332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Игорь Шилов » Равноценный обмен (СИ) » Текст книги (страница 16)
Равноценный обмен (СИ)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:07

Текст книги "Равноценный обмен (СИ)"


Автор книги: Игорь Шилов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 22 страниц)

Глава 16





Начать знакомство решил с того предприятия, где мне хоть что то знакомо. Получив на руки справку, заверенную руководством биржи Лос-Анджелеса, в которой говорилось о том, что я владею семьюдесятью девятью процентами мастерской по сборке и ремонту автомобилей, и выяснив примерное расположение её, стал собираться в гости, хотя там меня наверняка не ждут.

Находится контора в полутора часах езды, на извозчике, от центрального района. Чтобы добраться до неё надо было двигаться по дороге, идущей в восточном направлении, в ту сторону я и поехал, оседлав очередной экипаж. Именно по этой, пыльной грунтовке и придётся мне, в ближайшее время, кататься не один раз, потому что разбираться с тем, как дошло до того, что акции "Мотора" упали так низко, собираюсь основательно.

Огороженное не высоким забором, сооружённым из деревянных столбиков и проволоки прицепленной к ним, предприятие, встретило меня почти гробовой тишиной. Хотя визуальный осмотр территории позволял ожидать большего шевеления. На такой приличной площади, разместившей у себя три больших кирпичных строения и один маленький домик, могло и больше народа появиться, за то время, что я за ней наблюдаю. Медленно проследовавший человек от одного дома к другому, это не то, что мне здесь хотелось увидеть.

– Я, наверное, не на долго – предупредил я извозчика и пошёл в сторону одного из строений.

Рассудив так, что тот домик, который был самым маленьким, не может быть ничем иным, кроме как административным зданием, к нему и направился. Предполагаемая контора выглядела вполне прилично, было видно, что построена она недавно, наверняка дому не больше пяти лет. Белый кирпич, из которого возведено здание, высокая крыша, крытая листовым железом, выкрашенным в красный цвет, два достаточно больших окна, всё же вселили в меня определённую долю оптимизма.

По хозяйски открыв тяжёлую, обитую снаружи каким то металлом, дверь, вошёл внутрь и прямо с порога поздоровался с единственным обитателем просторной комнаты.

– Добрый день – сказал я ему.

– Добрый, если вы так считаете – ответил мне худощавый мужчина, одетый в джинсовый, прилично замасленный, комбинезон.

– Мне нужна фирма «Мотор». Не подскажите туда ли я попал? – спросил я местного служащего, чем то напоминавшего мне коллегу из прошлой жизни.

– Да. Вы попали именно туда. Чем могу помочь вам? – заинтересованно глядя на мой внешний вид спросил, так и продолжавший сидеть за столом, человек.

– Мне хотелось бы увидеть владельца или директора, вашего предприятия. У меня есть пару вопросов к ним. Они вообще на предприятии или где то в другом месте?

– А можно узнать, какие, именно, вопросы вы хотели бы с ним обсудить? – снова задал мне вопрос мужчина, так и не ответив на предыдущие.

– Об этом я скажу, именно, ему. Если вы конечно не против? – ответил я собеседнику, так же, как и он, выделив слово «именно».

Мужчина какое то время сидел молча, так и продолжая придирчиво рассматривать мой внешний вид, хотя в нём не было и намёка на шик. Перед тем, как выехать в авто мастерскую, я надел старый джинсовый костюм, имевший довольно потёртый вид.

– Если вы по поводу работы, то пока ничем порадовать вас не могу – в конце концов заговорил мужчина, наверное, приняв меня за очередного соискателя вакансий.

– Я не по поводу работы. Я совсем по другому поводу. Повторюсь, мне хотелось бы обсудить несколько вопросов с кем то из руководства.

– Можете обсудить их со мной – предложил мне мужчина.

– Так вы директор? – спросил я его прежде, чем начинать переговоры.

– Если быть более точным, то владелец и по совместительству управляющий – как то не очень весело ответил человек, не очень походивший, своим внешним видом, на управляющего.

– Тогда мне к вам. Макс Тихомиров – протягивая, вынутый из кожаной папки, лист бумаги, представился я странному директору.

Он взял его в руки, опустил на глаза, торчавшие до этого на самой макушке, круглые очки и начал внимательно изучать содержимое официальной бумаги. Делал он это долго и нудно, иногда отрываясь от текста и глядя то на меня, то в окно, то просто куда то в стол. Не выдержав такого издевательства не столько над собой, сколько над документом, спросил не понятно о чём думающего, во время чтения, человека:

– Вам чего то там не понятно?

– Да нет, мне, как раз, всё понятно – ответил мужик усмехнувшись. – Когда прикажите освобождать помещение?

– С этим, я думаю, торопиться не стоит. Давайте для начала познакомимся. Не могли бы вы представиться.

– Пожалуйста. Если вам это интересно. Эндрю Фостер – бывший владелец «Мотора» – наконец то поднявшись со стула, сказал мужчина.

– Очень приятно. Но почему же бывший? Если подходить к вопросу согласно букве закона, то в данное время всё ещё совладелец.

– Вы так считаете? – не доверчиво поглядев на меня, спросил Фостер.

– Конечно. Потому что я здесь не для того, чтобы отбирать чьи то должности и подгребать всё под себя, а для того, чтобы разобраться, почему мои инвестиции, в казалось бы в такое перспективное дело, не приносят прибыль.

– Тогда вы не туда приехали – нервно засмеялся совладелец мастерской, – вам к нашему президенту надо. Только там вам смогут ответить, почему мы не получаем никакой помощи, во время кризиса.

Спорить, с обиженным судьбой человеком, не стал, а просто предложил ему провести, для одного из акционеров, экскурсию по предприятию. Он скептически взглянул на меня, но отказать не решился. Наверняка заниматься этим ему не хочется, но конфликтовать, в первый же день, с новым компаньоном не хочется, наверное, ещё больше.

Обход начали не с огромных зданий, очень похожих на склады, а с площадки за ними, где стояло, по словам моего спутника, два новеньких авто, накрытых линялыми кусками брезента, вот уже третий месяц, если опять же верить экскурсоводу, ждущих своих покупателей. Подойдя к ближнему изделию мой спутник, лёгким движением руки, сдёрнул покрывало с одного из автомобилей и представил мне продукцию своего предприятия. О том, что в этой стране, на сегодняшний день, производится всего лишь один легковой автомобиль, с непривычным, для моего уха, названием "Клэр", мне уже известно. Известно мне также и то, что имеет он всего три разновидности и, по-моему, столько же окрасов. У модели, стоящей передо мной, отсутствовала крыша, это позволяло квалифицировать её, как летний вариант автомобиля. Имел он жёлтый окрас, а значит предназначен, для использования в таких городах, как Лос-Анджелес. Думаю, что по мнению производителя, именно жёлтый цвет соответствует южным городам, расположенным, в основном, на побережье двух океанов. Именно на таком транспорте я уже ездил, этим летом и поэтому уже знаком с его особенностями. Не спрашивая разрешения сделать это, открыл дверку авто и сел на его жёсткое, водительское сиденье. Я не выпендриваюсь и не показываю, кто теперь в доме хозяин, совсем нет. Сейчас моя задача в другом, мне надо продемонстрировать стоящему рядом бизнесмену, что я не обычный бумагомаратель, с биржи, а человек имеющий понятие в автомобилестроении. Разглядывая не хитрые внутренности машины, стал задавать Фостеру вопросы, на которые уже давно имею ответ, только лишь для того, чтобы завязать разговор. Он, в свою очередь, оказался не прочь поговорить о тонкостях переключения передач, неудобствах связанных со сменой покрышек и о проблемах с запуском двигателя от ручки, которую хрупкой женщине провернуть вообще не реально.

– Так вы не из этих будите? – спросил меня директор после того, как я покинул авто, и мы с ним переключились на устройство заднего моста.

– Из кого из этих? – сделав удивлённое выражение лица, спросил я.

– Да приходят тут разные, с предложениями. Сами не то, что в производстве ничего не понимаю, а даже не знают, где у автомобиля рулевое колесо.

– Нет, я не из них, хотя некоторое отношение к ним всё же имею – смеясь ответил я.

– Тогда позвольте задать вам, господин Тихомиров, очень щекотливый вопрос. Что вы со всем этим собираетесь делать?

– Подымать на ноги, с вашей помощью. Если вы конечно не против?

– Я не против, если у вас действительно серьёзные намерения – ответил совладелец.

– Они ещё более серьезные, чем вы себе можете это представить – обрадовал я компаньона.

Осмотр цехов, как обозвал ангары сопровождающий меня человек, показал наличие в одном из них очень больших товарных запасов, в другом совсем не плохой комплект станков и оборудования, а в третьем что то на подобии конвейерной сборки, правда в данный момент, по причине отсутствия заказов, простаивающей. Но больше всего мне понравилось здание, где размещался огромный генератор, от которого были запитаны все станки и осветительные приборы, установленные на предприятии. Наличие электричества, где бы то ни было, всегда приводило меня в восторг, а как могло быть иначе, когда большая часть зданий в этом городе освещается допотопными керосиновыми лампами и свечами.

Затем меня поили крепким кофе, показывали бухгалтерские книги, знакомили с персоналом, правда только на бумаге. А ближе к вечеру, после того, как были согласованы планы на следующий день, доставили до дома, сделав специально для этого приличный крюк на одном из представителей семейства "Клэр", так как извозчик мой, к этому времени, был уже отпущен.

Новые впечатления, оказались на столько положительными, что я даже не заметил, когда заснул, примостившись на кровать лишь отдохнуть, перед ужином. Зато благодаря этому событию встал очень рано и поэтому к назначенному сроку стоял на улице и ждал, когда меня захватят на работу директор и его главный инженер, о необходимости присутствия которого в мастерской, вчера была достигнута договорённость.

Мои дальнейшие действия без этого человека не будут иметь никакого смысла, потому как в моих планах ему отводится главное место. Без него я не смогу воплотить свою идею в жизнь, поселившуюся в моей голове ещё несколько месяцев назад. Только он сможет перенести её на бумагу, грамотно сделать расчёты и помочь разобраться с материалами, которые можно будет использовать в новом изделии. А ещё мне хотелось бы, чтобы специалист по автомобилям зарегистрировал наше будущее изобретение в соответствии с местными законами. Конечно мои теоретические знания позволят разговаривать с этим человеком на понятном ему языке, но это всё чем я смогу помочь ему в таком ответственном деле, как подготовка документов для получения патента на изобретение. Именно на изобретение нового автомобиля, с использованием существующих узлов и агрегатов, я замахнулся, и не простого автомобиля, а грузового, способного перевозить примерно пол тонны груза. Если же мне удастся с помощью инженера из этого мира, одну заднюю, поперечную рессору заменить на две продольных, да ещё усиленных, тогда вес, который сможет тащить на себе будущий монстр увеличится в двое. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас это получилось.

Директор «Мотора», как и обещал, заехал за мной вместе со своим главным специалистом. Завидев меня у гостиницы, он резко притормозил и открыв пассажирскую дверь, пригласил занять место рядом с водителем. Всё заднее сиденье оккупировал очень колоритный гражданин, рядом с которым я поместится не смог бы в любом случае, так что мне ничего не оставалось делать, как сесть туда, где было свободно.

– Знакомьтесь господин Тихомиров, это Алан, наш инженер – представил мне Фостер мужчину, по внешнему виду совсем не похожего на инженера.

Я протянул ему руку и тоже представился:

– Макс.

Мужчина, больше похожий на молотобойца, аккуратно пожал её, кивнул головой и сказал своему приятелю:

– Ну чего стоишь, поехали. И так времени много потеряли.

Наш водитель тут же тронулся с места, как будто и впрямь ждал команду на старт, от этого человека, а через несколько метров автомобиль набрал свою максимальную скорость, и мы поехали в сторону мастерской.

По дороге никто не разговаривал, возможно оттого, что у нас пока нет общих тем для разговоров, а может быть просто из-за того, что ни у кого не было желания о чём либо говорить. Как бы там ни было, а всё дорогу, длившуюся чуть больше часа, мы не проронили не слова.

Когда прибыли на место и человек, имевший специальность инженер, покинул заднее сиденье автомобиля, то несоответствие его внешних данных и этого гордого звания, проявилось ещё большей мере. На мой взгляд мужчина с головой, словно арбуз, имевшей огненно рыжую шевелюру и лицо, покрытое крупными веснушками, которые он время от времени потирает ладонью, по размеру больше, чем мои две, может быть кем угодно, но только не специалистом, разбирающимся в чертежах.

– Ну что господин Тихомиров, приступим? – отвлёк меня, от размышлений, Фостер.

– К чему? – не сообразив о чём идёт речь, спросил его я.

– Я так понимаю Алана вы вызвали сюда для того, чтобы он вас ознакомил с процессом сборки и рассказал о назначении нашего оборудования? – снова задал мне вопрос, директор предприятия.

– Совсем нет. С этим я, как нибудь и сам разберусь. Господин инженер мне нужен совсем для другого дела. Пойдёмте, я сейчас всё вам объясню.

Повёл руководящих работников в сторону стоянки, где у них обычно находится готовая продукция. Здесь так и продолжают сиротливо стоять два легковых автомобиля, покрытые линялым брезентом. Сдёрнул накидку с крайнего и дождавшись, когда коллеги подошли совсем близко, сказал:

– Я пригласил господина инженера для того, чтобы рассказать вам, чем мы с вами будем заниматься в ближайшее время. Если конечно найдём общий язык в этом, не простом, деле.

Мне понадобилось минут пятнадцать, чтобы на готовом автомобиле набросать проект будущего грузовика. Конечно я не вдавался в подробности, не пытался сразу же рассказать обо всех трудностях, которые даже я вижу не вооружённым глазом, поэтому так быстро и закончил свою вступительную речь.

Мужчины, после моих слов, какое то время молчали, глядя на так и стоящий под открытым небом автомобиль, а потом Алан обратился к Фостеру:

– А ты говоришь, ему это всё равно, что в детские машинки поиграть.

Директор густо покраснел и повернувшись в мою сторону, тоже вставил реплику:

– Он меня неправильно понял, господин Тихомиров.

– Да ладно тебе. Скажи уж прямо, что облажался – прервал его инженер и тут же обратился ко мне, протянув свою огромную руку: – Добро пожаловать Макс, в нашу богадельню. Ну что, дадим жару этим выскочкам из Нью Йорка?

Уже через несколько часов мне было ясно, как бывает обманчив внешний вид человека. Алан, в ладони которого карандаш казался маленькой булавкой, так лихо управлялся с ним, что мы с Фостером даже не успевали понять, чего он рисует на огромном листе бумаги.

– Так господа! Первая трудность, с которой нам предстоит столкнуться, это рама. Её мы, ни при каких условиях, прежней оставить не можем. Хотя и удлинить больше, чем на пол метра, у нас тоже не получится. Поэтому сейчас будем опытным путём решать какой она у нас, конкретно, будет – сказал инженер, одновременно с этим делая довольно чёткие наброски.

Ознакомив нас с методикой сборки новой рамы на бумаге, не побоюсь этого слова, художник, повёл ошарашенных зрителей в ангар, где хранились основные комплектующие легкового автомобиля.

– Вы с того края беритесь, а я как нибудь здесь, сам управлюсь – предложил он нам, хватаясь за один из концов тяжёлой конструкции.

Ну ладно я парень крепкий и смог вытащить свой край на улицу, но как это удалось сделать нашему директору, человеку совсем не молодому и не очень спортивному, так и не понял. Когда опустили собранную раму на землю, на мужика, без жалости, смотреть было невозможно, но порученное дело он сделал, а это о многом говорит.

– Макс, ты давай за досками, а ты – сказал Алан, перейдя вдруг со всеми на ты. – Ты, Эндрю, сиди здесь и отдыхай. За пилой я сам сбегаю.

Весь световой день мы делали макет рамы, для грузовика, не по разу прикручивая к имеющейся в нашем распоряжении конструкции толстые доски и делая, только одному инженеру понятные, замеры. Но когда стало совсем темно, всё, ради чего мы это и начинали, было готово, и даже перенесено на бумагу.

– Ты уверен, что изменений больше не будет? – спросил директор, своего инженера.

– Заявляю ответственно. Рама у нашего автомобиля будет такой, какой вы её сейчас видите. Этой длины хватит, чтобы разместить в задней части автомобиля ту деревянную коробку, про которую, ты Макс, нам утром рассказывал – ответил Алан.

– А ты с местом, для крепления задних рессор, определился? – спросил я его.

– Ты же сам мне показывал, где они должны стоять?

– Это я помню, главное, чтобы ты не забыл. Окончательный чертёж тебе же готовить.

– Так, на сегодня почти всё – оповестил нас директор, об окончании рабочего дня, взглянув на свои карманные часы. – Алан, ты мне маленький чертёжик, с размерами, накидай, по-быстрому и по домам.

– А зачем он тебе? – спросил инженер, своего начальника.

– Так вы собираетесь машину собирать или просто так тут время убивали?

– Собираемся – ответили мы, хором.

– Тогда завтра поеду в Сан Франциско, если конечно попутный корабль найду. Железо, для новой рамы, заказывать буду. Вы чего же думаете, они нам его за два дня сделают? С вас господин Тихомиров, между прочим, ещё деньги потребуются, так как у нас на счету одни нули. Думаю, на первое время десяти тысяч, должно хватить.

– Десять тысяч долларов? А зачем? – не вникнув в суть проблемы спросил я.

– Меньше чем пятьдесят комплектов на заводе делать не станут. Так что если вы хотите собрать свой автомобиль, то давайте деньги и начнём готовится к сборке – ответил Фостер.

Хотя внутренне я и был готов к тому, что придётся потратится, но, когда об этом говорят в первый же день работы над новой машиной, определённое сомнение, в правильности своих действий, всё же возникает.

Это только в первый день нам казалось, что и дальше всё у нас пойдёт гладко, и быстро, а на самом деле. На самом деле, последующая совместная деятельность нашего маленького коллектива, принесла результат только через два месяца, после начала работы над проектом. Правда для этого не мне одному приходилось сутки на пролёт просиживать в мастерской и не по разу изменять, казалось бы, совершенную конструкцию нового автомобиля. А директору этого предприятия, превратится в обыкновенного диспетчера и бегать от одного поставщика к другому. Но люди, за время вынужденного простоя на столько истосковались по работе, да и по зарплате тоже, что на такие мелочи не обращали особого внимания. Работали все весело и, что называется, с огоньком, во-первых, дело новое и поэтому достаточно интересное, а во-вторых двойной оклад и премия за сверхурочные, даже мёртвого из гроба, на трудовой подвиг, подымут.

В общем сложилось так, что чертежи, пояснительная записка к ним и заявка на патент, а также первый, опытный, экземпляр "Макса", были готовы почти одновременно. Скромничать не стал, назвал автомобиль в честь автора идеи, надо же и его как то поощрить. Это же будет не справедливо, если все участники многомесячного марафона, кроме него, получат вознаграждение, причём, как материальное, так и моральное, а он не удостоится хотя бы только морального и то косвенного. Мало ли Максов в мире?

После того, как нашу заявку приняли, все участники многодневного штурма получили недельный оплачиваемый отпуск, а я остался жить в конторе, вместе со сторожем и его собакой, проводя ежедневные испытания первого в мире грузовичка, на пересечённой местности.

Был он у нас неказистый, но достаточно надёжный, если конечно это слово можно вообще применить к существующем здесь авто. В скорости движения мы конечно потеряли, подняв общий вес автомобиля на сто пятьдесят килограмм и ухудшив его аэродинамические качества тентованным кузовом, который правда, при желании, можно легко демонтировать. Зато две мощные рессоры, удлинённая рама, стальные спицы, вместо деревянных, в колёсах, позволяют Максу, с тем же двигателем, что и у Клэр, успешно передвигаться, как по городским улицам, так и по просёлочным дорогам, не боясь ни ям, не колдобин. А его крытая, пускай пока и фанерная кабина, и что не мало важно, полностью застеклённая, позволит водителю делать это без труда, в любую погоду. Так что горжусь я своим изобретением, думаю не напрасно.

Получение патента отмечали в самом фешенебельном ресторане города, полностью его выкупив и пригласив на это событие, всех потенциальных клиентов, не зависимо от их сегодняшнего финансового состояния. Сам же виновник торжества, гордо стоял перед входом и привлекал к себе огромное количество зевак, некоторым из которых даже удалось оценить его ходовые качества.

Событие общегородского масштаба позволило не только сделать рекламу нашему творению, но и засветить его, как в местной, так и, как потом выяснилось, в центральной прессе. Это вызвало интерес к нашей маленькой мастерской не только у потребителей, но и у поставщиков материалов, и комплектующих, которые вскорости засыпали нас предложениями о поставках.

На следующий же день, после банкета, перевёл на счёт фирмы, за это время сменившей название с Мотора на Макс, пол миллиона долларов, на первоочередные расходы. На этом этапе они состоят, в основном, из оплаты комплектующих на новую раму, усиленных рессор и колёс, всё же остальное в достаточном количестве имеется на складе и тормозить выпуск нового авто не будет. Какая то сумма конечно уйдёт и на переоборудование цеха сборки, но думаю в цифру, с большим количеством нолей, она не выльется.

Когда наше производство заработало, пускай пока и не на полную мощность, занялся делами на бирже. Всё это время я конечно же был в курсе событий происходящих в этом здании, но использовать их в личных целях не мог, так как времени на это абсолютно не было. Вот и сейчас у меня его не так много, потому что билет, на следующий рейс до Сан-Франциско, уже на руках.

Биржу так и продолжало лихорадить, причём от сплошного холода, а не от перепада температур. Приняв отчёт от Фёдора, который сумел за это время своими осторожными и вдумчивыми действиями не только заработать себе на зарплату и содержание офиса, но и нарастить мой процент в Апельсине, стал изучать его. Ситуация и на досках, и в бумагах помощника радостной не была, остаётся только одно, ждать, когда наступит лето, которого здесь тоже ждут, как манны небесной. Получается так, что пока с работой на бирже почти никак. Поэтому поручил Фёдору приглядывать за фирмой Макс, в моё отсутствие и оказывать им посильную помощь, при необходимости, а за одно переговорить с персоналом, у которого, по сведениям полученным от директора, имеется на руках примерно восемь процентов акций Мотора, который вот уже скоро, как десять дней сменил имя. Мне хотелось бы выкупить их и сделать это я готов за любые деньги. Те тринадцать процентов, которые имеют на руках директор и инженер, так у них пускай и остаются, они мне не нужны, мне наоборот надо чтобы они у них никуда не делись, а остальное по рукам гулять не должно, не правильно это.

На корабле, в очередной раз везущем меня в Сан-Франциско, только тем и занимался, что снова отсыпался. Делать ничего не хотелось, нервотрёпка с грузовичком хотя и принесла моральное удовлетворение, но вымотала окончательно. Поэтому как прошло плавание, в открытом море, осталось для меня тайной. Зато с корабля сошёл свежим, бодрым и полным сил для того, чтобы и здесь не много поработать. Главное, чтобы у Данилы всё было в прядке. Мысли о том правильно ли сделал, оставив ему кучу денег, в голове постоянно крутились, сейчас вот и посмотрим на сколько я разбираюсь в людях.

Телохранитель и по совместительству скупщик золота, встретил меня, как родного. Тут же начал рассказывать сколько у него в сейфе, чего появилось и осталось, какое количество за один приход приносит поставщик, и даже не пытаясь сделать паузы стал прямо-таки умолять меня забрать его отсюда.

– Надоело мне здесь одному, как в тюрьме сидеть. Сил моих больше нет. Ты как хочешь Максим Сергеич, а здесь я больше не останусь. Если с тобой, то всегда пожалуйста, а одному, даже и не проси – причитал здоровяк, словно деревенская старушка.

– Так я затем и приехал, чтобы тебя забрать. Всё, заканчиваем мы с покупкой золота, деньги кончаются – успокоил я его.

– У меня в банке есть ещё немного, там возьми.

– Ладно разберёмся – не стал я вдаваться в подробности ситуации. – Ты скажи мне лучше, ипподром здесь ещё работает?

– Да вроде афиши о скачках висят. А как там на самом деле не знаю. Я же не хожу никуда. Целыми днями так здесь и сижу. Опасаюсь, чтобы не выследил кто. Дело то ты мне серьёзное поручил.

– Это да. С этим не поспоришь. Но теперь всё, кончилось твоё заключение, собирайся пошли на волю. Сейчас обедать идём, а потом в порту посидим не много, человечка мне там надо одного поймать. Он как раз к вечеру прийти должен из очередного рейса. Не догадываешься о ком идёт речь?

– Откуда? Я же с твоими приятелями незнаком.

– Пол должен сегодня в городе появиться. Не забыл его ещё?

– Пашка! Вот здорово! Будет кому в морду дать! А то я всё сидел тут и думал, с кем бы пободаться, от скуки.

Прежде чем добраться до отеля, я изучил расписания прибытия кораблей, которое конечно же очень приблизительное. Но как бы там ни было, а в нём говорилось, что судно, на котором ходит мой знакомый старший помощник, должно сегодня прибыть в порт, ровно в шесть вечера. С этого времени и стану караулить «Луизу», очень мне надо встретиться с господином Купером, есть у меня к нему парочка вопросов. От того, как он на них ответит и будет зависеть, сколько мы в этом городе ещё пробудем.

"Луиза" опоздала на три часа, а переговорить со старпомом смог только ещё через два. После взаимных приветствий и обычных для таких встреч вопросов, и ответов, спросил моряка о том, ради чего и сидел в порту пять часов.

– Пол. Есть у меня к тебе просьба. Не смог бы ты сплавать со мной до Лос-Анджелеса и оказать мне там услугу.

– Какого характера? – удивлённый таким предложением, спросил меня Купер.

– Видишь ли в чём дело. Совсем недавно я стал основным акционером одной судоходной компании и сейчас мне поневоле придётся разбираться, почему она бедствует. А как ты сам понимаешь, без профессионального глаза, в этом деле, чего то понять сложно будет. К сожалению, кроме тебя, просить мне больше некого.

– Почему же к сожалению. Я с удовольствием окажу тебе услугу, тем более до следующего рейса у меня почти месяц. Только хотелось бы узнать, она будет выглядеть как работа или как...

– Конечно, как работа. Все расходы за мой счёт, а оплата... Сколько ты за рейс получаешь?

– Обычно в пределах двухсот долларов.

– Четыреста, за консультацию, тебя устроит?

– Более чем – довольный щедрым предложение, ответил старший помощник.


Отплытие в Лос-Анджелес, сможем осуществить только через неделю. До этого туда рейсов не предвидится, но это даже и лучше. Пол хочет не много отдохнуть на берегу, посетить хороший ресторан, отмыться и просто почитать в нормальных условиях хорошую книгу. А мне ничего другого не остаётся, как провести эту неделю здесь, завершить все дела и попытаться хотя бы чего то заработать. А кроме этого надо ещё что то придумать на тему, как доставить на борт корабля почти двести килограмм золота, накопившегося за весь период нашего пребывания в этом городе. На себе его тащить, как не старайся, не получится.

Купера, в городе, ставшем за последнее время почти что родным, поселил в Плазу. Мест в том отеле, где мы живём не было, а бегать по округе и искать чего то по дешевле, не захотелось. Номер у него конечно не из самых дорогих, но на него впечатление всё равно произвёл.

– Спасибо конечно Макс, но можно было найти что нибудь и по проще. Не стоило так сорить деньгами – внимательно рассматривая содержимое апартаментов, сказал довольный моряк.

– Ничего Пол, для хорошего человека никаких денег не жалко.

Начать обследование имущества компании «Ветер», решил прямо с утра завтрашнего дня. Сегодня у меня ещё куча дел, надо распаковать доставленные в отель ящики и перевести их содержимое в банк, потом заскочить на биржу и у Фёдора уточнить, про обстановку. Хотелось бы так же встретиться с управляющим мастерской, одолжить у него машину на пару дней, для поездки в порт и обратно. На лошадке мы только и будем тем заниматься, что целыми днями кататься, туда-сюда.

По мнению руководителя судовой компании, владение мной шестьюдесятью двумя процентами акций, ещё не дает мне право, командовать на его кораблях. Пришлось объяснить товарищу, если он не хочет по хорошему сложить с себя полномочия, то я прямо сегодня же, через суд, начну банкротить его компанию, а потом выкуплю оставшиеся у него на руках акции за бесценок. Это подействовало и больше препятствий, с его стороны, не было.

Взяв с собой сюда опытного моряка, поступил очень мудро, потому что таких тонкостей, какие заметил он, мне днём с огнём не разглядеть. В первый же день Пол вынес неутешительное заключение по одному из кораблей, стоявших у причала. По его мнению, в море ему делать больше не чего. Надо либо вкладывать в ремонт огромные деньги, либо просто отправить его в утиль, причём второй вариант предпочтительнее. Последующие дни, проведённые у моря, картину происходящего в компании сильно не ухудшили, однако количество кораблей способных прямо сейчас выйти в плавание, уменьшили ещё на один. Хотя поднятые моим помощником бумаги, на бирже, говорили совершенно об обратном. На лицо самый настоящий подлог, который, по местным законам, очень сильно карается. Стал советоваться с Фёдором, по поводу того, какие можем предпринять действия, чтобы хотя бы как то отыграть вложенные в акции деньги. Выход из ситуации подсказал присутствующий при разговоре Купер.

– Сделайте предложение второму акционеру, по разделению компании. Ему отдайте те корабли, которые требуют ремонта, а себе оставьте компанию и оставшиеся два судна. Думаю, он согласится на него, если вы правильно расставите акценты.

– А что, это мысль – поддержал моряка брокер. – Он продаёт как будто бы нам остатки акций, а мы продаём ему, как частному лицу корабли. Всё это конечно оформим только на бумаге, без наличного расчёта.

– Я не думаю, что этот человек согласится с таким предложением – засомневался я.

– Согласиться. Я прямо сейчас займусь оформлением бумаг, о действительном состоянии кораблей, используя мнение господина Купера, как мнение эксперта.

– Но он же не является таковым – предупредил я товарища о том, что он не много перегибает палку.

– Ну и что, мы же бумаги не собираемся в суд отдавать. А нужные подписи на них я смогу поставить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю