290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тридцать эльфийских жизней (СИ) » Текст книги (страница 8)
Тридцать эльфийских жизней (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Тридцать эльфийских жизней (СИ)"


Автор книги: Skazka569






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 16 страниц)

– А где именно находится этот артефакт? – спросила лунная, показывая наконец свои глаза, но лишь для того, чтобы посмотреть сначала на звёздного, потом чуть повернуться к солнечной, чтобы рассмотреть её.

– Сестра держала все магические штуки в своем кабинете, – солнечная нарисовала схему второго этажа и указала на комнату, подписав «Кабинет Силейз». – Вряд ли куда-то все перенесли, потому что она неплохо там устроила защиту. Попасть туда можно только одним способом. Даже в её личных покоях не было никакого тайного хода, я все обыскала в детстве.

Было странно рассказывать о прошлом. Оно казалось очень далёким и таким светлым, что становилось грустно от того, как складывалась ее жизнь сейчас. Местом жительства стали обшарпанные таверны вместо дворца, а внешность, которой она так гордилась, теперь приходилось скрывать.

– Я помогу тебе, – вдруг включился в обсуждение Закнеыл, поднимая глаза на Каю. – Идти одной туда опасно, а я звёздный, меня не сразу признают. Если повезёт, ни на кого из знакомых не нарвусь даже.

– А если признают, то тебя убьют мгновенно, да и её, возможно, рассекретишь, – выступил против Сектар. – Ты нам можешь понадобиться в группе поддержки. Мы можем поджидать в подземельях замка, уж туда пробраться будет нетрудно.

– А я Каю одну не отпущу, – стрельнул глазами в него второй туманный. – Мы с тобой и вдвоем справимся.

– Одной ей будет легче добраться, как служанке.

– Наоборот, – покачал головой Гинтар, – мало ли куда звёздный может повести служанку: на пытки, для утех, на казнь! А вот одна одинешенька она будет как бельмо на глазу, и ничего не стоит спровоцировать врагов.

– А в этом есть смысл, – согласилась Кая, и хоть Сектар её не услышал, он открыл рот, но звуков не произнёс, понимая, что это будет правильнее.

– Хорошо. Тогда солнечная нас отведёт к месту, куда можно через люки пробраться во дворец, а эти в открытую идут в замок. Осталось только ей наколдовать какую-нибудь одежду слуг, да и звёздному можно лицо подправить, кстати.

Закнеыл рефлекторно прикоснулся к лицу, с беспокойством ощупывая его. Хотел уже что-то ответить, но возмущенная Валанди не дала и слова вставить:

– Что значит просто «отведет»? Я с вами! Между прочим, это мой дом захватили и сделали своей базой отчисленные, убили сестру, я сама еле спаслась. Да, у меня нет магии, но есть зачарованный лук и кинжалы, я не буду обузой вам!

– Разумеется ты идёшь с нами! – невольно повысил голос Сектар, садясь вполоборота к ней. – Мы что, сказали, что оставим тебе там, в городе, напичканном отчисленными и звёздными? Солнечную эльфийку?

– Сектар, успокойся. Мы все немного взволнованы, но не нужно на других срываться, – попытался успокоить его брат.

– Да, простите. Тогда нужно всем отдохнуть и подкрепиться. Предлагаю это сделать в этом городе, а с завтрашнего утра начать.

– Просто ты так выразился, вот я и подумала… – буркнула Валанди, пряча глаза. – Я столько денег трактирщику дала, что мы его не увидим до завтра. Берите все, что захотите.

Накидывая капюшон, она отсела от них подальше, подобрала под себя ноги и замерла в одной позе, с грустью в глазах смотря в окно. Есть ей не хотелось, да и говорить тоже.

– Перекусим? – обратился Закнеыл к Кае, проводив солнечную взглядом. – Заодно обсудим наши действия на завтра.

– Да, мы голодны с дороги, – ответил за неё Гинтар и одновременно с братом поднялся в сторону стойки. Зайдя за неё, они долго что-то искали, копались там, пока не вышли с подносами, но один туманный вернулся за стол к звёздному, а второй поставил один поднос, но с большой кучей яств, перед солнечной.

– Ну прости, что рявкнул, – нехотя извинился он, садясь напротив. – Ешь, в лесу останавливаться не будем на охоту, наберись сил. А то ещё закружится голова в неудачном месте и неудачное время, и я тебя сам придушу.

– Вы с ней знакомы? – спросил в это время Гинтар, тоже сложив много еды на один поднос. Указав взглядом на Валанди, он отдал с подноса одну единственную куриную ножку своей подруге.

– Ее зовут Валанди, но я не знал, что она солнечная, и что она та самая Валанди, названная сестра Силейз и бывшая принцесса Сильверсана, – тихо пояснил Зак и утащил с подноса кусочек вяленого мяса. – А как так получилось, что лунная гуляет с двумя туманными? Я думал, вы ненавидите друг друга. Эти расы даже общий враг не объединил.

Валанди посмотрела сначала на Сектара, затем на поднос, а потом опять подняла глаза.

– Спасибо, – сказала она и потянулась к подносу. – Было необязательно, но спасибо, правда. Я не собираюсь доставлять неприятности.

– Надеюсь на это, – взяв тарелку с холодным супом, который явно готовился для самого трактирщика, Сектар, лениво отхлебывая его, обвел глазами таверну, но особенно задерживал свой взгляд на окнах. Мало ли какие сволочи захотят сделать себе славы – Сектар на всякий случай спрятал волосы. – Хватит с нас и одной беды.

На слова звёздного лунная и туманный переглянулись, и если та предпочла продолжать уплетать ножку, то Гинтар как-то устало улыбнулся.

– Долгая история. Она – бывшая стайная, я простой путешественник, так что мою ненависть к этой расе вымыла дорога и общество разных рас, а вот мой брат, – кивнул он на Сектара, – с Туманных островов, но узнав, что мы решили бороться, приплыл сюда.

– А с чего это вдруг «Тот самый принц» решил идти против системы? – прожевав, спросила Кая, получилось даже слишком грозно. – Уж звёздным-то не на что жаловаться.

– Мне не нравится так жить. Убивать и мучить других – не так должен быть устроен мир. Это звёздные плохие, а не наоборот, – философски выразился Зак. Он прожевал ещё кусочек и с интересом посмотрел на Каю. – Стайная, значит, и путешественник? Вы вместе?

– В каком смысле? – не поняла лунная, на что туманный лишь беззлобно засмеялся не то от вопроса, не то от ответа.

– Нет. Совсем нет.

– Иначе вся бы таверна была в моей рвоте, – не удержался от комментария Сектар. – Прошу прощения, приятного аппетита.

– Ах, в этом смысле… Подожди… Ты на что намекаешь? – не без угрозы спросила лунная у второго туманного.

– Да я бы вас обоих сдал отчисленным за такие извращения.

И хоть лунная явно оскорбилась, брат Сектара вновь засмеялся. Хоть кто-то, пусть и так устало, но всё же находил какой-то повод посмеяться. Чтобы Кая не грустила, Гинтар приобнял её и потрепал по капюшону.

– Мы просто друзья. А у тебя есть приспешники? – спросил он уже у звёздного. – Я надеялся, что раз ты собрал такой совет, то у тебя должны быть сильные воины за спиной. Хотя бы два.

– Приспешники есть у нее, – кивнул он на Валанди. – Хотя их и воинами не назовешь… Один старик, а двое из пелёнок только вылезли.

– У меня хотя бы трое есть, ты вообще один, а вроде предводитель восстания, – огрызнулась солнечная на такую фразу, хотя до этого даже улыбалась, когда Сектар прокомментировал возможные отношения той парочки.

– Так получилось. В наше время тяжело найти верных товарищей. Вам повезло, что вы есть друг у друга, – пожал плечами Закнеыл.

– Да, Брайан стар, но информацию добывает лучше всех, а Фрид и Трен просто привязались ко мне, не отделаешься.

– Люди? – в ехидной физиономии приподнял уголки губ Сектар. – Тогда ещё лучше! Уж в их верность и преданность делу я поверю в последнюю очередь особенно после того, что сделали эльфы тысячи лет назад.

– Не это я хотел услышать от лидера восстания, – но судя по глазам Гинтара, он явно не хотел обидеть Закнеыла. Скорее ляпнул это, чтобы подчеркнуть плачевность ситуации.

– За звонкую монету люди сделают, что требуется, – пожала плечами Валанди. Она и не говорила о верности, те ребята даже на это собрание не пришли.

– Против звездных и против магов мало кто рискнет пойти, – вздохнул Зак. – У вас, туманных, хотя бы магия есть. Была бы она у всех эльфов, было бы легче.

– Вот именно, – проигнорировал Сектар слова звездного. – Ты – падшая принцесса, а там – маги и король. У кого денег больше?

– Сек, ты придираешься, – попыталась как-то вступиться лунная.

– Я просто не хочу, чтобы меня сдали! Не хочу корчиться в муках под магией или мечами.

– А ты будешь! – повысила голос Кая. – Думаешь, долго туманные будут на островах вина пить? И до вас доберутся! Даже морских уже убивают, отравляя воду.

– Вот как раз из-за магии, деточка, на нас не полезут.

– Вас изморят голодом, прекратив поставки еды и уничтожив всю рыбу вокруг острова. Долго вы сможете кормить целый остров овощами и фруктами? И то вы больше выращиваете виноград и все для вин.

– Хотя бы умирать будет приятно, под хорошую выпивку, – протянула Валанди. – Я бы с радостью перебралась на остров, подальше от Сильверсана. Но это мой дом, я должна вернуть его. Кстати, если тот «Усмиритель» отнимает магию, вам двоим нельзя его трогать, – она указала на туманных. – А какая у вас сила? Полезная?

Два брата как-то странно переглянулись, и на их лицах заиграли улыбки. По ней одной можно было сказать, на сколько братья разные: один был мягче, второй явно агрессивнее. И только Гин собрался зачем-то щелкнуть пальцами, как Кая больно ударила его локтем:

– Здесь окна не занавешаны, дурак!

– А мне можно, – сказал Сектар и мысленно приказал Валанди принести выпивки. Даже не приказал, а нагло забрался в её тело и через мозг управлял движениями.

– Хвастун, – фыркнула лунная.

– Я стихийник, – пришлось только сказать Гинтару Валанди, смотря, как она приносит вино за их стол. Думал, она сама так решила – какая вежливая и внимательная эльфийка, но судя по глазам… – Сектар!..

Моргнув, Валанди увидела, как наливает выпивку Сектару. «Мозговик», – догадалась она.

– Мог бы просто попросить, – она громко стукнула бутылкой по столу. – Была бы у меня тоже магия, нашла бы, чем ответить, а так… – в ее руках появился кинжал, инкрустированный алмазами, но она не собиралась нападать, лишь слегка ударила им по кружке Сектара и улыбнулась, когда пойло превратилось в лёд. – Пейте охлаждённым.

– Да вы все с ума посходили, играться такими вещами в центре гнилого города! – вскочила с места лунная.

– Ты куда? – Гинтар схватил её за руку и усадил обратно.

– Отдыхать. Если уж нас обнаружат благодаря вам, я хоть буду под одеялом прятаться и уши прикрывать.

– Кстати, о ночлеге, – проигнорировал он её новую попытку подняться, просто держа за руку, – для безопасности лучше выбрать одну комнату для всех.

– Смеешься? – прыснул Сектар. – Да здесь чудо, если хоть в одной комнате будут две кровати.

– Значит, на них положим эльфиек, а сами на полу… Да, Сектар, вспомнишь службу! Не смотри на меня так. Но ты прав. Мало ли чего с этим трактирщиком. От человека много ожидать можно, а за солнечных эльфов звёздные ещё и награду обещают. Думаю, даже дежурить придётся, пока мы в Ниварне.

– Нет, – категорически отказалась Валанди. – Я не буду спать в одной комнате с теми, кому не доверяю, особенно со звёздным. Если так беспокоитесь, что из-за меня всех засекут, можем разделиться.

– Нет, – Закнеыл тоже был категоричен. – Никаких «разделиться». Если переживаешь из-за того, что я звёздный, могу остаться за дверью, но давай хотя бы одно здание не покидать.

– Ой, да делайте, что хотите, – надулась солнечная, скрещивая руки на груди. Не хотела она подпускать к себе незнакомых мужчин, когда будет так уязвима, особенно звёздного и мозговика. Хотя насчёт второго она ещё подумала бы. Переведя глаза на Сектара, она догадалась, что тот прекрасно знает все её мысли, и смутилась, натягивая капюшон сильнее и прячась.

«О да, детка, я буду с тобой всю ночь», – послышался насмешливый голос в её голове.

– Возможно, это нам тебе доверять нельзя, – зато вслух насмешливый голос сказал совсем иное, давая ребятам причину не выпускать её из комнаты, где они залягут. – Нам-то откуда знать, на что способна эльфийка, которая с людьми трётся.

И у него получилось. Гинтар явно задумался о словах брата, а лунная резко повернулась в сторону Валанди.

– Он прав. Мы в праве не доверять тебе так же, как и ты не доверяешь нам.

– А то, что ты принцесса, – подливал масло в огонь Сектар, – ещё ничего не значит. Тебе могли наобещать гор или жизнь, мы не знаем.

«Так может, проверишь её?» – но Гинтар был благоразумнее.

«Уже проверил, она чиста. Но так как мы имеем дело с магами, я бы не доверял её мыслям, которые вполне могли и околдовать», – соврал, и именно соврал, Гинтару брат. Кажется, у него были свои мысли по поводу солнечной.

– Да как ты?.. – возмутилась Валанди, но не знала, что возразить ему. А что это было за обращение, «детка»?! И этот нахал еще смеет обвинять ее! Она скинула капюшон и в гневе уставилась на Сектара, но продолжала молчать.

– Если мы не будем доверять друг другу, то проиграем, – Закнеыл нахмурил брови. – А если мы проиграем, мир так и останется под гнетом магов. Ну да ладно, где там пойло, – попытался разрядить он обстановку после всего.

– Это лишь первая встреча, а ты требуешь от нас довериться друг другу? В наше-то время? – буркнула Кая и повернулась к Сектару, чтобы тот дал бутылку, но заметив Валанди, не могла не оскалиться, но скорее из-за испуга быть обнаруженной. – Богов ради надень капюшон!

А сама подумала, что точно та в сговоре с кем-то, если не боится быть обнаруженной. Гинтара этот момент тоже не порадовал, но его с просьбой опередили, а Сектар… Он просто подал выпивку Кае, которую та поставила Заку.

– А тебе нельзя, – улыбнулся Гин, двигая бутылку к Заку ещё ближе.

– Я, возможно, проживаю последние дни, а ты мне пить запрещаешь?

– Уж точно не на кануне полнолуния, – но чтобы сильно не расстраивалась, обнял её, вот только его рука была скинута с обиженным видом.

Валанди быстро накинула капюшон, но мысленно проклинала свои золотые волосы. Ей надоело скрываться, надоело, что она не может показаться на людях, показать свою красоту и ловить восхищённые взгляды, как раньше. Теперь были только капюшон и тени. Она расстроено опустила голову на стол, даже пить не хотелось.

– Можете и не доверять, но чем сплоченнее команде, тем больше шансов на победу, – пожал плечами Зак. – У нас одна цель, и нет права на ошибку.

– Скажи это этой безумной, которая свою капну волос направо и налево показывает, – сказал Сектар. – Ты как до сих пор ещё не поймана, девочка? Рано или поздно деньги кончатся.

– Сектар, успокойся, пожалуйста, – терял терпение Гинтар, который наконец-то дорвался до своей еды. И пока звёздный наливал себе вина, Кая обгладывала кость, а Сектар перешел к сладкому на блюде, старший брат обдумывал всё. – Вот каков план на ближайшие сутки. Вы… эм…

– Её Валанди зовут, – почему-то ответил Сектар.

– Валанди, простите, но ночевать будем все вместе. После обеда перебиремся в комнату. Вы будете рисовать карту, а Сектар и Кая пойдут в город, закупаться в дорогу. По их приходу мы всё ещё раз обмозгуем, составим план, а дальше спать. Я первый буду дежурить. Так как мы друг друга не знаем, можно дежурить парами.

– Выкрашивала в черный, – ответила Валанди только Сектару. – Но долго не держится, да и выглядит отвратительно.

– Меня устраивает план, – согласился Зак.

– Тогда… – поднялся Гинтар со стула, и так как себе не налил, взял бутылку в руки, – да помогут нам боги!

========== День 15. Музыкальное AU ==========

Запыхавшись, Валанди со всех ног неслась от парковки в студию, где должна была проходить репетиция их группы. Менеджер что-то напутал с расписанием и устроил для нее интервью в журнале, не позаботившись, чтобы оно вовремя закончилось. Поэтому вокалистка группы «Without letters» опаздывала уже на двадцать минут, а ведь студию удалось снять всего лишь на два часа! Пусть они и были довольно популярны, но агентству на это начхать – кто платит, того и время.

– Простите, простите, – влетела она в отведенное им помещение. Ребята уже успели настроить инструменты, Закнеыл равнодушно брынчал что-то на гитаре, а Гинтар тихо беседовал с сидящей за установкой Каей. – Альфред что-то напутал с расписанием, и я задержалась на интервью.

– Опять спрашивали про твои отношения с тем идолом? – спросил Зак, не отрываясь от гитары.

– Да было бы о чем спрашивать… – разочарованно протянула Валанди, скидывая вещи на пуфик в углу. – Стоило пересечься с Сектаром на одной вечеринке и выпить вместе, как сразу слухи разлетелись по всему Интернету.

– Зато нехило нам подняли популярность, мы даже в топ попали. Готова? – Закнеыл поднялся с места, смотря, как Валанди подходит к микрофону.

Гинтар и Кая проводили подругу только взглядом. Если Гину было всё равно, так как свою партию он знал лучше, чем свои пять пальцев, то Кая нервничала. Для себя ей репетиций было всегда мало. Может, лишь самовнушение, но ей постоянно казалось, что где-то что-то она сделала не так.

– Только больше без опозданий, – всё же сказала она. – И так нынче проблема с местом для репетиций.

– Кстати, Кая, а как там дела с домом? – вспомнил Гинтар, надевая на себя ремень с гитарой и поправляя её.

– Отлично! Ещё пару недель посношаться с документами, и дом мой! Вроде как бывшие жильцы не дают ещё задний ход, как те.

– А я тебе сразу сказал, что не нужно было говорить, зачем тебе обязательно нужен гараж.

Кая недовольно зыркнула на парня и со всей силы ударила по кэшу, оповещая неприятным звоном, что разговор на эту тему закончен.

– Я же не по своей инициативе на это интервью поперлась, – буркнула Валанди. Ей самой не нравилось, что она опоздала, но правда неслась по улицам на машине, как сумасшедшая, наверняка нахватала кучу штрафов.

Она прокашлялась, быстро произнесла какую-то скороговорку и кивнула Заку, мол, готова. Он сразу начал играть свою партию, а Валанди запела одновременно с этим:

«Voices in my head again

Trapped in a war inside my own skin

They’re pulling me under

Go!» *

Крикнув последнее слово, она оторвалась от микрофона, и вступили остальные.

Закнеыл агрессивно цеплял медиатором струны, покачивая головой вместе с ударами барабанов, которые воспроизводила Кая. Гинтар был менее импульсивен в своей игре, но это не значило, что его игру на бас-гитаре не было слышно. Ему приходилось стараться меньше, но он отдавал всего себя даже на обычных репетициях.

Кая выплескивала весь свой негатив на барабанах, особенно уничтожая палочками тарелки, но всё было гармонично. Никто из играющих не выделялся на общем фоне, музыка была заводной, призывающей к действиям. Только этим проигрышем они умели завести толпу.

И как они все смотрелись: одетый во всё черное и с такого же цвета волосами Закнеыл, вся светлая и солнечная Валанди, и серый с голубым Гинтар. Сочетание странное, но этим они и завораживали.

Когда Валанди вновь запела, музыка стала спокойнее, но лишь до припева, когда всё начиналось заново. Под конец Валанди подпевали уже все, и с таким чувством, что песня будто бы про каждого из них. Про голоса в головах, которые затягивают куда-то далеко, в бой, из которого нельзя выйти победителем.

Кая и Валанди закончили позже всех, и когда последнее слово песни было сказано, группа выдохнула, давая себе и инструментам немного передохнуть.

Гинтар был доволен работой. Он считал, что это была лучшая репетиция. Сколько они уже эту песню перепели? Он обвёл глазами ребят и довольно улыбнулся.

– По-моему, неплохо. Можно наконец-то приступить к новой.

– Да мы вообще офигенны! – кажется, песня заразила саму Валанди энергетикой. – Эта песня взорвет зал. Сделаем ее заглавной в следующем альбоме. Осталось накорябать ещё одиннадцать песен, и можно идти записываться. Кстати, Гин, что сказали продюсеры по поводу сингла? Нам дадут его выпустить, или всё-таки нужно готовить полный альбом?

А спрашивала она у Гинтара, потому что именно его отправляли от группы на подобные переговоры, как менее импульсивного. Зак бы тоже сошел за переговорщика, но, как правило, он всегда был на своей волне и мог согласиться на невыгодные условия. Зато какую музыку сочинял!

– Хотелось бы сингл, – задумчиво произнес Зак и улыбнулся. – Тогда клип начнем опять снимать. Мне понравилось в прошлый раз.

– Это потому, что у тебя была главная роль, – усмехнулась Валанди.

– Ну, скажем так, время пришлось перенести, – расстроено сказал Гинтар, подходя к барабанам и постукивая по ним пальцами, за что от Каи получил по рукам. – Я там оказался одновременно с Сектаром, так что меня не просто не слушали, но даже не смотрели. Даже пытаться не стал.

– О, тогда да, мы на его фоне действительно средненько смотримся, – расстроилась барабанщица, но не так сильно, как остальные.

– Но не переживайте, – улыбнулся Гинтар и, судя по тому, что сейчас всех больше волновали разговоры, чем репетиция, снял с себя гитару и прислонил к установке Каи. – Дункан такой человек, что любит красивые слова. С ним я и договорился о новой встрече, а там, поверьте, обвести его вокруг пальца труда не составит, так что сингл не за горами.

– Может, мне отвлечь Сектара, когда ты пойдешь к Дункану? Ну, чтобы опять не пришел и не помешал, а то он же звезда, приходит, когда захочет и куда захочет, – предложила Валанди.

– Если вас увидят вместе, опять пойдут слухи. Хотя, нам это даже на руку, – подытожил Зак, сложив руки на гитаре.

– Журналисты горазды на выдумки, – отмахнулась Валанди. – Говорю же, мы с ним даже ни разу не касались друг друга, даже за руку не здоровались, просто пообщались немного.

– Это ты потом всем его поклонницам доказывать будешь. Ты знала, что у тебя свой клуб антифанатов есть? – хлопнул он ее по плечу грифом.

– Хейтеры – тоже пиар, – подмигнула она ему.

– Только как бы тебя эти хейтеры в углу не прижали, – усмехнулась Кая. – В подростковом возрасте я была в группе хейтеров Кейлит. Помните группу «The Skalls»? Когда Кейлит была замечена с солистом, его фанатки реально за ней охотились. Эх, было время…

– Может, всё-таки продолжим? – успел соскучиться Гинтар. – А что касается отвлечения… я сомневаюсь, что он припрется в кафе на Брэйр сквер. Не его уровня место.

И оглашая начало репетиции, Гин вновь надел гитару и провел по ней пальцами, будто проверял работоспособность.

– Прогоним «Voices» ещё раз или поработаем над новым? – спросила Валанди, снимая микрофон со стойки.

– Ну, из нового у меня есть наработка, послушайте.

Закнеыл заиграл нестройные рифы, которые складывались в необычную мелодию. Над ней ещё работать и работать, но звучание было. Гинтар, немного послушав, постарался подстроиться, за ним и Кая. Уже сложилась полноценная мелодия, Валанди без слов подпевала.

– Ноты сделал? – спросила она, когда все затихло.

– Ты же знаешь, я не люблю эту писанину, – почесал Зак в затылке.

– Тогда хотя бы запись сделай. Как я тебе слова напишу?

– Хорошо, не кипятись.

Кая над ними посмеялась, а Гин только хотел было открыть рот, чтобы что-то сказать, как дверь в их небольшое помещение открылась, и кто бы там был? По всем законам жанра – Сектар.

– О, а я наделся, что приду пораньше, а тут никого не будет.

– У нас тут ещё пятнадцать минут, – сразу огрызнулась Кая. – Пошел вон.

Уж она с Гином, в отличие от Валанди, относились к нему именно как к сопернику, очень зазнавшемуся сопернику. И на его физиономии сразу появилось доказательство этого в наглой и ехидной лыбе.

– Да я мешать не буду. Тут постою, – закрыв дверь, он тут же облокотился на неё, – и звука не произнесу. Привет, Валанди.

– Куда охрана смотрит? – пробубнила барабанщица, потеряв всякое настроение репетировать.

– Привет, Сектар, – подскочила Валанди, поправляя прическу.

Закнеыл, увидев это, закатил глаза. Его счастье, что он стоял спиной ко входу, и Сектар этого не видел. Поняв, что оставшееся время они вряд ли будут репетировать, он откопал в своих вещах наушники и собирался устроиться с гитарой на диванчике.

– Эй, ты куда? – пнула его в коленку Валанди. – У нас ещё есть время, с гитарой успеешь пообниматься. Можем сыграть что-нибудь из старенького.

– Не хочу я играть при этом напыщенном индюке, – буркнула Кая, посмотрев на Сектара. Он от этого только ярче улыбнулся.

– Всё ещё думаешь, что я сплагиатил вашу последнюю мелодию?

– А разве нет?

– Я тебе уже советовал попринимать антидепрессанты, а то тебе глюки всякие мерещатся.

Девушка вскочила, сжав кулаки, явно надеясь навалять этому индюку, но Гинтар успел схватить её за руку и усадить обратно.

– Мы здесь не для этого, – строго сказал он. – У нас есть цель, так давайте к ней идти. Валанди, к микрофону. Закнеыл, на своё место. Кая… заткнись, хорошо? Всё, работаем!

И он первый заиграл на гитаре, как Валанди и просила, что-то из старенького. Но, честно признать, ему и самому было трудно. Сектар так и сверлил их взглядом. Да так осуждающе, словно он один единственный человек в мире, который видит все их ошибки, будто они были так очевидны. И надо признать, когда он нарочно зевнул, будто ему скучно, Гинтар пару раз явно не попал в ноты.

Заметив его ошибку, Валанди нахмурилась и повернулась, чтобы поймать взгляд Гинтара. Не прерывая пения, она жестом показала, чтобы он смотрел на нее, а не на кого-то еще, и сама не отпускала его глазами до конца песни. Но зато он сосредоточился и больше не ошибался.

– Больше уверенности, мы не на прослушивании, – сказала она, когда музыка закончилась. – Посмотри на Зака, он вообще непробиваемый, играет в свое удовольствие всегда и везде, кто бы ни смотрел. Расслабьтесь, иначе опять потащу вас всех в караоке, и будете полтора часа слушать «Дым над водой» в моем исполнении.

– Лучше сразу пристрели нас, – простонал Зак.

– Ах так? Начинай играть, я прям сейчас петь ее буду, – пригрозила Валанди и вдохнула поглубже, готовая выдать первые строки знаменитого хита.

– Я об тебя тарелку погну, если из твоего рта хоть нота этой песни вылетит, – приготовилась уши закрыть и Кая.

– Браво, браво, – улыбнулся Сектар и лениво посмотрел на часы. – Время вышло. Дайте теперь профессионалам порепетировать.

Валанди улыбнулась ему, и пока все остальные собирали инструменты, подошла ближе.

– Профессионал, поделись опытом: как ты увиливаешь от вопросов о личной жизни? Меня сегодня на интервью опять закидали вопросами о тебе. Ладно бы там правда были компрометирующие фотки, но мы на них просто стоим рядом. Такой ажиотаж вокруг, будто ты никогда раньше с девушками на вечеринке не общался.

– Я просто на них не отвечаю, вот и пытаются добиться информации у моих девушек, – пожал он плечами, отходя от двери, чтобы те ушли побыстрее. – Что хочешь им, то и отвечай, мне не жалко, за свою репутацию не боюсь.

– Даже если скажу, что мы встречаемся? – хитро сощурила глаза Валанди, но сразу же вздохнула, мол, не переживай. Конечно ничего такого она не скажет. Во-первых, какой с этого прок, если их больше вместе не увидят? Во-вторых, агенство ей не позволит. А жаль, она бы не отказалась попытать счастье с ним. Но увы, где он, а где она? Вот когда их группа продержится в чартах месяц и больше, тогда и можно будет взглянуть на Сектара, как на равного. Хотя даже тогда он не перестанет задирать нос.

– Не ты скажешь, так пресса, – пожал он плечами. – Со мной в газетах не спал только ленивый, так что, знакомясь с девушками, я сразу говорю, что со мной будет трудно. Но они разве слышат меня?

– Чтоб ты гонорею подцепил, кобель, – бросила ему Кая, когда Гинтар взял её ношу, а она его гитару, и оба первые вышли из помещения, недобро посмотрев на Сектара.

– И тебе удачи в личной жизни! – только засмеялся он.

– Со мной тоже трудно. Видал, какая я красотка? Вот подожди, стану популярнее, поклонники толпами бегать будут, – посмеялась Валанди, провожая взглядом своих товарищей. Самой бы тоже пора уходить, но так не хотелось расставаться с ним. Однако вещи свои забирать пошла. – В любом случае эта история с тобой только плюсом мне. Да, появилась куча хейтеров, но черный пиар – это всё-таки пиар, мне нечего жаловаться.

Подойдя к двери, она обернулась, не зная, как попрощаться, чтобы обеспечить себе новую встречу.

– Удачи тебе с поклонниками, – засмеялся он от её фразы, не заметив никаких намёков. А может, зачем ему намёки? – И берегись моих фанаток.

Он сделал ей жест рукой, мол, тебе пора, а сам подошел к микрофону, за которым не так давно стояла она. И вот так просто, без музыки и без своей группы, он запел. Запел как ангел, но в теле дьявола.

Валанди замерла в немом восторге. Мысленно пообещала, что обязательно заполучит его. Он станет ее, а толпа фанатов пусть захлебнется в слезах.

– Я отниму у тебя большой кусок славы, только подожди, – тихо произнесла она, не зная, услышал он ее или нет, но это неважно. Улыбнувшись, она вышла, догонять свою группу.

Комментарий к День 15. Музыкальное AU

* Motionless In White – Voices

========== День 16. Постапокалипсис AU ==========

Прошло двадцать восемь недель с того рокового дня, когда над миром пролился тот дождь. Он унес с собой миллионы жизней, но самое худшее началось потом. Теперь каждый раз, когда шел дождь, среди капель воды появлялись неясные тени, и стоило попасться им, как человек растворялся, превращаясь в одного из них.

С каждым дождем выживших становилось все меньше, пока не осталось никого. По крайней мере Закнеыл думал, что остался один. Вот уже неделю он не встречал ни единой живой души, зато черные тени в дожде являлись каждый день. Ему повезло найти небольшой городок, где можно было прятаться под крышами уютных домов, но вечно оставаться там было нельзя – продовольствие само себя не добудет.

Заведя одну из брошенных машин, Зак помчался к близлежащему городу. Однако на полпути кончился бензин, и ему ничего не оставалось, кроме как взять свою поклажу и отправиться дальше пешком. К счастью, дождя в тот день не было.

Городок, в который попал Закнеыл, тоже оказался совсем маленьким. С разочарованным вздохом он вошёл в ближайший дом. Зак уже не рассчитывал найти что-то стоящее в нем, ведь если жители держались довольно долго, то скорее всего и продукты все поели.

Живот неприятно сводило от голода, и Закнеыл решил разместиться на обед в доме. Достав последнюю банку консервов из рюкзака, он накрыл на стол, вывалил содержимое на тарелку и аккуратно принялся за еду. В доме ему ничего не угрожало, даже если пойдет дождь.

Выглянув в окно и не обнаружив на небе и намека на дождик, Зак решил проверить ещё парочку домов перед сном. К сожалению, и они не смогли его ничем порадовать. Уже потеряв всякую надежду, что в этом городе найдется хотя бы заначка с консервированными бобами, он разочарованно плелся по улицам, но вдруг сзади послышался вскрик и звон металла. Обернувшись, он успел заметить светлые волосы, скрывшиеся за углом, рядом с которым рассыпали что-то похожее на кастрюли.

***

– Н-не п-поверите! Т-там… – Валанди забежала в дом, где они с ребятами остановились и, заикаясь, пыталась объяснить увиденное. В глазах ее был полный ужас, ей пришлось сделать глубокий вдох, прежде чем она смогла нормально говорить. – Там тень! Но сейчас нет дождя. Но оно все чёрное! – в итоге так нормально и не объяснила.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю