290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Румынская рапсодия (СИ) » Текст книги (страница 7)
Румынская рапсодия (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "Румынская рапсодия (СИ)"


Автор книги: Mela_Esther






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 15 страниц)

«Спасибо, мне тоже».

Арья лежала, обдумывая этот разговор с отцом. Потом – девушка уснула, обнимая плюшевого утконоса Перри*******.

Ночь была беспокойной – Старку металась, борясь с температурой, ловя обрывочный сон.

Арье снилась холодная ночь в горах. Звезды сияли в темно-синем небе, как алмазы, луна то и дело пряталась за тучами. Их было двое – она и ее попутчик. Девушка удивилась тому, как она была одета – ботфорты, штаны, шитые из незнакомого материала, какое-то подобие куртки, и плащ с капюшоном, подбитый мехом. Ее странный спутник был одет в такой же плащ, только другого покроя. Его лица не было видно – мужчина правил лошадью, Арья же сидела сзади, держась за него.

«Наверное, тут полно волков, разбойников и прочей нечисти. Господи, как я тут оказалась и как мне попасть домой».

Девушка видела горящие глаза зверей, слышала их рычание. Но, почему-то никто не посмел напасть на лошадь, груженую двумя людьми.

– Волки рады приветствовать свою королеву, – пояснил путник хриплым голосом, – Не расстраивайся, мы скоро остановимся на ночлег.

Они выехали на дорогу, и, вскоре остановились возле какого-то строения. Арья с любопытством осматривалась в незнакомой обстановке.

«Декорации похожи на «Эпоху Империй». Наверное, это гостиница. Что-то вроде».

Мужчина ловко спрыгнул с лошади, потом – подал руку девушке.

– Подожди меня здесь. Тебе негоже идти внутрь самой, без спутника, – несмотря на то, что его лицо скрывал капюшон, Арья чувствовала к нему странное доверие.

Она наблюдала за тем, как он передал лошадь слуге, отдав короткое распоряжение.

Вскоре они зашли в небольшой зал, освещаемый несколькими свечами. Девушка почувствовала, как щиплют ее щеки от неожиданного тепла.

Они поужинали в полной тишине, мужчина отдал хозяйке несколько монет. Потом – распорядился насчет комнаты. Кивнув, женщина попросила господ подождать.

Арья гадала насчет того, кто ее спутник. И почему она не испытывает страх от того, что ее сопровождает стремный мужик с закрытым лицом.

«Либо он – дон Кихот, а я – его Санчо Панса. Либо я – дон Кихот, а он – мой Санчо Панса».

Хозяйка провела их в небольшую, но довольно теплую комнату, осведомившись, не желают ли благородные господа принять ванную. Ответом было молчание.

«У нас одна кровать на двоих…» – Арья погладила белоснежную, мягкую перину, – «Наверное, я либо его жена, либо любовница. Скорее всего, жена – тогда нравы были не такие вольные, как сейчас».

Мужские руки накрыли ее плечи, мягко развернули лицом к себе. Девушка накрыла его ладони своими, стараясь разглядеть в полумраке комнаты его лицо.

Знакомая усмешка, запах имбиря с корицей.

Она видела, как блеснула его улыбка. Будто бы нарочно, мужчина задул единственную свечу, не давая Арье возможности рассмотреть себя.

Видимо, они и раньше занимались этим. Судя по тому, как ловко ее руки справлялись с завязками на его одежде. И по тому, как она не испытывала ни малейшего стеснения.

Когда вся одежда была снята, мужчина подхватил ее под ягодицы и понес на кровать. Арья беспорядочно гладила его спину, отвечала на поцелуи.

Потом – мужчина развел ее бедра, резко подмяв под себя.

«Я ничего не чувствую. Это сон… всего лишь сон»

Девушка приоткрыла глаза, стараясь проснуться. Тем не менее, она снова окунулась в сон.

Теперь она просто лежала на его груди, гладя его волосы.

Луна освещала их комнату. Мужчина смотрел на Арью, расслабленно рисуя пальцами узоры на ее теле.

Свет луны падал таким образом, что освещена была только половина его лица. Знакомый изгиб прихотливых губ, прямой, немного длинный, нос, сросшаяся мочка уха – Арья рассмотрела это потому, что он заправил волосы за ухо. Освещаемые луной, они казались снежно-белыми. И, он носит какой-то медальон на шнурке на шее. Либо монетку – девушка провела пальцем по кожаному шнурку, ощутив приятное тепло от нагретого его телом металла. Мужчина перехватил ее руку, ласково потерся щекой о внутреннюю сторону ее ладони.

Девушка жалела, что не может рассмотреть другую половину его лица, скрытую мраком. Ей бы очень этого хотелось.

Мужчина покрепче прижал ее к себе, мягко целуя в губы. Вскоре она вновь оказалась под ним, отвечая на его ласки и поцелуи.

– Человек имеет быть честь Якеном Х’гаром из вольного города Лората, – Арью чуть не подбросило, когда она услышала знакомый голос, – Человек рад снова быть с маленькой Арьей Старк, – на этих словах его объятия стали крепче, – И, на этот раз девочка никуда не уйдет от него.

Арья проснулась, сотрясаемая мелкой дрожью. Температура прошла, и сейчас девушке казалось, будто бы ее долго выжимали вручную.

Часы показывали без пятнадцати восемь утра. Потянувшись, Арья лихорадочно вскочила, но, будучи слабой – схватилась за спинку стула, чтобы не упасть.

Включив ноутбук, девушка быстро зашла в поисковик, стараясь сохранить в памяти остатки сна.

«Лорат».

Нет результатов поиска для «Лорат». Возможно, вы имели в виду «Лотарингия».

Арья разочарованно смотрела на экран монитора. Надежда, что она когда-то что-то слышала об городе с таким названием, испарилась.

Подумав, девушка решила, что ничего страшного и особенного в ее сне нет. Обычный сон, вызванный температурой.

И желанием оказаться под Якеном, ощущая его в себе снова и снова.

Девушка открывает фейсбук, перечитывает сообщения от друзей и знакомых. Шая беспокоится о ее самочувствии и заодно – пишет, что Арья нашла себе нормального мужика. Миссандея приглашает ее пойти в кино в субботу.

Мне бы выздороветь для начала.

Петир опубликовал фотографии Майи, с серьезным видом изучающей картинки в книге. Тетя Лианна хвасталась своим зацветшим за десять лет кактусом. И пирогом с вишнями, который испек для нее дядя Роман.

Арья решает немного почитать учебный материал. Параллельно – переписывается с Якеном в фейсбуке.

Мужчина рассказывает о том, как ходил на прием к дантисту с утра – он не спал почти всю ночь из-за беспокоившего его зуба. К сожалению, доктор принял решение об удалении.

«И как ты себя чувствуешь?»

«Заморожено. Мне докалывали укол четыре раза из-за сильного воспаления. И, сейчас я не чувствую половину лица и мне тяжело разговаривать»

«Тебе назначили антибиотик?»

«Да. Я выпил»

«… А кто же не пьет, либо дурак, либо моральный урод. Лол… Это песенка такая, не обижайся»

«Человек понял»

«Может, тебе стоит пойти домой и отдохнуть?»

«Я пойду после обеда. Пока что я на работе. Чтобы никто не расслаблялся»

В обед Якен совершает рейд по кухне – интересуется у поваров, что необходимо докупить. Потом – выходит на бар, чтобы спросить то же самое у Мирчи.

Его глаза суживаются, когда он видит знакомую физиономию.

Джендри или как там его.

Бывший парень Арьи сидит со своими друзьями, что-то им рассказывая. Увидев Якена юноша утратил свой пыл и красноречие, что не могло не порадовать мужчину.

Мужчина постоял возле барной стойки еще, время от времени кидая взгляды в сторону Баратеона-младшего. Он усмехнулся, когда через несколько минут парень торопливо уговорил всю компанию покинуть помещение.

Знать бы еще, что ты им там нашептывал, пиздюк.

– Босс, что случилось? Вы выглядите слишком довольным для человека, пережившего удаление и наложение швов, – прогундосил Мирча, смешивая ингредиенты для очередного дневного коктейля.

– У меня просто замечательное настроение, – мужчина на мгновение почувствовал себя несколько неуверенно, – Мирча, я буду у себя в кабинете. Пока меня не трогать.

Якен присутствует на месте до четырех – столько, сколько он может терпеть боль на месте удаленного зуба. Доктор Силиваш предупреждал, что лунка может болеть в течении нескольких дней.

«А если будет идти кровь – приложите к щеке холод. Или съешьте мороженое. Пройдет, как и не бывало».

Ему звонит Арья – интересуется его самочувствием. Услышав жалобы Якена – повторяет совет насчет холода.

По дороге домой мужчина заходит в аптеку за обезболивающим. И в магазин – за мороженым.

Есть в этом что-то странное – лежать на кровати в вечерних сумерках, посасывая эскимо и периодически угощая им кота. Мяуро был непротив, облизывая пальцы хозяина и урча.

Боль отпустила около половины девятого. Якен с укоризной смотрел на время, отображавшееся на дисплее мобильного. Поздновато для встречи с маленькой простуженной девочкой.

Наверное, Арья сейчас отдыхает. Не надо ее беспокоить.

Мужчина нахмурился, одолеваемый противоречивыми желаниями. И вновь начавшей ныть лункой.

Чертенок в юбке.

Якен прикрыл глаза, вспоминая их немногочисленные встречи. Хочется больше, намного.

Арья Старку похожа на кизил, который она так любит. Кисло-сладкий, терпкий, слегка вяжущий, но ты будешь есть его, пока не сотрешь язык о твердую косточку.

Недолго думая, он набрал ее номер.

– Привет, – немного заспанно ответили на том конце провода.

Якен прикусил губу, ощутив, что начинает возбуждаться.

– Привет, Арья Старку. Как твои дела?

Следующие несколько минут девушка обстоятельно рассказывает о том, как прошел ее день, пересыпая свой рассказ смешными комментариями. Ей нельзя отказать в наличии весьма своеобразного чувства юмора.

Арья рассказывает о том, как пробовала леденец со вкусом марихуаны.

– Это еще что?!

– Ничего криминального. Мне привезла его подруга – они с мужем ездили в Амстердам. Я сегодня его попробовала. Честно – на вкус как обычная дворовая трава, политая лимончиком. Я никогда не дула, поэтому не знаю, похоже это на марихуану или нет. Но на всякий случай я спрятала конфетку – Рикон еще тот сладкоежка. Вдруг ребенку поплохеет от такого?

– А, понял. Я тоже пробовал подобное. Ничего особенного. Слегка напоминает обычную медицинскую марихуану.

– Ты курил?

– Пробовал разок. Мне не понравилось. Я не люблю, когда мое тело и мысли отчасти мне не подчиняются.

– Ну и ну. А по тебе не скажешь.

Мужчина усмехается в трубку, говоря обычную для такой ситуации пословицу о тихих водах********.

Арья ерзает, думая о том, что она была бы совсем не против нырнуть и проверить глубину тех вод.

Подумав, девушка решает сказать ему об этом.

Пока Якен рассказывает о вреде употребления легких наркотиков, Арья обдумывает, как бы выразить свою мысль как можно более культурно.

Вместо этого, она почему-то упоминает о своей плюшевой игрушке. Якен смеется, говоря, что он был бы рад поменяться с Перри местами.

– Я хочу выздороветь как можно скорее. Мне хочется обнять и поцеловать тебя по-настоящему. Без постоянных мыслей о том, что я могу заразить тебя своей простудой или чем я тут болею.

– Если девочке так хочется, человек может приехать и поцеловать ее на ночь, – произнес он чуть хриплым голосом.

Арья застыла, сопя в трубку.

– Девочка то хочет. А человек не обидится, если я приглашу его завтра? Просто уже поздно. И, если честно – я немного устала.

– Я понимаю.

Арья молчит. Потом – интересуется, не сердится ли он на нее. Получив ответ, девушка успокаивается.

В четверг он навещает ее вечером, принеся с собой несколько груш. И маленький букетик из подснежников.

Арья заявляет, что сегодня чувствует себя намного лучше, чем в предыдущие дни, хвалится лекахом*********, испеченным по рецепту подруги. Она тащит Якена на кухню, рассказывая о визите доктора и прочих маленьких новостях.

Бран и Рикон шумят у себя в комнате, Кэтэлина Старку смотрит очередной из турецких сериалов, надев очки и механически считая петли на своем вязании. Эдуард Старку читает детектив, куря сигарету на кухне.

– Ой… Ты пока иди ко мне в комнату, я сейчас приду. Кстати, ты не голодный?

– Нет, спасибо, – Якен здоровается с господином Старку, уверяя того, что ему не стоит прерывать чтение – они с Арьей прекрасно проведут время в ее комнате, – Тебе чем-то помочь?

– Нет, спасибо. Иди в комнату, – торопливо отвечает девушка.

Арья отрезает по большому куску от пирога, находящегося в большой чугунной сковородке. Черная сковородка, черная, как смола, глазурь.

Когда она появляется с тарелкой и двумя чашками зеленого чая, Якен рассматривает уже готовые мэрцишоры из бисера, висящие на дереве для украшений. Вместе с несколькими парами серебряных сережек разной формы, серебряной цепочкой с подвеской в виде то ли волчьей, то ли лисьей головы, и серебряным крестиком.

– Что такое? – она обнимает его за талию сзади, прижимается головой между лопаток.

– Ничего. Просто думаю – тебе не в тягость придумывать дизайн, плести разные мэрцишоры? Я к тому, что в лучшем случае такую поделку носят несколько дней. А даже если дольше – все равно их жизненный путь заканчивается на какой-нибудь ветке с распустившимися листочками, – повернувшись к ней лицом, Якен обнял девушку за плечи.

– Нет. Мне не тяжело, – ответила Арья после краткого молчания, – Если ты умеешь плести фенечки – работа не занимает много времени. А даже если… даже если бы это было не слишком легко – я думаю, для особенных людей можно потратить немного времени и сотворить что-то интересное, – она улыбнулась, – Ты заметил мэрцишор с красными и белыми цветочками? Это спецзаказ. Рикон дружит с одной девочкой по имени Ширен. И, он попросил меня сплести мэрцишор специально для нее.

Мужчина улыбнулся.

– Это очень милый поступок.

– Да. И, я очень стараюсь. Ширен – очень хороший, добрый ребенок. У нее что называется «хорошая» семья, но, малышка никому не нужна, – девушка откашлялась, потом продолжила, – Папа знаком с ее родителями. У ее отца бзик, что жена не родила ему сына, у матери – бзик, что Ширен – девочка, да еще и с родимым пятном на половину лица. Знаешь, при желании, с этим можно было бы что-то и сделать, учитывая состояние современной медицины. Но, как я уже говорила – это никому не нужно… Иногда мне кажется, что родители определили ее в лицей и кучу разнонаправленных кружков для того, лишь бы она поменьше бывала дома. Я не знаю, что ждет ее дальше, будут ли они с моим братом дружить или нет – я стараюсь сделать этот мэрцишор как можно красивее. Приятно иметь памятную вещь от того, кто относится к тебе хорошо.

– А среди них есть мой мэрцишор?

– Да. Но, я не скажу, какой именно. Иначе сюрприза не будет, – она улыбнулась.

Они пили чай, разговаривая и слушая горячее обсуждение игры в «Монополию», происходившее в комнате мальчиков.

– Такое чувство, что у тебя за стенкой идет экстренное заседание парламента. Столько эмоций, – Якен покачал головой.

– О, ты еще не слышал, какие вопли были, когда Рикону подарили Лего «Замок», и они с Браном в него играли. Папа рассердился и выгнал их из комнаты. Через полчаса мама зашла и увидела отца, достроившего замок в одиночку. Потом папа пол вечера ностальгировал о металлических конструкторах.

– Знаю. У нас с братом был такой.

– У меня тоже. Вернее, он был у мальчиков. И я иногда с ним играла.

Якен усмехается. Потом – говорит, что он хотел бы увидеть Арью с гаечным ключом в руках.

– Интересно. Хорошо, что не в легкомысленной маечке и с губкой для мытья машины, как в клипах.

– Фу! Человеку тридцать три, и у него более изысканные вкусы, чем у двадцатилетних болванов, – мужчина поморщился, – Я не люблю, когда все слишком напоказ и дешево-сексуально. В женщине должна быть какая-то тайна. Ну, можно понять, если она так наряжается только для своего мужчины дома. Просто потому, что ему охота видеть на ней как можно меньше одежды, ну или у них намечается ролевая игра.

– Знаешь, тяжело играть в автомойку дома. Хотя… Можно сексуально помыть стиральную машинку, к примеру, – Арья громко рассмеялась, – О, дорогой, она так вибри-ирует, мне нужна твоя по-омощь, – произнесла она томным голосом, закатив глаза.

– Т-ш-ш, не голоси, – Якен отставил чашку на прикроватную тумбочку, пододвигаясь к девушке ближе, обнимая ее за талию. Арья прижалась к нему всем телом, даря мелкие, кусливые поцелуи.

Мужчина опрокинул ее на кровать, с коварной улыбкой нависая сверху.

– Якен… Ты это…

Он недовольно чмокнул губами.

– Человек осведомлен, что девочкины родители дома. Если бы Арья Старку была менее озабочена – она бы подумала о менее прозаичных вещах.

– Что?!

– Подвинься, я хочу лечь рядом. Вот так, – он положил голову ей на грудь. Арья не устояла перед соблазном зарыться рукой в его волосы, – М… Теперь значительно лучше.

От ее темно-бордового свитера приятно пахло шоколадом. И еще, почему-то, апельсинами. Наверное, девочка хранит в шкафу апельсиновые корочки. Или просто пропахлась, когда готовила пирог.

Якен прикрыл глаза, слушая, как бьется ее сердце. Не зная, куда деть руки, Арья принялась массировать его плечи.

– М… Приятно как, – пробормотал мужчина, – Не останавливайся, мне нравится. Ох, – он поморщился, когда она задела болезненную точку на шее, – Помассируй вот тут чуть-чуть. М-м-м-м.

– Ты так стонешь, будто бы я делаю что-то неприличное.

– Хм… Отнюдь, – на его губах заиграла слабая улыбка, – Человек не виноват, что ему нравится девочкин массаж, – он повернулся к ней, поднимаясь на руках, – Чем я могу тебя отблагодарить?

– Не знаю. Я люблю делать массаж кому-то, и при этом я терпеть не могу, когда массируют меня. Такая вот я странная.

– Нехорошо использовать простуженную Арью Старку, но… Можно еще чуть-чуть?

Девушка задумалась.

– У меня еще нет столько сил, чтобы сделать тебе полноценный массаж спины. Зато, я могу помассировать тебе голову и плечевой пояс. Это не так энергозатратно, и, думаю, ты будешь полностью удовлетворен.

Якен постарался никак не комментировать данное суждение.

– Разденься до пояса и сядь за мой стол. Обопрись спиной на спинку стула, – произнесла она, смотря на него с каким-то вызовом.

Улыбнувшись своим мыслям, Якен исполнил ее просьбу.

Арья стыдливо опустила глаза. Ей хотелось увидеть его без одежды, но как-то это не слишком красиво – таращиться во все глаза.

Его пальцы коснулись ее лица, приподнимая подбородок, заставляя взглянуть вверх, на него.

Якен смотрел ей в глаза, приподняв бровь. Потом – потянулся за поцелуем, прижав ее к себе.

Арья гладила его спину, наслаждаясь ощущением от прикосновений.

Когда они прервались, девушка все же решилась рассмотреть возлюбленного. Арья покраснела, заметив дорожку темно-рыжих волос, идущих от пупка, и ощутив желание прикоснуться к ним рукой. Ее взгляд переместился на шрам, оставшийся после аппендэктомии.

– Ты не говорил, что тебе вырезали аппендикс, – она провела по шраму пальцем.

– Не придал этому значение, – он погладил ее по волосам, – Девочке стоит прекратить так стесняться. Я не кусаюсь.

Накаченный пресс, несколько небольших родимых пятнышек в районе сосков, серебряный крестик на цепочке, медальон в виде монетки на кожаном шнуре.

Арья пораженно застыла на месте, вспоминая свой сон.

Она аккуратно взяла медальон в руки, ощущая тепло от нагретого его телом металла.

– Где ты его купил? – девушка рассматривала знакомое изображение силуэта в капюшоне на искусственно состаренном металле.

– В Мюнхене. Вообще-то, я равнодушен к такому ширпотребу. Но, почему-то я захотел этот медальон, как капризный ребенок. А, еще продавец бормотал какую-то стандартную в таких случаях ересь, мол это – старинный знак каких-то мальтийских рыцарей, и он помогает при жанровых разногласиях, одиноким – обрести счастье и покой и все в таком духе. Я проверял – у мальтийцев ничего такого и в помине не было.

Арья постаралась не подавать виду, что ее немного испугало то, что она увидела.

– Садись. Я же должна сделать тебе массаж.

Массаж головы, потом – девушка просит Якена, чтобы он скрестил руки на столе и положил на них голову, как студент, спящий на парах, – это необходимо для того, чтобы расслабить мышцы плечевого пояса для массажа.

– Якен… Ты никогда не слышал о городе под названием Лорат?

– М-м-м… Нет. А что такое?

– Ничего особенного. Просто, когда у меня была температура, мне снилось, что ты что-то рассказывал об этом городе.

– Да? И чем этот город примечателен?

– Честно – я не запомнила.

– Значит, там совершенно нечего делать. Или из меня никудышний рассказчик.

– Не обращай внимания, это температура, – Арья принялась несильно бить его мышцы ребром ладони, – Знаешь… я боюсь мистических историй. Я предпочитаю не лезть в то, что я не смогу предугадать. И не понимаю, почему люди так от них тащатся.

– Тебе приснилось что-то плохое?

– Нет, что ты.

– Наверное, я с монеткой. Ты немного испугалась, когда ее увидела.

– Это было так заметно? – Арья смутилась, – В общем… Да. Я боюсь мистики. А тут – такое явное совпадение.

Мужчина негромко рассмеялся, предполагая, что она могла видеть его медальон раньше, когда была у него в гостях. И что нет в этом никакой мистики. Просто чересчур богатое воображение, подкрепленное температурой.

– Тебе не стоит верить плохим снам. Всему есть логическое пояснение.

– Сон как раз был не очень плохим. Мне он даже понравился. Просто… Я испугалась такого явного совпадения. Но, ты меня успокоил. Спасибо, – девушка потянулась, чтобы поцеловать мужчину в щеку.

Якен задумался, вспоминая подробности одного давнего, уже забытого сна. Там тоже была невысокая, взъерошенная девочка, которую он учил защищаться. Она не была его сестрой, не была его дочерью, она приходилась человеку никем. Он не мог пояснить, почему обучает ее и заботится о ней. В том сне произошло много событий, слишком много, чтобы он смог запомнить их все. В конце концов, девочка куда-то пропала. Он уже не помнил, как и почему она ушла. Помнил только пустоту, которую испытал по пробуждению.

Якен не был суеверным мужчиной. Но, он потерял в жизни слишком много. Если тот сон был своеобразным предупреждением – что ж. Он сделает все, что от него зависит, чтобы не потерять еще и Арью.

Когда приходит время идти домой, мужчина внимательно смотрит на свою возлюбленную.

– Спасибо за хороший вечер. Человек был рад встрече с маленькой Арьей Старку, – он мягко обнял девушку за плечи, – Не переживай из-за снов больше.

Комментарий к Не переживай из-за снов больше.

*– Сигет, или Сигету-Мармацией – город на севере Румынии, недалеко от границы с Украиной, второй по величине город жудеца Марамуреш.

**– после Второй мировой войны в селах и городках компактного проживания украинцев и смешанных семей все предметы преподавались на украинском языке. Школа была центром украинской жизни: здесь отмечались религиозные и национальные праздники, памятные даты великих украинцев и тому подобное.Начиная с 1964 года, коммунистическая власть постепенно свела на нет предыдущие достижения украинского национального меньшинства. Были ликвидированы почти все школы с украинским языком обучения и все украинские культурно-образовательные общественные организации в селах, запрещено употреблять в публикациях украинские названия местностей.

*** – замок, построенный королем Каролем I в стиле неоренессанса в г. Синая.

**** – замок в г. Бран, построенный в 14 веке. Согласно легенде, здесь ночевал известный воевода Влад Цепеш-Дракула во время своих походов, а местность, окружающая замок Бран, была излюбленным местом охоты господаря Цепеша. По одной из версий, его пытали в подземельях замка турецкие враги. Поэтому, замок Бран также называют замком Дракулы.

***** – Псалом 15, стих 11.

****** – Псалом 50, стих 9.

*******– персонаж из м/с “Финес и Ферб”

******** – Тихие воды-самые глубокие. Аналог русской пословицы про чертей и омуты.

********* – еврейский медовый пирог. Думаю, рецептом поделилась Бриенна.

========== My sexy, sexy lover. ==========

В субботу Арья чувствует себя наконец-то полностью выздоровевшей, что не может не радовать. Поэтому, она даже находит в себе силы позвонить Сансе и поинтересоваться, можно ли ей прийти в гости где-то во время обеда – девушке охота навестить племянницу.

По определенным причинам у Арьи были слегка натянутые отношения со старшей сестрой.

Но, племянницу девушка любила.

Собираясь, молодая Старку думала, что можно купить в качестве подарка девочке, у которой все есть.

– Подари Майе какую-то хорошую книжку с красивыми картинками, – посоветовала мать, – Девочка в них души не чает.

– Хорошо. Ты пойдешь со мной?

– Я уже была у Сансы вчера. Пусть немного отдохнут от моего общества, а я – от них. У мам тоже должен быть выходной, в конце то концов, – Кэтэлина Старку зевнула, допивая утренний кофе, – Я даже готовить сегодня ничего не буду. Доедим то, что есть. А на ужин закажу две пиццы. У меня выходной, все!

– Ага. Хорошо. Ладно, мам, я пошла. Может быть, мы с Якеном придумаем что-то на вечер. Я позвоню, скажу.

Арья идет в ближайший торговый центр – вроде, там есть отдел с детскими книгами.

Она встречает Пирожка, идущего под ручку с такой же пышущей здоровьем девушкой, как и он сам.

– О, привет, Арри. Это – Сорина , моя девушка.

– Привет. Рада знакомству, – Арья приветливо улыбнулась девушке.

Они недолго поговорили. Пирожок отчитался, что они с Михаем доблестно отмазали подругу на всех парах, где это было возможно. А в четверг и пятницу в университете проходила конференция – за эти дни никто не получил прогулы.

– Боже, как хорошо, когда у тебя такие друзья, – Сорина закатила глаза, – Я учусь на финансиста, у нас преимущественно женская группа. Это адов ад и лицемерие. И никакой взаимопомощи.

– Ага… Арри, мы с Михаем хотели бы попросить тебя написать нам парочку рефератов. Думаем, это справедливый бартер.

– Окей, я сделаю. Только скиньте мне темы в фейсбук. А сейчас извините меня, ребятки – я должна купить книжку для племянницы. Была искренне рада встрече и знакомству, но я обещала сестре зайти к ней до обеда.

– Хорошо. Удачи тебе.

Арья юркнула в стеклянные двери пестро украшенного магазина с детскими товарами. К счастью, владельцу данного заведения хватило сообразительности торговать не только игрушками, но и книгами.

И сейчас девушка ходила среди стеллажей, стараясь выбрать что-то стоящее.

Ее внимание привлекла полка, украшенная гирляндой из бумажных котиков, одетых в зеленые штаны-комбинезон и зеленую кепочку.

Арья вытащила первую попавшуюся под руки книгу.

«Свен Нурдквист*. Переполох на огороде».

Открыв книгу, девушка улыбнулась – ее порадовала интересная, не слишком перегруженная деталями, история. И яркие, красочные иллюстрации.

Арья решила посмотреть другие книги из данной серии. «История о том, как Финдус потерялся, когда был маленький», «Петсон идет в поход», «Когда Петсону грустно», «Рождество в домике у Петсона» и другие.

– Это новая серия, – раздался над ее ухом голос консультанта, – К ней полагается акция. Если вы купите три книжки – вам полагается игрушечный Финдус в подарок.

– А… В смысле, этот котенок?

– Да.

– Хорошо, спасибо. Буду иметь в виду.

Арья бережно перебирала страницы книг. Ее покорили качество бумаги, богатые, яркие иллюстрации и интересные истории.

«Хочу себе всю эту серию. И игрушечного Финдуса в придачу».

Ей отдают чек вместе с ярким подарочным пакетом, из которого выглядывает игрушечный котенок в зеленой кепочке.

***

Она приходит к Сансе около половины первого. Сестра встречает ее, одетая в домашний спортивный костюм жемчужно-серого цвета. Руксандре удается выглядеть как с обложки журнала, даже если она осталась дома в выходной день.

– Приветик, – Санса целует сестру в щеку, Арья чувствует едва уловимый аромат каких-то духов, – Рада, что ты пришла. Заходи. Сначала предлагаю попить чаю или перекусить– Майя уснула. У нее снова поднялась температура, – девушка покачала головой, – Господи. Я уже думала, что все позади, но сегодня она проснулась горячей, как печка.

– Детские инфекции – весьма непредсказуемая вещь. Кажется, что все самое страшное позади, ребенок идет в школу или сад, но через несколько дней все повторяется, – Арья пожала плечами, – А где Петир?

– Поехал в аптеку и заодно – за покупками. У Флорианы сегодня выходной, так что, домашним хозяйством мы занимаемся сами. Пошли, угощу тебя своей запеканкой или обедом.

– Запеканкой. Я плотно позавтракала, спасибо.

Санса достает чуть остывшую запеканку, заваривает связанный зеленый чай** в прозрачном чайнике. Арья наблюдает за тем, как чайный шарик распускается, освобождая белый жасминовый цветок.

Они с Сансой разговаривают, пока не слышится громкое «Мама или папа, вы где?».

– Я тут. Будь у себя, сейчас мы с тетей Арьей придем к тебе в комнату.

– Тетя Арья! – слышится радостный возглас вместе с кашлем и топотом маленьких ног по лестнице. Тут же слышен звук, будто бы кто-то упал, но никаких криков или высказывания недовольства.

Майя была истинной копией своего отца – тот же хитрый прищур серо-зеленых глаз, та же ухмылка и не слишком крепкое телосложение. Но, пока в девочке еще не проснулись отцовская хитрость и расчетливость, и Майя Бейлиш была просто славным рыжеволосым ангелочком с неугомонным характером.

– Тетя Арья, я так по тебе скучала! Почему тебя не было так долго? Это все из-за работы, да?

– Да, малышка. У взрослых работа отбирает слишком много времени, – Арья улыбнулась, – Смотри, что у меня есть, – девушка протянула племяннице пакет из магазина.

Майя быстро вытянула книжки из пакета, попискивая от удовольствия.

– Ой, какие красивые картинки и какой смешной носатый дедушка. А это кто? – девочка ткнула пальцем в нарисованных оранжевых существ, похожих на мышек.

– Не знаю. Домовые, наверное.

– Почитай со мной.

В ходе чтения девочка то и дело задавала наводящие вопросы. Потом – похвасталась, что мама купила ей книжку, обучающую чтению. И что их уже учат читать в прешколе***.

Майя достала с полки книгу, чтобы похвастаться своими умениями.

– А-у! А-у! – выразительно читала девочка под рисунком с двумя детьми в лесу, – Это братик и сестричка заблудились и ищут друг друга. А тут написано ма-ма и Ма-рия – так зовут маму и дочку.

– Ага. Замечательно, – Арья улыбнулась племяннице.

Потом Майя достала набор для игры в доктора. Сансе и Арье пришлось изображать пациентов, явившихся на прием к доктору Бейлиш. Всем были щедро прописаны уколы и таблетки, процедуры тут же осуществились игрушечным шприцом розового цвета.

– Да уж… Мы о таком в детстве могли только мечтать, – Арья взяла оруще-розовый шприц в руки, – Помнишь, как мы радовались, если нам удавалось украсть шприц после дедушкиных уколов? И потом все задницы у плюшевых игрушек были мокрые.

– Да, помню.

– Мне только неясно одно – почему все вещи в игровых наборах для девочек делают ублюдско-розовыми? Хорошо, хоть стразиков на иголку не налепили, – Арья фыркнула, – Тупой сексизм с младых лет.

– Ну, что ты такое говоришь.

Арья внимательно взглянула на сестру.

– Говорю, что знаю. Девочкам все еще тяжело быть теми, кем им хочется. Нам с детства навязывается, что девочка должна быть покорной лапочкой, носить платья и рюшечки, что благородный мужчина ее спасет. Сейчас ситуация становится еще круче – у нас хотя бы были какие-то моральные ориентиры. А что пропагандируется сейчас? Тупые куклы с раскаченными сиськами и губами на пол-е… пол лица, извините, способные только сосать деньги и материальные блага из мужчин. Женщине можно, но крайне нежелательно высказывать свое мнение – иначе ее обзовут фригидной, а такие силиконовые дуры еще и обсмеют.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю