290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Академия искусств (СИ) » Текст книги (страница 6)
Академия искусств (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 12:00

Текст книги "Академия искусств (СИ)"


Автор книги: Ray Jons






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 10 страниц)

Слава богу врачихи так бубнили, что ничего не слышали. Только профессиональный, натренированный слух агентов мог расслышать каждое слово. Когда с перевязкой было покончено, ребята вышли из кабинета.

– На уроки вы ходить не будите, – строго заявил Питер.

– С таким травмами не ты рисовать не сможешь, ни ты играть. – подтвердила Катерин. – Разошлись по комнатам. А я на уроки, – тряхнув спутанным комком волос, девушка завернул за угол, а парень пошел в другую сторону, только бы не с ней.

– Мы же не будем сидеть в комнате? – как только шаги утихли спросил Талон.

– Нет конечно, надо осмотреть и академию на наличие подобного рода ловушек, – Пенни только удивилась, как он прочитал ее мысль. – Но не сразу. Надо хоть в порядок себя привести.

– Хорошо через час встретимся у главного входа, – Талон уже собрался уйти, только Пенни резко его остановила.

– Дай свой телефон.

– Зачем? – пусть и с неохотой парень ввел пароль и отдал гаджет девушке. Пенни в пару секунд вела свой номер и сразу пояснила.

– Когда придешь в комнату, напиши. Пожалуйста. Чтобы я просто не волновалась, – девушка нервно укусила губу.

– Не переживай, не потеряюсь, – Пенни тяжело втянула носом воздух, чтобы не сорваться на эту бесящую глупость.

– Я переживаю только за то, что тебе могут голову прострелить. Просто напиши и все, – и прежде чем Талон успел ответить, она быстро скрылась из виду.

Пенни в считанные минуты дошла до комнаты и взяв полотенце и сменную одежду пошла смывать с лица и тела грязь, кровь и пот. Под горячими каплями было так спокойно и безопасно, что Пенни на долю секунды расслабилась. Но ненадолго. Что еще могут скрывать стены это треклятой Академии? Быстро закончив с водными процедурами, Пенни глянула на экран телефона. Три пропущенных сообщения.

«Я дома, мамочка. С незнакомцами не разговаривал.

А ты?

Пенни?»

Девушка выдохнула и быстро напечатав ответ, продолжила приводить себя в порядок. Чистая и приятная телу одежда – до чего же хорошо! В запотевшее зеркало на нее смотрела настоящая Пенни. В голове сразу вспыхнуло вчерашний разговор с Талоном, где он сказал, что маскировка ужасна. Имелось ли это ввиду, что она без нее красивая? Да нет, это же Талон… Вынув из крошечного карманчика заветное колечко, Пенни вновь стала Аделью и спустилась вниз. Талон уже ждал ее там. Парик выглядел совсем как настоящие волосы, но что-то в лице изменилось.

– Где линзы? – как только Пенни оказалась чуть ближе, то смогла заметить, что парень вновь кареглазый.

– Я уже не могу. Глаза ужасно болят. – пожаловался Талон. Настоящие глаза и правда были покрасневшими.

– Понимаю, но это ведь сразу заметят, – хоть Пенни и сочувствовала ему, но это слишком рискованно.

– Одену к вечеру, но сейчас я не могу. Просто ослепну. Давай ближе к теме. С чего начнем?

– Я осмотрю первый, а ты второй этажи. Старайся не упустить из внимания ни одной мелочи, ладно? – парень кивнул и они разошлись.

Первые пару минут Пенни была спокойна и осматривала чуть ли ни каждый камушек в стене. Но потом стало накрывать паникой. Казалось, что за ней кто-то идет и крадется. Возможно это было из-за вчерашнего стресса, но что если нет? Почти через каждые пару секунд она стала оборачиваться за спину. Сердце стучало с бешеной скоростью, когда наконец нервы не вытерпели. Пенни трясущимися пальцами набрала Талону. Когда гудки оборвались, показывая, что он на связи, Пенни сразу затараторила.

– Не скидывай, будь всегда на связи, очень тебя прошу!

– Что случилось? За тобой кто-то следит? Ты что-то видела? – парень сразу встревожился и судя по звуку остановился.

– Нет. Не думаю. Просто мне так спокойнее.

– Серьезно? У тебя еще и паранойя? – не то с насмешкой, не то с раздражением спросил Талон. – Тоже мне, лучший агент.

Пенни в бешенстве скинула вызов. Дала называется слабину, теперь вовек не забудет. Ну и ладно! Сама справится. Но Талон сразу начал звонить, что немного удивило.

– Только со страху не упади. Все, я на связи, можем продолжить?

Услышав это, Пенни стало намного легче. В случае чего – может и на помощь прийти. Девушка продолжила изучать каждую стенку, когда прямо за спиной услышала бег. Быстрый. Сердце так и ушло в пятки. Талона не слышно, а вот бег очень даже. Пенни сразу нащупала рукоятку жвачкомета, и как только шаги были совсем рядом – выстрелила. Звук прилипшей жвачки дал понять, что она попала. Девушка сразу повернулась и к своему удивлению увидела Талона. Одной ногой он благополучно прилип к полу.

– Ты что не отвечаешь? – вскипел парень отлепляясь от ловушки. – Сама чуть от страха с ума не сошла, а как я так что угодно творишь?!

– Прости, телефон разрядился, я не заметила, – виновато сказала Пенни, вытаскивая из кармана уже бесполезный мобильник. – А ты чего, так переполошился?

– Ничего я не переполошился, – буркнул Талон и наконец отделавшись от жвачки пошел следом за ней.

К концу дня они осмотрели весь первый и даже часть второго этажа, но ничего странного не нашли. И на следующий и следующий день. Все чисто.

Шел четвертый день их освобождения. Оба валялись со спокойной совестью на кроватях, только в разных крыльях школы, обсуждая по телефону что делать дальше.

– Может нужно осмотреть снаружи? – предложила Пенни и услышала в ответ только раздраженный стон.

– Пенни, мне прописан тишина и покой, а такими темпами ногу будет проще отрезать. Мы осмотрели все, но ничего не нашли – смирись. А сейчас я хочу просто отдохнуть. Пока! – парень скинул трубку.

Мысленно Пенни была с ним полностью согласна, но это все равно не уменьшало страха. Вдруг это место прямо у них под носом? А может… мастерская! Ведь только это место они и не осмотрели!

Пенни резко встала и вошла в этот храм искусства, где Кати и Линн пропадали часами. Светлые стены в пятнах от красок были освещены большим окном. Но порядка не было. Банки, кисточки, холсты – все валялось чуть ли не под ногами. Вот тебе и творческий беспорядок! Одна стена была увешана рисунками Катерин. Только она рисовала смешные карикатуры и людей в стиле комиксов (Талон ей об этом рассказал), а вот вторая принадлежала Линн. Множество красивейших пейзажей или композиций. Вот пруд с опущенными к нему ветвями старого дерева. Вот молодая русая девушка под тенью дерева с опущенными ветвями. Картины были в разных тематиках и цветовой гамме, но одно сходство было. Дерево с опущенными ветвями. Одинаковое дерево с опущенными ветвями на каждой картине. Пенни внимательно присмотрелась и даже показалось, что в просвете ветви складывают какой-то причудливый узор. Точнее… Пенни внимательно присмотрелась. Однажды она нашла книгу по китайскому в дядиной библиотеке. И теперь у неё не оставалось сомнений. Китайские иероглифы. Ветви образовывали их. Различные, отличающиеся, но они были на каждой картине. Это точно какое-то послание! Первой мыслью было вызвать сюда Талона. Но сразу же она представила себе картину, что парень заходит в женское крыло. Нет это не тот вариант. Тогда стараясь не терять внимания Пенни быстро перефотографировала каждую из них. Фото не обмануло. Так же четко видны эти символы. До конца уроков не так много времени, успеет покопаться в символике этих значков. Весь день был угроблен на странную письменность, но результатов не дал. Выбрать почти из тысячи этих закорючек похожие было невозможно.

Ближе к вечеру за ужином, Пенни шепнула Катерин, что им срочно нужно собраться на чердаке ночью и то же самое написала и Талону, не заметив на себе строгий взгляд Кати. Линн вела себя как ни в чем не бывало. Тихая и неподвижная. Даже подозрительная. Но Пенни быстро отогнала от себя подобные мысли. Все же на нее было нападения и на ее же глазах. Нет, подобной теории не место в голове. Хотя как знать…

К вечеру они сидели на чердаке. Самым последним пришел Питер.

– А вот и всемогущий староста, соизволил, – шепнул Талон Пенни. Оба прыснули, но под строгим взглядом старших умолкли.

– Что ты нам собралась показать? – пренебрежительно спросил Питер сидя на приличном расстоянии и от Катерин и Пенни.

Пенни показала всем троим фотографии картин.

– Ничего не замечаете? В просветах словно отпечатаны иероглифы.

– Может это такая игра зрения? – спросил Питер.

– Глаза разуй, нет тут никакой игры. Чистой воды шифр. На японском что ли? – на Талона сразу хором прикрикнули, что письменность китайская. – Да хрен один. Всё одно.

– Я пыталась найти похожее или сопоставить со шрифтом, но это почти невозможно, – вставила Пенни. – Это должен прочитать кто-то из этой национальности.

– Но не Линн! Я в этой девчонке не уверен, – подозрительно сощурившись, сказал Талон.

– Слышь, гений. Ее на наших глазах чуть не грохнули, какие у тебя могут быть вопросы? – рыкнул Питер.

– Но все равно показывать ей не нужно. Я перерисую и попробую найти того, кто сможет прочитать, – пока не разгорелась новая ссора, сразу вставила Катерин и вытащив из сумки записную книжку и карандаш, начала зарисовывать. Питер же быстро покинул компанию, но печалиться никто не стал.

– Все таки думаешь, что Линн может быть в этом замешана? – тихо, чтобы не сбивать Катерин с мыслей спросила Пенни.

– Ну… не знаю, но доверия она мне не внушает. Как ты вообще додумалась деревья-то рассматривать? Может мы что-то похожее при осмотре Академии пропустили?

– Нет, не думаю. А с картинами случайно вышло. Как ты считаешь, это может быть что-то опасное?

– Вполне. Прятать слова в рисунках это сложно. Думаю она это писала кому-то.

Катерин закончила с копированием, и троица покинула чердак. Когда Талон отделился от них, Катерин неожиданно сказала.

– Вы с Талоном… тоже знакомы через драки? – Пенни не нашлась даже что и ответить. Только кивнула. – Я ничего против тебя не имею и это не синдром старшей сестры, но даже не думай, что из этого может что-то получиться. Сделаешь больно и ему и себе.

– О чем ты? – только через пару секунд до нее дошел намек. – Нет! Даже не думай ничего. Между нами ничего нет и не будет. Просто обстоятельства заставили немного сблизиться.

– Хорошо, – девушка печально улыбнулась. – Только не играй с его чувствами. Не хочу ему той же боли.

– Это ты про себя и Питера?

– Да, но я не буду об этом говорить, – Пенни кивнула.

Больная тема, лучше не лезть. Но сердце непроизвольно екнуло. Она ведь не знает что случилось между ними, вдруг и у них все повторится?

На следующий день за завтраком мимо Пенни пронесся Питер и грубо сказал, что после уроков ждет их всех в столовой. Он нашел переводчика. Пенни сразу же передала эту информацию Катерин и Талону. Встретил троицу у дверей столовой Питер.

– Давай свои каракули, – он протянул ладонь за листком, на котором рисовала Катерин, но девушка злобно отпихнув его в сторону сама зашла в столовую. За столиком сидела девушка-старшекурсница. Она была китаянкой, училась на последнем курсе художки, и была на седьмом небе, когда Питер – сам староста! – пригласил её в столовую для какого-то дела, при этом обворожительно улыбаясь. Неискушенный женский мозг тут же подсказал принять душ и надеть лучшее бельё. Но теперь всё посыпалось прахом. От неудовольствия тонкие пальчики барабанили по столу.

– Я ждала Питера, а не вас, – пухлые губки недовольно дернулись, словно в судороге.

– Я тут, крошка, – парень с наглой улыбкой зашел в столовую, видя эти удивленные глаза. – Тут маленькая проблемка. Эти ребятки начали изучать китайский и откопали парочку слов. Но перевести не могут. Наверно совсем разучились пользоваться переводчиками. Можешь помочь убогим? Для меня, солнышко.

– Попридержи коней, Сторки, – кокетливо покручивая прядь сказала старшекурсница. – Давайте ваши письменности.

Катерин недовольно отдала листок и смерила девушку злым взглядом. Пару секунд старшекурсница читала. Бровки её поднимались всё выше.

– Странный текст. Откуда он у вас?

– Ну какая разница? – скрывая раздражение под сладкой улыбкой спросил Питер. – Так что там?

– «Все на месте, – зачитала девушка. – Есть проблемы. Неудачи. Провал». Прям как в каких-то ужастиках, – девушка усмехнулась и искренне не поняла, почему у четверки лица стали словно маски. – А что это.

– Так. Из сериала надписи, – выдавила Пенни. – Мы уходим.

– Мне кто-то обещал кофе? – обращаясь к Питеру, лукаво улыбнулась девушка.

– Кофе на ночь вредно, – даже не посмотрев на девушку, с абсолютной холодностью, так не соответствующей его улыбочке ещё тридцать секунд назад, ответил Питер. Дверь захлопнулась, заставив девушку снова дернуть губами. Ну и где справедливость на этом свете? Она уже всем разболтала про свидание со Сторки, а он…

– И что это может значить? Рисунки принадлежат Линн, – с дрожью в голосе спросила Кати.

– Она киллер и гадать нечего, – заявил Талон.

– А с лестницы она как спрыгнула? Ее толкнули, я видел это своими глазами!.. – раздраженно сказал Питер.

– Ну ты и девушке кофе обещал, – ядовито заметила Катерин.

–…и Пенни тоже, – парень сделал вид, что не услышал сарказм.

– У нее мог быть сообщник, – задумчиво сказала Пенни.

– В любом случае, нельзя спускать с нее глаз, – строго сказала Катерин. – Это всем нам может стоить жизни.

Спорить никто не стал. Но всех мучил град вопросов. Кто такая Линн? Художница? Жертва? Или…киллер? И что ей надо от Катерин и Питера? И вообще, для чего все эти спектакли? Кому оставлен шифр? Кто её сообщник? Знают ли они его? Да и доживут ли до завтра…

====== День 21. Рассказ учителя физкультуры ======

Сколько бы не было опасностей в странной Академии, но обычная жизнь текла своим чередом. Осень подходила к концу, дождливые дни сменились на холодные и мрачные, иней каждое утро покрывал землю и остатки листьев. С такой погодой обычно характеризуется скука, боль и одиночество. Это было правдой, но на половину. Хоть вся Академия и готовилась к экзаменам по первому семестру (от одной мысли об этом у Талона и Пенни волосы на голове вставали дыбом), но были и положительные моменты. Осенний бал. Сразу после экзаменов, а в экзамен как раз входила подготовка к балу, вся Академия соберется в столовой в красивых костюмах и закружится танцах. Художники готовили украшения, от чего Пенни чуть не плакала на парах, музыканты разучивали нежную и задушевную музыку, что отбирало у Талона каждый день по десятку здоровых нервов.

У всех было праздничное настроение, кроме четверки ребят, постоянно находившихся под прицелом. Им было совсем не до праздников, нарядов, и всяческих радостей жизни. Каждый день они озирались по сторонам, вглядываясь в лица, будто бы рассчитывали так найти киллера. Пересекаясь иногда в коридорах, Пенни пыталась заранее выяснить как обстоят дела, но ни Питер, ни Катерин ничего не говорили пока не приходили на чердак, а Талон не всегда обращал внимания на подозрительные вещи.

Вечером четверка собиралась на чердаке и докладывала обо всём произошедшем. Каждый из них постоянно следил за Линн, которая с каждым днем становилась все тише и незаметнее, чем очень сильно настораживала (в особенности Талона) и приглядывали друг за другом.

– Какой-то кошмар! – входя на чердак возмутился Талон, сжимая в руке приглашение. До бала оставались считанные дни, и каждому ученику такие раздавали на уроках. Когда изрисованная в ручную бумажка попала в руки Талона, он еле пересилил себя, чтобы не разорвать ее на глазах у старшекурсницы.

 – Только идиоты сунутся в этот дурдом. Я туда не пойду. Мне все ноги оттопчут, и испортят мою причёску! Хотя, хуже не будет… Этот парик и так превращает меня в чёрте что!

– Согласна, придумали праздник, бред какой-то. А в прошлом году чуть не удавилась там от скуки, – кивнула головой Кати, что никак не мог пропустить Питер.

– Для тебя конечно ерунда, таких страхолюдин и не приглашают, – Талон размял кулаки, но под грозным взглядом сестры остановился и сел ближе к Пенни. Чёртов червяк! Строит из себя что-то, а самого не один раз хотели прибить. Совсем недавно на него чуть не упала большая люстра, разлетевшись на тысячи осколков. Если бы он не отпрыгнул вовремя, то он бы уже не сидел вместе с ними. Может это было случайно (на люстре столько всего было навешано, что просто поражает, как она раньше-то не сверзилась), но как знать.

– Было НЕприятно провести с вами время, но мне уже пора, – наигранно зевнув, сказал Питер и спустился вниз. Крышка люка снова громко хлопнула.

– Когда же его прибьют, – злобно прошипел Талон, на что Катерин, отвесив ему смачного подзатыльника, тоже спустилась вниз, а парень вернулся к теме бала. – Нефиг идти на этот чертов бал, прихлопнут всех четверых и дело с концом.

– А я думаю надо. Киллер как раз и ждет, что мы никуда не пойдем, чтобы убить нас по отдельности и без свидетелей. Вся академия ведь соберется в этом балагане, и никто ему не помешает. Выстрелит каждому по пуле и все. А так слишком большой риск убить не того. Нет, как раз надо держаться как можно ближе к людям и не оставаться одним. Поодиночке, да даже парой или тройкой, мы слишком уязвимы. – Пенни пожала плечами, гоняя какой-то поломанной палочкой комок пыли по полу. Ветер довольно скоро прервал эту игру, унеся комок куда-то в хлам. Девушка выбросила палочку туда же и потянулась вверх. Затем подошла к окну, облокотившись на грязный подоконник и смотря вниз.

– Думаю наша тихоня Линн это быстро провернет. Её вообще невозможно заметить, – фыркнул Талон.

– Я понимаю, что ты ей не доверяешь, но я не думаю что…

– Да, да, да. Ты не уверена, что она киллер и все такое. Давай хотя бы мы не будем спорить по этому поводу. У меня, лично, никаких идей нету, – протянул сквозь зубы Талон. Ему ужасно хотелось, чтобы Пенни его поддержала, сказала, что он прав, но разве от нее дождешься? – Разве что схватить Кати в охапку и вывезти отсюда, – буркнул Талон.

– Питер! – резко вскрикнула Пенни. Она слушала Талона лишь краем уха, вдумчиво вглядываясь в окно. Чёрная громада леса простиралась, казалось, да самого неба. На её фоне и спортплощадка, и небольшой флигель, с единственным горящим окошком, казались маленькими. Но, если не обращать на лес внимания…

– Ладно, ладно. Ты можешь забрать своего ненаглядного Питера, но я не буду убиваться, если ему прострелят башку, уж прости, – недовольно буркнул Талон. То что и Кати, и Пенни одинаково защищали этого червяка, его очень злило.

– Да нет же! Питер… он зачем-то идет в сторону леса! – Пенни снова повысила свой голос до вскрика, и Талон быстро подошел к ней и выглянул в окно.

Действительно, Питер крадучись пробирался в сторону спортплощадки. И явно уже не в первый раз. Этот парень постоянно сбегал с чердака раньше всех, и точно что-то скрывал.

– Он что решил полигон исследовать? Черт! Надо срочно идти за ним, пока его там не прихлопнули! – вскрикнула Пенни, взглядом приглашая Талона идти вместе с ней.

– Ну нет! Если его там грохнут – туда и дорога. Выделываться меньше будет, а с меня хватит. И ты не ходи.

– Он что-то скрывает, и если это что-то связано с киллером нам надо это знать. Ты со мной или трусишь? – Пенни прекрасно понимала, как это заденет тщеславие парня. Но ошиблась. Талон только нагло улыбнулся.

– Знаешь, если ты так хочешь сходить со мной куда-нибудь, то не обязательно тащить меня в лес ночью, еще и по холоду. Для этого придумали Осенний бал, так что… – он не успел договорить, как Пенни уже сбежала по лестнице, состроив ему гримаску.

Пенни бесшумно пробиралась по следам Питера, оставленные на тонком слою инея. В голове отчетливо звучали слова Талона, и Пенни не понимала, злится на него или нет. С одной стороны, это было неожиданно и даже приятно, но с другой, он ничего не говорит серьезно. Это, вполне возможно, был сарказм, так что не надо заострять внимание. К тому же она обещала Кати не играть с его чувствами, если таковые, конечно, имеются.

Питер выбежал на стадион даже не разу не оглянувшись назад, видимо делал это не впервой. Пенни крадучись пробиралась за ним, прячась в облетевших кустах. Ледяной ветер жестоко обдувал плечи, щекотал нос и девушка молилась всему живому, чтобы не выдать свое присутствие чихом.

Питер бежал прямиком во флигель. Вблизи, домик оказался не таким уж и маленьким. Так, среднестатистический сарай. Там вроде бы физрук хранил спортивное оборудование. Не поколебавшись ни секунды, парень вошел внутрь.

– Ну и холодина! – бросил Питер, закрывая за собой дверь. – Я так скоро воспаление подхвачу. Здрасьте, мистер Скотт.

– Сторки? И когда ж ты успокоишься, – недовольно буркнул физрук, мельком глянув в окно.

– Расскажете про полигон, и я больше сюда не ногой. Но вы же упрямый. Так что, приступим?

– Эх, Сторки, ты и мелким был любопытным. Едва что случится – тебе сразу нужно все знать. И как шеф тебя терпел? – услышав эти слова, Пенни похолодела. Она прижималась спиной к ледяной каменной стене и внимательно вслушивалась в тихий разговор. С каждой секундой пальцы немели, и все сильнее хотелось покинуть улицу. Сильный порыв ветра унес с собой часть разговора, и, когда ветер в ушах стих, Пенни услышала только обрывок рассказа про полигон.

– … и я участвовал в его постройке. Всякие там канаты, ямы, скрытые под ветками – прошу заметить, там и полутора метров в них не было, – бревно, по которому надо переходить над грязью. Ничего страшного, и довольно несложно. Для этих сопляков в самый раз. А потом пришла эта мадам Вайлесс и раскричалась. Мол, опасно все здесь, не надо это использовать. Меня-то она оставила, но полигоном пользоваться запретила. Увольнением грозила, жаба проклятая! Я-то, ясно дело, никого не водил, изредка похаживал туда, проверял что там как. Гнило все постепенно. Но кто-то из ваших бегал туда. Не знаю, кто и зачем, но бегал. А последнее время там все меняться стало. Ловушки новые, техника разная. Аж мороз по коже, как вспомню что там. Ямы глубокие… Железки какие-то…

– Может окно закрыть? – спросил Питер и не дожидаясь ответа подошел к приоткрытой щелке. Пенни мгновенно прижалась к земле, почувствовав всю ее сырость и холод. Звук стал еле слышным из-за ветра, но Пенни все еще могла разобрать пару слов. Правда, лишь сильно прижавшись к оконному стеклу, что грозило разоблачением, но оно того стоило.

– Как думаете, кто этим промышляет?

– Не знаю, Питер, не знаю. Одно скажу – погибнуть там теперь можно на раз. Не представляю себе того, кто продержится там больше трех секунд. Разве что кто из наших. Ну, а теперь все. Иди-ка ты обратно в общежитие. И никому о нашем разговоре. Усек?

– Ага. До свидания.

Парень вышел из домика и прислушался. Пенни прижалась к стене еще плотнее, и только когда шаги стихли, бросилась в Академию. Ноги еле гнулись от холода. Пенни, войдя в комнату, как и была в одежде, промерзшей и холодной, завернулась в одеяло и плед. Но если бы она не выбежала из Академии, то разве узнала бы такую важную информацию? Что теперь получается? Мистер Скотт связан с Управлением, и имеет, хоть и косвенное, отношение к постройке полигона. Последнее время, кто-то его регулярно посещает и модернизирует, что опять же странно для этой нежной и тонкой Академии искусств. И самый главный и непонятный вопрос – почему Питер ничего не говорит? Он точно знает больше, чем они с Талоном и Катерин вместе взятые. И если причина, почему он не говорит об этом Талону и Кати понятна – все же агенты «ПСИХ», – то почему он не сказал хотя бы ей? Она бы поняла, могли бы вместе подумать, что это значит, но ведь и ее он не посветил в свои тайны. Почему? Может он ей и не доверят, а может и по другим более страшным причинам. В любом случае, пока она не поймет, что все это значит, говорить она никому не будет. Ни Кати, ни Талону, ни – упаси бог, – Питеру.

====== День 23. Исчезновения ======

Пенни выматывалась ежедневно. Слежка за Линн, в перерывах между уроками, давалась очень тяжело. Особенно, когда коридоры постоянно заполняли ученики, украшавшие все на своем пути. Китаянка с каждым днем все чаще оглядывалась по сторонам, и всякий раз, когда Пенни, или еще кто-то из четверки, пытались уследить за ней, Линн подхватывала толпа и уносила в неизвестном направлении. Если бы кодекс не потерялся, то они с легкостью могли отслеживать ее передвижения, прослушивать разговоры по телефону… Утрата всё сильнее беспокоила Пенни, особенно сейчас. Если даже она поймает Линн, то как сообщить об этом в Управление? Этим делом занимается оно, а не полиция. От нее вообще толка нет. Единственная надежда только на то, что Питер сможет связаться с шефом, или ещё кем-нибудь, сам, но она сильно в этом сомневалась. Парень вообще был для нее неразрешимой загадкой. С того момента, как она подслушала разговор в домике физрука, он даже не затронул тему полигона. Это ведь такая важная информация, а он скрывает! Почему?

Питер, Линн и кодекс. Три вопроса, на которые Пенни очень пыталась найти ответы.

Столовая полностью преобразилась за неделю до бала. На стенах были развешаны яркие плакаты и самодельные большие бумажные цветы, которые делали старшеклассницы. Разговоры были только о предстоящим бале. Больше всего говорили девушки. Кто в чем и с кем пойдет. От этой пустой болтовни у Пенни начинала раскалываться голова.

Сидя за столиком, где только и говорили о предстоящим бале, Пенни вяло ковырялась в каше, когда подошла Катерин. На ее лице была немного смущенная улыбка, которая отвлекла Пенни от месива в тарелке.

– Ты пойдешь на бал? – рассеяно спросила Кати.

– Да. И тебе тоже нужно. Чем гуще толпа, тем больше шансов затеряться, – очень тихо прошептала Пенни. – Можем пойти вместе. Ты, я и Талона тоже затащим. Насчет Питера не уверена, но он точно там появится.

– Нет. Я уже иду кое с кем, – загадочная улыбка на ее лице стала еще сильнее. У Пенни вилка выпала из рук и она ошеломленно посмотрела на подругу. – С Найджелом. Он со второго курса музыкального факультета. Довольно… милый.

– Ну-ну, – в их тихий шепот вмешался еще один голос. Питер. – Не забудь напомнить мне передать ему цветы, когда он будет лежать в госпитале с переломанными ногами.

– Не старайся, Сторки, – злобно хмыкнула Катерин. – Я слишком рада, – парень, зашипев, послал девушку и сел за свой столик. Очень довольная тем, что сумела вывести Питера из себя, Катерин чуть подробнее рассказала Пенни, как это произошло.

Питер сидел чернее тучи. Как только девочки вышли, он еле сдержал свою злость, чтобы не перевернуть стол. Найджел Кененгем. Довольно крупный и туповатый, с карими глазами, в которых навечно застыл немой вопрос. Питер знал большинство учеников в лицо и по именам, у него была отменная память. Но дело было даже не в том, что Найджел ее пригласил, а в том, что она согласилась. Согласилась пойти на бал с ним! Ревность застилала глаза красной пеленой. Питер выискивал глазами несчастного парня, но в столовой его уже не было. Припомнив расписание, он кинулся туда, где должен был находиться Найджел. Как и ожидалось, он стоял около кабинета истории, чуть поодаль от одноклассников. Это было Питеру только на руку. Он жестом подозвал Найджела к себе. С виду, парень был довольно флегматичный и бесстрашный. А может, до него просто не могло дойти, что ему крышка, настолько он туп.

Они отошли на небольшое расстояние. Питер, оглянувшись, резко схватил парня и затолкал его в небольшой коридорчик, оканчивающийся тупиком. Схватив Найджела за шиворот, Питер прижал его к стене и злобно предупредил:

– Если хоть близко к ней подойдешь, ноги переломаю, понял?

– Не понимаю о ком ты? – неожиданно визгливым голоском спросил паренек. Он очень испугался такой внезапной агрессии со стороны старосты, что только позабавило Питера. И вот с этим Кати собралась идти на танцы? Как он только пригласить-то ее смог? Он же тупой, как тролль.

– Все ты понимаешь, крысеныш. Или что, так много девчонок на балы пригласил? – даже угрожать ему было глупо. Ну что может сделать этот слизняк, кроме как потоптаться на месте под музыку? Никакая нормальная девчонка не будет считать это милым. Кати сама от него убежит со скуки, но ему все равно не хотелось, чтобы она вообще шла с кем-то на этот идиотский бал.

– Ты говоришь про Кате… – Питер не дал ему закончить и сразу прорычал.

– Какой догадливый. Да, про нее. И если ты хоть кому-то пикнешь про наш разговор, то я навсегда лишу тебя дара речи. Возможно даже болезненно. – Тряхнув его еще разок, Питер ушел в сторону кабинета, оставив одного. Настроение, хоть немного, но поднялось. Для полного блеска осталось еще отыграться на Катерин. Вроде как и не стоило так делать, но уж больно хотелось и ей показать, насколько, по сравнению с Найджелом, Питер лучше.

Вечером Пенни почти в прямом смысле приползла на чердак. Все эти пары, слежка за Линн, бесконечные вопросы, отбирали у нее силы быстрее, чем самые жесткие тренировки. На чердаке уже сидели Питер и Талон. Опасная смесь, если рядом нет Катерин или ее. Но, на удивление, они сидели тихо и не возникали. Сев на свое место рядом с Талоном, они ждали Катерин. Странно, она почти всегда сидела здесь одной из первых. Питер, с почему-то очень довольной улыбкой, что-то смотрел в телефоне, а Талон, просто откинувшись на груду коробок, сидел с закрытыми глазами и крутил на пальце парик. Это была мера предосторожности. Она и Талон должны были снимать на чердаке свою маскировку. Махнув ей в знак приветствия рукой, Талон продолжил сидеть в подобном трансе, пока не пришла Катерин. Ухмылка на лице Питера расширилась.

– У кого что? – резко и довольно громко спросила девушка. Лицо хранило ледяное спокойствие, но в карих глазах бушевало пламя. Она весь день ходила окрыленная, а сейчас готова была убить каждого в этой комнате

– Ничего, – в унисон ответили Талон и Пенни.

– А у мистера Старосты? – стараясь скрыть в голосе явное раздражение спросила Кати.

– Ничего, дорогуша, – с поддельной мягкостью ответил Питер. – Как видишь, сижу и дышу. Не переживай.

– Тогда расходимся, что расселись? – злость в голосе нарастала с каждой секундой. Кати резко развернулась и пошла к люку.

– Что такое? Такой сегодня день для тебя замечательный, все же какой-то тролль посмотрел на тебя, – мягкий голос был полностью пропитан ядом. – Или все-таки нет?

Девушка встала как вкопанная, а Талон уже приготовился вступить в драку, когда Пенни сжала его плечо. Мол сиди пока, не вмешивайся.

– Ну конечно, – Катерин повернулась к парню, а на лице на удивление появилась довольная ухмылка. – И как я сразу не догадалась? Ты так утром взбесился, узнав что я иду с другим, что чуть всю столовую не разгромил. Решил своими жалкими кулачками пригрозить Найджелу? Забавно.

– Хорошая попытка, но не катит. Мне это совершенно неинтересно, – скрывая раздражение соврал Питер.

– Да ну? Тогда я прямо сейчас пойду к нему и спрошу, – улыбка на лице девушки расширялась все сильнее, но абсолютно не добрая. Казалось она вот-вот бросится на него с планами такими же, как и у Талона.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю