332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Хелен Файфер » Загадочные тени (ЛП) » Текст книги (страница 17)
Загадочные тени (ЛП)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 11:32

Текст книги "Загадочные тени (ЛП)"


Автор книги: Хелен Файфер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 20 страниц)

Глава 31

У Шона выдались выходные, три дня он не работал. Он отправился на свое обычное место возле парикмахерской, чтобы наблюдать за ней. Она нравилась ему больше, чем две другие. Со страницы салона в Фейсбуке он знал, что ее зовут Софи, весьма символично.

Он наблюдал, как она отправилась за своим обедом, но на этот раз не пошел за ней. Когда она вернется, он войдет и договориться с ней о встрече. Он знал, что в парикмахерской нет камер видеонаблюдения, потому что месяц назад была попытка взлома, и он выезжал по вызову. Когда она завернула из-за угла, он вышел из машины и направился в парикмахерскую, не смотря в ее сторону, но двигаясь так, чтобы добраться до входной двери одновременно с ней. Он слегка толкнул ее и поднял глаза:

– Прости, я не заметил тебя.

– Все в порядке, – улыбнулась она.

Он открыл дверь и вошел, придерживая ее для нее. Она одарила его улыбкой, которая почти растопила его сердце. Он улыбнулся в ответ и направился к маленькому прилавку, где еще одна девушка разговаривала по телефону. Софи исчезла в маленькой комнате для персонала в задней части, но почти сразу же вышла.

– Могу я чем-нибудь помочь?

– Извини, что толкнул тебя, я просто немного задумался. Есть ли хоть малейшая надежда, что кто-нибудь согласиться подстричь меня? Я не могу сделать это сам, мне всегда удается порезаться.

– Я могу подстричь тебя сейчас, если хочешь?

– Не хочу портить тебе обеденный перерыв, я могу подождать, пока ты закончишь.

– Нет, все в порядке, это всего лишь багет с куриным салатом, очень скучный, и я не настолько проголодалась. – Она подвела его к своему рабочему месту у окна, и он сел. Когда она завязывала накидку вокруг его шеи, он почувствовал, как холодная дрожь пробежала по его спине. Она улыбнулась ему в зеркало:

– Кто-то только что прошел по твоей могиле?

– Надеюсь, что нет, – рассмеялся он.

– Номер два повсюду?

Он кивнул и поразился, какие у нее легкие и нежные пальцы. Все закончилось слишком быстро, и, когда она начала расчесывать волосы, он не смог устоять.

– Знаю, это немного дерзко, но решил спросить, не захочешь ли ты выпить, когда закончишь работу. Сегодня у меня выходной, и я сыт по горло тем, что провожу его в одиночестве.

Софи покраснела и тихо рассмеялась:

– Я не уверена, имею в виду, что не против, но сегодня должна работать допоздна. Теперь моя очередь убирать салон, так что закончу не раньше семи.

– Семь мне подходит, хочешь, заеду за тобой, или мы могли бы встретиться в пабе?

– Если не возражаешь, я встречусь с тобой там, спасибо.

Шон протянул ей руку:

– Я – Шон, ты ведь не помнишь меня без формы?

Она покачала головой.

– Я полицейский, который приходил несколько недель назад, когда кто-то пытался вломиться в парикмахерскую.

Он подметил, как она заметно расслабилась, весь стресс от принятия свидания с совершенно незнакомым человеком был снят с ее плеч. Все знают, что полицейские – хорошие ребята.

– Мне показалось, что я тебя раньше видела, но не могла вспомнить где. Если начнется дождь, заберешь меня отсюда? Теперь моя очередь быть дерзкой, но я бы не хотела, чтобы мои волосы намокли. – Она подмигнула ему, и они оба рассмеялись, он вытащил бумажник, и она оттолкнула его. – За счет заведения, это была самая быстрая стрижка и, честно говоря, лучшая беседа за долгое время. Увидимся в семь.

Шон попрощался, вышел за дверь и направился через дорогу к своему грузовику, волнение нарастало в его груди. Ему хотелось закричать во весь голос, какой он, черт возьми, замечательный, но он этого не сделал. Он сел в машину и поехал прямо домой, нужно решить, где будет похоронен этот спящий ангел.

Он думал о том, чтобы отвести ее к порогу дома отца Джона, о том, как уместно, что священник вернулся в церковь, где все началось, и как любезно со стороны местной прессы сообщить ему об этом.

Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз навещал могилу матери и Софи. По дороге домой он решил, что это именно то, что он сделает, и ему это понравилось, очень понравилось. Сегодня он немного рискнул, но это того стоило. Он хотел увидеть лицо священника, когда они встретятся, и решил, что пока священник страдает, он покончит со всем и его миссия будет завершена.

***

Энни встала и потянулась.

– Мне нужно, чтобы вы показали, где находятся все окна и двери, мы должны сделать это место настолько безопасным, насколько сможем, пока они не схватят его. Они сузили круг подозреваемых, но мы не можем рисковать. Как только Шон поймет, что они вышли на его след, он может просто прийти за вами, но обещаю, я не позволю ему причинить вам боль. Теперь я хочу, чтобы вы начали с самого начала и подробно рассказали мне, что произошло в 1984 году.

Джон провел ее по дому из комнаты в комнату, где они закрыли окна и заперли все двери. В гостиной были две огромные двери во внутренний дворик, и Энни понимала, что они самое слабое место. Если Шон и придет сюда, то именно через них он попытается попасть внутрь. Она дважды проверила, заперты ли они, а затем начала перетаскивать тяжелый диван, чтобы поставить перед ними, дополнив всем, что смогла найти. К тому времени, как они закончили, оба вспотели и тяжело дышали.

– Если он войдет сюда, по крайней мере, это будет шумно, и мы должны его услышать. – Она повернулась и проверила внутреннюю дверь в комнату, чтобы выяснить, есть ли там замок, но его не было. Только в спальнях имелся замок. Когда они вернулись в холл, Энни подтащила стул от маленького письменного стола в углу и подперла им дверь. Она понятия не имела, насколько большим или сильным был Шон, но если это тот самый Шон, с которым она иногда работала, то да, он был высоким и подтянутым. Он не был женат, но она не знала, был ли он в отношениях или нет. Энни всегда ладила с ним, и ей было бы трудно поверить, если бы это оказался он. Как же все запуталось.

Единственное, во что она верила, так это в то, что у убийцы была определенная миссия, и он сделает все, чтобы закончить то, что начал. Она ничего не сказала Джону, он и так был расстроен. Они закончили проверять комнаты, кроме той, в которой спала его сестра.

– Я не хочу ее разбудить, не могла бы ты зайти и проверить, закрыто ли ее окно?

Энни кивнула. Она медленно открыла дверь, чтобы та не скрипнула, затем на цыпочках прошла по деревянным половицам к открытому окну, и закрыла его. Женщина на кровати тихо пробормотала что-то, но не открыла глаз. Энни вышла так же тихо, как и вошла, и прикрыла за собой дверь.

– Мой друг Джейк, тоже полицейский, едет из Барроу, так что все будет в порядке.

Джон кивнул и направился к лестнице. Энни почувствовала, как холодные пальцы коснулись ее руки, и, обернувшись, увидела Софи, стоящую позади нее. Маленькая девочка поднесла палец к губам, и на этот раз Энни поняла, девочка вошла в ванную, и она последовала за ней.

– Я подойду через минуту, мне просто нужно в туалет. – Сердце Энни бешено колотилось, а в комнате было так холодно, что зеркало запотело.

– Шон снова собирается убивать, у него уже есть жертва, и человек-тень идет сюда. Он хочет тебя, Энни. Он сказал, что заберет душу Шона, как только тот убьет отца Джона, но еще он хочет твою душу, потому что уверен, что ты очень особенная. Джон изо всех сил старался помочь мне, но у него не хватило сил победить. Тебе нужно сказать ему, что он должен сразиться с человеком-тенью и на этот раз изгнать его навсегда, потому что он становится сильнее и не остановится. Ты должна сказать Джону, если он сможет положить этому конец, я смогу выйти на свет и побыть с мамой, я так давно ее не видела, и мне надоело быть в темноте.

– Как он может остановить его, Софи, что ему нужно сделать?

– Джон знает, он всегда знал. Он просто слишком боялся сделать это. На этот раз он должен, иначе вы оба умрете и навсегда останетесь в тени.

Софи протянула ей сломанную игрушечную фигурку, которую Энни положила в кухонный ящик.

– Шон любил Команду «А». Он подарил мне ее в день моей смерти. Верни ему ее и скажи, что я хочу, чтобы он прекратил все это. – В комнату ворвался слабый запах гнилой капусты, и лицо Софи превратилось в маску ужаса. – Он рядом, мне нужно идти. Передай Джону, что я благодарна ему, но на этот раз он должен сражаться изо всех сил, если хочет спасти нас всех.

Энни смотрела, как силуэт Софи исчезает перед ней. Только что она разговаривала с призраком мертвой девочки, а в следующее мгновение дрожит в комнате, которая превратилась в морозильную камеру. Энни почувствовала, как тяжелый комок страха застрял у нее в горле, она не хотела умирать, человек-тень может идти к черту. Но она не знала, как остановить его. С лицом таким же белым, как у Софи, она сбежала по лестнице на кухню, чтобы найти Джона.

Он посмотрел ей в лицо и покачал головой.

– Нет, пожалуйста, я не хочу ничего знать. Это должно прекратиться.

Энни села на стул напротив него.

– Софи умерла, когда вы пытались ей помочь?

Он медленно кивнул.

– Она велела мне передать спасибо, но он вернулся, и на этот раз вам придется изгнать его навсегда, потому что он идет сюда и хочет теперь меня. Он держит Софи в плену. Пожалуйста, Джон, скажите мне, что вы знаете, о чем она говорит, потому что я просто еле сдерживаюсь, понятия не имею, как бороться с человеком-тенью, который хочет мою душу. Софи сказала, что вы знаете, как это делается, но всегда боялись идти до конца.

Джон закрыл голову руками и зарыдал, но не за себя, а за Бет, Софи и маленького Шона, который все эти годы обвинял его с такой ненавистью, что это превратило его в хладнокровного убийцу. Он оплакивал своего племянника и двух убитых женщин, и все потому, что его собственная вера не была такой сильной, как должна была быть в 1984 году. Он потерял единственную женщину, в которую когда-либо влюблялся, из-за своих отношений с Богом.

Энни наклонилась и крепко сжала его руку. Она позволила ему плакать, пока слезы не высохли и в нем больше ничего не осталось, затем протянула салфетку и подождала, пока он высморкается.

– Хорошо, давайте вы начнете с самого начала, а я попробую понять, что мы можем сделать с этим человеком-тенью. Я помогу вам бороться с ним, обещаю, из-за него больше никто не умрет. Особенно я.

«Заметки частного детектива Уэйна Стерлинга»

IX

Предполагая в прошлый раз, что развязка близка, я ожидал получить её уже в следующих текстах, но вместо неё в них нашлись только сгущение красок и нагнетание атмосферы. В целом всё шло так, как я предсказывал, за исключением нескольких моментов. Но обо всём по порядку.

Поведение мисс Грэм на вечеринке у Тома Эшфорта было логичным и ожидаемым. Что ещё можно ждать от девушки, которая считает, что её предали? Ход с обручальным кольцом был тоже довольно читаем. Без радикального шага вперёд воссоединение редко приводит к чему-то хорошему. Больше в этой части не было ничего интересного для меня.

Но уже в следующем отрывке всплыли новые факты, о которых было сложно догадаться ранее. Оказывается, что история с семьёй Вуд произошла не в Барроу, а в Уиндермире. Глобально это, конечно, ничего не изменило, но всё же у меня появились некоторые сомнения насчёт зависимости сил призраков от места захоронения их хозяев.

А вот дальше я несколько раз не смог удержаться от жеста, известного в интернете как «рука-лицо». Во-первых, как Шон мог не знать о методе географического профилирования, используемого при поиске серийных убийц. Его же придумали ещё в восьмидесятых годах прошлого века! Кажется, автора звали Ким Россмо, и он был полицейским детективом. Шон обязан был проходить это в академии! Кажется, я переоценил этого персонажа.

Второй момент настораживал меня ещё сильнее. Никогда не был сексистом, но какого чёрта? У меня складывалось стойкое впечатление, что мужчины в Камбрии существуют только для того, чтобы употреблять алкоголь, соблазнять женщин и/или страдать. Поразительная инфантильность!

Стоило только девушке-психологу взяться за дело, как тут же всё пошло как надо. Мало того, все предложения, что она выдвигала, я высказывал в своих ответах на письма ещё в самом начале: проверить пульт из дома Трейси, сравнить отпечаток ботинка с таковыми у сотрудников местной полиции. Может, местной полиции стоит чаще прибегать к услугам частных специалистов? Хотя я понимал, что это утопия. В современном мире больше не осталось людей, похожих на инспектора Лестрейда.

Тем временем оказалось, что отец Джон прекрасно знал, кто может точить на него зуб, и сразу же назвал Шона. Забавно, как тот обыграл смену фамилии: Блэк и Вуд. Блэквуд? Кажется, в истории нашей страны была парочка лордов с такой же фамилией. Или это всего лишь то, что ему осталось от приемной семьи?

Всё указывало на то, что впереди меня ждала кульминация этого дела. Насколько я понял, Шон поехал в Уиндермир, чтобы навестить могилу своих родственников. Туда же направлялся и «вонючка», чтобы овладеть душой Энни. Удастся ли первому опознать машину мисс Грэм и вступить с ней в контакт? Будет ли иметь какое-то значение фигурка Ганнибала, которую дала ей призрак? Сможет ли отец Джон второй раз противостоять человеку-тени? Ответы на все эти вопросы будут уже завтра.

Глава 32

Уилл и Грейс сидели за кухонным столом, склонив головы над листами бумаги, которые он распечатал, каждый с ярко-желтым маркером в руках. Они сузили круг поисков до трех человек, которые, по мнению Уилла, были отличными полицейскими.

Шон Блэк, который был очевидным выбором из-за его имени. Смити, он же Стив Смит, но он не был крупным парнем, и Уилл сомневался, что у него будет двенадцатый размер обуви. А еще Смити работал в полиции так долго, может даже дольше, чем Уилл, и он определенно не был самым умным человеком в участке. Третий – Джо Паркер, высокого роста и вполне мог иметь подходящий размер ноги. Джо служил меньше всех, и о нем они знали очень мало.

Они оба согласились, что это выбирать нужно между Шоном Блэком и Джо Паркером, поскольку они были в одной смене, смены Смити не всегда совпадали с нужными датами. Интуиция Уилла подсказывала, что это Шон Блэк, но он не хотел делать поспешных предположений и все испортить. У Джо и Шона сейчас выходные, что давало ему немного времени.

Он снова позвонил Энни:

– Не могла бы ты попросить отца Джона описать, как выглядел Шон, спросить, были ли у него какие-нибудь отличительные черты – шрамы, родинки, родимые пятна, может быть, татуировка 666 за ухом. Нам удалось сузить круг подозреваемых до Шона Блэка и Джо Паркера.

Последовала пауза, пока Энни спрашивала.

– Джон сказал, что у Шона шрам на левой стороне щеки, он упал с дерева на фигурку. Конечно, к настоящему времени он уже поблек, но все еще должен быть там. Я точно знаю, что у Джо нет шрама на щеке, он настолько тщеславен, что тратит больше времени на уход за собой, чем на работу. На последнем собрании, на котором присутствовала, помню, как смотрела на него и пыталась понять, почему, черт возьми, он такой самовлюбленный. Уверена, что это не он. Хотя я не могу ничего вспомнить о Шоне, никогда не обращала на него особого внимания.

– Спасибо, Энни, похоже, Шон Блэк, тот кто нам нужен. Попрошу кого-нибудь проверить его биографию. Я его толком не знаю и понятия не имею, где он и что задумал. Само собой разумеется, если Шон или Джо Паркер появятся, нажмите красную кнопку экстренной помощи и не впускайте их. Сейчас позвоню боссу и попрошу его, запустить процесс. Как только мы решим, что будем делать, я перезвоню тебе.

– Хорошо, постарайся сделать это как можно скорее, потому что у него уже есть следующая жертва. Не думаю, что он будет что-то предпринимать, пока светло, но как только стемнеет, все изменится.

– Как ты узнала так много Энни?

– Если бы я сказала, что мне все это поведала мертвая девочка, ты бы поверил?

На том конце провода воцарилась тишина, наконец Уилл обрел голос.

– Да, я бы поверил, Энни, и я действительно верю тебе. Пожалуйста, будьте осторожны.

– Ты тоже Уилл.

Он закончил разговор и посмотрел на Грейс:

– Я уверен, что Шон Блэк – наш человек, судя по тому, что сказал отец Джон, но пока мы не проверим, мы не можем сказать наверняка. По словам Энни, он уже выбрал следующую жертву.

Уилл набрал номер инспектора, испытав облегчение, когда тот ответил на втором гудке, а затем провел следующие десять минут, передавая ему все, что они узнали. Ему пришлось убрать телефон подальше от уха, в то время как инспектор на другом конце громко выражал свое негодование. Через минуту Уилл вернул трубку на место.

– Итак, босс, что мы будем делать? У нас не так много времени; ему нужно подготовиться, прежде чем он снова убьет.

– Я не спорю с тобой, Уилл, но серьезно, один из нас, как или даже почему? Это вызовет самый большой скандал со времен Йоркширского кровавого потрошителя. У нас достаточно доказательств, чтобы привлечь его к ответственности? Профиль Грейс очень хорош, но, если мы задержим его, и не будет ничего конкретного, его адвокат разделает нас под орех. Тогда его выпустят, и он снова начнет убивать, не говоря уже о том, что сможет подать жалобу на преследование. Признаю, что совпадающий отпечаток ботинка на месте преступления указывает на него, но это лишь косвенная улика, ее легко опровергнуть. Им понадобится больше доказательств, чем отпечаток ботинка и наше предчувствие, и ты это тоже знаешь. Если только в его доме нет никаких улик – нам нужно войти и обыскать его. Позволь мне получить его личное дело и немного подумать, я скоро свяжусь с тобой.

Уилл положил телефон на заваленный бумагами стол:

– Ну, все прошло лучше, чем я ожидал, но не так хорошо, как хотелось бы. Нам действительно нужно найти что-то конкретное, что связывает Шона с местом преступления, но время уходит. Чем больше людей узнают об этом, тем больше шансов, что он поймет, что мы его раскусили. Нам нужен человек, чтобы следить за ним, но это не может быть кто-то из нас, он узнает. Хорошо бы кто-то из другого района.

– Я могу сделать это.

– Ни в коем случае, это очень любезно с твоей стороны, но ты не обучена слежке, и у тебя светлые волосы, ты как раз в его вкусе. Я не могу позволить тебе подвергать себя опасности, Грейс.

– Да, но ты мог бы дать мне рацию и показать, как ею пользоваться. Я могла бы припарковаться рядом с его домом и немного понаблюдать, а ты остался бы за углом и при необходимости прибежал, чтобы спасти положение.

Как бы заманчиво это ни звучало, Уилл не мог согласиться.

– Спасибо, но не надо, мы что-нибудь придумаем.

***

Джон закончил рассказывать Энни о том скверном лете 1984 года, он ничего не упустил. Он рассказал ей о ужасном времени, когда выбирал между Бет и Богом; пришло время ему признаться кому-нибудь.

– Если бы я был настоящим мужчиной, я бы повернулся спиной к Богу и забрал отсюда Бет, Софи и Шона, но я оказался слишком напуган. Думаю, именно это Софи пытается сказать, что из-за того, что я чувствовал, моя вера не была достаточно сильной, чтобы бороться с человеком-тенью тогда.

– А теперь, Джон, насколько сильна ваша вера сейчас?

– Она никогда не была сильнее. Чем старше я становлюсь, тем сильнее верю. Мысль о том, что рано или поздно я встречу своего создателя, укрепляет мою веру с каждым днем.

– Хорошо, потому что именно это нам и нужно? Я чувствую, что человек-тень где-то рядом, время от времени ощущаю его слабый запах, но уверена, он просто ждет подходящего момента, чтобы сделать свой ход.

Джон прошел в гостиную и вернулся со старой кожаной библией и распятием. Он положил их на стол и сложил несколько четок поверх библии, а затем начал молиться. Закончив, он перекрестился, а затем повернулся, положил руку ей на голову и произнес другую молитву, на этот раз Святому Михаилу:

– Святой Архангел Михаил, Защити нас в бою.

Будь нашей защитой от зла и ловушек дьявола.

Пусть Бог упрекнет его, мы смиренно молимся;

И Ты, о Князь Небесного Воинства,

Божественной силой Бога

Низвергните в ад сатану и всех злых духов

Которые бродят по всему миру в поисках гибели душ.

Он перекрестил лоб Энни и надел четки ей на шею.

– Я могу быть сильным, Энни, на этот раз не позволю ему победить, и что бы ни случилось, ты не должна мешать мне делать то, что нужно. Если это мое время, то так тому и быть, но я не умру и не уйду во тьму, я отказываюсь, и, Бог свидетель, не позволю ему причинить тебе боль.

Энни подняла руки, на которых сидела, чтобы они не дрожали, и сжала его ладони. Она надеялась, что Джейк появится с минуты на минуту, потому что Джон выглядел слишком серьезным и собранным в своей роли священника, и, если честно, она прибывала в ужасе. Атмосфера в доме была заряжена, как статическое электричество, и Энни ждала, когда воздух начнет потрескивать.

– Мне нужно пойти в церковь, Энни, я хочу встретиться с ним на территории Бога. Человек-тень делает вид, что не может войти внутрь, но он может и войдет, сегодня вечером он настроен серьезно.

– Простите, Джон, но нам нужно остаться здесь, церковь слишком открыта. Я не могу следить за вашей сестрой и вами, речь ведь идет не только о человеке-тени, мы понятия не имеем, где Шон и что он планирует.

– Все в порядке, понимаю, ты права, все хорошо. Он ждал этого почти тридцать лет, еще час или два ничего не изменят, но мне действительно нужно где-то побыть одному. Не возражаешь, если я пойду в гостиную, соберусь с мыслями и помолюсь?

– Конечно. Извините, Джон, я понимаю, и когда Джейк приедет, мы сможем пересмотреть ситуацию.

Она смотрела, как он берет библию и распятие, его лицо было мрачным, и Джон выглядел намного старше, чем в первый раз, когда она встретила его менее двух суток назад. Он говорил серьезно, и она за него очень переживала. Джон вышел в холл, отодвинул стул от дверной ручки и повернулся к ней лицом.

– Я позову тебя, когда закончу, пожалуйста, убедись, что моя сестра не войдет и не побеспокоит меня, мне очень, очень нужно сосредоточиться.

– Конечно. Хотите, я постучу в дверь, когда приедет Джейк?

– Нет, как только помолюсь и подготовлюсь, я приду и заберу тебя. Спасибо тебе, Энни, за все. Мне так жаль, что нам пришлось встретиться при таких ужасных обстоятельствах, но я рад нашему знакомству.

Энни улыбнулась, а затем оставила его одного. Она не чувствовала себя спокойно из-за слов, которые прозвучали как прощание, и переживала, что оставила Джона наедине с этим. Но она не была священником и не знала, что они делают в таких ситуациях. Энни понятия не имела, что ей следует себя вести, и не в первый раз задавалась вопросом, как, черт возьми, она оказалась замешанной в такого рода неприятностях. Она пошла на кухню и написала Джейку:

«Поторопись, священник сходит с ума, и я боюсь. Думаю, ты, наконец, увидишь своего призрака».

Достав свой карманный блокнот, она начала писать. Слова выходили далеко за пределы служебного долга, но она писала это для Уилла, и надеялась, что он в безопасности, и им удалось найти Шона в Барроу. Энни была поглощена писательством, не упоминая о визитах мертвой девочки и о чем-либо, связанном с человеком-тенью.

Громкий стук в парадную дверь заставил ее вскочить со стула. Она вытащила свою дубинку и подошла, чтобы заглянуть в глазок на входной двери. Вздох облегчения сорвался с ее губ, когда Энни увидела крупного мужчину, носящего имя Джейк, с другой стороны, который посылал ей воздушные поцелуи.

Энни открыла дверь, он вошел и обнял ее:

– Женщина, как ты это делаешь? Как тебе удается ввязываться во все это безумие? Однако есть одно преимущество: жизнь никогда не бывает скучной, когда ты рядом.

Его телефон запищал, и он вытащил его из кармана, чтобы прочитать ее сообщение, которое только что пришло. Джейк посмотрел на нее.

– Ты что, издеваешься? Серьезно, только не говори мне, что ты снова видишь мертвых людей.

Энни покраснела:

– Не по собственному выбору, я точно не выбираю, когда их видеть – они просто появляются. Пойдем на кухню, и я все тебе расскажу.

– А где святой отец?

Энни толкнула его локтем в бок.

– Ш-ш-ш, он тебя услышит, он молится в гостиной, и это не шутка. Он готовится к битве с человеком-тенью.

Джейк закатил глаза:

– О, это становится все интересней и интересней, кто такой человек-тень?

– Я точно не знаю, но от него очень плохо пахнет, и он собирает души людей и держит их с собой в темноте. С ним в ловушке маленькая девочка по имени Софи, и именно ее брат убивает девушек.

Джейк плюхнулся на один из кухонных стульев.

– Ты начала принимать какие-нибудь препараты, о которых я должен знать Энни?

Она села напротив него.

– Я говорю серьезно. Очевидно, этот человек-тень хочет заполучить мою душу, и он придет за мной. Я в панике. Отец Джон знает его уже давно, и он собирается спасти всех нас и мою душу. Надеюсь.

– Хорошо, я тоже надеюсь. Имею в виду, что я здесь, чтобы защитить тебя, но если все, что я могу учуять, – это кого-то с плохим запахом, пока ты сражаешься за свою душу, что я должен делать? Стоять рядом с тобой и размахивать крестом?

– Не знаю, я жду, что Джон мне скажет. Как думаешь, мне следует пойти и проверить его? Он там уже некоторое время.

Джейк пожал плечами. Энни подошла и прижалась головой к деревянной двери, послушать вдруг он все еще молится, тогда она не станет ему мешать. В комнате стояла тишина, она прислушивалась, не шевельнется ли кто-нибудь, но не было слышно ни звука.

Во второй раз за последние тридцать минут она вытащила свою дубинку. Джейк, наблюдавший за ней из кухонной двери, сделал то же самое и встал позади. Энни повернулась к нему и прошептала:

– Слишком тихо.

Он кивнул и отодвинул ее в сторону, взявшись за ручку двери. Энни чувствовала, как ее сердце колотится так громко, что она не слышала собственных мыслей. Джейк толкнул, распахивая дверь и вошел в комнату. Она была пуста, но двери во внутренний дворик оказались широко распахнуты.

Энни огляделась.

– Черт, он пошел в церковь, и что теперь? Его сестра спит наверху, я должна присматривать за ней.

Джейк перелез через диван и закрыл двери, заперев их.

– Со спящей красавицей все должно быть в порядке. Если то, что ты говоришь, правда, то убийце нужен Джон, держу пари, он даже не узнает о его сестре. Мы запрем ее и пойдем в церковь.

Энни знала, что он прав, у них нет выбора, но ей было неловко покидать дом. Уилл велел ей оставаться на месте, но он не знал о человеке-тени. Джейк открыл входную дверь; она огляделась, а затем последовала за ним на улицу. Взяла ключ, заперла дом снаружи и положила его в карман своего бронежилета.

– Как далеко до церкви?

Энни указала на массивное здание по соседству, и он рассмеялся:

– Ну, спасибо Господу за маленькие милости. Мне не хотелось бежать милю по такой жаре.

Он побежал, и она последовала за ним. Когда они добрались к двери в церковь, оттуда донесся ужасный запах, от которого Энни задохнулась.

– Он здесь, о боже, я не знаю, что делать!

– Кто здесь, Энни, убийца или человек-тень? Пожалуйста, не говори и тот, и другой.

– Разве ты не чувствуешь его запаха?

Краска сошла с обычно загорелого лица Джейка, отчего ей стало еще хуже.

– Нет, не чувствую, но думаю, что мы войдем и встретимся с ним или с тем, чтобы это ни было. – Он схватился за черное железное кольцо и повернул его, чтобы открыть деревянную дверь, и они вошли внутрь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю