332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Гриб » Касэлона. Особенный рейс (СИ) » Текст книги (страница 16)
Касэлона. Особенный рейс (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 20:31

Текст книги "Касэлона. Особенный рейс (СИ)"


Автор книги: Елена Гриб






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 32 страниц)

Глава 16. Сила против хитрости. Побеждает случай

Из неопубликованного романа Котэ Рины

Родас Торн уехал, и в Исследовательском центре осталось всего двое интересовавших меня мужчин. Илиас Метт оспаривал свое увольнение, Габриэль Антэс ожидал прибытия преемника. Вскоре и им предстояло покинуть Оникс-2, а это означало, что мой план рухнул.

Ладно, признаю: глупая идея с поиском преступника была откровенно слабой и безнадежной. Я придумала это все, чтобы успокоить себя и примириться с действительностью.

Согласитесь, проще жить, когда среди бесконечных унылых мыслей мелькает: «в крайнем случае я могу… (нужное подставить)». Это создает эффект того, что текущие проблемы временные, и уйдут, стоит приложить немного больше усилий.

В отличие от меня, боявшейся испортить свою бессмысленную жизнь призрака и избегавшей общения, Илиас Метт не терял времени. Видя его настойчивость, я допускала, что работу он сохранит и даже получит повышение. А вот для Антэса пути назад не было, поэтому несколько дней я уделила исключительно ему.

Честно говоря, рассчитывать на что-то серьезное не стоило. Я продолжала копаться в грязном белье участников истории Лилианы Эвгении только потому, что иных забот у меня не имелось.

ХроноБК-лаборатория почила с миром, служащая Зет-508 канула в небытие, Торн исчез с концами, о Даниале Касе забыли… Все затихло. Создавалось впечатление, что лишь я помню о событиях четырехмесячной давности.

Но, как выяснилось, это не соответствовало истине.

– Папа! – Матиас ворвался в казенную квартиру отца, как вихрь. – Видел новости?!

О да, Антэс следил за тем, что мелькало на ТВ, – и я вместе с ним. Правда, занимала его исключительно политика, поэтому об утренней сенсации мы пока не знали. Но стоило лишь включить первый попавшийся новостной канал, и на экране появились фотографии профессора Эвгении.

Некто выложил в галанет так называемое «домашнее» видео, участниками которого были Лилиана Эвгениа и мужчина, чье лицо предусмотрительно размыли, однако любой, более-менее следивший за делом об убийстве, мог без усилий узнать в нем Даниала Каса.

Дальше – больше. Как выяснилось, этот довольно познавательный фильм сняли в ту ночь, когда погибла Лилиана, и длился он с двенадцати тридцати до двух пополуночи. Финальная сцена оставляла двойственное впечатление. Даниал проводил свою партнершу до двери, выставил в коридор нежным шлепком и вернулся к работе.

Да-да, наш профессор сразу же после любовных утех перешел к компьютеру и, если верить записи, терзал его без перерыва до пяти утра.

Помнится, меня заперли в дезинтеграционной камере часа в три ночи. Получалось, у Каса было приличное алиби? Время внеплановой активации дезинтегратора наверняка отражено в записях охраны, так что с профессора должны были снять хотя бы обвинение в убийстве.

Впрочем, я подозревала, что это видео либо объявят фейком, либо докажут, что оно поддельное. Слишком уж не вовремя всплыла запись… То дело закрыли и постарались забыть о нем. Ониксу больше не нужны скандалы. Не после элианина и провала с хроноБК-лабораторией.

– Видишь, папа? – Пока я ловила каждое слово диктора, размышляя, как этот репортаж отразится на моей собственной судьбе, Матиас подтолкнул побледневшего отца к экрану. – Я говорил, что она шлюха! Ты же собирался жениться на ней, правда? Хорошо, что она сдохла так вовремя!

Антэс вышвырнул сына за порог и захлопнул дверь, невзирая на протестующие вопли.

Вернулся к столу, безвольно упал в кресло, сжал голову руками…

– Ну почему?.. – прошептал, уверенный, что находится в одиночестве. – Почему это никак не закончится?..

Картинка сменилась. Теперь в центре внимания находилась Вероника Торн, обещавшая скорый рост экономики и с загадочной улыбкой разглагольствовавшая о значении прогресса и сотрудничества с иными цивилизациями.

Я подскочила, когда кулак Хомяка врезался в монитор и жена Торна, мигнув, исчезла.

– Эй, полегче. – Из порезанного запястья Антэса хлестала кровь, а мне совсем не улыбалось присутствовать при его кончине. – Вызывай медиков, псих!

Он обмотал руку галстуком и вытянулся на кровати, не снимая обувь. Алые капли просачивались сквозь ткань, пачкая покрывало. Меня передернуло. Знаю, призрак, которого мутит от вида крови, – небывальщина. Привидения не способны испытывать тошноту. Наверное. А еще привидений не существует, помню. Но я опровергала все теории, и не имело смысла придираться к мелочам.

– Лили… Ты клялась, что с ним покончено, – стонал Антэс, скрипя зубами.

Потом открыл бумажник и уставился на небольшую фотографию, спрятанную в боковом отделении. Лилиана Эвгениа, кто бы сомневался… Она смотрела на нас, чуть сощурившись. На ее полных губах играла беспутная улыбка, шарфик в тигровую полоску прикрывал глубокое декольте темного вечернего платья, большие серьги прятались в тщательно уложенных локонах.

Такой я запомнила ее навеки. Кроме шарфика, правда, – в дезинтеграционной камере его на ней не было.

– Ты сделал это фото в тот самый вечер? – дошло до меня спустя пару минут усиленных размышлений. – Ты тоже встречался с ней? Зачем?!

Антэс со вздохом захлопнул бумажник.

– Лили… Ну почему именно тогда? – прошептал горько. – Почему ты согласилась стать моей женой и пошла к Касу?

Вороватый амбициозный заместитель директора никогда мне не нравился, но в тот миг я охотно обняла бы его и потрепала по спине. Он страдал по-настоящему. Несмотря на то, что пресловутая статья профессора Эвгении могла его погубить, Хомяк собирался связать жизнь именно с Лилианой. Он шел за чувствами, и это вызывало симпатию.

А вот его избранница вряд ли хотела провести старость рядом с ним. Она использовала Антэса точно так, как использовала Даниала Каса и Илиаса Метта.

Впрочем, я забегаю наперед. То, что непристойное видео сняла сама Лилиана Эвгениа, и предназначалось оно не для ностальгии по славным денькам, а чтобы узнать побольше о работе профессора Каса, я поняла через несколько дней. Озарение пришло, ха-ха. А если серьезно, я поначалу решила, что съемку вел любитель шпионажа Илиас Метт, и помчалась к нему, но он отреагировал на видео словами: «Она была еще одержимее, чем я думал, и действительно могла перевернуть Оникс». Это наталкивало на определенные размышления.

Время шло, о пересмотре дела Каса никто не заговаривал, того, кто слил видео в галанет, особо не искали (на форумах болтали, что это сделал недовольный халатностью расследования сотрудник полиции), и я начала сомневаться. Вдруг все совсем не так? Но унылая физиономия Антэса подсказывала: его посещают примерно те же мысли.

Он улетел вместе с сыном. На Оникс-1 – я видела билеты. А перед тем разорвал фото Лилианы на мелкие клочки и скормил утилизатору.

Идиот! Эта фотография была уликой! На ней профессор Эвгения куталась в шарфик с тигровыми полосками, и я могла поклясться, что видела точно такой же в Исследовательском центре.

Она обронила его в пылу борьбы с убийцей? Думаю, это имело смысл.

Вопрос в том, где. Или у кого? Хоть убейте, а я этого не помнила.

* * *

Касэлона

Аристэй Волк падал в бесконечную темную пропасть. Вокруг мерцали звезды, вспыхивали и гасли сверхновые, кружились планеты… Он понимал, что это нереально, однако вздрагивал всякий раз, когда мимо проносились огненные кометы.

Потом возник шум. Он шел из ниоткуда, нарастал постепенно, и вскоре превратился в навязчивый писк незнакомых голосов. Это мешало плавать в безвременье. Заставляло прислушиваться, вырывало из забытья…

А еще по голове что-то ползало, и вкупе с фантасмагорическими видениями неприятные прикосновения будоражили кровь.

– Девушка, у вас руки трясутся. Вы ему вену раскурочите, – одна из фраз наконец обрела четкость. – Колите в мышцу или оставьте все как есть. Он крепкий мужик, а не балерина.

Руки коснулось что-то холодное, и Аристэй вскочил, готовый драться с любым количеством противников. Пристегнутые к ножке койки наручники отбросили его на пол, в предплечье вонзилась игла, кто-то тонко вскрикнул и мазнул по щеке мокрыми волосами.

Он затравленно огляделся, вызывая в памяти последние события.

Еда. Точно, дело в еде. Запертого в каюте Даниала Каса нужно было покормить. Аристэй на всякий случай вооружился конфискованным оружием, «Зара» открыла дверь и…

И теперь в наручниках не преступник.

– Что это? – Волк выдрал из руки иглу от шприца, к которой почему-то шприц не прилагался. – Откуда тут… Леви?

Несомненно, рядом сидела она – хрупкая и несчастная, казавшаяся еще незаметнее в широченной рубашке, сползавшей с плеч. В глазах слезы, на шее – огромный, уже пожелтевший синяк, пальцы в крови…

– Леви! Что он с тобой сделал?!

От резкого движения в голове будто что-то взорвалось и по спине прокатились несколько неспешных капель.

«Это моя кровь», – понял Аристэй, продираясь сквозь обжигающие волны боли.

Кас каким-то чудом освободился от наручников (на законопослушной «Касэлоне» нашлась лишь допотопная модель, такую и скрепкой взломаешь – при наличии, разумеется, этой самой скрепки), отнял у ничего не подозревавшего Волка пистолет, огрел рукоятью и затащил внутрь каюты.

Последние три пункта вполне понятны, а вот с первым загвоздка. Наручники, хм… Судя по тому, что теперь они украшали запястья Аристэя, преступник их именно что открыл, а не сломал себе пальцы, чтобы вытянуть кисти рук. И чем же? Не иначе как силой мысли, потому что из превращенной в тюремную камеру каюты убрали абсолютно все, кроме койки.

– Ты как, Арт? Осторожнее… Давай я вколю обезболивающее.

Леви хлопотала вокруг бывшего коллеги, словно позабыв о существовании вооруженного человека в двух метрах от них.

– Не надо. – Волк, помня о предыдущем опыте, медленно покачал головой. – Почему ты здесь? Откуда у тебя аптечка? Чего он хочет?

Даниал пристально смотрел на приоткрытую дверь и совсем не реагировал на пленников. Будь он немного ближе… Но Аристэй не позволил себе мечтать о несбыточном. Преступника не достать, да и скованные руки – не лучшее оружие против пистолета.

– Я сделала глупость. – Леви изучала пол и вертела в пальцах наполненный шприц без иглы, пытаясь скрыть неловкость. – Снова… Иногда мне кажется, что я не способна ни на что другое. От меня сплошные проблемы… Я никогда не исправлюсь.

От тихих слов стало тоскливо и горько. Если бы Волка не сдерживали оковы, он бы сжал ее плечи и сказал, что доброжелательность – не порок, и в том, что случилось на Ониксе-6, виноваты многие, но не офицер Леви Стар, на которую спустили всех собак.

Она – жертва, а не злодейка. Управление спешило прикрыть свои делишки с алианами, которые неожиданно из союзников превратились в недругов, и бросило ее на растерзание прессе. Не переживай они за собственные задницы, жизнь Леви не изменилась бы. Ну разве что банковский счет опустел бы – на штрафы.

– Тебе просто не повезло, – трусливая фраза скрыла истинные чувства.

– Я цела и невредима. – Леви отвернулась. – Даже аптечку выпросила… Но от меня никакого толку! Я и перевязать тебя нормально не сумела… Руки дрожат! Меня, оказывается, мутит при виде крови! Меня! Медика с настоящей лицензией!

– Это пройдет, – Аристэй хотел уверить ее, что все будет хорошо, опасность исчезнет, плохие дни станут прошлым, но с губ сорвалась обычная банальность.

– Я – полная развалина… Мне уже не поможет даже психотерапия…

«Точно! Ему кто-то помогает», – Волка озарила неожиданная догадка. Все логично: некто расстегнул наручники Каса и убрался в тень, чтобы ждать удобный момент для новой диверсии.

«Кто-то», ха-ха. На «Касэлоне» людей раз – и обчелся, причем почти за всех Аристэй мог поручиться лично.

Райс вряд ли разыгрывал бы столь сложные комбинации. Торн в коме, Матиас Антэс пока не пришел в себя, Сана… Хм, о Сане Волк не знал ничего, кроме того, что она – племянница известного в определенных кругах Никала Лютика. На пособницу террориста эта девушка не походила, однако с такой родней, как у нее, ни в чем нельзя быть уверенным.

Кто еще? Леви, Мик и Мира. Не подозревать же собственных детей? Да и бывшая напарница сейчас тут – загнанная в угол, напуганная и отчаявшаяся.

Кто же тогда? Неужели действительно Сана?

– Все будет хорошо. – Волк поймал уклончивый взгляд Леви и снова пожалел, что не может ее утешить. – Райс решит проблему.

Даниал Кас впервые обратил внимание на их переговоры и повернулся на несколько градусов, чтобы видеть обоих пленников.

– Райс умный малый, – пробасил без улыбки. – Он понимает, что сила решает все. Не переживайте. Скоро это закончится.

– Уверены, что получите желаемое? – Аристэй знал: лучше не нарываться, однако из-за раскалывавшейся головы здравые мысли появлялись с опозданием.

– Как всегда. Понимаете, офицер, я умею убеждать. – Даниал поиграл пистолетом, и Леви охнула, когда яркий «полуденный» свет отразился на коротком стволе. – Никому из нас не нужны лишние проблемы.

– То есть ваши требования не противоречат планам «Касэлоны»? – усмехнулся Волк, понимая абсурдность этого утверждения.

– Они в них вписываются. – Кас вообще не удивился. – График полета сдвинется на двое суток, но вы наверстаете их позже.

Леви вздрогнула, когда в каюту ворвалось эхо чьих-то далеких шагов. Она дрожала – то ли от холода, то ли от переживаний. Аристэй не выдержал, украдкой набросил на ее голые колени валявшееся рядом пушистое полотенце.

– Что?.. – Бывшая напарница уставилась на него с затаенным страхом.

– Вы отвезете меня на Оникс-12. – Кас воспринял вопрос на свой счет. – Это же проще простого, верно?

* * *

Когда после пяти минут беспрерывного стука в дверь Сэм не получил никакого отклика, пришлось воспользоваться своим не слишком вежливым правом владельца и приказать бортовому компьютеру отпереть замок.

– Ты че творишь, дядь? – разъярилась Мира, пойманная на подслушивании. – Это частная территория!

Спорить с ней, переубеждать или же упрашивать Райс не собирался. Тем более, пришел он к другому обитателю комнаты – Мику, безуспешно изображавшему деталь интерьера в дальнем углу.

– Эй, парень!

– Я ничего ему не давал! – сходу принялся оправдываться тот. – Это она размахивала патлами!

– Я?! – взвизгнула Мира. – У меня короткие волосы! Я не ношу заколок! Это на тебе полно дурацкой проволоки, ты, брутал-недоросток!

Сэм перевел дыхание.

– Так, – сказал спокойно. – Хватит. Мне не интересно, кто из вас виноват.

– Он! Идиот трусливый!

– Она! Дура безмозглая!

– Тихо!

Крик не возымел действия – брат с сестрой еще громче загалдели, обвиняя друг друга. Мик был уверен, что именно оброненная заколка Миры открыла наручники Каса, Мира – что освободиться преступнику помогла скрепка, которую Мик использовал как держатель бегунка молнии на куртке.

– Я к нему не приближалась! Это ты попался, кретин!

– Из-за тебя, тупица!

Сэм почувствовал, что у него вот-вот случится приступ бешенства.

– Вы заходили к задержанному? – обманчиво мирным тоном спросил он, покачиваясь на пятках и мечтая вернуться в прошлое, чтобы отговорить самого себя от посещения системы Оникса. – Зачем?

– Просто посмотреть, – буркнула Мира, повевшись на понимающий взгляд и отсутствие в голосе агрессии. – Подумаешь, заглянули на секунду… Он точь-в-точь как показывали в новостях! Но этот недоумок, – она копнула брата ногой, – заметил у него типа бластер и побежал проверять. Даниал ему подножку сделал, подтянул к себе и снял скрепку, кольцо, фигню витую с шеи, кепку, пружины…

– Какие еще пружины? А, неважно. У Каса был бластер?!

– Не-а. Татуха офигенная.

«Кас отпустил его живым», – облегченно подумал Сэм, хотя охотно прибил бы паршивца сам.

– Почему не позвали на помощь? – Избегать оскорблений получалось с трудом, однако он держался.

– Мы заперли дверь и пошли за папой. – Мира явно не испытывала раскаяния. – Он предупреждал, что будет в медотсеке, но там его не было. Когда вернулись на свой этаж, Даниал уже стоял в коридоре. Еще и Леви вылезла так не вовремя… Она вечно нарывается!

«Я должен промолчать», – приказал себе Райс. Ситуация напряженная, конфликт с великовозрастными детишками неоправдан. Да и воспитывать их должен отец… Или Оникс-3.

– Ладно.

– Ладно?! – Они определенно ждали чего-то посерьезнее.

– Ладно, – повторил Сэм. – Сидите тихо и не высовывайтесь. Автомат кормосмесей заправлен под завязку. Если я не увижу и не услышу вас минимум сутки, мы забудем эту историю. Все понятно?

– А… – начала протестовать Мира.

– Никаких обсуждений. Да или нет?

Оба проштрафившихся неохотно кивнули, выражая согласие.

«Следовало запереть их на неделю», – пришла запоздалая мысль. А что, идея неплоха… Жаль, что уговор уже вступил в силу, и хорошо, что одной загадкой стало меньше.

Затем Райс приметил на столе планшет профессора Торна со снятой крышкой.

– Работает? – спросил, подозревая, что судьба всерьез возненавидела «Касэлону».

Мик подрагивавшими руками приладил панель на место.

– Это я так… Проверял кое-что… И в нем батарея садится.

– Сойдет. Сутки, да? Учти: я могу заблокировать вам дверь навеки, поэтому не советую мухлевать.

Его уверили, что ничего подобного и в мыслях не было. Честно-честно, все как договаривались. Наказание вполне приемлемое.

«Наказание? Я не хочу, чтобы вы лезли под пули, мелюзга», – Сэм усмехнулся, ощущая себя старым космическим волком, и забрал у Мика планшет.

– Все скопировал?

– А то!

– Держишь нас за лохов, дядь?

Райс, невероятным усилием воли сохраняя невозмутимость, шагнул за порог и не отказал себе в удовольствии пнуть дверь сильнее, чем требовалось.

«Ты видишь этот бред, Котя?» – пришло на ум, однако размышлять о призраках и прочей небывальщине совсем не хотелось.

Он сделал шаг в сторону и замер. Каюта, где Даниал Кас держал заложников, находилась рядом.

Сэм мог видеть и самого преступника, взиравшего на него с откровенным любопытством; и Аристэя в залитой кровью белой рубашке, не сводившего глаз с Каса; и Леви, без особых успехов пытавшуюся соединить одноразовый шприц и иголку.

«Будь на «Касэлоне» бластер…» – как всегда не вовремя вякнул внутренний голос. Райс отмахнулся от него, как о назойливой букашки. Толку мечтать о несбыточном? С тем же успехом можно надеяться, что захватчика вдруг разобьет паралич. Да и бластер – не то оружие, из которого палят в замкнутом пространстве. Хватило бы даже самого слабого портативного парализатора… Но и это относилось к области фантастики.

«Касэлона» – маленький перевозчик, а не военный корабль. Дорогие игрушки вроде ручных парализаторов ей не по бюджету, к тому же до сих пор встроенная защита «Зарницы» ни разу не подводила. Если точнее, до сих пор на корабль не покушался никто, кроме портовой шпаны, Мика и профессора Торна.

Ну а боевое оружие – совсем другая история. Получить на него разрешение Сэм сумел бы без проблем – на некоторых планетах к таким запросам относились крайне лояльно. Но бюрократическая волокита, которой сопровождался прилет и отлет вооруженного судна в каждом мало-мальски приличном порту, отбивала всякое желание милитаризироваться.

– Проходите, Райс. – Даниал приглашающе махнул пистолетом. – Скажу откровенно: у меня нет причин вам вредить. Давайте поможем друг другу и разойдемся навеки.

«Кто – в утилизатор, а кто – в счастливую богатую жизнь?» – Сэм, не колеблясь, пересек коридор.

– Что вам нужно? – спросил, тая волнение.

– Примерно двое суток сотрудничества. Вы смените курс и направитесь к Ониксу-12. Садиться не потребуется. Мы с парнем, которого вы уже наверняка опознали, спустимся на планету в спасательной шлюпке.

– И?..

– И на этом наше знакомство закончится. Согласитесь, вы ничего не теряете.

– Кроме шлюпки стоимостью в треть корабля и невинного человека, которому не пережить экстремальных условий спуска, – нахмурился Райс. – Совсем уж выгодный план.

– Страховая компания возместит ущерб, – настаивал захватчик.

– Может, и запасного Матиаса Антэса страховики предоставят?

Даниал Кас покрутил пистолет и криво усмехнулся.

– У вас есть встречное предложение?

– Шлюпку вы получите. – Сэм понимал, что ступает на опасную дорожку. – Заложника – нет.

– По-вашему, мы на базаре? Простите за прямоту, Райс, но торговаться я не собираюсь. Мои требования просты. Отвезете нас с Антэсом к Ониксу-12 – получите своих людей целыми и невредимыми.

– А если не выйдет?

Кас перебросил оружие с правой руки в левую и, будто играючи, направил на пленников.

– Вам не повезло вдвойне, – ответил неспешно. – Начнете юлить – и кто-то из них станет наглядным примером того, что я абсолютно серьезен. Могу успокоить: девушка вряд ли пострадает. А в копа я выстрелю без проблем. Не верите? Галанет в помощь. На мне столько трупов, что одним больше, одним меньше…

«Я не хочу проверять, блеф это или стратегия», – Райс собирался с мыслями, чтобы изложить свой вариант договора. Он надеялся, что Даниал прислушается к здравому смыслу. В конце концов, они в одной лодке, поэтому глупо пытаться перегрызть друг другу глотки.

– Четыре, – неожиданно сообщил динамик. – Лилиана Эвгениа, профессор экономики из Исследовательского центра на Ониксе-2; Айдар Лил, лаборант с Кафедры теории терраформирования, подрабатывавший в том же Центре; Энди Сандерс, конвоир с «Селестины»; и Огаст Марш – пилот «Звезды Т», которую вы угнали на Ониксе-6.

«Сана», – мгновенно догадался Сэм. Даниал Кас наотрез отказался разговаривать в ее присутствии, поэтому жестянка и носа не показывала на пассажирском этаже. Но, похоже, бездействовать не собиралась.

– Это киборг? – Кас соображал быстрее, чем ожидал Сэм. – Он напрямую подключен к системе? Немедленно отключите его!

– Киборг, отключись, – устало откликнулся Райс, испытывая двойственные чувства. С одной стороны, то, что кто-то еще с первого взгляда опознал в Сане жестянку, обнадеживало. С другой же… Лучше бы преступник ошибался. – И заткнись.

Захватчик удовлетворенно кивнул.

– Уверен, мы сработаемся.

– Команда принята к исполнению, – послушно отрапортовал динамик. – Пип-пип-пип-пи-и-и… Все, отключилась. Если цирк закончен, пересчитаем трупы?

«У меня на корабле разумный киборг?» – Сэму пришла абсолютно бредовая идея. Конечно же, это нереально. Железкой управляет программа, выращенное в лаборатории тело не способно ни думать, ни чувствовать. Сознания у него нет. Пустая оболочка плюс немного техники – и мертвяк готов к обслуживанию тех, кому приелись люди.

– За дурака меня держите? – вспылил Кас. – Назовите ключевое слово и уберите ее с горизонта!

– Боюсь вас разочаровать, но Сана – человек. Не самый хороший, впрочем, и все же…

– Даже вы в это не верите!

– Не верю, – вздохнул Райс. – А остальной мир верит. Смиритесь.

– Тебе можно сомневаться, капитан, – уверил динамик.

Захватчик долгим взглядом смерил помигивавшую в коридоре камеру, обзор которой включал и открытую каюту.

– Почему? – спросил, небрежно вертя пистолет.

– Потому что он хам, – теперь звучал не стандартный голос компьютера, а сама Сана. – И упрям, как осел. Когда что-то втемяшит себе в голову, переубедить его нереально. Долго еще будете перемывать мне кости? Предлагаю вернуться к трупам. Их у вас четыре, причем если первые два убийства слишком неправдоподобны даже для Оникса и его забавной системы правосудия, то третье записано на камеру видеонаблюдения, а четвертое похоже на непредумышленное. Но убивать вы умеете, не спорю. Из этого сле…

– Отключите звук, – жестко приказал Кас.

Сэм не нашел внушительную причину, чтобы возразить, и стало тихо-тихо, лишь тяжелое дыхание Аристэя нарушало иллюзию покоя.

– Ну? – настаивал Даниал.

– Есть одна проблема. Я ее решить не могу. Сумеете – честь вам и хвала. И Оникс-12.

– Какая?

«Я ничего не теряю», – подумал Райс. Да и другого выхода нет. Надо тянуть время.

– Нас взломали, заблокировали автопилот. Вот этим. – Сэм положил планшет на пол и подтолкнул к противнику. – Есть желание – разбирайтесь. Когда все решите, обсудим смену курса.

Кас, позыркивая на заложников, поднял планшет и потянулся к компьютеру. Остановился, искоса глянул на настенный монитор…

– Система расценит мои действия как взлом? – спросил с подозрением.

«Очень на это надеюсь», – но Сэм лицемерно приказал:

– «Зара», не бей Даниала Каса парализатором. Кстати, если боитесь, станьте на середину комнаты и воспользуйтесь беспроводной связью.

– А тот, кто вас взломал, пользовался чем? – Захватчик смотрел на собеседника и не видел, как Леви украдкой ткнула пальцем в кнопку включения на боковой панели планшета.

Вспыхнувший экран привлек его внимание.

– Что за?.. – Кас коснулся сенсора. – Какой еще «Темный властелин сети»? Вы подсунули мне игры?! А-ах-х-х…

«Вообще-то дурацкую программу-«трехсекундку», но называй ее как хочешь, только отвлекись», – Райс надеялся поймать удобный момент для атаки.

В планшете что-то щелкнуло, и Даниал Кас упал навзничь без признаков жизни.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю