332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдвард Элмер Смит » Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет) » Текст книги (страница 16)
Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет)
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 20:54

Текст книги "Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет)"


Автор книги: Эдвард Элмер Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 16 страниц)

Глава 18
ПОЕДИНОК ТИТАНОВ

Кто-то пытался пробиться к нам, Фред, проверь-ка приемники, – произнес Кливленд. «Бойз» уже давно мчался в безбрежной пустоте космоса, и инженеры-связисты день за днем проводили в бесконечном ожидании сигналов. Похоже, теперь их вахта подходила к концу. Родебуш увеличил мощность, и сквозь гул, хрипы и скрежет донесся почти неразличимый, слабый голос.

– ..прошу любой возможной помощи. Сэммз, Кливленд, Родебуш и все, кто может – слушайте! Говорит Костиган! Со мной мисс Клио Марсден и капитан Брэдли, мы движемся приблизительно в направлении Солнечной системы, отклоняясь от курса максимум на четырнадцать градусов. Расстояние нам неизвестно, но похоже, несколько десятков световых лет. Вычислите наши координаты! Нас пытаются перехватить невианские корабли… один заходит со стороны Солнца, второй преследует с момента старта. Вероятность избежать столкновения очень мала… Просим вашей помощи! Сэммз, Родебуш, Кливленд и все земляне, братья по Трипланетию!

Слабый голос продолжал повторять сообщение, но ни Родебуш, ни Кливленд больше не слушали. Посланные вперед лучи радаров уже обнаружили точку, из которой велась передача, и огромный звездолет с невероятной скоростью устремился к терпящим бедствие. Высасывая энергию из своих генераторов, «Бойз» пожирал пространство, а впереди него послушно мчались импульсы ультраволн, уточняя координаты позвавших на помощь.

– С какой скоростью мы идем? – коротко спросил Родебуш, на мгновение отрываясь от экрана дисплея. – Пора бы уже не только слышать, но и видеть их.

– Нет. При движении с таким ускорением наши анализаторы не могут правильно оценить атомарный состав встречающихся объектов, – Кливленд отвлекся от своих расчетов и, вытерев пот со лба, продолжал:

– Конечно, мы то и дело засекаем их, однако они снова пропадают с экранов – из-за нашего ускорения, да и их собственного тоже. Так что лучше не отрывайся от компьютера, а то мы налетим прямиком на них.

– Знаешь, кажется, мы скоро обгоним свои следящие лучи. Немного рискованный полет, а, Клив? – Родебуш пытался шутить, но его пальцы с бешеной скоростью метались по клавиатуре.

– Меня беспокоит не сколько скорость, сколько возможность драки с невианами. Как бы мы не опоздали.

– Вот они! Я нашел! – от радостного вопля Родебуша у Клива зазвенело в ушах.

Спустя мгновение в командной рубке загорелся экран и взволнованный экипаж «Бойза» увидел мужское лицо. С тоской вглядывались они в эти знакомые черты, пытаясь подметить след перенесенных лишений, но помехи все еще затрудняли визуальную связь.

– Хай, Фред! Привет, Клив! Хорошо, что завернули на огонек! – голос Костигана звучал ровно и радостно, как никогда. – Где вы прячетесь?

– Сами не знаем, – голос Кливленда подозрительно дрогнул. – Мы даже не можем точно определить, где вы находитесь – не хватает данных. Чертовски рад видеть тебя, старина! А где крошки невиане? Сколько у вас есть времени, пока они не доберутся до твоего корыта?

– Боюсь, очень мало. Судя по всему, их корабль приблизится к границам зоны поражения через пару часов, а вот ваше судно еще даже не появилось на моем экране.

– Пара часов! – облегченно выдохнул Кливленд. – За это время можно дважды облететь галактику и, конечно… – его прервал дикий вопль физика.

– Говори, друг мой, говори! – кричал он, видя, как облик Конвэя исчезает с экрана. Полностью отключив генераторы, затормозив корабль в пространстве, Роденбуш старался восстановить связь, однако все было тщетно. Вероятно, Костиган не слышал последних слов друзей, да и к чему могло привести продолжение их переговоров, если чудовищные скорости и миллионы, а может быть – миллиарды миль – разделяли собеседников. Ни одно средство связи не могло преодолеть таких препятствий. Однако Кливленду хватило даже малейшего намека, чтобы рассчитать курс и в какой-то мере разобраться в ситуации. Мощные компьютеры подключились к работе, и вскоре Кливленд отдал приказ навигаторам.

– Новый прыжок в обратном направлении, длительность – семнадцать секунд, – уверенно произнес он. – Конечно, рядом с ними мы не окажемся, но выйдем на дистанцию обнаружения наших радаров.

Чуть больше четверти минуты корабль возвращался по только что пройденному пути. Прыжок был рассчитан так тщательно, что невианское суденышко с трипланетным экипажем оказалось буквально в центре следящего монитора. Несколько угловых секунд в сторону – и могло бы произойти столкновение.

– Ты работаешь лучше любого компьютера, Клив, – одобрительно ухмыльнулся Родебуш. – Тебе бы еще локаторы вместо глаз и приемную антенну на макушку – цены не будет!

– Хватит, позубоскалишь потом, – хотя напряжение спало, но Кливленд еще чувствовал себя неуверенно. Только когда связь с Костиганом была налажена, и он убедился, что с друзьями все, в порядке, глубокая складка меж бровей Лимана разгладилась, а в янтарных глазах засверкали веселые огоньки. В это время Родебуш договаривался с Костиганом.

– Конвэй, мы будем приближаться к тебе очень медленно, постепенно и попытаемся взять вас на борт. Внешне это будет напоминать столкновение, но все пройдет отлично.

– Безынерционный привод? – полюбопытствовал Конвэй. – Думаешь добраться до нас таким хитрым способом?

– Почему бы и нет? – Родебуш снова принялся колдовать над переключателями.

Огромная сфера «Бойза» устремилась к судну Костигана на самой малой скорости, однако звездолет прошел разделявшее их расстояние за столь краткий, столь ничтожный отрезок времени, что его даже не стоило измерять. Скорость сближения была очень велика, и даже мощные компьютеры «Бойза» не успевали обрабатывать поступавшую информацию; все зависело от мастерства и реакции Родебуша, скорчившегося над панелью управления. Клив, лучше всех представлявший, чего следует ждать, задержал дыхание и почувствовал, как комок подступает к горлу.

Слишком быстро! Слишком опасно! Слишком близко!

И если даже эти двое, создатели стремительного и могучего «Бойза», с трудом держали себя в руках, то что говорить о трех звездных скитальцах, слишком смутно представлявших возможности корабля, шедшего на сближение с ними. Клио, напряженно вглядываясь в экран, только жалобно вскрикивала, вцепившись пальцами в плечо Конвэя, словно он один мог спасти их от гибели. Брэдли бурчал под нос проклятия на всех трипланетных языках, и готовился к неминуемой смерти. Костиган сначала изумленно смотрел на мониторы, а затем, несмотря на предупреждение Родебуша, протянул руку к переключателю скорости. К счастью, он опоздал. Когда его пальцы коснулись рифленой рукояти, «Бойз» уже настиг маленькое судно и, двигаясь прямо на него, выстрелил навигационную торпеду. Она закрепилась на корпусе невианского корабля, и теперь на звездолет непрерывным потоком шли сигналы ее маяка.

Клио облегченно всхлипывала в объятиях Конвэя, когда в динамике зазвучал громкий смех.

– Эй, вы, межзвездные ковбои! – крикнул в ответ Костиган. – Рад видеть вас, но надо сказать, что мы тут чуть не умерли от страха. Так вот он какой – суперкорабль, покоритель Галактики! Действительно, невероятная машина!

– Здорово, Мерф! – раздалось из динамика. – Что, поджилки еще трясутся?

– Мерф? Почему Мерф? – уже успокоившаяся Клио вопросительно посмотрела на своего спутника. Видимо, она еще не решила, одобрить или нет прозвище, которым их спасители наградили Конвэя – ее Конвэя!

– Мое второе имя Мерфи, и так они меня звали со времени, когда я был примерно такого роста, – Костиган развел руки дюймов на двадцать. – Когда поживешь со мной подольше, малышка, услышишь, как меня называют много худшими именами. По крайней мере, я надеюсь, что мы с тобой еще поживем, – Костиган неожиданно умолк и нахмурился.

– Не говори так, милый… Ведь сейчас мы в безопасности! Мне нравятся, что тебя так любят друзья – впрочем, иначе и быть не может. – Она еще ближе придвинулась к нему, и молодые люди прислушались к словам Родебуша, доносившимся из динамика.

– ..не думал, что это так трудно, – Фред, великий мастер преуменьшать сложности все же отдал должное ситуации, – я и сам испугался не меньше вашего. А корабль у нас действительно подходящий… Но хватит болтать, ребята. Сейчас я включу транспортный луч и подтяну вас поближе. Можете собирать вещички.

– Их не так уж много, – рассмеялся Костиган, а Клио лучезарно улыбнулась.

– Стоит поторопиться, – заметил Брэдли, оглядывая тесную каюту. – Тем более, что невиане приближаются.

– Кстати, парни, не пригодится ли вам что-нибудь из оборудования этого корабля? – поинтересовался Конвэй.

– Стоило бы забрать его целиком, но у нас нет ангаров такой величины, – ответил Кливленд. – Лучше сделаем так: переведи управление в нейтральную позицию, чтобы мы могли рассчитать курс кораблика и взять его на буксир, если он нам понадобится.

– Отлично!

Три одетые в скафандры фигуры переступили порог шлюзовой камеры «Бойза» и, как только за ними захлопнулась дверь, транспортный луч выключился; покинутое маленькое суденышко, темное и одинокое, устремилось к далекой галактической окраине.

Обрадованная команда собралась вокруг трех путешественников. Шум, объятия, поцелуи и восторженные вопли буквально ошеломили отвыкших от человеческого общества скитальцев.

– Отложим восторги на потом, – капитан Брэдли нашел в себе силы прервать всеобщее ликование. – Я постарел на десять лет, наблюдая за нашим сближением, и нервы у меня никуда не годятся. Все не могу забыть про эти корабли невиан. И знаете – это отнюдь не легкие крейсера…

– Вот именно, – добавил Конвэй. – У вас хватит арсенала, чтобы выдержать драку? Впрочем, в скорости они нам явно уступают, так что можно вовремя сбежать.

– Сбежать! – Кливленд откровенно расхохотался; молодые парни из экипажа начали хитровато ухмыляться. – У нас есть свои способы справиться с ними. Мы остановим их, пока готовим свои генераторы – сейчас наши лучи уже прочно фиксируют положение корабля, который идет со стороны Солнечной системы. И обратите внимание, – Клив кивнул на экран, – он уже пытается удрать!

* * *

Невиане действительно попробовали спастись. Тарг звездолета узнал таинственное судно, вынырнувшее из пустоты, чтобы подобрать сбежавших пленников; однажды вступив в схватку с этим космическим чудовищем, он больше не горел желанием повторять свою ошибку. Сознавая преимущество противника, невиане стремились любой ценой оторваться от него. Однако напрасно. Еще до того, как Родебуш перевел «Бойза» в нормальное пространство, а Кливленд поймал шлюпку, транспортный луч намертво зацепил невианский корабль. И на этот раз справиться с ним не удалось; несмотря на потоки энергии, извергаемые в пространство, луч становился все сильнее и сильнее. Восстановленные генераторы надежно держали жертву, и вырваться ей не удавалось. Затем самые мощные и страшные средства уничтожения были пущены в ход.

Ударили ультраволновые торпеды, лучи эмиттеров пронизали космос, посылали смерть защитникам корабля; они гибли один за другим. В отчаянии тарг перевел все свои генераторы на выполнение единственной задачи – поддержку полициклического барьера, последней надежды корабля. Однако он с ужасом увидел, как энергетический бур «Бойза» прошел сквозь экран без малейших усилий.

Теперь конец был уже неизбежен и очевиден. Вторая убийственная ракета Админгтона дождалась своего часа, и одного сильного взрыва хватило, чтобы пробить сквозную дыру в корпусе невианского крейсера. В нее влетел поток снарядов, а вслед за ними пришла смерть.

Барьерный экран погас, и беспомощное судно невиан осталось беззащитным под ударами батарей «Бойза». Внезапно корпус его словно вспучился, превращаясь в сгусток ярко светившегося газа; в этом облаке лишь с трудом можно было обнаружить обломки некогда мощного корабля.

Так погиб первый звездолет, а Родебуш уже навел прицел на второе судно – корабль Нерадо. Однако тот был готов к любому повороту событий. Он давно уже прекратил погоню за тремя пленниками и посчитал опасным вступать в безнадежную схватку. Главной его целью было наблюдение и анализ: количество и виды вооружений, пущенных в ход, особенности защиты, мощность экранов – все, что могло помочь ему самому в выборе тактики боя со столь серьезным противником. Новые мощные генераторы его корабля посылали следящие лучи, двигатели работали на пределе; с каждой минутой он был все ближе к Невии, к родной планете, где тарг рассчитывал переоборудовать свой звездолет и превзойти мощью страшный корабль Трипланетия.

– Сразу его прикончим или последим за курсом? – спросил Родебуш, посматривая на экран.

– Пожалуй, я бы его оставил в живых, – задумчиво протянул Конвэй. – А что ты думаешь, Клив? Этот Нерадо – местный гений, как-никак, коллега…

– Конечно, – сказал Кливленд, кивая головой. – Пусть он приведет нас к Невии – ее трудновато найти без проводника. А когда мы до нее доберемся, наши земноводные приятели надолго забудут дорогу в Солнечную систему.

Итак, «Бойз» набрал нужную скорость и устремился к своей цели вслед за невианским судном. Трипланетный корабль не подходил настолько близко к звездолету Нерадо, чтобы его могли засечь, и в тоже время старался не упустить своего проводника из вида.

Тарг, однако, мог приготовить кое-какие сюрпризы. Костиган неплохо знал его и искренне уважал; Нерадо, бесспорно, являлся выдающимся ученым и отважным капитаном-исследователем. Поединок с ним был чреват неожиданностями, а посему – по предложению Конвэя – большинство техников на борту «Бойза» приступило к проверке оружия суперкорабля, а также к поискам новых способов применения энергии активированного железа. Внезапно невианский звездолет снизил скорость.

– Что это значит? – спросил Родебуш на специально созванном совете. – Он собирается нас атаковать?.

– Вряд ли, – покачал головой Кливленд.

– Он что-то готовит нам на Невии, – сказал Костиган. Его лицо оставалось таким же открытым, а глаза по-прежнему переливались золотисто-карими искорками, словно он не прошел через тяжкие испытания, гибельные для обычного человека. – Насколько я понимаю. Нерадо вышел сейчас на связь с планетой – наверное, готовит нам торжественную встречу. Он очень боится, что мы придем туда раньше него. Логично?

– Логично! – согласился Клив. – Но теперь, когда мы проследили его курс, не стоит ждать, пока он доведет нас до самого порога, верно?

– Мы будем там через несколько минут, – заметил Родебуш и направился к пульту.

* * *

Тарг Нерадо удивленно глядел на круглый экран прибора, который земляне назвали бы локатором. Яркая точка, еще секунду назад сиявшая в его верхней правой четверти, внезапно пропала. Где же этот страшный корабль, упорно преследовавший его столько дней? Он не пошел к Невии… и он не повернул к родному миру, к своей звездной системе, столь богатой драгоценным железом… Он просто исчез!

Но «Бойз», первый межзвездный корабль Трипланетия, уже висел над городом Нерадо.

Его экипаж приник к следящим экранам.

– Подождите, – внезапно произнес Костиган, – я вижу что-то странное… и это мне не нравится!

Словно услышав эти слова, из города навстречу кораблю поднялось множество сверкающих шаров. Видимо, земноводные невиане овладели секретами шартразов и теперь пытались применить их оружие против «Бойза».

– Вот эти штучки? – спокойно поинтересовался Родебуш. – На их счет можно не беспокоиться.

Действительно, шары уничтожали все, даже воздух вокруг корабля, но защитные экраны отбрасывали их прочь, легко справляясь с нагрузкой.

– Нет. Погляди-ка вот на это, – Костиган указал на полукруглое, слабо мерцавшее строение, возвышавшееся над прочими зданиями города. – Ни такой башни, ни экрана вокруг нее не было и в помине, когда я в последний раз был здесь. Помните, Нерадо притормозил свое судно? Хотел подцепить нас на крючок – потянуть время, надеясь, что сородичи успеют подготовиться к обороне… Но, к счастью, работа еще не закончена. Если бы они успели, нам пришлось бы убираться отсюда!

Нерадо действительно поддерживал связь с родным городом и инструктировал специалистов из Храма Науки в процессе строительства оборонительных конвертеров и генераторов – такой мощи, что они могли уничтожить любое судно. Но тарг не учел единственный фактор – невероятную скорость нового суперкорабля Трипланетной Лиги.

– Пустите-ка пару торпед в эту башню, – приказал Родебуш своим стрелкам.

– Без толку, – немедленно отозвался Админгтон. – Не стоит даже пробовать – она прикрыта полициклическим экраном. Лучше попытаться пробить его энергобуром, и тогда я брошу в щель одну бомбочку… только одну, мое особое изобретение…

Главное, чтоб она долетела до воды неповрежденной, а там… там – увидите!

– Я попробую, – сказал Клив, и Родебуш одобрительно кивнул. Щелкнув клавишей внутренней связи, Кливленд приказал:

– Занять места по боевому расписанию! Атакуем!

«Бойз» изменил курс и устремился вниз, не обращая внимания на град снарядов и огненных шаров. Нападение явилось неожиданностью для защитников города; когда же они увидели похожий на спиральный вихрь энсргобур, пронзивший толщу защитного экрана, их охватила паника.

Пламенный смерч бура разорвал барьер, и в этот колодец на город упала «особая» бомба Админгтона. Она действительно была особой! Огромная, тяжелая, наполненная активированным железом, начиненная детонаторами, она представляла несомненную опасность для всей планеты. Едва коснувшись глади океана, она взорвалась.

– Готово! – крикнул Админгтон в тот момент, когда посланный им сигнал включил первый детонатор.

Вначале взрыв не выглядел особенно эффектным. Громкий низкий гул – вот все, что было слышно; следящие экраны фиксировали медленный круговорот воды, словно гигантское невидимое весло неторопливо размешивало морские волны, сбивая их в чудовищное торнадо.

Но это было только началом. Медленно, очень медленно, как показалась землянам, океанские воды разошлись, обнажая дно с остатками зданий; затем колонна из жидкости и пара поднялась высоко в небо, вращаясь с безумной скоростью. Раз за разом выраставшие до облаков водяные горы смывали все с лика планеты – растительность, почву, строения, живых существ. Невия содрогнулась.

Звездолет Трипланетия начал набирать высоту, удаляясь от груды развалин, а расходившиеся по кругу приливные волны все еще продолжали разрушать остальные города целого полушария.

– Боже! – Кливленд первым прервал затянувшееся мучительное молчание. Он облизнул губы. – Но у нас не было выхода – и это ненамного хуже того, что они сделали с Питтсбургом. Они, наверное, эвакуировали из города всех, кроме защитников…

– Может быть… Что дальше? – спросил бледный Родебуш. – Надо бы покрутиться вокруг планеты, посмотреть, нет ли у них еще…

– О, нет! Конвэй, нет! Не позволяй им! – Клио билась в настоящей истерике. – Я уйду в каюту и заползу под кровать… я буду это видеть во сне всю оставшуюся жизнь!

– Тише, Клио, тише, – Костиган привлек к себе всхлипывающую девушку и вытер ей слезы. – Конечно, мы все осмотрим, но ничего не найдем, я уверен. Одного такого сооружения должно было хватить на весь их мир.

«Бойз» снова и снова облетал планету. Никаких новых угрожающих построек – или чего-либо их напоминающего – экипаж не обнаружил. Невиане не сделали ни одной попытки напасть или вступить в контакт.

– Интересно, почему нет никакой реакции, – удивился Родебуш. – Как вы думаете – может, они ждут прибытия Нерадо?

– Скорее всего, так, – кивнул Конвэй. – И мы тоже его подождем. Сейчас нам нельзя уходить.

– Но если мы не заставим невиан пойти на переговоры… – голос Кливленда дрогнул, – что тогда?

– Мы повторим удар, – твердо сказал Костиган. – Проблема должна быть решена любой ценой, прежде чем мы покинем эту планету. Но сначала мы поговорим… Я знаю, что твое оборудование позволяет общаться с ними. В любом случае, переговоры не помешают.

* * *

Звездолет Нерадо появился через несколько дней, когда планетарный океан Невии уже успокоился. Он не пытался атаковать земной корабль, а завис в нескольких милях от «Бойза», также не начинавшего боевых действий.

Родебуш включил передатчик с наскоро собранным лингвистическим транслятором.

– Тарг Нерадо, я Родебуш, представитель Трипланетной Лиги. Какой выход из сложившейся ситуации вы хотели бы предложить?

– Я хочу говорить с вами, – голос разумной амфибии звучал громко и четко. – Вы являетесь намного более развитой формой жизни, чем я предполагал – пожалуй, вы прошли по пути эволюции не меньший путь, чем наша раса. Мне жаль, что мы не нашли времени для беседы намного раньше… Поймите, мне не у кого было просить совета, когда я впервые приблизился к вашей системе. Осмотрительность спасла бы множество жизней – и землян, и невиан… – тарг замолчал, и некоторое время из динамика доносилось только слабое потрескивание атмосферных разрядов.

Потом опять послышался монотонный холодный голос Нерадо:

– Но прошлое нельзя изменить. Как разумные существа, вы видите всю бессмысленность кровопролития, борьбы, в которой никто не сумеет победить. Конечно, вы можете уничтожить еще множество наших городов, а мне придется в отместку уничтожить столько же земных… но любое мыслящее создание понимает, что это – очевидная глупость. Родебуш прервал связь.

– Что он имеет в виду? – обратился он к Костигану. – Звучит разумно, но…

– Слишком хладнокровно, – прервал его Кливленд, – и слишком разумно, чтобы быть правдой.

– Он говорит то, что думает, – попытался убедить друзей Конвэй. – Они все такие – разумные, безэмоциональные, расчетливые. Но в серьезных делах эта раса не лжет… возможно, понятие лжи им вообще не знакомо, – Костиган потер висок и протянул руку. – Дай-ка мне микрофон, Фред, я с ним побеседую.

– Тарг Нерадо, – приветствовал он невианского командира, – это Конвэй Костиган. Познакомившись с народом Невии, я понимаю, что вы говорите правду – и говорите от лица всей планеты. Я так же буду говорить от имени Трипланетия. Наш Совет – руководящий орган Трех Планет – считает, что нет необходимости продолжать конфликт. Я сожалею о всех жертвах и хотел бы не совершать больше жестоких поступков. Вы правы: прошлое есть прошлое, и незачем его ворошить. Нашим народам есть чему поучиться друг у друга; лучше обмениваться товарами и знаниями, а не бомбами. Я предлагаю вам, тарг, дружбу Трипланетия. Согласны ли вы отключить экраны и встретиться с нами? Готовы ли заключить соглашение?

– Мои экраны уже отключены. Я иду, – кратко ответил Нерадо.

Родебуш немедленно снял защитные барьеры «Бойза», хотя его еще мучили кое-какие сомнения. Вскоре невианская шлюпка приблизилась к шлюзу земного корабля, а через час в его командной рубке компьютеры зафиксировали в своей нерушимой и вечной памяти текст первого Межпланетного Соглашения. По одну сторону просторного зала стояли трое невиан: четвероногие земноводные с коническими головами и гибкими шеями, покрытые чешуей – совершенно чудовищные создания по земным меркам; по другую напряженно застыли земляне: двуполые млекопитающие, круглоголовые, гладкокожие, с короткими шеями – словом, невероятные уроды по мнению невиан. Однако сейчас представители каждой из рас смотрели друг на друга со все возрастающим уважением. Договор был заключен.

Да, невиане уничтожили Питтсбург, но и бомба Админгтона полностью стерла с лица планеты их крупнейший город. Невианский корабль уничтожил один из флотов Трипланетия, но «Бойд» с лихвой расплатился за это поражение. Таким образом, потери в людях и материальных объектах можно было уравновесить. Солнечная система обладала богатыми запасами железа, в котором отчаянно нуждались невиане; Невия же могла поделиться с Землей другим сырьем, исключительно редким и жизненно важным для Трипланетия. Разумные амфибии хранили знания и навыки, неизвестные землянам, но не имели представления о многих примитивных и простых вещах, столь очевидных и естественных для их земных партнеров; таким образом, обмен информацией приветствовали обе стороны. И так далее, и тому подобное…

Так был подписан Трипланетно-Невианский мирный договор.

Нерадо и его помощников проводили обратно с церемонной вежливостью, приличествовавшей моменту, и «Бойз» вылетел к Земле. Он нес важную весть о том, что невианской угрозы больше не существует.

* * *

Клио, превратившаяся в закаленного космического волка и не боявшаяся ни черта, ни дьявола, ни серого монстра Роджера, пошевелила головкой, поудобнее устраиваясь на плече Костигана, и улыбнулась.

– Ты можешь говорить что угодно, Конвэй Мэрфи Костиган, но я их все-таки чуть-чуть недолюбливаю. У меня мурашки бегут по коже от одного их вида. Конечно, они действительно умные, талантливые, мудрые, но я совершенно уверена, что пройдет еще очень-очень много времени, пока действительно понравятся нам…

Она покаянно вздохнула, повернув лицо к Конвэю. Тот не ответил ничего. Он лишь нежно притянул любимую к себе, и губы их встретились…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю