332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Элинор Портер » Поллианна выросла » Текст книги (страница 5)
Поллианна выросла
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:35

Текст книги "Поллианна выросла"


Автор книги: Элинор Портер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц)

Глава VI
Джерри приходит на помощь

Довольно скоро Поллианна оказалась на перекрёстке – там, где кончался парк и сходились две улицы. Перекрёсток необычайно заинтересовал девочку: здесь сновали автомобили, повозки, экипажи, а также толпой перебегали прохожие. Потом внимание девочки привлекла аптечная витрина, где красовался гигантский красный пузырёк. Откуда-то издали доносились завораживающие звуки шарманки. Мгновение-другое Поллианна не знала, на что решиться, куда отправиться, но потом беспечно пересекла улицу и устремилась туда, откуда звучала чудесная музыка. Скоро она увидела толпу приплясывающих ребятишек и заинтересовалась ещё больше. Некоторое время, как и они, шла следом за шарманщиком, радуясь весёлому развлечению. А ещё немного погодя оказалась на углу улицы с таким большим движением, что какой-то человек в голубом мундире с ремнём помогал людям переходить с одной стороны на другую. Минуту-другую как зачарованная она наблюдала за регулировщиком, а затем сама двинулась через улицу. О, это было целое приключение! Человек в голубом мундире сразу её увидел и приветливо помахал рукой. Даже устремился ей навстречу. Поллианна торжественно проследовала через улицу, пока по обеим сторонам замерли в ожидании нетерпеливо рычащие автомобили и ржущие лошади. Это было так здорово, что, оказавшись на другой стороне, она тут же повернула назад – чтобы снова пересечь улицу. Два раза подряд она повторяла эту изумительную процедуру, и оба раза регулировщик одним взмахом руки, словно по мановению волшебной палочки, перекрывал уличное движение. Он был похож на дирижёра. На третий раз регулировщик схватил Поллианну за руку и, вытащив на тротуар, рассерженно поинтересовался:

– Послушай, малышка, кажется, ты переходила улицу всего минуту назад! Зачем ты бегаешь туда-сюда?

– Не совсем так, сэр, – ответила сияющая Поллианна. – Я перехожу улицу уже в четвёртый раз!

– Ну и ну!.. – с упрёком сказал полисмен, но Поллианна затараторила без остановки:

– И каждый раз интереснее и интереснее!

– Да что ты! Неужели? – Мужчина сдвинул брови. Казалось, он вот-вот лопнет от возмущения. – Ты что, думаешь, мне больше нечем заняться, кроме как переводить тебя туда-сюда?

– Ах, простите, сэр! – смутилась Поллианна. – Я так не думаю. Просто не смогла удержаться. Я ведь знаю, кто вы такой. Вы полицейский. Около нашего дома тоже есть полисмен. То есть около дома, где живёт миссис Кэрью. А я просто приехала к ней в гости. Только тот полицейский не стоит посреди улицы, а ходит взад-вперёд по тротуару. Раньше я думала, что полицейские – это солдаты. Потому что носят мундиры с золотыми пуговицами и синие шляпы. Но теперь я знаю, как на самом деле. Конечно, вы похожи на солдат ещё и потому, что вы тоже храбрые. Ведь нужно быть большим храбрецом, чтобы, как вы, стоять посреди улицы, когда мимо проносятся машины, да ещё помогать людям переходить на другую сторону.

– Хо-хо-хо! – оглушительно загоготал полисмен. Он развеселился, как ребёнок, и хохотал от всей души. – Хо-хо-хо! Ты говоришь, что я похож на…

Но в следующую секунду ему пришлось взять себя в руки и снова стать серьёзным, чтобы перевести через дорогу какую-то перепуганную старенькую леди. Правда, на этот раз он шествовал с гордым видом – выпятив колесом грудь и триумфально поглядывая по сторонам. И всё это время Поллианна с восторгом наблюдала за его работой. Переведя через дорогу старушку и пустив по улице поток машин, регулировщик снова подошёл к девочке.

– Ах, сэр, вы неподражаемы! – с сияющим видом снова воскликнула Поллианна. – На вас можно смотреть бесконечно! Это напоминает мне переход народа Израиля через Красное море, когда морские волны разошлись в обе стороны и замерли, словно две высокие стены, пока люди шли по морскому дну. Могу себе представить, как вы счастливы, что у вас такая работа. Раньше я думала, что самая лучшая работа у врачей, а теперь вижу, что быть полисменом гораздо веселее. Ведь вы помогаете перепуганным людям на дороге.

Ах, как это…

– Хо-хо-хо! – снова загоготал регулировщик, возвращаясь в гущу машин посреди улицы.

Оставшись на тротуаре одна, Поллианна ещё некоторое время любовалась, как народ Израиля переходит через Красное море, а затем со вздохом зашагала дальше.

«Пожалуй, пора возвращаться домой, – рассуждала она про себя. – Наверное, уже обед…»

И, круто развернувшись, поспешила в обратную сторону.

Несколько раз Поллианна останавливалась, не зная, в какую сторону свернуть. Наугад выбирала дорогу и шла дальше. Но скоро стала подозревать, что «вернуться домой» – не такое простое дело, как представлялось раньше. Наконец она остановилась перед зданием, которого она точно раньше не видела, и только теперь поняла, что окончательно заблудилась.

Улица была узкой, грязной, с выбоинами. По обеим сторонам – обшарпанные доходные дома и несколько дешёвых магазинчиков. Вокруг мужчины и женщины, лопочущие словно на каком-то тарабарском наречии. Ни слова не разберёшь. Но что самое неприятное: люди провожали её хмурыми взглядами, какими провожают чужаков. Не раз она пыталась узнать дорогу, но всё напрасно. Судя по всему, никто и понятия не имел, где живёт миссис Кэрью. Несколько раз ей отвечали на каком-то незнакомом наречии. Она решила, что это датский. Поскольку единственная семья иностранцев, с которой она была знакома в Белдингвилле, переселилась туда из Дании.

Поллианна понуро брела, переходя с улицы на улицу, из переулка в переулок. Ей сделалось страшно. Хотелось есть. И она чуть не падала от усталости. Ноги ныли, глаза пекло от подступавших слёз. Но что ещё хуже – быстро темнело.

«Ну и что, что я потерялась! – привычно пыталась подбодрить она себя. – Зато когда меня найдут, то-то будет радости!»

Наконец она остановилась на перекрёстке двух оживлённых улиц. На неё нахлынуло отчаяние. Сдерживать слёзы больше не было сил – и они полились из глаз ручьём. Платка у неё не было, и слёзы приходилось размазывать по щекам ладошками.

– Эй, малышка, почему ты плачешь? – послышался рядом весёлый голос. – Что случилось?

С радостным всхлипом Поллианна обернулась и увидела мальчика с толстой пачкой газет под мышкой.

– Как я рада, что встретила тебя! – воскликнула она. – Здесь все говорят по-датски!

Мальчик усмехнулся.

– Какой ещё датский? – фыркнул он. – Это итальянский!

Поллианна задумчиво покачала головой.

– В любом случае не английский, – промолвила она. – И меня здесь абсолютно никто не понимает. Не могут ответить ни на один мой вопрос.

Может быть, ты мне поможешь? Ты знаешь, где живёт миссис Кэрью?

– Понятия не имею!

– Как так? – удивилась Поллианна, недоверчиво глядя на мальчика.

Он снова усмехнулся.

– Понятия не имею, кто она вообще такая, – повторил он. – Я с ней даже незнаком.

– А ты не знаешь, у кого можно спросить, где она живёт? – взмолилась Поллианна. – Понимаешь, я вышла погулять и потерялась. Я забрела так далеко, что не могу найти свой дом. А ведь уже время ужинать. К тому же совсем темно. Мне нужно побыстрее вернуться. Я хочу домой!

– Надо же, какая жалость, – хмыкнул мальчик.

– Конечно! Представляю, как, наверно, волнуется миссис Кэрью, – вздохнула девочка.

– Да уж, было бы о ком волноваться! – неожиданно усмехнулся мальчик. – Слушай, а ты хоть помнишь, как называется твоя улица?

– Н-нет… Кажется, какой-то там проспект… – растерянно пожала плечами Поллианна.

– Проспект? Ну, вспомни хоть что-нибудь! Тогда мы найдём дорогу.

А какой номер дома? Ты помнишь? Давай, напряги свои извилины!

– Мои извилины? Какие ещё извилины? – недоумённо пробормотала Поллианна, потрогав рукой свою голову.

Мальчик презрительно присвистнул:

– Ты что, с луны свалилась? Может, ты дурочка? Как можно не знать номер своего дома?

– Я только помню, что там была цифра семь, – с надеждой сказала Поллианна.

– Нет, вы только послушайте! – насмешливо воскликнул мальчик. – Там, оказывается, есть цифра семь! Может, ты думаешь, что я знаю, как выглядят все дома, в номерах которых есть эта цифра?!

– Если я увижу его, я сразу узнаю. Обязательно, – заверила мальчика Поллианна. – И улицу я тоже узнаю. Там такой красивый зелёный сквер – прямо посреди дороги…

Мальчик задумчиво наморщил лоб.

– Зелёный сквер? – пробормотал он. – Посреди дороги?

– Ну да! Деревья, трава. Там можно гулять, и есть скамейки. А ещё…

– Кажется, я знаю! – перебил её мальчик. – Похоже на проспект Благоденствия. Стало быть, ты живёшь там… Ну что, вспомнила? Ну у тебя вообще есть извилины?

– Да, кажется, он так называется, – задумчиво кивнула Поллианна. – По крайней мере, звучит похоже. А про какие извилины ты всё время говоришь? Там на проспекте нет никаких извилин. Наоборот, всё ровно и аккуратно подстрижено…

– Это у тебя в голове, похоже, нет извилин! – усмехнулся мальчик. – В любом случае я знаю, где твой проспект. Я каждый день ношу туда газету «Гардиан». И могу тебя туда отвести. Только тебе придётся немного подождать, пока я тут кое-что не доделаю. Мне нужно распродать газеты. Потом я тебя отведу. И глазом не успеешь моргнуть!

– Ты отведёшь меня домой? – переспросила Поллианна, ещё не веря своему счастью. – Правда?

– Зуб даю! Если, конечно, ты вспомнишь, как выглядит дом.

– Да, дом я хорошо помню, – заверила девочка. – Только зачем мне твой зуб? – удивилась она. – Тебе он и самому пригодится…

Но мальчик лишь смерил её ещё одним насмешливым взглядом и нырнул в самую гущу прохожих. Секунду спустя раздались его пронзительные призывы:

– Газеты, свежие газеты! «Геральд», «Глобус»! Покупайте газеты!

Облегчённо вздохнув, Поллианна отошла в сторонку и стала ждать.

Она едва не падала с ног от усталости, но была счастлива. Несмотря на их странное знакомство, она целиком и полностью доверяла мальчику, который обещал отвести её домой.

«Ах какой милый! Какой замечательный мальчик! – говорила она себе, следя за маленьким газетчиком, стремительно протискивавшимся сквозь толпу. – Вот только произношение у него какое-то чудное. Слова вроде английские, а понять мудрёно. Всё равно я рада, что его встретила», – решила она.

Довольно скоро мальчик вернулся назад. На этот раз без пачки газет.

– Пошли, малышка! Айда на проспект! – весело сказал он. – Держи хвост пистолетом! Я бы, конечно, подбросил тебя на тачке, но сегодня не при капусте. Придётся шлёпать на пятом номере…

По дороге они почти не разговаривали. Поллианна так устала, что у неё не было сил даже рассказать про своих любимых дам из благотворительного комитета. Что касается маленького газетчика, то он был занят тем, что сосредоточенно выбирал дорогу покороче.

Когда показался городской сад, Поллианна радостно воскликнула:

– Мы почти пришли. Я помню этот парк. Сегодня днём здесь было так весело! Отсюда до моего дома теперь рукой подать.

– Ну вот, а я тебе что говорил, – просияв, сказал мальчик. – Обещал привести и привёл! Теперь пойдём прямо через парк, чтобы срезать дорогу до проспекта. А уж там найдём и твой дом…

– Теперь я уже могу найти его сама, – радостно сказала Поллианна, оказавшись на знакомой улице.

Было уже совсем темно, когда Поллианна подошла к крыльцу миссис Кэрью. Мальчик позвонил в дверь, которая мгновенно распахнулась, и на крыльцо, кроме самой миссис Кэрью, тут же высыпали взволнованные Мэри, Бриджет и Дженни. На женщинах лица не было.

– Ах, дитя моё, куда ты пропала! – простонала миссис Кэрью, бросаясь к Поллианне.

– Я просто… ходила погулять, – начала Поллианна. – Потом потерялась, а этот мальчик…

– Где ты её нашёл? – прервала её миссис Кэрью, поворачиваясь к маленькому газетчику, который с любопытством заглядывал в ярко освещённую богатую прихожую. – Я спрашиваю, где ты её нашёл, мальчик? – резко повторила дама.

Мальчик спокойно взглянул ей в глаза. Разве что слегка насмешливо.

– Я встретил её на площади Боудойн, – с достоинством сказал он. – Кажется, она направлялась в сторону Норт-Энда. У неё не тамошний акцент, и на неё смотрели как на чужачку. Поэтому мне пришлось её проводить, мэм.

– Одна в Норт-Энде! Ах, Поллианна! – в ужасе воскликнула миссис Кэрью.

– Почему? Я была не одна, мэм! Вокруг было много народа, – возразила девочка. – Вот, спросите этого мальчика!

Она оглянулась за поддержкой к маленькому газетчику, но того уже и след простыл.

В следующие полчаса Поллианне пришлось выслушать целую лекцию о том, что маленьким девочкам не следует ходить одним по незнакомым улицам большого города, а тем более подсаживаться и разговаривать с незнакомыми людьми в парке. Миссис Кэрью объяснила ей, что такая непростительная беспечность могла привести к печальным последствиям, и только благодаря счастливому стечению обстоятельств ей удалось избежать неприятностей и благополучно вернуться домой.

– Заруби себе на носу, Поллианна, Бостон – это тебе не Белдингвилль!

– Ах, миссис Кэрью, – пробормотала девочка, пытаясь хоть как-то оправдаться, – ведь я, слава Богу, всё-таки не потерялась! Я нашлась! Значит, нужно радоваться!

– Я и радуюсь, – со вздохом промолвила миссис Кэрью. – Если не считать, что я чуть инфаркт из-за тебя не получила. Пообещай, что никогда не сделаешь ничего подобного! Слышишь? Никогда!.. Кстати, ты, наверно, умираешь от голода?

Уже в постели, засыпая, Поллианна вдруг спохватилась, что так и не узнала имени своего спасителя.

«Как же я теперь разыщу его, чтобы поблагодарить?» – опечалилась девочка.


Глава VII
Новый знакомый

Теперь, после приключений с прогулкой по городу, с Поллианны не спускали глаз. Выходить одной из дома ей было позволено только в школу. Во всех других случаях её непременно сопровождала либо Мэри, либо сама миссис Кэрью. Это нисколько не огорчало девочку, поскольку и Мэри и миссис Кэрью ей очень нравились, и она радовалась прогулкам с ними. Они тоже старались уделять ей побольше времени. Что касается миссис Кэрью, то дама содрогалась при одной мысли о том, что могло случиться с Поллианной, и, как могла, старалась сделать всё, чтобы девочка не скучала.

Так, в компании миссис Кэрью Поллианна ходила на концерты и разно-образные представления, а также посещала Публичную библиотеку и Музей изящных искусств. Кроме того, вместе с Мэри она выезжала на «обзорные экскурсии» по Бостону, посещала главные городские достопримечательности: Дом правительства и Старую Южную церковь.

С равным восторгом Поллианна отправлялась на экскурсии, как на автомобиле, так и на обыкновенном городском трамвае. Впрочем, трамвай ей нравился даже больше, о чём от неё однажды с удивлением услышала миссис Кэрью.

– Мы сегодня поедем кататься на трамвае, мэм? – с надеждой спросила девочка.

– Нет. Нас повезёт Перкинс, – ответила миссис Кэрью.

Поллианна была явно разочарована.

– Ты что, против авто? Мне казалось, что ты обожаешь кататься на авто, дитя моё, – удивилась миссис Кэрью.

– Конечно, конечно, – торопливо согласилась девочка. – Я и не думала возражать. Я ведь понимаю, на авто дешевле, чем на трамвае…

– На авто дешевле?! – ещё больше удивилась дама.

– Ну конечно, – кивнула Поллианна, широко раскрыв свои чистые, наивные глаза. – Ведь в трамвае билет стоит целых пять центов, а за авто ничего не нужно платить, потому что машина и так ваша… Кроме того, авто я тоже люблю. Честное слово, мэм! – И, прежде чем миссис Кэрью успела что-то возразить, добавила: – Разве что, в отличие от автомобиля, в трамвае всегда полным-полно народу, а мне ужасно нравится разглядывать разных новых людей. А вам разве нет, мэм?

– Я бы не сказала, Поллианна, – сухо заметила миссис Кэрью и занялась своими делами.

А через пару дней миссис Кэрью узнала ещё кое-что новое о трамваях. На этот раз от Мэри, у которой поинтересовалась о своей подопечной.

– Чудеса, да и только, мэм! – воскликнула Мэри. – В трамвае Поллианна умудряется познакомиться со всеми, кто только оказывается рядом. Притом без малейшего труда. Она почти ничего для этого не делает. Людям просто достаточно взглянуть на её счастливое лицо. Вы бы только видели, как мы сегодня ехали! В переполненном трамвае яблоку было негде упасть. Мужчины, женщины, все ворчат, все недовольны. Дети капризничают, хнычут… Но не прошло и пяти минут, как их было не узнать. Люди перестали хмуриться, а дети плакать. И так всегда. Как только они услышат голосок нашей Поллианны, даже если это простое «спасибо-пожалуйста», так сразу улыбаются и начинают уступать нам место. Честное слово, мы вообще ни разу не ехали стоя!.. А иногда она просто улыбнётся – ребёнку или собаке. Кстати, все собаки, завидев её, сразу начинают вилять хвостами, а дети смеяться и тянуть к ней ручонки. А если мы не успеваем выйти на своей остановке или вообще сядем не на тот номер, наша поездка превращается в целое представление. Все вокруг просто покатываются со смеху… Уверяю вас, мэм, даже когда трамвай переполнен, люди начинают улыбаться, едва взглянув на Поллианну. А ведь они её впервые видят.

– Хм-м… Вполне возможно, – рассеянно кивнула миссис Кэрью.

Октябрь в этом году выдался на редкость мягкий, бархатный – настоящая золотая осень. Удержать Поллианну дома не было никакой возможности. Её маленькие ножки рвались на прогулку, так что никто не мог за ней поспеть. Несмотря на своё ангельское терпение, миссис Кэрью явно выдохлась и, если бы не помощь Мэри, давно бы рухнула от усталости после прогулок, пытаясь исполнить фантазии и пожелания Поллианны.

Само собой, никому и в голову не приходило, что в такую чудесную октябрьскую погоду Поллианне нужно сидеть дома, и мало-помалу девочка всё чаще стала ходить в городской парк одна. Правда, на этот раз ей было строго предписано вести себя осмотрительно и неукоснительно следовать всем правилам.

Во-первых, категорически запрещалось разговаривать с незнакомцами, будь то мужчины или женщины. Во-вторых, не играть с незнакомыми детьми. И, конечно, ни в коем случае не выходить за ограду парка, а после прогулки сразу возвращаться домой. К тому же Мэри, которая вначале сопровождала Поллианну в городской парк, подробно рассказала ей об окрестностях, вплоть до самой Арлингтон-стрит, показала все маршруты. Как только колокол в городской ратуше начинал звонить, это значило, что уже половина четвёртого и Поллианна должна немедленно возвращаться домой.

Поллианна часто ходила гулять в городской парк. Иногда вместе с девочками из школы. Но чаще в одиночестве. Несмотря на строгие ограничения, эти прогулки доставляли ей огромное удовольствие. Миссис Кэрью не разрешала заговаривать с незнакомыми людьми, но смотреть-то на них не запрещалось. Если девочке приходила охота поболтать, она разговаривала с белочками и птичками, которых кормила пшеном и орешками. Для них у неё с собой всегда было угощение.

Поллианна часто высматривала среди гуляющих тех, с кем она познакомилась в первый день, – мужчину, который почувствовал себя счастливым, когда осознал, что у него есть глаза, руки и ноги, миловидную молодую женщину, которая отказалась идти на свидание со своим симпатичным, но грубым кавалером. Увы, больше она их ни разу не видела. Однако часто встречала мальчика в кресле-коляске. Ей очень хотелось поговорить с ним. Мальчик тоже кормил белок и птиц. Вся живность в городском парке была почти ручная. Голуби даже садились мальчику на голову и плечи, а белки нахально лазили в его карманы за орехами. Поллианна наблюдала за ним издалека и сразу обратила внимание на одно странное обстоятельство: несмотря на то, что он явно любил кормить белок и птиц, угощения с собой у него было немного, орехи и пшено быстро заканчивались, что явно его огорчало. Как, впрочем, и белок с птичками, которых он кормил. Поллианну удивляло, что на следующий день, видя, как быстро кончается угощение, мальчик не приносил его побольше.

Поиграв с белками и птичками, мальчик принимался за чтение. А читал он необычайно много. С собой в кресле-коляске у него всегда было две-три зачитанные книги и пару журналов в придачу. Всякий раз находя его в одном и том же уголке городского парка, Поллианна недоумевала: как ему удаётся туда добраться? Но однажды узнала…

Были школьные каникулы, и она пришла в парк утром. Ещё издалека, подходя к месту, где обычно находила мальчика-инвалида, она увидела, как его коляску катит по дорожке другой мальчик – курносый, со светлыми пшеничными волосами. Присмотревшись, Поллианна радостно вскрикнула и бросилась им навстречу.

– Это ты! Я тебя узнала. К сожалению, я так и не знаю, как тебя зовут. Ты отвёл меня домой, когда я заблудилась. Помнишь? Ах, как я рада, что встретила тебя! Мне так хотелось поблагодарить тебя…

– Ба! – усмехнулся мальчишка-газетчик. – Да это потерявшаяся малышка с авеню! Ты что, опять заблудилась?

– Нет-нет, – заверила Поллианна, пританцовывая от восторга вокруг кресла-коляски. – Теперь-то я уж больше не заблужусь! Мне не разрешают никуда отсюда отлучаться… А ещё мне не разрешают разговаривать с незнакомцами. Но ведь ты не незнакомец, верно? Тебя-то я знаю! А если ты представишь меня своему другу, то мне можно будет говорить и с ним тоже! – весело сказала девочка, ласково глядя на мальчика-инвалида.

Белобрысый мальчишка-газетчик удивлённо присвистнул и хлопнул приятеля в кресле-каталке по плечу.

– Ну и дела! – воскликнул он. – Слыхал что-нибудь подобное?.. Она, похоже, действительно с луны свалилась, – продолжал он насмешливо. – Её, видите ли, нужно представлять!.. Ну что, мадмуазель, – обратился он к Поллианне, – позвольте рекомендовать вам моего друга сэра Джеймса, лорда с аллеи Мэрфи…

Однако мальчик в кресле-коляске прервал его язвительную речь.

– Эй, Джерри! Сейчас же прекрати кривляться! – сердито прикрикнул он на приятеля. – Я тебя здесь часто вижу, – сказал он Поллианне. – Ты кормишь птичек и белок. У тебя с собой для них всегда столько корма! Ты такая щедрая!.. Кстати, как тебе понравился здешний сэр Ланселот? Кроме него, тут, конечно, есть своя благородная леди Ровена, которая, не далее как вчера, ухитрилась стибрить у Гвиневры её обед – причём прямо из-под носа! Ты видела? Какая наглость, а?


Поллианна недоуменно наморщила лоб, переводя взгляд с одного мальчика на другого. Джерри снова усмехнулся. Он как раз довёз кресло-коляску до обычного места и повернулся, чтобы уйти.

– Эй, малышка, вот что я тебе скажу на прощание! – бросил он Поллианне через плечо, кивая на мальчика в кресле. – Ты не думай, этот типчик не пьян и не сбрендил. Просто у него такая привычка: давать человеческие имена всем здешним пернатым и хвостатым. Да к тому же не обычные, а которые вычитал из своих книжек. Теперь поняла? Он готов отдать им последнюю крошку! Даже на себе самом экономит, лишь бы они были сыты. Ну не чудак, а?.. Эй, сэр Джеймс, не дуйся на меня, – добавил он с потешной гримаской, обращаясь к товарищу. – Смотри, хотя бы сегодня не скорми им всё, оставь немного себе!.. Ну, до скорого! – крикнул он и был таков.

Поллианна нахмурила лоб и, глядя ему вслед, неодобрительно покачала головой. Однако мальчик-инвалид взглянул на неё с улыбкой.

– Не сердись на Джерри. Он всегда такой, мой Джерри. Но за меня готов отдать руку на отсечение. Просто любит подразниться… А ты где с ним познакомилась? Разве ты его знаешь? Он мне ничего не рассказывал про тебя.

– Меня зовут Поллианна Уиттиер. Однажды я заблудилась, а он отвёл меня домой, – объяснила девочка, всё ещё удивлённо качая головой.

– А, ясно… Он всегда такой отзывчивый и добрый, – кивнул мальчик. – Он каждый день возит меня сюда.

Поллианна сочувственно улыбнулась.

– А вы что, сэр Джеймс, совсем не можете ходить? – вежливо поинтересовалась она.

Мальчик рассмеялся:

– Сэр Джемс! Очередная фантазия моего Джерри. Никакой я не сэр!

Поллианна разочарованно поджала губы:

– Не сэр? И не лорд?.. А ведь он сказал, что…

– Конечно нет!

– Впрочем, вы немножко похожи на маленького лорда Фаунтлероя, – осторожно сказала Поллианна. – Знаете, кто это такой?..

– Кто такой лорд Фаунтлерой? Ещё бы! – обрадовался мальчик. – Значит, ты тоже знаешь, кто он?.. А кто такой сэр Ланселот, знаешь? Ты читала про Святой Грааль, про короля Артура и Круглый стол, про леди Ровену и Айвенго?

Поллианна смущённо пожала плечами:

– Только про некоторых. Не про всех. Ты читал про них всех?

Мальчик кивнул.

– Некоторые книги у меня и теперь с собой, – сказал он. – Я очень люблю их перечитывать, снова и снова. Всегда можно отыскать в них что-нибудь новое. Других-то у меня нет. Эти тоже папины… Эй, мошенник! – неожиданно воскликнул он со смехом, хватаясь за карман. – Куда полез?!

Белка с пушистым хвостом прыгнула к нему на колени, пытаясь сунуть мордочку в карман.

– Ничего не поделаешь! – весело продолжал мальчик. – Придётся их покормить, не то они нас самих от голода слопают!.. Милости прошу, познакомиться! Это и есть сэр Ланселот! – Он вытащил откуда-то коробочку с крышкой и осторожно приоткрыл, зорко поглядывая на проказливого зверька.

Через минуту вокруг кресла-коляски началась невообразимая суета. Со всех сторон к мальчику ринулись зверушки и птички. Трещали крыльями сойки, ворковали голуби, попискивали белки. Сэр Ланселот занял почётное место на подлокотнике кресла-коляски и, жадно следя за руками мальчика, ждал, когда будут раздавать угощение. Другая белка, с пушистым хвостом, но не такая смелая, присела в двух-трёх шагах от кресла и тоже не отрывала взгляда от мальчика. Третья белка вспрыгнула на ближайшую ветку.

Тем временем мальчик достал из коробочки несколько орехов, маленький ролл и пончик. Повертев в руках пончик, мальчик с сожалением покачал головой и проглотил слюну.

– А ты… – обратился он к Поллианне. – Что-нибудь принесла?

– Вот! Много! – с готовностью откликнулась девочка, показывая на свой бумажный пакет.

– Что ж, очень хорошо, – кивнул мальчик. – Тогда я сегодня, пожалуй, оставлю пончик себе… – Он улыбнулся и спрятал пончик обратно в коробку.

Не понимая, что означает такая бережливость, Поллианна раскрыла свой пакет и… начался пир на весь мир.

Час пролетел как одно мгновение. Для Поллианны это был лучший праздник в её жизни. Впервые девочка встретила кого-то, кто болтал охотнее и быстрее, чем она сама. У этого удивительного мальчика на каждый случай имелась россыпь историй о храбрых рыцарях и прекрасных леди, рыцарских турнирах и битвах. Мальчик пересказывал их с таким мастерством, что Поллианна словно видела всё воочию: рыцари в доспехах гарцевали мимо, отправляясь на подвиги, а благородные дамы, потрясая бриллиантами, махали им вслед. И не важно, что на самом деле это были никакие не рыцари и не дамы, а всего лишь белки и голуби.

На этот раз Поллианна даже ни разу не заговорила на свою излюбленную тему – про дам из женского благотворительного комитета. Даже игра была забыта. Ей и в голову не приходило, что у мальчика, щёки которого горели от восторга и который взахлёб рассказывал ей чудесные истории про золотой рыцарский век, она была первым благодарным слушателем: ведь бедняга-инвалид долгие месяцы и годы был вынужден проводить дни почти в полном одиночестве.

Только когда раздался полуденный удар колокола и девочка со всех ног бросилась домой, она с досадой сообразила, что так и не узнала имени мальчика.

«Мне лишь известно, что его зовут не сэр Джеймс… – промелькнуло у Поллианны в голове. – Ну ничего, завтра обязательно спрошу…»



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю