290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ключ Соломона (книга первая) (СИ) » Текст книги (страница 8)
Ключ Соломона (книга первая) (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Ключ Соломона (книга первая) (СИ)"


Автор книги: О. Бендер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Вагон. Первое и самое очевидное: зачем она в принципе пыталась нас убить? Зачем надо было убивать Сироэля, раз уж он был полностью в её власти? Ну и самое интересное, почему покушение не удалось? Если, как ты говоришь, печать способна сделать некое событие в будущем абсолютно неотвратимым, то как-то не слишком гладко все прошло, не находишь?

– Согласен. И, думаю, именно это заставило её задергаться. Представь, ты проводишь ритуал, который должен с гарантией уничтожить твоих врагов. Опустим пока, что сами враги вообще о тебе ни сном ни духом, и вернемся к этому позже. Но ритуал проваливается, ты в дерьме по макушку, на тебя вот-вот начнут охоту… Твои действия?

– Убрать лишних свидетелей. Да, убийство ангела этим можно объяснить. А остальное?

– Без понятия. Но она сама пишет, что этой печатью никто никогда не пользовался. Так что ритуал мог быть испорчен по тысяче различных причин. Могла она напортачить, могло энергии не хватить, могла муха пролететь не в том месте – это мы можем узнать, только спросив её лично, а можем и не узнать вовсе.

– И еще вопрос дня. Где её теперь искать? За те два дня, что мы в этом ковыряемся, она могла уже на другой конец света сбежать.

– Ты прав, но я, кажется, знаю, у кого мы сможем это узнать. Видишь ли, куда интереснее того, что мы нашли в её ноутбуке, это то, чего мы здесь не нашли!

– А именно?

– Нашего друга Альфреда. Его нет в списках агентов Центра, его нет в списках кураторов. Такого существа вообще нет в природе, если верить базе данных. Так что, либо эта сука так законспирирована, что его не существует даже в базе данных, где мы нашли информацию о руководстве Центра, либо он играет какую-то свою игру во всем этом деле. И у меня есть идея, как нанести ему визит, не ставя его об этом в известность.

– Одобряю. Ты с компьютером закончил?

– Сейчас перекачаю все к себе на телефон и запущу очистку диска. Что-то не думаю я, что такую информацию стоит оставлять после себя в свободном доступе. Ещё как минимум минут двадцать. – Уриил встал из-за стола, подошёл к окну и, распахнув створку, некоторое время высматривал что-то в дворе дома.

– Понятно. Кофе?

– Серьёзно? Здесь?

– Сам же сказал, что ещё двадцать минут.

***

Которое по счету пробуждение встретило Акриила адской головной болью и незнакомым ему видом. Купидон очнулся в каком-то непонятном проулке и некоторое время прислушивался к себе. Голова раскалывалась, но это было как раз предсказуемо. Он полусидел, прислоненный к мусорному баку, из чего следовало несколько выводов. Первый – и самый, пожалуй, приятный – он был жив! Второй – он находился на улице, а значит, его действительно отпустили. Третий вывод, вытекающий из того, что сейчас была ранняя весна, а ему, сидящему на улице у помойки, не было холодно, состоял в том, что его одели, прежде чем отпустить. На дворе был день, так что без сознания он пробыл как минимум часов шесть-восемь. Принявшись проводить ревизию своего внешнего вида, купидон мельком глянул на правую руку и еле удержался от вскрика: палец – его палец! – был на месте! Единственным напоминанием о том, что все произошедшее в подвале не привиделось ему в кошмаре, был бледный неровный шрам в месте отреза. Согнув и разогнув ладонь на пробу, Акриил рвано выдохнул и постарался подняться на ноги. Когда это предприятие увенчалось успехом, он принялся оглядывать и охлопывать себя: его обрядили в серый шерстяной свитер, синюю офисную рубашку и джинсы. Все было явно новым и слегка не подходило по размеру, но ходить в этом было вполне можно. В кармане джинсов нашлось небольшое количество денег, получается, до офиса, куда он решил добраться первым делом, выйдет доехать на такси.

Закончив таким образом ревизию, купидон направился к выходу из проулка, и через пять минут вышел к незнакомому ему, базарного вида торговому центру, у дверей которого в ожидании возможных клиентов удачно припарковалась пара такси. Усевшись в салон и уточнив у водителя стоимость поездки – оказалось, что он был не так уж далеко от офиса, – Акриил слегка расслабился и откинулся на спинку сиденья. В дороге он все не мог до конца успокоиться и несколько раз нервно заглядывал в зеркала заднего вида, но слежки не было, зато, благодаря включенному радио, он узнал, что на дворе был все еще четверг, а значит, с момента его похищения прошло никак не больше двенадцати часов.

Через четверть часа езды такси вырулило на до боли знакомую парковку бизнес-центра, и Акриил, расплатившись, ринулся ко входу, преодолел пункт охраны и, на ходу проигнорировав удивленное приветствие секретарши Тамары Васильевны, практически вбежал в свой кабинет, спешно запирая дверь. Найти нужный номер, записанный на обратной стороне конверта в одной из папок для важных бумаг, оказалось делом пяти минут, а уже через семь, отрапортовав по телефону всю необходимую информацию и удостоившись от мужчины на том конце всего лишь приветствия и пожелания всего наилучшего, Акриил смог дрожащими руками достать из нижнего ящика стола наполовину початую бутылку виски и с блаженным стоном приложиться прямо к горлышку.

***

Скугга сидел в засаде битый час, и это начинало надоедать. Его деятельная натура требовала немедленного развития событий. Каких угодно, хоть бы муху прибить. Но приходилось сидеть смирно и терпеливо ждать появления объекта слежки. Отчасти в борьбе со скукой и монотонностью помогала весенняя погода, подмораживающая то одни, то другие части тела, но на четвертый час сидения на карачках, все, что могло, уже отмерзло. Можно было бы встать и хотя бы пробежаться, но, если что-то пойдет не так, шеф с него потом шкуру спустит. Еще стоило бы выбрать более цивильную точку для наблюдения, но Ску не без причин опасался, что один раз его уже могли заметить в неподходящий момент, а с его-то внешностью – это не то, что объект слежки сможет так просто забыть, поэтому удобствами пришлось пожертвовать в угоду незаметности. Вообще, будучи начальником боевой группы и отвечая за силовые операции, Скугга для оперативного наблюдения подходил примерно как ездовой слон для скрытного перемещения по городской площади в ярмарочный день, и обычно такие задания выдавались ему исключительно в качестве наказания. Однажды, после особо разухабистой пирушки, с которой Ску умудрился отправиться на боевой выезд без патронов и практически без сознания, шеф на две недели отправил его в одно из графств Британии для скрытого наблюдения за деятельностью дома престарелых. После четырнадцати суток непрерывного созерцания вывязывающих затейливые шерстяные салфетки старушек, Ску еще пару месяцев не мог без дрожи смотреть на чай и фарфоровые чашки, которые каждое утро непременно обнаруживал на своем столе в качестве подарков от радушных коллег. Но в этот раз шеф решил, что их операция будет проходить с минимальным привлечением ресурсов. С чем это связано, Ску не знал, но не спорил – себе дороже. Вместо этого приходилось морозить задницу в очередных кустах, изнывая от отсутствия хоть какого-то действа.

Физиология, разделявшая с ним его темперамент, тоже требовала к себе пристального внимания. Ску с усмешкой подумал, что ещё немного такого целибата, какой образовался у него за все время, что он здесь изображает из себя человека-оркестр, и он уже на шефа кидаться начнёт. Правда, тут все гарантированно выйдет как у земных богомолов, только голову ему откусят не сразу после, а задолго до – при первом же поползновении.

Скуггу-то пол возможного партнёра волновал, прямо скажем, не сильно: все-таки он был не совсем человеком, и, как следствие, отличался гораздо менее щепетильным подходом в подобных вопросах. Как однажды обронил по этому поводу шеф, «не пингвин – и ладно». А вот начальник его в последние лет триста амурными интрижками не увлекался, предпочитая заниматься исключительно агентурной работой, и изменял ей лишь с классической музыкой, от которой фанател неизбывно. Об этом увлечении шефа Ску узнал случайно, завалившись однажды на одну из явочных квартир и застав там свое руководство в благодушном подпитии по случаю очередного великосветского приёма, после чего был немедленно взят в оборот и принужден прослушать аллегро из какого-то произведения Вивальди, название которого Скугга забыл сразу после того, как его ему сказали¹, в исполнении пятидесяти различных оркестров всех эпох и поколений с такими подробными комментариями шефа, будто тот лично присутствовал во время репетиции каждой версии.

Впрочем, и это было возможно, поскольку возраст начальника Ску себе представлял смутно. Ещё когда, будучи желторотым юнцом шести лет, по неизвестной причине подобранным шефом на выжженных руинах его родного поселения, Ску поступил из распределителя в подготовительный центр для агентов специального назначения, его спаситель уже прочно обосновался в пантеоне небожителей их ведомства. Выспрашивать детали биографии было невежливо и не принято, никаких открытых данных о его послужном списке не существовало в природе, а на папку с личным делом шефа, в которую Ску как-то раз тайком все же удалось подсмотреть, можно было с чистой совестью поставить пудовую гирю с надписью «засекречено» и даже не трудиться ее открывать. Короче говоря, шли годы, менялись поколения сотрудников, а шеф… Ну, шеф просто был.

Да и что там говорить, даже подсчёт своего возраста для Ску, с учётом постоянного мотания в различные сопредельные миры, представлялся задачей весьма заковыристой. Как сумел понять телохранитель из пространных разъяснений штатных яйцеголовых, время в параллельных пространствах текло очень неоднородно, тут и там замедляясь и ускоряясь, иногда двигаясь вспять, а то и вовсе заворачиваясь в спирали и водовороты, формируя целые цепочки замкнутых событий, попав в которые можно было легко намотать на личный счётчик лет четыреста.

В чувство его привела затекшая левая нога. Скугга попытался как можно тише размять конечность, ругая себя за то, что все-таки отвлекся на лишние мысли и потерял концентрацию. Но, кажется, ничего значительного за ту пару минут, что он витал в облаках, не случилось. Ску еще не успел как следует додумать эту мысль, как чья-то рука крепко ухватила его за шиворот и с нечеловеческой силой рванула из его импровизированного убежища.

***

На выходе из дома Уриил на секунду притормозил и неожиданно метнулся в сторону от выхода, прячась на корточках за припаркованными здесь машинами. Андрас, лишь на секунду усомнившись в психологическом здоровье своего напарника, последовал за ним, скрючившись возле бампера какой-то иномарки рядом с ангелом.

– Мы от кого-то прячемся?

– Тс-с! Я же говорил, что у меня есть идея, как добраться до Альфреда без его ведома? Сейчас мы именно это и сделаем. Посиди тут минутку, я сейчас! – С этими словами Уриил скользнул вдоль сплошного ряда автомобилей и скрылся где-то за резервацией мусорных баков.

С минуту стояла абсолютная тишина, затем за помойкой послышалась какая-то возня и чье-то поскуливание, а в следующее мгновение перед Андрасом снова возник ангел, удерживающий за шкирку успевшего им примелькаться лохматого пса. Морда вяло сопротивлявшегося животного выражала полнейшее ошаление от происходящих с ним событий.

– И это твоя идея? Привлечь к поискам активистов Гринписа? – Демон скептически оглядел находку Уриила, а про себя отметил, что ангелу потом все же стоит измерить температуру.

– Что, тебе тоже нравится? – Уриил попытался невинно поморгать ресницами, но быстро сдался и продолжил, еще крепче хватая вырывающееся животное: – Ты знаешь, Андри, у нас сегодня день открытий, поэтому я тут подумал, раз уж наши подзащитные – эльфы, наше орудие покушения – пердеж дракона, а наш подозреваемый – гребаная фея Моргана, то почему бы тут не оказаться заодно и оборотням, правда, Лэсси? – Ангел свободной рукой весело потрепал косматую гриву. – И либо мы с тобой сейчас идем делать мне новый пояс из собачьей шерсти, либо ты ведешь нас к своему хозяину и не совершаешь при этом глупостей! Скажи гав, если согласен.

Неожиданно для Андраса в глазах пса проступило несвойственное его породе понимание ситуации, после чего он принялся жалобно скулить, пытаясь отгрести лапами подальше от белокурой угрозы. Но ангел был на стреме, тотчас резко дернув лохматую морду в свою сторону:

– Ну? Я не слышу правильного ответа. И либо я его сейчас получаю, либо мы идем к палатке с шаурмой сдавать тебя на кулинарные опыты!

Псина еще секунд пятнадцать играла с ангелом в гляделки, после чего, видимо, придя к какому-то решению, тихонько гавкнула и понурила голову.

– Вот сразу бы так! Ну что, Андри, кажется, у нас есть проводник и новый маршрут для прогулки. Пойдем?

Андрасу оставалось только кивнуть, до лучших времен затолкать поглубже рвущиеся наружу вопросы и направиться вслед удаляющейся спине Уриила и нервно дёргающему хвостом собачьему заду.

Комментарий к Глава 8 / Отголоски и тени

¹ Он забыл, а я напомню: «Concerto for 4 Violins & Cello in B Minor, Op. 3 No. 10, RV 580: I. Allegro».

========== Глава 9 / Пожинатель бурь ==========

Жизнь – сложная штука,

но открывается она просто, как ящик.

О. Бендер

Идти, правда, долго не пришлось. Пес привел к их собственному внедорожнику и принялся скрестись в переднюю дверь, намекая, что пешком он никому ничего показывать не будет. Андрас только успел порадоваться, что мохнатая зверюга не уселась за руль и молча щелкнул замком, запустив всех пассажиров в салон. Пес быстро расположился на сиденье, заляпав лапищами все доступные ему поверхности, вызвав злобный рык со стороны демона:

– Ури, вот ты мне скажи, раз уж этот недобитый плод союза медведя и аллигатора – оборотень, то какого хрена он не может сесть в машину по-человечески?

Со стороны пса послышался очередной жалобный скулеж, а развалившийся на заднем сиденье ангел ехидно хихикнул:

– Ой, дай угадаю, на улице дубак, а наш соглядатай после перевоплощения окажется не при галстуке. Да еще и по уши в хмм… маскировке.

Андрас вторично злобно оглядел пса.

– Насколько я вижу, в нее как минимум входит кожура от банана – ей бы и прикрылся! Ладно, я надеюсь, что в человеческом обличии у него есть деньги на химчистку салона. Кстати, Ури, как ты догадался? – Вид у пса был не менее заинтересованный, чем у демона.

– Да мелькал он возле нас слишком часто. И ты разве не замечаешь фамильного сходства с нашим Скуби Ду, который нас от Альфреда подвозил? Такой же приветливый!

– Угу, одно лицо. Тогда так: я поеду медленно, а ты, навигатор шерстяной, маши башкой в нужные стороны!

Спустя полчаса такой специфической езды пес был раз пять обложен забористым трехэтажным недовольством Андраса, и в конце концов показывал нужные повороты, периодически высовывая голову из-под кресла, куда забился в надежде переждать град упреков в излишней лохматости, крайней вонючести, неумеренной слюнявости, неумении нормально показать дорогу и «там же кирпич висит, придурок, как я туда поеду?». Ангел какое-то время пытался поддерживать мир в салоне, но под конец поездки лишь тихонько ржал, лежа на сиденье.

В результате они заехали на парковку высотного бизнес-центра, и пес неспешно потрусил вперед, изредка оглядываясь на своих спутников. Подъем на лифте занял минут десять. Занял бы меньше, если бы не пришлось нужный этаж определять с помощью собачьего лая. Из-за то и дело вставлявшего свои ремарки ангела, Андрас сбивался со счета трижды. Наконец, вывалившись из открывшихся дверей, псина гордо прошествовала через какой-то офис, полный работающих сотрудников, которые их присутствия никак не отметили. Ангел хмыкнул:

– Что-то от появления на пороге чудовища в ужасе никто не бьется. Да и собака тоже никого особо не смущает…

Демон молча отвесил резвящейся заразе затрещину.

Наконец, их присутствие заметила секретарша – женщина средних лет в строгом костюме и с лицом следователя, прокурора и палача одновременно. Хмуро посмотрев на всех троих, она покачала головой и обратилась, как ни странно, к собаке, указывая на матовую стеклянную створку сбоку от своей стратегической точки наблюдения:

– Проходите, ждёт.

Затравленно оглянувшись на своих спутников, псина затрусила вперед и, толкнув лапой дверь, скользнула внутрь. Его попутчики решили не отставать. Зайдя в кабинет, Уриил оглядел панорамные окна, огромный чёрный стол в центре и его владельца, занятого перелистыванием каких-то бумаг и не выказывающего ни малейшего беспокойства, связанного с их присутствием. Единственной, помимо документов, выбивающейся из общего ряда деталью были лежащие на столешнице перед хозяином кабинета клещи. Пришлось прикрыть дверь и начинать первым:

– Ой, Алик! Ты тут скучаешь? А мы как раз к тебе, хотели познакомиться поближе!

– Мне выбирать ресторан? – Альфред соизволил отложить бумаги и окинул взглядом вторгнувшуюся к нему делегацию. – Ску, пройди в соседнюю комнату, там все приготовлено. – Ал указал на незаметный ход справа от своего стола, и пёс, радостно гавкнув, унесся в указанном направлении, едва не снеся с петель дверь. – Что ж, – мужчина наконец обратился к ожидающему его ответа Уриилу, – полагаю, вы узнали много нового и пришли поделиться своими впечатлениями?

– Именно. А также в грубой физической форме выразить свое восхищение твоей работой! Рискнешь ответить на пару вопросов?

– Охотно. – Голос Альфреда был на удивление спокоен и даже миролюбив. – Да вы присаживайтесь, разговор при любом раскладе будет долгий. – Дождавшись, пока все рассядутся, он продолжил: – Хорошо, начнём с того, кто я такой, вы ведь это хотели узнать? Я возглавлял организацию, охраняющую границы между мирами. Задача нехитрая: по большей части мы следим за тем, чтобы все, что находится внутри параллельных пространств, там же и оставалось.

– Никогда о такой не слышал! – Ангел тут же влез с комментарием, окинув Ала скептическим взором.

– Потому что о нас никогда и не говорят! Мы не вмешиваемся во внутренние дела миров, и нас в целом устраивает, что о нас никто не знает.

– Ну хорошо, а название-то у этой вашей организации есть? – Демон подал голос.

– Что-нибудь более остроумное, чем Центр? – Альфред хмыкнул. – Что ж, когда-то давным-давно все началось с кучки полоумных монахов, живших в горах, охранявших камни и называвших себя Орденом Хранителей Равновесия. Так что можете пользоваться этим названием, если челюсть от пафоса не сведет. В основном же нас для краткости называют Таможней.

– Допустим. Но ты говоришь, что этот ваш орден таможенного равновесия… – Уриил послал полный радостного ехидства взгляд на сидящего перед ним человека. – Короче, что вы не вмешиваетесь во внутренние дела миров. Почему сейчас, что такого происходит в этом мире?

– Поправка: мы не вмешиваемся, когда внутренние дела одной вселенной не касаются всех остальных. В данный момент же ситуация как минимум грозит разразиться дипломатическим скандалом из-за пропажи пяти эльфов, один из которых, напомню, уже пару дней как в Вальхалле. Или куда там должны отправляться эльфы? Но ведь и это, как вы могли понять, лишь верхушка айсберга. Вы только еще не знаете, что это за айсберг и почему он имеет форму задницы, и именно поэтому мы все сейчас и здесь.

– Скажем, мы поверили… – Нахмурившись, Уриил оглянулся на Андраса, ища поддержки. – А почему нам сказал, что работаешь в Центре?

– А я и не говорил. – Ал вернул ангелу ехидную ухмылку. – Ты предложил – я согласился.

Ангел задумчиво зашевелил губами, вспоминая их первый разговор.

– Сука, – резюмировал он несколько секунд спустя. Альфред радостно развёл руками:

– Допускаю. Но теперь моя очередь спрашивать: вам ли я обязан вынести благодарность за то, что два часа назад вся база европейского отделения Центра оказалась слита в интернет? Потому что вариантов в сущности немного: либо это сделали вы, либо за вас это сделала ваша глупость!

– Это не мы! – Ангел и демон умудрились выдать ответ хором.

– Похвальное единодушие. Стало быть, все-таки глупость. – Мужчина немного устало вздохнул и помассировал переносицу. – Что ж, это, безусловно, досадно, но по сути ничего не меняет. Кстати, техники просили передать вам особую благодарность за уничтоженные данные на ноутбуке. Им их теперь неделю восстанавливать, не меньше.

Уриил нетерпеливо отмахнулся:

– Скажи, что я потом куплю им кофе! Какого хрена архив Центра ничего не значит? Ты представляешь, сколько у этой организации врагов? Там же куча народу под удар попадёт! И как вообще эта информация попала в сеть?

– Насчёт «как» могу предположить – троян в ноутбуке: пока вы копались в данных, база благополучно утекала в интернет. Вариация на тему «мёртвой руки»¹ или что-то подобное. Касаемо же твоих переживаний скажу, что все это, конечно, печально, но ожидаемо. И к тому же совершенно не наша проблема. Ты уж прости, Центр – хоть и секретная организация, но ставку делает в основном на силовые методы, так что её законспирированных по самые зубы агентов по степени незаметности можно сравнить разве что с БелАЗом, брошенным на васильковом поле. Все, кто хотел о них узнать, – давно это сделали. Ну и потом, внештатные ситуации и выживание в них – их работа. Вот пусть ею и займутся.

– Ладно, я понял, спасение утопающих в тарифный план не входит. Но чем в таком случае планируешь заниматься ты?

– Я планирую предотвратить использование печатей и, как следствие, очередную глобальную катастрофу. А это потребует от меня ввести вас наконец в курс дела. – Альфред печально покачал головой. – Но перед тем, как я обреку себя на это безнадежное предприятие, вы вкратце мне обрисуете, что именно вам уже известно. Кто начнет первым?

После подробного – в два голоса – пересказа добытой за прошедшие сутки информации, во время которого Уриил сознательно умолчал некоторые детали, вроде скачанного на телефон архива исследований Марууны, а свежевымытый Скугга, щеголяя белым халатом и разовыми отельными тапочками, покинул подсобку и застыл немой тенью в дверном проёме, Андрас смог, взяв финальное слово, подвести итог:

– Так что мы точно можем сказать, что Сироэля укокошила его напарница, после чего подалась в бега. Но вот зачем ей понадобилось все это устраивать – все ещё такая же загадка, какой была в начале расследования.

– Ну что ж, версия у вас выходит складная. И кое-что из того, во что я планировал вас посвятить, вы уже узнали сами. – Альфред задумчиво побарабанил пальцами по подбородку. – Перед тем, как продолжим, кто-то что-то хочет? Чай, кофе, коньяк?

Короткие дебаты привели к уверенной победе коньяка, который не замедлил появиться, торжественно несомый беззвучно возникшей в кабинете секретаршей. Когда дверь за ней закрылась, Альфред заговорил дальше:

– Итак, то, что я собираюсь вам рассказать, известно лишь единицам, верят в это и того меньше, а точно знают, что это правда, пожалуй, лишь я, да ещё пара человек во всем мире. Так вот, из статьи Марууны вы уже смогли кое-что узнать про Ипостась. Пусть немного, но даже это больше того, что известно большинству.

Андрас хмыкнул:

– Дай угадаю, ты сейчас тоже начнешь рассказывать все, что успело случиться со времен сотворения мира?

– Именно! Тем более, что как раз в сотворении все и дело. Вообще, скажите-ка мне, что вы знаете о Боге? О том самом, с большой буквой «б» в названии, всемогуществом в резюме и замашками отъявленного садиста в анамнезе? Тебя, Андрас, не спрашиваю, твоя конкурирующая организация аудиенций не удостаивалась.

Ангел некоторое время молчал, прежде чем ответить:

– Думаю, для тебя не секрет, что после сошествия память у тех, кто остался в живых, сохранилась лишь обрывками: мы восстанавливали свою историю по уцелевшим летописям, демоны тоже, поэтому знаю я такую же версию, что и остальные: Бог создал ангелов и поставил восьмерых из них, позже названных архангелами, управлять остальными. Я был среди этих управляющих, чего, как можно догадаться, не помню. Со временем первый из божьих архангелов, Люцифер, восстал против своего создателя и был низвергнут вторым его сыном, Михаилом, в Ад, где создал расу демонов. Потом Творец перестал отвечать на зов ангелов, а спустя некоторое время после этого мы все оказались здесь. Это все.

– Ага, как я и ожидал, хрестоматийная версия для дошкольников и классов коррекции! – Альфред ехидно хихикнул. – Ну, сейчас мне придётся твоё мировоззрение слегка подрихтовать: видишь ли, есть много теорий, объясняющих появление ангелов и демонов, но все они сходятся лишь в том, что никто, помимо самого Создателя, не обладал силой творения. Тем не менее у мятежного Люцифера получилось, как ты сказал, соорудить целую новую расу. Логично вытекающий из этого вопрос: каким образом ему это удалось?

– Без понятия. – Ангел пожал плечами. – И какое это все имеет отношение к нашему делу или хотя бы к этому тысячелетию? Я чувствую, с твоими объяснениями одной бутылки коньяка не хватит.

– Вот это-то мы сейчас и выясним. И да, за коньяк не беспокойся, как раз на такой случай у меня где-то здесь припасён целый ящик.

***

Сила никогда не спала и не исчезала из мира. Так могло показаться лишь тому, кто не был в состоянии постичь её суть. Сила искала постоянно. Она желала творить и в страсти своей пыталась обрести идеальный для этого инструмент. Когда-то она создавала целые вселенные, но затем все прошло и осело пылью и прахом на остовах некогда живых планет: её хозяин покинул этот мир, и сила, ведомая своим предназначением, принялась искать нового. Вслед за поисками последовал успех: сила нашла достойного и одарила того частицей своей мощи. Так появилась Ипостась.

Достойный желал познания и в стремлении своём нуждался в помощниках, что облегчили бы ему его изыскания. Сила услышала и помогла тому вдохнуть жизнь в существ из солнца и глины. Так появились ангелы.

Тысячи лет пришло и, заскучав, сила принялась за поиски новой цели. Вскоре та была найдена: достойный искал баланса и выживания. И сила вновь помогла тому в его чаяниях, дав существование созданиям из тьмы и камня. Так появились демоны.

Время неслось вперед неумолимо, и Сила, почувствовав, что достойный слабеет, покинула его, посчитав, что достаточно помогла на его пути. Сила отправилась скитаться в других мирах и искать себе новое применение. Так Сила нашла людей. Люди были слабы и несчастны. Сила пыталась найти среди них подходящее для себя вместилище, но люди оказались слишком хрупкими и не могли принять Ипостась. Сила пробовала снова и снова найти подходящий сосуд, но всякий раз тот не выдерживал и разлетался тысячей осколков. Лишь раз Силе удалось образовать союз с одним из этих немощных существ. Тот был царём над другими людьми и желал созидать, но воспротивился Силе, считая ту не даром, но проклятием. Пытаясь защититься от того, что считал злом, царь захотел изобрести способ возобладать над Силой. И та подчинилась его зову, поскольку существовала единственно, чтобы творить. Так появились печати.

Но человек, сознание которого было затуманено присутствием Ипостаси, не верил даже самому себе. Разум его порождал голоса, а те искушали его, соблазняя использовать силу демона, заключенного в нем. Страшась происков голосов, царь пожелал создать то, что помешает использовать силу демона ему самому и другим смертным. Так появился ключ, что мог переписывать и уничтожать печати.

Комментарий к Глава 9 / Пожинатель бурь

¹ Система, при которой длительное отсутствие действий со стороны оператора запускает выполнение какого-либо алгоритма.

========== Глава 10 / Оттенки и грани ==========

Если бы наши солдаты понимали, из-за чего

мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны.

Фридрих II Великий

После того, как Альфред закончил, в кабинете минут на пять воцарилась мертвая тишина. Первым голос рискнул подать ангел:

– Эмм… И что это было?

Ал невозмутимо пожал плечами:

– Сказка, разумеется. Одна из многих, которую вы, ангелы, забыли. Эта, в частности, была записана Метатроном.

– Часть ангельских летописей? – Удивлению ангела не было предела. Ясное дело, о разбросанных по всей планете скрижалях святого сказителя знали все, как и о том, сколько они стоили на различной степени подпольности аукционах, и как много народу гонялось за этим призраком легкой наживы в надежде до неприличия разбогатеть как минимум на пару ближайших столетий. Летописи являлись, пожалуй, единственным, хоть и неточным, малопонятным, а подчас и просто непереводимым источником знаний о жизни ангелов и их соперников демонов до случившегося с ними катаклизма. Рогатые наверняка и сами вели какие-то записи, но им уцелеть не посчастливилось, как и самому Метатрону, который, судя по всему, был весьма экстравагантен в своей работе, поскольку большая часть его наследия оказалась зашифрованной, туманно-иносказательной или вовсе не поддающейся переводу. Некоторые маловеры откровенно намекали, что под конец жизни почтенный летописец окончательно свихнулся и записывал полную околесицу.

– Неопубликованная, да. Точнее, тщательно скрытая ото всех любопытных. Однако правды в ней больше, чем ты думаешь. В обитаемых мирах, с момента их появления, действительно существовала некая сущность, время от времени переходящая от одного живого существа к другому, и дающая своему обладателю силу творения. Именно эту сущность, соединенную со своим носителем, и называют Ипостасью…

Демон встрепенулся:

– То есть нечто вроде самонаводящейся инструкции по управлению вселенной?

– Вроде того. Ипостась – это воплощенное созидание, обладающее ограниченной волей и перемещающееся от носителя к носителю. Известно, что в разные эпохи она существовала в симбиозе с самыми разными существами, однажды – с тем, кого вы называете Богом. Нечто вроде детской игры со стульями: кто остался стоять, тот и Создатель всего сущего.

Андрас задумчиво почесал подбородок:

– Звучит забавно. Уж точно ничуть не хуже любого другого варианта. И примерно так же бесполезно. Может, уже к сути перейдешь?

– Ещё нет, но скоро. Я пока что не закончил вгонять в ступор твоего крылатого товарища. – Альфред ткнул пальцем в находящегося в лёгкой прострации ангела. – Так вот, как я сказал, сама эта сила, насколько можно судить, собственной моралью не обладает и во всех действиях полностью полагается на решения носителя. Так что Ипостасью может стать любая, самая первостатейная сволочь. Да что уж там, одно время даже Люциферу подфартило! – Уриил вышел из своей летаргии и вытаращился на Ала:

– Чего? Люц-ц… Люцифер был Творцом? Это про него говорилось в твоей легенде?

– Безусловно. Ни один архангел, будь у него хоть три нимба на башке, не смог бы сотворить жизнь, а у Люци на сдачу целую толпу демонов заделать получилось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю