290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Архимагл (СИ) » Текст книги (страница 23)
Архимагл (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Архимагл (СИ)"


Автор книги: noslnosl






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 34 страниц)

– Так точно, Андрей Александрович, сделаем, – ответил Алексей.

Вскоре Лену свозили домой, она забрала свои вещи и перебралась к нам в коттедж. Я продолжил её обучать палочковой магии. Параллельно продолжал дописывать книгу.

***

Несколько дней в воздухе не было никакой активности. Погода испортилась, но, несмотря на осадки, ребята продолжали по очереди дежурить.

В какой-то момент я задумался над вопросом – зачем везти летающую тарелку в столицу? Предположительно ЛО построена на неизвестном технологическом принципе. Следовательно, если я буду её просто разбирать, то понимание принципов работы летающей тарелки может занять очень много времени. Значит, надо использовать заклинание «Познание механизма», оно позволит мне мгновенно получить всю информацию об этом техническом объекте.

Но тут есть несколько проблем. Обычное заклинание недоступно ни мне, поскольку я магл, ни известным мне волшебницам, поскольку они пока ещё слишком слабы, а Лена, как самая наиболее продвинутая ученица, ещё до магии слова не дошла и вряд ли дойдёт в ближайшее время. В таком случае остаётся использовать ритуальную форму заклинания. Если бы я знал полный ритуальный аналог заклятья Познание механизма, было бы намного проще, но увы, мне этого не надо, поскольку знаю лишь заклинание из магии слова, которое довольно быстро начитывается и подвешивается на ауру. Зато знаю более продвинутую ритуальную форму заклятья «познания», которым можно исследовать артефакты, но в принципе оно работает по аналогии с «познанием механизма». Такое заклятье потребляет нереальное количество маны и требует либо мощи архимага, либо долгой зарядки магической печати.

Так что, всесторонне обдумав мысль о проведении ритуала сразу на месте в Сталинграде, я пришёл к мнению, что это наиболее приемлемый вариант. Единственная существенная проблема заключается в том, что на мага, участвующего в ритуале Познания, приходится сотая часть магической нагрузки ритуала. Это означает, что через моё седьмое начало пройдёт магический поток, соответствующий мощи среднего волшебника. Обычному магу такой ритуал ничем не грозит, разве что может вызвать серьёзную и продолжительную мигрень в случае нетренированного разума. У меня с разумом всё нормально, но из-за того, что я магл, у которого седьмое начало находится в спящем состоянии, последствия ритуала предсказать сложно. Он может, как покалечить мою душу, отодвинув срок становления волшебником на полвека, так и пробудить седьмое начало, сделав меня слабым магом.

Предлагать провести ритуал Лене нет смысла. Она в технике не соображает, так что пока сможет мне объяснить, что к чему, Землю уже завоюют инопланетяне. Следовательно, остаётся рисковать.

В принципе, у меня имеется философский камень, так что в случае негативного исхода подождать полсотни лет не представляется чем-то сверхсложным. Шесть миллиардов людей, спасение которых может стоить мне пятьдесят лет жизни маглом… Стоит ли оно того? Некоторые маги ради того, чтобы вернуть магические способности, поступили бы противоположно, то есть готовы были бы принести в жертву миллиарды разумных. Готов ли я к подобному? Ха! Конечно, готов. Но не людей… Каких-нибудь инопланетян я бы запросто вырезал, а вот люди – это же вроде как свои, пускать их в расход ради увеличения магической мощи как-то некрасиво. Хотя я спокойно могу принести человека или нескольких в жертву ради достижения реальных результатов, но только если нет альтернативы, например, в виде животных.

Вот, к примеру, философский камень проще было бы зарядить с помощью человеческих жертвоприношений. Всего-то и надо, что вырезать около тысячи человек ради продления жизни на сотню лет. А скотины для того же результата надо в разы больше. Столько людей на алтаре можно за несколько дней перерезать, а коров и быков приходиться целый месяц стадами закалывать. Но скотину не жалко, совесть не будет мучить, пусть и выходит дороже и сложнее.

– Лена, – обратился я к девушке за завтраком. – Мы с тобой поедем ко мне домой, и начнём подготовку к сложному ритуалу.

При упоминании ритуала девушка судорожно передёрнула плечами и непроизвольно поморщилась.

– Это обязательно? – спросила она. – Я поняла, что не люблю ритуалистику.

– Альтернативой является магия слова, который ты не владеешь, и уничтожение землян. Как думаешь, это обязательно? – с сарказмом вопросил я.

– Раз так… – грустно протянула Лена. – Чем грозит этот ритуал и что он делает?

– Ритуал позволит узнать всё о летающей тарелке, вплоть до структуры атомарной решётки. Тебе бы он ничем кроме сильной мигрени не грозил, но поскольку ты в технике не разбираешься, то тебе в ритуале участвовать бесполезно. А мне это грозит помимо головной боли ещё и повреждением души, из-за которого я около пятидесяти лет не смогу обрести магические способности.

– Кошмар, – произнесла девушка. – И ты что, зная это, будешь проводить этот ритуал на себе?

– У тебя есть иные варианты? Я с удовольствием выслушаю альтернативные предложения.

– Других вариантов нет, – ответила девушка. – К сожалению…

Перебравшись в коттедж, мы приступили к подготовке магической печати. Я сделал подробный чертёж на бумаге, а Лена воплощала его в виде бороздок на бетоне при помощи трансфигурации. Она занималась этим до тех пор, пока не заканчивались магические силы, оттого нанесение печати заняло три дня. С одной стороны – это немного, к тому же печать вышла замечательная, с ровными и аккуратными бороздками, так что нарушить её целостность будет проблематично, подобное можно сделать лишь намеренно.

– Закончила, – в обед третьего дня произнесла Лена. Вид у девушки был усталый.

– Вижу.

Я находился рядом с девушкой и контролировал процесс создания печати, изредка указывая на ошибки, которые девушка иногда допускала. Так что фраза Лены скорее была риторической.

– Андрей, а зачем надо было делать канавки? – спросила ученица. – В прошлые разы мы ведь чертили печати мелом.

– В прошлый раз ритуалы были не настолько мощными. Нам придётся многое компенсировать, в частности слабую магическую силу у тебя, а также отсутствие накопителя маны, который в настоящий момент задействован в качестве основной детали ружья.

– Я так полагаю, будет использоваться что-то наподобие зелья, которым мы пропитывали ткани для изготовления рюкзаков с расширением? – спросила Лена.

– Абсолютно верно. Завтра ты начнёшь варить зелья, которые будешь по максимуму напитывать маной. Зелья имеют максимальный коэффициент полезного действия и долго хранят в себе заряд маны. Для повышения маноёмкости придётся добавить в зелье толчёного философского камня, у меня есть с собой один бракованный, который на это дело не жалко пустить. Чтобы зелье не испарялось, надо будет превратить его в гель.

– Превратить в гель? – удивлённо произнесла Лена. – Это как?

– В конце варки достаточно добавить крахмала до получения густого киселя.

– А-а-а… – с облегчением протянула девушка. – Я уж было подумала о сложном заклинании. И что, моей магической силы будет достаточно для зарядки зелий?

– Лена, не льсти себе. Вот когда сравняешься по мощи хотя бы с магистром, тогда подобное возможно. Сейчас же мы пойдём обходным путём. Зальём зелье-кисель в канавки, после чего будем совершать жертвоприношения на алтаре, чтобы от них заряжать зелье в канавках.

Киваю в сторону исписанного рунами камня, который по-прежнему стоял у стены ангара.

Поскольку для запитывания ритуала, в отличие от подпитки философского камня, не важно, чтобы прана была очищена и преобразована под человеческую, то достаточно будет зарезать всего три десятка барашков для подпитки магической печати.

– Но это при условии, что летающую тарелку обнаружат прямо сейчас. Есть альтернативный вариант, – продолжил рассказывать я. – Ты будешь ежедневно заряжать магическую печать, сливая в неё весь резерв. Предположительно за два месяца ты зарядишь печать. Чем лучше ты зарядишь ритуал к моменту его использования, тем меньше животных пострадает.

– Может быть для этого лучше использовать накопитель маны? – спросила Лена.

– Лучше, без сомнений. Но, во-первых, я не предусмотрел в этой печати рун для вытягивания маны из накопителя, значит, тебе пришлось бы перенаправлять силу накопителя через себя, что насколько я помню, тебе когда-то очень не понравилось.

– Да уж, – произнесла Лена. – Лежать, будучи полностью обессиленной, было отвратительно.

Я усмехнулся и посмотрел на Лену снисходительным взглядом, увидев который, девушка смутилась. Видимо она сейчас окончательно осознала, каково было мне после ритуала обретения анимагической формы. А ведь я за ней в то время, когда она испытывала слабость, ухаживал, как за родной, а не бросил. Есть с чем сравнить.

– Во-вторых, накопитель у меня один, а в настоящий момент он больше необходим для оружия, – продолжил я повествовать. – В-третьих, мне проще пустить под нож скотину, чем в очередной раз чертить кучу магических печатей и создавать новый накопитель.

– Андрей, тебе разве не жалко овечек? – спросила Лена.

– А тебе жалко готовое мясо на тарелке?

– Мясо не жалко, но овечки ведь живые, – заметила девушка.

– Для меня живая овца – это мясо, которое по прихоти природы передвигается само по себе. Даже если бы я захотел сделать ещё один накопитель, то понадобилось бы принести в жертву тридцать овец, при условии, что я буду использовать для ритуалов этот алтарь. То есть ровно столько же, сколько для ритуала Познания. Либо пришлось бы производить перерасчёт на использование в качестве подпитки сил волшебника, точнее волшебницы, на что потребуется около месяца компьютерных расчётов. Потом надо будет найти место для проведения серии ритуалов, поскольку этот ангар надолго занят, плюс изготовить заготовки под артефакт и нанести лазерные гравировки на них. Короче – это слишком заморочено. Мне одного раза хватило, но тогда не было альтернативных вариантов, теперь у меня есть ты, и в качестве запасного варианта Гулзина. Хочешь, я приглашу её тебе в помощь?

– Нет уж, спасибо, – недовольно с нотками ревности выдала Лена. – Я сама справлюсь. А альтернативный вариант спасения земли у тебя имеется?

– Хм… Альтернативный… Лена, вот представь. Ты решила стать фермером. Взяла кредит, купила домик в деревне и десяток кур. Куры начали нести яйца, ты приобрела инкубатор и начала выводить сотни и тысячи цыплят. Цыплята выросли и стали нести яйца, ты стала крутым фермером. Но вдруг случилось наводнение и всю твою ферму смывает вместе с курами…

– Эм… Андрей, а где же альтернатива? – с недоумением спросила Лена.

– Утки!

Девушка засмеялась. После того, как закончила хохотать, она спросила:

– Значит, альтернативы нет?

– У моих близких альтернатива остаётся до самого начала инопланетного вторжения. Всегда можно сбежать в параллельный мир. Причём необязательно тому миру быть диким, можно выбрать слегка отличную технологически развитую копию Терры. Анимесов в настоящий момент на всякий случай часть состояния переводит в слитки драгоценных металлов и драгоценные камни, параллельно с этим идёт подготовка большого количества вещей, которые будут полезны в диком мире: инструменты, станки, техника, литература, ткани, семена, продовольствие долгого хранения и тому подобное. Помнишь, мы сундук зачаровали на расширение?

– Конечно, ведь это было самое эпичное зачарование, если не считать порт-ключей, – произнесла Лена.

– Тот сундук я отдал Анимесову, его из Испании перевезли в поместье в Подмосковье, отец туда складирует всё самое ценное, чтобы при совсем большой заднице суметь подхватить сундук и уйти в другой мир.

– То есть, ты не стопроцентно уверен в победе над инопланетянами? – спросила девушка.

– Милая, настоящий учёный ни в чём не может быть уверен на сто процентов, то же самое можно сказать про параноика. Во мне много от первого и буквально капелька от второго.

***

План продолжил осуществляться. Спецназовцы продолжали дежурить в обоих коттеджах, периодически парни с дачи менялись с охраной в доме нашего проживания. Летающая тарелка, словно издевалась над нами, она за прошедший месяц так ни разу не появилась.

Лена уже наварила зелье-кисель с порошком из бракованного философского камня, залила всё это в канавки магической печати, расположенной в ангаре. Она даже наполовину зарядила ритуал, ежедневно выдавливая из себя почти всю магическую силу. Из-за этого девушка всё время чувствовала себя усталой и сонной, выглядела при этом соответствующим образом. Ещё девушка сварила несколько зелий, которые теоретически помогут мне легче перенести ритуал.

В какой-то момент мне пришла в голову мысль, что эликсир здоровья вполне способен нивелировать большую часть негативных эффектов от ритуала, особенно если принять повышенную дозировку, чтобы прана у меня чуть ли не из ушей лилась.

Поэтому, оставив Лену в Сталинграде, я на частном самолёте отправился в столицу. Гулзина продолжала жить в поместье отца, присматривая за зарядкой второго философского камня.

Частично заряженный философский камень был заменен в ритуальной печати на пустой. За день под моим руководством Гулзина изготовила пять мощных порций эликсира здоровья. Это всё, на что хватило накопившегося заряда философского камня. Каждой из порций эликсира хватит, чтобы вытянуть человека с того света, исцелив почти от всех болезней. А приём эликсира здоровым человеком переполнит его организм праной, на несколько дней превратив оного в гиперактивного и крайне выносливого. Поскольку прана положительно, пусть и опосредовано, воздействует на все духовные начала, эликсир жизни должен позволить душе во время ритуала не быть уничтоженной.

Один пузырёк эликсира я на всякий случай оставил Анимесову, естественно, объяснив, что это такое и как применять. Забрав оставшиеся четыре порции эликсиров, я опять же на частном самолёте отправился в Сталинград.

Я дописал второй том по зельеварению и приступил к написанию третьего тома, уже описывая высшие зелья, вроде Феликс Фелицис. Периодически отвлекался, чтобы помолиться духам (в смысле подкормить их энергией веры). Духи были очень рады повышенному вниманию. Комаров и прочих насекомых я возле себя давно не видел, а ощущение живых стало постоянным моим спутником, я в любой момент мог сосредоточиться и осмотреться аналогом Духовного зрения, как бы это не звучало тавтологией, через «глаза» духа. Понятное дело, что у духов нет глаз, поэтому они пользуются своими аналогами чувств. Также через духа я ощущал магические потоки. Его тип восприятия отличался от моего Духовного зрения, который я постоянно эксплуатировал в теле Основы. Шаманистикой я пока больше не занимался, поскольку нет особой нужды в духах в городской черте цивилизованного государства, к тому же если что под рукой имеются ведьма и на всякий случай ещё одна запасная.

***

Я сидел за столом на втором этаже гаража, набирая на компьютере текст для книги по зельеварению. Снизу послышался голос Сергея, командира спецназа:

– Андрей Александрович.

Мне пришлось отвлечься от компьютера. Сохранив текст, я направился вниз. Сергей выглядел возбуждённым.

– Что-то случилось?

– Да, – тут же нетерпеливо выдал Сергей. – Звонили парни, они доложили, что только что над ГЭС появилось НЛО, и они его подстрелили из выданного энергетического орудия.

Во дворе послышался шорох. Я открыл дверь, выглянул на улицу, после чего с удивлением обнаружил ржавую летающую тарелку с облупившейся краской, которая приземлилась и замерла в паре метров от гаража. Она выглядела практически так же, как и на фотографиях, если сделать скидку на коррозию. Явно эльф не заморачивался с подбором материалов и с долговечностью летательного аппарата.

Из гаража за мной вышел Сергей. Он огромными глазами с широко распахнутым ртом стал рассматривать ЛО.

– Она настоящая, – произнес он.

– Сергей, позови парней и Лену.

– Так точно, – ответил мужчина, после чего удалился в сторону коттеджа.

Вскоре шесть человек, включая меня и Лену, с удивлением кружили вокруг ЛО.

– Так, народ! – громко сказал я, привлекая к себе внимание окружающих. – Прекращаем эти балетные телодвижения. Лена, иди, открой ворота ангара. Парни, грузим тарелку на транспортные тележки и заносим в ангар в центр чертежа. В кисель не наступать.

Из грузовика парни тут же выгрузили две транспортные тележки. На таких тележках в складах перевозят паллеты с товаром. Мы вчетвером подхватили летающую тарелку, которая оказалась относительно лёгкой, не больше полтонны, иначе бы подобный фокус не удался. Под две из трёх стоек-лап, на которые ЛО приземлялась, было загнано по грузовой тележке, а со стороны третьей лапы за края тарелки ухватилось сразу три человека. Я шёл с правого бока, везя одну из тележек. Вторую тележку толкал Сергей. Таким образом, мы завезли летающую тарелку в ангар.

Дальше начались непредвиденные сложности. Если бы мы продолжили так же транспортировать ЛО, то тележки точно заехали бы в лунки магической печати. Нести аппарат на руках слишком тяжело. Пришлось сооружать конструкцию, похожую на ту, которую создают владельцы машин с опиленными пружинами, чтобы переехать через «лежачего полицейского». То есть во дворе у родителей были найдены доски. У меня весь строительный хлам был давно вывезен со двора, а отец «коллекционировал» всё с мыслью: «А вдруг понадобится». Из найденного строительного хлама удалось споро соорудить временные мостки, которые проложили к центру печати. По ним кое-как доставили и сгрузили летающую тарелку точно в центр магического чертежа. Затем переправили обратно грузовые тележки и убрали мостки.

Народ после довольно напряженной работы был весь мокрый от пота. Большинство из ребят, выйдя из ангара, тут же закурили.

– Что с парнями? – спросил Сергей. – Действуем по плану? То есть, мне их отзывать или пусть караулят второе НЛО?

– Тут они нужнее. Пусть приезжают и охраняют периметр. Мне нужно пятнадцать овец или баранов, на всякий случай лучше семнадцать. Цепляйте прицеп. – Я кивнул, показывая на прицеп, стоящий между ангаром и загоном для жертвенного скота. – Пусть пара человек отправляется за скотиной, местоположение продавца я вам на карте покажу.

– Эм… – Сергей замялся. – У нас ни у кого нет фаркопа. Может фуру сгоняем?

– Так даже лучше. Я как-то привык возить баранов в прицепе, поэтому о фургоне не подумал.

Пара бойцов на фургоне Исузу отправилась в Красноармейский район за покупкой баранов для жертвоприношений. Через несколько часов они вернулись, привезя семнадцать барашков и овечек. Всю пушистую скотину перегнали в загон.

За это время шестеро бойцов из дачного посёлка передислоцировались к нам домой. Я тут же снял накопитель маны с привезённой с прочими вещами Конфундус-пушки. Благодаря духу, привязанному к одному из онгонов, мне удалось почувствовать, что в накопителе имеется ещё половина заряда. Накопитель сразу был вручён ученице.

– Лена, ты знаешь что делать. Свой резерв сохрани, он понадобится для активации ритуала.

– Эх... – тяжело вздохнула девушка, принимая накопитель. – Пойду заряжать печать.

За десять минут она, зажав в левой руке накопитель, пропуская через себя ману, через волшебную палочку слила всю энергию в ритуал. Но этого всё равно было мало. Лена уже устала, но свой резерв сохранила.

Дальше началось не самое приглядное занятие. Я резал овец. Парни приводили очередную овцу, помогали отвязывать мёртвую тушу от алтаря и закрепить на камне следующую жертву, которая, понятное дело, сопротивлялась и противно блеяла. Ещё несколько ребят, переодевшись в старые вещи, занимались разделкой туш овец на мясо. На двенадцатой овце засветилась красноватым сиянием руна-индикатор, которую используют в сложных ритуалах для определения, когда печать зарядится.

– Всё, хватит! – крикнул я парням, которые вели к алтарю ещё одну овцу. – Снимайте тушу барана с камня, мы сейчас начнём ритуал.

Парни отвязали тушу барана от алтаря и вынесли оную из ангара. На улице раздавалось натужное хеканье и звук топора, с помощью которого разделывали мясо после снятия шкур.

– Можете начинать готовить всё к жарке шашлыков, – добавил я, чем вызвал на лицах парней радостные улыбки. – Чувствую, мы сегодня объедимся мясом.

Я сходил домой, где выпил Укрепляющее и Умострильное зелье. Первое позволит легче перенести магическую перегрузку телом, а второе ускорило мышление. С собой взял два флакона с эликсиром здоровья. Один опустошил, едва зайдя в ангар. Второй вручил Сергею.

– Что это? – вертя флакончик с блестящей золотом жидкостью, спросил командир спецназовцев.

– Мощное лекарство-стимулятор. После ритуала, если я потеряю сознание или буду не в адекватном состоянии, напоите меня жидкостью из этого флакончика. Предупреди всех, что бы ни случилось, границы печати переступать запрещается – это может закончиться для всех плачевно. Пусть все вооружатся. Никто до окончания ритуала не должен зайти внутрь, пусть хоть спецназ ФСБ начнёт штурм, ваша задача сдерживать атакующих, пока я не покину пределы этого круга. – Показываю на испещрённую рунами магическую печать.

– Так точно, Андрей Александрович, – ответил Сергей. – Всё сделаем в лучшем виде.

Мужчина тут же отправился раздавать указания.

– Андрей, ты готов? – дрожащим от волнения голосом спросила Лена. – Ты уверен, что на этот раз всё пройдёт хорошо?

– Леночка, спокойствие, только спокойствие.

Я зашёл в специально очерченный небольшой круг диаметром пару метров. Он предназначен как раз для того, чтобы внутри расположился маг, который будет принимать знания об исследуемом предмете.

– Давай, – сказал я, смотря на девушку.

Лена направила волшебную палочку на руну для активации ритуала, в которую подала немного маны. Этого хватило, чтобы запустить ритуал. Кисельное зелье быстро испарялось, выдавая всю накопленную магическую силу. Из-за испарений над магической печатью поднялась паровая дымка, напоминающая туман. Накопленной маны и праны было настолько много, что туман для всех оказался подсвеченным, превращаясь в розово-голубое марево, которое закручивалось спиралью и поднималось к потолку ангара. Потоки маны пробили канал к Инфосфере. Часть магической мощи прошла через моё тело и душу, принося сильно ощутимую боль, лишь немногим не дотягивающую до действия пыточного заклятья Круцио.

Вскоре в мою голову хлынул широкий поток информации о летающей тарелке. Вначале шли данные о физической составляющей, строение вплоть до самых мельчайших частиц. Уже от одной этой информации у меня заболела голова, несмотря на принятое Умострильное зелье. У меня из носа хлынул поток крови.

Чем сильнее потоки маны от ритуала продавливали Инфосферу, тем больше информации стало мне поступать. Дальше пошла информация о технической компоненте. Оказалось, что при постройке ЛО использовались части, используемые в космических кораблях одного из параллельных миров. Так что о технической стороне космических кораблей мне перепало немало информации. Поток данных всё нарастал. Мне пришли знания об Оракуле и устройстве для путешествий в параллельные миры. Обе этих технологии были основаны на оптических принципах. Данная технология скольжения была более совершенной в плане определения координат и мгновенного перехода из мира в мир. Плюс я получил огромный пласт знаний об искинах на основе оптических технологий и о путешествиях в параллельные миры. Поток информации продолжал вливаться мне в голову до тех пор, пока в печати не закончилась накопленная мана. По завершении ритуала я упал и потерял сознание.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю