290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Архимагл (СИ) » Текст книги (страница 10)
Архимагл (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "Архимагл (СИ)"


Автор книги: noslnosl






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 34 страниц)

– Андрюх, а можно вместо коров приносить в жертву людей? – спросил Вася.

– Василий, да вы кровожадны! Конечно, можно. Даже людей лучше, ибо у них больше духовной энергии, поэтому на тот же ритуал открытия портала понадобится всего три взрослых человека.

– О! Так может, когда найдём поселение… – произнёс Василий.

– Не знаю, как ты, я конечно могу убить человека, но если он, например, нападает на меня, в общем, является угрозой для жизни. А вот так хладнокровно принести в жертву троих ни в чём не повинных людей, когда их можно заменить пусть и большим количеством, но животных, это дикость! Нет, я не против, если наткнёмся на людей, а они на нас первыми нападут и мы вдруг сумеем их пленить, тогда да, пустим на открытие портала. Но убивать их будешь ты, как предложивший.

– Да ладно, я так, чисто гипотетически, – произнёс парень.

– Знаешь, Василий, в среде магов принято отвечать за свои слова. Если будешь просто так раскидываться и не нести ответственности за свои слова и поступки, то даже не знаю с чем сравнить подобное поведение. Нет уж, мне надоела твоя глупость за сегодняшний день. Теперь будешь отвечать как положено, за каждое слово. Предложил грохнуть людей? Не вопрос, но, значит выполнять будешь сам. Слышал такую пословицу: инициатива нагибает инициатора?

– Да ладно вам. Ни к чему делить шкуру неубитого медведя, – произнёс Паша.

Послал парней по всей округе собирать камни, которые они затем кидали в костёр. Сам же в это время распарывал чехлы с сидений, и сшивал их тонкой леской при помощи иглы, сделанной из проволоки, конец которой обточил на напильнике. Поскольку с одеждой, кроме той, что на нас, была проблема, надо было что-то, чем укрываться ночью. Затем я сплёл из срезанных веток щит, для закрытия входа. Разогретые камни мы выложили на землю в шалаше, затем положили сверху подготовленный дерн и легли спать.

Спать на земле, в том числе и покрытой мхом, даже подогретой, не самое приятное занятие, особенно для городских жителей, привыкших к кроватям. А уж если в качестве покрывала тоненькая тряпочка, а на улице начало мая, в общем одно слово – экстрим. Хотя я уснул без проблем, всё же земля теплая, мы втроём неплохо набздели, чем слегка подогрели воздух внутри. Размер шалаша был небольшим, как раз нам троим разместиться, утеплил я его хорошо, плюс подогрев, так что было даже теплее, чем в домике на даче. Но в домике были теплые ватные одеяла и мягкие кровати, здесь же всё наоборот.

На следующий день я проснулся раньше парней. Отлил из кастрюли кипяченой воды в бутылки из-под пива, которое вчера пили, из оставшейся воды, картошки и мяса сварил суп на весь день. Пока варил суп, выполнял свои стандартные упражнения. Потом сел мастерить донку из половины толстой лески, крупных крючков и гаек в качестве грузил. Затем смастерил колокольчик из кусочка металла, оторванного от гнутого крыла, расплющенного молотком и небольшой гайки, подвешенной на леску. Затем из куска лески и проволоки смастерил кукан для подвешивания рыбы.

– Ум. Как вкусно пахнет! – произнёс Вася, выползая из шалаша.

– Садись кушать, пока суп горячий. – Киваю ему на кастрюлю. – Это на весь день на нас троих. Я уже поел, так что соответственно отмеряй свою порцию. И мяса оставь половине человека.

Потом подтянулся Паша.

– Так. Кто из вас, оболтусов, умеет ловить рыбу? – спросил я у микро-коллектива, дождавшись, когда все поели.

– Я умею. С дедом постоянно ходил на Волгу и на Дон ездили, – сказал Паша.

– Вот, вручаю под твою ответственность донку, самое ценное, что у нас есть. Не прое… Не потеряй. На всякий случай, привязывай к чему-нибудь тяжелому, бревну или дереву, а не палочке. Помни, что тут в радиусе нескольких парсек рыболовные магазины отсутствуют, если потеряешь или порежешь, новую купить будет негде. Если запутаешь, как хочешь, но распутай. Понятно?

– Так точно, командир! – Поднёс правую ладонь к голове Павел, шуточно отдавая честь.

– Дорогу найдёшь? Мы вчера вроде неплохую тропу натоптали.

– Найду. – Кивает Паша. – В отличие от некоторых, топографическим кретинизмом не страдаю. – Он кинул взгляд в сторону Васи.

– А что сразу я? – возмутился Василий. – Я может быть, первый раз в лесу. Для меня, что есть эта тропа, что её нет, всё одинаковое.

Два лагеря решили не делать. Посчитали, что проще раз в день сходить за водой к реке, чем оборудовать второй лагерь. Васю запряг на строительство горна, естественно, под моим чутким руководством. Он таскал камни, копал и таскал глину, из этого выкладывал небольшой кузнечный горн. Главная задача была создать большую естественную тягу воздуха для достижения высоких температур. Ни техники типа пылесоса, ни мехов у нас, естественно, не было, поэтому пришлось исхитряться.

Пока Вася делал горн, а Паша обеспечивал нас провиантом, я без дела не сидел и мастерил деревянный самострел. Простое деревянное ложе, спереди закреплены плечи лука из гибкой древесины. На тетиву пустил часть буксировочного троса, распустив оный. Получившимися из него верёвками крепил лук к ложу. Спусковой механизм сделал в виде деревяшки с зарубками для различного натяжения, чем дальше зарубка, тем выше натяжение. Спусковую деревяшку прикрепил сзади ложа на веревочке. Сдвигаешь деревяшку с места, дернув за петельку, и стрела отправляется в полёт. Таким образом, самострел можно как закрепить в качестве ловушки на звериной тропе, так и использовать вручную. Точность стрельбы не очень высока, но с десятка метров подстрелить животное вполне реально.

– Это что, арбалет? – спросил Василий.

– Арбалет предполагает металлические плечи и хоть какой-нибудь более-менее нормальный механизм спуска тетивы. Это самострел, – объясняю парню.

– А арбалет сможешь сделать? – спросил он.

– Смогу, но тогда мы надолго застрянем. Я не кузнец, если что, обычно нужные вещи трансфигурировал.

– А откуда тогда ты знаешь, как сделать горн и тот же самострел? – поинтересовался Василий.

– Хорошая память и долгое сиденье в Интернете. Плюс жизненный опыт.

– А ещё один самострел сделаешь? – поинтересовался Василий.

– Обязательно.

После обеда вернулся Паша, сгибаясь под весом добычи. В руках он тащил полный кукан рыбы, который обхватил футболкой, чтобы не порезаться об леску, причем рыба была солидных размеров. Три голавля, парочка из которых была примерно на килограмм, а один где-то на два с половиной килограмма, одна щука на пару килограмм, и венец композиции – здоровенный осётр килограммов на пять.

– Парни, это нечто! Тут такой невероятный клёв! Блин, у меня один осётр ушёл. Я бы там и остался дальше рыбачить, но как подумал, что всё это тащить, а ты, Андрюх, сказал соль экономить. Рыба же пропадёт! В общем, решил назад идти.

– Молодец, Пашок. Всё правильно сделал. Рыбу придётся приготовить, она, в отличие от мяса, быстро портится. Предлагаю сегодня устроить пиршество и приготовить шашлыки из осетрины. Мне кажется, или осётр с икрой? – Я посмотрел на осетра хищным взглядом и облизнулся, представив вкуснейшую черную икру.

– Чёрт возьми! По-моему, ты прав, и нам сегодня удастся полакомится черной икрой! – произнёс Паша.

– Еда? Мне не послышалось? Вы говорили о черной икре? – спросил Василий, появившийся с очередной партией камней из-за деревьев. – Ух ты! Вот это рыбина! Это что, осётр?

– Ага, – гордо выдал Паша. – Вот, поймал.

– Ну, Пашок, ну ты крут! – восхитился Вася.

– А вы тут чем занимались? – спросил рыбак.

– Вот, кузницу делаем потихоньку, а Андрюха деревянный арбалет мастерит, – произнёс Вася и кивнул головой в мою сторону.

– О! Самострел! – воскликнул Паша, увидев деревянное изделие. – Класс.

Осётр оказался с икрой. Мы её слегка присолили и ели ложками. Затем ели шикарный шашлык из осетрины. Всего осетра не осилили, но всё мясо пожарили и отложили на ужин. Остальную рыбу распластали и закоптили. Точнее, вначале пришлось смастерить коптильню.

Сняли передние крылья, кое-как вдвоём с Пашей согнули их, сделав конструкцию, напоминающую короб. Одно крыло как бы сверху накрывает другое. Разожгли большой костёр и долго обжигали крылья от краски, чтобы не испортить продукт несъедобными запахами и привкусом. Затем выкопали узкую яму, на которую разместили нижнее крыло. На крыло насыпали дубовой щепы, соорудили конструкцию из веток, на неё положили рыбу и сверху накрыли второй половиной конструкции. Снизу в яме разожгли костёр и, поддерживая огонь, начали копчение. Поскольку герметичность данной конструкции оставляла желать лучшего, то коптить пришлось раз в пять дольше, чем в нормальной коптильне, но как по мне, то для неспециалистов и такой результат очень даже неплохой.

Для сооружения наковальни пришлось поломать голову. В итоге вначале занялся цепью с двигателя. Вначале перерубил цепь зубилом. Затем с одного края напильником затачивал звенья цепи. К концам цепи прикрепил металлические рукояти, на которые вырезал деревянные накладки, которые обмотал изолентой. Изоленту было жалко, поскольку её было мало, но ещё больше было жалко руки, поэтому пошёл на подобную жертву.

Получившейся цепной пилой мы с Пашей спилили ближайшее дерево. Затем я снял заднее колесо и демонтировал ступицу. Ступицу закрепил на пне при помощи шурупов, выкрученных из автомобиля. Таким образом, мы изготовили импровизированную наковальню.

Большего за этот день мы сделать не успели. Разве что, вместо вчерашней порнографии с дёрном на полу шалаша, мы уложили на землю разобранные сиденья из автомобиля. В принципе, будь нас двое, то проблем бы не было, а втроём было не очень удобно, хотя лучше, чем спать на земле.

Глава 6

Утро следующего дня.

Я вновь проснулся раньше всех. Выполнил боевой комплекс на основе управления праной, медитативные техники и дополнил тренировки упражнениями на развитие пси-сил, а конкретно телекинеза. Один раз развив телекинез, идти по проторенной дорожке проще.

Позавтракали вчерашней рыбой. Паша отправился с наказом поймать рыбы на ужин, немного, одну-две штуки, чтобы зажарить. Вася был у меня на подхвате.

Наконечники стрел я решил не ковать. Мы разметили раму, как состоящую из самой толстой стали в автомобиле и из неё долго и муторно зубилом вырезали куски стали, которые на наковальне правили и напильником затачивали. Этим занимались весь день. Вернувшийся с парой лещей и щукой с рыбалки Паша был отправлен на лесозаготовку, а точнее подбирать очень ровные палки под стрелы и срубить пару молодых дубов на рогатины. Дополнительной задачей поставили принести воды и заготовку дров, запас которых никогда не помешает. Человек пропал на весь день. Как не заблудился, никто не понял, даже он сам.

За день мы осилили десяток наконечников, на этом решили успокоиться. Вечером кинули в костёр капот, чтобы краска обгорела.

В этот же день немного обустроили лагерь. Установили из брёвен пару лавок, сделали стол. Строить что-то масштабное тут смысла нет, если где и обустраиваться, то возле чистой воды, желательно, родника.

На следующий день Паша обеспечивал нас едой, водой и дровами, Вася был у меня на подхвате и поддерживал огонь в горне, я приступил к перековыванию капота. Точнее, первую половину дня мы с Василием рубили обгоревший в костре капот на полосы металла, поскольку молоток был один, а уже во второй половине дня я приступил к ковке.

Не скажу, что получившийся примитивный наконечник копья можно назвать шедевром. Очень сложно было выполнить его полым с конца, которым он должен будет надеваться на древко. За эти полдня сумел сделать лишь один наконечник, и то, уже в полной темноте. Вымотался капитально, с ног падали все.

На следующий день у Васи добавилось занятие, заточить наконечник копья, я же приступил к ковке следующих. С учетом предыдущего опыта дело пошло легче и к вечеру были готовы ещё две заготовки, не превосходившие качеством и красотой первую, но отличавшиеся по форме и виду. Подумав, решил, что нам не на выставке красоваться, так что сойдёт.

Первый наконечник я сделал чисто копейный, листовидной формы. Подумав, следующие два сделал с перекладиной, свойственной рогатине, находящейся снизу наконечника, перед хвостовиком. Чтобы лучше закрепить на древке, в дополнение к обычному хвостовику с двух сторон сделал по полосе металла длиной в десять сантиметров.

Следующий день ушёл на изготовление стрел. В качестве оперения замечательно пошёл пластик с панелей автомобиля. Делать стрелы было очень непросто, надо было обработать древесину до почти идеально ровного состояния. Сейчас бы весьма пригодился небольшой токарный станок.

Следующий день ушёл на возню с копьями. Для того, чтобы нормально закрепить первый наконечник копья, пришлось снять один из хомутов со шлангов и затянуть хвостовик наконечника автомобильным хомутом. Но на этом не остановился, и, проделав пару отверстий в хвостовике, вогнал туда по шурупу.

Оставшиеся два наконечника насадились проще, но и их закрепил вначале хомутом, а затем в сделанные для качественного закрепления наконечника полоски вогнал по паре шурупов.

Если закрепить наконечники на древке не составило трудностей и заняло немного времени, то вот моя задумка заняла весь остаток дня. Я нанёс на древко и наконечник цепочку рун укрепления и простую схему преобразования праны в напитку рун. Вроде ничего сложного, но из-за корявого инструмента, неприспособленного для резьбы по дереву, и отсутствия у этого тела необходимого навыка, много раз резался и тратил уйму сил, чтобы не запороть результат.

По задумке при убийстве живого существа этим оружием за счёт праны животного руны напитаются и оружие усилится. Не скажу, что рогатина после такого станет суперартефактом, но в несколько раз прочнее запросто. Чем больше убиваешь, тем прочнее оружие, но, естественно, есть предел, свойственный материалу. Ну и со временем мана будет рассеиваться, поэтому примерно раз в год надо будет хотя бы курицу прибить копьём, чтобы активированные руны не развеялись.

– Ты чего это решил украшательством заняться? – поинтересовался Василий во время работы по нанесению очередной руны.

– Наношу укрепляющие руны. После убийства животного они активируются и сделают оружие прочнее.

– Круто. Мне тоже сделаешь? – спросил парень.

– Конечно.

Следующий день я наносил руны на оставшиеся копьё и рогатину.

Мне и Паше досталось по рогатине, копьё вручили Василию.

– Жизнь – боль! – именно такой фразой поделился Василий, покинув шалаш на восьмой день пребывания нас в этом мире. Я как раз минут двадцать назад закончил с тренировками и готовил завтрак.

– Ты чего такой печальный? Посмотри вокруг, природа, мать её. Экологически чистый воздух, никакого смога, токсинов, и налогообложения. Через день деликатесы в виде черной икры и осетрины кушаем. Красота.

– В гробу я видел эту красоту! – в сердцах произнёс хмурый парень. – Я домой хочу, ну или вообще, к цивилизации. Чтобы теплый туалет и туалетная бумага, а не яма в лесу и листики с деревьев! Чтобы душ принять, а не ледяной водой из реки на лицо побрызгать! Блин, да я только девственности лишился и тут такой облом! Андрюх, давай уже найдём людей и отправь нас хоть куда, но чтобы там была цивилизация и девушки! Я уже готов сам голыми руками устроить кровавые жертвоприношения, лишь бы не видеть этой экологии!

– Бывает. – С индифферентным видом лицом слегка киваю головой.

– Что за шум, а драки нет? – спросил сонный Паша, выползая из шалаша. – Блин, а что тут так сыро и грязно?

– Ночью дождь был. Ты что, не слышал? – ответил Василий.

– Не-а. Я в отличие от некоторых по ночам сплю, – ехидно произнёс Паша. – О, вкусняшками пахнет! – обрадовался парень. – А что у нас на завтрак?

– Рыба, сэр. Варёная, – отвечаю, изображая Английского дворецкого.

– Опять рыба. Если так продолжится, то я её возненавижу на всю жизнь, – печально произнёс Василий.

– К сожалению супермаркета по близости не наблюдаю. Сегодня схожу на разведку, посмотрю, кого из животных можно поймать. Заодно грибы поищу. Вы в грибах разбираетесь?

Парни синхронно замотали головами в стороны, отрицая факт знакомства с тихой охотой.

– Печально. Значит, берете копья и пойдёте со мной, буду учить ходить по лесу и искать грибы.

– А копья зачем? – спросил Василий.

– Во-первых, чтобы при удачном исходе поймать мясо. Во-вторых, чтобы при неудачном исходе суметь отбиться от агрессивного мяса. В-третьих, чтобы привыкать всегда быть вооруженным и держать оружие при себе. Потом, как привыкнете к оружию, может быть, даже научу вас азам его использования. И да, перчатки у меня одни и с вами не поделюсь, придумывайте сами как защитить руки от мозолей.

– А что с ножами? И куда грибы будем складывать? – спросил Паша.

– Ножи потом сделаю. От рамы ещё прилично осталось, так что на пару заточек точно хватит. Пока разбирайте что есть. А под грибы мы сейчас сумки смастерим.

– Из чего? – Поинтересовался Василий.

– Из коврового покрытия. – Перевожу взгляд на машину. – Если сделать аккуратную выкройку, то на три сумки хватит точно. Шить будем тонкой леской.

В итоге до полудня сшили из ковра, покрывающего пол автомобиля, сумки. После полудня отправились за грибами. Грибов было прилично, и мы набрали полные сумки. Я обнаружил звериную тропу, приметил одно местечко, поближе к лагерю, решил потом разместить там самострел.

Идём к лагерю, тут слышится громкий треск в кустах. Быстро оборачиваюсь, парни тоже оборачиваются на шум, но гораздо медленнее. Обнаруживаем продравшегося через кусты огромного секача. Глыба! Матерый кабанище с большими клыками! Ростом в холке он был выше меня, в длину размером почти с оставленный в лагере митсубиси. По примерным прикидкам в этой туше полтонны, если не больше. Вепрь угрожающе захрюкал, и, развернувшись, уткнул морду в землю.

– Быстро на деревья! – кричу парням и пулей взлетаю на ближайшее разлапистое, выглядящее прочным, дерево.

Парни мгновенно отмерли и рванули вслед за мной, залезая на то же дерево. Всё произошло так быстро, что никто ничего не успел понять. Вот стоим на земле, вот мы уже расположились на высоте и смотрим на рыщущую внизу громадную тушу вепря.

– Мама! – тихо произнёс Василий.

– Что это за ерунда? – также тихо спросил Паша. – Почему оно такое большое?!

– Парни, это тот самый случай, когда охотник убегает от еды, – философски произношу я.

– Блин, эта тварь жрёт наши грибы! – жалостливым голосом донеслось от Василия.

– Замечательно! Кто ещё по пути успел потерять наш ужин? – вопрошаю в пространство.

– Я как-то с сумкой умудрился забраться, – произнёс Паша. – Но рогатину, кажется, внизу бросил.

– Я со страху всё побросал. Не помню даже, как на дереве оказался, – признался Василий.

– Ничего, бывает. – Успокаиваю парней. – Я хоть всё с собой взял, но вынужден признать, что действительно неудобно было с рогатиной и сумкой, полной грибов, залезать на дерево.

– Хру, Хру, Хру… – Донеслось громко снизу, и кабан как-то злобно на нас посмотрел.

– Ага-га, – тоненько протянул Василий, полным страха голосом. – И долго этот монстр собирается тут тусовать?

– Думаю, недолго, пока еда есть. Ты посмотри, какая туша, он явно нашими грибами не наелся, скоро проголодается и пойдёт искать еду.

– Как бы он нас не съел… – задумчиво произнёс Павел.

– Свиньи могут, – флегматично подтверждаю опасения парня. – Но специально кабан охотиться не будет. Вот если бы затоптал, тогда мог бы и обглодать.

– Ну спасибо, милый человек, успокоил, – саркастически произнёс Павел.

– Пожалуйста, всегда обращайся.

– Знаете, я тут подумал, а рыба – это не так уж и плохо. Ну его, это мясо… – произнёс Василий, глядя на кабана.

Два часа мы просидели на дереве, пока кабан не удалился, потеряв к нам интерес.

– Блин, если тут свиньи такие, боюсь представить, какие тут медведи, – произнёс Василий, нервно оглядываясь по сторонам. – Может, нам по ночам надо дежурить?

– Не вижу смысла в дежурствах. Только вымотаемся и нервы себе измотаем, – вновь флегматично вставляю своё мнение.

– А может, ты чего пошаманишь? Ну там, чтобы духи охраняли нас, – спросил Павел.

– Пошаманить, говоришь? – задумчиво переспрашиваю парня. В голове зарождается мысль. – А что, это идея. Шаманизм тоже не требует особо таланта. Я хоть в этой области не силён, а, если честно сказать, почти ничего не знаю, но думаю, что-нибудь, да получится. Надо будет бубен сделать. Рейки вырежу и сразу замочу, а вот с кожей зверя придётся погодить. Такую свинку нам девать некуда будет, жалко мясо, пропадёт, придётся найти что помельче, но крупнее зайца.

– Ты так говоришь, словно смог бы завалить этого монстра. Бррр… – передернув плечами, произнёс Василий.

– Да в принципе я в любой момент мог убить зверушку. Всё-таки у меня был нож, копьё и мозги, а это всего лишь одинокий зверь, пусть и крупный. Но что мы бы с ним делали? Всю тушу мы бы не смогли забрать. Если бы разделали, то с трудом максимум полтуши на волокушах допёрли. Поверьте, нас бы всех жаба душила бы хоть кусочек оставить. На запах сбежались бы все местные хищники, которые вначале бы скушали остатки кабанчика, так что вторую ходку делать было бы опасно. Затем, звери могли бы пойти по нашему следу, распространяемому вкусным свежим мясом. Допустим, это произошло бы не раньше, чем на следующий день и первое время зверей бы пугал запах дыма от костра, но… – Замолкаю и обвожу взглядом притихших парней. – Дальше продолжать?

– А смысл? – произнёс Паша. – И так понятно. Мы бы возились с копчением, вялением и прочими способами сохранить мясо, создавая привлекательные запахи, вокруг хищники… В общем, приятного мало. Если тут такие свинки, то, как говорил раннее наш товарищ, страшно представить, какие тут хищники.

– Да вепрь в принципе нормального размера, такие изредка встречаются в глухих лесах и в нашем мире, – просвещаю ребят. – Кстати, не знаю как вы, но меня уже выворачивает от вони наших тел, а грязная одежда напрягает. Завтра делаем баню.

– Баню? Я только за! – радостно воскликнул Паша. – Ой. – Он приложил правую ладонь ко рту и шёпотом добавил, – я не слишком громко кричу?

– Нормально. Не парься. Если что, я бегаю быстрее всех. Так что пока вас будут кушать успею удрать, – спокойно отвечаю парню.

Парни подозрительно на меня посмотрели.

– Скажи, что ты пошутил, – просящим голосом произнёс Василий.

– В каждой шутке есть доля шутки.

– А мы баню за день успеем сделать? – спросил Паша.

– А чего не успеть. Сделаем такой же шалаш, как у нас, только на берегу реки. Сделаем очаг, положим бревна под сиденье и затопим по черному.

– Тогда за день управимся. Может, к вечеру уже искупаемся, – мечтательно произнёс Паша.

– Если не будем филонить, то уже к обеду попаримся и постираемся, а к вечеру будем в чистых сухих вещах.

– Шикарно! – донеслось от Василия.

Оставив Васю варить грибы, мы разделились. Паша отправился на рыбалку, я пошёл устанавливать самострел на звериную тропу. Вернулись мы почти одновременно уже к готовому ужину. Паша притащил сазана примерно на пять килограмм. Пожарили рыбу к грибочкам и от пуза наелись. Жареной рыбы и вареных грибов осталось ещё на утро, так что вопрос о завтраке тоже был решенным.

С утра после разминки, дождавшись пробуждения парней и позавтракав, мы отправились на берег реки и стали строить шалаш-баню. Быстро построили небольшой шалаш, внутрь положили бревно, чтобы было на чем сидеть. Дольше чем строили шалаш искали камни для очага. Погода стояла солнечная, день ожидался теплым. Вначале постирали вещи с золой. Выложили из камней очаг, натопили баню.

Пока баня топилась, нарезали веток с листьями для веника. Как баня протопилась, окатили водой стены, немного проветрили от дыма, выгребли пепел из очага, лишь затем зашли в баню и начали париться, брызгая водой на каменку. Напарившись, выбегали и ныряли в реку, затем возвращались и опять парились. Продолжали париться до тех пор, пока баня не остыла, почти до самого вечера. Пока занимались водными процедурами, не забывали и о насущном. Тут же у нас стояла донка и за день натаскали десяток рыбин разного размера, которые тут же приготовили на костре. Жареной рыбы нам хватило наесться и сегодня, и на весь завтрашний день вопрос с провиантом закрыли.

Вечером перед сном вырыл яму, дно выложил камнями, стенки деревом, таким образом, изготовил емкость под воду. Затем уже в темноте выкладывал пакетами, в которые ранее фильтровал воду. Так вышла естественная емкость для дождевой воды. Судя по небу, дождь мог пойти.

Следующий день, в отличие от предыдущего, встретил нас темными тучами над головой и непрекращающимся ливнем. Паша с самого утра почувствовал себя плохо, должно быть, организм, и так работающий на пределе, не выдержал ныряний в реку после бани. У парня была высокая температура. Передал ему свой целительский амулет. Шалаш был сделан по уму и обкопан по кругу, поэтому его не заливало. Пашу оставил внутри, наказав не напрягаться и выздоравливать.

Я разделся, чтобы не запачкать одежду, после чего весь день проторчал под машиной, вырубая из рамы металл под ножи-заточки. Вначале было довольно неплохо, под машину вода не попадала. Вырубив первую заготовку, отдал Василию, с наказом обточить и заточить. За время нахождения в этом мире он поначалу строил из себя рукожопа, но поняв, что за него никто работу не сделает, на ударенный молотком пальчик не подует и йодом не помажет, из-за его крайнего дефицита, стал более-менее нормально справляться с подобными нехитрыми задачками.

Постепенно вода стала попадать под машину, не так чтобы совсем уж плохо, но и приятного мало. Вырубив вторую заготовку, выполз в грязь и потопал в шалаш.

– Держи, боец, – кинул я второй кусок металла Василию. – Как у вас тут, как себя чувствует больной?

– Знаешь, лучше. Твой амулет просто творит чудеса. Обычно я так себя чувствую только день на четвёртый после начала болезни, – произнёс Паша более бодрым, чем с утра голосом.

– Так и должно быть. Не зря же я на изготовление этого амулета столько времени убил.

– А можешь ещё парочку таких сделать? – спросил Василий.

– Можно. Но задача довольно сложная. Надо живое животное размером с овцу или козу, можно больше. Надо ровную поверхность для нанесения ритуального чертежа, размером примерно пятнадцать на пятнадцать метров. И чтобы погода стояла нормальная, поскольку чертёж минимум день готовить, чтобы никто не потоптал его и не залило дождём. Ну и сам амулет. Если посмотрите, то на нём лазерная гравировка. Если я буду вручную наносить аналогичный рисунок, то понадобится штуковина раз в семь больше и дней пять на нанесение чертежа. То есть, это будет примерно тридцатисантиметровый стальной или деревянный диск.

– Ну, ничего страшного, на спину, например, на куртку закрепим и будем так ходить, – сказал Паша. Главное, что здоровыми будем.

– Хорошо, ребята, будут вам амулеты, – кивнул я парням. – Отпилите два кругляша от дерева, что недавно спилили. А я пока схожу, проверю самострел.

– Там же дождь! – возмутился Василий.

– Вася, это что, забота обо мне? – нахмурил я брови. – Или ты боишься свою задницу высунуть на улицу? Лечащий амулет у нас имеется, так что не помрёте. Паша, даже если он под дождём так валяться будет, к утру окончательно выздоровеет, так что если с тобой что случится, тоже подлечим.

– Да понял я. Сделаем, – печально поведал Василий.

– Рекомендую делать это голышом, – насмешливая улыбка украсила моё лицо, хотя речь была серьезной. – Потом зайдёте, оденетесь в сухое и продолжите делать себе заточки. Ты, смотрю, почти окончил обрабатывать заусенцы, отдашь полуготовую заготовку Пашку, он на камне заточит.

– Давай, иди уже, болтун, – послал меня Павел. – Может, хоть мяса притащишь.

Под дождём отмывшись от грязи, я оделся и обулся, иначе по лесу невозможно передвигаться, исцарапаешься весь, затем отправился проверять самострел. Промок насквозь практически сразу же. Дошёл до нужного места. Самострел оказался разряжен. Поиски стрелы вначале ничего не дали. Более тщательно обследовав место, куда по идее должна была попасть стрела, в одном месте нашёл почти размытые дождём следы небольшого парнокопытного, а также следы крови. Значит, кого-то всё же подстрелил.

Потихоньку двинулся по следу животного. Я всё же не коренной житель леса, а так, турист-охотник-любитель, поэтому читать следы было крайне тяжело, да и погода ещё затрудняла данное действие. Пол дня шёл по следу, царапаясь и утопая в грязи, но упорство было вознаграждено. На небольшой полянке метрах в десяти от меня лежала на правом боку косуля, из заднего бедра у неё торчала стрела. Животное едва вздыхало, но почуяв моё присутствие, косуля поднялась на ноги и сделала несколько неуверенных скачков вперед.

Не дожидаясь, пока ужин ускачет, ускорил восприятие при помощи медитации, ускорил ток праны и метнул в животное рогатину. Удалось попасть под небольшим углом в бок напротив сердца и снести животное на землю. Подскакиваю, прижимаю косулю коленом к земле и вскрываю ножом горло. Дожидаюсь окончания конвульсий, выдергиваю копье, вырезаю стрелу и начинаю потрошить добычу. Подвешиваю за задние ноги, чтобы стекла кровь. Избавившись от внутренностей и закинув требуху обратно внутрь брюшины, закрепляю тушку на рогатине, взваливаю её на плечи и отправляюсь в лагерь.

По весу косуля тянет примерно килограмм на тридцать пять, что очень даже замечательно в нашей ситуации, как раз именно та добыча, что необходима.

В лагерь пришёл уже ночью. Парни переживали из-за моего долгого отсутствия и очень обрадовались возвращению.

– Вижу, ты с добычей! Красавчик! – произнёс Василий. – Чего так долго? Мы переживали, живой ли.

– По следу шёл, косулю ранило из самострела, она успела довольно далеко убежать. Потом потрошил и тащил обратно. Надо бы разделать и шкуру снять, так что разжигайте костёр поярче.

Я начал снимать шкуру с добычи, подвесив тушку косули на ветку дерева. После закинул шкуру в вырытую вчера яму, за сегодняшний день наполнившуюся дождевой водой.

На следующий день занимался шкурой. Срезал и замочил в реке ветки под бубен. Приходилось несколько раз менять воду и каждые три – четыре часа мять шкуру. Парни занимались мясом. Часть готовили на завтрак, ужин и завтрашний день, часть коптили.

На следующий день занимался мездрением шкуры косули. Дальше побрил, то есть грубым способом произвёл обезволашивание шкуры, ибо для химического способа не было в наличие гашеной извести.

Целую неделю потратил на изготовление бубна, при этом одновременно с этим занимался и подготовкой заготовки под целительский амулет.

Парни занимались добычей еды, в основном собирали и сушили грибы. Ну, ещё доламывали машину. Вася заточил три ножа из металла, вырубленного из рамы автомобиля, то есть каждому по заточке. Рукояти для ножей были выточены из древесины. Паша сходил, снял самострел и сделал по его образцу ещё два таких же.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю