290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Чернильный дневник (СИ) » Текст книги (страница 5)
Чернильный дневник (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Чернильный дневник (СИ)"


Автор книги: Ирина Муравская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 23 страниц)

Глава 6. Соблазн велик

Аманде за эти дни уже успело надоесть переноситься в Эридан посредине ночи, так как несколько часов просто вылетали в никуда, когда в другое время могли бы сослужить добрую службу. Вот и сейчас, она проспала до утра, а проснувшись, первая мысль, которая ее посетила, была: как долго у нее еще имеется возможность тут находиться? Ведь она сейчас в реальности ночевала у Томаса, а значит, он мог в любой момент ее разбудить. И это не радовало.

Тем не менее, девушка умылась принесенной ей водой, привела себя в порядок, нарядилась в подаренное Адрианом платье и спустилась вниз. Чем ей нравилась мода этого мира, так это легкими нарядами. Никаких корсетов, стягивающих тебя до полусмерти о которых любят упоминать писатели средневековых романов. Никаких пышных юбок, мешающихся при ходьбе и кучи дополнительного белья, что должно одеваться под низ.

Нет, это ее светло-розовое платье, даже все же персиковое, легкое и удобное. Длинная свободная юбка не мешала при ходьбе, а шнуровка для удобства находилась спереди, под грудью. Единственный недостаток – расклешенные рукава, которые устанешь поправлять, но при этом вместе с платьем они смотрелись очень гармонично. Аманда чувствовала себя придворной дамой из саги о короле Артуре.

С волосами она ничего придумать не успела, так как одна из присланных служанок предупредила, что ее уже ждут внизу. Пришлось оставить распущенными. Видимо, в этом месте все ранние пташки, потому что дом вовсю кипел жизнью. Ее проводили в столовую, в которой кроме камина, длинного овального стола на грубых ножах и десятка стульев не было ничего лишнего. Барон Колфрид и Адриан уже сидели на своих местах, и Аманда пожелав всем доброго утра, поспешила занять место рядом с последним.

– Прекрасно выглядишь, – шепотом сказал ей молодой человек, когда она уселась за стол.

– Спасибо, – так же тихо, одними губами, ответила девушка.

– Полностью согласен, – услышал их барон, отчего гости подавили смущенную улыбку. – Зачем скр’ывать, вы выглядите бесподобно, милая.

– Благодарю, – улыбнулась Аманда. – Нас всего трое? Неужели больше никого не будет?

– Увы, – развел руками тот. – Так вышло, что я не обр’еменен большой семьей. Но гостей пр’инимать люблю. За этим столом часто собир’аются шумные компании. Надеюсь, вам еще пр’едставится шанс в этом убедиться.

– Не думаю, – ответил Адриан. – К сожалению, мы не задержимся надолго. Нужно еще уладить кое-какие дела.

– Дела могут и подождать! – расстроился хозяин, давая знак, чтобы слуги подали блюда.

Вокруг началось оживление. Только после того как слуги ушли, разговор продолжился.

– К сожалению эти не могут, – Адриан был непреклонен.

– Милая, ну хотя бы вы повлияйте на моего племянника! Он и так почти не р’адует меня своим пр’исутствием. К тому же, с его тепер’ешним положением мой дом – одно из самых надежных мест, где он может укр’ыться.

– У нас правда не… что??? – Аманда как раз наслаждалась невероятно вкусным сырным супом, от которого пахло шафраном и миндалем, когда серебряная ложка в руке дрогнула, проливая содержимое на белоснежную скатерть. – Племянника? – она, раскрыв рот, повернулась к соседу. Адриан поспешно принялся за свою порцию, чтобы не сталкиваться с ней взглядом.

Барон Колфинд сконфуженно прищурился.

– Неужели он вам не говор’ил?

– Ничего он не говорил, – девушка тряхнула головой.

Вот, значит, как. Если барон его родной дядя, то сам Адриан как минимум какой-то… короче, далеко не обычный охотник, живущий в лачуге посреди леса.

– Ах, это так похоже на него, – покачал головой барон. – Но пр’остите, милая, что завел эту тему. Больше не скажу ни слова. Думаю, Адр’иан сам должен посвятить вас в свою жизнь, если посчитает нужным. Прошу, не дер’жите на немощного стар’ика зла за излишнюю болтливость.

– Это ты-то немощный старик? – не сдержал смешок Адриан.

– Увы, мальчик мой, годы нельзя отмотать назад… – вздохнул тот.

Аманда все не отводила глаз от своего соседа, а тот назло ей продолжал с аппетитом поедать суп и разговаривать с бароном, делая вид, что не замечает ее.

– Лучше р’асскажите о себе, милая, – не унимался барон Колфинд. – Откуда вы, чем занимаетесь и как познакомились с этим р’едкостным молчуном!

– Да, – тут же встрепенулся “молчун”. – Расскажи. Нам всем очень интересно.

Девушка еле сдержалась, чтобы не пнуть его ногой под столом. Наступил опасный момент. Пускай Адриан и принимал некоторые аспекты ее “странной” личности, но как бы воспринял ее историю хозяин дома? Так что Аманда начала издалека, несильно вдаваясь в подробности. Мол, она брошенная матерью сирота, отец умер много лет назад, и она прибыла сюда издалека по личным причинам, о которых не желала бы распространяться. Со своим компаньоном их свел случай, когда она едва не заблудилась в лесу, а Адриан услужливо предложил ей помощь, а теперь вот изъявил желание помочь в ее путешествии.

Ложь выходила в целом складно и лишних вопросов никто не задавал. Только когда разговор зашел о том, что она увлекается медициной или как она на всякий случай сказала “врачеванием”, барон Колфинд заинтересовано углубился в этот вопрос, но и тут девушка смогла вывернуть все на нейтральную тему, тщательно подбирая слова. Адриан не перебивал и не вмешивался, но по его лицу был заметен проснувшийся интерес. Наконец-то, тема об ее жизни исчерпалась и Аманда облегченно выдохнула. Вроде справилась.

Дальше беседа за столом плавно перетекла в прогулку по парку и небольшую экскурсию по резиденции, а оттуда в гостиную, где они едва ли не до обеда провели время за увлекательными историями из жизни барона.

Роберт Колфинд принимал участие в войне, о которой девушке уже рассказывал Адриан. Вызвался добровольцем и с пламенным сердцем и бьющей через край отвагой ушел в строевой отряд. Там же через несколько лет травмировал ногу, после чего его отослали с линии обороны.

Однако дома ветерана встретили далеко не с почестями как бы того ожидалось. Большинство окружения считало, что подобная травма не столь значительная причина бежать от долга. Немногие знали, что рана была получена, когда барон, тогда еще молодой шевалье, собственным телом защитил старого короля, так же выступающего на оборонительном рубеже. За подобную отвагу покойный правитель присвоил своему спасителю титул барона и наделил правами на владение земельной собственностью.

Вспыхнувшая эпидемия пришлась на последние военные годы. Собственно, она стала одной из причин ее окончания, но, к сожалению, не венцом кровопролития. Смертельная волна прошлась практически по всему Эридану, не затронув лишь несколько отдаленных уголков королевства. Столица тоже попала под удар, и тогда же барон за потерял двух дочерей и супругу. Самого же хозяина, как и почти половину населения Борея, каким-то чудом нависшая беда миновала, но страшные утраты не могли не сказаться на выживших.

На этот же период для Эридана пришелся расцвет религии, которую молодой король, вступивший в свои права после смерти отца, с честью поддержал. До этого долгое время церковь оказывала лишь второстепенное влияние, но после войн и болезней начала подниматься, ведь людям нужно было во что-то верить. Церковь давала им эту возможность. Тогда же началась дискредитация образа жизни алхимиков и их гонения.

Вернее, как сказал барон Колфинд, церковный конклав под духовным предводительством кардинала Бантео в содружестве с Его Величеством королем Эмбером, после продолжительных расследований и неопровержимых доказательств были вынуждены признать вину алхимиков, запятнавших себя бесчестьем, ересью и позорными связями с нечистым. Одним из которых стал сговор с дьяволом, заставивший их, как людей когда-то высшего духовного сословия, отречься от истинной веры. Посланная изменниками эпидемия преследовала за собой единственную цель – добиться духовной гибели не только их собственной, но и всего человечества.

Барон, качая головой, отметил, что, несмотря на правое дело, он не способен всецело одобрить предпринимающиеся церковью меры, хотя их порыв и цель, в конечном итоге, достойна уважения. Как бы то ни было, вероисповедание не терпит “потустороннего вмешательства”, которое несут за собой алхимики. Бог есть единственное существо, имеющее власть над всем сущим, и только душа вечна. И пускай люди многие сотни лет жили с ними бок о бок, сейчас, по мнению церкви и молодого правителя Эридана, настала пора дать всем понять, что наступила та эпоха, в которой отклонения от привычного образа жизни не терпятся и не имеют места быть.

Аманде стало не по себе, когда зашла подобная тема. Мало того, что она искренне сочувствовала этим алхимикам, которых никогда не видела, так еще и на свой счет у нее невольно затряслись коленки. Если в этом месте церковь занимала такую же важную нишу, как когда-то и в ее время, то что будет, если узнается способ ее перемещений сюда? Это ведь явно не вписывалось в утвержденные веромученниками рамки. Недалеко и до знаменитой “охоты на ведьм”, хотя видимо тут они заменились на травлю алхимиков.

Видимо, Адриан тоже почувствовал, что разговор принял нежелательное русло и, попросив у барона Конфлинда разрешения отдохнуть перед ужином, увел Аманду наверх. С разговоров на лестнице они плавно перетекли к нему в спальню.

– Ну, теперь я могу понять, почему ты сдал меня королю, – кивнула девушка, заваливаясь на маленький диванчик. – Потому что вы все тут чертовы фанатики. Религиозный сброд.

Рядом на прыгающих волнообразных ножках стоял высокий столик с огромным блюдом самых разных фруктов. Тут был ананас и, кажется даже, авокадо… Или что-то похожее. Не говоря уже о яблоках, винограде и клубнике. Аманда не удержалась и потянулась за ананасом, хотя несколько минут назад съела большую порцию невероятно вкусного суфле в шоколаде.

– Тут другое, – покачал головой Адриан, присаживаясь рядом и скидывая ее ноги с задравшейся по колено юбкой на пол.

– Например?

– Не важно.

– Нет, важно… – Аманда оторвалась от дольки ананаса и проницательно посмотрела на него. – Кого у тебя забрала эпидемия? Родителей, брата, сестру… невесту?

– С чего ты взяла?

Девушка пожала плечом.

– Ты не любишь алхимиков. Да, возможно, не бегаешь за ними с факелом и криками “сжечь”, но открыто не любишь. С бароном-то все ясно. В нем горит обида за потерянную семью… а ты? Только личные причины могут создавать такую продолжительную ненависть.

Адриан долго не решался ответить. Было видно невооруженным глазом, что девушка оказалась едва ли не первой за долгое время, кто поднял подобную тему. Да еще и попала точно в цель.

– Мать и сестру, – ответил он, наконец. – Мы тогда с отцом были на войне, когда эпидемия добралась до нашего города.

– Так ты еще и служил? – удивленно посмотрела на него девушка. Понятие тактичности для нее было несвойственно, судя по всему.

– Пять лет, – кивнул тот. – Отцу разрешили вернуться домой, чтобы устроить отпевание и похороны. К тому же кто-то должен был управлять поместьем. А я так и не был на похоронах. Не успел попрощаться.

– Поместье… – вскинула бровь Аманда. – И… почему ты не там?

– Потому что его у меня больше нет, – пожал плечами Адриан, забирая у нее из рук недоеденный ананас и отправляя его в рот. – То было сложное время. Голодное, темное. Отец не справился: сначала постепенно распродавал имущество, чтобы расплатиться с долгами, а, не выдержав, напился как-то раз и устроил целое представление. Да не перед кем-то там, а приближенными к короне персонами. Последствия предсказуемы: его лишили титула, земли и почестей. Только не спрашивай, что именно он устроил. Ничего достойного, но и я как наследник попал под горячую руку. В общем, вернулся я на пустое место, которое когда-то было мне домом, и стал при этом никем.

Девушка новыми глазами посмотрела на собеседника.

– Надо же… И у тебя тоже с родителями вышел косяк, – вздохнула она. – И где он сейчас? Твой отец?

– Не имею ни малейшего представления. Одним днем я ушел и больше мы не общались. Даже не знаю, жив ли он еще. Не могу простить его за слабость как бы ни старался.

– Простить предательство тяжело, – кивнула девушка понимающе. Ей ли это не знать? – Особенно от близких. И вполне понятно, почему ты послал всех и укрылся в хижине. Я бы тоже спряталась и озверела на весь мир.

Адриан долго рассматривал ее.

– А что насчет тебя? То, что ты говорила о семье…

– Правда, в общем и в целом, – закусив губу, ответила та. – Отец… как у вас тут такие личности называются?… обдолбался опиумом и помер, а мамаша – алкоголичка до мозга костей, которой дочь была вообще не нужна. Все просто. Конец истории. Финита… – всколыхнув старые обиды, внутри все сжалось. Аманда тряхнула головой, заправляя за ухо упавшие на лицо пряди. – Но ничего, выплыла. Главное упорство и живучесть. Мы с тобой тому лишнее подтверждение.

Адриан неосознанно потянулся к ней и пальцем провел по дорожке из маленьких сережек-гвоздиков на открывшемся ухе девушки. Всего их было пять: четыре в ряд и один на хряще. Результаты бурного пубертатного периода. Хорошо, что ограничилось только ими, а не проколотым языком и сосками.

Девушка вздрогнула, но не отстранилась. Наоборот, ей было приятно его легкое касание… И он сам. Особенно теперь, открывшись с совсем другой стороны и став словно… таким, что можно и забыть на время о его предательстве. Или даже окончательно забыть. Сейчас ведь он ей помогает, верно?

Молчание затягивалось, а между ними едва только воздух не электризовался. Понять, что последует следом, не составляло большого труда. Милые беседы, тесный диван… Только вот Аманда чувствовала, что это неправильно. Там, в той реальности она никак не могла определиться с чувствами к Мэйсону, а тут вся покрывалась мурашками от одного взгляда. Это неуважение к обоим мужчинам и просто… нечестно, в конце концов.

Аманда никогда не была той, кто мог дурачить двоих разом, да еще и получать от этого удовольствие. И не будем забывать, что все еще остается значительная вероятность того, что происходящее лишь игра ее воспаленной фантазии. А раз так, то зачем раззадоривать ее еще больше?

– Ладно, – выпрямилась она с наигранной улыбкой, разрывая между ними дистанцию. – Яблочко хочешь?

Она потянулась к блюду, взяла первый попавшийся фрукт, кажется, грушу и уже развернулась, чтобы обходительно протянуть ее Адриану, но тот оказался проворней. Аманда оказалась прижатой к нему, а его губы уже нашли ее. Слабая оборона пала почти мгновенно, а любые посторонние мысли “о нельзя и неправильно” стайкой бабочек упорхнули из девчачьей головы. Так и сжимая в руке грушу, она притянула его за расстегнутый жилет еще ближе к себе. Адриан в ответ держал ее за шею, путаясь пальцами в волосах.

Поцелуй разгорался, как горит облитая керосином бумага. У Аманды непременно бы подкосились ноги, если бы она не сидела. Сердце бешено билось, а дыхание участилось как во время марафонского забега. Рука Адриана в какой-то момент порхнула с шеи по ее плечу и вниз по руке, но там и замедлилось, касаясь сжатого кулака, так и держащего лацкан жилета.

Видно, что это стоило ему усилий, но он первый отстранился, прерывая поцелуй. Мысленно Аманда могла его только поблагодарить, потому что сама точно не смогла бы. Какое-то нереальное… наваждение. Она еще никогда не испытывала подобного при всего лишь поцелуе. Да, бывало и приятно, и сердце екало, но так чтобы забыть: где ты, с кем и как вообще дышать…

– Ого, – выдохнула Аманда. – Круто. Нет, правда. Если ты так целуешься, то что же тогда можно ожидать в посте… – она осеклась, запоздало поняв, что слова были произнесены вслух. Только вот же удивление, о стыде и речи не шло. Вопрос был самым, что ни на есть искренним.

– Любопытно узнать? – с довольной улыбкой поинтересовался Адриан, светя обезоруживающими ямочками.

“Любопытно до ужаса”, хотелось ответить, но лучше благоразумно уйти с опасной тропинки.

– На уже свое яблоко, – девушка сунула ему несчастную грушу со следами ногтей. – А я пошла, пока чего не натворила…

На ватных ногах она дошла до двери, пока вдогонку ей не донеся мужской голос:

– Встретимся на ужине.

Ага, на ужине…

До ужина как раз было время, чтобы прийти в себя и переварить поцелуй. А переварить его было нужно… потому что Аманда хотела еще. Понимала, что будет не совсем нормально, если она заявится на пороге спальни Адриана с подобным требованием, но это не умаливало того факта, что она, собственно, была очень даже готова это сделать. И все же, девушка придержала коней и заставила себя успокоиться.

Стоп, Аманда, стоп… Как же просто увлечься, оказывается: страсть, тайна, одиночество… и красивое мужское тело. Неважно, умная женщина или нет, она все равно рано или поздно поведется на эту схему. Вот и повелась. Дура.

Как бы то ни было, к вечеру девушка сумела встряхнуться. Тем более что был повод: из ее комнаты исчезли вещи, в которых она переместилась сюда. Наверное, служанка нашла, когда застилала постель. Вот же ты молодец, Аманда! Догадалась спрятать платье под подушкой, но с утра она так торопилась, что особого значения этому не предала. Просто не привыкла, чтобы за ней прибирались.

На ужин Аманда вышла в легком волнении. Однако барон Колфинд был все в таком же добром расположении духа и поприветствовал ее с улыбкой. Да и Адриан многозначительно смерил ее взглядом, но, слава богу, ничего не стал говорить. А губы девушки снова вспыхнули от одного воспоминания о поцелуе. С ума сойти. Бывает же такое.

Роберт извинился за утренние пересуды, от чистого сердца надеясь, что не слишком загрузил гостей тоскливыми и не имеющими место быть разговорами. Девушка какое-то время с опаской присматривалась к хозяину дома, но никаких перемен в нем не замечала, что немного успокоило. Может служанка не стала доносить о находке и просто выкинула чудаковатые вещи? Мало ли что могут одевать люди в этом мире, верно?

Вечер прошел мирно и спокойно, а после все разбрелись по спальням. Адриан, непонятно только радоваться или нет, просто пожелал ей доброй ночи и закрыл за собой дверь. Что на уме у этого человека? Зачем ему нужен был поцелуй? Проверить себя или ее? А дальше что? Ну что за человек!

Уснуть оказалось непросто. Аманда больше часа провалялась на мягкой постели, но сон не шел. И дело уже было не только в Адриане. Она размышляла об алхимиках, короле Эмбере представляя его эдаким высоким темноволосым коршуном с глазами-сверлами, об Эридане в целом, о семье Адриана и том, что он рассказал о них… Слишком много крутилось мыслей, а основная, особенно болезненная, яростно стучала дятлом: она ведь не переживет, если все это… все дни, что ей довелось тут побывать, окажутся вызванными болезнью галлюцинациями.

Утро наступило неожиданно и по счастью в Борее. Интересно, почему Томас ее не будит? Неужели поверил в ее рассказы? Неважно, нужно пользоваться моментом, а заодно узнать у своего компаньона, когда они отправляются на запад. Все это просто замечательно: чаепитие, аристократы, мягкая перина, но ей нужны ответы на вопросы, а время поджимает… Дело усугубилось, когда пришедшая с утра в комнату служанка сообщила, что барон Колфинд хочет переговорить с ней. С ней одной и с утра пораньше.

Аманда быстро оделась и спустилась вниз. Кабинет, где ее ждали, находился недалеко от зала отдыха, это она запомнила благодаря вчерашней экскурсии. Роберт сидел за резным деревянным столом и что-то читал. Двери открыты, так что Аманда легонько постучала по косяку, привлекая к себе внимание.

– А, это вы, милое создание, – расплылся в улыбки тот. – Адр’иан отъехал по делам и я р’ешил немного занять вашего вр’емени. Надеюсь, это не пр’облема?

– Отъехал? – удивленно вздрогнула та.

– Да, я попр’осил уладить его кое-какие мои дела. Не думаю, что это займет много вр’емени. Вы ведь не будете пр’отив составить стар’ику компанию?

– Разумеется, нет, – растеряно ответила девушка.

– Р’ад это слышать, – кивнул барон. – Что же вы стоите на пор’оге? Пр’оходите, пр’оходите. Не бойтесь.

– Я и не боюсь.

Аманда прошлась по кабинету, уставленному вдоль и поперек книжными шкафами. Не тронутым была лишь одна стена с полукруглым высоким окном и широким подоконником. Да, библиотека впечатляла. Как и много чего еще. Например, медвежья шкура на полу.

Девушка постаралась подойти к стоящему возле стола креслу с высокой спинкой, не задев несчастное животное. Она никогда не изъявляла желание становиться членом Гринписа, но животных ей было жаль. Больше чем людей порой.

Барон улыбался ей все так же приветливо, но Аманда чувствовала молчаливую угрозу, исходившую сейчас от него.

– Вы вчер’а р’ассказывали о своей семье, и с моей стор’оны было кр’айне невежливо не поинтер’есоваться, откуда именно вы пр’ибыли?

Девушка оцепенела.

– Разве это так важно и не может подождать? Скажем, до обеда?

– А почему не сейчас? Р’аз уж мы с вами сидим тут и так чудесно беседуем? Так откуда же?

Девушка молчала, потому что признаться не знала ни одного названия города или деревни кроме Борея. Но он тут явно не подходил. Да и врать все равно бесполезно. И так понятно, что барон затеял этот разговор не просто так.

– Молчите? – вздохнул тот. – Очень жаль, потому что, пр’изнаться, мне было кр’айне пр’иятно познакомиться с вами. Однако в свете последних событий… – на этих словах барон достал что-то из ящика стола и положил перед девушкой.

Аманда почувствовала, как побежал мороз по позвоночнику. Перед ней лежало ее аккуратно сложенное черное платье с блестками. Служанка – гадина. Все-таки сдала ее. И как теперь оправдываться?

– И что это должно значить? – покачала головой она, играя в невинную овечку.

– А то, что эта удивительная вещь пр’инадлежит вам, – барон Колфинд поиграл кончиками пальцев. – Необычный наряд, вам не кажется? Весьма экстр’авагантный. Пр’облема в том, что моим др’узьям уже доводилось сталкиваться с подобным… – на этих словах стена, которая раньше казалась частью книжного шкафа отошла в сторону, открывая потайную комнату из которой вышло три человека: один мужчина в красном необычном наряде, состоящим из длинной туники и брюк: другие в черных рясах, пошитых из грубой ткани, на поясах металлические дубины с углообразными штыками. Кресты на шее. Ясно, церковная братия. Барон оглянулся на них. – Я знал, что мой племянник ввязался в очер’едные незаконные дела, но то, что он якшается с потенциальными ер’етиками, пр’изнаться, пр’ивело меня в настоящую яр’ость…

“Яр’ость”… так и хотелось передразнить его, хоть ситуация и не располагала. Аманда продолжала сидеть на месте, потому что была уверена – ноги онемели настолько, что не будут ее слушаться. Вместо этого она смотрела на вышедших мужчин желая прожечь в них дыру, так как понимала: любые оправдания бесполезны, когда имеешь дело с фанатиками. А это, определенно, были они.

Позади послышался шум, девушка резко обернулась от всей души надеясь, что это Адриан. Сейчас она хотела его видеть так сильно как никогда раньше! Но нет, в дверях стояло еще двое мужчин: в таких же черных нарядах и с оружием на поясе. И вид у этих дубинок был… жутковатый.

– Давайте сделаем так, милая, – голос барона заставил ее обернуться обратно к хозяину дома. – Мои др’узья сопр’оводят вас в одно место, чтобы там откр’овенно и без утайки вы имели возможность пообщаться с вер’ховным конклавом. Если вы невинны, то и бояться нечего, вер’но? А р’ади вашей же р’епутации давайте сделаем все тихо, не пр’ивлекая шумихи. Что вы на это скажите?

Ради ее репутации? Скорее, ради репутации дома Колфиндов. Вряд ли его чистое имя останется чистым, если кто-то увидит, как из дверей его резиденции вывозят потенциально опасного преступника. Аманда обреченно выдохнула… вот же засада, опять ее сдали.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю