290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тридцать эльфийских жизней (СИ) » Текст книги (страница 2)
Тридцать эльфийских жизней (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Тридцать эльфийских жизней (СИ)"


Автор книги: Skazka569






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 16 страниц)

– Опять играешь со своей подругой-невидимкой? – спросила Валанди, слишком резко и близко подскочив к Закнеылу, из-за чего тот дернулся в сторону.

– Сегодня не будешь пытаться меня убить? – поинтересовался Зак, усаживаясь обратно на стул удобнее, но из-за этого лицо Валанди оказалось слишком близко к нему, поэтому он немного отодвинулся.

– Я говорила, что нас видишь только ты, потому что ты потерянный принц нашего народа, – влезла в разговор девушка в странном балдахоне с рисунком проткнутого сердца, сидящая напротив Зака.

– Выигрываешь? – Валанди будто ничего не услышала и тихонечко двинула одну фигуру на доске, считая, что этого никто не заметил. – Доктор Сектар сказал мне попытаться с тобой поговорить, прежде чем набрасываться.

– Убей ее, – лицо девушки-невидимки оказалось так же близко с другой стороны, как и Валанди.

Закнеыл оказался между двумя абсолютно противоположными девушками, как внешне, так и внутренне. С одной стороны была светлая, веселая Валанди, которая, конечно, пыталась убить Зака как минимум раз в день, но она все равно была доброй большую часть времени. С другой стороны – темная и холодная Ливафейн, которую почему-то никто не видел, кроме него, и которая старалась убедить Зака, что он какой-то принц звездных.

– О, смотри, этот опять думает, что он маг огня, – указала Валанди на светловолосого парня у фонтанчика, который громко приказывал воде превратиться в лед.

– Воды, – поправил ее Закнеыл.

– И все равно Гинтар красавчик, и что, что псих? – опять не услышала его Валанди.

А Ливафейн каким-то образом уже оказалась рядом с Гином, подначивая Зака расправиться и с ним. Она провела пальцем себе по горлу и изобразила умирающего, ткнув в парня.

– Извини, мне надо к доктору Кае, – резко поднялся Зак и быстрым шагом направился в сторону невысокого, всего в два этажа, здания.

– Эй, ты так и не сказал, выигрываешь ли! – крикнула ему в спину Валанди и заняла его место, нахмурив брови при взгляде на доску.

***

Слева от парка был выстроен особняк, светлый и красивый. У него было столько окон, что можно было с уверенностью сказать, что нет ни одного темного помещения. Через ворота на территорию этого красивого и мирного заведения въехал красный «Рено» и, объехав здание, припарковался в строго огороженной черной калиткой парковке, где постоянно дежурили двое охранников и пускали строго по пропускам.

Там уже стоял мужчина в белом халате и с улыбкой встретил вылетающую из машины низкую девушку.

– Опаздываешь, – заметил он, даже не успевая, как джентльмен, подать ей руку.

– Ты говорил, что прикроешь меня перед начальством!

– Я и прикрыл. Скажи спасибо, что они парковку проверять не стали, хотя, как знать?

Пара вышла из-за угла здания, и на глаза женщине сразу попался Гинтар, сидящий у фонтана. Он был очень далёк, но его приметную и симпатичную фигуру она могла узнать из тысячи. Грустно вздохнув, она посмотрела на сопровождающего.

– Как он? Есть изменения?

– Альфред сбит с толку. За столько времени удалось с ним лишь наладить контакт, но он полностью игнорирует советы и даже просьбы.

– А как твоя?

– Мне повезло. Валанди очень общительная, её лечение проходит очень быстро. Если всё так пойдёт и дальше, думаю, не далёк тот день, когда я смогу выпустить её в социум.

– Это хорошо, – кивнула женщина, как раз заметив и маленькую красавицу, что сидела за столиком. – Ей и так пришлось столько пережить. Считай, она здесь с детства, как только убили её родителей.

– А вон и твой идёт, – усмехнулся мужчина, указывая взглядом на идущего к ним Закнеыла. – Что ж, он от Валанди хоть не бежит, значит, она и моему совету последовала. Ладно, Кая, встретимся после работы, – мужчина приобнял девушку и поцеловал в щечку, подмигнул, шепнув тихо: – Сегодня к тебе или ко мне?

– По домам, – скуксила она носик, на что мужчина сразу обиделся. – Прости, Сектар, но у меня с Заком очень много работы.

– Смотри, ревновать начну, – улыбнулся он и быстрым шагом пошел к своей Валанди, махая рукой, привлекая её внимание.

Закнеыл, заметив докторов, ускорил свой шаг еще больше. Кивнув по пути, приветствовал лечащего врача Валанди и приблизился к своему.

– Доктор Кая, – кивнул в приветствии он и ей.

– И что тебе в ней понравилось? Я же во всем лучше, – Ливафейн была тут как тут, нагло влезая в личное пространство Каи. Она обняла низкую девушку за плечи, почти что наваливаясь на нее, и тыкала пальчиком в щеку, но доктор будто не замечала этого.

– Проваливай, – прошипел Зак, смотря куда-то над ухом Каи.

– Здравствуй, Закнеыл, – улыбнулась ему Кая, но на его слова в лице никак не изменилась. – Мы это с тобой обсуждали, дорогой. Если никто никому не может причинить вреда, то можно и не обращать внимания. Пойдём. Я немного опоздала на утренний сеанс, прости меня, пожалуйста.

Не давая ему и слова вставить, Кая взяла мужчину за руку и повела в здание. Хоть таких, как он, Валанди, Гинтар и другие, люди и боялись, но доктор нет. Она не чуралась брать его за руку, обнимать, ведь то и нужно было ему – поддержка. Надо признать, что с тех пор, как он тут появился, его состояние заметно улучшилось.

Они прошли большой холл, где собралось очень много людей. Они разговаривали, общались, даже играли в домино или шахматы – места было много, здесь вполне можно было развернуться для игр.

Оттуда – по лестнице на второй этаж, а там – в кабинет с табличкой «Доктор Лунман». Из лично её принадлежностей здесь были только стол, мягкий диван и шкаф, а всё остальное помещение занимали разные вещи, позволяющие говорящим с ней занять руки, если те того желали. Бумаги с цветными карандашами, которые Кая любила давать приходящим, кубик Рубика для тех, кто не желал с ней говорить и хотел уйти из мира в игре и в своих мыслях.

– Закнеыл, хочешь сегодня порисовать? Мне очень нравятся твои рисунки, – ведь через них она всегда видела его состояние лучше, чем это показывал он сам. Она села на диван и добрым взглядом указала на место рядом с собой. – Как ты сегодня себя чувствуешь?

– Я хочу, чтобы Вы вернули мне куртку с капюшоном, – строго произнес Зак, усаживаясь на диван. Хотя в тот же миг поймал себя на мысли, что в таком приказном тоне сказал бы принц, а он таковым не являлся, сколько бы Ливафейн ни пыталась убедить его. Тряхнув головой, он взял листок и пододвинул к себе. Особо не задумываясь, он заводил карандашом по нему.

– Мне тоже нравятся твои рисунки, – Ливафейн сидела на корточках, облокотившись на журнальный столик, на котором рисовал Зак. – Ты всегда рисуешь меня. Я правда такая красивая?

Рука Закнеыла замерла над рисунком. Наконец он обратил внимание на него: лицо невидимой ни для кого девушки крупным планом проявлялось на бумаге. Он постарался припомнить все остальные рисунки: Ливафейн с кинжалом над телом, он вместе с Ливафейн, опять Ливафейн, и так везде – везде она! Разозлившись, Зак отбросил карандаш и порвал листок на мелкие кусочки. Взял другой и принялся рисовать Каю.

– Ты об этом пожалеешь, – холодным тоном произнесла Ливафейн и исчезла.

Всё это время Кая продолжала сидеть и наблюдать за ним, особенно хмурясь, когда он выбросил лист бумаги. Что-то случилось не то – он за ночь стал агрессивнее, хотя этого быть не должно.

– Закнеыл, я тебе ещё вчера клялась, что твою куртку не брала, но обещаю, что если найду, обязательно верну, – Кая пододвинулась к нему ближе и взглянула на бумагу. – Странно, ты обычно рисовал другую женщину. Вы с ней поссорились? Она тебя сегодня посещала?

– Я ее ненавижу. Сколько я должен повторять, что не принц, чтобы она оставила меня? Сколько должен отказывать? Так она ушла, – каждое его слово было пропитано злобой к женщине, которую видел только он. Движения его были рваными, линии на бумаге получались резкими, из-за чего рисунок выходил немного неаккуратным.

Закончив его, он посмотрел на Каю и с улыбкой показал ей получившийся портрет. Он не был похож на все предыдущие рисунки, выполненные плавными ровными линиями, но в нем все равно угадывался его стиль. Кая легко узнавалась, но одна черта была очень странной: у девушки на рисунке были кошачьи глаза.

– Очень красиво, – Кая долго рассматривала портрет, после чего взяла рисунок в руку и ещё некоторое время всматривалась. – Ты не против, если этот я повешу на стену? Знаешь, меня ещё никогда не рисовали.

И ведь не соврала, чтобы пациенту стало приятно, действительно встала и, отыскав в столе скотч, оторвала кусочек и повесила прямо сбоку от стола, чтобы было видно.

То, что он впервые нарисовал кого-то другого было очень хорошим знаком, что ввело Каю в тупик. Душевное его состояние вновь сильно было расшатано, но на деле, казалось, всё было не так плохо. Кая вернулась на диван и по-дружески положила ладонь на его плечо.

– Закнеыл, если она не хочет тебя отпускать, почему бы не воспользоваться тем, что она говорит? Если ты принц, а она точно не королева, то просто прикажи ей. Она врушка, если откажет тебе в повиновении, разве нет? Может, попробуем изменить тактику? Если не получается от неё абстрагироваться, то, может, будем тогда пытаться избавиться? Но мне нужно будет время, я должна буду обдумать, как это сделать.

Возможно, она вселяла в него надежду, но для неё было важно, чтобы мужчина ей полностью доверял, верил во всём, ведь иногда в нём ещё оставались дикие повадки никому не доверять из-за призрачной женщины, по крайней мере так казалось.

Чтобы сильно сейчас не мучить своими словами Закнеыла, она улыбнулась ему и перевела взгляд на рисунок. Сейчас, издалека, особенно бросались нарисованные глаза.

– Ты действительно у меня видишь такие глаза, или решил пофантазировать? – ласково спросила доктор.

– А что не так с глазами? – Закнеыл тоже перевел взгляд на рисунок, и казалось, что только сейчас заметил эту неточность. Его глаза расширились от ужаса. – Нет, я не рисовал их такими.

– Это сделала я, – не успел он договорить, как в комнате опять появилась Ливафейн. Она мелодично рассмеялась и указала куда-то за спину Зака. – Твой отец, помнишь его?

Страха в его глазах стало еще больше, он что-то забормотал, боясь обернуться. Попытался воспользоваться советом Каи и приказать уйти Ливафейн, но она не только не подчинилась, а рассмеялась еще пуще прежнего.

– Дорогой мой, я подчиняюсь только королю, а ты пока еще не король.

– Это она не дает вернуться моему сыну? – раздался мужской голос сзади. – Просто убей ее.

– Нет! – крикнул Зак и наконец обернулся, желая остановить отца. Да, мужчина выглядел именно как его отец – те же черты, та же манера держаться, даже голос был точь в точь как у него. Но его же отец давно мертв!

В тот же миг комната вокруг Закнеыл исчезла, а сам он оказался в какой-то пещере, где Кая была прикована к столбу, а Ливафейн истязала ее. Уже не соображая, где реальность, а где вымысел, Зак просто хотел защитить своего любимого доктора. Он набросился на Ливафейн и душил ее, душил и наблюдал, как жизнь покидает эти красные глаза. В следующий момент он увидел, как двое санитаров оттаскивают его от Каи, а та кашляет и держится за горло.

Больше он ничего не запоминал. Жизнь для него превратилась в череду картин, которые сменяли друг друга, подобно кадрам фильма. Он оказался заперт в камере и в смирительной рубашке, Ливафейн продолжала являться ему и каждый раз насмехалась над тем, каким жалким он стал. А Закнеыл кричал и звал Каю все время, моля у нее прощения.

Белая комната и крики постепенно удалялись, пока не превратились в маленькую точку в черном пространстве. Закнеыл моргнул и увидел перед собой кошачьи глаза на портрете. Кажется, он завис на несколько минут, пока ловил это видение. В кабинете не появилась Ливафейн, он обернулся, чтобы удостовериться, что и отца тоже нет.

– Эти глаза? Да, я действительно вижу именно их, – он повернулся к Кае и пристально посмотрел в её зелёные глаза, из глубины которых на него смотрела черная пантера. Теперь он обречён видеть ее вместо Ливафейн. Закнеыл улыбнулся и взял новый листок, на котором изобразил эту пантеру.

Комментарий к День 3. Сюрреалистическое AU

Этот жанр был в новинку нам обеим и оказался очень сложным. Попытались рассказать историю по мере того, как мы его поняли. Надеюсь, мы попали)

========== День 4. GTA AU ==========

В Лос-Сантосе, как правило, всегда печет солнце, и этот день не стал исключением. В такие дни жители города предпочитают прятаться от солнца в прохладных барах или встречать его на пляже, где, скорее всего, проходила вечеринка. Для тусовщиков не нужны были поводы, лишь бы толпа народа, где обязательно должны были находиться горячие цыпочки с веревочками вместо купальников.

Именно этот день и выбрали для ограбления два члена банды Лас-Муиры. Совсем новенькая банда в Лос-Сантосе, но уже укрепила за собой авторитет. За три с половиной года они отодвинули в сторону банду Вагос, прибрав к рукам не только их денежки, но и уничтожив как конкурентов в распространении кокаина.

Однако, в последнее время дела шли не так хорошо, как хотелось бы. С появлением в городе Тэмплеров, дела у Муиров шли нехорошо, и пока Гроув-Стрит и Балласы не жгли им яйца, две новенькие банды могли спокойно воевать между собой, желая оставить в городе себя без каких-либо конкурентов.

Для этого, как всегда, нужны были деньги.

Приходилось спускаться в самые низы – грабить мелкие предприятия. И сегодня это был «Чикен-Белл». Там будет людей по минимому, и двое ребят в лице Закнеыла и Каи с лёгкостью смогут забрать кассу и убежать – не нужно следить за толпой народа, чтобы никто не вызвал копов.

Высокий мужчина, одетый во всё черное, но с синей маской на лице, и низкая девушка с такого же цвета платком на голове спокойно вошли в «Чиккен-Белл», но стоило двери позади них закрыться, как в их руках тут же появились «Тес-9», направленные на бедолаг за кассой.

– Гони бабло, сука! Живее, живее! – закричала девушка, давя на кассира своим криком, и подошла, угрожая пистолетом. – Зи, сторожи вход!

– Эй-эй, выкинь-ка это, – махнул стволом Зак в сторону единственного посетителя, чтобы тот даже не думал набрать на телефоне номер полиции. Вставая перед входом, он обратился к кассирам. В отличие от Каи, Закнеыл давил не криком, а своей убийственной аурой. Казалось, что такой холодный тип пристрелит и глазом не моргнет. – С ней лучше не спорить, она у меня вспыльчивая.

Однако парочке не повезло, потому что именно сегодня двое из Тэмплеров решили устроить свидание и по такому случаю ограбить ту же закусочную. Они влетели внутрь на мотоцикле, разбивая стеклянные двери, от которых Закнеыл еле успел отскочить. Мотоцикл с громким визгом затормозил и развернулся на сто восемьдесят градусов, а с него с громким смехом спрыгнула блондинка в розовом шарфе, скрывающем пол-лица. Она опустила его, чтобы смачно поцеловать своего парня с обесцвеченными волосами и только после этого вскинула «Узи», направляя на тех же кассиров.

– Ваши деньги стали наши, – она надула пузырь из жевачки, который громко щёлкнул, лопнув.

– Это ещё что за дела? – Кая и сама еле успела отскочить и, не поворачиваясь к новеньким спиной, подошла к Закнеылу, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке. – Вас-то сюда каким ветром занесло, шлюха борделевская? Слышь, а ты не отвлекайся!

Сам кассир, бедный, еле на ногах стоял от страха, но когда несколько стволов постоянно крутились, меняя цель, он чуть ли не выбрасывал деньги из кассы. Кая направила пистолет в девицу, как в более равного соперника.

– Мы сюда первые пришли, не боишься, что рядом ещё несколько наших? Не на своей территории всё-таки!

– Ты мою подружку шлюхой назвала? – наконец-то подал голос спутник блондинки, вальяжно слезая с мотоцикла и, ставя его на ножку, облокотился о него, закуривая черт знает откуда взявшуюся сигарету. – Как бы после таких слов ты не оказалась зарыта за городом.

– Если я и шлюха, то чертовски дорогая, да, мой сладкий? – Валанди подошла к Гинтару и положила голову ему на плечо, одновременно направляя пушку на Каю, но заметив второго из Муиров, перевела оружие на него. – О, а тебя я знаю. Все тебя называют Синей Смертью. Ты самый крутой, после моего Гинчика конечно, переходи к нам от этих отбросов, – она снова обратила внимание на Каю. – Только не говори, что спутался с Муирами из-за этой бабы.

– Как она и сказала, вы на нашей территории, – проигнорировал ее слова Закнеыл. – Вам бы лучше убраться.

Он тоже направил свое оружие на пару у мотоцикла. Если бы маска не скрывала его лицо, они бы увидели, как он скалился под ней, и сами сбежали.

– Видал, она и сама не прочь себя потаскухой называть, – усмехнулась Кая, но не очень-то уверенная, что всё пройдёт гладко – два на два, у каждого пушка. Но поймав кое-что взглядом, улыбнулась и немного сменила точку огня.

– Очень дорогая, – скривился Гинтар, но по-доброму, в своей манере. – И что это ещё за «переходи к нам»? Я ревную, знаешь ли. Его пристрелить первым тогда? Сука, ты нас всех убьёшь, башкой думай!

А эта ненормальная целилась ровно в бак мотоцикла, и всё же она с Заком была подальше от него, в отличие от прислонившегося к железу «Гинчика».

– Совсем двинутая?

Валанди первой нажала на крючок, намереваясь пристрелить чокнутую. Ее пистолет-пюлемет выдал очередь, однако Закнеыл успел отпихнуть Каю, чтобы она упала за стол с линии огня. Но и Кая выстрелила. К счастью, ее пуля прошла вскользь по баку, и у Гинтара с Валанди появилось время, чтобы отскочить подальше.

Получив хоть какую-то защиту, Кая опрокинула стол, хоть тот и был жалкой преградой против оружия врагов, но давало время перегруппироваться.

– Зак, за стойку! – приказала она ему. Уж у этих-то она наверняка бронированная, но, увы, её опередили с идеей.

Гинтар швырнул Валанди за ту самую стойку, а сам палил по столу, за которым пряталась Кая, только и успевая так же прятаться от её выстрелов то за столбом, то за таким же опрокинутым столом.

– Крошка, хватай деньги и валим отсюда! – в свою очередь отдал приказ Валанди Гинтар, стараясь сделать её путь до мотоцикла безопасным, вынуждая девку из Муиров прятаться и не выползать. И как же была близка его победа – он почти подстрелил её, так как от стола только щепки и остались, но кончилась обойма. – Сука, Валанди, живее!

А Кая, приметив, что залп закончился, воспользовалась, чтобы добежать до столба и стрелять уже оттуда.

– Я стараюсь, Гин!

Валанди уже пристрелила одного бармена, который откуда-то вытащил дробовик, второй пошел за ним, чтобы скучно не было, и ей пришлось самой выгребать оставшиеся деньги из кассы. Но снаружи послышалась полицейская сирена – все забыли о том единственном посетителе, у которого был мобильник.

Бросив сгребать деньги, Валанди схватила сумку и собиралась уже перепрыгнуть стойку, чтобы рвануть к мотоциклу, но ей в затылок упёрся ствол.

– Брось сумку, – тихо произнес Закнеыл, но его голос, несмотря на непрекращающуюся стрельбу, прозвучал громче выстрелов.

Конечно Валанди разжала руку, но так легко отпускать добычу не собиралась.

– Сначала стреляй, а потом разговаривай, – резко развернувшись, она выбила пистолет из рук Зака и забрала его себе. Медленно подняв сумку с пола, она попятилась, но руку не опускала. – Убивать тебя жалко. Подумай всё-таки о переходе к нам.

Улыбнувшись, она пальнула по витрине за спиной у Закнеыла, и оттуда на него посыпались осколки, из-за чего ему пришлось пригнуться. Воспользовавшись его заминкой, Валанди прыгнула к мотоциклу.

В последний момент к ней сзади пристроился и Гинтар.

– Гони, гони, гони!

Нажав на газ так сильно, что мотоцикл аж встал на колесо, двое из банды Тэмплеров красиво выехали из разбитой ещё в первую очередь витрины. Копы, рассчитывая, что это и были те самые грабители, рванули на машинах за ними, и зря – Гинтар выудил из кармана гранату, вытащив зубами кольцо, бросил назад.

– Тебе на память, крошка, – не разжимая зубы, сказал Гинтар на ухо Валанди, после чело ловко поддел кольцо, насаживая на язык, которым обвёл ушную раковину бандитки.

В это время громко матерящуюся и расстроенную Каю, которая тупо палила по яйцам трупов, Закнеыл пытался увести куда-нибудь подальше от «Чикен-Белл».

========== День 5. Джунгли AU ==========

После длительных муссонов в джунглях наконец-то наступил покой. Всё встало на свои места – хищники выползли из своих убежищ и начали охоту, травоядные, наоборот, продолжили прятаться, но теперь не от воды, а от острых зубов и когтей.

Так на охоту вышло странное существо. Оно было человеком, но двигалось, как животное – на четырёх ногах, а грязь и свалявшиеся волосы говорили о том, что оно не знало ничего о гигиене или одежде.

Оно пыталась поймать раненного капибару, который бы её кормил пару дней, но в соперниках был леопард, который, к счастью, не заметил дикую женщину, и той пришлось убраться. Пару часов она искала в джунглях мяса, надеясь вновь найти кого-нибудь раненного, но чаще всего её рационном были фрукты да рыба. И за первым пойти было намного легче. Она знала, где больше всего плодоносят деревья. А повезёт – придушит какую-нибудь обезьянку. Но то, что она увидела там, заставило её немедленно спрятаться в зарослях.

Впереди была странная, неизвестная ей обезьяна, которая ходила на двух ногах и вместо шерсти имела какую-то странную кожу. Нет, несколько кож, которве были друг на друга надеты.

Это существо заинтересовало женщину, любопытство к новому пересилило, и она выглянула из кустов, смотря, как странное существо разглядывать кору её плодоносного дерева. А если это ещё один соперник?

Закнеыл, увлеченный сначала красочной птицей, случайно оторвался от экспедиции и в погоне за неведомой красотой попал в это место, где было столько новых растений, которые он и приехал сюда изучать. Он должен запомнить все до мельчайших подробностей, запечатлеть не только в памяти, но и на бумаге. Резко оторвав руки от коры дерева, он нагнулся к своей сумке, но замер, потому что заметил странное существо среди листвы. Медленно Зак поднял глаза, боясь сделать неосторожное движение, которое могут воспринять как опасное. Перед ним был не то человек, не то зверь.

– Кто ты? – спросил он, не особо надеясь, что существо поймет его речь.

У него был странный звук. У всех зверей они почти одинаковы, но чем-то различаются, а у этого… Женщина сделала шаг назад, но он не предпринимал попыток напасть, а любопытство продолжало брать верх. Она сделала шаг вперёд, через какое-то время ещё и ещё, пока из зарослей не вышел стоящий на четырёх ногах грязный человек.

Она оскалилась на всякий случай, показывая, что умеет сражаться, что она хищник! И, возможно, он тоже её добыча! Просто нужно сначала удовлетворить любопытство.

А он вкусно пах, не как зверь. Таких запахов женщина не знала и он привлекал её ещё больше, чем вид странного животного. Она сделала медленный шаг к нему вновь, ведь что-то подсказывало ей, что он не опасен. У него не было рогов и копыт – отбиваться нечем. Когтей тоже нет, а рот слишком маленький, чтобы нанести ей вред.

Он так непривычно стоял на двух ногах. Даже обезьянам надо за что-то держаться, а гориллы долго не могут так стоять. И только это животное задало для неё мысленный вопрос: «А ты так можешь?» И ведь стало интересно. Она подползла ещё немного к дереву, у которого стояло существо, и обхватила его руками.

Закнеыл внимательно наблюдал за странным существом и даже немного смутился, когда разглядел с нем грязную голую женщину. Он на мгновение отвёл глаза, ведь не хотел поставить даму в неловкое положение, но любопытство и его пересилило.

– Ты ведь человек, ты умеешь говорить? Понимаешь меня? – сделал он ещё одну попытку поговорить, но судя по всему это было бесполезно.

Вздохнув, он отпустил свою сумку, в которой кроме карандашей и бумаги ничего не было. Он учёный, у него не было оружия, хотя Закнеыл умел постоять за себя. С диким зверем не справится конечно, но с безоружным человеком вполне. Однако он не ощущал угрозы от этой странной девушки.

– Можно? – он протянул руку к ней, присаживаясь на корточки, но она оскалилась, и ему пришлось убрать ее. Он поднял обе руки вверх, как бы сдаваясь. – Хорошо, хорошо, без прикосновений.

Он стал ниже, значит не собирался нападать, ведь звери, указывая на свою опасность, либо «оружие» показывают, либо пытаются сделаться больше, напугать соперника, а этот опустился, подставляя лицо.

Кая внимательно изучала существо, вглядываясь в лицо, глаза. Они такие странные, таких никогда не видела. Шаг за шагом, ползок за ползком, тратила на всё это очень много времени, опасаясь ещё неизвестного, но тот терпеливо ждал.

Сначала её заинтересовала сумка, и женщина, как обезьянка, скрюченными пальцами пододвинула её к себе резким движением и стала копошиться, но ничего интересного не нашла: странные листья от странных деревьев, слишком идеальная палка. Нет, существо было ей намного интереснее, и женщина перевела на него взгляд вновь, теперь уже даже пытаясь коснуться его лица.

Закнеыл позволил ей прикоснуться, но немного насторожился и был готов в любой момент схватить ее за руку, если понадобится. Он внимательно наблюдал за ее действиями и эмоциями, но сам вообще не двигался.

– И что же мне делать теперь? Ты меня съешь? – улыбнулся он, вовсе не беспокоясь о себе, но зато он переживал за нее. Если охотники сейчас ее найдут, могут и пристрелить случайно.

От новых звуков она дёрнулась, но быстро вернулась на своё место, касаясь пальцами его лица. Странно, почти нет шерсти, но… у неё ведь тоже. Как-то до сего момента она не особо на это обращала внимания, но теперь…

Женщина второй рукой стала касаться своего лица, будто проверяя, одного ли они с ним вида. Нос – такой же, скулы у него немного острее, но овал лица был схож. Губы – точно такие же! Но он был больше неё. Может, если они одного вида, то это самец?

Он её совсем не трогал, позволял себя касаться, и женщина, осмелев, подползла к нему почти впритык и обнюхала. Странно пах, но так вкусно.

А в это время послышались шаги, но дикарка была слишком увлечена своей добычей. Из-за деревьев вдалеке показались две головы – охотники, приехавшие с Закнеылом вместе.

– Вот Вы где, мы уже обыскались… Это ещё что такое? – Валанди направила свое ружье на существо, готовая уже выстрелить. Ведь в джунглях иначе нельзя – если ты не убьешь первым, убьют тебя.

– Нет! – крикнул Закнеыл и, схватив в охапку дикарку, закрыл ее собой.

– Зак, оно может быть опасным, отойди! – настаивала охотница. – Сек, скажи ему, ты же спец по хищникам в этой области.

Дикарка испугалась столь резкого движения и попыталась выбраться, пустив в ход всё, что было: зубы и ногти, но человеку повезло – в джунглях без толстой одежды никуда, и именно ей попадало от женщины. Даже зубы не смогли прокусить.

– Подожди, это же не зверь, – ахнул Сектар, но на всякий случай свою жену за спину спрятал. Он медленно подошел к ней и, несмотря на то, что она вырывалась, схватил её за волосы и запрокинул голову, ещё больше поражаясь, когда увидел человеческое лицо. – Это женщина! Ты где её откопал?

Дикарку он отпустил, и она опять попыталась вырваться.

– Она вылезла из кустов, думаю, она где-то здесь живёт, – Закнеыл посмотрел каким-то испуганным взглядом на Сектара, и непонятно, чего больше боялся: дикарки, или что ей причинят вред. – Она не сделала ничего плохого, не стреляйте в нее.

– Она все равно может быть опасна, отпусти ее, – Валанди хоть ружье и убрала, но дикарка не внушала доверия, особенно тем, что пыталась укусить Зака.

Но Закнеыл не собирался ее слушать. Он опустил голову вниз и попытался успокоить дикарку, что-то шепча. Хотел погладить по голове, но этим только подставил руку под укус.

– Зак, она права. Ты посмотри на неё. Она всю жизнь в джунглях, набралась всякой заразы! А если у неё бешенство? Отпусти, её пристрелить надо, иначе если тебя укусит, черт знает, чего ты от неё нахватаешь.

Сектару было совершенно не жалко. Он был взят в эту группу именно как охотник, и любой зверь, что предоставляет хоть малейшую опасность должен быть убит. А это существо представляется ему клубком одних только бактерий! Это джунгли, а не город. Здесь зараз больше и опаснее.

Чтобы показать, что Сектар был очень серьёзен, он прицелился в дикарку и махнул дулом в сторону со словами:

– Отпусти её. Умрёт если не от пули, то от инфекции или от зубов хищников. В любом случае, мы поступим гуманно.

Пах человек с железной палкой противно и неприятно. И его лицо говорило, что он для неё опасен – морщинки, громкий голос – он явно скалился и рычал в её сторону, отчего женщина изменила свою цель. Теперь она пыталась вырваться и клацала зубами в сторону того самца. Тот, что её держал – не опасен. Это она поняла по его голосу, который будто пытался убаюкать, осторожным лапам, которые, держа её, не причиняли боли, в отличии от того, кто взял её за гриву.

Заметив её изменения, Сектар на всякий случай пальнул в землю на расстоянии четырёх метров от пары, чтобы женщина испугалась, а то если она будет отпущена, Сектар мог просто не успеть в неё выстрелить до того, как она набросится. И его план сработал. Впервые услышав гром так близко к себе, она вжалась в того, кто ей так понравился, будто он представлял собой её пещеру, её укрытие.

Валанди на всякий случай опять вскинула ружье, прицелившись в дикарку, чтобы успеть защитить мужа.

– Профессор Алеантлар, послушайте опытных охотников. Мы в этих джунглях достаточно прожили, и если мы говорим, что она опасна, это так и есть.

Но Зак ещё сильнее обнял девушку, желая защитить.

– Вы нас наняли, что мы Вас защитили, так позвольте нам выполнить свою работу, – а она уже начинала злиться.

А женщина, будто все поняв, теснее жалась к тому, кто прикрывал её от палок, несущих гром по земле. Кажется, она даже начала скулить, но это не произвело впечатление на охотников.

– Уважаемый, – старался говорить как можно спокойнее Сектар. – Это взрослый, да простит меня всевышний за эти слова, человек. Если Вы попытаетесь её отвезти в столицу, то ничего хорошего из этого не выйдет. Она нема на всю жизнь, тело деформированно, и даже если она научится нас понимать, джунгли из неё уже не вытащишь. Вы же не собираетесь держать её дома и содержать как дорогое декоративное животное? Её нужно убить, рядом поселение людей, не хватало, чтобы она ещё туда пришла.

– Но… Но… Но!.. – сопротивлялся Закнеыл, но в словах Сектара была правда. – Позвольте мне попробовать! Возьмём ее в лагерь, я буду ее учить, у меня ещё две недели на эту экспедицию.

– Ну уж нет! – Валанди не понравилась такая идея. – Нам и так приходится следить за округой, не хватало ещё беспокоиться о том, что творится внутри. Сектар, я против.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю