290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тридцать эльфийских жизней (СИ) » Текст книги (страница 14)
Тридцать эльфийских жизней (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Тридцать эльфийских жизней (СИ)"


Автор книги: Skazka569






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 16 страниц)

– Я ведь могу ответить, – улыбнулась Валанди и взмахом руки перенесла себя вплотную к Сектару, сковав их золотой цепью. Надув губки, она спросила: – Тебе не понравилась моя статуя? Я ведь старалась. Как думаешь, что случится, если два бога начнут играть друг с другом?

– Играть друг с другом? – переспросил он, приподнимая бровь. – Это о каких же играх ты, богиня, говоришь?

Он снял с неё золото, но лишь для того, чтобы она ему на своём примере показала, что там в её понимании «игры». Нет, знал, конечно знал, и нарочно подстрекал её. Что такое рай? Мир, гармония, веселье и удовольствие, и богам не чуждо последнее. Они получают его разными путями, и Сектар намеревался пойти по своему любимому.

– В моём мире возрастут горы бриллиантов и злата, а в твоём начнутся новые катаклизмы. Но ведь тебе же не жалко свой мир, верно? – и к скованному богу добавилась хитрая улыбка.

Кая же опять надула губы и скрестила руки на груди, будто обиделась на Зака. Хотя, не её же в воду скинули.

– Закнеыл, ты совсем ушел в свой мир. Мы же сначала игрались, потом это стало каким-то хобби, но ты слишком сильно погружаешься в это, совсем нас забыл!

– Мне хочется понять ход мыслей созданных мною существ. Почему они делят все на добро и зло, хотя эти понятия не существуют раздельно? – попытался пояснить Закнеыл, подходя к Кае. Он приобнял ее и улыбнулся. – Ты, что, начала скучать без меня? Показывай своих пушистиков.

– Что, если мы отправимся на какое-нибудь облако, где помягче, одни? – прошептала Валанди, стрельнув глазками в Зака и Каю, проверяла, не слышат ли они их разговор. Вернувшись глазами к Сектару, она коснулась его груди и провела пальчиками к шее, дотрагиваясь волос, цвет которых ей безумно нравился. – А ведь природные явления бывают не только разрушительного характера. Вдруг от игр с тобой в моем мире засветит солнце и расцветут цветы? Я не всегда была ходячим бедствием.

– Что-то я не могу припомнить такого, – протянул Сектар, возводя глаза к небу, словно действительно пытался вспомнить такой временной промежуток, после чего покачал головой, мол, нет, не помню такого. – А чем тебе не нравится это место? С каких пор ты стала такой стеснительной? Уж не пришибешь ли ты меня молнией где-то на облаке? А ведь точно! Вдруг ты не сможешь себя контролировать и нашлешь на меня молнию? И тогда я стану первым убитым богом.

– Конечно я без тебя скучаю, – по-детски возмутилась Кая. – И ничего показывать не буду! Я тебе уже показывала, тебе явно было не до моих созданий, а сейчас просишь показать только из вежливости. Даже на ножки мои не смотрел, хотя они были у тебя перед глазами.

И хоть выглядело, что она ругается, сама создала позади Закнеыла несколько остроклювых птиц, которых изобретала не так давно. Все они кружили вокруг его ног и клевали его не сильно, но ощутимо.

– Ай, Кая, прекрати! Убери их, – возмутился Зак, стараясь увернуться от острых клювов. Но она не убирала. Тогда он нахмурился, и птицы вокруг него начали драться между собой. – Ну вот, я даже на чужих созданий так влияю, – поник он и привалился опять к камню.

– Думаешь, я справлюсь с тобой одной молнией? Мне это льстит, – улыбнулась Валанди и послала Сектару заигрывающий взгляд. – Мне наскучил этот пляж и хмурое лицо Зака. Бог войны пытается понять, почему в его мире постоянно происходят войны – разве не смешно? Но если ты не хочешь уходить, тогда я тоже останусь, – она прильнула к нему, кладя свою голову на грудь.

– Ему нужно время это осознать, – улыбнулся Сектар, но стоило Валанди облокотиться на него, он смешно закрутился в разные стороны. – Ты не хочешь снять с меня цепи? Я тебя освободил сразу, между прочим. Как бы мне ни пришлось тебе потом припоминать этот казус.

– Сам просил показать, – одного моргания хватило, чтобы птицы исчезли. Даже как-то грустно стало при взгляде на своих тварей, которые просто так друг с другом дрались, хотя понятно, из-за чего, точнее из-за кого. – Может, ты просто не контролируешь свою энергетику? – предположила Кая, встав так, чтобы быть между его ног, тоже, как и Валанди, прильнула к его груди. Хотя скорее даже легла на него.

– Не хочу быть богом войны. Почему я такой? – грустно проговорил Зак, обнимая Каю. – Вдруг однажды моя сила и на тебя повлияет, и это тебя изменит?

– Нет, не отпущу, – надулась Валанди, поднимая голову. Цепи-то убрала, но вместо этого крепко обняла Сектара. – И вообще, мы играть собирались, так что…

Она сразу прекратила это ребячество, взгляд ее стал томным, дыхание глубже, руки переползли к шее, обвивая и зарываясь пальцами в волосы на затылке.

– И какую игру ты предлагаешь? – сверкнул глазами Сектар, стоило таком тону голоса вырваться из этих пухлых губ. Он опустил к ней лицо, почти соприкасаясь губами, но не позволяя это сделать, чтобы и его дыхание заводило её: – Ты должна будешь заинтересовать меня. Я хочу какую-нибудь новую игру, которой у нас ещё не было.

– Это глупости, – отмахнулась Кая. – Твоя сила никогда не сможет влиять на разум божества. На то мы и боги. А знаешь, что? А мне нравится, что ты повелеваешь войнами и воинами. Я с тобой чувствую себя в безопасности и под защитой. Ты сильный и могучий бог, опасный, но не для меня. Вот только эти твои «уходы» в себя, мне они действительно уже надоели. Я начинаю ревновать тебя к твоему миру, ты представляешь? Да чтобы богиня ревновала? Такого не должно быть! Я, конечно, не Кейлит, – аж передёрнуло при упоминании богини красоты и невинности, – но я тоже достойна того, чтобы быть уверенной, что всё будет у моих ног, – она подняла глаза на Закнеыла и улыбнулась ему. – Знаешь, а может, мне уйти в людской мир? Уж там-то точно все мужчины будут у моих ног и не посмеют думать о чем-то другом, когда я буду рядом.

– Если таково твое желание, – печально произнес Зак, опуская руки. – Сама сказала, что я не могу повлиять на другое божество, так что и останавливать тебя не буду, если ты считаешь, что в мире людей тебе будет лучше. Но я буду скучать. Однажды моя тоска станет настолько сильной, что я не смогу больше находиться вдалеке от тебя и тоже сойду в людской мир, неся с собой войну.

– За всю нашу долгую жизнь, я не думаю, что найдется что-то, что мы еще не пробовали, хотя… – Валанди улыбнулась и приподнялась на носочках, чтобы дотянуться до его уха и прошептать: – Как насчет такого сценария: я сыграю девушку, которую принесли в жертву богу богатства, буду вся трястись при виде могучего и ослепительно красивого божества, ну, а ты сможешь сделать со мной все, что тебе заблагорассудится. Если у нас и было что-то подобное, то очень давно, я успела забыть.

– Мне нравится, – довольно улыбнулся Сектар и, обхватив Валанди за талию, отодвинул от себя. – Тогда скройся от меня на каком-нибудь облаке и призови, чтобы всё натурально было.

Сам же он испарился, и где сейчас мог находиться не знали даже боги. Зато он прекрасно знал, где его богиня, и услышит её зов даже в других мирах.

Кая на слова Зака только нахмурилась и смешно затоптала босыми ножками по земле.

– Ну За-а-ак, я не на такой ответ рассчитывала! – только сейчас она заметила, что Сектар куда-то испарился, а по взгляду Валанди нетрудно было догадаться, что они собирались уединиться. Бросив на подругу завистливый взгляд, Кая сотворила себе крылья, но лишь для того, чтобы с лёгкостью взобраться на валун и сесть на него, после чего крылья рассыпались белоснежными снежинками.

Закнеыл повернулся и посмотрел снизу вверх на Каю.

– Ты меня плохо знаешь, если все ещё пытаешься добиться чего-то, на что я не способен, – вздохнул он. Посмотрев в сторону, Зак поймал взгляд Валанди и кивнул ей в ответ на прощание, после чего богиня растворилась в воздухе.

– Ты не способен топнуть ножкой и сказать, что я только твоя? – Кая явно была расстроена, и, наверное, даже не из-за произошедшего, а из-за того, что Зак прав. Он совсем не такой, как Сектар, и хоть те боги частенько ссорились, но они всегда мирились почти моментально, пылко и страстно. Ревновали друг друга как сумасшедшие, и богиня зверей мысленно назвала такие отношения эталоном. – Ладно, забудь, – повернувшись к нему боком, она вновь принялась ткать из воздуха новых существ, но при дурном настроении они были некрасивыми и страшными. Сейчас вышло существо с малюсенькими глазами и странными лапками. И название она ему придумала короткое и некрасивое: крот.

– Прекрати дуться, – Закнеыл появился на камне позади нее и обнял. – Когда ты в плохом настроении, и зверюшки страшненькие получаются.

– А если ему нос сплюснутым сделать? – пробормотала она себе под нос. Казалось бы, ей действительно хотелось исправить своё существо, но нет. Стало интересно, понравится ли Заку то, как он себя порой ведёт. Не обращала на него внимания, бормотала свои размышления и экспериментировала с кротом, делая его всё страшнее либо смешнее.

Вздохнув, Закнеыл просто положил свою голову ей на плечо. Ему нравилось находиться с ней рядом, даже не разговаривая, поэтому он просто молча наблюдал за ее действиями и старался не отвлекать, ведь она так увлеченно занималась созданием нового существа.

========== День 25. Кино/театр AU ==========

– А куда ты пойдешь? – окликнула Валанди Гинтара. Она вытянула руку, чтобы поймать его, но на полпути замерла в нерешительности. Чуть помедлив, рука всё-таки сомкнулась на его предплечье. – Я без тебя не пойду никуда. Теперь куда ты, туда и я, одна и шагу не ступлю. Тем более, когда я остаюсь одна, это всегда приносит неприятности. Скажешь, что раньше меня это не волновало, так вот теперь волнует! Я хочу прожить долгую счастливую жизнь с тобой, а если ты этого не хочешь, тогда… Тогда я буду все время мельтешить у тебя перед глазами, чтобы ты вновь захотел.

Гинтар остановился, посмотрел на неё через плечо и вздохнул.

– По магазинам, – ответил он и двинулся вперёд, а Валанди за ним, слегка касаясь его пальчиков руки.

– Стоп! Снято, – прокричал в рупор режиссер.

Стоило услышать эти слова, как Валанди тут же вышла из образа обеспокоенной влюбленной девицы. Ее рука убралась от Гинтара, на лице появилось какое-то усталое выражение, и она зашагала к своему креслу, где уже ждала ассистентка с кофе.

– Следующая сцена будет в таверне со всеми вместе. У нас есть около часа на отдых, пока все подготовят, – протараторила девушка, подавая бумажный стаканчик.

– Когда этот сериал уже закончится? – проворчала Валанди, делая первый глоток. – Фу, что за мерзость? Там, что, карамельный сироп вместо ванильного? Замени!

Она вернула кофе в трясущиеся руки ассистентки, благо что не швырнула, как в прошлый раз. Девушка выскочила с извинениями из съёмочного павильона, как ошпаренная. Валанди взяла в руки сценарий, чтобы вспомнить свои реплики. Как бы ей ни не нравилась роль взбалмошной искательницы, отыграть она обязана достойно.

– Ты сегодня опять не с той ноги встала? – спросила вошедшая в павильон Кая, которая пусть и издали, но застала этот момент. – Ребят, простите, я опоздала!

– Опоздала! – вскрикнул режиссёр, – Мы сцены с тобой, что, ночью будем отыгрывать? Ещё раз, Лунман, уволю к чертовой матери!

– Да это не я, это пробки!

– С каких пор на велосипеде можно попасть в пробку? – тихо спросил Гинтар, чтобы никто не слышал, проходя мимо Каи.

– Утюг выключить забыла, только тихо! – в ответ шикнула Кая, и оба они переглянулись и улыбнулись.

– Я тогда в столовую, перекусить, не теряйте!

– Гинтар, тебя тоже касается! Только попробуй не успеть к сцене! – крикнул ему в ответ режиссёр и, матерясь, пробубнил себе под нос что-то вроде «Как достали эти звёзды».

Каю усадили на кресло и протянули упаковку с линзами. Она поморщилась, но всё же надела их. За столько времени научилась это делать без зеркала, быстро и ловко, но это не отменяло того факта, что глаза уже на мокром… на сухом месте из-за них.

– А Зак с Сектаром? – спросила она у Валанди, когда гримёры начали колдовать с её лицом.

– Не видела их ещё. У меня сейчас была сцена с Гинтаром только, – отмахнулась она и уставилась в сценарий, но долго не могла усидеть в спокойствии. – Где мой кофе? Если она не догадается купить ещё и сендвичи, уволю.

Валанди поднялась с места и направилась в сторону выхода, по дороге дёргая шнуровку на корсете и что-то ворча о том, как он ее достал. К ней даже подскочил кто-то из стилистов с просьбой не трогать, но она разве их слушала?

– Не завидую ребятам из стаффа, тяжело им с такими капризными актерами, – опустился на освободившийся стул Зак. Он уже был одет и загримирован, не хватало только черного парика.

– Ей можно. Она вон какая красивая, что бы ни натворила, рейтинги только вверх летят, – прокомментировал помощник, который везде следовал за Заком.

– Высокий рейтинг – ещё не показатель.

– Ага, кто-то вчера весь вечер сокрушался по поводу, что Сектар обогнал его на пару голосов.

– Лукас, что я говорил о том, что ты не умеешь держать язык за зубами? – сверкнул глазами на помощника Зак. Так и представлялось, что глаза его вспыхнули красным, но увы, сейчас на нем были черные линзы.

– Какие все деловые… – буркнула Кая, – помощники, кофе, капризы… По мне так легче поувольнять тех, кто создаёт головную боль, и взять на их места тех, кто тоже имеет талант, но кого никогда просто так не заметят.

Она намекала не на себя, но говорила по своему опыту. Это была её первая роль, саму, как говорится, подобрали на улице. И, честно, она думала, что это сказки такие, что существуют зазвездившиеся люди, как Валанди. Ан нет, существуют. Ещё как существуют. Радует, что хоть Гинтар и Зак не такие, как она и Сектар. Из них правда хорошая пара вышла бы.

– И чем на этот раз Сектар подкупил людей? – хотела улыбнуться она Заку, вот только чихнула, когда её пудрили.

– Я думаю, это из-за того, что на этой неделе в эфир вышла его сольная серия. Как актер, он хорош конечно, не поспоришь. Видела, как он сыграл в той сцене с конем? Даже у меня мурашки бегали.

Зак весь поежился, припоминая тот эпизод. Тогда он не присутствовал на съёмках и видел саму серию уже по ТВ. Его действительно пробрало, и он даже занервничал, что с появлением Сектара в сериале, его сместят с первого места. Так и случилось.

– Ничего. Буду выкладываться на двести процентов и верну себе лидерство в рейтинге.

– Да у тебя и так все в порядке, предложения сыпятся одно за другим. Зачем рвать так ради рейтингов? – опять вставил свое слово Лукас.

– Это дело принципа уже!

– Вот-вот, – поддакнула Кая Заку, деловито качая головой. – Это дело принципа! Мужчины же должны мериться своими… рейтингами!

В этот момент хмуро вошел Гинтар и, лишь махнув рукой Заку в приветствии, сел на своё место недалеко от режиссерского кресла. К нему тоже сразу подбежали гримеры, ругая за то, что он явно ходил в уборную ополоснуть лицо.

– Быстро же ты поел, – даже удивилась Кая. Уж Гинтар тут был любителем не просто поесть, а пожрать.

– Она закрыта, – недовольно буркнул он, приподнявшись и доставая из-под себя сценарий. – Вот точно тебе говорю, это её специально закрыли, чтобы я не ел.

– Ты поправился на три килограмма, – услышал это режиссер. – Я тебе сказала, если наберёшь еще хоть триста грамм, отправлю в спортзал на всё время, пока будем отыгрывать сцены с лунными и звездными! Чёрт возьми, где Сказнов? Я с вами всеми одна тут с ума сойду! Закнеыл, готовь парик! Кая, ещё раз чихнешь!.. Где Валанди?

– Вот-вот, у тебя ещё есть одна постельная сцена, собираешься отрощенный животик в ней показывать? – подколол коллегу Зак.

В это время продюсер бегал среди готовящихся декораций с громкими криками и матами, что работники поставили кружку не в том месте. За этими криками никто не заметил, как подошла Валанди.

– Ты сидишь на моем месте, – произнесла она, сверля взглядом Зака, и холод ее голоса пробирал до костей. Зак быстро смекнул, что лучше свалить по-хорошему. Валанди проследила за его действиями, фыркнула на стул и решила, что не будет садиться, пока он не остынет. Она прикрикнула на ассистентку, лишь бы сорвать на ком-то недовольство: – Кейлит, почему не следила?

– Я покупала Вам новый кофе, простите, – пропищала девушка, опустив голову. Валанди что-то пробурчала на это недовольно и отошла, заметив знакомую фигуру у входа. Уж этот парень понимал, какие все бестолковые вокруг.

Кая только косо посмотрела на Валанди и тяжело вздохнула. Она уже попросила брата, что если начнет превращаться в такую, как она, то пусть её стразу пристрелят. Зато и она заметила ту самую фигуру, с которой у неё и в жизни дела складывались очень плохо.

– Чего приперся? – «поздоровалась» она. – С тобой сцены только вечером будут снимать.

– Хочу ещё раз увидеть, как играют бездарные актеры, которых явно с помойки подобрали, – ответил Сектар, проходя в павильон. Он взглянул на всех, кроме одной девушки, как на мусор, а подойдя к Валанди, поцеловал её в макушку. – Привет, киска.

– Да уж лучше жить в помойке, чем стать такой самовлюбленной сволочью, как ты.

– Ещё один голос в сторону друг друга!.. – всё это не скрылось от ушей режиссера.

Валанди сразу захлопнула открывшийся было рот и, фыркнув ещё раз, отвернулась ото всех, уделяя внимание только Сектару.

– Поздравляю с первым местом в рейтинге, – улыбнулась она ему. – Иначе и быть не могло. Ты уже выбрал, в каком проекте после сниматься будешь? Хочу, чтобы мы снова вместе работали.

Зак вернулся уже в парике и снова чуть было не сел на свободный стул Валанди, но вовремя опомнился и просто встал рядом.

– Предложений много, я их даже не рассматривал, – пожал он плечами.

– Сек, давай на грим, чтобы потом на тебя время не убивать, – сказал ему режиссёр, и он пошел, только вот Валанди за руку взял, чтобы она с ним постояла, пока его прихорашивать будут.

– Ребят, мы уже почти завершили съемки, может пойдём куда-нибудь? Валанди, Сектар, Зак? В пиццерию за углом, давайте? Мы давно не собирались, – выдвинул предложение Гинтар.

А в это время Саяр внимательно читала сценарий и всё делала какие-то пометки. Когда она дошла до предпоследней страницы, то тяжело вздохнула и поискала взглядом Сказнова.

– Слушай, так что мы решили? Будем убивать кого-нибудь или нет?

– Я за драму, – пожал плечами продюсер и уселся на соседний с режиссером стул.

– В пиццерию за углом? Это шутка какая-то? – спросила Валанди. – Ты ещё в «Макдональдс» предложи сходить.

– А я не против, – подал голос Зак.

– Ну вот, а ты, Сектар? – спросил Гин у второй звезды.

– Я поддерживаю Валанди. Сами питайтесь в своих помоях, а мы с ней отпразднуем мой рейтинг в приличном ресторане.

Гинтар и Кая переглянулись и закатили глаза, в то время как Саяр опять пробежалась взглядом по сценарию.

– Хорошо. Кого тогда?

Тут-то Кая и напряглась. Всегда убирают тех, кто меньше светится, новичков или ещё кого. Не хотелось ей, чтобы её персонаж умирал.

– Эй! – и пока она пребывала в задумчивости, Гин всё пытался до неё докричаться. – Ты с нами? Или опять скажешь, что не можешь?

– Не могу, – грустно улыбнулась она актеру.

– Ну, Зак, тогда вдвоём.

– Почему вдвоём? Лукас с сестрой тоже пойдут. Кей, ты ведь пойдешь? – спросил он у помощницы Валанди. Та с опаской глянула на свою звезду, на расписание в блокноте и осторожно кивнула Заку.

– Дай посмотрю, – задумчиво протянул продюсер, забирая сценарий у режиссера. Он пробежался по последней серии глазами. – Нужно ещё посоветоваться со сценаристами, но я предлагаю вот здесь, – он ткнул в строки. – Значит, признается он в любви и жертвует собой. Побьет все рейтинги!

– Можно, – кивнул режиссёр и обвел глазами актеров. Думал, сразу сказать, но пусть ребята сейчас не отвлекаются. Последние дни съемок, нужно, чтобы их головы были в тех декорациях, которые будут в данный момент. – Тогда объявим вечером, когда с таверной закончим, а дома пусть разучивают новые диалоги.

– Кей, ты уже двадцать раз могла уйти от неё, – непонимающе сказал Гинтар. – Тебе работать не у кого? Ну, давай у меня, на тебя смотреть больно.

– Как актриса, она великолепна, – шепнула Кейлит, подходя ближе к Гинтару и подальше от Валанди. – Я могу многому у нее научиться. Так что, Гинтар, ты мне не подходишь.

– Ага, а что же ты тогда ноешь каждый вечер дома, как тебе плохо? – усмехнулся Лукас.

– Да пусть унижается, сколько влезет. Сама убежит, когда поймёт, во что её может превратить Валанди. Ну или когда Валанди её выкинет. Я сомневаюсь, что такие вообще помнят добро, – Кая вновь покосилась на парочку. Сектар улыбался только Валанди, ласкал её ручки, пока его лицом были заняты, что-то нашептывал. – Гин, они же вроде просились у продюсера, чтобы их парой сделали. Не знаешь, почему отказали?

– На тот момент у меня рейтинг был выше, чем у него. Думаю, только из-за этого. Сейчас, если они насядут на уши режиссёру и продюсеру, то, думаю, они их дожмут.

– А сам-то не хочешь, – сверкнула глазами Кая. – Кто ещё может похвастаться постельной сценой с Валанди?

Гинтар улыбнулся, но тактично смолчал.

– Сейчас уже смысла нет, у нас финал, и по сюжету Валанди выбрала Гинтара, так что тут ничего менять не будут, – рассуждал Зак. – А вот во втором сезоне они уже могут что-то поменять. Кстати, о втором сезоне было официальное подтверждение?

– Только знаю, что они ждут реакцию зрителей, – пожал плечами Гинтар. – Сами видите, какой у нас финал, так что там точно будут комментарии. Да ещё и какие!

– Тем более, если кого-нибудь из нас убьют, – закивала Кая. – Да и конец не однозначный. Хотя заготовки я слышала, не знаю, насколько они правдивы.

– В любом случае эти двое, – кивнул Зак на режиссера с продюсером, – могут подговорить сценаристов вообще все переписать, и мы получим неожиданный финал. Уже не раз бывало, когда они присылали нам вечером измененный сценарий, а с утра уже все реплики знать нужно. Изверги!

– И извращенцы, – буркнула Кая и еще тише добавила: – Вот наверняка они друг с другом всё это стесняются выполнять, а на нас отрываются!

– Что-то я не помню, чтобы ты возмущалась в дни постельных сцен, – хитрюще взглянул на неё Гинтар, и та аж краской залилась. – Но я с тобой согласен. Иногда они палку перегибают.

– Точно, – поддакнул Зак. – Иногда мне кажется, что мы в эротике снимаемся. Так мы скоро «Игру престолов» по количеству откровенных сцен перегоним.

– И от тебя я раньше возмущений не слышал, – протянул Гинтар. – Что ж вы, люди дорогие, раньше об этом не вспоминали? С вышками никто не ссорился, контракты все читали.

– Ой, заткнись, Гин, – засмеялась Кая. Ему-то хорошо, действительно никто больше не похвастается, с кем и сколько раз приходилось спать. – Если будет второй сезон, обязательно буду возмущаться, чтобы ты мне больше этого не припоминал.

– Ребята, время пятнадцать минут! – на всю округу вскрикнул режиссер. – Уши все приклеили? Парики?

– Да готовы мы, – вздохнула Валанди и с улыбкой посмотрела на Сектара. – Что ж, пойду притворяться безбашенной эльфийкой.

Она сжала его руку и пошла готовиться к сцене. Ей тоже поправили макияж, она бросила последний взгляд на свои реплики и села за стол в построенной для этого эпизода таверне.

– Пойдем тоже, с нас начинается, – позвал Зак Каю и тоже двинулся к столам.

========== День 26. Игрушки AU ==========

Гинтар выпрыгнул из мусорного бака и с грустью проводил уезжающую машину, в которой за рулём сидела дорогая хозяйка, некогда ребёнок, который так любил всё то, что сейчас валялось в мусорке.

– Пружинка, – позвала его кошечка. Разноцветная игрушка посмотрела вниз, но ничего не смогла сказать грязной плюшевой полосатой кошечке, в которой дырок было больше, чем в дуршлаге. То и дело сидящая рядом Барби всовывала обратно в нее вату, вылезающую наружу, – она больше не вернется?

Гинтар лишь согнулся, изображая грусть, и выброшенные игрушки с тоской опустили свои головы. Их хозяйка больше не вернется. Они теперь никому не нужны. Испорченные и грязные детские игрушки.

– И что нам теперь делать? – спросил Зак.

Слинки повернул свои кольца в сторону игрушки супергероя в костюме Бэтмена и повертелся.

– Как хотите! – ответил на этот молчаливый жест Зак. – Я не собираюсь гнить, как мусор!

– И куда ты собрался? – фыркнула кошечка Кая. – А если люди увидят?

– А мне плевать! – он подошел к Гинтару и, схватившись за последнее кольцо, показал жестом поднять. – Я не мусор! Я – игрушка! Детей в мире много, кто-нибудь и подберёт. Пойдёмте!

Кошечка переглянулась с Барби и перевела взгляд на поднимающегося на пружинке Зака. А что? Выбора у них всё равно не было. А если уж их и не подберут, то хотя бы мир увидят.

– Пружинка, и меня подними! – подбежала кошечка.

Так Гинтар всех и вытащил из мусорного бочка, а сам выбрался последним. Больше эта когда-то красивая радужная игрушка не была способна прыгать высоко. Её середина и конец были сильно скручены, да и поломано где-то было. Лишь благодаря этому скручиванию она ещё была такой длинной.

Барби тоже больше не выглядела модницей. Золотые волосы её не блестели на солнце, а из-за жесткости нельзя было пригладить то гнездо, которое теперь было вместо прекрасных длинных волос.

– Эх, вот выглядела я бы как прежде, быстро нашла бы новую хозяйку, – Валанди пыталась расчесать пластиковыми ручками тот ужас, что творился на ее голове. – А теперь ещё и пропахла всякой гадостью. Куда направимся?

– Просто прямо, – пожал плечами Зак.

И пошли старые игрушки искать свою судьбу в новом большом мире. Проходя мимо витрин магазинов, они видели новые игрушки, которые не шли ни в какое сравнение с ними. Это были новомодные робопсы, трансформеры и прочие навороченные приборы. Все блестели, без зависти и не взглянешь.

Валанди как увидела свое отражение в зеркальном стекле, так упала в обморок, еле откачали. Да и остальные выглядели не очень по сравнению с новенькими, чьи упаковки не уступали по яркости самим игрушкам. С такой конкуренцией у этой потрёпанной шайки не было ни шанса.

Раз уж хозяина они разочаровались найти, осталось только смотреть по сторонам, узнавая мир. Да вот много ли увидят игрушки с высоты своего роста? Стоило отойти чуть дальше от стен, и вот плюшевую кошку уже пнул случайный прохожий. И ладно бы ноги людей, спешащих куда-то, были единственной проблемой, игрушки умудрились наткнуться у мусорных ящиков на бродячих котов! Еле спаслись.

Какими-то закоулками игрушки всё-таки вышли в парк. «Вот он – новый мир», – восторженно подумали они, пока Валанди не утащил пёс, решив, что она – брошенная хозяином палка.

Комментарий к День 26. Игрушки AU

Не зашла нам эта тема, ну вот вообще никак((

========== День 27. Дворцовые интриги AU ==========

Весь дворец стоял на ушах, а все жители боялись назад посмотреть: кто-то отравил королеву Силейз, святую женщину, защитницу и покровительницу простого люда! И кто-то смел!

Обвиняли всех, но умные знали, что отравитель должен быть точно из тех, кто должен будет занять место королевы. Правда, есть одна преграда – принцесса Валанди, но некоторые и с ней уже распрощались. Уж если враг Силейз сильный и с большими связями при дворце, то и принцессе недолго жить в этом бренном мире.

Стража не отлипала от неё ни на шаг, слуги пробовали всю её пищу прежде, чем принцесса возьмет в рот хоть крошку. С ней ходили везде, даже мыться, поверяя всё – от воды до тряпок, которыми омывали её тело женщины. Советники даже вызвали братьев-принцев из соседнего королевства. Ведь чем раньше она выйдет замуж, тем скорее станет королевой, и тогда у врагов практически не будет шанса побороться за престол. А пока принцесса выбирала, за кого из принцев выйти замуж, советники искали врага прекрасной Силейз.

– Советники слишком меня опекают, – ворчала Валанди уже который день подряд. На этот раз слушателем оказалась бедная служанка, менявшая постель в комнате принцессы, пока та расчесывалась и готовилась выйти к гостям. – И зачем мне выходить замуж? Силейз правила единолично и прекрасно с этим справлялась! А мне обязательно муж понадобился. Не хочу! Вот выйду к претендентам страшненькой, сами сбегут. Где мое худшее платье?

Она бросила щётку на столик перед зеркалом и недовольно нахмурилась. Повернувшись к шкафу, она открыла дверцы, но все платья были высшего качества и сшиты специально на принцессу, что в любом она выглядела привлекательно. Да и нужно очень сильно постараться, чтобы испортить красоту.

– Тогда буду вести себя отвратительно, – надулась Валанди, потеряв надежду оттолкнуть принцев внешностью.

Она позволила служанке нарядить ее и закончить с прической, после чего в окружении стражи прошла в зал, где нужно было встретить гостей.

Как чесался язык у служанки, что без замужества королевой не стать, а Силейз просто «повезло» потерять своего супруга. Но кто она такая и как смеет перечить принцессе?

А вот гости заждались и теряли терпение. В окружении сливок общества из их дома два брата стояли, хоть и были среди них высокие графы и графини, но их было трудно не заметить. Да, дорогие одежды, ухоженные тела – это кричало о их голубой крови, но вот сам взгляд… Да будь они в старых обносках, по этим взглядам всё равно можно сказать: короли!

Один брат, более высокий, явно терял терпение, о чем говорило его нервное постукивание носком ноги по полу. Он недовольно косился по сторонам, словно примерял свою персону на фоне этих залов.

Когда же оба брата увидели… это, то лица их скривились, чего они даже не скрыли. Ладно, внешность привлекательная, но прическа… А это платье! Богатое, но неужели нельзя было для принцев подобрать что-то более красивое? Она что, не старалась? Но делать нечего.

Молча они подошли к Валанди и по-очереди поцеловали ей руку.

– Ваше Высочество, – явно с обидой в голосе на столь длительное ожидание сказал высокий принц, – рад наконец-то встретиться с Вами.

– Рада приветствовать вас. Надеюсь, вы не слишком долго ждали? – в качестве приветствия и вежливого жеста спросила Валанди. Она улыбнулась, отыгрывая свою роль приветливой принцессы ради советников, но улыбка не касалась ее глаз.

Внешне ей понравились оба принца, даже пожалела, что не уделила должного внимания своему внешнему виду, но от своей идеи править одной она не спешила отказываться. Ей не терпелось поскорее покончить с официальной частью, поэтому, коротко представившись, она пригласила пройти принцев в столовую для более приватной беседы за едой.

– Если, конечно, вы не желаете отдохнуть с дороги, – уточнила Валанди, чтобы уж совсем не показалось, что она пытается как можно скорее от них отделаться.

Оба брата переглянулись, но всё же покачали своими голова.

– Отдохнуть позже можно, – ответил вновь высокий. – Но мы Вас так долго ждали, что успели проголодаться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю