332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдвард Элмер Смит » Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет) » Текст книги (страница 10)
Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет)
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 20:54

Текст книги "Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет)"


Автор книги: Эдвард Элмер Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 16 страниц)

Две трети сил Роджера были пойманы в капкан и уничтожены, но остальные корабли не собирались отступать к планетоиду. Словно стая обезумевших волков, они метались по краям конуса, атакуя его с флангов. Но теперь, после потерн невидимости, пираты стали гораздо уязвимей, и эффективность ударов Трипланетарного флота неизмеримо возросла.

Вспышки и разрывы вспарывали черную бездну космоса, страсть к уничтожению овладевала сердцами, ибо нет ничего более притягательного, чем бой – воздушный или космический, когда в руках человека сосредоточена чудовищная мощь адских машин уничтожения. Любой, испытавший это пьянящее чувство всемогущества, смешанное со страхом, отчаянием, отвагой, никогда не позабудет его; призрак страшной и покорной силы, под ударами которой сотрясалась Вселенная, будет тревожить его сны годами, десятилетиями…

Противоборствующие корабли наносили и отражались лучевые удары; мощные энергетические щиты, одинаково эффективными с обеих сторон, прикрывали их. Огромное расстояние делало бесполезными атомные торпеды – пространство было насыщено помехами, сбивавшими снаряды с курса. В одиночном бою пиратские суда намного превосходили по мощи земные дредноуты и крейсера, и вскоре это стало очень заметным. Более слабые корабли флота погибали один за другим под губительными лучами вражеских эмиттеров; пришло время использовать последний козырь – ультраволновые торпеды. Их было немного, ибо флот еще только оснащался этим новейшим оружием, но каждая из них несла гибель.

Операторы, впившись глазами в прицельные рамки, запускали их одну за другой. Не реагируя на обычные помехи, не отклонясь в сторону ни на дюйм, они летели точно в цель – смертоносные посланцы земных кораблей. Попадание – взрыв! Попадание – взрыв! Но даже гибнущие суда врага еще какое-то время продолжали посылать снаряды – они вылетали из любой достаточно крупной части. Изумлению людей не было предела, но разгадка оказалась проста – на пиратских кораблях не имелось живых существ. Экипажи роботов, управляемых с планетоида, сражались до последнего, не ведая страха смерти.

Впрочем, это было уже не важно; пиратские корабли гибли в беззвучных вспышках атомных взрывов. Видимо, Роджер понял, что битва проиграна; уцелевшие сигарообразные крейсера вдруг ринулись к вершине конуса, пытаясь протаранить самые мощные суда флота. Так погиб «Бесстрашный» и два десятка лучших кораблей; на какое-то время Трипланетарные силы остались без управления. Однако на их стороне было огромное преимущество – боевой опыт, полученный в долгих и кровавых войнах последних столетий. Вскоре новый командир возглавил земную армаду и, добив последними залпами пиратские суда, флот устремился к планетоиду. Но в тот момент, когда корабли Трипланетия приготовились к атаке, а Роджер включил на полную мощность защитные экраны, обе стороны осознали, что в космосе действует еще одна сила.

Пространство озарилось розоватым сиянием; неведомый пришелец из межзвездной бездны начал забрасывать свою чудовищную сеть. Он собирался славно поохотиться в этом далеком уголке космоса, столь богатом драгоценным металлом. И капитан чужаков был намерен заполучить сокровище любой ценой; его не пугали ни орудия Трипланетного флота, ни гибель тысяч живых существ. Главное было в другом – в этом мире никто и ничто не могло противостоять его кораблю.

Так в Солнечной системе впервые появился звездолет невиан.

Глава 10
ПОД РОЗОВЫМИ НЕБЕСАМИ

Мир Невии был родным для корабля, вторгшегося в Солнечную систему; странный и удивительный мир по земным меркам. Высоко в поднебесье плыло огромное яркое солнце, посылая пурпурные отблески на покрытую водой планету. Ни облака, ни тучки на горизонте; в хрустальном воздухе открывалась необъятная даль, и где-то далеко-далеко зеленоватый спокойный океан сливался с розовым небом. Когда же ослепительное солнце скрывалось за безбрежными водами, с другой стороны, с восхода, наплывали облачные массы, нависали над океаном, и начинался дождь, сильный и долгий. До полуночи капли его вспенивали волны, затем тучи исчезали, как будто их и не было…

Невия, единственное детище жаркого солнца, покрытая водой планета, была далека от Земли; два мира, две расы разумных разделяло много световых лет. Но огромный звездолет – тот самый, который вскоре вступит в бой с флотом Трипланетия и планетоидом Роджера – мог преодолеть это расстояние без труда. Сейчас он мчался над родной планетой, виток за витком сбрасывая скорость, и, наконец, вертикально устремился вниз – туда, где раскинулся странный город, наполовину погруженный в воду. Его строения были похожи друг на друга – шестиугольники с плоскими верхушками складывались в правильный рисунок, напоминавший пчелиные соты; каждая ячейка была отделена от остальных узкой полоской воды. Мосты, перекинутые между шестиугольными башнями, и сами здания были построены из белого сверкающего металла. Каналы, служившие улицами этого города, переполняли его обитатели, разумные амфибии, то плывущие, то медленно шествующие; повсюду мелькали небольшие подводные лодки – очевидно, аналог земных автомобилей.

Пилот, неподвижно замерший у пульта снижавшегося корабля, обозревал одним глазом окрестности сквозь иллюминатор, вторым следил за действиями помощников, третьим наблюдал за показаниями приборов.

Был еще и четвертый глаз, нацеленный на испещренную значками ленту, выползавшую из логической машины – земляне назвали бы ее компьютером. Четыре руки – гибких сильных щупальца – управляли рычажками и кнопками, мягко прикасаясь к пульту. Со слабым всплеском массивный корабль ушел в воду и, проплыв небольшое расстояние, замер перед металлической дверью ангара. Круглая диафрагма раскрылась и пропустила его внутрь.

Капитан – вернее, тарг (этот титул присваивался лишь выдающимся исследователям космоса), – расстегнул ремни, прижимавшие его крупное тело к желобу невысокой скамьи, и, отключив все приборы, направился к люку, возле которого собралась команда. Из-за толстых коротких ног его движения казались неуклюжими, но когда люк отошел в сторону и невианин шлепнулся в воду, его тело обрело гибкость и подвижность.

Будучи земноводными амфибиями, жители Невии обладали холодной кровью и с одинаковой легкостью могли дышать с помощью жабер и легких, под водой и над водой; их пастообразные ноги были способны достаточно проворно двигаться по тверди земной и позволяли развивать в воде скорость, доступную лишь немногим рыбам; их обтекаемые тела уменьшали сопротивление воды, а хвосты отлично справлялись с ролью руля.

Помогая себе хвостом, тарг плыл в глубокой прохладной воде. Через большую арку, прорезанную в стене ангара, он попал на широкое подводное шоссе, переполненное субмаринами; затем, совершив еще один поворот, добрался до пологого ската – основания башни. Вскоре лифт вознес его на вершину шестигранника – прямо в личные апартаменты весьма высокопоставленного существа, чью должность можно было обозначить так: министр коммерции и торговли Невии – или харод.

– Добро пожаловать, тарг Нерадо, – «министр» сделал приветственный знак щупальцем, в то время как вошедший доковылял до низкой мягкой скамьи и с удобством развалился на ней. Мебель в большом зале полностью соответствовала требованиям его обитателей: серебристые низенькие скамьи – желоба на шести ножках стояли по периметру у стен, их чуть приподнятые изголовья переливались узорами, сиявшими серебром в струившемся из шестиугольных окон свете. Рядом со скамьей достопочтенного харода располагалась странная конструкция, отдаленно напоминавшая стол с зеленоватой крышкой.

– Поздравляю с удачным завершением вашего последнего путешествия, – все четыре глаза харода смотрели прямо на Нерадо, что являлось признаком несомненного почтения. – Мы получали ваши доклады, мой тарг, несмотря на гигантскую скорость полета. Итак, закончив испытания корабля, готовы ли вы к новому странствию?

– Да! – уверенно ответил тарг, взволнованно помахивая хвостом. – Звездолет оборудован великолепно, команда – лучшие из лучших. Мы рассчитали координаты ряда звезд, богатых железом, но вот его запасов, необходимых для длительного полета, маловато. Правительство не в силах снабдить нас топливом, и вся надежда на вас. Сколько вы сумели купить?

– Десять румов…

– Десять румов! Оставленный нами залог не стоит и двух!

– Конечно, но ведь у вас есть друзья. Многие верят в ваше дело и отдали все свои сбережения… Подумайте, мой тарг, почему бы простым жителям планеты не помочь такому перспективному начинанию?

– Это чудесно! Я даже не знаю, как вас благодарить! Десять румов, – огромные треугольные глаза Нерадо налились фиолетовым. – Через год полета мы все вернем… Однако, – тарг взмахнул хвостом, – вдруг мы потерпим неудачу?

– В таком случае вы будете должны нам десять румов бесценного металла, – харод был абсолютно спокоен. – Кстати, так полагают многие в правительстве: они не против самой идеи поисков железа на других планетах, но не желают даром терять свои румы.

– Действительно, потеря велика, – сказал невианский Колумб, его глаза потускнели, а хвост обвис. – В конце концов, я могу ошибаться…

– Скорее всего, так, – последовал нерадостный ответ. – Как показывают астрономические исследования, в ближайшем к нам районе галактики не существует планетных систем, пригодных для наших целей. Здесь, похоже, Невия – единственная населенная планета, а мы – единственная разумная раса. И существует всего один шанс на миллиард, что вы обнаружите богатый железом мир, который можно будет эксплуатировать. Намного вероятнее встретиться с небольшим космическим телом, содержащим железо – настолько небольшим, что вы сумеете его захватить. Так что мы, пожертвовавшие на этот полет свои запасы, не слишком рассчитываем на компенсацию…

Вызвав охрану, харод отправил маленький контейнер с бесценным веществом на корабль. Перед тем, как расстаться, друзья в последний раз потерлись шеями, желая Друг другу удачи.

– Я буду постоянно информировать вас, – заверил «министра» Нерадо. – Я понимаю свою ответственность – десять румов железа – слишком серьезная потеря для планеты. Но если мы найдем сокровище, проследите, достопочтенный, чтобы второй корабль выслали немедля!

– Об этом не беспокойтесь! Если вы найдете железо, космос наполнится кораблями, спешащими к вам! Прощайте!

Вскоре Нерадо поднял в небо свой звездолет. Все выше и выше, за пределы атмосферы, стремился его корабль; вперед и вперед, сквозь холод и мрак космического пространства: все дальше и дальше – пока теплый голубой шар Невии не остался далеко позади, превратившись в маленькую голубовато – белую звездочку. Вскоре двигатели были отключены, чтобы не тратить драгоценное активированное железо, чей распад и давал необходимую для полета энергию. Затем начались долгие странствия в беспредельной пустоте космоса.

Прошло время – довольно значительное и по меркам Невии, и с точки зрения Земли – и, наконец, тарг обнаружил звезду G-ти-иа, окруженную девятью планетами, вокруг которых вращались спутники. Изумленный Нерадо созвал всю команду к экранам, чтобы каждый убедился в существовании этого великого множества планет, и только тогда сам поверил своим глазам.

Сбросив ускорение и включив ультраволновые локаторы, невианский корабль проник в пространство Солнечной системы. Вскоре системы поиска обнаружили субстанцию, которая состояла практически из чистого железа. Да, это было железо – невероятное количество железа, дрейфующего в космосе! Не дожидаясь окончательного анализа структуры и внешнего вида объекта, не слишком интересуясь происхождением сокровища, Нерадо велел включить деструкциопное поле, способное разрушить связи между атомами и превратить драгоценный элемент в тягучую красноватую субстанцию, которая начала заполнять грузовые трюмы его корабля.

Как только контейнеры поглотили первую порцию аллотронного железа, круглые экраны поисковых радаров заискрились так, что едва не ослепили наблюдателей. Неподалеку находилось огромное скопление металла в виде мелких объектов, а рядом с ними – гигантское сферическое образование; чуть в стороне в пространстве двигался еще один небольшой сгусток железа.

– Мы нашли его! Металл отличного качества – огромные залежи в космосе! Немедленно высылайте в горой корабль! – передавал дрожащий от возбуждения Нерадо, сверкая фиолетовыми глазами.

Как только сеанс связи был окончен, тарга позвали к одному из экранов.

– Я обследовал ближайший сгусток металла, самый маленький, – взволнованно доложил наблюдатель. – Это искусственное тело; вероятно – небольшой космический аппарат, и в нем – три живых существа! Совершенно отвратительного вида, но, очевидно, разумные, иначе они не могли бы перемещаться в пространстве и управлять этим механизмом.

– Невероятно! – воскликнул глава невианских исследователей. – Впрочем, почему бы и нет? – добавил он потише, а потом чуть слышно прошептал:

– Но нам так нужно железо… Доставьте их сюда, – велел он наконец, – ив свободное время мы изучим представителей этой примитивной расы и их механизм, – с этими словами Нерадо направил следящий луч на космическую шлюпку и внимательно оглядел мисс Клио Марсден и офицеров Трипланетарного Флота.

– Они явно разумны, – заключил он, обнаружив и заглушив ультраволновое сообщение Костигана, – но не настолько, чтобы это вызывало опасения. – Более детально обследовав суденышко и его обитателей, он продолжал:

– У них невероятные запасы железа, которое используется совершенно варварски – только как строительный материал. Очевидно, у них есть какие – то зачатки знаний об атомной энергии и ультраволнах, но они даже не в силах нейтрализовать создаваемые мной слабые помехи. Пожалуй, они стоят выше по развитию, чем шартразы, рыбообразные наших океанов, но с нами их сравнивать нельзя. – Он поднял голову на длинной гибкой шее и оглядел свой экипаж:

– Я чувствую большое облегчение… я боялся, что поспешными действиями нанес вред представителям высокоразвитой расы.

Беспомощное суденышко, подтянули в огромному невианскому кораблю. Мощные энергегнческие ножи взрезали корпус в течение нескольких секунд, и три облаченные в скафандры фигуры – конечно, обезоруженные. – были доставлены в лабораторию. Тщательно изучив состав воздуха в скафандрах и установив его сходство с невианским, земноводные специалисты удалили защитные покровы с пленников.

* * *

Костиган уже мог немного шевелиться – паралич постепенно проходил. Он задержал дыхание, но тут же понял, что предосторожность была напрасной. Их чудовищные на вид похитители не собирались травить пленников; воздух, чуть более влажный, чем на Земле, был насыщен странными запахами, но годился для дыхания. Несмотря на то, что корабль неподвижно висел в пространстве, гравитация, почти не отличавшаяся от земной, давала приятное ощущение собственного веса. Удалив эмитгеры и все предметы, которые, по невианским меркам, могли служить орудиями убийства, пришельцы выключили паразующее поле. Земная одежда их чрезвычайно удивила, но при попытке снять ее земляне начали выражать неудовольствие столь бурно, что земноводные исследователи не решились настаивать, решив пока ограничиться визуальным изучением своей добычи.

Так впервые представители двух безмерно удаленных солнечных систем увидели друг друга. Невиане разглядывали людей со смешанным чувством любопытства и отвращения, а трое землян смотрели на их неподвижные невыразительные «лица» – или, скорее, конусовидные звериные морды – с ужасом и омерзением. И на первый, и на второй взгляд невиане выглядели чудовищно. Даже сейчас очень немногие из землян способны смотреть на жителя Невии, не испытывая чувства пустоты в желудке и позывов к тошноте. Марсиане, с их грубой морщинистой кожей и обликом надутых гномов, достаточно отличаются от людей, но облик их давно стал привычным. Узкоглазые, безволосые и бесцветные венериане еще менее приятны на вид, однако обе эти расы являются отдаленными родичами землян, и люди превосходно общаются с ними, посещая Марс и Венеру. Но невиане…

Горизонтальное туловище, плоское, похожее на черепашье, поддерживалось четырьмя короткими толстыми ногами с плоскими широкими ступнями; четырехлопастный забавный хвост стоял торчком, как у гончего пса. Все это казалось довольно необычным, но не вызывало отвращения. Можно было снести даже вид шеи – длинной, постоянно изгибающейся и покрытой кожистыми складками и морщинами – причем невиане очень тщательно подбирают их рисунок, зависящий от настроения. Даже их запах – запах протухшей рыбы, от которого начинает болеть голова, – можно перетерпеть и даже привыкнуть к нему, особенно если невианин пользуется креозотом – этот чисто земной химикат превратился впоследствии в любимые невианские духи.

Но голова! Именно она делала инопланетян столь омерзительными в глазах людей, ибо ничего подобного им не встречалось за всю земную историю. Сейчас даже дети знают, что костный конус головы невианина покрыт чешуей и буквально насажен основанием на шею. На середине этого конуса, на равном расстоянии друг от друга, расположены четыре зеленоватых глаза. Зрачки их могут сокращаться и расширяться, как у кошек, что обеспечивает хороший обзор независимо от интенсивности светового потока; невиане превосходно видят и в яркий полдень, и в почти полной темноте.

Сразу под глазами начинаются «руки» – длинные бескостные гибкие щупальца, оканчивающиеся восемью небольшими, но очень сильными отростками – «пальцами». Под каждой из рук расположен рот – крошечное отверстие, с помощью которого невиане могут издавать звуки. Наконец, под нависающим краем конуса расположены нежные хрупкие органы, играющие роль легких или жабер. Обозревая физиономии друг друга, невиане замечают любое изменение мимики и считают свои глаза весьма выразительными, хотя человек способен различить только их цвет – признак эмоций, по сравнению с которыми темперамент любого меланхолика может считаться просто бешеным.

Итак, подобные чудовища предстали перед глазами наших героев. У землян хозяева вызвали отвращение; им столь же мерзкими показались гости; неприязнь была взаимной. Хотя певиане – чрезвычайно разумная раса, изящные формы человеческих тел показались им квинтэссенцией уродства и нелепости.

– Мой" бог! Конвэй, милый! – воскликнула Клио, теснее прижимаясь к обнимавшему ее Костигану. – Что за чудища! И они молчат – никто не произнес ни звука! Как же они общаются?

В то же самое время Нерадо беседовал с коллегами.

– Какие забавные, бесформенные создания! Действительно низшая форма жизни, даже если у них и имеется какой – то интеллект. Они не говорят и даже не подают вида, что слышат нас. Как вы полагаете, может быть, они общаются с помощью глаз? Какой из их странных органов способен воспроизводить звуки?

Ни одна из сторон не понимала, что и каким образом говорит другая. Невиане общались на ультрачастотах, и даже самые низкие звуки их речи выходили далеко за те пределы, которые доступны человеческому слуху. Наиболее высокие ноты, которые способен взять землянин, для них невероятно низки и потому не слышимы.

– У нас еще много дел, – произнес наконец Нерадо, отворачиваясь от пленников. – Необходимо продолжить изучение этой звездной системы и взять полный груз железа, которого здесь так много. Нашими странными гостями мы займемся позже.

– Что же с ними делать? – спросил один из его помощников. – Запереть в какой-нибудь секции трюма?

– О, нет! Ни в коем случае! Их надо хорошо содержать, чтобы доставить в Храм Науки Невии живыми и здоровыми. Представьте, какое поднимется волнение, когда мы привезем их – живое доказательство того, что и другие светила имеют планеты, и что эти миры способны поддерживать органическую – и даже полуразумную – жизнь! – тарг на мгновение задумался, потом приказал:

– Поместите их в три сообщающиеся каюты в четвертом секторе – им явно необходимы свет и простор. Наружный выход закрыть, внутренние двери пусть останутся открытыми, чтобы они могли общаться или уединяться, как им захочется. – Нерадо окинул пленников задумчивым взглядом нижней пары глаз и заметил:

– Похоже, что самая маленькая особь – самка… видимо, пара этого крупного существа, к которому она прижимается… Однако, мы слишком мало знаем об их физиологии и обычаях, так что предоставим им максимальную свободу – насколько это совместимо с нашей безопасностью. – И он отвернулся к приборам. Три члены команды приблизились к пленникам. Один из них заковылял по коридору, показывая недвусмысленными жестами щупальцев, что людям надо следовать за ним. Все трое послушно пошли следом; пара невиан замыкала процессию.

– Сейчас самый подходящий момент, – шепнул Костиган, когда они миновали низкий дверной проемом и вошли в протяженную и узкую секцию, тянувшуюся по оси судна. – Присмотри за этим парнем впереди, Клио, и попытайся задержать его. Брэдли, мы займемся теми, кто сзади. Начали!

Конвэй оступился и, резко откатившись в сторону, схватил похожее па резиновый шланг щупальце. В следующий миг он пригнул массивную голову инопланетянина к полу, и его тяжелый башмак с силой врезался в сочленение между телом и шеей. Невианин упал, а нападавший бросился на ковыляющее впереди чудище. Но он не достиг цели, рухнув под лучом парализатора. Возглавлявший процессию страж был наготове и действовал он очень быстро – достаточно быстро, чтобы остановить стремительную атаку Костигана. Появилось еще несколько невиан; и пока сраженное Конвэем существо билось на полу, колотя в него ногами и хлеща щупальцами, людей аккуратно подхватили на руки и отнесли в отведенные им апартаменты. Только после того, как пленников уложили на низкие скамьи в центральной каюте и тяжелые двери захлопнулись, паралич был снят.

– Что ж, этот раунд мы проиграли, – безрадостно подвел итоги Костиган. – Похоже, эти ребята не любят, когда их бьют – судя по тому, как задергался первый, которого я сшиб… – он вытер пот со лба и добавил:

– Но существа они на редкость миролюбивые. Я думал, меня сунут в реактор после такой выходки…

– Мне кажется, они просто не хотят нас калечить. Они собираются взять нас в свой мир – как забавные экспонаты или диких зверей, – решила Клио. – Конечно, выглядят они отвратительно, но я предпочла бы их Роджеру с его компанией роботов… – добавила она, помолчав.

– Полагаю, вы правы, мисс Марсден, – поддержал девушку Брэдли. – Именно так! Но я чувствую себя как медведь в клетке. Интересно, какие у нас шансы удрать из этого зоопарка?

– У таких зверюшек, как мы, шансы весьма велики, – заявила Клио, тряхнув головкой. – Вы с Конвэем сумели выбраться даже из застенков Роджера! Неужели двое таких сильных мужчин найдут выхода отсюда? Конечно, эти черепахи могут считать нас глупыми животными, но когда до них доберется Трипланетарный Патруль, они изменят свое мнение!

– Браво, малышка! – воскликнул повеселевший Костиган. – Женщины всегда вдохновляют нас на великие дела! Я не сумел бы обозначить ситуацию столь решительно и кратко! Но эти четырехногие уродцы обладают оружием посерьезнее, чем у Роджера… правда, и нам есть чем ответить.

– Что вы имеете ввиду? – спросил Брэдли, приподняв кустистые брови.

– Новый корабль. Наши инженеры давно работают над ним. и это судно сможет развивать скорость, во много раз превышающую скорость света. Он облетит всю Галактику за месяц! Новый двигатель, новое вооружение, новые средства связи, локаторы… все, все новое! Единственный недостаток – генераторы еще слишком ненадежны. Они уже раз пять взрывались и, насколько я знаю, погибло двадцать девять человек. Но когда его доведут до ума – это будет печально!

С этими словами Конвэй шагнул к стене, на которой поблескивал круглый экран с рядом клавиш внизу. После недолгих экспериментов ему удалось включить внешний обзор, и пленники увидели, как боевой конус трипланетарного флота атакует базу Роджера. Они наблюдали битву от ее победного начала до страшного конца, когда в сражение вмешались невиане.

* * *

Их пленители тоже с напряженным интересом следили за схваткой в космосе, не забывая, однако, и о своих интересах.

– Поразительно, как схожи войны во всех нецивилизованных обществах, – философски заметил Нерадо. – Подумать только, еще недавно наши города тоже бились друг с другом за власть над свободными водами, и даже не брезговали заключать союзы с недоразвитыми шартразами!

Он замолк и несколько мгновений наблюдал жестокую схватку космических флотов. Бой подходил к концу; боевой конус, развернувшись, устремился к планетоиду.

– Уничтожение, постоянно уничтожение, – пробормотал тарг, протягивая щупальца к переключателям на пульте. – Что ж, если они так старательно уничтожают друг друга, ничто не сдерживает нас от уничтожения их всех вместе взятых. Тем более, что необходимо железо.

Один из членов команды издал высокий вибрирующий звук, свидетельствующий о недовольстве. Он вытянул длинную шею и разразился речью, пытаясь доказать коллегам жестокость намерений тарга. Его протест, однако, был отклонен большинством голосов.

Нерадо включил генераторы поля деструкции. Несмотря на огромные размеры розового облака, оно не смогло покрыть весь флот, однако половина конуса начала быстро таять, превращаясь в поток распыленного на атомы железа. Мгновенно прекратив атаку на планетоид, трипланетные корабли перестроились, направив огонь орудий на пришельца, смутной тенью маячившего в ультраволновых локаторах. Они не были одиноки в своей попытке уничтожить эту третью силу.

* * *

Сразу после побега пленников Гарлейн понял, что происходит нечто непостижимое. Его ультраволновые каналы были перекрыты, и какое – то время он не мог использовать свое оружие ни против трех беглецов, ни против Трипланетарного Флота. Что же все это могло значить? Какая сила препятствовала его действиям?

Его уверенность в том, что эта троица относилась к человеческой расе не больше, нежели он сам, возросла и окрепла. Но кто же ими управлял? Очевидно, не тайный враг из числа эддорианин; непостижимо, чтобы в секрете от остальных была создана столь совершенная техника. Сама атмосфера Эддора, ментальные особенности его обитателей не позволили бы этого скрыть… Следовательно, существовало только одно разумное объяснение: где – то таится раса столь же древняя и могущественная, как сами эддориане.

Эти пришельцы в окруженном розовым сиянием корабле обладали механизмами, создать которые мог только Эддор; весьма вероятно, они могли управлять и ментальными силами. И они не случайно оказались в данной точке пространства – времени! Нет, не случайно! Они наблюдали за событиями с самого начала, управляя тремя пленниками – этими офицерами и женщиной. Данная версия подтверждалась тем, что чужаки атаковали трипланетарный флот, уничтожив тысячи людей, однако шлюпка с беглецами была со всей осторожностью подобрана их кораблем.

Так размышлял серый Роджер, земная ипостась Гарлейна Эддорского, делая из верных посылок совершенно не правильные выводы. Но в одном он не ошибался, предчувствуя, что следующей мишенью атаки пришельцев будет планетоид.

Что ж, на время он соединит свои усилия с мощью флота Трех Планет – и будет пользоваться тем же оружием, что и его недавние противники… А потом нанесет настоящий удар! Роджер отдал распоряжения роботам и рабам и принялся терпеливо ждать.

Итак, впервые за всю историю Трипланетия силы закона и порядка объединились с силами разбоя и беззакония против общего врага. Флот обрушил на него лучевые удары, потоки разрушительной энергии, снаряды и торпеды, и планетоид Роджера поддержал эту отчаянную атаку, ударив из всех батареи. Напрасные старания! Лучевое оружие не могло пробить защитный экран пришельца, атомные торпеды и снаряды исчезали в розовом облаке, окутывавшем огромный звездолет. Красноватая вуаль один за другим накрывала крейсера и дредноуты, они взрывались, превращаясь в аморфную массу металла, и непрерывным потоком текли, текли, текли в бездонные контейнеры невиан.

Когда последний из кораблей Трипланетного флота растаял в розовом тумане, и драгоценное железо заполнило трюм корабля Нерадо, его внимание переместилось на планетоид Роджера. Это сооружение, созданное под руководством самого Гарлейна, являлось мощнейшим орудием войны, намного превосходившим боевые корабли землян. Планетоид обладал мощностью, энергией и оружием, достаточными для отражения любой атаки, которую только мог измыслить эддорианин. Энергетический барьер, свойства которого так поразили Костигана, надежно прикрывал всю конструкцию; экран, гораздо более эффективный, нежели созданные до сих пор на Земле.

Мощный деструкционный луч невиан ударил в этот щит – и отразился; розовое облако бессильно растекалось вокруг невидимой границы, не достигая поверхности планетоида. Пораженный Нерадо удвоил, а затем учетверил мощность луча; красноватый туман вспыхнул, выпуская жадные языки пламени, тянувшиеся к гигантскому шару, однако барьер устоял. Пока устоял – ибо не существует силы, которую не могла бы сломить еще большая сила.

Серый Роджер неподвижно сидел за столом в своем кабинете – том самом, где побывали трое землян. Крышка стола сейчас была откинута, обнажая панель управления, заполненную приборами и экранами. Спокойно и холодно, без признаков усталости или волнения, серый нечеловек следил за развитием событий. Планетоид мог продержаться еще долго, но интуиция не обманывала Роджера – щит не устоит. И что же тогда? Истинную сущность Роджера – Гарлейна было невозможно уничтожить физическим воздействием, но если в игру вступят ментальные силы… Сейчас он решал только один вопрос – стоит ли ему оставаться с планетоидом до конца или немедленно перенестись на Эддор без каких – либо доказательств случившегося.

Нет! Слишком многое осталось неясным здесь, чтобы он. Гарлейн Эддорский, бежал, не разобравшись в ситуации! И был посрамлен в глазах Внутреннего Круга! Любое сообщение, основанное на имевшихся у него данных, не было бы ни полным, ни исчерпывающим, и Гарлейн знал, что подозрения и домыслы не заменят тщательного анализа. Самым важным фактом являлось существование как минимум одного существа с разумом столь же мощным, как и его собственный. А если есть один, значит, может существовать и целая раса! Мысль эта была весьма тревожной, однако ею не стоило пренебрегать. А так как мощь разума является производной времени, то гипотетическая раса, вероятно, не уступала по древности эддорианской. Значит, сведения, которыми располагал на сей счет Эддор, были неполны или ошибочны.

Но почему? Единственной причиной того, что одна из столь могучих рас ничего не знает о другой, могло быть только непосредственное вмешательство конкурента. К подобному заключению – вполне правильному – и пришел Гарлейн. Однако, будучи эддорианином, он мог сделать более определенные выводы. Тот факт, что его наследственная память оказалась подавленной, не относился к числу предположений; он знал это совершенно точно! Он знал, что его разум содержит всю информацию, вплоть до полученной когда-то его отдаленнейшими предками; и если контакт имел место, то некие следы должны сохраниться – как бы тщательно их ни стирали.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю