332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Гриб » Касэлона. Особенный рейс (СИ) » Текст книги (страница 24)
Касэлона. Особенный рейс (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 20:31

Текст книги "Касэлона. Особенный рейс (СИ)"


Автор книги: Елена Гриб






сообщить о нарушении

Текущая страница: 24 (всего у книги 32 страниц)

Глава 24. Лайсы и люди. Природа любит пошутить

Из неопубликованного романа Котэ Рины

О Метте и его пристрастиях я размышляла недолго. Все-таки жизнь в Исследовательском центре здорово отразилась на моем мировоззрении. Я не осуждала то, чего не понимала, не спешила с выводами и помнила: Вселенная огромна, в ней не обойтись без разнообразия.

Но толерантность толерантностью, а для меня киборги слишком уж напоминали людей, чтобы считать их неодушевленными предметами.

Да, я странная. Жители этой реальности сочли бы меня сумасшедшей. Они относились к железякам в человеческом обличье по-разному. Кто-то их ненавидел, кто-то обожал, кто-то не обращал внимания. В одном я уверена: им не сочувствовали.

Кроме меня, ага. Я везде поспевала проявить ненормальность. Впрочем, мне можно быть эксцентричной. Мое призрачное существование само по себе – вызов обществу. Я не боюсь осуждения или насмешек – мне попросту без разницы, в чем они проявятся.

Заинтересовавшая Метта блондинка путешествовала эконом-классом, что не мешало ей активно пользоваться расположением пассажиров первого класса и их пропусками в лучшие места для развлечений. Киборг, который ее сопровождал, принадлежал «неизвестному поклоннику».

Бессмысленное выражение. Мне хватило пяти минут наблюдений, чтобы понять: красотка беззастенчиво использует собственность Исследовательского центра. Поскольку единственный человек на «Селестине», который имел соответствующие полномочия и разрешения, носил имя «Илиас Метт», не требовалось долго думать, чтобы определить этого самого «поклонника».

– Так вот как эксплуатируется лабораторное оборудование? – Я восхитилась смелости блондинистой незнакомки. – Желаю счастья… Или хотя бы веселья.

Вскоре Метт передал своей цели визитку и с видом завоевавшего самку самца направился в бар. Красавица же позабыла о нем раньше, чем он скрылся вдали. Как по мне, общество киборга нравилось этой дамочке больше, чем внимание Метта. Не в плане долгострочных отношений (какой абсурд!) – она искала новые впечатления и (могу ошибаться) пыталась выделиться из толпы. Или заставить кого-то ревновать, не прибегая к реальному флирту? Кто знает…

Ей приглянулся мужчина постарше. Он был строен, широкоплеч, с военной выправкой и спрятанным под мышкой оружием.

«Из охраны», – предположила я, сочувствуя незнакомке, которую явно не ждали дорогие подарки.

Я ошиблась. Позволила стереотипам повлиять на мои суждения. Поддалась предрассудкам.

Блондинку не интересовали деньги. Ею двигало любопытство, а не жадность. Она хотела заглянуть в каждый уголок круизного лайнера, и человек с бластером (точнее, его пропуск категории А) был неплохим вариантом.

Если не считать того, что за свое доброе расположение новый кавалер хотел получить что-то горячее прилюдных обнимашек с киборгом, которые, насколько я понимала, для красотки вообще ничего не значили.

– Я не в том настроении, чтобы играться. Будешь спать со мной?

Вопроса, что называется, «в лоб» незнакомка не ожидала. Пока она переваривала услышанное и корчила из себя невозмутимость, охранник потерял к ней интерес. Он покинул ее прежде, чем она нашла слова для откровенно грубого ответа. Я пошла за ним.

Нет, не потому, что он представлял собой тот тип эгоистичных властных мужчин, который я терпеть не могла. Меня привлек не он сам, а его оружие. Люди из службы безопасности «Селестины» носили форму, этот же человек щеголял в штатском.

– Ты у нас правительственный агент? Случайно не из тех, кто конвоирует заключенных?

Услышь он мои вопросы, наверняка постарался бы заткнуть мне рот. Но призракам закон не писан. Я шла за ним, размышляя вслух, и уже в лифте начала догадываться, что не попала пальцем в небо.

Незнакомец вышел на одном из служебных этажей и направился в конец коридора. Его уверенная походка свидетельствовала о том, что он проходит здесь не в первый раз.

– Что, Кас и правда на борту?

Примерно посредине коридора человек с оружием остановился, будто к чему-то прислушиваясь, и развернулся в противоположную сторону.

«Наушник», – догадалась я. Его куда-то вызвали. Что ж, мне это даже на руку.

Вот только я обещала себе, что позабуду историю Лилианы Эвгении. Ни к чему продолжать в ней копаться. Никто из ее участников мне не поможет про той простой причине, что это невозможно в принципе.

«А как же справедливость?» – напомнила совесть. Женщину задушили, ее любовника подставили, заинтересованные лица разъезжаются в разные стороны, и круизный лайнер – последнее место, где они собрались вместе. Может, это судьба так намекает, что преступление не должно остаться безнаказанным?

– Я покажу вам, на что способны земляне. Пусть даже в виде копии. Призрака копии. Элианского призрака земной копии… Черт! Я уже сама не понимаю, во что меня превратил Оникс!

Цель обнаружилась за предпоследней дверью. Вернее, три цели: Даниал Кас и двое лысых мужчин, чьи имена ни о чем мне не говорили. Они как раз готовились прикончить зазевавшегося конвоира – молодого белобрысого парня с осоловелым взглядом.

С моего ракурса было хорошо видно, что у одного из них есть все шансы проломить голову растяпе прежде, чем тот успеет пикнуть.

Такое в мои планы не входило. Террористы на переполненом пассажирами круизном лайнере – не самая хороша компания.

– Идиот! Ты что, уснул? – Я не представляла, как привлечь внимание охранника.

Пощекотала его под подбородком, залепила пощечину, ткнула в глаз… Без толку. Он таращился в пространство и ни на что не реагировал.

Преступник подобрался, его губы сжались, мышцы на плечах вздулись.

– Просыпайся, размазня!

Я словно воочию видела, как цепь наручников захлестывается вокруг горла незадачливого агента, или как сталь врезается ему в висок, или…

Неважно! Что бы ни запланировали злодеи, я не могла помочь их жертве!

Призрачность – бесполезнейшее состояние…

Кас чихнул.

Охранник вздрогнул и смерил своих подопечных осмысленным взглядом. Его ладонь легла на рукоять бластера, лицо стало напряженным и сосредоточенным. Уверена, он что-то да заметил и вряд когда-нибудь еще задремает перед заключенными.

– Спасибо, приятель, – поблагодарила я, стараясь не смотреть на остальных участников этого сборища. – В тюрьме тебе не жить, но ты поступил правильно. Теперь надо придумать, как с тобой поговорить… Нет идей, а?

Кас не шелохнулся. Похоже, мне снова предстояло решать задачу в одиночку.

* * *

Касэлона

Инопланетная тварь повредила замкнутую систему водоснабжения. Трубу прогрызла, проще говоря. Трюм залило водой, рассыпанная земля превратилась в болото, рост зелени ускорился, отмирание – тоже. Почта подтекла, некоторые грузы сменили местоположение, морозильная камера пока держалась.

От греха подальше Сэм вытянул контейнер с элианином и решил запереть его в сейфе в своей каюте. Прикинул сумму ущерба, мысленно схватился за голову… И подумал, что на некоторых планетах контрабандное мясо лайса ценится очень дорого.

– «Зара», чем убивают этих монстров? – спросил он, с удивлением отмечая, что запас шоколада избежал повреждений.

Бортовой компьютер незамедлительно сообщил, что лайсы Оникса-12 находятся под защитой.

– Наш лайс – не местный, – отрезал Райс, пиная ближайшую пустую бочку.

Гулкое эхо прокатилось по грузовому отсеку, заглушив ответ «Зарницы».

– Она говорит, что охота на лайсов запрещена, капитан, – как всегда, Сана не умела молчать. – Они как дельфины. Ну, символ. Их охраняет не только закон, но и традиции.

– А тех, на кого они нападают, кто охраняет? Служба утилизации?

Она вздохнула.

– Общеизвестно, что взрослые лайсы в привычной среде обитания неагрессивны и держатся вдали от людей.

– Угу, конечно.

– На корабле детеныш, – гнула свое жестянка. – Они, пока маленькие, совсем глупые и порой кусаются. А тот, что угрожал тебе, вел себя странно… Обычно лайсы уносят добычу сразу после поимки, но…

– Я жив? – продолжил Сэм оборванную фразу.

Сана, шлепая по грязи, обошла груду ящиков из «Лучистого Оникса» и потянулась к коробкам с шоколадом.

– Он будто играл с тобой! – заявила, шурша обертками. – Или… Да нет, это сказки…

– Или угрожал.

– Точно, – подхватила она. – Он словно демонстрировал силу. Показывал тебе твое место! Думаешь…

– Думаю, ты слишком много рассуждаешь о лайсах как для человека, который совсем недавно клялся, что ничего о них не знает, – угрюмо бросил Сэм. – Думаю, ты врешь так яро, что уже и сама не отличаешь правду от вымысла. И думаю, что Никал тебя не обманул. Ты работала с ним и понимала, какой он. Ему бы не удалось впарить тебе беспородное яйцо, если бы ты не согласилась на это. А еще ты хорошо разбираешься в лайсах. Зачем было скрывать это? Боялась, что такая информация поможет составить твою настоящую биографию?

Она убрала руки от сладостей и фальшиво усмехнулась.

– Ты слишком высокого мнения обо мне, капитан. Я не настолько умна, чтобы соперничать с самим Толстяком Ником.

«Сам Толстяк Ник – как звучит, а? Пусть лишь появится связь с внешним миром! Никалу придется ответить на мои вопросы», – Райс злился, потому что чувствовал себя обманутым.

Никал – давний знакомый, с которым они пережили непростые времена. Добродушный торгаш, чье второе имя – страх. Он мог продать крем от комаров жителю ледяной планеты, но когда дело принимало неприятный оборот, мигом сматывал удочки.

А теперь все вокруг говорят о совсем другом Никале: холодном расчетливом дельце, у которого любая мелочь может приносить доход. С ним считается клан Синов, ему не страшна кровь… Сэм не верил, что Никал такой. Просто не верил.

Если принять это, придется пересмотреть собственные воспоминания, чего Райсу, естественнно, очень бы не хотелось.

– По-моему, вчера он был поменьше, капитан.

Сэм с трудом вырвался из власти памяти. Никал, старый друг… Во что ты вляпался?..

– Кто? – с какого-то перепугу он решил, что жестянка имеет в виду трюм.

Она указала на разбухшие мешки с почтой.

– Он умнеет. Уже не бросается на нас, а прячется.

Райс сощурился. Хоть убейте, а он не видел ни…

Ничего ярко-желтого, но кто сказал, что лайс хотел, чтобы его заметили?

– Ох ты ж!..

– Ага. Умница, правда? Маскируется.

Один из «мешков» отделился от других и, неловко перебирая длинными чешуйчатыми лапами, юркнул мимо Сэма по направлению к лестнице.

– Он же вырос раза в полтора!

Сана отрицательно покачала головой.

– Не вырос, а растолстел. Пропорции его тела ужасают. На самом деле лайсы очень изящные существа, но их изображают… Что?!

Райс слабо верил, что кто-нибудь в здравом уме назовет шерстистый шарик на куриных ножках «изящным», однако в тот момент проблемы чужого мировоззрения волновали его меньше всего.

– Возьми! – Сэм передал коробку с элианином своей спутнице. – С лайсом разберемся потом, а пока…

– Проблема не в лайсе, а в корме!

– Я не смотрел припасы, но…

– Пока он ел сухие макароны и шоколад, то развивался более-менее нормально! – и снова Сана оборвала его фразу. – А теперь он жрет зелень и набирает вес! Где логика?! Должно же быть наоборот!

– Травы слишком много? – предположил Сэм, ненавязчиво оттесняя ее от воды. – Она чересчур питательная?

– Трава?.. Глупос… Хм… С травой точно что-то не так. И с лайсами… Тот, что бросился на тебя на берегу, тоже выглядел чрезмерно упитанным. Думаешь, их кто-то откармливает? Но зачем откармливать диких лайсов? Или…

– Или не лайсов. – Сэм наконец-то сумел выпихнуть Сану из трюма. – Спрячь элианина, хорошо? Если еще и он раскуклится, жить станет совсем весело.

Она подчинилась с видимой неохотой.

– Не лезь на рожон, капитан, – сказала едва слышно.

– Я? Да я лишь заделаю дыру в водопроводе, – пообещал Райс. – Между прочим, на «Касэлоне» есть прилично оплачиваемая должность техника. Напомни-ка, кто тот счастливец, что получает деньги, палец о палец не ударив?

– За те гроши, что ты мне платишь, в нормальной мастерской и скрепку не починят, – ее голос отдалялся. – Поторопись, мы с Аристэем собираемся наружу. Ему важно твое разрешение.

– А тебе?

– Мы все понимаем, что отсидеться не получится. Вариантов два: либо поднять корабль в неизвестность, либо разобраться, что происходит. Мы до сих пор на планете, так что ты явно за второе. Не вижу смысла спорить, если наши мнения совпадают. Но для вида можно изобразить сценку из жизни властного начальника и запуганной подчиненной. Чур, я за начальника!

Сэм улыбнулся, представив жестянку на месте «запуганной подчиненной». Он не сомневался: ей по силам довести до нервного срыва любого самодура.

«Если это программа имитации личности, то она опередила время!» – не хотелось признавать, что презренный киборг то ли не киборг, то ли уже не презренный. Зачем тратить нервные клетки на особу, с которой «Касэлона» расстанется после Оникса-12? Главное – позаботиться, чтобы это самое «после» существовало.

На то, чтобы надежно залатать дыру в трубе, ушло почти полчаса. Еще с десяток минут Райс потратил на размышления о почте. Пластиковые конверты не боялись грязи, но их внешний вид наводил на мысли о помойке. Вряд ли адресат рассчитывал на такую доставку… Сотрудничество с этими людьми закончено навеки. Разве что получится отчистить тысячи конвертов вручную?

С точки зрения денег, это была пустая трата времени, а вот ради поддержания репутации постараться не помешало бы.

– Новое сообщение, – прохрипел динамик, отвлекая Сэма от хозяйственных раздумий.

– «Зара», появился галанет?!

Нет, радоваться было рано. Послание пришло не из вне.

«В семистах метрах к югу находится временный лагерь. Там есть какой-то вид связи и постоянно дежурят трое мужчин с оружием. Еще двое и киборг каждые три часа обходят наше озеро по широкой дуге. Пять минут назад они увидели переброшенный на берег трап, очень сильно удивились и поспешили обратно. Предполагаю, им и в голову не приходило, что ты вернешь управление. Будьте осторожны. Я попробую узнать о них побольше. Думаю, скоро затишье закончится. Им не понравилось, что «Касэлона» вырвалась из-под контроля. П. С. Алесана не киборг. Честно».

Котя. Давненько она не появлялась! Райс успел решить, что ей надоел его корабль и она отправилась в путешествие по планете. А, оказывается, одинокий призрак и тут играет в детектива.

«Если она не обманывает, у нас проблемы», – как ни странно, Сэм ей верил. Во-первых, у нее нет причин лгать. Во-вторых, союзники вроде нее на дороге не валяются.

Прихрамывая, Райс поднялся в рубку, где обнаружил Аристэя, Мика и… с полсотни привлекательных девушек в купальниках.

– Вы вовремя. Гляньте. – Волк указал на экран со снимками. – Любопытно, не правда ли?

– Боюсь вас разочаровать, но модели Оникса проигрывают красавицам с Ариппы.

– Согласитесь, они восхитительны! – Мик так азартно кивнул головой, что спрятанный за его щекой мятный леденец лязгнул о зубы.

Сэм недоуменно перевел взгляд с Аристэя на паренька. Что еще за семейные восторги? Модели как модели. Бывают лучше, бывают хуже.

– Как по мне, на любителя, – передернул плечами. – Если с культурной программой покончено…

– Смотрите на пейзажи, а не на девушек, капитан! – перебил Мик. – Это не Оникс-12! Вообще не система Оникса!

– Фотографии с планшета профессора Торна? – догадался Райс. – Те самые, что он хранил вместе с фильмами о Земле? Могу предположить, они тоже сделаны в Солнечной системе?

Парень залихватски нахлобучил свою извечную кепку набекрень и схватил компьютерную мышку. Его глаза горели непривычной жаждой действия, из движений исчезла неуклюжесть. Он явно чувствовал себя в своей тарелке.

– Это земные достопримечательности! Многие из них давно разрушены, так что половина снимков – компьютерная графика.

– И что с того? – С точки зрения Сэма, криминала в этом не нашел бы никто.

– Пейзажи земные, но модели – с Оникса. Певицы, актрисы, светские львицы… В нашей системе их знают в лицо. Они – символ! Многие из них раньше снимались в рекламе Оникса-12, но теперь заповедная планета закрыта для туристов!

– Какой смысл известным людям Оникса популяризовать Землю?

– Вот и мы о том же! Земля не нуждается в рекламе! Она – самое посещаемое место Галактики! Те, кто никогда в жизни не слышал об Ониксе, готовы отдать последние гроши, лишь бы увидеть Землю и остатки ее былого величия!

За иллюминатором пронеслась стая больших черных птиц, и Райс на мгновение отвлекся от рассуждений Мика. Солнца клонились к закату, но до темноты еще оставалась пара часов. Нужно успеть проверить слова Коти, и если они подтвердятся…

– Несколько лет тому назад, перед выборами, СМИ захлебывались восторгом, рассказывая о мудрости правящей партии, которая решила превратить ледяной Оникс-10 в процветающую планету земного типа, – бас Аристея вернул Сэма к делам насущным. – Об этом трубили везде, где только можно. Выборы прошли, шумиха утихла, финансирование проекта продолжилось, хотя иностранные эксперты уверяли, что это пустая трата денег. В лучшем случае климат Оникса-10 стал бы пригоден к существованию людей вне защищенных от стихии баз, тогда как правительство обещало курортный рай.

– Только обещало? – насторожился Райс. – Или даже выпустило рекламные буклеты с местными знаменитостями на фоне будущих красот?

Волк проследил взглядом за сменявшими друг друга на мониторе снимками и побарабанил пальцами по столу.

– Скоро новые выборы. Думаю, эти фото покажут именно к ним и снова будут впаривать людям старую сказочку о терраформации.

– Но Оникс-10 до сих пор покрыт льдом, – напомнил Мик, щелкая по картинкам с жадным интересом. – Мы с папой думаем, что «Касэлону» хотят сделать в этом виноватой. Нет, не в провале проекта. – Он заметил на лице Райса скептическую ухмылку. – В задержке. По документам, что нашла Сана в озере, мы подрядились перевезти на Оникс-10 материалы для терраформации. Корабль потерпел крушение, поэтому сроки сдвинулись и проработанная схема нарушилась.

– Схема была настолько слаба? – Сэм не верил, что загадка раскрыта.

– Ученые посмеялись бы над такими оправданиями, но Оникс привык ко лжи, – тихо проговорил Аристэй. – Вы знаете историю Леви, Райс? Ее сделали чуть ли не врагом человечества, чтобы прикрыть некомпетентность целой структуры. Люди говорят о «предательнице Стар», но мало кто задумывается, что, работай правительственные службы как надо, никакой утечки информации не произошло бы.

Райс поморщился. Все вокруг упоминали прошлое Леви как общеизвестный факт. Он устал напоминать, что понятия не имеет, о чем речь. Даже имя Джедилэя Сина значило для него больше, чем какая-то шпионская история. Почему-то об убийце-мафиози и его преступлениях окружающие не стеснялись рассуждать вслух, тогда как для Леви у них не находилось громких слов – лишь уклончивый шепот.

– С «Касэлоной» будет так же, – продолжал Волк. – Поднимется скандал, людям скормят сказочку, приправив ее фотографиями, для правящей партии выборы пройдут успешно. Возможно, международное сообщество даже деньги выделит на ликвидацию экологической катастрофы, которую мы устроили на заповедной планете. Все довольны… Кроме, разве что, иностранных подрядчиков вроде вас, потому что уровень доверия к ним упадет нижде плинтуса.

– Людей нельзя дурить долго.

– Нельзя, – согласился Аристэй. – К следующим выборам придумают что-нибудь другое. К примеру, снимут статус заповедника с Оникса-12 и разрешат его застройку. Или откроют для туристов Оникс-3, что будет еще эффектнее. Почитайте историю, Райс. Нет нужды выдумывать новые уловки. Все давно уже опробовано. Между прочим… Леви? – его голос дрогнул. – Ты давно здесь стоишь?

Бывшая офицер Стар тихо скользнула в рубку.

– Я не слышала, как вы обсуждали меня, – сказала спокойно. – Так что недавно.

– Леви… Это совсем не то, что ты…

– Да мне без разницы. Сколько можно повторять, что та история меня больше не волнует?

«Никогда в это не поверю», – читалось в грустных глазах Волка. Но он с наигранным безразличием пожал плечами и, отняв у Мика мышку, убрал с экрана фотографии.

– У меня там вроде как сенсация, – безразличным тоном продолжила Леви.

– Раскрыта загадка века. Оказывается, страшно засекреченный «Ониксидрол», об уникальности которого вопят все правительственные каналы, расщепляется ненамного медленнее, чем банальный вражеский «Элианит». По-моему, между ними и разницы никакой нет, кроме названия, концентрации, красителей и какой-то добавки, что замедляет испарение.

– Расщепляется? – Сэм тут же выцепил насторожившее его слово. – То есть наши коматозники могут придти в себя?

Она неуютно поежилась.

– Насчет Торна я не уверена, – призналась с заметной неохотой. – Он получил основную дозу препарата и его организм с этим не справляется. Боюсь, без нормальной медицинской помощи для профессора все закончится очень печально.

– А Кас? – Аристэй повернул кресло так, чтобы видеть собеседницу. – Ему досталась использованная игла с остатками «Ониксидрола». Думаешь, он выкарабкается самостоятельно?

– Уже выкарабкался. – Леви, как ни старалась, не могла удержать на нем взгляд. – Он очнулся. Пока что не совсем здраво оценивает ситуацию, но… Уверена, насчет его здоровья волноваться не стоит.

– Что значит «не совсем здраво»? – Райс мало разбирался в медицине, но, с его точки зрения, Даниал Кас не походил на психа в общепринятом смысле слова.

– Почему-то для него очень важен Антэс. Он все время повторяет, что без Матиаса у нас нет шансов выжить. Ума не приложу, в чем тут подвох.

– Кас похитил Матиаса, рискуя всем, – принялся размышлять вслух Сэм. – Каким-то чудом доставил на «Касэлону» и…

– Без Толстяка Ника точно не обошлось, – проворчала Леви. – Он всегда и во всем замешан.

– …И потребовал, чтобы мы отвезли их обоих на Оникс-12. И вот мы там, где он хотел оказаться. Может, это неспроста? Не удивлюсь, если Кас – часть чьего-то плана. Или он – третья сторона?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю