290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Архимагл (СИ) » Текст книги (страница 26)
Архимагл (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Архимагл (СИ)"


Автор книги: noslnosl






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 34 страниц)

На экране телевизора длинноволосая блондинка-диктор, одетая в строгий женский костюм тёмно-серого цвета, вещала с серьёзным видом:

– …чайное происшествие. Из официальных источников стало известно об использовании на территории России неизвестного оружия чрезвычайной мощности. Со слов очевидцев час назад над городом Долгопрудный и прилегающей территорией появилось синее сияние в виде огромной полусферы, после чего город исчез. На месте города Долгопрудный осталась воронка в виде полусферы диаметром около пяти километров и глубиной два с половиной километра в самой глубокой точке. Повреждены все коммуникации, дорожные магистрали словно срезало невидимым ножом, несколько домов словно обрезало. Вместе с городом пропало без вести около семидесяти семи тысяч человек. Количество жертв уточняется. Правительство призывает не паниковать, никаких иных последствий не имеется, радиоактивный фон в норме.

Кадр сменился. Издалека была показана часть воронки и несколько многоэтажек, которые словно обрезали. Дома наклонились в сторону обрыва, словно Пизанские башни. Затем кадр сменился, на этот раз изображение было явно заснято с вертолёта. Зрителям предстала гигантская воронка, нереальных размеров котлован идеально круглой формы.

– Чрево Тиамат! – воскликнул я.

– Сволочи! – выдал Анимесов.

– Дай в руки дураку ядерную бомбу, он ради интереса нажмёт на пуск. Вот это подстава…

– Сынок, я правильно понимаю, – обратился ко мне Анимесов. – Эти дебилы активировали украденный у нас прибор?

– Как я понял, этот прибор повезли на исследование учёным в Долгопрудный, а уже те его активировали с утра пораньше.

– Слава, – суровым тоном обратился Анимесов к начальнику охраны, – объясни мне, почему прибор не был уничтожен?

– Владимир Владимирович, – подрагивающим голосом ответил Святослав, – мы всё сделали, как положено. Был активирован радиодетонатор, все двадцать девять из оставшихся у нас приборов были успешно подорваны. По всей видимости, сигнал от детонатора в украденном приборе был либо экранирован, либо взрывчатка уже была изъята и обезврежена.

– Надо валить, – заметил Анимесов.

– Надо, причём быстро и далеко, – согласился я.

– Боюсь, куда не свалить, после такого достанут, – заметил Святослав. – Понимаете, в ФСБ теперь наверняка считают, что мы производили оружие массового поражения, делая оное буквально на коленке и с маленькой себестоимостью. Да за одни лишь подозрения на попытку производства такого оружия целым странам устраивают ковровые бомбардировки и геноцид. Пусть они к этому мнению придут не сразу, но полагаю, времени у нас минимум до обеда, максимум до вечера.

Анимесов достал из кармана пульт для скольжения в параллельные миры и продемонстрировал мне, при этом вопросительно приподнял брови, словно безмолвно спрашивая: «Раз заграницу нет смысла бежать, надо валить в иной мир».

– Думаю, да.

Анимесов промолчал, в ответ лишь кивнул и на краткий миг прикрыл глаза.

– Надо собираться, – озвучил я. – Сундук у тебя?

– Да, – сказал Анимесов. – Он в моём кабинете и забит под завязку.

Мы вновь перевели взгляд на экран телевизора. Та же самая ведущая продолжала вещать:

– К сожалению, не все люди прислушиваются к заявлениям правительства. На выезде из Москвы образовались гигантские пробки. Люди в массовом порядке пытаются покинуть столицу. Все билеты на поезда, самолёты и автобусы уже раскуплены. Пробки на выезде из города продолжают расти. На улицах начинаются волнения. Президент страны объявил чрезвычайное положение. Правительство призывает граждан сохранять спокойствие и не поддаваться панике…

Анимесов выхватил пульт у начальника охраны, который тот продолжал держать в руке. Он выключил телевизор и гневно посмотрел на мужчину.

– Слава, это всё ваша недоработка, – чуть ли не прошипел отец. – Если бы эту штуку не спёрли… А теперь нас с потрохами съедят и не подавятся.

– Простите, Владимир Владимирович, – понурив голову, виновато произнёс начальник охраны. – Я понимаю…

– Понимает он… – зло выдал Анимесов, сверля недобрым взглядом Святослава. – Тебе хорошо, ты всего лишь без работы останешься, а нас с сыном за спасение Земли от нашествия инопланетян из-за ротозейства твоей службы пустят на удобрения.

– Папа, ни к чему нам эти разборки, на них нет времени. Святослав Валерьевич, в кабинете отца стоит большой деревянный сундук. Распорядитесь загрузить сундук в микроавтобус, а также пусть установят на крышу Фольксвагена багажник, на который необходимо загрузить и закрепить летающую тарелку. Всё должно быть сделано ещё вчера, вам понятно?

– Так точно, Андрей Александрович, – по-военному чётко ответил начальник СБ. – Владимир Владимирович, какие будут указания?

– Поднимай под ружьё спецгруппу, – отдал приказание Анимесов. – Они должны быть тут в кратчайшие сроки.

Мужчина резко сорвался с места, дабы начать выполнять указания. Мы с отцом проводили оного взглядом.

– Он слишком много знает, – тяжело произнёс Анимесов. – Слуги тоже много знают…

– Слуги многого не знают, а то, что знают, несущественно. А вот Святослава Валерьевича надо… Хм… У меня осталось зелье Стирания памяти.

– Вот как, – протянул Анимесов. – Это выход.

– Ладно, мне тоже надо кое-что собрать.

– Да, я тоже займусь делом, – произнёс Анимесов. – Переведу часть активов на имя твоих приёмных родителей.

– Кстати, они…

– Я вчера с ними общался, после чего они отправились в твоё Испанское поместье, – пояснил Анимесов.

Я рванул за философскими камнями. Затем выгреб из лаборатории все зелья и самое лучшее оборудование, например, ювелирный гравёр, ректификационную колонну, ноутбук из мира 2012 и всё, что влезло в фургон. Также я снял жёсткие диски с рабочей станции, поскольку сам компьютер довольно большой, а места в машине мало.

Пока я собирался, Анимесов в срочном порядке отдавал распоряжения по переводу активов на имя моих приёмных родителей. Было понятно, что в этом мире после случившегося нам под своими именами и личинами бесполезно пытаться закрепиться, а оставлять миллиарды, которые будут раздербанены чиновниками, как это было с Хорадковским, совершенно не хотелось. В то же самое время мои приёмные родители совершенно непричастны к случившемуся, так что подкопаться к ним невозможно.

Гулзина руководила процессом. Я обратил внимание, что над рисунком печати соорудили ещё несколько мостков для ускорения процесса. Внутрь заводили сразу по несколько коров или быков, резали их, затем тут же через другие мостки выносили туши. В итоге процесс, который изначально мог растянуться на сутки, был оптимизирован почти до конвейера, сократив время жертвоприношения примерно в три раза.

Летающую тарелку всё же умудрились установить на багажник Фольксвагена, закреплённый на крыше. Так что когда я принёс Оракул с батареей и переходником подключения к компьютеру, для их установки пришлось распутывать крепёжные верёвки, снимать крышу ЛО, устанавливать всё на место. Понятное дело, делать всё это на верхотуре было крайне неудобно. Мало того, что я установил Оракул на место, я ещё и подключил к нему переходник подключения к компьютеру по юсб-кабелю. Пришлось извращаться и крепить переходник на изоленту. Кабель был короткий, поэтому пришлось удлинять и паять, для чего один из сотрудников СБ протянул переноску и принёс из лаборатории паяльную станцию. В итоге я всё сделал, прикрутил крышку ЛО, заново закрепил груз крепёжными ремнями.

Спустившись с крыши микроавтобуса, я нормально закрепил кабель, идущий от ЛО, затем залез на переднее пассажирское сиденье и подключил юсб-кабель к ноутбуку. Как ни странно, но самопальная программа запустилась, написанные мною кривые драйвера определили подключение Оракула. Я стал вводить новые координаты, а также данные по размеру портала и времени его поддержания.

В итоге на всё про всё было потрачено примерно пять часов, но зато теперь достаточно нажать на ноутбуке одну кнопку, после чего откроется большой портал, в который можно будет заехать на микроавтобусе.

Что удивительно, время перевалило за час дня, а спецназа под окном не было видно. Точнее, один спецназ всё же явился, тот самый десяток парней, которые были со мной во время поимки летающей тарелки. Парни были облачены в полную выкладку, вооружённые автоматами и пистолетами. Сергей сразу же вступил в диалог с Анимесовом. После разговора с отцом Сергей направился ко мне.

– Андрей Александрович, – произнёс он, – Владимир Владимирович поведал, что у вас имеется чудодейственное средство, стирающее память. Желательно весь народ напоить.

– На весь народ с натяжкой хватит… Начальнику охраны надо как минимум память за полгода стереть. А там порция один миллилитр на один день. Это ему одному порцию на сто восемьдесят миллилитров выхлебать надо.

– Будем иметь в виду, – произнёс Сергей.

Я вручил ему все запасы зелья Стирания памяти, которое в Хогвартсе варят первокурсники. Парни тут же принялись наводить порядок среди службы безопасности и прислуги, стирая всем память. В качестве побочного эффекта у людей, принявших зелье, наблюдалось состояние, как после использования заклинание Конфундус.

Вскоре охрана и прислуга за исключением рабочих скотобойни, были выведены из строя, поскольку мгновенно лишились памяти о последних месяцах жизни. Все они были дезориентированы, отчего выглядели, словно обкололись наркотиками. Из тех, кто много знает, лишь десяток спецназовцев и Гулзина были в норме. К последней я направился.

Чем ближе подходил к месту проведения ритуала, тем больше шума до меня доносилось. Коровы и быки громко мычали, издавая жуткие предсмертные звуки, только до поместья они доносились в сильно ослабленном виде, тут же был настоящий кошмар. Всё залито кровью, стоит непередаваемый запах крови и свежего навоза, который организовали испуганные животные. Все суетятся: одни люди ведут скотину к печати, другие её режут, третьи выносят туши из печати. И за всем этим с невозмутимым видом наблюдает Гулзина. Вот уж кто настоящая ведьма, не чурающаяся кровавой ритуалистики.

– Гулзина, как у вас дела? – спросил я, подойдя к девушке.

– Начальника, почти закончили, – ответила девушка. – Осталась всего полсотни животных.

– Хорошо. Слушай внимательно. Сюда могут заявиться сотрудники российских спецслужб. Под отца начали копать и хотят взять за жабры. Может достаться всем причастным и непричастным. Вся прислуга приняла зелье стирания памяти, но осталась ты. Просить тебя забыть время, на протяжении которого ты получала полезную информацию по волшебству, было бы глупо. Я предлагаю тебе на выбор два варианта. Первый – это отправиться с нами в иной мир. Второй, это сразу же по завершении ритуала переместиться в Испанию. Я дам тебе денег в достаточной мере, чтобы вернуться на родину в Узбекистан и неплохо там жить.

– Я бы хотела остаться, – после некоторого раздумья произнесла девушка.

– Хорошо – это твой выбор.

Я достал из кармана один из припасённых перстней порт-ключей. Этот перстень когда-то принадлежал Паше.

– Надень перстень на руку. Чтобы переместиться, тебе надо произнести вслух слово-ключ.

Я написал нужное слово подобранной палочкой на земле и спросил:

– Запомнила?

– Да, начальника. Спасибо, – ответила Гулзина. – А где я окажусь?

– Ты прекрасно знаешь это место. Это моё поместье. Только помни, там сейчас живут мои приёмные родители. Поэтому я хочу тебя попросить перепрятать камни, которые отводят глаза от территории из сараюшки внизу куда-нибудь в другое место, чтобы родители могли спокойно спускаться к пляжу.

– Хорошо, начальника, я сделаю, – произнесла девушка.

– Вот. – Я протянул Гулзине кредитную карту. – Пин-код простой, его легко запомнить – 1234. На карте двести с лишним тысяч долларов. Рекомендую снимать деньги в банкоматах той страны, в которой ты будешь жить, чтобы не везти деньги контрабандой через таможню. Поскольку карта на моё имя, то не пользуйся официальными банками и постарайся снять всю сумму до окончания действия карты.

– Это очень щедро, начальника, – обрадованно произнесла Гулзина. – Такие большие деньги! Я стану очень богатой. Спасибо большое.

– Пожалуйста. Я всегда щедро вознаграждаю тех, кто мне помогает и не предаёт. Наслаждайся жизнью. Теперь ты знаешь секрет бессмертия…

Подмигнув девушке, я пошёл обратно в сторону дома.

У дома уже выстроилась вереница из автомобилей. Первым стоял Мультивен с летающей тарелкой на крыше, а за ним три Гелентвагена охраны. Предполагается, что летающая тарелка по команде с ноутбука откроет портал, Мультивен въедет в него, а за ним последуют Гелентвагены с десятком спеназовцев. Возле машин нервно расхаживали спецназовцы, нескольких человек не хватало.

– Сергей, где отец и остальные парни?

– Андрей Александрович, – начал отвечать Сергей. – Владимир Владимирович дома, отдаёт распоряжения помощникам. Парни дежурят возле него на случай экстренной эвакуации. Что вообще произошло, мы не понимаем, отчего вся суета?

– Новости смотрел?

– Было дело, – сказал Сергей. – Вы про взрыв в Долгопрудном?

– Про него… Это был не взрыв. Я сделал устройство, которое сдвигает большую часть пространства в параллельный мир. С помощью этих штук были атакованы космические корабли пришельцев, их попросту туда телепортировали. Но нашим бравым спецслужбам больше всех надо. Они спёрли один прибор и не придумали ничего лучше, чем активировать его. Результат мы все наблюдаем – Долгопрудный вместе со всеми жителями отправился в параллельный мир, в который вскоре прилетят отправленные туда же пришельцы. Ну, а поскольку, прибор был украден у нас и все подумали, что это оружие массового поражения вроде нейтронной бомбы, то на нас с отцом упадут все шишки.

– Понятно, – протянул Сергей. – Власти накосячили, но им нужен козёл отпущения и секрет производства такого «оружия».

– Командир! – громко воскликнул Алексей.

Он сидел на раскладном стуле. Рядом с ним был установлен маленький раскладной столик, на котором стоял большой чемодан с выдвижной антенной, который напоминал допотопный ноутбук или что-то подобное.

– Что? – кратко вопросил Сергей, обращаясь к подчинённому.

– Кажется, у нас проблемы, – сказал Алексей. – С видеокамер, установленных в двух километрах на обочине подъездной дороги, видно подъезжающую колонну. В колонне следуют бронетранспортёр, Паз с ОМОН-ом и несколько тонированных микрофургонов. Явно ФСБ с поддержкой милицейского спецназа, скорее всего, это по наши души.

– Срочная эвакуация! – прогорланил Алексей.

Глава 18

Один из парней сорвался с места, поспешив в дом. Алексей стал быстро собирать чемоданчик, стул и стол, которые закидывал в багажник ближайшего Гелентвагена. Остальные парни стали заводить машины. Я пошёл заводить Мультивен. Машины были готовы, тарахтели двигателями, парни тоже наготове, расчехлили оружие, а трое спецназовцев разместились за рулём внедорожников, будучи наготове рвануть с места в карьер. Отца из дома выводили, как мне показалось, целую вечность.

Но вскоре он появился в сопровождении охраны. Отца загрузили в бронированный Гелентваген, Алексей запрыгнул в Мультивен, сев на водительское сиденье. Я сел на пассажирское сиденье. Вся охрана погрузилась по машинам. Я только собирался нажать на кнопку активации портала, но глядя на чёрный экран, понял одну вещь – у ноутбука села батарея. Пока я занимался то одним, то другим делом, совершенно забыл о том, что ноутбук включён, а энергия у него не бесконечная.

Пришлось подключать технику для зарядки к прикуривателю. Подключив питание, я нажал на кнопку включения. Ноутбук стал жутко медленно загружаться. Тут я боковым зрением обнаружил, что металлические ворота в поместье были снесены бронетранспортёром, который проехался по ним своими большими колёсами, издавая при этом жуткий скрежет и грохот.

– Давай, сволочь, включайся! – закричал я на ноутбук.

– Бли-и-ин, – протянул Алексей. – Командир, а без этой штуки никак?

– Как, но никак. У отца имеется портативный прибор, но в портал, открытый с его помощью, Гелентвагены пройдут, а Мультивен с грузом – нет.

Ноутбук медленно грузил операционную систему. В это время БТР нёсся в нашу сторону на всех парах. Я понял, что ноут не успеет загрузиться до того, как нас начнут вязать.

– Лёха, как компьютер включится, запусти программу «ЛО-Портал» на рабочем столе, затем запусти из неё файл «Оракул-пуск». Я задержу атакующих. Спереди появится портал. Вы не геройствуйте, а сразу гоните в него, я полечу за вами. И да – ничему не удивляйтесь…

– Хорошо, командир, – произнёс Алексей. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – тише добавил он.

Я выскочил из машины, затем тут же активировал оборот в аниформу. Моё тело мгновенно преобразовалось. Вот я был человеком, и уже в следующий момент возле микроавтобуса стоит монстр… Демон, каким представляют его люди…

У меня теперь стало шесть рук, три глаза, хвост и большие кожистые крылья. Крылья удобные. В сложенном состоянии – что-то вроде плаща, в раскрытом же они довольно большие. Кожа – тёмно-серая, шероховатая и такая твердая. Хотя на самом деле это очень прочный хитин.

Все руки одинаковые – тонкие, но необычайно прочные, сгибающиеся в двух местах, причем в любую сторону. На всех по семь продолговатых пальцев. В каждом пальце скрыт коготь, который выпускается усилием воли! Да какие же длинные у меня когти, очень прочные и обладают мономолекулярной заточкой, что позволяет практически игнорировать прочность разрезаемых предметов вплоть до распускания на полосы танка. Сорок два когтя на руках позволяют за короткое время нанести огромный ущерб. Их длина составляет тридцать сантиметров, но когти втягиваются внутрь рук вне боя.

Кроме шести рук, у меня есть еще и ноги. К счастью, всего лишь две, и пальцев на них только по пять – три спереди и два сзади, вместо пятки. Из них тоже торчат когти, но тут, наоборот, нужно прилагать усилия, чтобы их спрятать, в обычном состоянии они выступают наружу. Иное строение суставов позволяет конечностям гнуться в любую сторону совершенно свободно.

Хитиновый панцирь полностью покрывает тело и способен отражать автоматные очереди. Также он невосприимчив к кислотам, жаростоек, ударопрочен, герметичен. Моё новое тело обладает невероятной регенерацией. Мозг является единственной уязвимой частью, только повреждения мозга ведут к смерти, любую другую часть тела и даже всё тело, если уцелеет лишь голова, можно регенерировать. Переломы и глубокие раны срастутся за несколько минут, конечности отрастут за два часа, полностью уничтоженное тело восстанавливается за пять суток. Тело не нуждается в кислороде – это позволяет действовать успешно в любой среде: вода, воздух, агрессивные среды (кипящая вода, кислоты, ядовитая и задымлённая атмосфера). Высокая скорость перемещения: в полёте до 400 км/ч, в воде 200 км/ч, бегом свыше 120 км/ч, по вертикальным поверхностям и потолку 25 км/ч.

Невероятные физические данные для нашего мира, такой выживаемостью, как у яцхенов, могут похвастать разве что уховёртки. Я теперь способен самостоятельно добраться до любой точки планеты по воздуху или морю. Усовершенствованные органы чувств позволяют отлично ориентироваться в пространстве. Зрение и слух превосходят человеческие в разы, осязание очень слабое и привито искусственно мной, изначально его у Яцхена не было, а обоняния нет, чувство вкуса слабее человеческого. Есть дополнительное чувство Направления, которое относится к области ясновидения. Я теперь могу видеть в абсолютной темноте за счёт инфракрасной части спектра.

О повышенных атакующих свойствах моей аниформы можно говорить долго. Помимо когтей имеются зубы, которые позволяют прокусить сталь или одним движением перекусить человеческую шею. Хвост на конце имеет ядовитое жало. Концентрация и доза яда сознательно регулируются от недолгой потери сознания до мгновенной смерти. Впрочем, в случае нужды двухметровым хвостом можно просто пробить насквозь несколько человек, задушить или взмахом сломать шею, не прибегая к яду. Слюна является очень сильной кислотой, способной разъедать сталь. Слюны хватает на десяток плевков на дистанцию нескольких десятков метров, после чего запасы некоторое время восстанавливаются.

При виде меня все испытали непередаваемый ужас и удивление. Лучше всех себя в руках держал отец, который был предупреждён о моей форме оборотня, пусть и на словах.

К сожалению, я был абсолютно голым, поскольку подобный вид оборота предполагает, что все вещи каждого из тел помещаются в подпространственный карман вместе с телом. Но к счастью, половые органы яцхена спрятаны внутри тела, так что стесняться мне нечего.

В подобном типе превращения есть огромный плюс, ведь если тело будет ранено или получит смертельное ранение, то после оборота другое тело не получит никаких травм. Допустим, в теле яцхена мне нанесут повреждения мозга, то есть единственное, что может меня убить. В таком случае я превращусь в человека. Другой вопрос, что превратиться обратно я смогу примерно через месяц, когда накопится достаточно энергии. А в случае если смерть наступит раньше, то превращение произойдёт сразу, но на него будет затрачена моя прана, из-за чего я повторю уже пройденную ситуацию, то есть мгновенно состарюсь.

Полагаю, больше всех удивились атакующие на бронетранспортёре. Об этом легко было судить по тому, что мощная бронированная машина внезапно затормозила и застыла метрах в тридцати от нас. Но стояла она недолго. Видимо военные или кто там внутри сидел, сильно перепугались при виде меня и вскоре решили открыть огонь, о чём возвестила поворачивающаяся башня с крупнокалиберным пулемётом.

Я не стал ждать, когда военные прицелятся и превратят меня в дуршлаг, тем более крупнокалиберный пулемёт – это моя слабость… Да в принципе – это слабость любого живого существа…

Благодаря повышенной реакции, я на всей доступной скорости рванул в сторону бронетехники. В удержании равновесия неоценимую помощь оказывали хвост и крылья. Мне сложно представить, что ощущали военные, сидящие в БТР, когда увидели, что мощный шестирукий демон выпустил сорок два огромных когтя, которые по длине способны поспорить с боевыми ножами, после чего на скорости под сотню километров в час рванул в их сторону, уходя из-под прицела пулемёта. Я бы на их месте пустил подливы прямо в штаны. Но эти ребята совершили огромную ошибку, начав наводить на меня пулемёт. Вот если бы они дали задний ход и на полном ходу свалили, я бы даже не почесался, но видно не судьба. На прямую угрозу жизни единственным адекватным ответом является избавление от этой угрозы или путём бегства, или путём устранения объекта угрозы. Бегство мне отрезали, так что деваться некуда.

Добежав до бронетранспортёра, я со скоростью циркулярной пилы заработал всеми шестью конечностями, распуская БТР на лапшу. Первым делом под углом почти в сорок градусов я срезал у самого основания дуло пулемёта КПВТ. Но, к сожалению, бойцы умудрились совершить первый выстрел, очередь крупнокалиберных пуль прошила летающую тарелку, закреплённую на крыше. К счастью, больше пулемёт не стрелял, но мне хватило знания того, что ЛО повреждена. А это означает, что портал может не сработать, что в свою очередь означает, что нам придётся выигрывать время. То есть своим выстрелом парни в бронетранспортёре только что подписали смертный приговор всем бойцам милиции, которые сюда едут. Хорошо ещё, что машину не задело.

Толщина брони была смешной по меркам яцхена, так что образовать в крыше дырку полутораметрового диаметра возле ставшей бесполезной башни, заняло всего несколько секунд. Бойцы внутри БТР даже не успели сообразить, как действовать. Лишь один из солдат успел наставить на меня короткоствольный автомат Калашникова, но именно из-за этого он первым лишился сразу головы и обеих рук, удерживающих автомат. Затем остальные обитатели бронетранспортёра, превратившегося в смертельно опасную консервную банку, в считанные секунды были наструганы длинными когтями, превратившись в неаппетитные кучки фарша.

Из боевой машины на улицу я выпрыгнул, будучи весь забрызган кровью. Сложно не испачкаться в алой жидкости, устраивая подмосковную резьбу «бензопилой» в замкнутом пространстве сразу десятку человек.

Левым глазом я сумел увидеть, что портал так и не заработал. Правый глаз обнаружил въезжающий в ворота, точнее прямо по воротам, лежащим на земле, милицейский ПАЗ. Это был старый потрёпанный автобус, на котором сбоку были нарисованы синие полосы и написано «ОМОН», а его окошки были зашторены. Водитель автобуса увидел меня, всего такого красивого – серого, окровавленного, с кучей конечностей, при этом выпрыгивающего через крышу бронетранспортёра, словно чёртик из табакерки. Судя по огромным испуганным глазам водителя, он очень сильно струхнул, от чего резко нажал на тормоза. Мой острый слух уловил сочный мат, исходящий от пассажиров автобуса.

Из автобуса начали выскакивать бойцы ОМОНа. Они все были одеты в пятнистый синий камуфляж, облачены в бронежилеты и каски, а в руках держали укороченные автоматы Калашникова. Один из них, выскочивший первым, направил в мою сторону автомат и завопил:

– А ну стоять, падла! Ты арестован!

Понятное дело, что я даже не подумал останавливаться. Я когтями ног вцепился в броню бронетранспортёра, на которую приземлился после прыжка, затем одним махом сорвался с места, расправляя крылья. Глаза работника органов изумленно расширились, а палец сам собой нажал на курок, выпуская в мою сторону короткую очередь. Я не стал рисковать, проверяя прочность брони. Уклониться от выстрелов с моей реакцией было легче легкого. Вторую очередь из автомата он выпустить уже не успел. Подскочив к стоящему на моем пути менту, я ударом когтей одной из рук снёс ему голову вместе со шлемом.

В автобусе милиционеров было много, а выбежать на улицу успело уже семь человек помимо убитого. У всех из них была примерно одинаковая реакция, парни широко распахнули глаза и потянулись за оружием, тут же направляя автоматы в мою сторону. Но я, не дожидаясь начала стрельбы, заработал всеми шестью конечностями, со скоростью кухонного комбайна уничтожая угрозу в виде представителей закона. Четверо ближайших бойцов ОМОНа полегли практически сразу, двое успели навести на меня автоматы, и открыли огонь. Третий же из оставшихся живых милиционер, увидев незавидную участь товарищей, рванул в сторону выхода из поместья, ну или в сторону задней части автобуса.

С помощью острого слуха я насчитал, что вместе с водителем на автобусе приехало тридцать один человек – это целый взвод, состоящий от трёх до шести отделений, в зависимости от того, сколько человек считается нормой в отделении ОМОНа, пять или десять.

Насколько бы шустрым я ни был, но пару автоматных пуль всё же пришлось принять на корпус. Они не причинили мне особого вреда, лишь сильнее разозлили, отчего я стал ещё активнее двигаться. Вскоре перед автобусом лежало семь окровавленных трупов с отрезанными конечностями.

Тот парень, который убегал, был остановлен при помощи автомата… Только я использовал автомат довольно нетрадиционным способом. Я подхватил одно из орудий, падающее на землю вместе с отрезанной кистью, сжимающей его, после чего размахнулся, и со всей дури запулил им в беглеца. Автомат набрал приличную скорость и прикладом врезался в шлем, отчего убегающий мент стал заваливаться лицом прямиком на стальные ворота, лежащие на земле. Но этого сделать ему не дал тот же автомат, который от удара повернулся дулом к земле и видимо из-за сильной тряски произошёл выстрел. Пуля угодила в икру левой ноги беглеца, который тут же громко закричал от боли.

Напуганные спецназовцы, смотря на меня большими от страха глазами из окон автобуса, стали эти самые окна выбивать прикладами, чтобы открыть по мне автоматный огонь. Один из милиционеров, направляя на меня короткоствольный автомат, выпрыгнул из передних дверей автобуса, ещё один повторил аналогичный манёвр из задних дверей. Первого я встретил ударом когтей, он не успел выстрелить и тут же расстался с головой. На когти второй руки я насадил следующего за ним бойца, только собирающегося покинуть ПАЗ-ик. А стоящего за ним ОМОН-овца, я насквозь проткнул резко выстрелившим хвостом с ядовитым жалом на конце. Так что если не дыра в животе, то смертоносный яд его точно добьёт.

Пока я разбирался с тремя бойцами тут, забаррикадировав передний выход парой трупов, из заднего выхода выскочил ещё один спецназовец. Со всех сторон автобуса раздавался звон разбитых стёкол – это милиционеры сообразили разбивать окна, после чего через образовавшиеся проёмы покидали транспортное средство, о чём мне стало известно по громыхающим звукам подошв по металлу и асфальту.

Тот парень, который выпрыгнул первым из задней двери, направил на меня автомат и дал длинную очередь. Я резко взмахнул крыльями, оттолкнулся ногами от земли, и тут же быстро взмыл вверх. Автоматные выстрелы прошли внизу, не задев меня. Я же подрулил хвостом, придал ускорения взмахом крыльев, и словно хищная птица, рухнул вниз на автоматчика. Он из-за того, что стрелял длинной очередью, не сумел перевести ствол оружия в мою сторону. Когда мужчина осознал свою ошибку и прекратил стрелять, чтобы направить оружие на меня, было уже поздно, я двумя левыми руками располосовал его, а двумя правыми руками разрезал второго бойца, который как раз только что выпрыгнул из задней двери автобуса.

Дальше начался ад. Отовсюду раздавались выстрелы, я маневрировал, уклонялся, прыгал, взлетал. Несколько раз я взмывал вверх и прятался на крыше автобуса, чтобы затем спикировать на врагов с другой стороны ПАЗ-ика, я припадал к земле, подобно хищнику, подбирая крылья, чтобы пропустить над головой очередную автоматную очередь. В меня несколько раз попадали, но голову я старался прикрывать парой верхних рук, так что она не пострадала, а туловище спокойно выдерживало выстрелы из короткоствольных Калашниковых. Такой аттракцион продолжался недолго, вскоре все враги закончились. В основном они все были мертвы, превратившись в неаппетитные расчленённые кучки. Лишь один парень, тот, в которого я попал автоматом, был жив. Но я не стал оставлять за спиной врагов, поэтому просто и незатейливо наступил ему на шею, при этом не втягивая когти. Как результат, голова сотрудника правоохранительных органов оказалась отделена от тела.

Что удивительно во всей этой кутерьме, так это отсутствие сотрудников ФСБ. Во время непродолжительной бойни, я видел и слышал, как подъехали два сильно тонированных микроавтобуса российского производства. Но, видимо, пассажиры и водители пары данных транспортных средств, прекрасно разглядели меня и устроенную мной бойню, после чего адекватно оценили свои шансы на выживание и отступили.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю