290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ключ Соломона (книга первая) (СИ) » Текст книги (страница 6)
Ключ Соломона (книга первая) (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Ключ Соломона (книга первая) (СИ)"


Автор книги: О. Бендер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Не уверена. Моих возможностей хватило, чтобы укрыть их здесь и обеспечить некоторый уход, но я мало кого знаю в городе…

– Так, понятно. Андри, что думаешь, не подрядить ли нам на это дело нашего нового знакомого, уж коли он так рвался побыть героем без страха, упрека и многих других полезных качеств?

Демон, согласно кивнул и повернулся в сторону Корнелии.

– Нелли, вы знаете что-нибудь об Алексее? С его слов, вы с ним как минимум пересекались.

– Владелец мастерской? Да, конечно, – лицо Корнелии приобрело деловой вид. – Бывший военный. Много пьет, и, если я могу позволить себе такое наблюдение, находится совершенно не на своем месте. Но мне всегда казалось, что ему можно доверять.

– Ну что ж, раз и вам так показалось, тогда стоит рискнуть. Как только эльфы очнутся и станут пригодны к транспортировке – звоните ему. Пусть увозит их хоть к себе на дачу, хоть к черту на блины.

– Вы уверены?

– Как в себе, – Уриил усмехнулся, но вышло кривовато: – То есть совершенно нет. Но и ничего лучше у нас нет. И теперь самый главный вопрос, Корнелия. Скажите нам имя того демона, который это все организовал. Вам ведь оно известно?

– Разумеется, мой дорогой, – женщина замялась, прежде чем продолжить: – Только почему вы так уверены, что тот, кто вам нужен, демон? Это был ангел, мой мальчик, такой же, как и вы.

На этих словах Андрасу пришлось отодвинуть застывшего с отвисшей челюстью Уриила в сторону и вступить в разговор вместо него:

– Кхм, Корнелия, вы уверены?

– Ну, разумеется, я уверена! – В этот момент Нелли стала как никогда похожа на оскорбленную в лучших чувствах учительницу: – Его настоящего имени мне никто не сообщал, как вы понимаете, но несколько раз я слышала, как к нему обращались по имени Сергей Викторович. Не знаю, насколько это вам поможет…

– Не сильно. А способы связи? Может быть, он будет в клубе в ближайшие дни?

– О своих визитах он никогда не сообщает. Есть номер мобильного телефона, но он всегда звонит сам и никогда не отвечает на входящие звонки.

– Все же лучше, чем ничего. Диктуйте номер! – Демон достал наконец-то пригодившийся казенный смартфон из заднего кармана брюк и приготовился записывать. – Хмм, Нелли… – Вбив номер в память телефона, Андрас на секунду задумался, пытаясь ухватить мысль, бившуюся где-то на краю сознания: – Еще одно. Пару недель назад вам должна была прийти одна вещь… Амулет, похожий на моток проволоки с куском пергамента внутри. Где он теперь?

– Амулет из проволоки? Да, припоминаю такой! Мерзкая вещица. Обожгла ладони двум моим девочкам!

– Бедняжки? – усомнился демон.

– Дуры! – подтвердила Корнелия. – Лезут куда не надо! – После чего продолжила:

– Я передала его, как и все остальное, в руки этому Сергею, конечно. Он всегда забирает такие вещи лично.

– Очень интере-е-есно. – Андрас под конец перешел практически на урчание, как кот. Картинка складывалась чрезвычайно занятная, хотя, пока что все их расследование напоминало ему попытку сложить паззл безоблачного голубого неба из пары тысяч фрагментов. – Благодарю вас, Корнелия! Вы очень помогли. Будем надеяться, что не только нам, но и своим подопечным.

Дальнейшие прощания Андрас постарался, в меру своих ораторских талантов, поскорее свернуть и увести все еще слегка прибитого пыльным мешком Уриила куда-нибудь на воздух. Корнелия показала им запасной выход, действительно имевшийся в клубе и позволявший с относительным достоинством покинуть здание, пройдя метров пятьдесят по осклизлым кирпичам до металлической лестницы, ведущей в трансформаторную будку, вплотную примыкающую к стене соседнего здания. Напоследок Корнелия записала их контактные данные, пообещав держать их в курсе относительно эльфов и заочно известного им ангела, после чего попрощалась с Андрасом и Уриилом куда теплее, чем можно было ожидать, учитывая обстоятельства их знакомства.

Выбравшись наружу, Андрас первым делом встряхнул поникшего ангела.

– Эй, ты как?

– Не хочу пока даже думать об этом. Но при встрече выщипаю этому уебку все перья! – О ком Уриил вел речь, сомневаться не приходилось, равно как и в радикальности намерений ангела, особенно учитывая скорость, с которой тот поспешил сменить тему: – Кстати, еще там в кабинете хотел спросить, как ты узнал про Астарота?

– Из-за метки. Метку высшего демона ни с чем не спутаешь. А уж чем воняет метка демона похоти – тебе лучше даже и не знать. А дальше все элементарно, Асмодей с людьми не путается, они для него еда, не более. А вот про двухвековой давности интрижку Астарота со смертной в свое время не чесали языками только ленивые и мертвые. Так что всего лишь сложил два и два.

– Там что, все было так серьёзно?

– Сложно судить, может быть. Точно могу тебе сказать, что продавшие Астароту душу себя так хорошо, как правило, не чувствуют.

– Забавно… – Уриил пожал плечами и не торопясь направился в сторону двора, где они бросили свою машину, чтобы лишний раз не светиться перед входом в ночной клуб. – А что за история с амулетом?

– О, это очень интересно! – Андрас довольно осклабился: – Помнишь ублюдыша, которого я порвал на последнем задании? Именно этой штукой он мне пытался голову отдельно от туловища в полет отправить. Меня заинтересовал дальнейший путь этой посылки: по словам босса, ее должны были передать другим сотрудникам Центра для изучения и обезвреживания. Скажи, здорово?

– То-о-о е-е-есть… – Уриил встал как вкопанный и уставился на демона: – Ты хочешь сказать, что сейчас мы, два сотрудника Центра, по заданию еще одного сотрудника Центра вышли на след другого сотрудника Центра, действующего по приказу нашего начальника из Центра? Правильно ли я все это выговорил и не многовато ли нас тут стало для одного вшивого городишки?

– Варианта два: нас либо используют втемную, либо это какая-то операция службы внутренних расследований…

– В которой нас используют втемную! – закончил вместо него ангел. – Кстати, а у Центра вообще есть эта самая служба внутренних расследований?

– Почему бы и нет? У всех ведомств такая есть, наверняка и у этих что-то подобное существует.

– Ну что ж, примем как рабочую версию, за неимением никакой информации об альтернативах. И поехали уже домой, я жрать хочу! – Ангел опять ринулся к машине, но остановился и уставился куда-то в район гаражей. – О, Андри, смотри-ка, кто здесь!

Насторожившийся было демон только закатил глаза, как только увидел давешнего пса, сосредоточенно раскапывающего что-то в местной помойке. Пес был немедленно отловлен и в очередной раз затискан ангелом, которого Андрасу теперь хотелось протереть антисептиком и прокипятить в биксе в течение двадцати минут. На предложение присоединиться к почесыванию блохастого пылесборника демон только брезгливо скривился.

– Ну, Андри, ну ты чего? Это же наш новый дру-у-уг, правда ведь? А как мы тебя назовем? Хочешь тоже быть Андри? – За спиной ангела послышалась предупреждающее рычание.

– Только попробуй, и я из этой груды меха ковер сделаю! И вообще, мы, кажется, домой собирались?

– Собирались, но передумали! Садись за руль, я знаю, что нам дальше делать.

– Просветишь?

– Будем выяснять все о нашем новом крылатом друге! Съездим к одному моему знакомому, он наверняка еще не спит.

– В три часа ночи?

–О-о-о, ты удивишься! Поехали, тут недалеко.

***

Семён Вениаминович чувствовал себя глубоко несчастным ангелом. Нет, ну правда, мало того, что он был купидоном, а значит, ангелом наиболее активно неуважаемым среди прочих, и купидонствовать ему приходилось с подагрой, лысиной и преизрядным пузом, в борьбе с которым не помогала никакая диета – Семён Вениаминович, к слову сказать, ни одной на себе не испытывал, но в их бесполезности твёрдо был убежден, – так, ко всему этому, и работа ему досталась самая подлючая из возможных. Нет, безусловно, он допускал, что кому-то при схождении повезло ещё меньше, иные вон и вовсе превратились в обугленные головешки – не минула эта участь даже некоторых архангелов – но эти хотя бы отмучились, что, по мнению Семена Вениаминовича, было куда лучше той ситуации, в которой оказался он сам.

Ну да, конечно, он идеально подходил на должность куратора в городе, где и существ-то никаких, кроме людей, не было. Поначалу и сам он думал, что возможность осесть и перестать бегать с луком и стрелами за придурошными смертными может быть хорошей идеей – хоть колени отдохнут. Но когда ему так везло? Разумеется, уже через пару лет его службы какие-то ушлые ребята организовали в городе коридор для контрабанды, да такой, что теперь половина всей дряни – магической, запрещённой, а иногда и живой – шла в столицу и из неё через закрепленный за ним участок. И вот он уже не заштатный сотрудник Центра, сидящий на заднице за скромное жалование и обязанный раз в неделю обходить десяток ведомственных квартир, нужных на случай чрезвычайных ситуаций, а руководитель крупной ячейки и начальник целой агентурной сети, стоящей на страже мира и спокойствия смертных. На зарплату это, разумеется, никак не повлияло.

Но к демонам все, он бы и это перетерпел, но надо же было случиться так, что именно его агенты умудрились подорваться на непонятно как к ним попавшей магической мине. Да ещё и на одной из ведомственных квартир, да ещё и так, что до сих пор было непонятно, живы они или мертвы, потому что от тел не осталось даже пепла. В общем, новость о взрыве стала основной темой для обсуждения на местном телевидении всего сутки назад, а с несчастного купидона сняли уже три шкуры, требуя личных и ежечасных отчётов по каждому поводу и угрожая спустить на него комиссию с проверкой, а самого ангела отправить в отдел корреспонденции на должность главного ответственного по учёту и вывозу голубиного помета. А что он, спрашивается, мог сделать? Сослать бригаду оракулов на место преступления в четвёртый раз? Но взрывом в округе по каким-то причинам выжгло все следы магии, и парни из бригады повадились невежливо крутить пальцем у виска на просьбы «пойти и ещё что-нибудь поискать». Остальные агенты сутки как с ног сбились в поисках хоть каких-то зацепок, но толку от этого все ещё не было никакого, а взыскания от начальства уже лежали на столе так и не распечатанными пачками.

Купидон устало стащил с лица очки и зажмурился. На часах было за полночь, а слезать с его шеи так никто и не планировал. Нет, к демонам в пасть все эти отчёты. Ничего нового он в них не скажет, а если уж попрут, то напоследок надо хоть отдохнуть как следует. Решение было принято решительно и очевидным большинством голосов, и уже через пятнадцать минут под зданием, в котором располагался офис Семена Вениаминовича, стоял служебный автомобиль, готовый отвезти начальника в любую точку на карте города. Закинув портфель и вальяжно усевшись следом сам, купидон похлопал рукой по водительскому креслу и, который раз внутренне решившись послать всех к черту, торжественно произнес:

– В клуб, Сереженька.

Названный Сереженькой водитель, может, и хотел что-то возразить, но субординацию нарушать не рискнул, поэтому, не сказав ни слова, вырулил с офисной парковки и отправился по давно знакомому маршруту. У дверей ночного клуба Семён Вениаминович оказался спустя ровно сорок минут и, небрежно махнув узнавшим его охранникам, последовал по лестнице вниз, а оттуда – прямиком к барной стойке.

Заказав пару стаканов самого дорогого виски, он, наконец, смог блаженно расслабиться и принялся ждать хозяйку заведения. Постоянных и важных клиентов она всегда встречала лично, чтобы тем ненароком не пришлось лишний раз обращаться за помощью к менее осведомленным работникам заведения. Но в этот раз вся вселенная явно была против купидона, потому что, докончив уже четвертую порцию виски, он так никого и не дождался, после чего решил действовать самостоятельно. Поднявшись по лестнице, он быстро нашёл взглядом одну из девочек, выполняющих у Корнелии роль администратора, и решительно направился к ней.

– Лизонька, здравствуй! – Купидон на ходу перешёл на тон, лишь ему одному казавшийся обольстительным, и запричитал слегка обиженно: – А что же меня никто не встречает?

Администратор, сегодня отчего-то напряжённая больше обычного, дернулась при звуке собственного имени, но быстро поняв, кто перед ней, взяла себя в руки и расцвела в улыбке, в искренности которой не смог бы усомниться самый чуткий детектор лжи:

– Ох, Семён Вениаминович, приношу свои извинения! Мне пришлось ненадолго отлучиться. Вы к нам отдохнуть?

Улыбка купидона стала благостней.

– Лизонька, для тебя просто Сема, ты же знаешь! Да вот, решил заглянуть. А что, Нелли нет в зале?

– Ох, нет, она отошла буквально полчаса назад. Какие-то проблемы с бумагами, но ничего серьёзного. Вам ваш обычный кабинет?

В голове Семена Вениаминовича, который хоть и был насквозь купидоном, все же являлся начальником разведки, успела мелькнуть мысль, что из-за проблем с бумагами, да ещё и несерьёзными, хозяйка заведения из зала никогда бы не ушла. Но та, будучи уже не первой, проигнорированной за сегодня мыслью, отправилась вслед за караваном остальных домыслов и подозрений.

– Да, Лизонька, будь добра.

Администратор пропустила его вперёд, и они вместе направились в закрытую часть клуба. Дождавшись, пока они отдалятся от остальных посетителей, купидон продолжил:

– Мне сегодня, пожалуй, двух девочек и двух мальчиков. И бутылочку вашего лучшего виски, непременно. Кстати, Пашенька сегодня работает?

– Да, Семён Вениаминович. О вас спрашивал! Сейчас же все организуем.

Спустя десять минут успевший ополоснуться в душе купидон получил возможность облачиться в фиолетовый махровый халат и вольготно расположиться в отдельном номере, включавшем, помимо ванной с джакузи, огромную кровать, мини-бар с напитками и несколько стеллажей с лубрикантами, игрушками и всем, что могло бы понадобиться привилегированному посетителю. Налив себе ещё одну порцию виски, купидон принялся ждать. Работники Корнелии, помимо того, что были экспертами в том, как доставить наслаждение даже самому взыскательному клиенту, всегда отличались ещё и пунктуальностью. Семён Вениаминович в очередной раз отпил из бокала и блаженно прикрыл глаза. Скоро наконец можно будет расслабиться, и наплевать на все мнения и слухи о нем. В Центре о его увлечениях, разумеется, знали – и не одобряли, конечно же, но купидонская сущность требовала выхода, а кроме того, все в офисе давно были в курсе, что Вениаминыч больше любит наблюдать, чем участвовать.

Наконец раздался деликатный стук в дверь. Купидон вальяжно дал разрешение войти и замер в предвкушении. Но в открывшемся проеме оказались не местные нимфы, и даже не Пашенька – самый крупный из мальчиков Корнелии. Вошедший в комнату детина был под два метра ростом, косматый и с такими жуткими глазами, что у купидона мгновенно пересохло во рту. В руках незнакомец держал рулон армированного скотча – пожалуй, единственный предмет, отсутствовавший в богатом арсенале на стеллажах кабинета. Рывком преодолев разделявшее их расстояние, незнакомец оказался вплотную к купидону и, схватив за отворот халата, один раз с силой приложил головой о деревянную спинку кровати. Необходимость предпринимать какие-либо действия покинула Семена Вениаминовича – он отключился.

========== Глава 7 / Жатва ==========

Либо вы часть проблемы, либо вы часть ее решения.

Элдридж Кливер

Было далеко. Вообще, до места, в которое ткнул на навигаторе Уриил, ехать пришлось почти на самую окраину, где совсем недавно закончили строить огромный, современный – и оттого абсолютно бессмысленный – микрорайон, красовавшийся теперь однотипными фасадами, раскрашенными в веселенькие цвета, как в дурдоме. Подъехав к нужному дому, Андрас минут десять, матерясь, пытался найти подходящее место для парковки, остановив в конце концов свой выбор на детской песочнице – та как раз была нужного размера.

Без проблем преодолев неработающий домофон, ангел с демоном поднялись на мучительно неторопливом лифте на двенадцатый этаж и остановились перед нужной квартирой, после чего ангел принялся проводить инструктаж:

– Значит так, парня, к которому мы идем, зовут Йен. Он кореец, в местный институт приперся пару лет назад по обмену программирование постигать. На черта оно ему надо было – даже спрашивать не вздумай, а то до утра про романтику местных березок слушать придется. Я его от гопников местных отбил, когда те ему пытались принудительно кругозор расширить, а я им вместо этого дальновидность поднял на недосягаемую высоту.

– Это как?

– По башке дал и на дерево зашвырнул. Ты еще, когда в новостях это увидел, ржал как конь минут пятнадцать. В общем, пацан про то, кто мы такие, – ни сном ни духом, так что когти не распускай и старайся вести себя максимально естественно. Хотя нет, в жопу этот совет! Короче, по обстоятельствам действуй. И прекрати скалиться, как дебил!

Демон попытался скрыть улыбку, но получилось плохо. Ему с трудом верилось в то, насколько сильно преобразился Уриил, почувствовав хоть минимальную ответственность за кого-то. Теперь демон понимал, что не пускать ангела на боевые задания было самой большой глупостью, какую только можно было сделать. Они ж, блять, не выпускницы института благородных девиц, а два существа, проведшие в постоянных войнах и коротких передышках между ними не одно тысячелетие. Для них, кто бы что об этом ни думал, мордобой с применением огнестрельного, холодного и дробящего – привычный и, очевидно, единственно возможный способ прийти в себя и привести мысли в порядок.

Подтвердив Уриилу свои исключительно добрые и мирные намерения, Андрас отправил того звонить в дверь, а сам встал чуть позади, предполагая, что его кубатура в дверном глазке гарантированно будет смотреться недобро и немирно. Открыл им, спустя пять минут непрерывного названивания, всклокоченный черноволосый парень в безразмерной толстовке и пижамных штанах с покемонами. Увидев, кто перед ним, он сначала выпучил глаза, а потом принялся забрасывать Уриила нескончаемым шквалом вопросов и восклицательных интонаций:

– Ой, Юр, это ты? А чего ты так поздно? А кто это с тобой? Да вы заходите, чего на пороге стоять! Чай будете? У меня вареники есть! Вы есть хотите? Или салат? У меня, вроде, оставался! Я сейчас посмотрю! Ой, вам же тапки надо дать.

Андрас прошел в прихожую.

– А вы откуда приехали? Вы на машине? Ой, а у вас машина новая?

Демон уставился на стену и постарался лишний раз не думать.

– Юр, а ты меня покатаешь? А ты сам водишь или твой друг? А он хорошо водит?

Стена казалась такой привлекательно твёрдой, о нее до странного сильно хотелось приложиться головой.

Ангелу пришлось отвечать на нагромождение вопросов в одиночку. Демон же оказался полностью деморализован подобным напором и тупо нацепил на физиономию максимально похожую на настоящую улыбку, дожидаясь в прихожей, пока хозяин выделит им тапки, один за другим извлекаемые из шифоньера. Все четыре оказались разного цвета и формы. Проходя в небольшую, достаточно уютную, но какую-то нежилую гостиную, демон, выражение лица которого за прошедшие несколько минут не изменилось ни на миллиметр, успел ткнуть ангела в бок и прошипеть ему на ухо:

– Не знаю, Ури, что тобой двигало, когда ты решил умолчать о своем новом знакомом, но я тебе за это чертовски благодарен. У меня сейчас голова взорвется!

Ангел театрально закатил глаза.

– Терпи, оно того стоит!

Через несколько минут блаженной тишины в комнату ввалился гостеприимный хозяин, неся на подносе стаканы с чаем, конфеты, блюдо с яблоками и несколько пачек печенья разного вида. Сгрузив это все на журнальный столик, Йен перестал мельтешить и уселся на диван, ни на секунду не переставая говорить:

– Ну вот! Кто что будет? Ой, а мы же еще не познакомились! Меня Йен зовут! А вас? Юру-то я уже знаю, он меня спас! Он вам рассказывал? Они ко мне такие: «ты чо здесь забыл, узкорылый?», а Юра мимо шел и как бац их самого главного в морду, а они как на него!..

– Андрей… меня зовут! – Андрас попытался прервать поток льющегося на него бреда. – Очень рад знакомству.

– Ой, Андрей, очень приятно! А вы с Юрой друзья? Давно друг друга знаете? – Йен на секунду отвлекся, отпивая чай из чашки, хотя демон не поручился бы, что парень в этот момент действительно молчал. – А расскажите что-нибудь о себе! Вы вместе работаете? А чем вы занимаетесь?

– Юр, а давай действительно расскажем Йену, чем мы занимаемся? – Демон сжал кулаки и выдал самую душераздирающую из своих улыбок. Повисла раскаленная тишина, чай в кружках вроде бы вскипел повторно.

– Так, брейк! – Уриил поспешил вмешаться. – Да, Йен, у нас к тебе и впрямь дело. По твоему профилю. Сможешь помочь?

– Вы оба по делу? – Парень как-то особо выделил интонацией в своем вопросе числительное, ангел поспешил заверить:

– Да, Йен, оба.

Вмиг посерьёзневший студент на секунду умолк и выдал совершенно другим тоном, резко контрастирующим с его предыдущим щебетом:

– Что ж вы сразу не сказали? Раз вы по делу, то бросайте всю эту херню и пойдём!

Йен мгновенно вскочил и махнул рукой в направлении двери в соседнюю с гостиной комнату, до этого наглухо закрытую. Зайдя в неизведанную доселе часть жилья, Андрас сходу оценил, что обстановка здесь разительно отличалась от остальной квартиры: не было ни показного уюта, ни уродливых картин на стенах, зато вся доступная поверхность оказалась завалена электроникой разной степени разобранности, микросхемами и проводами неизвестного назначения, а среди всего этого стояли в ряд шесть работающих мониторов с кучей графиков, схем и непрерывно меняющимися рядами цифр на них. Демон скептически присвистнул:

– Занятно. А зачем весь этот концерт сейчас был?

– А хуй знает, кто ты такой! – Йен, не оборачиваясь, пожал плечами и пошел в сторону своего кресла. – Юрика я знаю, он парень свой. А что ты за хрен – мне не докладывались. Может, он не по своей воле тебя сюда притащил? Так что пока я пиздел на все лады, он тебя раз пять мог по башке приложить. Или я – вас обоих.

Андрас готов был взять все свои слова обратно – этот парень ему определенно нравился.

– Забавный у тебя метод.

– Главное – действенный! – Йен самодовольно усмехнулся. – Я так одного своего киллера заговорил до того, что он сам от меня свалил!

– Что, прям взял и ушел?

– Ну, допустим, не ушел, а выпал… из окна. Но, согласно решению суда, сделал он это по своей доброй воле. А раз суд постановил, значит так и было, согласен?

– Уважаю! – Андрас хлопнул Уриила по плечу. – Хорошего ты себе друга нашёл.

– Это ты ещё не знаешь, что его те гопники хотели избить за то, что он с камер видеонаблюдения скачал запись, как эти ребята местным детдомовцам пытались дурь толкнуть, и все их художества слил папаше того, кто у них там за главного.

– И что родственничек?

– А «родственничек» – генерал-майор ФСБ.

– Идейный?

– Даже храпит с прописанными в уставе промежутками.

– Понял, дальше можешь не объяснять.

– Ладно, хорош трепаться, давайте к делу. Чего там у вас? – Йен вопросительно посмотрел на Уриила, тот без слов протянул парню телефон с отображенными на нем цифрами.

– Вот. Нужно узнать о владельце номера все, что можно. В идеале – заполучить карту его метаний по городу. Сумеешь? – Йен впал в некоторую задумчивость.

– Интересный у тебя идеал, Юрец. На кого номерок зарегистрирован – я б тебе за пять секунд пробил, а вот историю перемещения – уже веселее. Базу данных оператора ломать придется. Ну и точность будет – метров триста в радиусе действия вышки сотовой связи – точнее не узнать.

– Метров триста – это все равно лучше, чем наш нынешний маршрут «хрен знает куда» на навигаторе.

– Понятно. Тогда вон, садитесь пока, – Йен мотнул головой в дальний угол комнаты, где примостился старый продавленный диван, на котором, судя по всему, владелец квартиры и предпочитал отсыпаться. – Делайте, что хотите, только не отсвечивайте там особо и меня не дергайте – это надолго.

Ангел с благодарностью кивнул и, забрав из рук усевшегося за работу Йена свой мобильник, направился к выделенному им койко-месту, на котором успел полулежа примоститься демон. Едва слышный постороннему зрителю разговор зашел сам собой.

– Как думаешь, что нас ждет, если мы найдем этого урода?

Демон задумчиво почесал щетину на подбородке.

– Исходя из того, что мы сейчас знаем? Все что угодно, как я понимаю: сбрендивший с ума ангел; сбрендивший с ума ангел и его напарник; сбрендившие с ума ангел с напарником…

– Так, подожди… Что за чушь и какой, на хрен, напарник?

Андрас хмыкнул:

– Ну или напарница, это же демон. – В ответ на ошалелый взгляд ангела пришлось пояснять: – Ну что ты удивляешься? Я снова сложил два и два. В уме. Сам! Короче, если мы и впрямь имеем дело с полевыми агентами Центра, то это почти наверняка будет такая же боевая двойка, как и мы с тобой. Допускаю, что демон там будет поплоше, а у ангела не будет такой клевой задницы, как у тебя, но принцип ты понял? – Недовольное сопение под боком Андрас решил проигнорировать. – Ну и второй довод в пользу моей версии – слова Альфреда. Он нам прямым текстом сказал, что в деле может быть замешан кто-то из моих.

– Ладно, признаю, вариант интересный. Слушай… А демон может как-нибудь подчинить себе ангела?

– Чем-то, помимо врожденного обаяния? Ай, не пинайся! Что, не веришь, что наш пернатый урод-сутенер действительно настолько урод?

– Честно? Что дурак – верю, а что такая сука – нет! Это ж тогда получается, что тот пацан, который нас взрывать пришел, – его рук дело. Вот и еще доказательство, кстати – кто-то же эльфенышу мозг промыл!

– А ангел такого сделать не мог?

– Так – нет! Внушить обожание или радость, даже привить определенные моральные нормы – это запросто. Только вот обожанием от него тогда и не пахло, а злобой и безумием – за километр.

– Ну если так судить, то суккуб, пожалуй, провернуть такое смог бы. Но только с эльфом, об ангела бы зубы обломал. Если тот, безусловно, сам защиту не снял…

– А с чего б ему?

– Если наш гипотетический демон – суккуб, то у них, знаешь ли, свои методы есть! – Андрас криво усмехнулся и незаметно ущипнул сидящего рядом ангела за ягодицу, немедленно получив в ответ локтем в челюсть.

– Хмм… а что, складно выходит!

– Складно, только недоказуемо. Эх, расспросить бы сейчас с пристрастием кого-нибудь из наших боссов! Но они ведь законспирированы похлеще тех, на кого мы охоту ведем.

– А что, у тебя на этого твоего купидона вообще выходов никаких?

– Ни одного! Звонил всегда с разных номеров, на встречи приходил пешком, – так что ни номеров, ни марки машины.

– А проследить ты за ним не пытался, что ли? Вот уж не поверю! Как ты среди демонов выжил с такими розовыми очками на всю рожу?

– Ну ты поговори еще! Это ж купидон… Вреда от него, как от дерьма на подошве, но уж если он от тебя спрятаться захочет – хрен ты его когда достанешь!..

– Значит, голяк. Ладно, будем считать, что нам и без него неплохо живется. Можно, конечно, набрать тот номерок, что нам любезно Альфред предоставил, но лично я бы пока к нему не совался – противопоставить ему нам совершенно нечего.

– Считаешь, он опасен?

– А страж этот его тебя не убедил? Он на полном ходу небольшой такой армагеддец тормознул, а до этого по хате нашей как по бульвару прогулялся. И кто знает, какие у него еще козыри в рукаве?

***

– Ну здравствуй, тиндер с перегаром! – Пробуждение купидона было болезненным и крайне обидным. Ангел любви ощутил себя связанным по рукам и ногам и лежащим боком на холодном полу в каком-то темном подвале. Башка трещала, но это хотя бы косвенно свидетельствовало о том, что она еще в наличии. Поскольку из одежды на нем был лишь тот самый халат, который он нацепил на себя в доме удовольствий, Семен Вениаминович ощутимо закоченел. Из-за скудного света он не мог видеть лица своего похитителя, но судя по комплекции, это был уже не тот верзила, что совсем недавно так неласково приложил его головой.

– Итак, друг мой, ты меня не знаешь, но в остальном тебе неслыханно повезло! – вновь взял слово похититель. – Сейчас мы с тобой будем играть в викторину. И за каждый правильный ответ на мой вопрос я не буду отрезать тебе палец. Так что на твоём месте я бы надеялся, что у меня хватит вопросов, а у тебя – правильных ответов на весь твой арсенал конечностей. Правила понятны?

У купидона хватило сил исключительно на то, чтобы кивнуть.

– Молодец. Заработал себе один целый палец. Едем дальше. Имя?

– Семён… – Голос ангела дрожал.

– Друг мой, ты себе не помогаешь. И явно планируешь покинуть это место по частям. Давай ещё раз, имя?

– А… Акриил! – Да, с небесным именем купидону тоже не повезло. Вдруг отчаянно захотелось разрыдаться.

– М-да, звучит излишне красочно, но я тебе верю! – Незнакомец наконец подошел ближе, но его лицо, как оказалось, было надежно скрыто под маской, поэтому все, что удалось рассмотреть Акриилу, —стального цвета глаза в прорезях, смотревшие на него отстраненно и равнодушно. – Что ж, поднимем ставки, как считаешь? Уриил. Насчет ангела тебе поступили специфические рекомендации, это так?

– Н-не… Нет! – Акриил попытался приподнять голову и почти проскулил: – И он же помер!

Лицо незнакомца вдруг оказалось невероятно близко, а от его шепота спину Акриила, которой тот вжался в бетонную стену позади себя, пробрал озноб.

– Очень плохо, маленький купидон! – Голос похитителя был едва слышен, заглушаемый стучащим в ушах пульсом. – Не его судьба сейчас должна тебя беспокоить!

Последнее, что запомнил Акриил, – это глаза незнакомца, из стального ставшие вдруг пронзительно синими; безымянного пальца правой руки коснулось что-то холодное и металлическое. Купидон заорал.

***

Разговор с Уриилом незаметно перетек в сон, и очнулся Андрас, когда в единственное на всю комнату окно, занавешенное тяжелой непрозрачной тканью, сумели каким-то чудом пробиться первые лучи солнца. Демон аккуратно вывернулся из-под сопящего ему в ухо Уриила и принялся разминать затекшие от неудобной позы конечности. Йен, по-видимому, проработал всю ночь и сейчас все так же методично стучал по клавишам и только слегка вздрогнул от несильного похлопывания по плечу, после чего, освободив одно ухо от наушника, из которого неслись непонятные Андрасу немецкие вопли¹, повернул голову в сторону неожиданной помехи.

– Проснулись? Потупите еще пока, я почти закончил.

– Да мы не торопимся. – Андрас выдал одну из своих «хрен ты меня выгонишь» улыбок и скрестил руки на груди. – Я так, решил на всякий случай уточнить, жив ли ты тут или уже оцифровался.

– Не дождешься! Кстати, хотел спросить… – Судя по напряженной спине, ответ на еще незаданный вопрос парня очень интересовал. – А вы с Юркой что, это… Того?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю