332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгения Мэйз » Другие: Она чужая (СИ) » Текст книги (страница 34)
Другие: Она чужая (СИ)
  • Текст добавлен: 16 декабря 2020, 23:30

Текст книги "Другие: Она чужая (СИ)"


Автор книги: Евгения Мэйз






сообщить о нарушении

Текущая страница: 34 (всего у книги 39 страниц)

– Мой руки! – Кэш кивнула на тарелки на столе, – Завтрак стынет.

Девчонки быстро поднялись со своих мест, спеша удалиться с тесной кухоньки и оставить их ненадолго наедине. Алекс еще не успел пройти к мойке, как Каллисто поспешила огорошить его «новостями», прежде чем исчезнуть в коридоре.

– Мы забираем ее.

– Мы?

– Я забираю ее погреться на солнышке. Смирись с этим и не вздумай возражать и портить ей настроение!

Алекс сел за стол, вопросительно взглянув на Кэш.

– Решила отдохнуть немного? Уже устала, надоело тебе здесь?

Мужчина не смотрел на нее, поглощенный содержимым тарелки. Кэш сложила сэндвич, протягивая его ему. Что-то изменилось в нем. Он как будто стал собранным, как если бы сейчас спросил у нее, что она думает об этом договоре, в перерыве между подаваемыми блюдами за ланчем в каком-нибудь ресторане.

– Нет. Слушай ее больше, я еще ничего не решила.

– Откажешь подругам, что заявились к тебе с противоположного края света?

Кэш откинулась на спинку стула, Алекс посмотрел на нее, откладывая приборы в сторону. Их «гляделки» продолжались недолго, Кэш только вздохнула: надумывает себе. Все хорошо. Это Каллисто ее «завела».

– Это просто вопрос или какая-то проверка?

– Просто вопрос. Очень вкусно, между прочим.

Алекс кивнул на тарелку, вновь принявшись за поглощение завтрака.

– Скажи прямо, что ты хочешь, чтобы я осталась дома.

– Я не хочу, чтобы ты надолго исчезала из моей жизни, но решать тебе. Ты ведь вернешься сегодня?

Кэш кивнула. Она вернется, если согласится.

25. «Думай быстрее, времени все меньше и меньше! Никак не хочу пропустить этот важный для меня звонок.»

Переместиться в теплые края, в морские окрестности Аравийского полуострова в последний месяц уже холодной, заснеженной осени, на белоснежные доски покачивающейся на воде яхты, с мягко бьющими о ее корпус теплыми волнами Персидского залива – было поистине волшебно. Ощущение промозглого утра быстро исчезло, теплого и до безумия приятного сухого воздуха, жаркое солнце мигом захватило тело девушки в плен и сразу захотелось освободиться от одежды, броситься в нереально прозрачные бирюзовые волны с обманчиво близким морским дном, захватить пригоршню белоснежно песка, пару раз кувыркнуться в воде, ощущая ее ласковые объятья.

Кэш подошла к поручням яхты, облокачиваясь на них и поглядела вниз. Соскучилась ли она по морю, по его соленному, въедливому вкусу? Да. Но ей все же нравится суровая северная красота с минимумом красок, благодаря ей яркий Юг воспринимается таким контрастно сочным, очень ярким, а не опостылевшим, таким, когда все приедается и воспринимается, как должное. И даже сейчас, правильнее будет сказать «еще сейчас» ей очень хочется, просто уже не терпится опробовать доску в холодных морях близ Беренгового пролива.

Единственное о чем стала беспокоиться Кэш, когда босые ноги коснулись горячих палубных досок, то что она забыла закрыть печные заслонки. Когда она «уходила», с сумкой полной пляжных вещей на плече, в доме оставался Алекс, ему она выдала найденную в ящике стола запасную пару ключей от дома. Алекс недолго думая, прицепил их на свой брелок, он явно не собирался возвращать ей их, когда она вернется.

– Буду вечером. Звони, если что.

Проговорила Кэш, приподняв губы в слабом подобии улыбки. Она еще думала о разговоре на кухне, в противовес ее прежним надеждам, теперь даже больше чем раньше. Сначала ей казалось, что стоит только рассказать об одолевающих ее тревогах, как они отпустят ее, все разложится по полочкам само собой. Наоборот, это стало беспокоить еще больше. Она пока не видела, что же именно могло связывать Минди с Талианом. Слишком уж далеко друг от друга Нью-Йорк и Крейг. Слишком уж далека Минди и Талиан, как два полюса на разных концах планеты.

– Хорошо. Только номер мой запиши.

Кэш кивнула, достав телефон из сумки.

– Ребят, вы вечером увидитесь! К чему такие долгие прощания?

Кэш только тяжело вздохнула в ответ на этот комментарий, не надо говорить кому он принадлежал. Не Сиене, которая так ратовала за их воссоединение.

– Девочки, может вы подождете меня в гостиной? Там столько всего интересного, кошечек и собачек на каминной полке посмотрите!

Только полу обернулась она, бросив это предложение подружкам. Она никогда не была копушей. Сейчас и то собралась меньше чем за полчаса, быстро перемещаясь по дому и закидывая вещи в пляжную сумку.

– У меня все есть! Бери купальник и пошли!

– Может мне и уйти в купальнике? – только огрызнулась на это Кэш, складывая в сумку то, что не планировала забрать и подумала оставить на яхте. – Решила, что это должно стоять в одном из шкафчиков у тебя на яхте!

– Мне твой мусор не нужен!

– Тебе не нужен, а вот тем, кто гостит у тебя, все это пригодится! И что значит мусор? Я удивляюсь, как твоя «Ракушка» не ушла на дно от такого количества барахла, что ты покупаешь по всему миру!

– Все просто – это магия!

– Ну, вот и сейчас магию свою подключи, найди всему этому место и когда я буду заявляться к тебе, чтобы это все было и ждало меня.

– С той частотой с какой ты заходишь ко мне, у всего этого истечет срок годности!

Каллисто заглянула к ней в сумку, презрительно хмыкнув: крема, масла, мази и спреи. Ну еще бы, ее кожа уже давным-давно привыкла к обжигающе горячему солнцу отражающемуся в темной воде, ветру, что нес в себе горько-соленые капли морей и океанов, и в подобном уходе с ее способностями к волшебству не нуждалась.

– Будет чем воспользоваться, а то к тебе, как не придешь кроме подсолнечного масла больше ничего и нет, пахну потом то ли как картошка фри, то ли как курица гриль.

– Попросила бы меня, я бы придумала что-нибудь!

Алекс и Сиена переговаривались о чем-то на кухне, попивая кофе и стараясь не вмешиваться, не принимать участия в развернувшейся перепалке ни в роли очевидцев, никак участники.

– Я облезть успею три раза пока объясню тебе, что я хочу, какой марки, а потом выслушивать тебя, что все не так? И ходить мирится, только потому что ты принесла не тот крем, с не той защитой от ультрафиолета.

– Знаешь, что! – вспылила Каллисто

Кэш обернулась к ней и кивнула на гостиную.

– Знаю. Поэтому не ворчи и подожди, когда я соберусь! Сиена вот не ворчит!

Алекс после сделанного замечания, брошенного им в спину возгласа, улучив момент, только очень строго взглянул в сторону девушек, воспользовавшись тем, что Кэш на пару минут выпустила его из виду. Как на его взгляд, Каллисто перегибает палку, ничего страшного не случится, если Кэш на пару минут задержится.

– Видела я этих кошечек и собак! Пошлость, да и только!

– Тебе все пошлость, что не ты!

«Так хватит!»

Он привлек ее к себе, совершенно нескромно целуя и обнимая, прижимая к себе, его руки очень волнительно прошлись по телу, прижимая ее бедра к своим в собственническом и древнем, как мир жесте. Кэш задохнулась от неожиданности, руки сами обвили его за шею. Девушка погрузилась в невероятные сильные приятные ощущения, из головы разом исчезли все мысли о Каллисто и Сиене, о море, о яхте, о предыдущем разговоре касающимся Талиана, который словно долгое эхо все еще продолжал преследовать ее, остались лишь ощущения его рук, требовательных губ, и едва-едва слышимое где-то на задворках сознания:

– О, Господи! Это просто невероятно!

– Пойдем, дадим им остаться пару минут наедине!

Алекс в этот момент отпустил ее, нет, отставил ее от себя, приподняв ее на короткое мгновение в воздух. Несколько секунд, он молчал, глядя на нее слегка затуманенным взором. Он также, как и она справлялся с дыханием. Не хочется признаваться, но его самоконтроль рушится рядом с ней, как карточный домик от легкого дуновения ветерка.

– Алекс!

– Кэш?! – откликнулся он на ее возглас.

Способ, с помощью которого он решил избавиться на какое-то время от нетерпеливых свидетельниц их разговора был приятным, но и имел некоторые побочные последствия: хотелось вытолкать всех посторонних из дома и продолжить, уже не останавливаясь и не ограничивая себя в действиях. Еще немного и он не отпустит ее никуда, не в ближайший час и даже не сегодня.

«Почему ей потребовалось прийти именно сегодня, именно с утра?! Подумать, поразмыслить, взвесить все «за» и «против», составить план – это все совершенно не про нее.»

Но Алекс сам виноват, если он хотел как-то по-другому, надо было поговорить с Каллисто на свежую голову, завтра или скажем послезавтра, а не звонить ей и Дилану этой ночью. По всей видимости она, после их разговора, пришла к такому выводу, что не стоит откладывать его просьбу в совсем уж долгий и пыльный ящик и решила наведаться к Кэш с самого утра, забрать ее и позволить ему разобраться с одним недочеловеком тотчас же, не отсрочивать их встречу на потом. Кто знал, что его утренний визит к Кэш закончится именно таким, приятным образом?

– Лекс!

Выдохнула Кэш с возмущением, положив ладонь ему на грудь и оттолкнула его от себя, точнее попыталась сделать это. Ее руки дрожали. Он как-то уж слишком сильно действует на нее, опьяняюще.

– Ты специально сделал это!

– Всего лишь хотел выпроводить их ненадолго, побыть с тобой еще несколько минут наедине.

Алекс оперся о коридорную тумбочку, сложив руки на груди. Кэш смотрела на то, как он безуспешно пытается скрыть улыбку, несколько раз чертыхнувшись про себя. Она покачала головой.

«Ох, уж это неприкрытое мужское самодовольство, он ведь весьма доволен собой!»

Кэш махнула на это рукой. Пусть улыбается и наслаждается своим греющим сердце знанием, как бы он не старался казаться невозмутимым, но все же незачем было прижимать ее к себе так тесно, в этом случае она бы вообще ничего не почувствовала и может быть поверила в его хладнокровие.

– Номер диктуй!

Кэш смотрела в воду, наконец глянув перед собой, если ее не обманывало чувство ориентира, то север как раз вот с этой стороны и далеко впереди должен быть материк. Море куда не взгляни, без конца и края было спокойно. На небе ни одной тучки, не одного белого пятнышка облака.

– Ты переодеваться собираешься?

Выглянула Каллисто из каюты, оперевшись на приборную стойку и требовательно взглянув на нее. Кэш кивнула. Почему у нее такое ощущение, что она что-то пропустила? Как будто все это время, это было у нее на виду, мелькало словно тряпка тореадора, но она упорно не хотела замечать этого?

– Да, иду.

Каюты малышки яхты поражали воображение пестрым интерьером и обилием вещей со всех концов света, удивляло, однако не это разнообразие, все-таки Каллисто все время живет на воде направляя свою посудину то в один, то в другой конец света, а то, как все эти вещи умещались здесь и держались на своих местах, не падая, не выскальзывая с полок, при сильной качке. Что-то могло быть закреплено в держателях, что-то могло быть приклеено, но не все же подряд!

День обещал быть ленивым, а судя по количеству шампанского, замеченного ей на небольшой кухоньке, еще и пьяным. При такой-то жаре, они обязательно напьются!

Сиену, в отличие от нее не надо было долго убеждать и уговаривать, она промчалась мимо Кэш уже облаченная в канареечно-желтое бикини, что так выигрышно смотрелось на ней, подчеркивало цвет волос и бронзовый загар

– Я жду тебя внизу! – затем раздался громкий всплеск и звук брызг приземлившихся, обдавших палубу.

Кэш кивнула, переодеваясь. Пора выкинуть все из головы и Алекса на время тоже. Иначе, она то и дело что будет смотреть на часы, ждать встречи, напоминая себе по уши влюбленную девушку.

– Но ведь так оно и есть! – проговорила она самой себе, ощутив подкатившее смущение от всё ещё преследующих ее приятных ощущений.

Надо непременно отомстить ему. Почему только она мучается? Где-то тут была камера…

– Сама с собой разговариваешь?

Каллисто появилась на пороге каюты, глядя на то, как Кэш оправляет полоски черного бикини.

– Да. Нужно срочно искупаться, выпить и еще раз выпить. Иначе, я так никогда не успокоюсь и не отвлекусь. Потребую, чтобы ты вернула меня обратно.

Каллисто только улыбнулась, весело заблестев в ее сторону глазами. Это будет хороший день.

– Только у меня одно условие: выключи телефон!

– Что?

Такого правила на лодке еще не было. Первый раз она об этом слышит!

– Да-да-да, выключи его! Я знаю, что такое быть влюбленной! Ни о ком другом и ни о чем другом ты думать не станешь. Сейчас говоришь одно, но если не станешь звонить, то придет черед смс. Давай его сюда!

Кэш пожала плечами, не став удивляться очередному заскоку подруги. Она и не планировала заниматься перепиской.

Каллисто забрала у нее телефон, который тут же исчез из ее рук. Волшебство! Она улыбнулась этому моменту. Некоторые вещи, иногда больше похожие на фокусы и по сей день удивляют ее, вызывая какой-то детский восторг.

– Что у нас к шампанскому?

Кэш пробежалась по доскам палубы, выскакивая на борт, с ловкостью взбираясь на его поручни, покачнулась, но удержала равновесие, налетевший ветер взлохматил освобожденные из высокого хвоста волосы.

– По идее морепродукты! А что ты хочешь?

Кэш не дожидаясь, когда подружка ответит хоть что-то, так же, как и Сиена бросилась в море, погружаясь в теплую воду с окружившими ее пузырьками, она несколько раз перекувырнулась в воде, тут же выныривая, огляделась по сторонам, вытирая лицо, откидываясь назад на спину, раскидывая руки в сторону.

– Все! Я звезда!

Она ушла под воду под внезапно навалившейся сверху хохочущей тяжестью. Кэш выбралась на палубу, на чуть подкашивающихся на ногах добралась до сетки, улегшись на заботливой рукой разостланном полотенце, в голове было до приятного пусто. Солнце стало припекать спину тотчас же. Она несколько долгих минут пролежала так, пока не ощутила прохладное прикосновение пальцев к ее плечу, они слегка потрясли ее, видимо посчитав что она задремала.

– Кто-то корил меня за отсутствие средств для загара, а сама разлеглась на начинающемся солнцепеке даже не вытеревшись!

– Всего ничего, несколько минут ведь прошло, – пробурчала девушка, ощутив навалившуюся сонливость, – или не несколько?

– Почти с час. Не трогала вас, но уж больно вкусно от вас курочкой потянуло, – проговорила Калли, улыбнувшись, – решила, что надо будить вас. Поднимайтесь, пошли пить шампанское! Все уже готово! Буди ее!

Каллисто кивнула на лежащую рядом Сиену, что лишь приподняла руку, показывая тем самым, что она не спит.

– Калли, верни мне телефон! Я совсем забыла о шерифе, надо позвонить Алексу, как-то объединить нашу легенду или выслушать его версию моего исчезновения. Если только коп вдруг решит заявиться к нему, вздумает поинтересоваться куда я могла запропаститься.

Кэш резко села на месте, потерев лицо. Она совсем забыла о шерифе, не позвонила и не предупредила, что не сможет прийти сегодня, даже Алексу ничего не сказала по этому поводу, за всеми прощаниями этот момент напрочь вылетел у нее из головы.

– Да придумает он что сказать! Не так уж он и безнадежен, и шериф, ничего страшного не произойдет, если он денек потерпит. Найдешь что сказать ему.

Кэш кивнула. Действительно. Мелочь. Раньше ведь как-то выкручивалась и сейчас получится.

– Ладно, пойду окунусь. Приду в себя.

Кэш поднялась, голова словно свинцом налилась, она пошла к мостику, решив на этот раз не прыгать с борта, побоявшись, что спросонья не удержит равновесия. Она уже дошла до мостика, притормаживая под забившейся словно птица в силках мыслью.

Она все же окунулась в воду, проплыв под корпусом яхты. Кислород закончился быстро, но выплеснувшейся в кровь адреналин помог преодолеть оставшееся расстояние до поверхности в считанные секунды с мгновенно прояснившимся сознанием. Кэш выбралась на палубу, не обнаружив на ней никого, кроме спущенных парусов, затянутых веревками и закрепленными сложными морскими узлами, над сеткой уже был натянут огромный белый тент, закрывающий «лежак» от палящих лучей полуденного солнца.

– Давай к нам! Голодная небось.

Кэш села за стол, оглядев его богатое йодом и алкоголем содержимое. Так как готовит рыбу и морских гадов Каллисто, вот так вкусно больше не приготовит никто, даже Марк, даже сама Кэшеди. Кэш потянула за щупальце крошечного поджаренного в луковом масле осьминога, откусила от него кусочек, прожевав, но так и не почувствовав вкуса.

– Калли, – позвала она волшебницу, – Верни мне телефон, я все-таки позвоню Алексу.

– Что я говорила?

Обратилась Каллисто к Сиене состроив недовольное лицо, она поставила на стол блюдо с морскими гребешками и мясом морских ежей, присаживаясь на табурет.

– Мы же договаривались!

Сиена протянула ей бокал с шампанским, Кэш приняла его, сделала глоток, но не отставала. Ей отчего-то показалось все это очень важным. Пусть ее интуиция не всегда ей верная помощница, но сейчас она решила проявить чудеса настойчивости.

– И все-таки.

Кэш протянула ладонь, ожидая, когда в ней появится ее телефон.

– Разберется он без тебя, оставь хоть что-то своему мужчине, пусть разрулит ситуацию сам.

– Доверься ты ему!..

Каллисто, словно не замечая протянутой к ней руки, подняла свой одноразовый пластиковый бокал, выглядевший совсем, как настоящий, как если бы его сделали из настоящего стекла и металла.

– Выпьем…

Кэш качнула головой, отставляя бокал в сторону.

– Каллисто, не заставляй меня повторять дважды. Иначе, я решу, что все это тщательно спланированная акция, цели которой я еще не поняла, но пойму, я обещаю тебе это.

Она оглядела лица подруг, цокнув.

– Сиена, дай мне не свой телефон, пожалуйста!

Каллисто психанула, с силой вложив ее сотовый в ладонь, тут же подскочила из-за стола и вылетела из кают-компании. Кэш проводила ее уход глазами, нарвавшись на осуждающий взгляд Сиены.

– Ты ведь знаешь ее…

– Возможно поэтому я так редко бываю у нее.

– Услышит, обидится.

– Это всего лишь звонок на пару минут, она забирала у меня телефон под предлогом того, что я смс не буду перебрасываться. Сейчас же, я хочу позвонить исключительно по делу. Чего психовать?!

Она разблокировала экран, набирая цифры в набранных номерах. Она еще не занесла номер Алекса в контакты, так торопила эта рыжая мегера.

– Ты параноик, привыкшая все контролировать и обо всем думать самостоятельно.

Кэш кивнула. Да, она параноик. Можно положиться на мужчину, а в каких-то случаях даже нужно, но… Еще только вчера они выясняли отношения, только вчера она проснулась у него дома, а позавчера называла за глаза идиотом. Не слишком ли быстро они хотят, чтобы она доверилась ему, переложила на него всю ответственность?! Можно сказать, что она идет на пути к доверию семимильными шагами.

– Привет. Ты быстро заскучала, неожиданно и очень приятно.

Кэш улыбнулась, глядя на Сиену. Чтобы сказала Каллисто, если бы он объявился так скоро? А что сама Кэш? Не знает она, обычно излишняя навязчивость со стороны мужчин ее раздражала, как будет конкретно с ним она не знала.

– Алекс, я ничего не придумала насчет звонка шерифа, – начала она, решив не тянуть и не спускаться до сюсю-мусюсю, – исчезну ведь на целый день, а сама пообещала ему, что зайду, как только освобожусь.

В ответ прозвучало негромкое «кхм» и какой-то приглушенный шум, вместе с мелодичным звоном, как от музыки ветра над ее дверью.

– Не вижу в этом большой проблемы.

– Я тоже не вижу, но хочу знать к чему приготовиться.

Звон вновь повторился, но в этот раз более короткий, смешанный еще с каким-то приглушенным звуком.

– Скажем, что нам захотелось прогуляться по Питерсбергу и даже больше, мы не ограничились провинцией, а метнулись в Анкоридж. Тебе захотелось прогуляться по магазинам, развеяться, а я составил тебе компанию.

Кэш вздохнула. Он решил не изобретать велосипед, а обратиться к старой и проверенной истории. Интересно они с Минди развлекались!

– А то, что мы приехали без покупок?

– Ты думаешь он будет проверять наличие фирменных пакетов у тебя в спальне? Попросит чеки? Ты в конце концов не подозреваемая, а просто свидетельница по делу.

Кэш кивнула самой себе, неспешно поглощая содержимое огромного глубокого блюда.

– Хорошо, раз такой вариант наиболее близок тебе.

Алекс на другом конце трубки тяжело вздохнул, а Кэш тут же пожалела о том, что ляпнула это. Она ведь сама ему позвонила, сама спросила, попросила, а теперь сама же огрызается, пеняя на его же задумку.

– Милая! – произнес он, со слышимой в голосе улыбкой. – Это в тебе сейчас что говорит: вредность или ревность?

Как можно вредничать после такого нежного обращения? Обезоруживает ее уже в который раз. Кажется, что все было куда проще, когда она терпеть его не могла. Кэш помолчала немного, ожидая непонятно чего, а затем сдалась. Накрутила себя, девчонок в чем-то заподозрила, а они ведь просто «приехали» за ней, забрали на денек.

– Ни то и ни другое. Но давай чуть-чуть изменим твой план?

– Я слушаю, предлагай.

– Это ты захотел погулять по магазинам, а я только и делала, что баловала тебя, тратила на тебя деньги и поощряла каждый твой каприз?!

Алекс сказал «кхм», не прекращая улыбаться.

– Значит, все-таки вредность. Хорошо, пусть будет по-твоему. Это я ходил по мужским отделам ювелирных и парфюмерных магазинов, выпросил у тебя очередной ненужный мне хронометр из прошлой коллекции швейцарских мастеров. Но поверь мне, они были такими чудесными, они должны были быть у меня и только, а еще они очень подходят к моей рубашке, которую ты еще не видела, но я обязательно буду в ней этим вечером.

Кэш сначала было просто улыбающаяся, теперь хохотала в голос. Вот как он видит шоппинг? Неужели все женщины вот так глупо щебечут, радуясь новым приобретениям?

– Это единственное что будет на тебе? – поддержала Кэш его фантазию.

Она живо представила этот образ, продолжая давиться от смеха. Забавная картинка выходит, очень и очень необычная. Он бы еще плаксивым голосом заговорил, передразнивая транссексуалов.

– Посмотрим, как ты будешь вести себя! – уклончиво пообещал ей Алекс, с улыбкой продолжая, – еще я зашел в пару охотничьих отделов и выпросил у тебя парочку отличных ножей. У одного из них костяная ручка, никаких полимеров или прочей ерунды, все сплошь и рядом натуральные материалы.

– Кость кого?

– Какая разница! Главное – она красивая!

– Ты меня убедил в том, что стоит придерживаться именно этой версии, хотя я ее предложила хохмы ради.

Алекс сказал «хорошо», каким-то очень сдавленным голосом, видимо и сам сдерживался от того, чтобы не рассмеяться и продолжать держать марку.

– Ты не воспринимаешь меня всерьез, – заявил Алекс плаксивым голосом, но тут же исправился, сказав более серьезно, – все будет хорошо. Не переживай ты так.

– Я просто параноик, – согласилась Кэш.

– Хорошо, параноик. Надеюсь, мы увидимся этим вечером?

Кэш улыбнулась, глядя на вяло ковыряющуюся в тарелке Сиену, изредка поглядывающую на нее с молчаливым интересом. Ей очень хотелось увидеть его, уже сейчас.

– Да. Я хочу увидеть ту самую рубашку, которую я не видела и именно так как ты все это мне преподнес!

– Хорошо. Девчонкам привет передавай!

Алекс закрыл крышку телефона, глядя перед собой секундным ничего не видящим взором. Его светлые глаза источали свет. Это длилось мгновение, Флагер теперь уже тяжело выдохнул, до этого момента явно сдерживая себя, рвущийся из груди тяжелый выдох.

Конечно же Талиан знает его имя! И не только потому, что этот урод представился, в самых лучших традициях данного ему воспитания, а потому что он – его работа. Ему платят хорошие деньги за то, чтобы знать все и обо всех, кто входит в окружение Кэш, будь она неладна!

Флагер взглянул на него теперь уже далеко не тем дружелюбным взглядом, какой был у него еще с три-четыре секунды назад при телефонном разговоре с женщиной, но все же не таким жестоким, каким он был до этого звонка.

Бессмертный не ослабил хватки, продолжая прижимать Талиана к стене, не обращая внимания на чужую, прожигающую его кожу кровь, что стекала по его лицу и рукам, шипя и пузырясь, разъедая кожу до самых костей, с примешивающейся к ней стеклянной крошкой и пылью.

Ему-то, что?! Он быстро восстановится, а вот Талу придется серьезно озаботиться на этот счет. Трупы в мегаполисе достать не проблема, но вот жрать мертвечину ему никак не хотелось, но по всей видимости придется! Другого пути восстановления – нет!

– Ты мне сейчас печень вырежешь!

Бессмертный усмехнулся, на мгновение приподняв свое лицо. Он знает, где сейчас находится кривое лезвие его клинка, но ему все равно!

– У тебя есть выбор тварь: первый вариант, я сейчас отвечаю на звонок, ты в этот момент просто молчишь, не проронив ни звука, после, мы разговариваем, как вполне себе цивилизованные люди.

– Цивилизованные?! После всего этого?

Взвилось существо под его рукой, все еще пытаясь выбраться. В бессмертного вновь полетели капли крови, ошметки плоти, но глаз он не закрыл и из виду его не выпустил, не обратив внимание на эти вполне себе ощутимые неудобства. Его рука не дрогнула, не сдвинулась ни на сантиметр, лезвие меча продолжало оставаться все на том же месте, в опасной близости от жизненно-важных органов выродка.

– Да. Я пришел к тебе поговорить, но ты отказался мне помогать, тогда я настоял, заметь в совершенно несвойственной мне манере, грубой и хамской. Ты ведь знаешь на что я способен, а на что нет?!

Да, Тал знает и да, он отказался рассказать ему кто стоит за всем этим! Зря! В другой раз и с кем-нибудь другим козырнул бы своей профессиональной этикой, но что теперь говорить?

Удивительно другое, то, что Флагер докопался до правды, каким-то образом подобрал едва видимые концы и связал их между собой.

Талиан уже давно не работает ни с полицией, ни с заключенными, ни с жертвами нападений, отказался ото всех реабилитационных программ на время, чтобы отвести глаза.

Когда Флагер заявился к нему и «попросил» о помощи, Тал удивился, но виду не подал. Он не боялся его, не верил в то, что Флагер нападет на него и сделает хоть что-то серьезное. Никто в своем уме не решился бы на это, не пожелал бы себе проблем, побоялся бы пусть и не самого Талиана, но его отца, братьев, всех тех, кто стоит за его спиной и захочет отомстить, не снесет оскорбления.

– Второй вариант, – тем временем продолжал бессмертный, – я разделю тебя на две равные половины и уже сам перезвоню ей, не беспокоясь за то, что ты сделаешь, скажешь, выдохнешь.

– Ты не посмеешь! Тут кругом камеры! Мой отец, бр…

Тал замолчал, едва начав последнюю фразу. Он предпочитает, чтобы его звали именно этим вариантом от полного имени неспроста. Все потому, что демон-полукровка не хотел, чтобы что-то напоминало окружающим о том чей он сын, чтобы не было никаких сравнений, ни чьих теней и понимающих улыбок.

– Может хочешь проверить? – Лекс понимающе усмехнулся. – Конечно, камеры, записи, ты всем расскажешь, как на тебя напал и нашинковал в салат какой-то один бессмертный.

– Убьешь меня и уйдешь ни с чем, Флагер! – рванулся вперед Талиан, взмахнув бесполезными культями конечностей.

Телефон продолжал разрываться в кармане, выдавая приглушенную тканью куртки мелодию. Еще немного и она отключится. Почему он решил, что это Кэш? Ни с чего. Это мог быть кто угодно, но Алекс отчего-то показалось, что это она. Он конечно же перезвонит ей – ничего страшного не случится, но трубку очень хотелось взять именно сейчас, узнать, что же ей вдруг могло понадобиться так скоро.

– Думай быстрее, времени все меньше и меньше! Никак не хочу пропустить этот важный для меня звонок.

– Убьешь меня и ничего не узнаешь!

– Ты повторяешься! Решайся на что-нибудь, пока я добр.

Мелодия в кармане стихла, погрузив разгромленное помещение кабинета в тишину. Давно уже отвизжала свое его секретарша, поначалу пытавшаяся попасть вовнутрь и как-то помочь ему. Идиотка! От увиденного она сразу же потеряла сознание, лишившись чувств стоило ей только увидеть своего босса в истинном образе. Она повалилась на пол, а потом кто-то отволок ее тело за дверь, тут же плотно прикрыв ее.

Талиан тяжело задышал, глядя в лицо бессмертного, черты лица которого окаменели, а взгляд стал таким безучастным. Рука Алекса конвульсивно дернулась, но этого было достаточно, чтобы Тал взвыл от боли, что бросилась ему в глаза, охватила все тело. Он заорал, страшно, громко, больно.

– Я тебя на том свете достану!!! Ты пожалеешь об этом!

Крик рвался из груди вместе с булькающими звуками, вместе с ненавистью, со злобой и болью.

– Да-да! Но сначала ты мне все расскажешь!

Алекс удерживал своим корпусом орущее и извивающееся существо, назвать которое человеком у него язык бы никогда не повернулся. Без своих клешней, не то щупалец, что служили дополнительной парой рук к обыкновенным человеческим он выглядел жалко. Словно беспомощное насекомое, которому оторвали лишние лапки, но даже в таком виде, в таком состоянии он был опасен и отпустить его так просто было бы ошибкой.

– Хорошо, первое! Первое! Первое!!! Я не трону тебя и не сбегу!

Алекс хотел было ответить, что это предложение уже не действует, но телефон в его куртке «ожил» вновь, придя на помощь незадачливому психотерапевту.

Расскажи кому про демона-психотерапевта, никто и никогда не поверят!

Тал еще не пришедший в себя после стычки, чертыхнулся, проклял и его и эту улыбку, и свет души, что источали такие ненавистные для него сейчас глаза бессмертного. Тело, еще не принявшее былые формы и размеры нещадно ныло от невыносимой боли, не желающих так просто затягиваться ран, но стоило потерпеть, в человеческом теле его будет рвать на части до тех пор, пока не восстановится последняя частичка поврежденного организма. Особенно ныло лицо, в обычной жизни симпатичное, Талиана часто сравнивали с персонажем, что был изображен на картине Врубеля «Демон сидящий», сейчас оно было обезображено, представляя собой кровавую маску, как если бы им провели по овощной терке.

– Отпускай! Я же пообещал! – прохрипел он с надрывом.

Алекс отступил назад, отпустив рукоять меча, так и оставив его торчать из стены, из тела Талиана.

– А это?

– Это мои гарантии.

Алекс наклонился, подтянув к себе за спинку валяющееся на полу светлое кресло, поставил его на ножки-колесики и сел прямо напротив него, разглядывая с каким-то академическим интересом. Это существо даже больше чем раньше походило на насекомое, словно пришпиленная булавкой бабочка в коллекции какого-нибудь энтомолога.

Талиан чувствовал, как в его груди расцветает ядовитый цветок ненависти, его холодные лепестки тут же обняли его сердце, заключив его в свой кокон и защитив его от каких-то других чувств.

– Тогда убей меня! Я не расскажу тебе ничего! Но когда я появлюсь на этой земле вновь, тебе лучше спрятаться в самую…

Алекс отклонился в сторону, опираясь локтем о ручки кресла, потер подбородок и понимающе усмехнулся.

– Не надо громких слов. Я понял, что меня ждет не самая завидная участь, мучительная и страшная смерть. Я жду!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю