290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Чернильный дневник (СИ) » Текст книги (страница 7)
Чернильный дневник (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Чернильный дневник (СИ)"


Автор книги: Ирина Муравская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 23 страниц)

Глава 8. Сцены из жизни за стеной

Аманда нервно переминалась с ноги на ногу. Ситуация была, что называется, из ряда вон. Что же за напасть такая! Выбраться из одной переделки, чтобы угодить в другую! И сколько так будет продолжаться? Она совершенно обессилена, в так и не высохшем платье, которое сковывало каждое движение и с одной туфлей. Если придется срочно делать ноги, вряд ли осилит. Только бежать, правда, как раз то было и некуда. Мужчины обступили их тесным строем, не кидаться же на них тараном?

– Ну и… что делать будем? – выдохнув, вслух поинтересовалась девушка, вслепую нашаривая руку Адриана. Это придавало уверенности.

– Спрашиваешь меня, да? – ответил молодой человек.

– Ну… я в нашей делегации отвечаю за привлекательность. Значит ты, стало быть, отвечаешь за мозги.

– Спасибо за доверие, – едва не фыркнул тот в ответ.

– Вы закончили, голубки? – ехидно усмехнулся один разбойников: рослый детина с кривым шрамом около губ и с перекошенной челюстью. – Вам ничего и не придется делать, не переживайте. Мы уже все решили. Парень нам не нужен, а вот ты, – он ткнул пальцем в Аманду. – Можешь пригодиться. Времени немного, но уверен, мы успеем. Не будешь сопротивляться, возможно, даже оставим тебя в живых.

Адриан еще больше вцепился в девушку, свободной рукой незаметно нашаривая охотничий нож на бедре. Хорошо хоть его не унесло течение.

– Разбежался, – поморщилась Аманда. – Лучше уж сразу подохнуть.

Мужчина задумчиво кивнул.

– Такой вариант тоже рассматривается, без сомнения. Но не хочется разбрасываться возможностями, – он потянулся было к ее лицу своими огромными мозольными лапищами, но та грубо ударила его по руке, отчего разбойник залился смехом и покосился на своих собратьев. – Поглядите, нам попалась баба с норовом!

Все загоготали в ответ. По кивку Аманду резко оттащили от Адриана. Мужчина со шрамом мигом посерьезнел.

– Ведите ее внутрь, а с этим кончайте.

– Это вряд ли, – молодой человек молнией выхватил нож и приставил его к горлу разбойника. Он оглянулся на державших Чейз соглядатаев. – Отпустите ее. Живо!

Никто не пошевелился. А мужчина презрительно хмыкнул.

– Ты один, нас куда больше. Убьешь меня и ничего не добьешься. Ты все равно покойник.

– Возможно, – кивнул тот и с размаху всадил ему в горло лезвие почти до рукоятки.

Кровь брызнула фонтаном, а разбойник, захрипев и задыхаясь, повалился на колени, захлебываясь в крови и зажимая рану слабеющими руками. Ему оставалось жить еще несколько секунд, с такой дырой в горле никто не выживает. Адриан же только и успел дернуться, прежде чем на него навалилась разъяренная толпа.

Аманду продолжали держать в цепкой хватке, хоть она извивалась, пихалась и даже попыталась укусить одного из разбойников. Бесполезно, только что смогла выскользнуть из-под накинутого на плечи пыльника, но ее тут же схватили снова. Но ведь именно на это, по всей видимости, и рассчитывал Адриан: отвлечь внимание на себя, чтобы она смогла скрыться.

Его уже было практически не видно за пляшущими спинами. Что мог сделать один человек против двух десятков? Да, бесспорно, Адриан умел драться, но рукопашной здесь и не светило. Аманда в очередной раз дернулась, вцепившись зубами в удерживающую ее руку. Мужчина вскрикнул и выпустил ее на мгновение. Этого хватило, чтобы со всей дури лягнуть того в коленку и выхватить из его рук томагавк.

Господи, как этой штукой пользоваться? Девушка растерянно вертела ее в руках и, повернувшись на шум, инстинктивно треснула тупой стороной пожилого бородатого мародера, попытавшегося в шумихе подкрасться к ней. Старик удивленно замер, а второй удар, прилетевший следом, заставил ее без чувств рухнуть на землю.

И в этот самый момент, когда среди царившегося хаоса только и видны были мелькающие тела да гневные крики, Аманда почувствовала, словно ее выдергивают из вязкой липкой смолы. Снова это знакомое странное состояние и еле пробивающий голос…

– Адриан, я исчезаю! – закричала она, надеясь, что ее услышат. Настойчивый туман уже начинал обволакивать сознание девушки.

Перед ней мелькнуло знакомое раскрасневшееся волосатое лицо.

– В соседней деревне, возле сторожевой башни… – только успел прокричать он, пока кто-то не огрел его по затылку.

Адриан мешком осел на землю. Аманда закричала, хотела было кинуться к нему, одновременно чувствуя, как ее схватили за локоть, больно дернув при этом, но было поздно.

Девушка резко открыла глаза и остекленевши помутневшим взглядом уставилась перед собой. Сиреневые обои с цветочком. Картина с какими-то уродскими мартышками… какие к черту мартышки? Аманда тряхнула головой и с удивлением поняла, что находится в одной из комнат в квартире друга. И не одна. Рядом с ней на краешке постели сидел Томас и встревожено смотрел на подругу. В руках знакомая книга в бордовом переплете.

Вернулась! Она вернулась! Черт! Адриан… Что они с ним сделают? Что с ним будет? Аманда трясущимися руками выхватила у друга “Чернильный дневник” и, перескакивая и сминая в спешке страницы, добралась до последней исписанной.

“Разбойники на мгновение растерялись, но стремительно пришли в себя и всей ватагой навалились на охотника, в мгновение ока скрывшегося под весом тел. Он едва успевал отбиваться, но силы оказались неравны. Странница пыталась прийти ему на подмогу, но и ее держали цепкие пальцы убийц. С огромными усилиями ей удалось вырваться, но внезапно растворившись прямо на глазах изумленных разбойников, она оставила охотника один на один с разъяренной толпой”.

– Нет, нет, нет… – Аманда выронила книгу из рук. – Нет! – закричала она, хватаясь за голову. Она яростно воззрилась на Томаса. Стало понятно, кого нужно благодарить за резкое пробуждение. – Какого черта, Том! Какого черта ты меня разбудил! Кретин! Ты что, ничего не понимаешь… он же там, один!!

Томас даже бровью не повел. Сидел с какой-то невиданной ранее невозмутимостью и изучающе рассматривал подругу. Та же не могла успокоиться. Ее дико трясло, а проклятые слезы обиды, которые никак не шли, застряли в горле и душили. Хотелось кричать и орать. Топать ногами и отбивать кулаками стены.

Ее остановил неприятный привкус, и Аманда с удивлением вытерев губы тыльной стороной ладони, увидела красный развод. Снова кровь носом пошла. Только это и помогло немного прийти в себя. По крайней мере, кричать и сдирать кожу на кулаках уже не хотелось. Только рычать и злиться на весь мир.

А Томас все продолжал смотреть на нее.

– Чего уставился? – не выдержав, буркнула девушка, затыкая ребром ладони нос.

– Ты заигралась, Аманда, – ответил тот сухо. – Заканчивай со своими сновидениями.

– О чем ты?

– Я не знаю, что с тобой происходит и как это работает, но вернись уже в реальность. Ни до чего хорошего твои путешествия тебя не доведут.

Аманда удивленно опустила испачканную руку.

– То есть ты мне веришь? – изумленно вскинула на него глаза она.

– Не поверил бы, если бы не увидел своими глазами, – Томас взял “дневник” и, с брезгливостью, перемешанной одновременно с осуждением, покачав ее в руке, кинул обратно на постель. – Охотник, серьезно? Аманда, я не знаю, что творится, но контролируй это. Сделай так, чтобы сны больше не приходили. Они тебе не нужны. Живи в реальности. Или сойдешь с ума. Ты уже сходишь.

Девушка прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, чтобы заставить себя успокоиться. Она чувствовала, как по губам стекала тонкая струйка крови, но уже не смахивала ее. Адриан там. Защищая ее, остался там, а она исчезла. Бросила его. Оставила на съедение волкам, пускай и не по своей воле… Что теперь с ним будет?

– Я сойду с ума, если останусь здесь, – ответила она, не открывая глаз. – Я должна быть там. Не знаю, как это можно объяснить, но порой кажется, что только там и есть мое место, а все что тут… временное и бесполезное.

Ответа не последовало. Аманда открыла глаза. Томас смотрел на нее так, как никогда еще не смотрел в жизни: с жалостью.

– Бесполезное? Что бесполезное? Твоя работа, на которую ты положила столько сил? Твоя квартира, за которую надо платить, если ты еще об этом помнишь. Твой парень, который за последние дни сорвал трубку, названивая, пока ты в своих… видениях целуешься с каким-то вымышленным перекаченным героем. И я тоже бесполезен? Жаль слышать, правда.

– Томас, – покачала головой девушка, понимая, что перегнула палку. – Я не то имела в виду…

Ее друг покачал головой, рукой перебивая ее изливания.

– Не надо. Я уже все понял. И печальней то, что я даже не знаю, что с тобой происходит. Обычным помешательством тут не пахнет, иначе я просто не могу объяснить это, – он махнул рукой на ее ноги, и Аманда с ужасом увидела содранные колени и огромную начинающую сизоветь гематому на бедре. На руках тоже начинали проступать следы будущих синяков.

Ее падение с кареты не прошло даром. В длинном платье было не видно, а вот в ее наряде для клуба, в котором она сейчас почему-то очнулась… Почему в нем? Хотя… если учесть, что то ее тело там было лишь астральным двойником настоящего, находившегося все это время тут в спящем состоянии…

Томас покачал головой.

– Они проявились. Просто появились, понимаешь? Ты спала, а они раз… Аманда, одумайся, зачем оно тебе? Эти приключения и влюбленные переглядки стоят того? Тебе не приходило в голову, что из-за своей одержимости ты можешь просто напросто умереть здесь? В реальности. В этой реальности.

Аманда не знала, что ответить. Да, она уже думала над этим. Как и отдавала себе отчет в том, что там за ней охотится местная инквизиция, желающая обвинить хоть кого-то во всех смертных грехах. Что там орудуют невидимые силы странных алхимиков, которые олицетворяют непонятно что. Что там, в Эридане, никогда не знаешь, что случится в следующее мгновение, и на кого ты наткнешься за поворотом: на безобидную старушку или маньяка… Понимала…

– Мне нужно вернуться, – покачала головой она, соскакивая с постели. Ноги дико болели. Почему-то в Эридане этого не ощущалось. Наверное, все дело в адреналине. Чуть пошатываясь, она забрала “Чернильный дневник”, извиняюще посмотрела на друга и направилась к двери. – Прости. Я тебя очень люблю, но сейчас я должна быть там.

– Вероятней всего, он погиб. Сама подумай: там было слишком мало шансов выкарабкаться, – прилетело ей вдогонку.

Аманда не обернулась, чтобы он не видел ее лица. Да, она сама этого боялась, но не соглашалась принять такой исход на веру…

– Нет, – покачала головой она. – Мы встретимся в деревне около сторожевой башни. Он так сказал.

Но на этом последние новости не закончились. Это девушка поняла, когда вернулась домой от Томаса и обнаружила сидящего на постели Мэйсона. В ее квартире. На ее постели.

– Что ты тут делаешь? – не поняла Аманда, кладя “Чернильный дневник” на тумбочку и стаскивая с себя пальто.

Тот оценивающе оглядел ее платье.

– Где была, можно узнать?

– У Томаса.

– Все эти дни?

– Это что, допрос? – нахмурилась девушка.

Мэйсон поднялся с постели. Сердитый и взъерошенный.

– Я звонил тебе. Снова и снова. Приезжал на работу. Сказали, что ты не появлялась с пятницы и вообще заболела. Звонил Томасу, но он нес такую ахинею, что я ни черта не понял. Аманда, где ты была?

– Ты все равно не поверишь, если расскажу, – отмахнулась та. Ей только не хватало начать оправдываться еще и перед ним. Сейчас голова была забита совсем другим, а тут все эти чертовы любовные обиды!

– А ты попробуй, – настаивал Мэйсон и тут он заметил расползающийся по ноге синяк и сбитые колени. Лицо парня переменилось. – Что случилось?

– Упала, – снова отмахнулась Аманда.

– Упала? С какого этажа нужно было так упасть?

– Мэйсон, – вздохнула девушка. – Я ужасно устала. И хочу побыть одна. И верни, пожалуйста, ключ… Иначе я не могу объяснить причин, почему ты здесь. Знаешь же ведь, я не люблю незваных гостей.

– Вернее, не любишь мое присутствие, да?

Девушка непонимающе на него посмотрела.

– В каком смысле?

Мэйсон подошел к ней едва ли не вплотную.

– Думаешь, я слепой и не вижу? – он взял ее за руки. – Я не понимаю, что случилось, правда, но если я что-то не то сделал или сказал, прости. Все было нормально, а потом бах… Что случилось? Расскажи. Может, вместе мы решим эту проблему.

Аманде было не по себе от его близкого присутствия. Никакой нежности и теплоты. Никакой привязанности. Никаких чувств. Тот поцелуй с Адрианом выключил все, что когда-то было направленно на Мэйсона.

– Не решим, – покачала она головой. – И ты ни в чем не виноват. Правда. Дело во мне… я просто больше не чувствую ничего. Поэтому думаю… нам нужно расстаться.

Слова больно ранили парня, это было заметно.

– Ты встретила кого-то другого?

– Нет… не знаю, – Аманда не могла ответить на этот вопрос наверняка. Можно ли cказать, что она встретила Адриана, если все это происходит в какой-то другой реальности? – Мэйсон, пожалуйста, пойми и не держи на меня обиды. Такое случается. Люди любят друг друга, а потом…

Рыжеволосый парень выпустил ее руки из своих. Его взгляд потух.

– Не надо только успокаивать. Мне не десять лет. Справлюсь, не волнуйся.

Он прошел мимо и, достав из кармана ключ, который прикарманил после смены дверного замка, положил рядом с книгой, без особого интереса окинув золотистые заглавные буквы.

– Знаешь, что меня больше всего обижает, если уж зашла речь, – сказал он, остановившись на пороге. – Что ты молчала. Я считал тебя какой-то… особенной. Смелой, прямолинейной, решительной. За то и полюбил. На деле же ты оказалась обычной лгуньей. Такой же как и все. Желаю счастья с тем… с кем бы то ни было.

Когда дверь захлопнулась, Аманда уже не смогла больше сдерживаться и, наконец, разревелась. От души так. С криками и срывающимся голосом. Долгожданное расставание не принесло ни радости, ни облегчения. Да что же с ней не так? Почему все оборачивается самым мерзким образом?

Мэйсон прав. Томас прав. Она лгунья. Она больная. Лживая, слабая и психически нездоровая. Чего она хочет добиться? Зачем ей нужен этот чертов Эридан? За считанные дни из-за проклятой воображаемой сказки она потеряла все: друга, доверие, собственное самоуважение. Покой, в конце концов. Стоит оно этого?

Дикость и абсурдность последующих дней заключалась в том, что ночи проходили, но ничего не менялось. Первая ночь, вторая, третья, четвертая… Мало того, что она ворочалась едва ли не до рассвета, так долгожданный сон еще и не приходил, и девушка, просыпаясь к обеду, яростно колотила кулаками подушку, вымещая на ней свое бессилие.

Почему не срабатывает? Первая ночь еще ладно, такое уже случалось, эмоции, туда-сюда, но когда и на вторую ничего не произошло, Аманда не на шутку перепугалась. Третья стала финальной в ступенях развития женской паники, и она снова полезла на просторы интернета, где кучка самоучек-экспериментаторов обучала медитации, позволяющей контролировать астральное тело и сознание заблудившихся на просторах социальной паутины читателей.

Бред. Чушь собачья и полный бред. Разумеется, ничего не работало. Она не видела снов, а на страницах “Дневника” не появлялось новых глав. Время словно замерло и превратилось в жестокую нескончаемую ловушку. В итоге сутками напролет Аманда металась по квартире как загнанная в угол кошка, не знающая куда податься. Куда не посмотри – капкан отчаяния, готовый заглотить тебя вместе с хвостом и усами.

И отвлечься не на что: она позвонила на работу и вытребовала себе отпуск. Оплачиваемый, неоплачиваемый – без разницы, наплевать. Как и наплевать на то, что ее могли вообще лишить рабочего места за подобное пренебрежение. Лишь бы никто не донимал и не помешал, когда она перенесется в Эридан. Очередная одержимость, перерастающая в откровенную зависимость, пугала до чертиков. И в очередной раз девушке было на это наплевать.

Вдобавок ко всему ее продолжало терзать чувство вины: и перед Мэйсоном, и перед Томасом. Особенно, когда до нее дошло, что оба далеко не чужих для нее человека пострадали из-за ее же эгоизма. Будний день, а Томас вместо того, чтобы работать и обеспечивать свою молодую семью, сидел с ней и наблюдал за пускающим слюни спящим телом. Спас, вырвав из той ситуации, из которой вообще-то она могла и не выкарабкаться… А что она? Сорвалась на него, накричала, психанула… И Мэйсон: он два дня сходил с ума не зная где ее искать, а когда нашел – получил словесную оплеуху и плевок в душу… ну почему так?

До Томаса девушка пыталась дозвониться, но теперь уже он не брал трубку. Обиделся. И зная его, может дуться неделями, хотя тут и случай другой. Но все же Аманда оставила несколько голосовых сообщений, извинившись и попросив понять ее и поддержать. Кроме Томаса у нее в этом мире больше никого не было.

И все же, все эти обиды были мелочью в сравнении с тем, насколько девушка сходила с ума, не имея возможности вернуться в Эридан. Ее не отпускала страшная мысль – что, если Адриана больше нет? Что если из-за своего желания помочь ей, он погиб? Что если она его больше не увидит? Или что еще хуже: если она сама больше никогда не сможет оказаться там и это конец всех ее путешествий? Может ли быть такое, что все закончилось? Аманда бы этого не пережила. Состояние ломки, которое сопровождало ее эти дни, сводило с ума.

Все последние дни были потрачены на этот внутренний самоанализ, а так как обсудить подобную тему было не с кем, получался какой-то совершенно чудной и пугающий внутренний диалог. “Почему меня так тянет туда?”, спрашивала одна часть рассудка. “Потому что там…” – начинала отвечать вторая, а здравый смысл, не готовый в очередной раз поднимать уже доставшую его тему, их гневно перебивал: “Ой, лучше заткнитесь. Просто молчите! От души советую, а!”

И все же ответ Аманда знала, и он не мог не удивлять. Как бы дико это не звучало и как бы не смотрелось со стороны, находясь в этих своих странных сновидениях… или же в параллельной вселенной, не столь важно уже на самом деле где именно… важно то, что именно там она чувствовала себя по-настоящему живой. Словно бы нужной. Словно бы не одинокой.

Глупо и ненормально, верно, но отделаться от этой мысли Аманда не могла. Ну и Адриан, ко всему прочему, играл немаловажную роль в ее безрассудном стремлении вернуться. Тем же необъяснимым магнитом ее тянуло и к нему.

Над девушкой все же смилостивились всевозможные силы, но только лишь на пятый день, когда отчаяние достигло такого пика, что впору было начинать принимать антидепрессанты по ускоренному медицинскому курсу. Они уже были куплены и ждали звездного часа в прикроватной тумбочке, но Аманда все не решалась травить сознание лекарствами, боясь, что это может лишь ухудшить дело.

И с каким же облегчением она выдохнула, когда поняла, что после нескольких часов бесцельного ворочанья в постели, она стояла на дороге, ведущей к уже знакомой деревне! Именно по ней они и шли, вынырнув из водопада. Деревня была на себя непохожа. По всей видимости, местные жители в этой стране умели плыть по течению.

Ее встретили вечерние огни. И виселицы у самого порога. Даже в сгущающейся темноте Аманда без проблем узнала опухшие и посеревшие лица. Да, это были они, те самые разбойники. Всего четыре трупа, но то, что они были убиты и повешены, могло означать лишь одно: их настигло ожидаемое возмездие. А висели они здесь, по всей видимости, как угроза и предупреждение – мол, любого постигнет такая же участь.

Аманда прошла мимо развевающихся на ветру и уже давно, судя по запаху, разлагающихся трупов. Вошла в город. Спасибо профессии за то, что она вычеркивала само понятие брезгливости. Бродить одной по темноте и в таком месте было не особо приятно, но это не пугало. Наверное, все дело в радости, которая ее окрыляла. Она вернулась! Получилось! Что-то снова пропустило ее! А все остальное уже и неважно.

Город и, правда, успел ожить за короткое время. Улицы убраны, тела несчастных, видимо, похоронены, двери и окна починены. В редких домах горел приглушенный свет зажженных свеч, а на первых этажах то там, то здесь доносились едва слышные голоса и музыка, но сами улочки и не отличались многолюдностью.

Аманде предстоял долгий путь: пройти эту деревню, чтобы добраться до соседней, которую они заприметили с Адрианом еще в прошлый раз. Несмотря на то, что сегодня она была одета в длинную темно-зеленную юбку до пола и в белую вязанную кофточку, что хоть как-то соответствовало Эридану в отличие от многострадальной пижамы, ненужное внимание она все равно привлекала.

Оставалось только представить, как смотрелось со стороны, когда Аманда пять ночей подряд, обутая и одетая, ложилась в подобном виде спать. И еще неприятней было понимать все эти дни, просыпаясь утром, что ничего не произошло. Но сейчас этот маскарад казался теперь уже и не таким неуместным.

Далеко за полночь и, кажется, в скором времени через густые облака начнет пробиваться рассвет. Так что времени оставалось мало, и Аманда поспешила вперед, мысленно надеясь, что не наткнется ни на кого по дороге. Адриан ведь предупреждал, что ночью в этом мире опасно, однако именно сейчас ее это не пугало. Мысли занимало совсем другое: эх, нужно было надеть перед сном еще и пальто. И как же далеко идти…

Деревня оказалась крохотной и очень скоро Аманда, петляя и скрываясь по возможности в тени, выскочила на продолжение широкой дороги. Впереди мерцали светлячками огни ночного города. А вот и возвышающаяся над крышами каменная сторожевая башня. Аманда с надеждой неслась к ней по пустынной дороге, проходящей через пшеничные поля.

Только вот проблема: города всегда более населены, чем деревни. И, вероятно, наткнуться там на кого-то в преддверии рассвета будет проще, что не входило в ее планы. Где бы ей раздобыть какую-нибудь верхнюю накидку? А если Адриана не будет на назначенном месте, то… то все пойдет прахом.

Если ее страхи воплотятся в реальность, то… Аманда просто не представляла себе, что тогда делать дальше. Куда податься одной? Как добраться до этой королевы? И нужно ли это вообще… Сейчас ею двигало только одно – стойкая уверенность, что в городе ее ждут. А если нет?

Населенный пункт встретил ее шумом и многочисленными запахами, от которого потекли слюни. Стоит пройти всего с десяток шагов и новый аромат тут же сбивал с ног. Жаренное на костре мясо и рыба из открытых окон таверн манили и заставляли желудок, который последние часов пять ничего в себя не принимал, гневно ныть. Душистые запахи перца, соли и свежеиспеченного хлеба, казалось, были повсюду… И это Аманда не успела еще даже отойти толком от главных ворот, где хвала удачи, не стояло постовых.

Но никакие запахи не заглушали нервного напряжения, особенно когда она поняла, что вниманием ее, увы, не обделили. Ночные улицы города слишком кишели жизнью, но пока что незваная гостья ограничилась лишь парой-тройкой быстрых взглядов, так как в темноте непросто было сразу ее разглядеть. К тому же, вероятно, большинство неспящих сейчас находились под приличной дозой выпитого. Шлейф спиртного бил в ноздри.

Аманда направилась в сторону возвышающегося массивного сооружения. Как оказалось, оно было далеко в глубине города, едва ли не на его окраине, хотя с дороги казалось иначе. Изящный зрительный обман. Спустя несколько минут перед ней выросло двухэтажное здание, за которым едва ли не впритык брала начало желанная каменная башня… А здание жилое, определенно. Первый его этаж занимала местная таверна, откуда доходил такой гул и крики, что становилось понятно – место популярное.

Но даже не выпадающие из дверей выпившие посетители привлекли внимание Аманды. Нет. Чуть в стороне у дороги, недалеко от телеги с подкошенным колесом, стояло двое. Мужчина, кутающийся в потертый плащ. Волосы, небрежно завязанные на затылке мальвинкой, не вызывали сомнений, а даже если бы и вызвали, то висящий на спине арбалет уже не смог бы переубедить в обратном. Он! Точно он.

Аманда облегченно выдохнула, пока запоздало до нее не дошло, что стоял Адриан не один. С темноволосой девушкой примерно ее возраста, одетой в дорогое, отделанное серебряными узорами темно-бордовое манто с меховым воротником.

Девушка была красива тем словом, которое характеризует красоту даже в глазах соперниц. Вьющиеся волосы, убранные наверх. Светлые смеющиеся глаза. Алые губы под стать наряду. В тот самый момент, когда Аманда заметила их, незнакомка с улыбкой положила руку на плечо Адриана.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю