на небо в окне, – Мамочка улыбалась и протягивала мне руку.

– Тебе это приснилось, милая, ложись сп…

– И ничего не приснилось. Ты же сам говорил, что она ушла на небо. Почему не веришь, что я ее там видела? – обиженно перебила девочка.

– Милая, я понимаю, ты скучаешь по ней, я тоже очень скучаю…

– Очень– очень? – простодушно спросила маленькая Катя.

– Очень– очень, – твердо ответил папа.

– Значит, ты никогда не приведешь в дом мачеху с двумя дочерями, которые превратят меня в свою служанку и будут обижать? – потерев носик, испуганно поинтересовалась малышка.

– Ты опять смотрела Золушку? – строго спросил папа.

– Это не имеет отношения к делу, – насупилась девочка.

– Очень даже имеет. Каждый раз после злых историй про сироток тебе снятся кошмары и приходят ужасные мысли в голову, – строго проговорил отец.

– Ты так и не ответил, – скрестив руки на груди, сурово произнесла малютка, – Обещай, что у меня никогда не будет мачехи.

Она так строго смотрела на отца, что тот тяжело вздохнул и ответил:

– Обещаю.

Катерина сидела в подвале и обдумывала увиденное. Образ звездного неба в окне и напуганное лицо отца глубоко врезались в сознание.

«Окно!» – неожиданно подумала Катя. Девушка подняла глаза к малюсенькому окошку под потолком и поняла, что все это время выход был у нее перед носом.

С помощью небольших железных боксов в большом количестве расставленных в комнате, Катя начала складывать подобие лестницы. Сами по себе ящики были не тяжелые, и дело шло быстро. Все время в голове у девушки крутился вопрос, а что в этих контейнерах. Они были так легки и бесшумны, что казались совершенно пустыми. В итоге любопытство заставило сделать попытку открыть один из ящичков. Крышка не поддавалась на уговоры, поэтому девушка решила пойти по пути наименьшего сопротивления. Размахнувшись посильнее, Катя бросила контейнер на пол. Тот с грохотом приземлился и крышка отскочила. Девушка подошла поближе и задумалась. Внутри была серо– черная пыль.

«Пыль?» – удивленно думала Катя, – «Зачем хранить пыль».

И тут ей пришла в голову леденящая душу мысль. «Это пепел!» – испуганно подумала Катерина и посмотрела в сторону крематория, – «Это останки сожжённых людей!» Второе откровение, пронзившее шокированный разум, было еще хуже первого. Катя поняла, что ее тоже хотели сжечь, но по какой-то причине не смогли.

Все эти открытия напрочь отбили ненужное любопытство. Девушка молниеносно закончила лестницу и, намотав на кулак снятую с себя полу– брезентовую куртку, похожую на элемент какой-то странной униформы, разбила маленькое стекло. Быстро очистив алюминиевую раму от осколков, девушка начала пролезать через отверстие. Голова и плечи пролезли без особых проблем. Сложности начались в области груди. Катя была худенькой девушкой, но грудь была непропорционально пышной. Проклиная свои пышные формы, девушка поглубже вдохнула и оттолкнулась посильнее. Лестница под ногами пошатнулась и начала рушиться. Но это было уже неважно, Катя смогла протолкнуть все, что мешало, в раму, а остальное пролезло без затруднений.

На улице было так светло, что у девушки заболели глаза. Некоторое время она лежала на потрескавшемся асфальте и привыкала. Когда зрачки привыкли к свету, Катя встала и осмотрелась.

Подземелье с крематорием оказалось подвальным помещение пятиэтажного здания убогой прямоугольной архитектуры. Немного пройдясь, девушка увидела рядом с пятиэтажкой большой полукруглый ангар и еще одну пятиэтажку, как две капли воды похожую на первую. Вся территория вокруг домов и ангара была заасфальтирована и огорожена высоким забором из железобетонных плит, живописно украшенных сверху колючей проволокой.

– Что я тут делаю? Что? Я? Тут? Делаю! – словно в бреду, непереставая, бормотала себе Катя.

Но сколько не спрашивала она себя об этом, ответ не находился. Девушка напрягла память и посмотрела на странные дома и ангар. Ей очень хотелось вспомнить, но рыскать по этой заброшенной и абсолютно безлюдной зоне было страшно. Если ее хотели сжечь, то ничего хорошего воспоминания сулить не должны.

Девушка начала искать ворота. К счастью, их найти оказалось легче, чем выход из подвала. Рядом с металлическими воротами была будка охраны. На ней Катя заметила камеры и какие-то незнакомые датчики.

– Ты опять взял ее с собой? – всплыло в памяти Екатерины.

– Ну а что делать, оставить-то не с кем, – пожав плечами, ответил отец.

– Дядя Володя, не злитесь на папу, я буду хорошо себя вести, – с умилительной улыбкой сказала малышка.

– Хорошо, садись в машину, – со вздохом сказал напарник отца.

– Значит, пять лучевых инфракрасных датчика движения, четыре пассивных датчика теплового излучения, магнитные датчики на двери, вибрационные датчики и ёмкостные для металла, я правильно все понял?

– Да, и это помимо видеонаблюдения, – подтвердил Володя.

– День будет насыщенным, – ответил отец Екатерины.

Девочку повезли в загородный коттедж. Ей всегда нравилось сопровождать папу на работе. Дома, обслуживаемые его компанией, были большие, красивые и разнообразные. Кроме того, девочка очень любила учиться и поэтому часто сидела рядом с отцом и интересовалась элементами охранных систем, монтируемых в данный момент. Папа с удовольствием рассказывал малышке обо всех технических особенностях того или иного устройства. Он любил свою работу и говорил с чувством, хоть и без отрыва от работы. Маленькая Катя слушала про принцип действия датчиков отражения радиоволн или устройств, улавливающих изменение магнитного поля так, словно ей читали интереснейшую сказку.

Катерина очнулась от воспоминаний и толкнула ворота, они оказались заперты.

– Ну, разумеется, – с досадой проговорила девушка и стала искать удобное место, чтобы перелезть через забор.

Сколько ни бродила девушка по территории, но удобного места не нашла. Весь периметр был одинаково неудобен для побега. Нужно было искать подставку под ноги, чтобы добраться до верха. Заглянув в ангар, Катерина не нашла ничего. Там было абсолютно пусто. Пришлось заглянуть в загадочную пятиэтажку. Здесь девушке повезло сразу. Сразу за входной дверью одного из домов был столик охраны или администрации. Там девушка нашла стол из ДСП и металлической рамы и стул.

«Этого более чем достаточно» – подумала Катя. Ей очень не хотелось углубляться в здание, и она несказанно обрадовалась находке. Подтащив стол и стул к забору, Катерина дотянулась до верха. Теперь от свободы ее отделяла только колючая проволока.

– Папа, а зачем здесь колючая проволока? Это что, тюрьма? – раздался детский голосок в голове у Катерины.

– Нет, это жилой дом. Просто люди боятся, что их ограбят, вот и намотали колючек на забор, – спокойно ответил отец.

– Но если к ним через забор не пробраться, зачем охранные системы? – удивилась малышка.

– Колючую проволоку легко перелезть. Кинул куртку сверху и беспрепятственно перебрался, – объяснил мужчина.

– Тогда зачем ее вообще наматывать, она же ужасно некрасивая, – фыркнула возмущенная Катюша.

Катя потерла лицо, чтобы отогнать воспоминания и, снова сняв брезентовую куртку, постелила поверх намотки с шипами. «Отец был прав, перебраться через колючую проволоку несложно» – подумала Катерина, спрыгнув с другой стороны забора.

Вид, открывшийся девушке снаружи, был не обнадеживающим. Вокруг странной территории было поле. Оно простиралось во все стороны на расстояние около километра, а за ним виднелся густой хвойный лес. Солнце было в зените, температура воздуха была около тридцати градусов.

Чтобы не заблудиться, девушка вернулась к воротам и пошла по заросшей грунтовой дороге, которая, пересекая поле, уходила в лес. Не успела Катя пройти поле, как правую ногу начало натирать. Девушка присела и начала расшнуровывать высокие черные ботинки похожие на военные берцы.

– Нарядили, как морского пехотинца, – ворчала себе под нос Катя.

– Почему ты не хочешь надевать джинсы, их сейчас все носят? – донеслось из глубин разума Катерины.

– Девочки должны носить платьица и юбки. Белоснежка, Золушка и даже Спящая Красавица носили платья, – категорично заявила малышка.

– Но это же ужасно не практично, – спорил папа.

– Быть красивой не практично? – удивленно спросила Катюша, – Гораздо практичней быть как мальчишка?

Отец устало вздохнул, но спорить не стал. Катенька надела свое любимое платье с пышной юбкой и поехала с папой на работу.

«При такой любви к платьям, как меня угораздило одеться в солдатскую форму?» – недовольно подумала Екатерина и, сняв ботинки, пошла босиком.

Теперь ноги не натирало, но возникли новые сложности. Девушка очень хотела есть и пить. Вглядываясь в растущие по обочине растения, Катя искала ягоды или грибы. Но ничего, кроме сорной травы, не находила.

– Папа, почему ты плачешь? – снова всплыло в памяти Катерины.

– Ой, Катенька, я думал, ты спишь, – смущенно утирая слезы, сказал отец.

Девочка подошла и обняла отца.

– Кто тебя обидел, расскажи, я придумаю, как его наказать, – смело заявила девочка.

Мужчина шмыгал носом и ничего не отвечал.

– Думаешь, я маленькая и слабенькая? Но это не навсегда! Когда вырасту, стану метачеловеком! – твердо сказала малышка.

– Кем? – забыв про расстройство, спросил пораженный отец.

– Метачеловеком. Ты что Марвела не смотрел?

– Чего не смотрел? – недоумевал мужчина.

– Это фильмы по комиксам. Там разные супергерои есть. Среди них и суперженщины имеются. Так вот, когда я вырасту, буду, как суперженщина, мир спасать и защищать всех слабых. Если увижу, что кто-то кого-то обижает зазря, сразу своей суперспособностью покараю.

Мужчина не выдержал и рассмеялся.

– Умеешь же ты поднять настроение, – потрепав дочку по макушке, сказал отец.

– Ничего смешного не вижу, я ведь серьезно, – обиженно отозвалась Катенька.

– Серьезно, – с трудом сдерживая смех, ответил папа, – И что же у тебя за суперспособность?

– Не знаю, но уверена, что с возрастом откроется какая-нибудь, – самонадеянно заявила малышка.

– Катя, это все сказки, нет у людей никаких суперспособностей, – снисходительно ответил мужчина.

– Это у других нет, а я особенная, – твердо сказала малютка.

Отец крепко обнял девочку и прошептал:

– Да, ты у меня особенная.

Они посидели молча, а потом Катенька спросила:

– Ты ведь из– за мамы плачешь?

Отец кивнул, и ком снова подкатил к его горлу.

– Я тоже по ней скучаю. Она ведь не хотела умирать, помнишь? И все твердила, вы только не тоскуйте без меня, живите и любите друг друга. Вы теперь на всю жизнь друг у друга есть.

Мужчина зарылся носом в волосах дочери и снова заплакал.

– Жаль, что рак так и не научились лечить, – со вздохом сказала Катя.

– Может, когда ты вырастешь и выучишься на врача, это и станет твоей суперспособностью, – прогнусавил отец.

– Я не хочу быть врачом, – сказала малышка, – Болезни такие страшные. Мамочка в последние дни так похудела и изменилась… Буду, как ты, охранные системы мастерить.

– Глупости, ты еще сто раз передумаешь, – сказал мужчина.

– Не передумаю, – категорично заявила Катенька.

Екатерина прошла поле и стала углубляться в лес. Теперь вместо ягод девушка стала высматривать нечто наподобие землянки или сарая.

«Балаган… балаган» – крутилось в голове девушки.

Ни балагана, ни еды девушке найти не удавалось. Мысли летали где-то далеко в прошлом, и в голове творился сплошной сумбур.

– Папа, кого это несут? – испуганно спросила девочка.

– Наталью Андреевну, жену нашего соседа сверху, того, который полицейским работает, – ответил отец, провожая глазами людей, несущих гроб.

– Мама Вани? – дрожащим голосом спросила Катенька.

Отец кивнул.

– А кто ее убил? – грустно спросила Катюша.

– Болезнь, – ответил папа.

– Тоже рак? – спросила девочка.

Отец пожал плечами и ничего не ответил.

Екатерина потрясла головой, чтобы отбросить грустные воспоминания. Она так хотелаесть и пить, что мысли о смерти пробуждали эти тягостные картины.

Вдруг где-то справа девушка заметила что-то темно– синее, почти черное. Она сошла с дороги и наклонилась. Это был кустик черники с ягодами. Счастью девушки не было предела. Она углубилась в ягодные заросли и не успокоилась, пока не съела все найденные ягодки. Черника была крупной и сочной, это помогло справиться и с жаждой.

– Не отбивная, конечно, но тоже неплохо, – довольно проговорила девушка и вернулась к дороге.

Теперь идти было легче. Найденная еда не только насытила, но и придала надежду. Катя снова пошла по дороге, глядя то себе под ноги, то по сторонам.

– Семеныч, выручай, склад на Ленина опять обнесли, понять не можем, как они охранку обходят. Ты у нас лучший по охранным системам, помоги разобраться, мне срочно надо, – вспомнилось Катерине.

– Не могу, дочка из школы вернулась, куда я ее дену? – ответил мужчина.

– Возьми с собой, я вот Ваньку тоже на склад повезу, – сказал мужчина в полицейской форме.

– Ладно, сосед, выручу, но с тебя причитается, – ответил мужчина.

– Разумеется, – радостно ответил полицейский.

Отец позвал Катю и все трое спустились во двор. В полицейской машине, припаркованной рядом с подъездом, сидел щупленький мальчик с белоснежными волосами. Из-за таких же, как волосы, белых бровей и ресниц он казался чудаковатым, словно на лице у ребенка вовсе не было никакой растительности.

Увидев девочку, Ваня заулыбался, и от этого голубые глаза его сделались почти небесного цвета.

– Привет, – с улыбкой поприветствовала Катя.

– Привет, – смущенно ответил мальчик.

Детей усадили сзади, а отцы заняли передние места. Машина тронулась, но не успели они проехать и ста метров, как автомобиль остановился. Водитель начал нервно сигналить.

– Да что они там, уснули, что ли?! – гневно выкрикнул полицейский и вышел из служебного автомобиля.

Прошло несколько минут. Вслед за ним вышел и отец Кати. Девочка высунулась в окно и осмотрелась. Дорогу перегородил грузовик. Он привез в соседний дом чьи-то вещи.

– Что там? – спросил Ваня.

– Кто-то переезжает, и грузовик загородил дорогу, – ответила девочка.

Дети одновременно открыли свои двери и вышли из машины. Встав рядом друг с другом, они начали наблюдать за тем, как Катин отец дожидается Ваниного отца, который, не найдя в кабине грузовика водителя, пошел выяснять кто и куда переезжает.

– Смотри, это, наверное, его родители переезжают, – предположил Ваня и указал рукой в сторону мальчика, стоявшего рядом с грузовиком и охранявшего какие-то вещи.

Мальчик был высокий и плечистый.

– Наверное, спортсмен, – завистливо проговорил Ваня, разглядывая новенького.

Катенька посмотрела на друга. Он был совсем худенький и очень бледный. Отец говорил, что у него что-то с сердцем, поэтому спорт ребенку был противопоказан.

– Подумаешь, – тактично фыркнула девочка.

На самом деле новенький ей очень понравился. Он был красив и выглядел старше ее сверстников. Правильные черты лица, модная стрижка и красивая, со вкусом подобранная, одежда выгодно выделяли его из сборища местных мальчишек.

– Ой, посмотрите, рыжуха и альбинос, два мутанта в одной машине, – раздался сбоку издевательский возглас.

Ребята обернулись и увидели шайку местных хулиганов. Все они были им знакомы. Дети учились в одной школе в параллельных классах.

– Лучше быть мутантом, чем тупицей, – крикнула в ответ девочка.

Ваня стушевался и ничего не ответил обидчикам.

Девочка знала самого главного задиру двора, но совершенно его не боялась. Она была худой, но значительно выше своих сверстников. Из книг Катя знала, что забияки трусливы и в драку на человека больше себя ростом, скорее всего, не полезут.

– Закрой рот, пугало конопатое, – крикнул хулиган девушке.

Девочка подняла с земли кусок кирпича и бросила в наглеца. Кусок кирпича угодил прямо хулигану в лоб. Мальчик вскрикнул и закрыл лицо ладонями. Спустя мгновение из– под пальцев раненого мальчика потекла кровь.

К Кате подбежал отец.

– Зачем ты это сделала? – возмущенно спросил он.

– Он мутантом Ваню назвал, – сказала девочка.

– А ты тут причем? Девочки драться не должны, – укорил дочку отец.

– Когда обижают тебя, можно и потерпеть, но когда друзей, нужно заступиться, – заявила Катенька.

Отец улыбнулся и обнял дочку. Ваня смотрел на Катеньку такими глазами, что невозможно было понять чувства этого несчастного мальчика.

За происходящим с большим вниманием наблюдал новенький. Он стоял от места конфликта всего в нескольких метрах и слышал разговор Катеньки с отцом. Когда водитель, наконец, вернулся к грузовику, и детей усадили в кабину, он завороженным взглядом провожал полицейский автомобиль.

В лесу начало темнеть. Сквозь голые стволы сосен стал проявляться туман. Нужно было устраиваться на ночлег. Катя немного отошла от дороги и, постелив немного елового лапника, прилегла. Стало холодать. Девушку затрясло. Напрасно куталась она в брезентовую куртку, влага проникала сквозь ткань и мешала сохранить последние остатки тепла. Но это было далеко не единственным неудобством. Небо заволокло тучами и, в отсутствие луны, лес накрыл мрак. Катерина не видела собственных пальцев, настолько темно стало вокруг. Как только стемнело, лес наполнился странными звуками. Проснулись ночные звери и стали рыскать в поисках спящей добычи. Тут и там слышались шорохи и хруст. В конечном счете, Катя сама не понимала, от чего ее больше трясет; от страха или холода.

– Познакомься, Катенька, это Марья Васильевна, – послышался в голове Екатерины голос отца.

– Здравствуйте, – учтиво ответила девочка.

– Она будет за тобой присматривать, пока я в отъезде.

– За мной не надо присматривать, я прекрасно справляюсь одна, – обиженно ответила девочка.

– Но ведь меня не будет три дня. Семилетней девочке нельзя оставаться одной так долго, – мягко проговорил отец.

– Я справлюсь, – твердо заявила девочка.

– А ночью? – спросил отец.

– Я не боюсь, – гордо сообщила малышка.

– Послушай, Катенька, – присев на корточки и глядя в глаза девочке, начал мужчина, – В таком юном возрасте оставлять ребенка на три дня без присмотра и помощи преступно…

– Ты прекрасно знаешь, что меня можно оставить. Я умею варить гречку, макароны и пельмени, этого хватит, чтобы прокормиться. В школу идти недалеко, я уже давно сама добираюсь туда и обратно. Я справлюсь папа, только умоляю, не оставляй меня с чужой женщиной. Для меня это страшнее, чем три дня одиночества, – умоляюще проговорила девочка.

От воспоминаний Катерину отвлек громкий хруст, раздавшийся совсем рядом. Девушка вскрикнула и вскочила на ноги. Что-то зарычало и умчалось прочь. Задыхаясь от страха, Катя нащупала большую сосну и полезла на дерево в надежде спастись от наземных хищников.

Ствол хвойного дерева оказался не только голым и скользким, из него сочилась смола. Перепачканная и уставшая, Катя смирилась с тем, что влезть на неприступный исполин ей не суждено. Но некоторую пользу эти бесплодные попытки определенно принесли, Катя так шумела, что распугала всех зверей в округе и к тому же согрелась. Когда девушка вернулась на настил из лапника, тучи рассеялись, и полная луна осветила спящий лес. После кромешной темноты казалось, что стало светло как днем. Девушка закуталась в куртку и снова попыталась уснуть. Сколько ни силилась Катя закрыть глаза и забыться, ничего не получалось, голод и жажда мешали расслабиться. Девушка проклинала свою непредусмотрительность и трусость. Не спеши она со страхом так быстро покинуть странные заброшенные дома, догадалась бы поискать там питье и еду.

– Очень вкусно, – пронесся в голове голос отца.

– Я рада. Мне надоело готовить только крупы и макароны, решила попробовать суп, – похвасталась дочка.

– А кто тебе рассказал как? – поинтересовался папа.

– Нашла старую поваренную книгу в стеллаже, там было столько рецептов, я выбрала самый легкий. Теперь буду часто экспериментировать и, приходя домой, ты будешь объедаться разной вкуснятиной, – довольно проговорила девочка.

Поначалу отец смотрел на девочку с гордостью и восхищением, но потом загрустил.

– Что не так? – забеспокоилась Катя.

– Ты такая развитая и самостоятельная… это очень хорошо, но иногда мне кажется, что я отнял у тебя детство. Вместо катания на аттракционах у тебя были только поездки на заказы по монтажу охранных систем, вместо вкусных пирогов – макароны собственного приготовления…

– Перестань, не говори глупостей, ты самый лучший папа в мире, – перебила девочка и обняла мужчину.

Раздался неожиданный треск, и Катерина привстала на лапнике. Большая крылатая тень на мгновенье заслонила свет луны и тут же исчезла.

– Да что бы вас всех, – гневно закричала в темноту Катя, – Вы дадите мне, наконец, поспать?

Девушка снова улеглась и на этот раз уснула.

Утро следующего дня было туманным. Сумрачный лес с завесой густой серой дымки выглядел зловещим. Проснувшись от холода, Катя поднялась на ноги и поплелась в сторону дороги. Пить хотелось больше, чем согреться и спать. Во рту все ссохлось. Катя шла, спотыкаясь, и думала только о воде. Спустя час девушка увидела отблеск на изгибе дороги. Подойдя ближе, она обнаружила грязную лужу, распластавшуюся поперек заросшей дороги. Пить такую грязную воду было опасно. Девушка начала искать источник. По сухой грязи девушка давно поняла, что дождя в лесу не было несколько дней. Это означало, что лужа возникла из– за родника или ключа. Поиски источника воды заняли около десяти минут, и на этот раз лес наградил девушку за догадливость. В зарослях осоки недалеко от дороги из песочной жижи сочилась почти чистая вода. Девушка сорвала большой лопух и стала собирать драгоценную влагу. Постепенно ей удалось напиться. Одно расстраивало девушку, взять воду в дорогу не получится.

Солнце поднялось выше, туман пропал, и Катерина согрелась. Из всех проблем осталась только одна, найти еды. Она оказалась несложной. Вдоль дороги все чаще встречались черничники, и Катя наелась ягодами. Когда организм насытился и притих, тишину стали заполнять тревоги. Девушка боялась, что не дойдет до населенного пункта, не найдет балаган и сгинет в этом дремучем лесу. Одиночество и страх грозили ввергнуть путешественницу в унынье. Память пестрыми картинками снова начала возвращаться к девушке.

– Я сегодня поздно, так что на родительское собрание не успеваю, – прозвучал голос отца.

– Ничего страшного, я же отличница, так что поводов для беспокойства у учителей нет, – гордо заявила дочка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю