290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Чернильный дневник (СИ) » Текст книги (страница 22)
Чернильный дневник (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Чернильный дневник (СИ)"


Автор книги: Ирина Муравская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 23 страниц)

Глава 24. Инициация

Прощания как такового не получилось. Удивительно, но ни у одного, ни у другого не возникало чувства расставания. Словно Аманда уезжала из города всего на пару дней. Так что вместо того чтобы обниматься и горевать, Томас окончательно забив на рабочий график с усердием помогал собирать девушки вещи и паковать коробки.

Первое, что сделала Аманда – съездила на работу и положила на стол заявление об увольнении. Без отработок и расчета. Чем, несомненно, вызвала целый шквал недоумения у кадровиков и некоторое количество попыток отговорить от необдуманного решения. Но девушка никого не слушала и, забрав скромные пожитки из морга, с улыбкой помахала всем рукой. Для неё начинался новый этап, а этот… этот пусть останется приятным воспоминанием.

Следом она позвонила хозяйке квартиры и предупредила, что ей необходимо срочно уехать, и она съедет через несколько дней, передав ключи и платеж за неоплаченный месяц Томасу. Почти вся первая ночь ушла на упаковывание чемоданов. Аманде всегда казалось, что она достаточно мало чего успела нажить, но судя по многочисленным коробкам, позаимствованным в ближайшем продуктовом магазине, выходило, что добра у неё хватало с лихвой.

Но не оставлять же всё это барахло тут! Так что следующим утром Томас вывез коробки к себе. По просьбе Аманды он лично займется их ликвидацией. Что-то из техники оставит у себя, а вещи и ненужные безделицы сдаст в центр нуждающимся или распродаст по объявлениям. Аманда всё равно не могла взять ничего в Эридан.

Девушка только и оставила себе золотой браслетик и серьги-кольца – подарки на праздники от друга. Сбережёт как память. “Чернильный дневник” она так же передала на сохранение Томасу с просьбой открыть его уже после того как исчезнет. Для неё это было особенно важно.

На второй, свой последний день, Аманда облачилась в рваные джинсы и любимую размахайку с открытым плечом. Последнее, что она когда-либо оденет из привычных одежд. Но это не страшно. Ей нравились наряды Эридана.

Едва ли не половину дня они с Томасом потратили на прощальную прогулку по городу. Странно было вот так идти вдоль улиц, заходить в привычные магазинчики и кафешки, понимая, что вероятно ты уже больше никогда их не увидишь. А вот и её любимый сквер недалеко от дома. Летом в хорошую погоду в нём так приятно посидеть на лавочке возле фонтана и рассматривать гуляющих.

Всё тоже самое… шумное метро, спешащие люди, гудящие машины, светофоры, велосипедисты, вывески магазинов… Всё тоже самое, да только уже не то. Аманда расставалась с привычным ей миром без сочувствия, но с приятными воспоминаниями. Девушка хотела было ещё доехать до матери, чтобы напоследок взглянуть на неё хотя бы издалека, но решила, что лучше не стоит. Если та снова в запое… не хотелось запоминать её такой.

Томас, Меган, Пушок, так звали кота, которого когда-то подарила молодой семейной паре Аманда… вот и все те, с кем она хотела, и с кем ей было нужно попрощаться. Больше никого. Немногочисленные подружки со времен учёбы… зачем они ей и зачем они им? Они и так не были особо дружны. Мэйсон… с ним она тоже уже все решила, не стоит лишний раз напоминать бедному пареньку о себе. Даже немного обидно: прожить столько лет, а по факту осознать печальную реальность – в этом мире её даже ничто не держало. Как же она одинока, оказывается… Ничего. Тем проще уходить.

Наступил долгожданный вечер. Странное зрелище. Пустынная квартира, одинокий голый матрац и лежащая на нём одетая в уличные одежды и кроссовки девушка, мечтающая как можно скорее заснуть. Томас хотел остаться, но Аманда попросила его уйти. Ни к чему лишние слёзы и долгие проводы. Она лишь крепко обняла его на прощание, поцеловала и пожелала счастливой спокойной жизни, напомнив, чтобы он не забыл открыть в своё время “Чернильный дневник”.

И вот теперь она осталась в одиночестве, стараясь выровнять дыхание и успокоить бьющееся в трепетном ожидании сердце. Эридан звал её. А она всем своим нутром тянулась к нему в ответ.

Приятное ощущение легкости и вот Аманда уже стояла в стороне от главной дороги, ведущей ко дворцу Аланбиля. Шумела река под мостами, легкие каскады водопадов срывались с утесов, горели зажженные огни ночного города. А девушка стояла, утопая голыми ногами во влажной траве и осматриваясь по сторонам. Ничего. Скалистый утес, обрывающийся в пустоту и легкая цветущая зелень.

– Про меня забыли? – вслух спросила она. – Куда двигать-то?

– Просто стой, где стоишь, – донесся в ответ женский смех.

Аманда, собственно, и стояла, а затем в немом остолбенении смотрела, как прямо из воздуха открываются двери, обнажая выложенный разноцветной мозаикой холл, освещенный сотнями свечей. В проеме стояла Кэтрин. С улыбкой и упертыми в бока руками. Малиновые юбки расшитого жемчугом платья стелились по полу.

– Аманда Чейз, с громадным удовольствием представляю вашему вниманию цитадель познаний, – всплеснув руками, рассмеялась ведьма. – Отныне вы – часть нас, а это значит, что…

Она не договорила, так как по ночному небу прошла едва заметная рябь, и прямо на глазах ошеломленной девушки из воздуха материализовался величественный особняк в приглушенных готических тонах. Башни с острыми шпилями вздымались к облакам. Лишь одна имела куполообразную крышу – самая высокая. Башня, где расположен маятник времени.

– А это значит, что и мы теперь часть тебя, так что по праву можешь считать цитадель своим домом, – закончила Кэтрин с легким оттенком пафоса.

Аманда ничего не ответила. Лишь хлопающими глазами рассматривала возникший из пустоты и распложавшийся на самом краю утеса особняк. Диво дивное. Магия повсюду и на каждом шагу.

– Эй, ну ты идешь? – поторопила её, насупившись, Кэтрин. Ей было обидно, что такая пылкая речь осталась без должного внимания. – Тебя только и ждем!

Аманде всё же потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя, но затем она послушно направилась к раскрытым дверям. Ведьмочка, не теряя времени, схватила её под руку и потащила за собой. Всё те же средневековые оттенки. Крутые лестницы, каменная кладка стен, гобелены и портьеры…

– Вот там застекленный зимний сад, – Кэтрин успевала не только вести её за собой, но и деловито устраивать короткий обзор. – А это жилой корпус. Многие алхимики предпочитают жить здесь, но лично мы с Картером приобрели еще и очень миленький домик недалеко от порта. Порой хочется побыть наедине, и к тому же в последнее время я стараюсь разделять работу и нормальную жизнь. Вдобавок, вроде нас не так уж и много, а всё равно бывает шумно. А вот там столовая. Периодически мы обедаем все вместе и даже устраиваем своеобразные вечеринки. Не смотри на то, что алхимики кажутся такими серьезными и суровыми. Развлекаться они умеют как никто… А здесь у нас лестница ведет к личным лабораториям. Ты там уже была, так что представляешь общую картину… – они поднялись на пару пролетов наверх. – А вот тут моё любимое место. Пройдешь чуть дальше, свернешь направо и увидишь открытую террасу. Теплыми летними вечерами там так хорошо… – они поднялись еще на этаж. – Вот, почти пришли. Поворачивай.

Очередной пролет коридоров вывел их к высоким дверям, украшенным искусной резной лепкой. Камин, куда же без него, полукруглые окна в ряд и длинный диванчик на котором лежало что-то черное. Кэтрин как раз туда и направилась. Что-то черное оказалось сложенной мантией в количестве двух штук. Одну из них она протянула Аманде.

– Надевай. Она нужна для проведения инициации. Правила уж такие.

– Что, уже? – девушка удивленно приняла одежду. Она покосилась на свои рваные джинсы и потеребила встрепанный высокий хвост. – Вот так вот сразу и в таком виде?

– А мантия тебе на что? – подмигнула в ответ Кэтрин, облачаясь во вторую. – Как раз чтобы прикрыть. Я так вообще проходила её в домашней растянутой футболке и шортах, напоминающих трусы. Это неважно. Главное твоё присутствие.

– Ладно, – растерянно кивнула девушка, напяливая на себя одеяние. Мантия оказалась чуток великовата и стелилась по полу. Лишь бы не споткнуться.

– Так, – Кэтрин, покусывая губу, оглядела её. – Тут поправим, тут спрячем… Всё, готово. О, и придумай заранее место, где тебе будут ставить метку. А то я настолько растерялась, что ляпнула первое, что пришло в голову. Я-то думала, алхимики оценят шутку. Не оценили.

Аманда озадаченно покосилась на неё.

– И куда, если можно спросить?

В ответ прилетела смущенная улыбка.

– Ну, я же сказала: я была в очень коротких шортах, – захлопала длинными ресницами та. – Ну всё, готова? Собралась? Пошли!

Девушек встретил обволакивающий приглушенный свет зажженных по периметру свечей. И десять силуэтов в плащах, стоящих кругом вокруг нарисованного на полу красной краской отличительного знака алхимиков. Аманда уже видела такой раньше на руке Патрика. Он, к слову, конечно же, тоже был там. Такой непривычно серьезный с отблескивающими на очках язычками горящих свеч.

Кэтрин заняла пустующее место, создавая теперь уже идеально ровный и законченный круг. Аманду же тепло поприветствовали и попросили встать в центре рисунка: там, где сердцевина делилась пополам и украшалась странными символами.

Сколько времени заняло это специфическое посвящение, сложно было сказать. Время в этом месте вообще замирало и работало как-то по-своему. Но, наверное, ушло не меньше часа. Одна долгая вступительная речь магистра Николаса, лидера ковена алхимиков, чего стоила. Он говорил много… Много и по делу, если уж так пошло.

С общей выраженной радости от того, что пришел заветный час, и они снова стоят тут, знаменуя новый этап и новый виток будущего Антуриума, магистр перешел к краткой истории сотворения высшими силами самих алхимиков. Затем к витиевато красочному описанию нерушимого завета и важной миссии, возложенной на них. А после и к непосредственному посвящению, включающему обязательные клятвы, которые должна была преподнести Аманда.

Девушка внимательно слушала, повторяла то, что требовалось повторить и давала необходимые обещания перед собравшимися. Обещала хранить их великую тайну ценою жизни и приложить все усилия на сохранение установленных порядков. Обещала оберегать и покровительствовать. Совершенствовать собственные знания и применять их во благо. Уважать и почитать те силы, что подарили ей этот дар. Быть твердой и непреклонной, но вместе с тем уметь проявлять великодушие.

Много было самых различных обещаний. А после магистр Николас подошел к ней с чашей, наполненной кристально прозрачной водой и, продолжая что-то говорить, орошенными в ней пальцами нанес на лицо и руки Аманды невидимые символы.

Когда пришло время для вышеупомянутого Кэтрин знака отличия, девушка всё же немного растерялась. Она так и не придумала, куда бы хотела его поставить. Мантия закрывала всё тело, кроме шеи и ладоней. Не на видное место же лепить, в самом деле. Зачем лишний раз светиться? Хотя раз ведьмочка выбрала какое-то особенное место в районе своих бедер, значит позволительно снять накидку. Тоже касалось и клейменого плеча Молукса.

В итоге Аманда решила запечатлеть клеймо на правой лопатке. Её кофта через плечо как раз открывала нужное место. Правда, когда магистр подошел к девушке, спустившей часть мантии и, оголяя нужное место, по коже побежали мурашки, и на секунду захотелось одеться обратно. Алхимик держал в руке калёное докрасна железо, лежавшее всё это время в небольшой полукруглой жаровне покоившейся в углу зала. Штамп с готовой эмблемой полностью повторял знак алхимиков. Вплоть до мельчайших символов, олицетворяющих планетное обозначение.

Аманда даже не успела толком испугатьcя, разозлиться на кощунственные меры будущих коллег или хотя бы морально приготовиться, как к её нежной коже приложили раскаленное железо. Каково же было удивление сжавшейся и зажмурившейся в преддверии боли девушки, когда она ничего не почувствовала. Вообще ничего. Наоборот, место прикосновения приятно холодило.

Пара секунд и магистр уже отошел от неё. Вывернуть шею и рассмотреть результат она толком не могла, но зато нащупала пальцами легкую шероховатость. Вот и всё. Как просто оказывается. И тут вероятно тоже не обошлось без магии. Пятый элемент. Квинтэссенция, да? Так они говорят?

На клеймении, которое по заверению алхимиков и даровало им повышенный иммунитет, долголетие и определенные удивительные возможности, инициация была завершена. Ещё какое-то время каждый из членов ковена подходил к Аманде, представлялся и поздравлял её с успешным вступлением в их ряды.

Как оказалось ту рыжеволосую женщину, которую девушка помнила ещё с прошлой встречи во дворце Лиры и звали Кэролл. Елена Кэролл. Ещё одна ведьма, о которой упоминал магистр Николас. Ульям Джозеф, Бенджамин Доусон, Энтони как-то его там… Николь, Пейдж… имен было столько много, что чуть ли половину Аманда не смогла запомнить с первого раза. Ничего, у неё ещё будет время. Больше всего её поразил мужчина лет тридцати восьми по имени Мишель, у которого клеймо алхимиков отчетливо покоилось на правой стороне шеи. На всеобщем обозрении… с ума сойти, но видимо его это нисколько не смущало.

Наконец-то, Аманду было разрешено выпустить на волю. Оставшуюся часть ночи ей благосклонно позволили посвятить себе, но и тогда она не осталась одна. Кэтрин и Патрик как-то сообща решили, что ей непременно нужна компания. Вдобавок, ведьмочка долго висела на шее у Аманды, прыгая и радуясь, что теперь она с ними.

Да, эта девушка была необычная. Открытая, эмоциональная, даже чрезмерно эмоциональная, и вообще казалось без комплексов. Едва они только вышли из зала, Кэтрин многозначительно покрутила между пальцев её хвост и сообщила, что теперь эти шикарные волосы в её полной власти. Мол, соблазн слишком велик.

Патрик же всю дорогу до той самой террасы, о которой ранее упоминала ведьма, щебетал молодым птенчиком, перечисляя и объясняя общую систему, установленную в этом особняке. Где что лежит, куда можно заходить, куда лучше не соваться без разрешения и тому бесчисленное подобное множество. Следом пошла заумная речь обо всех возможных способностях, которые даровал красующийся у Аманды на лопатке знак отличия.

Всё это, несомненно, было крайне занимательно и полезно послушать, но только не сейчас. Помимо того, что щуплик обладал удивительной способностью превратить любой рассказ в самую скучную на свете лекцию, девушка ещё и пребывала где-то далеко-далеко в собственных мыслях. В первую очередь, наверное, её больше всего интересовало, как себя чувствовал Адриан и где он сейчас, но ответа на этот вопрос от своих попутчиков она почему-то так и не услышала.

Они уже вышли на террасу, облокотившись на мраморные перила, а Патрик все продолжал что-то рассказывать. Кожу обдавало приятным прохладным свежим ветром, дующим от воды. Звезды горели необычайно ярко, а изящный полумесяц повис практически над головой. Красиво. Аманда не слушая посторонних шумов, вглядываясь в синеву простирающейся вдоль далеких скал воды.

Столько мыслей в голове, что и не сосчитать. Она здесь. Всё. Отныне она часть Эридана, часть алхимиков и великой священной тайны. С этого дня и до конца жизни ей предназначено жить здесь. Новые знания, новый мир и новые трудности… В первую очередь ей необходимо изучить все записи своего предшественника и продолжить его дело. Необходимо отыскать вакцину и не позволить новой волне пройтись по Антуриуму. Справится ли она? Кто знает. Должна. Почему нет? Главное она хотела этого. А раз есть желание, значит, всё получится.

В какой-то момент Патрик резко замолчал. Аманда даже не сразу это поняла, а когда поняла и обернулась в сторону ребят, удивленно вскинула бровь. Кэтрин без зазрения совести заткнула щуплику рукой рот и смотрела чуть в сторону. Новоиспеченный алхимик обернулась и увидела стоящего Адриана. Одна рука в кармане, другая держит какой-то сверток. Странное двоякое ощущение. Хотелось одновременно подлететь к нему и в то же время остаться на месте, чтобы продлить это радостно екнувшее ощущение в груди.

– Так, а вот теперь нам уже пора, – хитро заулыбалась Кэтрин, хватая Патрика за мантию, которую тот так и не снял, и таща его к выходу. – Голубкам нужно о многом поговорить наедине без твоих нудных речей и оловянных глазок.

– Эй, – обиделся щуплик. – Имей уважение. Я, конечно, понимаю, что оскорбления – твоя неотъемлемая часть, но порой нужно быть и немного сдержанней. Окружение имеет свойство обижаться, что, разумеется, ты вряд ли заметишь за своим раздутым…

– Ладно, ладно, – миролюбиво перебила его та, поторапливая. – Я ж любя. Ну не злись. Я же просто обожаю твои оловянные глазки. Они же такие милые! Прям так и хочется их затискать. Топай, давай…

Они ушли, провожаемые задумчивыми взглядами.

– Дай угадаю, – прищурилась Аманда. – Кэтрин было велено занять меня?

Адриан согласно кивнул.

– Почти. Я лишь попросил их меня дождаться.

– Зачем? – не поняла та. – Где ты был?

– Кое-что искал, – молодой человек подошел к ней, протягивая сверток.

При развертывании оказалось, что это своеобразная походная кожаная сумка с множеством кармашков и заправленных туда инструментов. Аманда удивленно покосилась на содержимое. Скальпели, пинцеты, точильный камень, тонкие ножи, катушки хороших крепких нитей, набор игл и даже что-то вроде отдаленно напоминающей мини-пилу.

– На случай, если вдруг снова придется кого-то резать в полевых условиях, – улыбнулся Адриан.

Девушка невольно улыбнулась в ответ. Что там обычно дарят девушкам? Цветы? Конфеты? Пфф… как банально. Вот какие подарки должны быть! Аманда свернула сумку обратно в сверток.

– Спасибо, – искренне поблагодарила она. – Как рука?

– Как новенькая, – для достоверности он помахал ей, разминая. – Кэтрин постаралась на славу. Не особо только радует оставшийся след, но, в общем-то, ерунда. Рука на месте и на том спасибо.

Да, Кэтрин постаралась на славу… Улыбка невольно сползла с лица Аманды.

– Прости. От меня как оказалось, нет никакого толка. Видимо всё, что я умею – это измываться над и без того мертвыми. Вот если ты завещаешь мне своё тело на опыты после смерти, тогда я, наверное, что-то сумею, а пока живой…

– Да пожалуйста, – перебивая, мигом согласился Адриан, чем заслужил косой недоверчивый взгляд. – Я в твоём распоряжении. Делай всё, что пожелаешь. Мне ещё, наверное, стоит сказать тебе отдельное спасибо за то, что я вообще жив. Если бы не ты, никто бы меня не спасал несколько лет назад. Ведь так?

– Кэтрин рассказала? – покачала головой девушка. А кто ещё? Видимо она подслушивала тогда под дверью. А какие честные взволнованные глазки-то были! Хитрая лиса. – Всё в ней замечательно, но вот язык длинноват.

Молодой человек так не считал.

– Не ругай её. Всегда приятней знать правду. Уж ты должна это понимать.

Она понимала. Верно.

– И что же дальше? – Аманда вскинула на него испытывающий взгляд. – Что теперь будем делать? У нас может что-нибудь получится?

– Ну, – задумчиво закатил глаза Адриан. – Если не попробовать, никогда ведь не узнаешь? Да, пускай мы с тобой оба чрезмерно неэмоциональные, но думаю, есть шанс, – он притянул её за руку и прижал к себе, обхватывая за талию. – Смотри, как замечательно получается: ты на редкость вредная, я люблю сложности. Ммм… – задумчиво поджал губы молодой человек. Улыбка промелькнула на заросшем лице. – Давай в порядке исключения сегодня я сделаю что-то особенное. Честно даже и не упомню, когда в последний раз кому-то говорил подобное, но учти… соревнование, которое ты затеяла, всё ещё продолжается.

– Я затеяла? – возмутилась Аманда. – Ты первый начал меня игнорировать!

– Потому что кое-кто решил поиграть в обиженного ребенка.

– Напомнить почему?

– Нет. Не нужно, спасибо. Я помню, и мне ещё только предстоит заглаживать вину. Главное, чтобы нам ничего не мешало, да? А то объявятся на горизонте всякие Колины… потом сыщи тебя.

Аманда усмехнувшись, покачала головой.

– Брось. Правда считаешь, что он может стать помехой? Я даже не знаю, до сих пор ли он в Аланбиле.

– До сих пор. Я столкнулся с ним в городе сегодня, и, кажется, он очень хотел бы, чтобы на моём месте оказалась ты.

– О, – только и ответила девушка. Да, эта история ещё не закончена. С Колином только предстоит выяснить все отношения до конца. Лишь бы он не тешил никаких иллюзий, хотя вероятно об этом уже поздновато думать.

Адриан прижал её к себе ещё сильнее.

– Ну так что? Как насчет моего душещипательного признания, которое ты так желала? Я готов…

– Не надо, – покачала головой та, не скрывая улыбки.

– Ты же сама хотела!

– Нет, уж. Я передумала. Лучше посмотрю, как ты будешь доказывать всё на практике.

Бровь молодого человека вопросительно взлетела вверх.

– Значит, решили?

– Что решили? – закусывая нижнюю губу и подтягиваясь на мысочках как можно ближе к его лицу, поинтересовалась Аманда.

– Будем держаться вместе?

– Для начала сойдет, – кивнула она, чувствуя его заигрывающие легкие поцелуи и колючую бороду, трущуюся о щеки. Аманда чуть отстранилась и, прищурившись, строго воззрилась на Адриана. – Но есть условие. Ты будешь бриться каждый день. Каждый. Или я объявлю войну.

Приятный мужской смех разнеся в ночной тишине.

– Что ж, это будет весело.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю