290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Архимагл (СИ) » Текст книги (страница 33)
Архимагл (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Архимагл (СИ)"


Автор книги: noslnosl






сообщить о нарушении

Текущая страница: 33 (всего у книги 34 страниц)

Глава 23

Ну и ощущения после попадания Лениной Авады! Никому такого не пожелаю… Ну, разве что врагам. Боли не было, но… Расставание с таким родным и привычным телом было довольно неприятным.

После того, как эта психованная ведьма попала в меня смертельным Непростительным заклинанием, мою душу, ну или если быть точнее, тот суррогат, который оную заменяет, выбило из тела. Да ладно бы выбило – это было бы не столь страшно. Но Авада Кедавра крайне мощное, но при этом простое заклинание, помимо прочего оно ещё и отрубает все связи души с телом.

Всё логично, Авада разрывает связь души и тела, но… Как Лена узнала об этом заклинании и смогла его выполнить?! Палочковая магия – это что-то вроде упрощённых ритуалов, её можно назвать полуритуальной магией, где присутствует слово, жест концентратором, необходимый для активации, а также воля мага. Допустим, для авады жест не имеет значения, в данном заклинании палочка лишь указывает направление. Цвет заклинанию девушка могла задать подсознательно на основе прочитанной информации, функции придумать самостоятельно, искренне поверив в написанное в детской книге. Но в таком случае, выходит, что это не классическая Авада Кедавра, а разработанное лично Леной новое заклинание-ритуал.

Я поражаюсь с новичков от магии. Правильно говорят, что любитель порой может быть опаснее специалиста. Специалиста можно просчитать, поскольку он действует профессионально и грамотно. А вот любителя просчитать невозможно, потому что хрен его знает, как он действует. Обычно новичкам, да ещё с маленькой магической силой, самой палочки, желания убить человека и набора слов-активаторов недостаточно для применения Непростительных заклинаний.

Когда Лена распиналась про то, что тренировала заклинания Авада Кедавра и Круцио на мышах, мне хотелось лишь снисходительно улыбнуться. Я тогда подумал, что чтобы там ни отправило грызунов в мир иной и что бы их ни пытало, но это явно не были Непростительные заклинания. Это подтверждалось тем фактом, что девушке не удалось подчиняющее заклинание Империо. Если бы у Лены каким-то чудом получились Непростительные, то за пару месяцев точно вышли бы все три, уж Империо на мышей было бы использовать проще всего, поскольку был бы низкий расход маны, намного ниже, чем у Авады, да и мозгов у мышей практически нет, так что контролировать их легко и просто.

Мышь! Ха! Да то заклинание, что в руках ученика способно убить мышь, у магла способно будет вызвать лишь мигрень. Как же я заблуждался…

Вот как?! Как, спрашивается, у какой-то слабосильной ведьмы-недоучки, недавно взявшей палочку в руки, получилась почти натуральная Авада? Ведь по идее, она могла на любом языке хоть до посинения кричать «умри», но это не подействовало бы на человека.

В принципе от Авады легко можно защититься с помощью одного из нескольких ритуалов. Один древне-шумерский ритуал укрепляет связи души и тела, после чего душу из тела мага не может вырвать демон, не то, что какое-то примитивное заклятье ведьмы-недоучки.

Другой ритуал будет полезен разве что магам, по магической мощи стоящих на уровне архимага. С помощью этого ритуала уплотняют ауру, после чего многие заклинания, которые воздействуют на мага напрямую, перестают на оного действовать, они попросту гасятся плотной аурой и развеиваются. Это похоже на принцип защиты великанов, троллей, драконов и подобных им существ. У этих магических существ аура настолько плотная, что многие заклятья прямого действия их не берут. Со временем из-за того, что аура очень плотная, кожа существа приобретает невероятную прочность, не теряя при этом эластичности, а также появляется свойство защиты от магии. Но у последнего ритуала есть неприятные последствия, после этого очень сложно применять магию слова, практически приходится чуть ли не заново учиться, плюс не подвесишь заклятья на ауру.

Хотя есть и упрощённая версия этого ритуала, которая доступна обычным волшебникам, в таком варианте уплотнённая аура защищает лишь от слабых заклинаний прямого действия, зато не мешает магии слова, а в сочетании с первым ритуалом Авада будет не страшнее комариного укуса.

В общем, моему суррогату души, в котором шесть оболочек крепились на магический конструкт, заменяющий ядро души, обрубило все связи с телом. Обычно у человека связи души и тела разрываются постепенно на протяжении сорока дней после смерти, так что опытный мастер-некромант за это время может воскресить человека, вернув его душу при условии наличия тела (скорее грандмастер или магистр, поскольку мастер-некромант потянет разве что оживление недавно погибшего). Вполне понятно, что с оборванными связями мне ничего хорошего ждать не приходилось, даже если бы случилось чудо, и поблизости оказался бы полностью лояльный некромант.

В итоге мои ожидания тут же оправдались. Сработал межмировой механизм реинкарнации душ и мой суррогат души выкинуло в астральный план, где обычная душа должна была подвергнуться «форматированию» пятого и шестого начала, дабы стереть личность, после чего душу вселили бы в подходящее по параметрам оболочек тело, то есть в какого-либо гуманоида. Но поскольку моя душа не была обычной, то сразу после отправления в астральный план у меня должен был сработать магический конструкт, заменяющий ядро души, после чего я бы объединился с Основой, чьим аватаром являюсь. Но и этого не произошло…

Меня просто напросто резко выкинуло с астрального плана, словно я был несъедобным, а механизм реинкарнации мною вытошнило. И я понял, почему так случилось. Всё дело оказалось в том, что анимагическая печать так и осталась закреплённой на третьей оболочке моей души (пусть она наносится вроде бы на тело, но не всё так просто, поскольку анимагическая печать крепится именно на астральную оболочку, а на теле лишь визуальное отображение). Хоть я лишился человеческого тела, у меня всё равно осталось тело яцхена, которое прямо в астральном плане стало распечатываться из подпространственного кармана. Поскольку живым существам, имеющим тело, не место в механизме реинкарнации, у оного сработало что-то вроде предохранителя, отчего меня выкинуло обратно в тварный мир уже в виде шестирукого, крылатого, хвостатого, трёхглазого и серокожего яцхена. Стоит добавить, что очень и очень злого яцхена.

Для меня по ощущениям всё происходило довольно долго, но на самом деле после смерти моего человеческого тела прошло всего несколько секунд. Так что моя серая туша материализовалась прямо сверху прикованного к кровати человеческого тела, которому только недавно выправили документы… Лена была до жути усталая от использования очень мощного для её сил заклинания, которое она в ближайшие годы не сумеет повторить два раза подряд. Она с ужасом, бледнея, смотрела на меня. Я же повернул голову, пристально посмотрел на девушку во все три глаза, и оскалился, продемонстрировав полный рот клыков.

Лена задрожала от накатившей волны жуткого страха, непроизвольно сделала несколько шагов назад, пока не упёрлась спиной в шкаф. Правая рука, в которой она удерживала магический концентратор, подрагивала, но девушка даже не думала направлять на меня волшебную палочку. Она огромными от ужаса глазами пристально смотрела на меня, её лицо стало белее мела, до моего слуха доносилось участившееся сердцебиение и учащённое дыхание.

Комната была небольшой, поэтому я не стал особо заморачиваться, всего лишь выстрелил хвостом, уколов Лену в бедро прямо через юбку и введя ей слабую дозу яда, от которого тело девушки парализовало. Из парализованной руки выпала волшебная палочка, сама же Лена рухнула на пол, издав при этом прилично шума. Она лежала лицом к полу, совершенно невообразимым образом раскидав конечности в разные стороны, но при этом всё слышала и видела, хотя на что там смотреть? Разве что на пол.

Я встал с кровати и подошёл ближе к девушке. Подхватив её хвостом, я перенёс парализованное тело на кровать и положил прямо поверх трупа парня, которым совсем недавно был я. Это вызвало у девушки ужас, панику и отвращение, которые я проигнорировал.

– Ну, убила ты меня… И что дальше? – вопросил я, приправив фразу огромной дозой сарказма, нависая над девушкой, лежащей на спине. Ленина голова была повёрнута таким образом, чтобы я попал в её поле зрения. – Милая, ты не забыла, что я бессмертный? Хотя, что я с тобой разговариваю… Моё убийство, знаешь ли, было лишним, я тебе и так слишком много прощал.

Я решил прекратить пляски вокруг да около, решившись на кардинальный шаг, – позаимствовать магические силы бывшей девушки. В обычной ситуации я бы не стал совершать нечто подобное, просто подождал бы необходимое время, пока сам собой не обрету магические способности. Но сейчас у меня довольно ограниченная перспектива – либо сколько-то лет жить яцхеном, пока не обрету магические способности, с помощью которых смогу исправить данную оплошность, создав себе тело для анимагического превращения в человека, либо же обрести магическую силу как можно скорее.

Вообще, любому человеку, магу или же маглу, можно пересадить ноус (седьмое начало души, отвечающее за магические способности) другого волшебника. Волшебника подобная процедура сделает сильнее в магическом плане, обычный же человек обретёт магические способности. Но в подобной операции кроются нюансы.

Во-первых, маг, который будет передавать частицу своей души, отвечающую за магию, лишится магических сил. Без таких кардинальных последствий могут обойтись лишь демоны, ангелы и им подобные бессмертные существа, которые могут отдать кусочек седьмого начала.

Во-вторых, сила, полученная от другого мага, может оказаться чем-то вроде проклятья, поскольку источником сил выступает частица души прежнего владельца-мага. Заполучить подобного «подселенца» – крайне сомнительное приобретение. Контролировать его удается очень редко. Гораздо чаще чужая магия сама начинает хозяйничать в новом теле, старается подчинить его своей воле, поработить душу и разум. Особенно это касается тех, кто получил силу от бессмертных сущностей, которые делятся могуществом исключительно с целью поработить душу мага. А магом обладатель чужого ноуса со временем обязательно станет, так что для демонов это что-то вроде банковских инвестиций – потратил немного сил и кусочек души, а лет через десять-двадцать получишь всё назад вместе с душой слабого мага. Но собственным разумом пересаженная сила при этом не обладает – это не демон, не дух, а всего лишь сгусток астральных эманаций, обрывок души.

Казалось бы, раз пересадка ноуса настолько опасна, то зачем её делать? Но не всё так просто. На самом деле, маги не были бы таковыми, если бы не умели обходить различные ограничения. Я когда-то разрабатывал ритуал, с помощью которого можно поглотить Крестраж, тем самым усилив собственное седьмое начало. Причём это был не простой крестраж, а «опасный», то есть его вариация, которая несёт не только ментальный отпечаток мага и его магическую силу, но и кусочек ноуса. То есть, по сути, этому ритуалу всё равно, хоть в него крестраж помести, хоть мага целиком, главное, чтобы принимающий волшебник стоял на своём месте, а передающий, лежал в положенном месте печати.

Но у этого ритуала есть ограничение – его должен активировать маг, следовательно, он мне не подходит. Или же ритуал придётся переделывать под активацию с помощью жертвоприношений, на что потребуется время. Я же не хочу ждать долго, поскольку слишком зол на Лену. Я едва сдерживаюсь, чтобы не превратить её в кучку фарша при помощи когтей. Останавливает от этого лишь понимание того, что быстрая и бесполезная смерть с отправкой души волшебницы в круг реинкарнации, будет слишком милосердным поступком и не принесёт мне пользы.

Зато в голове зародилась идея, как улучшить этот ритуал. Причём мне не понадобится многого, достаточно имеющихся подручных средств. Маги зачастую зацикливаются на своих областях искусства-науки, не обращая внимания на остальные, а некоторые вещи и вовсе презирая. Конечно, не все волшебники такие, но многие. Так, большинство магов недооценивает шаманизм, зачастую презирая. Я и сам подвергся данному заблуждению, пока в силу обстоятельств не пришлось воспользоваться как раз шаманизмом, завязанным на третье начало, а не на седьмое. То есть стать шаманом может любой человек.

Идея заключается в том, что мне не обязательно приживлять себе «засорённый» астральными эманациями ноус. Ведь что для одних существ мусор, для других может являться вкусным и сытным блюдом, порой даже редчайшим деликатесом. То есть, нужно просто скормить «шлаки» духам.

Сдвинув Лену на край кровати, я снял со своего мёртвого тела онгоны с духами. Затем я снял со своего тела все магические амулеты и браслеты. Данную процедуру повторил с парализованной девушкой, забрав у неё все амулеты, когда-то совместно изготовленные. К сожалению, маглооталкивающий амулет я не могу использовать до тех пор, пока не стану магом. Поскольку браслет завязан на мою кровь, то при активации я не буду обращать на себя внимания, да ещё не буду видеть амулета, обращая внимание на что угодно, но только не на него. Это может закончиться неприятными последствиями.

Сняв с верёвочки целительские амулеты, которые яцхену будут бесполезны, я оставил лишь онгоны, которые тут же надел себе на шею.

– Ты снова с нами! – появился в голове радостный мыслеобраз духа, отгоняющего насекомых.

– Я рад, что ты вернулся из мира духов, тут интересней, – добавил второй дух, который тут же слился со мной, добавив к чувству Направления ещё и духовное восприятие, подобное «духовному зрению».

– Я тоже рад, что задержался в этом мире, – мыслеобразами обратился я к обоим духам. – Мир духов мне не понравился. Ребята, я хочу сделать вот что…

Я постарался максимально чётко представить, как у девушки отделяется часть души, которая приживляется к моей душе, а во время этого процесса духи обгладывают ноус Елены.

– Вы справитесь? – с надеждой спросил у духов.

От обоих обитателей онгонов на меня навалился вал счастливых, невероятно ярких и радостных эмоций. Оба духа подтвердили, что они осилят поедание астральных эманаций. Оставив ноус полностью обглоданным… То есть девственно чистым от посторонних вкраплений, обычное нейтральное седьмое начало, которое подойдёт любому человеку и не доставит особых проблем.

Чрево Тиамат! Как же хорошо, что до подобного способа пересадки ноуса никто не догадался, иначе единственное, чем бы занимались маги – это охотой друг на друга, чтобы на халяву увеличить свои силы. А может быть, кто-то всё же догадался, но сохранил это в строжайшем секрете, похоронив вместе с собой? А что – это выглядит довольно логично. Пока пересадка магического начала несёт больше минусов, чем плюсов – такой ритуал никому, кроме редких глупых или отчаявшихся магов совершенно не нужен. Но стоит ритуалу лишиться недостатков, как настанет конец для всех магов. Как говорилось в одном старом фильме: «В живых останется только один!».

Стул я поставил за кровать ближе к окну. Клетка с мышами и ноутбук были водружены на стул. Стол разрезал когтями, и его остатки выкинул в коридор. Туда же последовал шкаф со всем содержимым. Орудовать сразу шестью руками было просто и быстро, а поскольку я не заботился о целостности предметов интерьера, как и не переживал о том, что захламляю проход, то большую часть комнаты я в считанные минуты освободил от мебели. Затем скатал ковёр и отправил его вслед за мебелью в коридор. Вот уж удивятся хозяева квартиры, обнаружив подобные баррикады…

Итогом вандализма стало свободное пространство размером примерно три на три метра, полы были покрыты линолеумом. Далее я стал искать, чем начертить магическую печать. Для этого пришлось кое-как пробраться через баррикады на кухню. В результате быстрого обыска был обнаружен завёрнутый в прозрачный целлофановый пакетик початый мелок от тараканов «Машенька».

Вот чем-чем, а мелком от тараканов мне до этого магические печати чертить не приходилось, но всё когда-то бывает впервые. Так что вскоре на полу появилась трёхметровая пентаграмма заключённая в двойной круг. По ободу между кругами шли руны, в треугольниках, образованных лучами пентаграммы, были занесены магические знаки. На двух противоположных вершинах разместились онгоны с моими духами.

Вообще-то – это была вполне себе стандартная магическая печать из области некромантии для передачи ноуса, но я на ходу внёс несколько изменений.

Первое изменение заключалось в том, что некоторые знаки указывали на то, что ритуал будет запущен с помощью жертвоприношения. То есть печать в качестве «батарейки» будет использовать прану жертвы, а если её не хватит, то подпитка пойдёт за счёт разрушения шестого начала души. И если даже шестой разрушенной оболочки не хватит, то следом в обратном порядке начнут разрушаться пятое и третье начало жертвы.

Второе изменение заключается в схеме ритуала. В стандартной версии ритуал вырывает седьмое начало мага-жертвы, затем тут же приживляет оный принимающему. В моём же варианте, магическое начало выдирается, затем оно на некоторое время задерживается, чтобы духи могли его обглодать, затем оно приживляется реципиенту. Время, на которое «зависнет» ноус, зависит от энергии, которую даст жертва. Во-первых, как только духи «отлипнут» от ноуса, ритуал начнёт приживление. Во-вторых, даже если духи не до конца обглодают ноус, но мана прекратит поступать (это наступит в случае, если разрушатся все духовные оболочки жертвы, за исключением ядра и ноуса), то сработает предохранитель, и ритуал прервётся. Я же не хочу заполучить ноус, который будет вредить организму. В последнем случае я ничего не получу, ни вредного, ни полезного, просто подкормлю духов.

Закончив возню с рисованием печати, я обратил внимание на Лену, которая, думая, что я слишком увлечён, пыталась сползти с кровати на пол. У неё закончилось время действия яда, но подвижность ещё вернуться не успела. Единственное, чего девушка не учла, не считая того, что она обессилена – это моего очень острого слуха, благодаря которому я заметил её изменившиеся сердцебиение ещё полминуты назад.

Всего лишь один аккуратный шаг, чтобы не задеть чертёж, хлёсткое движение хвостом, и Лена, получив слабую дозу яда, парализованная падает на пол.

Я приблизился к девушке и выдвинул когти на верхней правой руке. От Лены, смотрящей вверх, но косящей глазами на меня, повеяло ужасом, но я уже не обращал на это внимания. Девушка перестала для меня существовать как личность в тот момент, когда убила меня. Я, как и любой живой человек, наделённый сознанием, являюсь многогранной личностью, которой могут руководить как эмоции, так и разум. Лишь роботы и им подобные существа могут действовать безэмоционально. Иногда я веду себя крайне импульсивно, не прощая какие-то мелочи. В некоторых ситуация я обладаю огромным терпением, могу простить людям многое, но любое терпение не является безграничным.

Когтями я аккуратно разрезал всю Ленину одежду, затем сразу шестью руками почти мгновенно освободил девушку от лохмотьев. Оставшуюся в костюме Евы девушку, я поднял на нижние руки. Верхними руками, выдвинув когти, разрезал цепи наручников, которыми был прикован к грядушке труп, аналогичной процедуре подверглись кожаные ремни. Затем я столкнул труп на край кровати ближе к окну, и положил на кровать Лену. Всё это было сделано не просто так. Одним когтем я предельно аккуратно стал на коже девушки рисовать жертвенные знаки, затем вырезал знаки передачи ноуса.

Завершив в быстром темпе вырезать на коже жертвы магические знаки, я поскорее поместил её в центр пентаграммы, чтобы не дай боги, ведьма не умерла раньше времени от кровопотери. Я хоть и старался делать предельно аккуратные надрезы, но всё же, я не профессиональный некромант, да и когтями орудовать подобным способом не приучен, так что к моменту нанесения последних рун девушка потеряла изрядное количество крови. Тело Лены было всё окровавлено. Она явно ощущала весь спектр болевых ощущений, но ничего не могла поделать, кроме как смотреть на меня умоляющим взором.

– А чего ты ожидала, пытаясь убить архимага? Всепрощения? – ответил я на невысказанную мольбу. – Дура, ты, Лена! Жила бы себе спокойно, колдовала, сколько душе угодно. Но раз мозгов нет, значит остаётся одно – принести пользу обществу. Общество в моём лице будет тебе крайне признательно, если ты сдохнешь, но не напрасно, а поделившись магической силой!

Проверив все руны и целостность магической печати, я вогнал коготь в сердце жертвы, это послужило началом активации ритуала. Магический круг и руны стали нагреваться, что стало причиной, по которой стал плавиться линолеум. Тело жертвы на глазах стало усыхать, превращаясь в высохшую мумию. Белоснежная кожа превратилась в пепельно-серую, словно пергаментную, волосы выцвели до состояния серо-седых и на вид были очень хрупкими. Глядя на то, что лежало в центре вспыхнувшей по линиям чертежа пламенем пентаграммы, можно было подумать, что кто-то выкрал из музея древнюю египетскую мумию и использовал её в сатанинском ритуале.

Горящий линолеум жутко чадил. Если бы у меня был нюх, то я сейчас почувствовал бы запах жжёной резины. А если бы был человеком, то стоящий в помещении едкий дым, стал бы ядовитым. Пламя начавшегося пожара меня совершенно не беспокоило, поскольку моё тело способно выдержать гораздо большие перепады температуры. Я был полностью сконцентрирован на ритуале и ощущениях, поступающих от духов.

Духи радовались. Я через духовное чувство одного из духов видел, как довольно быстро было осушено второе и первое начало души жертвы, что и наблюдал визуально. Этого хватило для активации ритуала, сопровождавшегося спецэффектами. У волшебницы вырвало седьмое начало, которое тут же зависло, удерживаемое силой магической печати. Духи тут же с радостью набросились на деликатес, обгладывая ноус от различных астральных эманаций. Я чётко ощущал, что духи объелись, но упорно продолжали поедать вкуснятину. Энергии, полученной с первого и второго начал, перестало хватать, ритуал начал разрушать шестое начало жертвы, то есть то, что делает нас людьми – разум. Разрушение этой духовной оболочки дало огромное количество магических сил для работы ритуала, что вызвало пожар.

В итоге, то, что казалось, происходит очень медленно, на самом деле длилось всего пару минут. За это время пламя добралось до обоев, которые легко вспыхнули, как и положено бумаге. Едкий чёрный дым полностью перекрыл обзор, инфракрасное зрение сбоило из-за высокой температуры, поднявшейся в помещении, лишь благодаря духовному восприятию мне удалось ориентироваться в пространстве. Я словно скала, стоял на месте, не сходя с вершины горящей пламенем пентаграммы. Пламя стало достаточно сильным, но чтобы начать доставлять неудобство яцхену, нужно что-то большее. В итоге терпение было вознаграждено – сытые, сверх меры объевшиеся духи, оторвались от поедания астральных эманаций ноуса, и ритуал автоматически запустил следующую стадию.

Нейтральный ноус, очищенный от посторонних примесей, словно духовный шуруп ввинтился в мою душу прямиком в седьмое начало. Он пустил корни в мою энергетику, но пока не стал с ней единым целым. Было понятно, что воспользоваться приживлённым магическим началом я смогу уже скоро, всего через несколько дней, но ноус полностью интегрируется в мою душу лет через десять, став с ней единым целым.

Единственным неприятным последствием ритуала стало то, что от пламени пожара загорелись онгоны, которые говоря простым языком, были сделаны из палок и г… В общем, дома для духов, не будучи зачарованными на прочность, заполыхали так, что к окончанию ритуала они сгорели. Это послужило причиной резкой отправки духов в астральный план. Мне по связи донеслись эмоции разочарования и обиды. Логика духов сложна для понимания, поэтому тот факт, что оба духа отчего-то посчитали меня виновным в их отправке «домой», не стал для меня откровением, хоть и удивил.

В общем, улетая, оба духа передали мне массу мыслеобразов, которые расшифровывались примерно так: «Ты виноват в том, что мы отправляемся в «дом духов». Мы благодарны тебе за вкусную и обильную еду, но обижены за сломанные «дома» (онгоны). Поэтому больше с тобой дел иметь не будем, а если попытаешься призвать нас, то сделаем плохо».

Ритуал после приживления мне ноуса прекратил своё действие, в результате чего душа жертвы более не удерживалась магической печатью. С Леной произошло то, что недавно пережил я. К сожалению, с уходом духов я потерял возможность духовного восприятия, поэтому мог наблюдать всё через дым в инфракрасном зрении в виде расплывающихся контуров фигуры кошки, появившейся на теле мумии. Кошка тут же испугалась пожара, она была полностью обессилена и деморализована, из-за чего она даже не смогла встать. Ещё немного, и животное задохнулось бы. Поэтому я схватил кошку за шиворот, выбил окно, и тут же вылетел на улицу, широко распахнув крылья.

Звон разбитого стекла привлёк внимание нескольких прохожих, которые задрали головы и увидели… демона!

Я рванул в сторону стоящей поблизости старинной часовни девятнадцатого века постройки* – это была высокая башня из красного кирпича, который выглядел потемневшим от времени. Башня на вершине заканчивалась колокольней, которая снизу даже в зимнее время плохо просматривалась из-за веток деревьев. Я летел так быстро, что немногочисленные зрители потеряли меня из виду в тот момент, когда залетел за часовню. Люди переводили взгляды в ту сторону, откуда я предположительно должен буду вылететь, но меня там не было, поскольку я подлетел к часовне и аккуратно приземлился на площадку колокольни. По счастью, часовня оказалась заперта и внутри никого не было. По всей видимости её отпирают исключительно по выходным, чтобы позвенеть в колокола и провести воскресную службу.

В одной из рук у меня продолжала висеть обессиленная едва живая кошка. Да, теперь это точно была кошка, а не оборотень. Из всей души у Лены осталось всего пять начал и огрызок шестого. Это означает, что девушка навечно останется в шкуре животного и проживёт столько же, сколько прожила бы обычная кошка, разве что она будет очень умной для животного, примерно на уровне обезьяны вроде шимпанзе. Для кошки это невероятно высокий уровень интеллекта, но для человека… Воспоминаний у неё не должно было остаться, только эмоции. Эмоции молодой девушки вполне подходят её новому телу.

– И что мне с тобой делать? – повернув кошку к себе мордочкой, вопросил я.

– Мя… – очень тихо выдало животное.

– Ах, Лена… Животное ты, пушистое. Ты же совершенно не предназначена для выживания в дикой городской среде, да и выглядишь так, словно вот-вот вслед за духами отправишься.

Кошка, судя по виду, действительно готова была вот-вот помереть, но я не желал ей столь лёгкой участи, пусть мучается, в смысле живёт в теле кошки как можно дольше. Пусть Лена и потеряла разум и магию, но это всё ещё она, мне об этом известно…

Поэтому я сосредоточился, зачерпнул самую малость праны, которую тут же влил в животное. Этого хватило, чтобы кошка задышала чаще и даже начала ворочаться, что говорило о том, что теперь она выживет. Но у меня такая процедура вызвала чувство голода, пока ещё терпимое.

Опустив животное на пол, я оглянулся и посмотрел на пятиэтажку. Из окна третьего этажа квартиры, расположенной в первом подъезде, вырывались языки пламени. На улицу выбегали взбудораженные люди, возле здания стала собираться толпа.

– М-да… Ну и заварушка. Да и я в таком виде по городу не полетаю. Зато от тараканов в отдельно взятой жилплощади точно избавился! Вот оказывается, как надо пользоваться мелком «Машенька»…

Что хорошо, из вещей у меня были распиханы по карманам рваных камуфляжных брюк – амулеты и пульт скольжения. И если первые были бесполезны, то вот пульт оказался в тему. Я достал его, установил координаты пустынного мира. Затем, подхватив на руки кошку, открыл портал и перенёсся в мир шестнадцатого века. В этом мире я вышел из портала на высоте пары десятков метров, но благодаря крыльям и быстрой реакции даже не достиг земли. Долетев до места, где примерно должно находиться поместье отца, я перешёл обратно в мир «2012».

***

О том, как я в шкуре яцхена с кошкой на руках, скрываясь от охраны, пробирался внутрь дома, лучше никому не рассказывать. Это было не эпично, а скорее попахивало безумием. Но главное результат – меня никто не заметил, пока я не показался на глаза Анимесову.

Разговор с отцом вышел нелёгким, мне пришлось поведать ему всю историю без прикрас. Ох, как же он на меня ругался…

Больше всех досталось шишек охране. Как выяснилось, ко мне приставили не профессиональных телохранителей, а новичков, прошедших укороченные курсы. Единственным плюсом парней была солидная спортивная внешность. Виновного нашли быстро, им оказался новый заместитель начальника службы безопасности, который решил провернуть схему по набиванию кармана деньгами. Всё было предельно просто – зам главы СБ набирал в регионах парней в личные телохранители, предлагая им огромную по меркам регионов зарплату в полторы-две тысячи долларов. Они проходили обучение и получали корочку телохранителя или даже не учились, а корочка покупалась, затем этих неучей-качков отправляли меня охранять. Поскольку зарплата у телохранителя пять тысяч долларов, разницу начальничек клал себе в карман. Хорошо ещё, что у этого без пяти минут трупа, который вскоре заболеет неизлечимым переломом всего, что может сломаться, хватило ума не экономить на охране самого Анимесова.

Короче говоря, мои телохранители скорее выполняли работу для галочки, а не как положено. А положено им было, как минимум зайти в помещение, которое охраняемое ими лицо, должно было посетить. Они должны были осмотреть квартиру, заглянуть во все щели: под диваны, в шкафы, в туалет. А также они должны были проверить всё на подслушивающие и подглядывающие устройства и так далее. Дальше они должны были ждать меня, устроив дежурство в подъезде и у подъезда, и уж точно не должны были слушать глупого приказа охраняемого объекта, с радостью уезжая от него. Я, откровенно говоря, не разбираюсь в том, как должна работать охрана, но понял, что моя действовала хреново, пусть их переломы срастаются долго.

Анимесов строил бизнес в девяностые в кооперации с организованной преступностью, так что методы воздействия на преступно нерадивый персонал и тех, кто покушается на его имущество или не дай боги родственников, у него не отличаются всепрощением и добротой. С одной стороны, мне жаль парней-секьюрити, они вроде как обычные парни, решившие заработать денег. Но с другой стороны, они не выполнили свою работу, что послужило причиной моей смерти.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю