290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Архимагл (СИ) » Текст книги (страница 11)
Архимагл (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Архимагл (СИ)"


Автор книги: noslnosl






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 34 страниц)

На восьмой день после добытой косули мы вновь устроили банный день.

– Ну что народ, полагаю, мы готовы разведать, что находится внизу по течению? – спросил я у ребят во время банных процедур.

– Да, было бы неплохо, – протянул Павел. – Пока есть запас еды и оружия, можно трогаться.

– Значит, завтра начинаем делать плот, думаю, за пару дней осилим.

– Замечательно. А то надоело уже на одном месте сидеть, – тяжело вздохнул Василий. – Кстати, видел, что ты вчера бубен закончил делать. Ну что, сегодня испробуем?

– Вася сан, признайся, ты прочитал мои мысли? – со смехом говорю парню. – Как раз собирался предложить устроить сегодня пирушку. Допьём остатки пива и попытаемся призвать духа. Ничего серьезного, какую-нибудь мелочь, например, попросим указать направление на ближайшее поселение людей.

– Тоже дело, – произнёс Паша. – Праздник – это хорошо, надо иногда и расслабляться. Жаль, что алкоголя осталось крайне мало.

Вечером после бани в лагере маленькими глоточками пили пиво, чтобы растянуть удовольствие и дабы сильнее подействовал алкоголь. Распив по бутылочке, начал шаманский ритуал.

Ребята подкинули в костер побольше дров, огонь поднялся и разгорелся повыше, я начал плясать вокруг костра, набивая колотушкой по бубну определенный ритм, начитывая мантру. Постепенно погрузился в особое состояние транса. Этот вид транса был новым для меня.

Как и в классической магии, я стал формировать образ-вопрос, примерно гласящий «духи, ответьте, где ближайшее поселение людей. Взамен примите плату, немного Ба-хионь». Такой посыл совершил несколько раз и в итоге почувствовал нечто потустороннее, дружелюбно настроенное. Некий смутный образ, примерно обозначающий «много таких как ты, внизу реки, мало идти – плыть». В общем, показал направление вниз по реке, как раз в том месте, где я и ожидал встретить поселение. В ответ я поблагодарил духа, представил, что собираю Ба-хионь, словно ману для заклинания на ладони, и предложил оную духу с мыслеобразом: «спасибо дух, возьми плату». Дух взял плату и передал ощущение радости и мыслеобраз, примерно означающий «хорошо, вкусно, зови ещё».

Выйдя из транса, я по инерции совершил ещё круг вокруг костра, замедляя шаг и реже ударяя колотушкой по бубну, под конец круга остановился и прекратил ударять в бубен.

– Дух явился ко мне, – возвышенным голосом говорю наблюдающим за мной зрителям. – Я спросил духа: «Где ближайшие люди?». Дух ответил, что вниз по реке есть поселение и до него недолго плыть.

– Круто! – восхитился Василий без капли притворства. – Ты реально так круто выглядел! Почти два часа скакал вокруг костра, я бы столько не сумел.

– Что? Реально дух явился? – недоверчиво спросил Паша.

– Да, реально. Вообще, это мой первый опыт шаманских ритуалов и то, что он был успешным, даже самому удивительно. Два часа говорите? Даже не заметил, в трансе время летит незаметно.

Следующие два дня мы строили плот и перетаскивали самое необходимое ближе к воде – оружие, инструменты, провиант. То, что не могли унести, спрятали в тайнике возле лагеря, ну, кроме самого автомобиля.

С утра, позавтракав, мы отплыли на плоту вниз по течению. Мы старались держаться ближе к правому берегу, и в тоже время не совсем близко, чтобы не налетать на коряги. Управление плотом осуществлялось парой вёсел и длинной слегой, где она доставала до дна. Мы плыли со скоростью около четырёх-пяти километров в час, всматриваясь в береговую линию.

Через три часа спуска мы смогли различить вдали по правому берегу деревянную вышку и причал. Стали рулить ближе к берегу, стараясь держаться такого курса, чтоб подплыть к причалу. Похоже, что нас заметили, поскольку, при приближении к причалу было заметно скопление людей на берегу. Почти час нам пришлось плыть с момента, когда вдалеке увидели строение, чтобы пришвартовались к причалу.

– Парни, – привлёк я к себе внимание ребят, – на всякий случай заряжаем самострелы и держим их поблизости. С копьями тоже не расстаёмся.

– Думаешь, могут быть неприятности? – спросил Паша.

– Всякое может быть, – пожав плечами, я продолжил: – Нужно быть готовым ко всему, в том числе и драпать.

Мы выверили всё верно, и, подплыв, ударились бортом плота о бревна причала. Оттуда бородатый мужик угрюмого вида в потрепанной штопаной одежде кинул нам просмоленный канат, явно самодельного вида. Приняв канат, я намотал его на подготовленное на полу для таких целей бревнышко. Мужик на причале подтянул канат ближе и намотал второй конец у себя, более плотно прижав плот бортом к причалу.

На берегу стоял десяток угрюмого вида мужиков в таких же потрепанных и латаных одеждах. У двоих в руках были арбалеты, стоит заметить, заряженные арбалеты. У одного на боку висела казачья шашка. Остальные были попросту с дубьём.

– Здорова, народ, – выкрикнул я, не спеша сходить на берег. – Чего такие угрюмые и с оружием встречаете? Или мы чего не знаем? Вы сразу говорите, если в рабство нас брать собрались, грабить или ещё что плохое задумали, то лучше свои пукалки сразу вход пускайте, живыми не дадимся, – на всякий случай пришлось подтянуть заряженный самострел.

– Экие вы резвые. Думаешь, ежели решим что сделать, то вы сможете что-то противопоставить? – спросил бородатый мужик с шашкой.

– Минимум троих с собой на тот свет заберу, – с хищной усмешкой отвечаю мужику.

Уже примерился, как буду выпиливать их в случае агрессии в нашу сторону. Разогнал ток праны в теле, ускорил мышление. Насчёт троих, это я соврал. На самом деле всех могу убить. Конечно, не факт, что обойдётся без ранений с моей стороны, но скорее всего выживу.

Заметив, что я напрягся, народ стал серьезнее. Арбалетчики направили на меня оружие, я уже собирался начать атаку, ибо посчитал это за начало нападения. Плавным движением перетекаю на причал, выворачиваю руку мужику, который кинул канат, закрываюсь им от стрелков и приставляю нож к горлу заложника.

– Опустите арбалеты, – говорю это холодным голосом, лишенным эмоций. – Меня это пугает. А от своих страхов предпочитаю избавляться самым эффективным способом – убивать.

– Спокойно, хлопцы, – сказал мужик с шашкой. – Вы чего такие нервные? Никто не хотел вам ничего делать. Отпусти Михаила, вас никто не тронет.

Голос его успокаивающий, но вижу, что врёт.

– Врёшь! Говоришь, что не тронете, но чувствую ложь в твоих словах. Заряженными арбалетами не встречают тех, кого не хотят тронуть. Опустите арбалеты.

– Хлопец, тебе шо, друзей не жалко? – спокойно сказал мужик с шашкой. – Ну закроешься ты от стрелы, так мы их порешаем.

На этот моменте у меня «упало забрало», появилось желание убить всех индивидуумов, представляющих опасность. Дальше продолжать разговор решил только с позиций силы, постаравшись пленить нескольких мужиков для ритуала и уплыть вниз по течению, устроив ритуал.

Должно быть, тот мужик с шашкой прочел что-то в моих глазах и понял, что на угрозы я реагирую неадекватно.

– Успокойся, никто никого не тронет, – произнёс мужик с шашкой. – Отпусти Михаила, и начнём всё сначала, – обернувшись к своим товарищам, он сказал им: – Парни, уберите арбалеты, а то как бы чего плохого не вышло.

Увидев, что мужики убрали арбалеты, принимаю решение пока не дурить, а постараться выстроить диалог. Отпускаю заложника и одним движением убираю нож в ножны.

– Ну, так-то лучше, – с облегчением выдохнул мужик с шашкой и его губы зазмеились в подобии улыбки. – Что же ты нервный такой, а хлопец?

– Здоровая паранойя, – в ответ от меня дождались лишь спокойствия и пожимания плечами. Речь была безэмоциональной, поскольку на всякий случай боевой транс не скидывал. – Когда угрожают оружием, действую на рефлексах. Обычно это заканчивается смертями врагов.

– Эколь тебе не повезло, – мужик с шашкой покачал головой в стороны. – Такой молодой, а уже повоевать успел. – Не серчайте, у нас, бывает, разбойники заплывают, вот мы и наготове. Вы вообще кто будете, откуда?

– Мы недавно на машине ехали, попали в портал, – бесхитростно стал выдавать все расклады Василий. – Машина в дерево врезалась, и на ней ездить стало невозможно. К Волге подошли, Андрюха пошаманил, ну ему духи и ответили, что внизу по течению есть людской поселок. Мы плот сделали и сплавились сюда.

– И давно попали? – с нескрываемым любопытством спросил мужик с шашкой.

– Пару недель, примерно, точно не считали, – вновь ответил Василий.

Я пока отслеживал разговор, а точнее реакцию на разговор и поведение прочих мужиков.

– Ну что могу сказать, добро пожаловать в новый мир, – мужчина с казачьей шашкой оскалился в широкой улыбке. – Зовите меня Петрович, без всяких там. Давайте, разгружайтесь и проходите в селение, поедим да пообщаемся.

– Я Вася, это Петя, а тот угрюмый парень, Андрей, – представил всех Василий.

– И всё же, что вы задумали, Петрович? – прямо спрашиваю его.

– А ты и правда шаман? – спросил Петрович вместо ответа. – Мишу ты зря обидел. Мужики за него тоже могут обидеться.

Значит, стоит оставаться настороже. Перепрыгиваю на плот, беру в руку самострел и рогатину, после чего перепрыгиваю на причал. Поднимаюсь вслед за парнями на берег.

– Хлопцы, оружие придётся нам оставить, – сказал Петрович.

Парни безропотно отдали оружие подошедшим мужикам. Когда те стали приближаться ко мне, я направил в их сторону самострел.

– Мое оружие тронуть можно только с одного конца, с острого, и лишь один раз, со смертельным эффектом, – безэмоционально говорю приближающимся мужикам. – Оружие запрещают иметь лишь пленным и рабам. Скажите сразу, за кого вы нас держите, за врагов или рабов?

– Эх, Андрюша, какой же ты проблемный хлопец, – произнёс Петрович и махнул мужикам. – Ладно уж, носи свои железяки, только в людей не тычь.

Аккуратно вынимаю стрелу из самострела, убираю её в сумку, сам самострел вешаю на плечо. Направляюсь вслед за парнями в окружении провожатых. Что-то мне не нравится, как нас принимают. Вооруженные люди, эти недомолвки. Пятой точкой чую неприятности, но в слова облечь не могу. Пока вроде и убить не за что, не за подозрения же, и не пойти к местному кусочку цивилизации вроде как странно будет. Ну не скитаться же по лесам всё время?

Нас привели к столу из грубо обработанных досок со скамейками из бревен, размещенных под навесом сделанным из бревен. Навес был крыт множеством веток и в ливень, скорее всего, тут всё же неплохо капает, а от обычного дождя и солнца защитит неплохо.

– Присаживайтесь, отобедаете с нами и расскажите о себе, – сказал Петрович.

Я сел возле столба, к которому прислонил самострел и рогатину, чтобы иметь, если что, копьё в пределах доступности. С самострелом в случае чего, похоже, придётся расстаться.

Один из мужиков, который сопровождал нас, принес каши из зерен грубого помола, похожей на пшеничную, а также напиток, пахнущий чабрецом и чем-то ещё.

– Каша, наконец-то! – радостно воскликнул Паша, набросившись на еду.

– Что за напиток? – спросил Василий. – Пахнет травами и алкоголем, но приятно.

– Травяной настой с самогоном. Чабрец, ромашка, багульник и что-то ещё. Сами понимаете, с заваркой и выпивкой тут туго. Дорогим гостям самое лучшее, – ответил Петрович, внимательно следя за нами. – Так где, говорите, ваша машина в портал влетела?

– Да в районе ГЭС, примерно в километре от поста ГАИ, – поведал Василий.

Смотрю на Василия и не понимаю, то он хотел вернуться домой, убив первых встречных, то левым людям раскрывает секретную информацию. Прямо соловьём разливается. Секретоноситель из парня никакой.

Эх, зря я тогда согласился на эту авантюру с дачей. Уже и пришельцам мстить нет желания, только и хочется, что к цивилизации ближе оказаться. Понимаю, шансов вернутся в тот мир нереально мало. Ну не рассчитывал я на перемещение без прибора, а как совместить технические координаты мира с магическими, никак не могу придумать. Так что уже мысленно распрощался и с родителями этого тела и с новой ученицей-любовницей.

Кашу я с удовольствием поел, а напиток не тронул, он показался подозрительным. Интуиция выла пожарной сиреной, что там есть особая добавка.

– Что за машина? В каком состоянии? – продолжил выспрашивать Петрович.

– Митсубиси Паджеро, – сливал информацию Василий. – Морда вся разворочена, радиатор пробит. Мы поснимали, что могли, передние крылья и капот пустили на наконечники копий и стрел, и на коптильню. Ну и там, раму порубили на ножи, обивку ободрали и так, по мелочам, цепь с двигателя сняли.

У Паши хватило ума помалкивать и видно, ему тоже не нравилась говорливость товарища.

Слежу за обстановкой. Парни начали клевать носами через несколько минут, как допили «чай».

Ну, тут всё понятно, теперь можно действовать без мысли, что нас приняли хорошие люди. Хорошие люди не опаивают снотворным гостей. Интересно, откуда у них снотворное? Ладно, это не так интересно, как смыться отсюда.

Начинаю теребить браслет отвода глаз, соединяя его таким образом, чтобы одним движением защелкнуть его. За мной наблюдало сразу семь человек. Шесть тех мужиков, которые нас встречали на пирсе и Петрович.

– Смотрите, Морщерогие Кизляки! – выкрикиваю и показываю рукой за спину парней, сидящих передо мной.

Как ни странно, все повелись и посмотрели в ту сторону. Луна мною гордилась бы! Эта фишка почти всегда срабатывает. Пока все щелкали клювом, я быстро защелкнул браслет и покинул скамью, прихватив рогатину и самострел. Отбежав на пару метров, стал двигаться неспешно и плавно, медленно двигаясь к избе.

– Эй, а куда этот шустрый делся? – воскликнул один из вооруженных арбалетом парней.

– Сбежал! – завопил Петрович. – Вы, грёбаные дятлы, прощёлкали клювами щегла! Далеко он уйти не мог, ищите, бегом!

Народ, охраняющий нас, засуетился и стал метаться по поселку, разыскивая меня. За столом остался сидеть лишь Петрович. Я уже стоял, привалившись спиной к бревенчатому срубу, и наслаждался картиной переполоха.

Что с парнями делать? Сейчас они явно не транспортабельные, на горбу не утащу, да и своими ножками посёлок покинуть будет проблематично. Одному, как и говорил ранее ребятам, мне было бы гораздо легче, а вот так, с довеском в виде пары хвостиков, тяжело, однако.

– Что? Куда Андрюха ушёл? – сонным голосом спросил Василий. – Что-то я спать хочу, – тихо проговорил он и упал головой на стол, после чего скатился под лавку.

– Что вы нам подлили? – заплетающимся голосом спросил Паша. После чего попытался встать, но не сумел и прилёг на лавку.

– Блин, только зря Клофелин перевёл. Куда теперь этот стакан девать? Пропадёт же! И так Клофелину осталось всего-ничего. Вот же урод! Так и думал, что от него одни проблемы будут, – разоткровенничался Петрович. – Из-за этого Андрюши пришлось снотворным воспользоваться, этих лошков и так скрутили бы.

Глава 7

Со стороны пирса пришли двое мужиков из того десятка, что встречали нас на берегу, несущие на носилках весь наш скарб, оставленный на плоту.

– Ну что там? Есть что интересное? – спросил Петрович.

– Да, атаман, – не замедлил ответить один из них. – Пара заточек, почти полная пачка соли, кастрюля, пара пластиковых бутылок с водой и пара бачков омывателя, тоже с водой, удочка со снастями и шаманский бубен. Ну и так, запас хавчика – рыба, мясо, грибы.

– Бубен, говоришь, – протянул Петрович. – Значит, и правда шаман... – Петрович указал на Пашу с Васей. – Отнесите этих.

– Куда, в рабский барак? – спросил тот же мужик, что и отчитывался о нашем скарбе.

– А куда ещё? Можешь в свою хату, – с усмешкой произнёс Петрович.

– Не, – протянул тот же мужик. – Мне бабы нравятся, а эти, ну их, пусть лучше пашут.

Значит рабы, да? Ну что же, кажется, проблема с жертвами решена с запасом. И совесть точно не будет мучить из-за таких уродов.

Мужики стали транспортировать моих спутников, а атаман Петрович ушёл куда-то вглубь поселка. Я подошёл к куче припасов, забрал саперную лопату, топор, запас стрел для самострела, запас провианта, нашёл донку, снасти и бубен. Нагрузившись как ишак, двинулся прочь из лагеря в сторону причала.

На причале был лишь один человек, тот самый Михаил, которого я брал в заложники. Я подошёл к нему и древком рогатины оглушил ударом по голове. Закинул на плот вещи, затем затащил пленника. Отвязал швартовы и поплыл вниз по течению.

Сняв с пленника рубашку, связал ею ему руки за спиной.

Плывем на плоту вниз по течению. Пленник пришёл в себя.

– Что? Где? – начал он крутить головой. – Какого черта я связанный плыву на плоту? Что за чертовщина происходит?

– Заткнись, а то твои портянки в качестве кляпа в рот запихаю, – резко говорю пленнику.

– Ты кто? Где? – испугано произнёс пленник, крутя головой и каждый раз отводя от меня взгляд в сторону.

Пинаю пленника ногой по ребрам.

– Ух. Больно, – простонал он. – Кто бы ты ни был, ты знаешь, что с тобой будет? – угрожающе произнёс мужик, что в его положении смотрелось скорее забавно.

– Да, знаю. Вначале буду тебя пытать, если сам не захочешь ответить на вопросы, потом устрою массовое жертвоприношение из врагов, посмевших желать мне вреда.

Я ещё раз пнул мужика, на этот раз, целясь по печени. Он скрючился от боли, хрипя на плоту.

Плыли мы немногим меньше часа. Доплыли примерно до места, которое в нашем мире называется Тулака, это примерно четыре километра по прямой. Справа была коса, за которой находился затон с тихой водой и пологим берегом. Правя к берегу и подгребая веслом, мне удалось направить плот через косу, и, преодолев её, оказаться в затоне. Подгреб к берегу и перенёс на него вещи. Для пленного это выглядело так, словно вещи исчезали с плота и через некоторое время появлялись на берегу.

– Иди на берег.

Пинком под зад придаю пленному стимулирующий импульс. Он с трудом поднялся на ноги и перепрыгнул на берег, упав там на бок. Я подошёл к пленному и, нажав на аккупунктурную точку на шее, усыпил его на некоторое время.

Раздеваюсь и залезаю на плот. Слегой отталкиваюсь от дна и направляю плот к косе. Как только он подплыл к косе, его подхватило стремительным течением и понесло к середине реки. Дождавшись завершения стремительного течения косы, прыгаю с плота в реку и плыву к берегу, заплывая на сушу с обратной стороны насыпи берега, образующей затон. Стараясь беречь ноги, по колючей земле дохожу до вещей и пленника, который только что пришёл в себя, поднялся на ноги, подошёл к куче вещей и, наклонившись боком, пытался дотянуться связанными руками до оставленного мной ножа.

Подхожу к мужику и бью кулаком по печени. Он падает кулем мне под ноги, корчась от боли.

– Грёбанный невидимка! Ты за всё ответишь! – прохрипело болезненно скрюченное тело.

Одеваюсь, беру в руки рогатину и деактивирую браслет отвода глаз, разъединяя его на две половинки. Мужик пялится на появившегося меня неверующим взглядом.

– Как так? Что за чертовщина?! – воскликнул он.

– Жить хочешь?

– Конечно, хочу! – отвечает мужик, приняв сидячее положение и оперевшись спиной на ствол ближайшего дерева.

– Отвечай на вопросы. Имя.

– Да ты знаешь… – начал было вновь строить из себя крутого мужик.

Без размаха бью тупым концом рогатины в пах. Пленник сгибается от боли и стонет тоненьким голосом. Дожидаюсь, когда он немного придёт в себя.

– Имя, – вновь задаю вопрос.

– Михаил, – сквозь зубы, словно выплевывает слова, отвечает пленник.

– Полное имя и дата рождения.

– Бирюков Михаил Степанович, 1964 года рождения, – отвечает пленник.

– Когда и как попал в этот мир?

– Лет пять назад, – ответил мужчина. – Рейсовый автобус попал в портал и я со всеми пассажирами оказался тут.

– Сколько человек в вашей банде?

– Это не моя банда, я тоже раб, – нагло лжёт пленник.

Наношу удар тупым коном рогатины снова в пах и ещё раз по печени. Дожидаюсь, когда пленный закончит выть от боли и придёт в себя.

– Сколько человек в вашей банде? – дублирую вопрос.

– Двадцать один, – с одышкой отвечает пленный.

– Считая тебя?

– Да, – подтверждает он. На этот раз чувствую, что он говорит правду.

– Сколько членов вашей банды и всего человек в лагере, где остальные?

– В лагере десяток, ты их всех видел, – ответил мужчина. – Ещё девяносто три раба. Остальной десяток ещё вчера на корабле отправились собирать дань с поселений.

– Что за поселения, как далеко находятся, когда вернутся остальные члены банды?

– Поселений полно вдоль Волги или по берегу Царицы, – продолжил отвечать Бирюков. – В основном хозяйства человек на пять-пятнадцать, из таких же попаданцев, на один-пять домов. В основном народ где попал в мир, там и строится, ближе к воде. Мужики будут плавать где-то неделю, пока со всех дань не соберут.

Вопрос к совести, стоит ли тащить с собой порталом толпу попаданцев, подтип рабы необыкновенные? Ау, совесть, ты ещё там есть? А в ответ тишина… Ну, раз совести у меня нет, то плевать на остальных попаданцев. Следующий вопрос – стоит ли вытаскивать хотя бы компанию из парней? Да, их как раз и стоит вытащить с собой, хоть Василий и показал себя как ненадёжный товарищ, но вместе ели, спали, пили, так что с моей стороны было бы не очень хорошо оставить ребят в рабстве.

В идеале, надо заставить копать пленника, чтобы подготовить площадку для ритуала открытия портала, начертить магическую фигуру, а затем позволить пленнику сбежать, чтобы жертвы своим ходом пришли к ритуалу. Но в таком случае пришлось бы оставить парней. Хотя, можно же добраться до лагеря вперёд пленного, освободить парней из рабства, угнать корабль и приплыть сюда. За нами следом отправятся жертвы для ритуала, их тут возьму в плен и открою портал.

Есть в этом плане дыры, я бы сказал, дырищи. Например, надо дождаться возвращения корабля, ещё желательно сделать межпространственный маяк, чтобы можно было вернуться в этот мир. Это минимум неделя. Еды на двоих настолько нам не хватит, следовательно, придётся отвлекаться на заготовку пищи. Значит, за пленником могу не уследить, да и вообще, на ночь его придётся как-то обездвиживать и вполглаза спать. Эх, столько мороки, что, пожалуй, проще грохнуть, чем возиться. А парням будет полезно недельку побыть в рабстве, чтобы ощутили разницу между по-отечески добрым моим отношением и тем, какая расплата может последовать за глупость и доверие абсолютно незнакомым людям. Если не сломаются, то, может быть, поумнеют. А если всего за неделю сломаются, так значит, как говорил Бендер, тот, что робот из мультфильма Футурама, они бесполезные мешки мяса.

– Не двигайся, – пришлось ножом разрезать рубашку, которой связан пленник. – Бери вещи и иди вперёд.

Мужик посмотрел на меня злобным взглядом, обмотал вокруг пояса остатки рубашки и медленно стал собирать вещи в тюк.

Делаю тычок по левой почке тупым концом рогатины.

– Быстрее. Не тяни резину.

Лопату, топор и пару ножей-заточек я предварительно забрал себе, закрепив на чехле для лопаты, который закрепил за спиной в сумке, в которой таскали грибы, а теперь ещё и лежат стрелы. В том числе поместил внутрь нож-заточку, найденный у пленника при обыске на плоту. Один бачок с водой и бубен взял себе, понимая, что пленник физически всё не унесёт и скорее сорвётся вниз, собирай и ищи потом вещи, ползая по всему склону. Ну, а магический инструмент отдавать в чьи-то руки – это не в правилах мага.

– Двигай вперёд на склон и не вздумай убегать, падать или терять вещи, иначе сдохнешь, – говорю пленнику и направляю его на покорение крутого склона.

Должно быть, река периодически разливается, поднимаясь намного выше, чем сейчас. Мы поползли наверх по склону, груженный пленник впереди, цепляясь за кусты и деревья, я сзади, контролируя его движения.

Мы долго покоряли склон, пленник пару раз чуть не сорвался. Поднялись наверх, оба тяжело дышим. Пленник скинул груз и упал на землю, тяжело дыша. Ему гораздо хуже. Во-первых, он старше, во-вторых, у него ещё и болят отбитые внутренние органы, из-за чего мужчина сильнее устал. Нам обоим очень хочется пить.

Беру полторашку с кипячёной водой. Отпиваю и вручаю её мужику.

– Можешь попить из бутылки, но немного.

Он прикладывается и за присест выпивает полбутылки. Дождавшись, когда пленник закрутит и поставит бутылку, плавным движением приближаюсь к нему и вновь отправляю на полчаса спать, надавив на аккупунктурную точку. Связываю остатками его рубашки руки за спиной.

Прислоняю рогатину к дереву, беру в руки колотушку и бубен, начинаю стучать по бубну, напевая мантру. Минут за пять погрузился в медитативное состояние и мысленно позвал духа. Почти сразу дух откликнулся и прислал мне радостно-довольный мыслеобраз, который примерно можно расшифровать, как: «Я пришёл, рад снова откликнутся на твой зов, говори, что надо и давай вкусняшку». Посылаю духу мыслеобраз: «Надо большое дерево. Близко. Источник магии. Поляна». Дух отвечает: «Сила – мана, близко. Дерево. Поляна». Дальнейшая информация была направлением на необходимое мне. Примерно метров двести на юго-восток. Благодарю духа и скармливаю ему немного Ба-хионь. Довольный дух с неохотой покидает меня.

Открываю глаза и прекращаю колотить в бубен. Смотрю на пленника, он ещё без сознания, значит, на этот раз я общался с духом гораздо меньше, не больше получаса. Надо будет сделать Онгон, амулет, обиталище духов-помощников. Похоже, что этот дух согласится вселиться в мой Онгон, и за небольшое количество Ба-хионь помогать мне без призыва.

Развязал пленного. Когда он очнулся, вновь нагрузил вещами. Мы двинулись в указанную духом сторону. Через десять минут мы вышли на полянку, посреди которой рос большой дуб. Хоть я и не мог пока почувствовать ману, но доверился ощущениям духа.

Складываем вещи возле дерева. Размечаю площадку между дубом и лесом, пятнадцать на пятнадцать шагов. Вбиваю деревянные веточки по периметру через каждые пять шагов. Краем глаза наблюдаю за пленником, который посматривает на лес, должно быть, подумывая о побеге.

Достаю и собираю лопату. Кидаю её в сторону пленника.

– В пределах помеченной колышками территории снимешь слой травы, выровняешь площадку и утрамбуешь её. Как только закончишь, освободишься. Чем быстрее закончишь, тем быстрее станешь свободным.

– С чего это ты решил освободить меня? – подозрительно спросил он.

– Чтобы продукты не переводить и спать нормально, а не вполглаза следить, чтобы ты не сбежал.

– Понятно. А точно отпустишь? – спросил пленный.

– Освобожу. Работай, давай.

Время было около полудня. Мы стартовали на рассвете, то есть, часов в пять утра. Четыре часа плыли, потом где-то минут сорок в лагере, около часа на плоту и ещё около часа здесь тусуюсь. Солнце почти в зените. Ну да, почти полдень. До вечера пленный, если расстарается, сделает необходимую площадку.

Следя за пленником и периодически подгоняя, собирал на поляне дрова для костра. Тут их было достаточно, чтобы не лезть вглубь леса. С краю же срезал ветки и начал делать шалаш, пристраивая его с одной стороны дуба. Пленного всё время держал на контроле и не расставался с рогатиной. Он периодически косился на оружие, замирал в раздумьях, но после окрика продолжал работать. Сверху шалаш накрыл снятым пленным дёрном.

Пленник работал как экскаватор, буквально за пять часов он выровнял площадку, накидав по краям пучки дерна. Осмотрев работу, я понял, что требовать большего смысла нет.

– Хорош. Оставь лопату и пойдём.

– Куда? – подозрительно спросил он.

Приближаюсь к пленному и резко ударяю его в солнечное сплетение тупой стороной рогатины. Он сгибается, выпустив воздух из груди.

– Разговорчики в строю! – грубо говорю ему. – Клади инструмент и бегом пошёл.

– Но ты же обещал освободить?! – вопросительно удивлённым голосом сказал пленный.

– Раз обещал, значит, будешь свободен. А теперь идём.

Направляемся в сторону Волги. Минут через десять мы подошли к обрыву, но метров на пятьдесят правее того места, откуда мы поднялись.

– Стой. Ты свободен.

– Что? – удивленно переспрашивает он.

Наношу резкий удар рогатиной в сердце.

– Нет большей свободы, чем смерть, – произношу, глядя на донельзя удивленное выражение лица пленного.

Жду, когда копьё насытится праной. Почти мгновенно кожа человека сереет, глаза становятся безжизненными, и прекращается дыхание. Толкаю ногой труп, скидывая его с копья вниз с обрыва. Копьё потеплело от активации рун и от него стало исходить ощущение силы и опасности. Срываю с ближайшего дерева пучок листьев и тщательно протираю наконечник от крови. Процедуру приходится повторять, пока не убеждаюсь, что копьё в полном порядке.

Блин, я почувствовал себя типичным Российским бандитом из девяностых. Заставил человека копать, затем убил.

Вернулся в лагерь и выкопал яму под костёр. Время до темноты ещё оставалось, поэтому пошёл утрамбовывать площадку, вырытую пленником. Пока топтался, размышлял, как наносить рисунок. Если просто чертить, то пока закончу последние линии, первые может засыпать, всё же земля не лучший материал для построения магических ритуальных фигур. Значит, надо не просто прокапывать бороздки, а чем-то засыпать или заливать. В идеале, подошёл бы любой расплавленный металл. Естественно, о таком можно и не помышлять. Что у меня есть? Соль? В принципе для ритуала годится, но, во-первых жалко, мало ли, сколько тут проторчу, а соль нужна для еды, во-вторых, её разметает ветром. Деревья? Нет. Хотя, можно было бы использовать смолу. В таком случае надо искать хвойные деревья, а вокруг лиственный лес. Пока ломал голову, не заметил, как утрамбовал землю по всей площадке, а дельных мыслей так и не родилось.

Сел перед шалашом, достал различные предметы, срезал с дуба веточку, достал кусочек ткани. Погрузился в полумедитативное состояние и стал думать о духе и Онгоне. Дух, словно нашёптывал, какой он хочет дом-привязку. Взяв в руки ветку дуба, стал ножом обтачивать её, вырезая фигуру карикатурного человечка. Затем отрезал у сумки кусочек ткани и леской пришил к ткани деревянную фигуру. Достал копченую ногу косули, срезал с кости мясо, часть которого съел, немного положил в рот деревянной фигурке Онгона и направил немного Ба-хионь, сделав подношение духу. Затем отрезал кость, и стал обрабатывать её, вырезав две полые костяшки, которые леской пришил к ткани. Дальше я стал вырывать у себя на голове волосы и катать из них волосяные шарики. Скатав пять шариков, насадил их на леску, и пришил к ткани Онгона, словно волосы на голове деревянного человечка.

Вещи были завернуты в простыню, сшитую из автомобильных чехлов. От этой простыни отрезал кусочек ткани и сшил из неё мешочек, в который поместил Онгон. Этот мешочек надел на шею, рядом с целительским амулетом. Я чувствовал, что дух доволен и теперь будет рядом со мной. Для обращения к нему надо будет лишь взяться за Онгон и обратиться к духу.

Когда закончил с домом для духа, уже наступила ночь. Этой ночью решил выспаться, всё же напряженный выдался денёк. Проснулся рано утром и, позавтракав копченой рыбой, приступил к первому пункту плана – изготовлению межпространственного маяка, пусть и недолговечного. Для этого ободрал с части дуба кору. Когда закончил с корой, уже начало светать, и я начал вырезать магический узор и руны маяка. Очень удачно, что дерево расположено на природном магическом источнике, на такой маяк будет просто ориентироваться. Жаль будет, если дерево спилят.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю