332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дженнифер Л. Арментроут » Противостояние (ЛП) » Текст книги (страница 17)
Противостояние (ЛП)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:16

Текст книги "Противостояние (ЛП)"


Автор книги: Дженнифер Л. Арментроут






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц)

Я поддерживал Кэт, не желая, чтобы она не попала в эпицентр всего плохого, что собиралось произойти, но я не единственный волновался о том, как выбраться отсюда.

Итан развернулся, и ублюдок побежал.

КЭТИМеня переполняли эмоции. Я была подобна смерчу, уничтожая все вокруг. Мой здравый смысл был перегружен, и я была просто ошеломлена тем, что произошло, до сих пор происходило.

Военные ворвались в дом через окно.

Моя мама была мертва.

Весь мир был перевернут с ног на голову. Все из-за мести. Только из-за нее.

Остальное не имело значения. Только одержимость местью изменила целый мир – мой мир. В этом не было никакого смысла. Ничего стоящего. Когда Итан собирался бежать, я не переставала думать этом. Я не колебалась, когда достигла его и потянулась за пистолетом – модифицированное оружие. Все произошло очень быстро. Я прицелилась, когда военные закричали на Итана.

Он был около раковины и собирался выпрыгнуть из окна как Гудини, и я знала, что если мы сейчас его упустим, то больше никогда не найдем. Мы начнем все сначала, а он никогда не заплатит за то, что сделал.

Я прицелилась ему в голову и нажала на спусковой крючок.

Все это произошло в течение одной или двух секунд, месяцев и лет, один стук сердца – чтобы приблизиться к завершению.

Итан упал лицом вниз на кухонный пол.

Конец.

Он мертв.

Одно движение пальца – и все закончилось для него за короткий промежуток времени. То, что случилось с моей мамой, было дольше, было больнее. Итану повезло, подумала я про себя. Секунду назад он стоял здесь, а в следующее мгновение уже был мертвым.

Моя рука дрогнула, когда я опустила пистолет, и я смутно осознала, что Деймон странно смотрит на меня, а военные повернулись в мою сторону, их лица были скрыты масками, но я могла чувствовать их взгляды.

Итан был мертв.

Он умер не как обычный Лаксен. Перед этим не было никакого светового шоу.

Какая ирония, он умер, как и люди, которых он ненавидел – как люди, частью которых он являлся, как же все было запутано? Его мать была гибридом, наполовину человеком.

Ненавидел ли он себе также? Почему я думала об этом? Потому что мне было все равно.

Я попыталась вздохнуть, но не смогла, я почувствовала холод, а потом жар, сильный жар. Один из военных подошел к нам, его рука в перчатке сдвинула маску. То, что он сказал, было похоже на выброс тока:

– Они здесь.

Сначала я подумала, что он имел в виду Аэрумов, но импульсы света, внезапно вспыхнувшие за окном, подсказали мне, что это не они.

– Идем! Идем! – приказал парень из спецназа.

Пятеро военных вышли путем, через который они пришли: через окно. Не говоря ни слова, я хотела указать им на дверь, но ко мне потянулся Деймон, собираясь забрать пистолет, который я держала.

Я отскочила от него, сжимая оружие.

– Кэт...

Мой взгляд прошелся от Итана к мертвому Лаксену, который ассимилировал мою маму, и я стояла там, внутри меня зарождался крик боли. Не взирая на дневное время, были видны вспышки света. Деймон выругался и проследил за своей сестрой, я приняла решение за него.

– Это не конец, – сказала я ему голосом, который звучал очень высоко.

Он шагнул ко мне, его подбородок опустился, а взгляд встретился с моим. – Это конец, Кэт. Для нас.

– Нет.

Еще не все закончено. Во мне было очень много сил, безрассудное количество энергии и злости, и множество других эмоций. – Нет.

– Кэт...

Я развернулась и выбежала из кухни, в сторону входной двери. Деймон последовал за мной, когда я открыла дверь.

Хаос.

Сотни Лаксенов выходили из-за толстых деревьев, окружающих наши дома, и, по крайней мере, с ними было три Истока. Я не смогла увидеть Ди или Арчера, но я увидела тела Лаксенов и людей, лежащие на земле.

По двору туда-сюда метались лучи ИЭС и Источников. Лаксенов было больше чем людей, и они все были в своей истинной форме, от них исходил яркий свет как от солнца, которое над нашими головами пробивалось из-за облаков.

Это была сцена полномасштабной войны, так, прямо как было в Вегасе. Деревья, которые были поближе к дворам, были опалены, горели некоторые голые ветки, в воздухе клубился черный дым. Характерный горелый запах витал в воздухе, заставив мой желудок оцепенеть.

Лаксены бросили винты в человека в черном, будто они просто один за другим бросали мячи. Один ударил в человека в грудь прямо на землю возле крыльца, завертев его. ИЭС пушка упала на землю и выстрелила, отправляя смертельный выстрел в нашем направлении.

Деймон оттолкнул меня в сторону, когда луч ИЭС попал во вторую дверь из стекла позади нас, разбив ее вдребезги.

Боковым зрением я увидела, как Арчер помчался по подъездной дорожке, стреляя из пистолета, из такого же я убила Итана. Он попал в Лаксена, продолжая стрелять как реально плохой мафиози. Лаксен упал ... затем второй, третий. Их тела сверкали пока они падали на землю, свет исчезал, превращаюсь в подобие человеческой оболочки.

А потом я увидела, как Ди пряталась за маминой машиной. Каждые несколько секунд она поднималась и выстреливала из Источника в Лаксенов.

Деймон обогнул вокруг меня, когда Исток помчался к крыльцу, возвышаясь, белый свет окутал его руку в тревожном знаке. Деймон перепрыгнул через перила, перехватывая Истока, пока тот не успел выстрелить.

Черт, он был похож на ниндзя, абсолютный бандит.

Я не могла просто стоять здесь и бездействовать, я прицелилась, и начала стрелять из пистолета по Лаксенам пока не закончились патроны. Я попала в двух, может, трех. Эти выстрелы не были смертельны, но Арчер добил их с помощью Источника.

Я поспешила по ступенькам, отбросив в сторону пистолет, когда Исток направился туда, где Деймон один на один бился с одним из Лаксенов. Деймон сидел на придурке, он занес руку, прежде чем успел нанести удар.

У меня сердце опустилось, когда вспышка света беловато-красного цвета выстрелила с другой стороны, со стороны дома Деймона. Я выкрикнула его имя, но было уже слишком поздно. Поток энергии врезался ему в плечо, отбросив его на спину. Лицо Деймона скривилось от боли, и он схватился за руку, проклятья были готовы сорваться с его губ.

Затем он превратился в свою истинную форму и подскочил на ноги, от него исходили белые с ярко красным полосы. Он намеревался включить совсем другой уровень крутизны, но какое-то темное и плохое предчувствие продолжало меня мучить.

Мой взгляд упал на Истока в соседнем дворе. По коже прошел электрический заряд.

От ярости у меня плавилась каждая клеточка, смешиваясь с гневом и болью, что уже были внутри. Вся эта смесь нарастала во мне словно ударная волна, вырываясь из меня мощным потоком.

Машина мамы загремела, из-за чего Ди отпрыгнула назад. Ее широко раскрытые глаза скользнули в мою сторону, а ее черные кудри взмыли вокруг головы. Она что-то сказала, но все ее слова были отброшены.

Сила вырвалась ураганным ветром. Она врезалась в Эксплорер, поставив его на два колеса, а потом и вовсе перевернув машину. Она покатилась в сторону Истока, который развернулся и побежал.

Беги.

Мой мозг отключился, а ботинки зарылись в землю, когда я оттолкнулась и понеслась следом за ним. Я услышала, как кто-то прокричал мое имя, но я не могла остановиться и не могла послушаться. Я набирала скорость, мощь и энергия прокатили по мне.

Я достигла опушки леса, и вновь услышала, как в голове выкрикивается мое имя, но я не остановилась. Я продолжала бежать, набирая скорость. Мое сердце стучало, словно отбойный молоток о бетон, пульс бешено колотился, словно крылья пойманной птицы.

Тепло пробежало по моей коже, волосы развевались позади меня. Ветки деревьев царапали, цепляясь за одежду, хлестая по щекам и рукам как тонкие плети. Но это не остановило меня. Я перепрыгнула через камни и упавшие стволы деревьев, мои мускулы закричали от напряжения, когда я начала гнаться все быстрее и быстрее.

Я гналась за Истоком, который был в ярде (0,914 м) или двух впереди меня от леса, метавшись между деревьями и огромными камнями. Подсознательно я задавалась вопросом о неистовой энергии, бушующей во мне и достаточном количестве проб, которые могли уверить, что я не самоликвидируюсь как некоторые гибриды, как Карисса.

А что если они недостаточно меня протестировали, и вот, вот так протекает самоликвидация? Я горела изнутри, меня переполняла убийственная ярость и отчаяние, и горе, которые были настолько глубоко внутри, словно бесконечная жажда причинять боль.

И я поверить не могла, что мое сердце так сильно колотится и продолжает ускоряться.

Кэт!

Я снова услышала его голос, но я сфокусировалась на Истоке, на необходимости отыграться на нем по полной, покончить со всем этим, не дав при этом ни одному из них улизнуть.

Я не знала, как далеко убежала, но деревья начали становиться тоньше, когда Исток посмотрел через плечо. Что-то в выражении его лица заставило меня совсем немного замедлить бег.

Но было уже слишком поздно.

Впереди я могла видеть базу скал Сенека, их кварцитовые отблески сияли на солнце, возвышаясь так высоко, что я могла их увидеть, их кончики как острые стрелы уходили в небо, и я поняла, что убежала очень далеко. Исток избавился от деревьев на его пути и я была всего лишь в нескольких секундах позади него, расчищая лес, когда я остановилась, или постаралась сделать это. Заскользив по земле, я взбила траву и рыхлую почву, посмотрев на крыши домов, которые возвышались на безе скал, и потом мои глаза наткнулись на группу людей передо мной, бешено скользя по ним.

Сотни, если не тысячи, и это были ненастоящие люди. Нет. Это были Лаксены.

Может, даже несколько Истоков. Не важно. У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда ужасающее осознание настигло меня.

– Вот дерьмо, – задыхаясь, произнесла я.

Один из Лаксенов, женщина, улыбнулся, когда я начала отступать, сдерживая нарастающую панику. Дура. Дура. Дура. Я была невероятно глупой, безрассудной и круглой дурой.

Я прибежала прямо в поселение Лаксенов.

У меня даже секунды не было, чтобы рвать отсюда когти. Вспышка красноватого света на секунду меня ослепила, а затем плечо заныло от жгучей боли. От силы удара я упала. Ноги подкосились, и перед глазами раскинулось голубое небо.

О, Боже.

Но я так и не упала на землю.

Меня охватил жар. Сильные руки окружили меня. Я на секунду зависла в воздухе, не коснувшись земли, а затем меня прижал к себе Деймон, который стоял перед поселением в своей истинной форме.

Он заграждал меня от своего же вида.

Один за другим они начали принимать истинную форму, светясь, словно елочная гирлянда. Их была так много, слишком много. Мы не сможем победить их всех. Мы не сможем от них сбежать. И все это моя ошибка.

Прости, сказала я Деймону. Единственное о чем я могла думать, так это что, возможно, один из нас сможет убежать, если другой отвлечет на себя внимание. Он не заслужил такого. Плечо болело и, вероятно, дымилось, я начала отходить от него. Прости.

Деймон сжал меня крепче, и я не смогла далеко от него отойти. Нет. Его голос раздался в моей голове. Даже не думай. Если уж так сложилось, мы встретим проблему вместе. Его свет немного рассеялся, и появились очертания того, в которого я влюбилась с первого взгляда. Непослушные темные волнистые волосы, большие скулы и ярко изумрудного цвета глаза.

– Вместе, – повторил он вслух.

У меня перехватило дыхание, и электрический заряд образовался вокруг нас. Мое тело задрожало от неиспользованной энергии и осознания, что нам не сбежать.

– Вместе, – прошептала я.

Деймон наклонил голову, прижавшись своими губами к моим, когда от внезапно приближающегося шума кровь застыла в жилах. Я боялась, что это было то самое – конец.

Огромные массивные дубы и сосны вокруг нас затряслись, ветки затрещали, и птицы – сотни птиц – взлетели, захлопав крыльям, когда они закружились над домами поселения, резко повернув головы в сторону, откуда мы пришли.

Какого ...?

И тут произошло самое странное. Тучи, густые и невероятно темные, практически черные, обрушились с неба на скалы Сенека, и они очень быстро продолжали падать на землю.

За одним исключением, это не были тучи.

– Боже мой, – прошептала я.

Деймон потянул нас назад, подальше от Лаксенов, когда они начали превращаться в свои истинные формы и обратно.

Кто-то, должно быть, Лаксен, который жил на Земле или же Исток, закричал:

– Аэрумы!

Глава 24

КЭТИ

Большинство Аэрумов врезалось в землю, их очертания стали проясняться, тела начали возвышаться над домами как масляные тени, а затем они были повсюду как черный снег. Взрыв арктического воздуха ударил нам в спину.

Мы повернулись, их стало намного больше, они прыгали по деревьям, стремясь вперед, чудом не задев нас, они приземлились на землю как армия муравьев.

– Они здесь, – сказал Деймон. – Он здесь.

О, Боже, они все здесь. Аэрумы были повсюду.

Смотрелось так, словно сотня шаров для боулинга сбивала тысячи кеглей. Аэрумы, что уже приземлились, бросились на впереди стоящих Лаксенов, было такое ощущение, что Аэрумы проглатывали своих врагов целиком, как только приближались к ним.

Падая с неба, они врезались в Лаксенов, подбрасывая тех в воздух, а там их схватили другие Аэрумы, которые были чем-то массивным, но не до конца.

Я отступила назад, когда Лаксен пролетел мимо меня, врезавшись в дерево.

Прежде, чем он смог упасть, к нему подлетел Аэрум, в форме темного пятна, который схватил Лаксена и вбил его в дерево с такой силой, что разлетелась кора. Ее частички взлетели в воздух.

Аэрум приобрел черты женского тела с черными, как смоль, волосами. Откинув руку назад, она с силой погрузила ее в грудь Ласкена. Раздался чудовищный крик, затем она опять превратилась в маслянистое темное пятно. Исток врезался в землю, и я понятия не имею, откуда он прилетел. Удар сотряс верхушки деревьев, вызвав листопад, когда Исток пролетел по земле дальше, разрыхливая грунт и покрытие.

Мужчина поднялся на ноги и ударил Источником, который отбросил темную тень на землю. Поток белого света ударил по дереву, вяз сломался пополам и упал прямо на толпу Аэрумов и Лаксенов. Некоторые были отброшены в сторону, а яркое свечение Лаксенов было подавлено, когда следующая волна Аэрумов бросилась в бой.

– Срань... – выдохнула я, мои руки тряслись.

Развернувшись, я увидела еще одного Лаксена, которого схватили в воздухе.

Кормление было в самом разгаре, и я... я никогда такого не видела. Это было жестоко, но в тоже время подозрительно впечатляюще – смесь вспышек света и густых теней. Такой контраст. Одна из форм приобрела очертания тела и приземлилась перед нами, высокое существо с кожей цвета обсидиана, очертания стали более ясными. Острые скулы. Губы.

Прямой нос. Голая грудь и кожаные штаны. Осветленные волосы. Лозо стоял перед нами, запрокинув голову. На его бледной груди была разбрызгана мерцающая голубая жидкость.

Он безумно усмехнулся. – Время обеда.

Прежде, чем кто-либо из нас успел ответить, он направился обратно в... Боже, я не знала, как это назвать. Я вообразила, что это было, словно коренные американцы решили, что с них хватит поселенцев и схватили их просто и профессионально. Типичная резня, хотя и оправданная, но все же резня.

Мерцающая голубая кровь была повсюду, покрывала траву и тротуар маленького городка. Свет исходил, как от раздавленных светлячков. Но сражение раскинулось шире, битва проходила уже рядом с домами, которые когда-то были защищены бета кварцем, привезенным с гор.

Крыши домов обвалились, когда в них врезались Лаксен и Аэрум. Полетели искры, когда линии электропередач упали на землю. Пламя вспыхнуло внутри домов. Вдалеке взорвалось здание, я вздрогнула, когда прошла теплая волна воздуха. Но поток горячего воздуха был быстро охлажден. Взорвался еще один дом, в воздух полетели доски и осколки стекла. Я подпрыгнула, думая, что Деймон позвал меня, но я не могла отвести глаз от разрушения. Пламя взмыло вверх. Крики... они были повсюду, окружали нас, звенели в моей голове и передавались по моей натянутой коже.

У меня скрутило живот.

Что было глупо и признаком слабости, ведь я же убивала прежде.

Это мысль, было словно вторым ударом холодного воздуха. У меня в глазах потемнело. Скольких я убила? Боже, я сбилась со счету.

– Кэт, твое сердце... – сказал Деймон, гладя меня по щеке. Его хватка на моей талии исчезла, а наши взгляды встретились и не отпускали друг друга, я не могла поверить, что нечто прекрасное находилось среди этой резни. – Успокойся, Кэт. Все кончено.

Так ли это на самом деле? Через меня прошла энергия, когда я оглянулась... происходило нечто ужасное, затем я освободилась. Внезапно, мне захотелось... я не знаю, чего мне захотелось. Я была все еще напряжена и горела. Жар вернулся, прожигая меня изнутри. Я должна убраться от этого подальше, подальше от Деймона, подальше от всего.

Не думая, я развернулась и побежала снова, но в этот раз я ничего не преследовала.

Или, возможно, я гналась сама за собой. Я не знала и не понимала. Я просто бежала, пока не отдалилась от поселения, и начался крутой подъем, путь, который был глубоко вырыт из почвы и камней, затем я осознала, что бежала по направлению к горам Сенека.

Подъем был жестким, грубым, несколько раз я поскользнулась. Грудь сдавливало с каждым разом, когда я пробирались выше, пока не стало трудно дышать или думать о том, что я, черт возьми, творю. К тому же, я и правда не хотела думать о том, что делаю, потому что это было безумием.

Я знала, я не самоликвидируюсь. Я думала, что знала это, потому что карабкалась по неровной тропинке, спотыкаясь о маленькие кустарники и скользя по гальке, и я помнила, как это произошло с Кариссой.

Ее можно было сравнить с вещью, которую засунули в микроволновку, хотя этого нельзя было делать. Мои ноги почти обессилили, когда я достигла первой вершины, которая была не более, чем выступом высокого обрыва. Я остановилась, перестала бежать, перестала думать и забираться дальше.

Глубоко дыша, я подняла подбородок и посмотрела вверх, я клянусь, я увидела призраков прошлого. Я видела как Доусон и Бет смотрят на меня сверху вниз. Мой взгляд прошелся вниз, туда, где стояла я.

Это были не призраки.

Это была память, разговор о том, что с ними случилось. Все началось здесь. Доусон исцелил Бет, после того как она упала со сколы, что вынудило ее дядю связаться с Дедал, именно это послужило началом всего.

Все началось с Доусона и Бет.

– Кэт?

Мое дыхание дрогнуло, когда я услышала его голос. Я опустила голову и повернулась.

И все закончилось мной и Деймоном.

Он смотрел на меня с тропинки, его глаза цвета бриллианта смотрели на меня. Его грудь, как и моя, быстро поднималась и опускалась.

– Кэт, – сказал он снова.

Мой мозг ничего не воспринимал, когда он начал подниматься ко мне. Я попятилась к гладкой скале, тяжело дыша. Закрыв глаза, я увидела маму, у нее не было голубых глаз, они были удивительного цветы ореха, затем я сделала глоток воздуха, он застрял всхлипом в моем горле. Я увидела Итана, сидящего на моей кухне, а затем, стоящую себя, на крыльце Деймона, первый раз, когда я увидела его. Я увидела Блейка, его беззаботную и обаятельную улыбку, за которой скрывалось много секретов. Я увидела Кариссу, о которой мы никогда не получим ответов, а затем я увидела бесчисленное количество лиц, имена которых я не знала.

– Котенок, – повторил Деймон, и я открыла глаза. Я увидела его. – Что мы делаем?

Мы. Не ты. Мы.

– Я не знаю, – призналась я хриплым шепотом. – Я думала... Мне просто нужно было убраться подальше от этого.

– Я понимаю.

Это так, разве нет? Я сделала еще один шаг назад и не отвела от него взгляда. Это было очевидно. Я не пыталась ликвидироваться. Я села. Или рухнула вниз. Я не была уверена, что сделала. Спустя несколько минут, мне на ум пришла некая странная вещь.

– Это... это напоминает мне Зимнюю Птицу.

Он посмотрел на меня сопереживающим взглядом, слово я потеряла рассудок.

Возможно и так.

– Что?

– Легенда, которую ты рассказал мне, – я развернулась и посмотрела на горный хребет. Все мое тело болело. Был большой шанс, что в моем плече была дыра, и я очень сильно устала. – Это похоже на легенду о принцессе Зимняя Птица.

Деймон ничего не ответил.

–Она взбиралась на скалы, и только один смелый воин последовал за ней до конца.

Я провела языком по своим сухим губам, заставляя мои легкие сделать еще один глубокий вдох.

– Ты рассказал ее мне, когда мы пошли гулять, до того как увидели медведя.

Я посмотрела на него и выражение его лица смягчилось. – Ты рассказал мне... рассказал мне о великолепных людях и об их душах.

Я замолчала, застыв. – То, как ты рассказывал, звучало прекрасно.

Он подошел ближе, остановившись напротив меня. Он опустился на колени, его глаза сияли.

– Помню, как сказал: "Очень красивые люди, внешняя красота которых может поспорить только с их внутренней красотой, не осознают это в полной мере". Ну, или типа того.

– Точно, – кивнула я.

Он склонил голову набок.

– Тогда я говорил о тебе. Эти слова предназначались тебе.

Я снова встретилась с ним взглядом и сглотнула. С трудом.

– Ты не представляешь, как прекрасно ты выглядела тогда. Думаю, даже сейчас ты этого не осознаешь, но это то, что у тебя внутри, – осторожно он протянул руку и положил ее мне на грудь. – Это самая прекрасная вещь в мире. Твой внутренний мир.

На глаза выступили слезы, когда я осторожно выдохнула. Эти слова... ну, они что-то сделали со мной. Я не убийца. Я не сумасшедшая. Я устала и еще миллион всего другого, но для Деймона я была прекрасна как изнутри, так и снаружи.

– Спасибо.

Он издал гортанный звук, подвинулся ко мне и обнял.

– Ты никогда не должна благодарить меня за правду.

Я вцепилась в его рубашку.

– По крайне мере, я не смеялась над тобой в этот раз.

– Верно, – он улыбнулся. – Ох, Котенок...

С места, где мы стояли, казалось, что были видны густые, темные облака, уничтожающие маленькие звезды, тем более что эти темные пятна были не облака, а мерцающие вспышки не звезды.

Деймон положил свой подбородок мне на голову, погладив меня по спине, и я почувствовала знакомое тепло от его прикосновения.

– Все кончено.

Наконец-то, я расслабилась в его руках и закрыла свои глаза. Все кончено.

ДЕЙМОНЯ не был уверен, что сомкнул глаза в течение этой ночи. Возможно, я немного подремал, но не был точно в этом уверен. Последнее и единственное, что я помнил – это как я наблюдал за Кэт.

Она прижалась ко мне, ее щека покоилась на мое уже онемевшей руке. Мы были в моем доме и прежде, чем она полностью разбилась изнутри прошлой ночью, она одела одну из моих футболок, которая лежала нетронутой в моем гардеробе. Футболка была ей велика и сползала с одного плеча, обнажая соблазнительную часть кожи. Я был очарован это кожей. Я провел пальцами своей не онемевшей руки по плечу и ключице. Я делал так на протяжении всей ночи. Время от времени ей удавалось прижиматься еще ближе, обхватывала мою ногу своей или прижимала свое тело ближе к моему.

Я переживал за нее. Действительно одержимо переживал за нее.

Даже после того, как она выяснила то, что случилось с ее матерью, она все держала это в себе вчера, борясь с Итаном и став свидетелем роя Аэрумов. Да, она помешалась и была потрясена.

Но, черт возьми, она взяла себя под контроль, когда Аэрумы позже вернулись в колонию, понеся незначительные потери, прежде, чем отправились в Северную Вирджинию, чтобы завершить начатое. Когда позже вечером пришла новость о том, что вторжение Лаксенов для Аэрумов оказалось одним гигантским десертом, она улыбнулась, как и те, которые праздновали вокруг нас победу и конец этому безумию.

Но было не так много времени, чтобы успокоить ее или серьезно поговорить о этом. Все, что я мог делать – это держать ее, когда она спала. Но этого не достаточно. Это даже больше чем просто недостаточно.

Моя грудь отяжелела от потерь, от боли, и я знал, что она будет страдать о случившихся смертях, которые были бесполезными и жестокими, долгое время. У нее больше не было семьи. Она потеряла отца из-за рака, а свою мать из-за моего вида.

Тем не менее, благодаря какому-то чуду, ее последние слова, перед тем как уснуть были "Я люблю тебя". Тот факт, что она все еще могла чувствовать что-то наподобие этого, поражал меня.

Я бы сделал все, чтобы уберечь ее от этой боли, также как и те многие вещи, которые я хотел вернуть и стереть, это была из тех, которую мы должны научиться принимать, которую мы должны были встретить лицом к лицу вместе.

Кэт поерзала рядом со мной и вытянулась, подтвердив еще раз прозвище, которым я ее называл. На моих губах растянулась улыбка, ее ресницы, дрогнув, полностью открылись.

Сон затуманил ее прекрасные глаза, и она встретилась со мной взглядом.

– Хэй!

– И тебе хэй!

Ее руки поглаживали мою голую грудь, в то время как взгляд скользил по моему лицу.

– Ты проснулся недавно?

– Я не уверен, что вообще засыпал.

– Поэтому ты смотришь на спящую меня?

Уголок моих губ приподнялся. – Возможно.

– Ну, посмотрите, кто теперь выглядит сумасшедшим на этот раз.

– Называй это как хочешь, мне все равно.

Я провел пальцами по ее нижней губе. – Я часами смотрел на самую красивую картину в мире.

Ее щеки запылали. – Ты все получишь только с помощью лести.

– У меня уже все есть.

– Это очень мило с твоей стороны.

Она погладила мою грудь, словно я был хорошим мальчиком, но я проигнорировал эту часть себя, которая осчастливила меня всего. Ее взгляд оторвался от меня и оглядел комнату, а потом вновь вернулся ко мне.

– Все наконец-то закончилось, верно?

Я обхватил ее своими руками, не обращая внимания на покалывание в теле.

– Думаю, да. Я имею в виду, по большей части. Все изменится. Жизнь изменится, но это закончится.

Ресницы Кэт опустились, когда она закусила свою нижнюю губу, еще больше обратив на себя моего внимания.

– Что будем делать дальше? – прошептала она.

– Что захотим.

Она перекатилось на спину, но не далеко от меня.

– Звучит очень приятно.

Внезапный лязг кастрюль в кухне вызвал привлекательную улыбку на ее лице. – Я так понимаю, что Ди и Арчер уже встали?

– Ага. Думаю, я слышал, как они недавно спускались. Вероятно, они пользуется тем фактом, что никого нет на кухне, кроме них.

Я нахмурился. – Прошлой ночью Арчер должен был спать в комнате Доусона, но я слышал, как в спальне...

– Деймон, – засмеялась она.

Я кивнул. – Я знаю. Все с чистого листа и бла бла бла.

Я начал подниматься. – Мне лучше сходить и проверить...

Ее руки обхватили мою шею и потянули вниз. Я и не думал сопротивляться. Нет, такой вещи как сила воли, когда дело касается ее, особенно не тогда, когда она наклонилась и поцеловала меня.

Кэт была такой теплой и мягкой подо мной, и этот поцелуй превратился в нечто другое. Ее нога захватила мою голень, а ее руки скользили вниз по моей спине и достигли резинки моих пижамных штанов, а затем заскользили дальше.

Ох, черт. Я забыл о подозрениях насчет спален, о том, кто был внизу и обо всем другом, когда она издавала хриплый звук, заставившись мою кожу напрячься. Ее ногти царапали мою кожу, в то время как мои руки проникли под ее рубашку, вдоль ее нежной кожи.

Она выгнулась, и я ужасно захотел ее. Я всегда хотел ее. Ад, я хотел провести вечность, нуждаясь в ней, и у нас наконец-то было время. Сегодня днем. Ночью. Завтра. У нас были неделя, месяц и год. У нас наконец-то было будущее и множество моментов как этот.

Но прямо сейчас, она нуждалась во мне. Ее руки добрались до моей груди, и в моем горле застрял неровный звук. Ладно. Поправочка. Она больше, чем просто нуждается во мне.

Найдя в себе силу воли, которая, я думал, раннее не существовала во мне, я обнаружил, что мог тренироваться, когда это действительно имело значение. Я отодвинулся от нее совсем на чуть-чуть, и положил ее руки туда, где я мог их видеть.

Нахмурившись, она посмотрела на меня, ее глаза были глубокого дымчато-серого цвета. Я мягко поцеловал ее, немного дольше, чем рассчитывал.

– Как ты? – спросил я, мой голос резал собственные уши.

– Ну, что же, я...

– Я не про это.

Я сел, немного оставляя между наши пространства, чтобы не передумать и не сделать с ней множество вещей о которых думаю. – Как ты чувствуешь себя после...

После вчерашнего?

Она секунду молчала, а затем ее грудь резко вздымалась, когда она зажмурила глаза. – Я не хочу сейчас думать об этом.

– Кэт...

– Нет.

Подобрав под себя ноги, она встала на колени. Обхватив мои щеки своими руками, она стала наклоняться, пока наши глаза не оказались друг напротив друга. Когда она заговорила, я почувствовал, как мое сердце дрогнуло.

Боль в ее словах была настолько реальной.

– Я знаю, что ты делаешь и, Боже, я люблю тебя за это, но я пока не готова, Деймон. Не готова, потому что я не могу даже подумать об этом, не разрушая дом или не свернувшись в глубок. Я не хочу чувствовать ничего из этого. Когда я потеряла папу, это было больно, очень больно, и я не хочу переживать это заново. Все, что я хочу сейчас чувствовать – это тебя. Единственное о чем я хочу думать – это как ты заставляешь меня чувствовать. Это все, что нужно мне.

Я неподвижно сидел в течение пяти секунд, после чего слез с кровати, нашел к своему счастью, тайник и, схватив маленький пакетик, вернулся обратно на кровать, сев перед ней. – Я смогу это сделать для тебя.

В течение секунды мы смотрели друг на друга, а затем она медленно выпрямились и немного наклонившись, схватилась за футболку и сняла ее через голову.

Я забыл, как дышать. Кончиками пальцев я погладил ее изгибы.

– Ты так прекрасна.

Я поцеловал ложбинку ее ключицы.– Ты сильнее, чем думаешь, – Следующий поцелуй был за ушком. – Для меня ты идеальна.

Я вложил все мои чувства в этот жест, который никогда не воспринял как само собой разумеющееся для нее. Уложив ее на спину и расположившись между ног, я помог ей заставить исчезнуть тьму обратно и теперь чтобы единственная вещь, которую бы она чувствовала, были мои руки и все чувства, что я бы отдал ей.

Приняв душ и переодевшись, мы спустились вниз как раз вовремя, что съесть оставшиеся бекон и яйца. Еда уже остыла, и Арчер и моя сестра посмотрели на нас, словно они знали, почему мы так долго спускались сюда, но мне было все равно.

В мягкой улыбке Кэт была маленькая доля грусти, когда она посмотрела на них, но она улыбалась, и я дал ей желаемое, когда она нуждалась в этом.

После того, как закончила есть, она извинилась и встала. Она наклонилась через мой стул и поцеловала в щеку. – Я немного прогуляюсь, ладно?

Я хотел последовать за ней, но потом осознал, что она, вероятно, хотела побыть наедине несколько минут, и я приказал себе, держать свою задницу на стуле. Когда она начала отходить, я схватил ее за руку и притянул к себе, чтобы запечатлеть на ее губах долгий и обжигающий поцелуй, напоминая ей о том, что произошло между нами в спальне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю