290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шпионка академии магии и стихий (СИ) » Текст книги (страница 1)
Шпионка академии магии и стихий (СИ)
  • Текст добавлен: 6 октября 2016, 23:44

Текст книги "Шпионка академии магии и стихий (СИ)"


Автор книги: Аннелия Вилль






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Когда пары в родной альма матер начинаются в девять часов утра, то все желание учиться сразу улетучивается. Этим утром я прочувствовала на себе всю жестокость своего бытия. Голова болела, дико хотелось спать, а впереди ожидали заунывные лекции по криминалистике, уголовному праву и информатике – радоваться было нечему, спасали только воспоминания о вчерашнем «празднике жизни». Вчера мы всей группой, или почти всей, отмечали долгожданную свадьбу двух однокурсников. Желания повторить их судьбу не было, но радовалась за своих друзей я искренне, и также искренне напивалась, сидя на мягком диване в недавно открывшемся кафе. Как и планировалось, на официальную часть празднования создания новой «ячейки общества» я не попала, что, несомненно, к лучшему, а вот от посиделок с друзьями и непонятно откуда нарисовавшимися совершенно незнакомыми студиозусами, отказаться не удалось. Вот теперь и расхлебываю. Голова болит до ужаса, а лекторы все как на подбор с громкими голосами и совершенно нелепым чувством юмора. Даже отпроситься нельзя.

– Даша, ты что, спишь что ли? – раздалось шипение подруги с правой стороны. Вообще подруг у меня отродясь не было, не везло мне как-то в общении с себе подобными, но с Наташей получилось найти не только общий язык, но и интересы. Оказалось, что она как и я понятия не имеет, чем хочет заниматься в жизни, зачем ей этот юридический, и поступила сюда только чтобы пожить в общежитии и уйти из родительского дома. Мне казалось, что в двадцать два года все такие, но выяснилось, что большинство наших одногруппниц видели цель в поступлении на этот проклятый факультет только в правильных связях, выгодных знакомствах или хороших женихах. Но здесь всех ждала небольшая неприятность – юридический давно стал больше женским факультетом, а для поступления куда-нибудь, где есть информатика, математика, программирование и много интересных мужчин, у наших девочек банально не хватило серого вещества. Теперь довольствуются тем, что есть. Не так много, правда, есть, но для нескольких свадеб хватило. А мне теперь от головной боли мучиться.

– Нет, – ответила я, пытаясь сфокусировать взгляд на лекторе. Он как раз записывал на доске очередные статьи кодекса, которые необходимо знать всем добропорядочным юристам. Полного знания никто не требовал, как говорил наш Василий Савельевич «любой уголовник знает кодекс лучше вас, но вас различает то, что он понятия не имеет, как им пользоваться». Была в этом своя правда, но мне всегда казалось, что различий между нами и ими немного больше, чем простое использование или знание какого-нибудь кодекса.

Глаза упорно не желали видеть то, что написано на доске. Казалось бы, что может быть проще: смотри прямо, делай вид, что думаешь. Но нет, не получалось, пришлось опустить голову и сделать вид, что пишу. С левой стороны раздалось тихое посапывание.

– Глушко! – рявкнул преподаватель так, что мне самой захотелось вскочить и рассказать все, что знаю. Взгляд теперь сфокусировался, я поняла, что написано на доске и даже выпрямила спину. Но на моего соседа это не действовало – Антон спал, как убитый – в отличие от меня он досидел в этом кафе, чтоб его закрыли, до самого победного конца, и сразу отправился на пары. Прогулять было просто невозможно – еще один прогул к нашей сотне и приказ об отчислении незамедлительно ляжет на стол ректору для подписи.

– Неферова, разбудите вашего соседа! – раздался еще раз голос преподавателя. Я мило улыбнулась, словно сама все это время только и делала, что слушала лекцию, и толкнула Антона в бок локтем. Он сначала отмахнулся, потом открыл один глаз, второй, быстро взглянул на лектора и выпрямился с самым спокойным видом, который только можно было представить. – Скажите мне, Антон, это вас усыпила моя лекция или вы решили, что я настолько стар, что не смогу даже вообразить, что делается на галерке?

По аудитории прошел громкий смешок, а у Антона просто не было выбора.

– Простите Василий Савельевич, я работал ночью, разгружал вагоны, а вашу пару пропустить никак не мог.

«Изворотливый гад» – вот и все мои мысли, хотя нет, была еще одна, как бы самой не попасться. В это время грозная туча в лице Савельевича приближалась и готова была растерзать или поиздеваться над любым, кто начнет ему перечить. Лектор внимательно посмотрел на лицо Антона, о чем-то подумал, видимо, вспоминая свои собственные молодые годы, затем одобрительно кивнул и направился назад к своему столу. Но моим мечтам о дальнейшем сне сбыться не удалось. Лектор в очередной раз повернулся и теперь смотрел прямо на меня.

– Татьяна, я не вижу вашего конспекта, – сказал он очень милым тоном, от которого захотелось резко спрятаться под парту. Поговаривали, что в свое время Савельевич занимал какую-то высокую должность и каким-то образом относился к государственной безопасности. Конспекты, как и в любом нормальном университете можно было не вести, на пары не приходить, но только не к Савельевичу – у него все ходили по струнке. Он не любил прогульщиков, но больше всего не любил халящиков.

– Посмотрите лучше на своего будущего коллегу, – сказал он, сверля взглядом всех собравшихся. – Человек после работы уставший пришел ко мне, когда мог просто дома спать, а вы сидите и даже не удосуживаетесь записать те знания, которые вам так упорно пытаются передать.

А что я могла сказать? Говорить, что Антон не такой хороший студент, как вы решили, или пытаться самой оправдаться. Смысла не было. Если Антон еще мог вызвать уважение у этого диктатора, как представитель его же пола, то женщинам, по словам преподавателя, доверять важные дела нельзя. В голову вообще закрадывались мысли, что наш «безопасник» отъявленный сексист, который только в силу «распущенности и аморальности нынешнего времени» не запирает женщин на кухне с орущими младенцами на руках.

– Простите, – сказала я хриплым голосом, совершенно того не ожидая. Планировалось, что я внимательно посмотрю на него, раскаюсь, что-то пропищу, и он оставит меня до конца пары под пристальным своим наблюдением. Однако не получилось. Савельевич от такого нахальства в виде моего баса совсем дар речи потеря.

– Неферова, – начал отчитывать он после нескольких секунд молчания. – Я не вижу смысла пытаться донести знания в головы студентов, если там гуляет ветер. Вам не интересно? Вы можете просто не приходить, а устраивать здесь балаган не стоит. Выйдите, проветритесь, прогуляйтесь по свежему воздуху, а я проверю ваши знания на следующем практическом.

Сказано это было для того, чтобы я начала извиняться, поняла свою никчемность и незначительность. Я бы так и сделала, если бы о себе не дала знать ночная острая пицца. Живот больно скрутило, я быстро встала, под ошарашенный взгляд «безопасника» и выбежала за дверь, прямиком к туалету. В том, что Наташа и Антон заберут мои вещи, я была уверена, также, как и в том, что на практическом занятии у этого сексиста с меня будут требовать ответы на все вопросы. Было обидно, но обида перекрывалась ужасным состоянием. Сколько я простояла в обнимку с белым чудом современной сантехники, точно сказать нельзя, но пара еще не закончилась. Умывшись, я посмотрела в зеркало, ужаснулась, поправила прическу и вышла в коридор, где на редкость не было ни одной живой души. Стало даже как-то не по себе. Гулко, тихо, эхо от шагов отдается от стен, слышатся различные звуки, фразы и слова из закрытых аудиторий, и только я гуляю по родному университету неприкаянной. Я прошла еще немного по пустынному коридору, свернула направо и остановилась около входа в библиотеку. Здесь можно было спокойно посидеть и не попадаться на глаза другим знакомым преподавателям. Я открыла массивную дверь, вошла в давно знакомый полюбившийся зал и снова застыла в недоумении – никого не было. «Вроде никаких мероприятий не планировалось», – начала припоминать я все, что должно произойти в ближайшее время. Ну да ладно, если никого нет, то это даже к лучшему. Постояв еще немного для верности, я прошла к большим стеллажам по истории. История меня всегда интересовала, как и математика или физика, когда-то я даже хотела стать археологом, но почему-то не получилось. Стеллажи были большие, книг много. В основном на полках разместились учебники, но можно было найти среди этой кучи и старые книги, подаренные нашему университету его бывшими студентами.

«История фараонов» – гласила надпись на одной из них, «Правление Екатерины Великой», «От царствия до демократии», «Великая Отечественная война», «Дипломная работа по курсу истории древнего мира», «История мануфактуры». Среди кучи книг различной тематики, но связанных только одной общей дисциплиной меня смогла заинтересовать только одна. Небольшая зеленая книжка, больше похожая на справочник стояла вверх ногами, а на корешке отчетливо виднелся рисунок небольшого камня напоминающего аметист. Книга была вся в пыли, и чтобы добраться до названия пришлось изрядно выпачкаться, но, то, что скрывал толстый слой пыли, было поистине удивительным. Если бы я увидела этот справочник, а в том, что это точно справочник я теперь не сомневалась, в какой-нибудь любой другой библиотеке, я бы просто улыбнулась и прошла мимо, но он был среди книг, которые должны образовывать, а не путать нормальных людей. В любом случае, казалось странным, что посреди старого и совершенно не религиозного университета я держала в руках «Справочник по практической магии и транкормарным ритуалам». Что означает это странное «транкормарным» я не поняла, мысли упорно крутились вокруг обычного и приятного для слуха слова «карман», но это явно было не оно. Внутри справочник оказался настолько же странной вещицей, как и снаружи.

««Завершение взаимодействия»

Состав:

Спирт – 0,2 л.

Корень мораса – 3 шт.

Крысиные хвосты – 5 шт.

Личинки жука корневиса – 20 гр.

Возьмите спирт, смешайте корень мораса и пять крысиных хвостов, личинки жука корневиса разместите над емкостью и обжигайте до получения золотых искр. Все тщательно размешать и поместить в пробирку со спиртом.»

Что такое «корень мораса» или где водятся «жуки корневиса» я не имела ни малейшего понятия, но от прочтения возникло отвращение, а пицца снова подступила к горлу. Быстрое перелистывание страниц тоже не помогло – некоторые из них были иллюстрированы, на которые смотреть после бурной ночи было себе дороже. Однако на одной картинке взгляд все-таки невольно остановился. На ней был нарисован рот, точнее я бы обозначила это как рот в привычном понимании, но рисунок больше походил на пасть странного зверя с человеческими пропорциями. Или вампира, пожалуй, определение «рот вампира» подходило этому рисунку намного больше. Только передние зубы походили на человеческие, следующие два были самыми настоящими клыками. Но самое странное во всем этом «великолепии» было то, что зубов насчитывалось два ряда. Один как у нормальных людей, другой – сразу за первым. Сразу вспомнилось, что где-то описывалась такая болезнь, но надписей, кроме «рис.1.2», на картинке не было. Я уже собиралась найти, где в книге упоминается этот рисунок, как затылок взорвался дикой болью, в глазах потемнело, книга выпала из рук, а пол начал неумолимо приближаться. Почему-то единственной мыслью было, дотащит ли Наташа мои книги домой, если не сможет меня найти, потом возникло лицо смеющегося Савельевича, а за ним Антон, разгружающий вагоны. Возможно, было что-то еще, но для меня настала темнота…

Очнуться в небольшой комнате похожей на камеру пыток в средневековом замке, никогда не было моей заветной мечтой. А когда я поняла, что это не очередные галлюцинации, то вовсе стало не по себе. И вот что самое странное, непонятно, то ли меня кто-то похитил, то ли я сама настолько сильно ударилась головой о пол и теперь мне помогают придти в себя, где-то в подвалах университета. И непонятно, почему именно в подвалах, и вообще, что все это все значит. Ноги не связаны, руки тоже, во рту кляпа нет. Значит, либо это не похищение, либо кто-то уверен, что я не смогу уйти. К слову, в подземелье действительно нет окон. Но окончательно меня изумило не помещение, а то, чем оно освещалось: несколько факелов на стенах создавали антураж средневековья, да и сама комната соответствовала духу того времени. Возникла мысль о розыгрыше, но представить, кто именно решил меня так жестоко разыграть, было просто невозможно. Пол холодный, камни покрылись маленькими капельками воды, зато воздух свежий, таким он бывает только в деревне. «Неужели меня вывезли за город?» – ужаснулась я, ползком передвигаясь по полу ближе к факелам – там хоть немного теплее. Если бы я знала о таком удачном продолжении дня, то надела куртку, но на улице было достаточно тепло, чтобы последние деньки бабьего лета проходить в кроссовках, джинсах и легком свитере.

– Здесь есть кто-нибудь? – стоит ли давать знать, что очнулась, если тебя похитили, я не знала, поэтому сильно кричать не стала, а сам вопрос прозвучал как-то неуверенно. Никто не ответил. Но обнаружилась другая странность, которая была заметна с самого начала, но ускользала от осмысления – вокруг тихо. Конечно, я бывала в различных местах, где есть тишина и покой. Стоит только пройтись ночью в лесу, чтобы узнать, что такое отсутствие машин и других посторонних звуков, но здесь было совершенно тихо. Даже в самом тихом и спокойном месте слышны звуки в проводке, отдаленный шум машин или поездов, мерное жужжание приборов и напряжение в высоковольтных проводах. Здесь же не просто тихо – это абсолютная тишина, которая разбавляется шипением в одной стороне и странным стуком в другой. Главное не паниковать. Эту истину вдалбливали в голову с первого класса, и, кажется, сейчас она очень хорошо применима. Если это маньяк, то в универе есть множество камер, на которых он обязательно бы засветился. Наташа не оставит мою пропажу просто так и когда поймет, что меня нет, то обязательно поднимет всех на уши. Но сколько времени это займет? Должно быть несколько часов. А сколько я здесь? Мысли бежали вперед, рисуя все новые и новые картинки моей смерти или прекрасного спасения. Почему-то мыслей о смерти явно больше. В этом помещении была только одна дверь, к которой не хотелось подходить, но взяв волю в кулак, и понимая, что спасать себя можно и самой, дернула за ручку. Как и ожидалось, дверь заперта, а в замочную скважину ничего нельзя рассмотреть. Казалось, что там есть коридор, но он был слишком темным, чтобы понять, что за ним. Факелы колыхнулись, чем привлекли к себе внимание. Огонь дернулся в сторону двери, значит, где-то в стене есть щель, куда проходит ветер. Потрогав все камни, подергав, понажимав на все, что только можно, я пришла только к одному выводу – выход здесь один – через дверь, и он заперт. Вот теперь стало действительно страшно. Всплыли воспоминания из сводок новостей, рассказы преподавателей, переживания родителей и байки одногруппников. Что делать – непонятно.

Неожиданно за дверью послышались шаги уверенные и быстрые. А в замочной скважине показалась часть ключа, который проворачивался. Ударить своего похитителя было нечем: факелы не отвинчивались, камни не поднимались, а руки и ноги тряслись от страха. Оставалось только одно решение – попытаться толкнуть кого-то возле двери и убежать.

Дверь со скрипом открылась, и в свете факелов показалось лицо мужчины. Он был намного выше и точно сильнее, но попробовать стоило. Резким движением я оттолкнула своего похитителя в сторону и попыталась выскочить в коридор. Вот только сделать этого не удалось. Мужчина больно схватил за руку и швырнул на камни в центр комнаты, оставаясь стоять и закрывая за собой дверь. Было больно, страшно и непонятно.

– Лиа Тариан, прошу вас не дергаться, – сказал он невозмутимо. – Ваша магия здесь не действует.

Не знаю, чего он ожидал, но явно не испуганных и выпученных глаз, уверена, что именно такими они у меня и были.

– Какая магия? – голос снова дрогнул. «И куда делся страшный бас, который так рассердил Савельевича?»

– Ваша магия, лиа. Вы подписали договор и мы готовы оплатить ваши услуги, но нам необходимо знать, что вы будете только на нашей стороне.

«Псих. Точно псих. Какая магия? Какой договор? Я в жизни ничего такого не подписывала».

– Вы кто? – спрашивать было еще страшнее, чем слушать. Но что обычно нужно делать в таких ситуациях, я совершенно не знала. Мужчина выглядел странно. Кожаные длинные сапоги еще привычны взгляду, но дальше… черные брюки из грубой материи, светлая рубашка, больше походившая на сорочку с длинными рукавами, почти полностью закрывающими ладонь, и что-то, что можно было назвать корсетом или широким кожаным поясом с кучей застежек. На поясе висел меч, что совершенно жутко и невообразимо. Черные немного вьющиеся волосы доставали до плеч, глаза были зеленого цвета, а на шее, прямо под шнуровкой рубахи, висел кулон из серого камня.

– Я Асвард, – удивленно сказал он, словно все должны неприменно его знать. – Владелец Паскорта.

Что или кто такой Паскорт тоже непонятно. Мужчина же после этих слов выглядел уже не таким уверенным. Он внимательно посмотрел на меня, после чего подошел вплотную, присел рядом, вытянул руку, на которой неожиданно вспыхнул огонек. «Все страньше и страньше». Он протянул огонек к моему лицу, словно внимательно всматривался в него, после чего резко встал и направил огонек на факел, тот вспыхнул ярким светом и растаял. И в этот момент меня пробрал смех.

– Вы нашли что-то смешным, лиа? – спросил изумленно мой визави, словно не понимал, от чего я так смеюсь.

– Все! Я поняла! Что у вас там за программа? – слезы от смеха катились по щекам. Вот оно мое счастливое избавление и в грязь лицом не упала. – Я вас раскусила, розыгрыш не удался, показывайте, где у вас здесь камеры?!

Я встала и подпрыгнула на месте, чтобы посмотреть, где могут быть спрятаны видеокамеры, записывающие минуты моего страха, ужаса и прощания с жизнью.

–Лиа? – раздражался мужчина. – Что с вами?

– Все хорошо, – улыбка не сходила с моего лица. – Давайте так, раз я догадалась, давайте вы не будете пускать это в эфир, найдете себе другую жертву, ну а я пойду, пожалуй. Вообще нельзя так людей пугать. Кто вас на меня навел? Антон? Наташа?

– Наташа? – недовольно произнес субъект. – Корнелиус.

И кто такой Корнелиус? Непонятно. Таких знакомых у меня точно не было, хотя всегда есть вероятность, что мой шутник решил оставить себе анонимность.

– Хорошо, не хотите говорить – не надо. У меня времени нет вас развлекать.

Отодвинуть Аристана… Асварда… или как там его, было проще, чем я думала. Он просто стоял столбом, внимательно за мной следя. Но оказалось, что этот сумасшедший приходит в себя намного быстрее. Выйти за дверь он мне так и не дал, потянув за свитер и жестоко второй раз кинув в центр комнаты. Было больно… очень больно. Во время съемок так быть не должно, этого актера уже давно бы убрали. Значит, это что-то другое. Тем временем псих решил окончательно поиздеваться над своей пленницей. Он снова присел рядом, повернул к себе мое лицо, как ни странно, для такого холодного помещения у него были очень теплые руки. Затем провел пальцами по волосам, внимательно их рассматривая, словно совершенно не ожидал увидеть каштановый цвет, и снова встал, скрестив руки на груди.

– Лиа Тариан, – это, наверное, у него такое обращение. – По договору вы обязаны попасть в Королевскую магическую академию и достать книгу мертвых стихий. Вы помните?

Он спросил это так уверенно, и теперь не закралось ни одного сомнения в том, что он полностью верит в то, что говорит. Значит он не просто сумасшедший, он классический псих с энциклопедическими симптомами. Все происходящее было просто нереально… точно! Это не может быть реальностью «Это мои галлюцинации», – кажется, я сказала это вслух. Псих внимательно посмотрел, словно ждал продолжения.

– Берем лезвие Оккама…, – действительно, когда говоришь вслух, собственная речь немного успокаивает.

– У вас нет оружия, лиа, – перебила моя галлюцинация, сильно меня удивив.

– Что?

– Вы не сможете взять оружие, у вас его нет, – он был снова уверен в своих словах, но теперь внимательно следил за каждым моим движением, я решила лишний раз не дергаться – еще неизвестно во что может перерасти игра моего воображения: сейчас это красивый высокий брюнет, словно из фильма про рыцарей и магов, а через секунду уже хищник или чужой. Тогда мои нервы точно не выдержат.

– …отсекаем невозможности и у нас остается только правильный и самый простой вариант, – псих заинтересовался, я нервничала, говорила медленно, украдкой посматривая, не вылезет ли из его живота пришелец и не появится ли сзади хвост. Руки дрожали от страха или холода, ноги задервинели. Некстати вспомнился фильм «ловец снов» и именно тот момент, когда огромная жуть в виде червяка пробиралась внутрь человека. Стараясь не делать лишних движений, продолжила рассуждать вслух, так намного проще сосредоточиться. – Я оказалась в странном месте, где я ничего не знаю. Это факт. Со мной странный тип в средневековой одежде и с файерболами в руках.

Псих скривился, но не стал перебивать.

– Значит, либо я отравилась, ударилась головой и попала в другой мир. Либо я отравилась, ударилась головой и меня везут в… Кащенко… точно, куда еще могут везти с галлюцинациями. Неудобно то как. Значит, я пыталась встать в бреду, а санитары меня назад запихивали, поэтому было больно. А сейчас я говорю или нет? Если говорю, толкните меня, пожалуйста.

Я аккуратно легла на камни, выпрямив руки. Представить, что я на самом деле могла делать в реальности, когда мне все это мерещилось, я даже не решалась. Теперь буду лежать и не двигаться, пока меня не приведут в сознание в больнице. Хотя как узнать, что я на самом деле оказалась в больнице? В голове резко всплыл один где-то услышанный способ. Если надавить на глаз и картинка начнет двоиться, что это реальность. Я надавила – картинка, к моему ужасу, раздвоилась.

– Лиа, вы закончили? – осведомился псих, стало действительно страшно. Если я не еду в Кащенко, а это все реальность, то я наговорила гадостей непонятно кому и непонятно где. – Даю вам день, чтобы прийти в себя. Через день мы поговорим о работе.

Он еще раз с призрением на меня посмотрел, открыл дверь и вышел, предварительно заперев меня в моей тюрьме. И что это все могло значить? Я же не на самом деле попала в магический мир и пойду учиться в магическую академию, чтобы выкрасть магическую книгу? Был еще один вопрос, который сильно интересовал: кто такая Лиа Тариан? Верить во все это мой мозг отказывался, а злосчастный Оккам говорил только то, что этот магический мир вполне может оказаться реальным подмосковьем, где кучка поклонников какого-нибудь культа собирается принести меня в жертву. Было только два варианта: пытаться самой сбежать, или ждать подмогу от служителей правопорядка, подыгрывая психам с полной самоотдачей по системе Станиславского.

Асвард закрыл дверь и прошел в большой холл, расположившийся прямо над подземельем. Он только успел налить себе вино и сесть в кресло, как в дверь вошел Шарим в грязной одежде и с недовольным видом.

– Как лиа? – спросил он, полностью повторяя действия хозяина замка.

– Откуда ты вернулся? – поинтересовался Асвард, мельком взглянув на своего друга и по стечению обстоятельств главу охраны.

– Смотрел твою невесту. Карета застряла в грязи, ничего не помогало, пришлось толкать.

– Она застряла из-за веса моей невесты?

Шарим улыбнулся.

– Нет, Асвард, как бы ты этого ни хотел, карета застряла из-за кучера, который не знал дорогу.

– И как моя невеста?

– Она как прекрасный цветок. Красивая, скромная, покладистая, грустит по дому.

– О каком же доме она грустит, если не покидала его все это время? – удивился Асвард, решая, стоит ли начинать волноваться. Оказалось, стоило.

– Я привез ее сюда. Вам необходимо познакомиться, – сказал Шарим, растягивая каждое слово.

Асвард с силой сжал бокал и по его тонкой стенке пошла трещина, после чего бокал полетел в ближайшую стенку и со звоном разбился на мелкие части. На лице отразилась злость, он вскочил с кресла и теперь расхаживал по комнате, пытаясь себя успокоить.

– Что ты сделал? Ты должен был только посмотреть!

– Асвард, успокойся, – сказал Шарим, который уже давно привык к таким выходкам, и просто не обращал на них внимания. – Тебе, как наследнику, уже давно нужна невеста. Я два года выбирал среди этих несчастных, которые всеми силами пытались показать, что они лучшие. Я видел прекрасных девушек, которые были влюблены в тебя еще до того, как тебя увидели. А что делал ты? Отвергал все варианты и развлекался с низкородными. И, поверь, сейчас я привез в Паскорт прекрасную партию. Обученную, скромную, милую, невероятно красивую. Сам бы женился хоть завтра. Так что дай ей шанс покорить твое сердце.

– Она не может просто так без последствий жить в этом замке. Ты понимаешь, что с ней будет, если я откажусь от нее?

– Понимаю. Я бы привез ее сюда одну. Но на твое благородство рассчитывать не приходится, поэтому с ней прибыла гувернантка и несколько благородных дам.

– Ты убить меня решил? – скривился Асвард, уже представляя, как толпы женщин бегают по его замку с дикими криками в огромных нарядах искренне уверенные в том, что украсят любую беседу. А если герцог не захочет возиться с ними весь день, то он будет грубияном, глупцом и невеждой – и это самые лестные эпитеты, ожидающие его в ближайшее время.

– Ты так и не ответил, как лиа? – видимо, Шарим решил, что беседа о невесте себя окончательно изжила. Асвард задумался.

– Я вообще не уверен, что она и есть лиа Тариан.

– Это исключено, кровь не может врать, а это была ее кровь, – резко оборвал его Шарим.

– Тариан не пересылала свою кровь, да и вызвать ее мы должны были порталом, кто же знал, что этот проклятый рубин пропадет.

– Так ты думаешь, что эта женщина солгала?

– Да, – Асвард вновь налил себе вина и выпил залпом, внимательно разглядывая огонь в камине. – Найди ее и убей. Вот только, что делать с этой?

Вопрос поставил в тупик. С одной стороны девушка, которая сейчас находится в подвале, не обучена и не сможет сделать то, что готов любой наемник. С другой же, только в ней течет кровь старого рода, поэтому только она может открыть книгу.

– Набор в академию через неделю, – ответил Шарим, быстро обдумывая все возможные варианты. – Попытаемся ее обучить…

– И ты искренне считаешь, что мои занятия со странной незнакомой девушкой обрадуют мою невесту?

– Кто же знал, что все так обернется. В любом случае, выбора у нас нет. Либо она сможет выкрасть эту книгу в ближайшее время, либо твоей власти придется очень нелегко. Какая она вообще? Похожа на благородную?

– Похожа на сумасшедшую. Говорила про какие-то камеры. Хотела взять оружие.

– Она умеет обращаться с оружием? – спросил Шарим, если девушка это могла, то на одну проблему будет меньше.

– Не знаю, она говорила только о каком-то лезвии… Оккама, кажется. Возможно, фамильное оружие, может просто реликвия, которая ей дорога. С магией тоже непонятно. В камере она ее использовать не могла, но я все равно бы услышал. Но словно ничего нет. Нужно будет проверить. Если нет магии, то это самая большая проблема.

Настало молчание. Каждый думал, какой можно найти выход из сложившейся ситуации. Непонятная девушка с фамильным оружием, со странностями и неясным магическим потенциалом. В том, что ее нужно проверить никто не сомневался, и Шарим решил действовать. Как только он встал с кресла в дверь постучали.

– Невеста, – уверенно и обреченно заявил Асвард. – Займись, я пойду к лие.

Он повернул массивный подсвечник, стоящий на полке с книгами, книги сдвинулись, полка отъехала в сторону, а за ней открылся узкий проход. Для большого количества людей он предназначен не был, но один герцог мог скрыться в нем абсолютно спокойно. Он улыбнулся Шариму, понимая, что ожидает мужчину в ближайшее время, и шагнул в темноту. Когда стена закрылась, послышался нежный женский голос. «Шарим, прошу вас, скажите, когда мне можно будет познакомиться с герцогом?» – смущаясь, спросила девушка. Голос был красивым и герцог с уверенностью сказал бы, что девушка очень молода. Возможно Шарим был прав и ему стоит жениться именно на этой. Через два дня он объявит о помолвке.

Сколько я просидела в этом подвале, было сложно понять. Часы на мобильнике остановились, сеть пропала, а батарея готова была разрядиться в любой момент. Телефон с зарядкой, которую я положила в задний карман еще перед парами в институте, нужно хорошо припрятать, чтобы была возможность позвонить, когда появится сеть. Если меня не обыскали до этого момента, то не станут делать этого и в дальнейшем. А если здесь вообще не ловит сеть, поэтому похититель и не волнуется? Звук шагов послышался неожиданно. В том, что это идет мой тюремщик, не было сомнений. Он шел уверенно, громко, не опасаясь ничего. Действительно, что я могла ему сделать? Был бы у меня нож, я бы попыталась себя защитить, хотя я не уверена, что ранить или убить человека ради своей безопасности так просто. Не знаю как другие, но лично я не боялась увидеть труп этого психа, я боялась, что не смогу сделать ему что-нибудь с одного удара и он мне ответит. Ключ снова повернулся, дверь со скрипом открылась, вот только похититель вошел не сразу, скорее всего ожидая, что его снова оттолкнут в попытке убежать. Его ожидания не оправдались, для такого действия нужна храбрость, а мне было слишком страшно, чтобы сделать хоть что-то. Он подошел ближе, но не настолько, как в прошлый раз.

– Лиа, – сказал он спокойно и тихо, отчего стало совсем нехорошо и я отошла подальше к стене. – Несколько дней назад вы согласились взяться за одно очень важное и сложное дело. Вы готовы были выкрасть книгу мертвых стихий из магической академии. Вы помните это? Можете говорить честно, мы должны разобраться в ситуации.

– Нет, – а что, честно, значит честно, возможно, им действительно была нужна не я. Я клятвенно пообещаю под страхом смерти держать все в тайне, сохраняя клятву до последнего вздоха. – Я ничего никогда не собиралась красть.

Мой визави как-то сильно напрягся, вздохнул и сел на стул. Здесь все это время был стул? Почему я его не замечала?

– Значит, вам придется это сделать, лиа, если хотите жить. Вы поступите в магическую академию, будете передавать мне все, что сможете выяснить, а когда придет время, то украдете книгу мертвых стихий. Вы все поняли?

Большего бреда я еще в своей жизни не слышала, но сумасшедших нужно поддерживать, поэтому утвердительно кивнула головой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю