290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Румынская рапсодия (СИ) » Текст книги (страница 1)
Румынская рапсодия (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "Румынская рапсодия (СИ)"


Автор книги: Mela_Esther






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

========== Девочка в фиолетовых колготках. ==========

– Девочка хочет чего-то еще?

Его слова то и дело всплывают в памяти, несмотря на все старания Арьи сосредоточиться на учебе.

– Девочка хочет чего-то еще?

И вот, мужчина с темно-рыжими волосами, в которых есть несколько белых прядок, пристально смотрит на нее, изогнув бровь.

– Девочка хочет чего-то еще?

Его большая, слегка шершавая ладонь с изящными длинными пальцами аккуратно накрывает ее ладошку, потом-поворачивает ее внутренней стороной. Серо-голубые глаза внимательно изучают линии, пухлые губы тянутся в немного кривой усмешке.

– Человек может погадать девочке. Если она того пожелает, – его пальцы деликатно перебирают ее пальчики, задевая серебряное кольцо на указательном пальце.

Арья смотрит в его обманчивые, мерцающие глаза, захлопывая ладонь-отец говорил, что гадания могут изменить судьбу не в лучшую сторону.

– Не стоит. Мое будущее принадлежит мне, и один Бог знает, что меня ждет…

Почему-то на этих словах кривая усмешка превратилась в широкую, искреннюю улыбку. Казалось, будто незнакомец ждал этих слов.

– Девочка умна. Бог обязательно наградит ее, – бармен мягко убрал руки от ее ладони.

***

Бог уже наградил ее, не дав их отношениям с Джендри зайти слишком далеко. Арья даже была рада, что не умеет доверять людям – иначе ей бы осталось слишком много горечи на память.

Поэтому, она случайно зашла в этот паб неделю назад – ей хотелось потеряться в обществе незнакомых людей. Арья не умела пить. Поэтому, заказав безалкогольную «Кровавую Мери», девушка сидела за стойкой, вяло потягивая коктейль через соломинку. К счастью, в среду вечером здесь не так много посетителей, желающих напиться. В основном контингент представлял собой забредших с целью поужинать испанских, китайских и украинских туристов-благо, это был центр города: квартал Липскань был одним из самых посещаемых туристических мест в Бухаресте.

Китайцы громко обсуждали что-то на своем птичьем языке, бесконечно фотографируя интерьер кафе-отжившие свое электрогитары, висящие на стенах, виниловые пластинки, которыми также были декорированы стены. Хозяин не остановился-его фантазия дошла до того, что вместо плафонов на проводах над лампами висели те же виниловые пластинки, в результате чего лампы были похожи на полицейского в старомодной фуражке.

Прищурившись, Арья старалась рассмотреть, каким образом были зафиксированы пластинки.

– Немного строительной пены, – произнес мужчина с темно-рыжими волосами до плеч, указывая на лампы, – Или локтайта. Тогда ты их зубами не отдерешь.

– А… Ясно, – девушка зевнула, – А как вы поняли, что я думаю об этих… шикарных люстрах?

Он усмехнулся.

– Девочка, последние пять минут ты то и делаешь, что таращишься на них во все глаза, – бармен зорко следил на ситуацией в зале, вытирая стаканы, – Человеку не стоит быть экстрасенсом, чтобы понять примерный ход твоих мыслей.

– Передайте мой комплимент хозяину заведения. Фигня, но зато как элегантно, – Арья улыбнулась.

Мужчина самодовольно хмыкнул.

– Спасибо, обязательно передам. Девочка хочет еще? – он взглядом указал на опустевший стакан.

– Ну… Можно. Еще один-и все. Мне пора домой, господин.

Перед ней появляется стакан с красной жидкостью, в которой плавают кубики льда.

– За счет заведения.

Отпив немного, Арья причмокнула.

– Что это?

– Красный шотландец. Там есть немного виски и, кроме вустерширского соуса, добавлен соус табаско.

– Почему вы приготовили именно этот коктейль? Я ж пила безалкогольную Кровавую Мэри.

Серо-голубые глаза прищурились.

– Бармен должен уметь угадывать настроения людей. Девочка пришла к нему с горем, девочке хочется быть среди людей, и в то же время-наедине со своими мыслями. Что ж… У горя пряно-соленый вкус. И, если девочке так хочется-пусть она проникнется этим вкусом. Потом она придет домой, ляжет спать, и завтра будет пить сладкий чай с медом… Чтобы забыть горечь и вновь радоваться жизни, – Арья завороженно следила за его красиво очерченными губами, – Хотя, я бы посоветовал девочке другое лекарство.

– Какое?

– Чай с мятой, мелиссой и медом, сладкая булочка с корицей. И лечь спать. Сердечные раны болят только первое время, – лицо мужчины приняло безразличное выражение, – И, на месте отца девочки-я бы устроил ей хорошую взбучку за то, что она хочет запить свое горе.

– Ты дико чудной… Якен, – она прочла имя у мужчины на бейджике, – Ого… Ты-секей*? Или немец?

– Я трансильванский сакс**, это правильно называется так.

Арье охота позанудствовать-она уточняет, что потомки трансильванских немцев прибыли из Тюрингии.

Ответом послужили изящно изогнутая бровь и скупая полуулыбка.

Арью понесло на откровения-той малой доли виски оказалось достаточно, чтобы она захмелела.

– Черт… Я же просила-повторить безалкогольное! – девушка бешено поглядела на мужчину, – Я не пью потому, что не умею! И мне сносит крышу от капли алкоголя! Я даже Киндер Делис боюсь есть-вдруг там настоящий ром, а не эссенция, – она шумно вздохнула, – А когда я пьяная-я агрессивная и болтливая. Радуйся, психолог хренов.

– Девочку стоит обучить манерам, – ей не нравился его взгляд. На секунду Арье показалось, что он внимательно изучает ее реакции.

– А тебя-этике… Извини… Мне, пожалуй, пора… Иначе я обижу тебя ни за что, а тебя обижать не надо. Обижать надо Джендри! Он-подлец и спорит на живых людей. А я… А я даже начала его любить, – она сердито сжала кулаки, – Хорошо, что я вовремя узнала о споре, и ничего серьезного не произошло. Иначе сейчас у меня был бы не временный алкотур-у меня была бы злость или депрессия. К черту Джендри, к черту мужчин! – она лихорадочно шептала, облизывая пересохшие губы, – Вы совершенно не умеете уважать и ценить порядочных девушек. Я не слишком красива, у меня густые брови, нос как маленькая картофелина, но, я достойна уважения! Я умная, сильная и умею быть доброй… И очень ласковой. Но кому до этого есть дело?! – девушку просто трясло от накопившейся злобы, – Все видят только Арью-лошадку. Да идите вы к черту, – последнюю фразу она произнесла, громко поставив стакан на стойку, вытирая слезы тыльной стороной ладони, – П-ф-ф-ф… Так, хватит… Пьяным истеричкам пора домой, – она отсчитала сорок лей, положила их под стакан, – Это за первый коктейль. И тебе на чай. Ты заслуживаешь.

– Девочка хочет чего-то еще?

Его большая, слегка шершавая ладонь с изящными длинными пальцами аккуратно накрывает ее ладошку, потом-поворачивает ее внутренней стороной. Серо-голубые глаза внимательно изучают линии, пухлые губы тянутся в немного кривой усмешке.

– Человек может погадать девочке. Если она того пожелает, – его пальцы деликатно перебирают ее пальчики, задевая серебряное кольцо на указательном пальце.

Арья смотрит в его обманчивые, мерцающие глаза, захлопывая ладонь-отец говорил, что гадания могут изменить судьбу не в лучшую сторону.

– Не стоит. Мое будущее принадлежит мне, и один Бог знает, что меня ждет…

Почему-то на этих словах кривая усмешка превратилась в широкую, искреннюю улыбку. Казалось, будто незнакомец ждал этих слов.

– Девочка умна. Бог обязательно наградит ее, – бармен мягко убрал руки от ее ладони.

Попрощавшись, Арья уходит домой. На улице холодно-как и полагается быть в начале февраля. Девушку передергивает, когда она вспоминает о надвигающемся дне Святого Валентина. Она выбрала красивый комплект белья-хотелось, чтобы Джендри увидел ее в чем-то красивом. Дура.

В голове появляется шальная мысль о том, что Якену бы пришелся по душе темно-бордовый комплектик, состоящий из стринг и кружевного бюстгальтера.

Арья засмеялась. Какой только бред не придет в пьяную голову.

Она едет в метро до станции Бассараб. Потом-заходит в небольшой круглосуточный магазинчик на улице Флувиулуи.

Мама ругается, когда Арья появляется дома в десять вечера. К счастью, она слишком сердита, чтобы заметить легкое похмелье.

Пробубнив в ответ что-то стандартное, девушка идет в комнату. После того, как старшие брат и сестра обзавелись своими семьями и переехали, у Арьи появилась своя собственная комната. Невиданная роскошь, когда ты-третий ребенок из пяти детей в семье.

Сейчас, лежа на кровати в одиночестве, Арья как никогда была рада, что ей не приходится делить комнату ни с кем. Меньше всего ей хотелось настойчивых расспросов. И, как показывала практика – если о чем-то знают Бран и Рикон – об этом будет знать вся семья Старку, соседи и заодно – учащиеся греко-католического лицея имени Тимофея Ципариу.

«… Она придет домой, ляжет спать, и завтра будет пить сладкий чай с медом», – произнес низкий, бархатистый голос.

Хороший ты мужик, Якен.

***

Сейчас Арья старалась сосредоточиться на семинаре по паразитологии. И на том, что ей надо как-то умудриться успеть на работу к двум часам дня. Она подрабатывала ассистентом у доктора Клигана – хмурого, неулыбчивого секея, которого изрядно нервировало то, что основная масса румынских клиентов неправильно произносила его имя.

– Я Шандор, а не Сандор! Долбанная орфография и правила произношения.

– Шеф, а почему бы вам не поменять документы? Тогда вас будут называть правильно.

Мужчина устало взглянул на ассистентку.

– Старку, и где ты такая умная выискалась? Мне придется тогда менять все документы, а это займет прорву времени и денег.

– Почему тогда отец записал вас так?

Сандор не спеша подошел к столу, взял в руки листок бумаги и ручке.

– Потому, что в венгерском языке буква «s» означает звук ш, а сочетание букв «sz» – с. Отец записал меня через s, по правилам венгерской орфографии. И на минуточку не подумал, что в румынском языке все немножко по-другому. Вообще, батя был редкостным … человеком во всех отношениях. Но, земля ему пухом и черт ему другом. Через тридцать минут мы будем стерилизовать кошку, готовь рабочее место.

Время от времени начальник доводил весь персонал клиники, включавший администратора и двух ассистенток, до белого каления. Иногда Арья ловила себя на мысли, что всадить нож шефу в живот – не такая уж и плохая идея. Радовало только то, что доктор Клиган быстро отходил. И не приставал к своим работницам.

Вечером она идет в тот самый паб. Единственное, о чем Арья волнуется – о том, застанет ли она Якена на месте.

К ее разочарованию, за барной стойкой находится белобрысый парнишка, на чьих обеих руках набиты “рукава”– татуировки в виде зеленых драконов и птиц.

– Добрый вечер…

– Добрый… Чего желаете?

– Скажите. А когда смена Якена?

– Босс вроде у себя в кабинете. Эй, Виорела, ты не в курсе-хозяин еще тут?– поинтересовался парень у проходящей мимо официантки.

Арья оцепенела.

– Якен – ваш босс? Я думала, он-бармен..

– А, нет. Мирча заболел, а у меня был отпуск. Поэтому, босс стоял на баре. Я проведу тебя к нему, один момент,– парень выскользнул из-за барной стойки, – идем. Босс, кстати, говорил, что его может искать невысокая шатенка с короткой стрижкой.

Постучавшись и получив разрешение войти, Лучиан галантно открыл дверь перед Арьей.

– Добрый вечер.

– Шеф, я пошел. Вы тут общайтесь.

– Спасибо за разрешение, Лучиан, – Якен улыбался,– можешь быть свободен

Арья нервно теребила бахрому шарфа в руках.

– Значит, тебе понравились мои слова про элегантные фиговинки?

Мужчина кивнул, пристально глядя на Арью.

– Так зачем ты пришла, милая девочка?

– Просто. Захотелось тебя увидеть. Иногда такое бывает, знаешь ли, – ее глаза беспорядочно исследовали обстановку кабинета, – В общем, ты занят. Я пойду, наверное.

Серо-голубые глаза оглядели ее сверху вниз, остановившись на ногах, обтянутых теплыми ажурными колготками фиолетового цвета.

– Мы можем поговорить здесь. Я попрошу сварить нам кофе.

Арья вспыхнула.

– Не стоит. Будет не слишком красиво выглядеть.

– Девочку так беспокоит, что скажут о ней другие? По-моему, это – наименьшее, о чем стоит волноваться, – он потянулся, громко хрустнув суставами.

– Да, но… Кстати, почему ты предупредил бармена о том, что я могу прийти?

На его губах появилась слабая улыбка.

– На всякий случай.

– Я имею в виду, откуда ты знал, что я приду?

– Тебя загрузить скучными научными расчетами или лекцией по психологии и многолетнему опыту наблюдения за людьми? – его глаза прищурились, – Думаю, нам есть о чем поговорить и без этого… И, если тебе не нравится идея остаться в моем кабинете – мы можем выйти прогуляться.

Улицы окутал густой туман. Развалины Княжеского двора и церковь Святого Антона приобрели совершенно фантасмагорический вид в молочной, густой дымке. Арья поджидала Якена рядом с Княжеским двором, рассматривая бюст Влада Цепеша, более известного как Дракула***. То ли черт, то ли дракон, жестокий, но все равно любимый румынами-за то, что отстаивал суверенитет Валахии**** и был беспощаден к туркам.

В неверном свете лицо господаря выглядело странно воодушевленным. Девушка вздрогнула, размышляя, что есть в этом что-то странное – устанавливать памятник там, где человек был зверски убит своими подданными.

– У девочки телепатический сеанс с господарем? – мужская рука опустилась на плечо.

– Ага. Я жажду крови, мой господин, – Арья постаралась улыбнуться как можно зловеще, разворачиваясь к Якену лицом.

Его губы на миг тронула слабая улыбка.

– Полнолуние еще не пришло. Так что, уйми свою жажду, милая девочка, – его глаза сузились, – Человек может быть опасен для милой юной вампирши, – он негромко рассмеялся.

– Каким образом? Знание кунг-фу и повышенная радиация? Или в случае опасности ты заколешь меня серебряным крестом? – девушка картинно ужаснулась, вытаращив глаза.

– Вроде того.

– А ты умеешь соблазнять, Якен, – Арья пожала плечами.

– Так о чем ты хотела мне рассказать?

– Ни о чем конкретном. Я просто хотела тебя видеть. Прошлый раз меня зацепил, вот мне и захотелось увидеть тебя еще раз… Такое бывает.

– А. Ну, тогда пусть милая девочка расскажет мне о себе. А я с удовольствием ее послушаю.

– Точно?

– Точно. Мне интересны люди сами по себе. Работа накладывает отпечаток, – мужчина зевнул, поеживаясь от влажного холода.

– А что рассказывать… Меня зовут Арья Старку, мне двадцать, скоро будет двадцать один. Я учусь на факультете ветеринарии в Университете сельского хозяйства и ветеринарии. У меня есть трое братьев и сестра. К счастью, Руксандра, или, как мы ее называем, Санса, вышла замуж за маминого друга детства, и сейчас живет с мужем и ребенком. Скандал был, конечно, но сейчас мама не нарадуется внучкой, – девушка закатила глаза, – Я живу с родителями, работаю на полставки в ветеринарном кабинете доктора Клигана. Пока я в основном ассистирую ему полдня, время от времени мне дают проводить какие-то несложные манипуляции. В свободное время я хожу в спортзал и регулярно боксирую грушу. А, люблю всякие походы и прочий экстрим. Чтобы нескучно было. Вот так. Терпеть не могу скуку, монотонность – время от времени я просто взрываюсь от этого. Тогда я беру выходной и уезжаю куда-то из Бухареста. В Илфов*****, в какую-то деревню, в Брашов к тете – без разницы. Или устраиваю себе затяжной велотур по всему городу. Но, иногда даже это не помогает.

– В таких случаях неплохо помогает секс с любимым человеком.

Девушка насупилась.

– У меня нет любимого человека. И, к счастью, Джендри не сделал мне ничего… такого. Может, это и к лучшему. Я не особо чувствительная, и иногда мне кажется, что любовь придумали для того, чтобы от этого мира было не так тошно. Столько и делов, – она опустила глаза, – Я плохо схожусь с людьми, особенно – с девушками. Могу назвать сто причин, но… Я редко могу найти о чем с ними поговорить. Моя самая хорошая подруга – это моя тетя Лианна, та, что живет в Брашове. Э… А об остальном спрашивай сам. Иначе я начну вспоминать, какого цвета у меня были шнурки в кроссовках в пять лет.

– И какого же цвета они были?

– Кислотно-салатного. Не знаю, где папа их купил. И почему я это запомнила-тоже не знаю, – она пожала плечами.

– Дети любят яркие цвета. Поэтому ты их и запомнила.

– Спасибо. Наверное, я до сих пор ребенок.

– Почему?

– Посмотри на мои колготки, а потом-на меня. И еще раз-на мои колготки, а потом – на меня. Я в фиолетовых, – Арья старательно скопировала интонацию мужчины из рекламы Олд Спайса, – И у меня нет ни одной пары колгот нормального цвета. Обычные колготы – это невыносимо, я так считаю.

Губы мужчины тронула легкая усмешка.

– Твоя очередь рассказывать о себе, Якен.

– Что ты хочешь услышать, девочка в фиолетовых колготках? – в его голосе слышались саркастические нотки.

Девушка поморщилась.

– Ты – жопа! Выпытал у меня самое сокровенное, а сейчас подтруниваешь, над тем, что услышал!

– Человек не виноват, что у него такое чувство юмора, – мужчина улыбался, – Впредь-будь аккуратна с тем, что ты рассказываешь малознакомым людям. Кто знает, какие у человека могут быть мысли, – Он продолжал в том же духе, с легкой улыбкой на губах, – Меня зовут Якен Х’гар, как ты знаешь – я трансильванский сакс из Сибиу. Когда мне было пятнадцать, мы переехали в Бухарест – отцу предложили здесь работу. Через пять лет папа умер –

несчастный случай на производстве, я взял академ в университете и поехал на год в Италию, где работал барменом. С тех пор у меня появилась мечта о своем деле, которую я воплотил – несколько лет я работал менеджером ресторана «Да Лучио»в Италии. В самой Венеции. Как пошло, – его лицо исказила гримаса, которую Арья не могла истолковать.

– Почему?

Серо-голубые глаза затуманенно смотрели на девушку.

– Попроси любого назвать несколько итальянских городов – услышишь Рим, Милан, Венецию. А, ну, Неаполь, может быть. Почему-то Венецию все считают красивым романтическим городом. Как по мне – Венеция похожа на старую элитную шлюху, пользующуюся своей славой и загнивающей красотой. Я привык к ней, но… Но я редко когда чувствовал себя там по-настоящему счастливым и живым. Здесь, в Бухаресте, я жив. Здесь моя родина. И здесь, наконец-то, я счастлив, – его голос звучал низко, от нахлынувших эмоций, – Конечно, многие крутили пальцем у виска, мол куда ты едешь, идиот. В Италии стабильнее, выше зарплаты и прочее. Но… Мои предки выбрали Румынию. Здесь моя родина. И, я хочу внести свой посильный вклад в судьбу своей родной земли. Живя в Италии я знал, что когда-нибудь обязательно вернусь домой. Мне пришлось много в чем себе отказывать, чтобы накопить денег на стартовый капитал для ведения бизнеса. Оно того стоило-я вот уже четыре года являюсь полноправным владельцем своего кафе.

– Что ты любишь?

– Хм… Спорт, мотоциклы, играть на гитаре, свою работу и кота Мяуро. Он уже старый и немного беззубый. Я привез его своей маме из Италии контрабандой. Потом, когда мамы не стало, кот перешел ко мне.

– Мои соболезнования о маме… А как ты перевез кота?

– В нагрудном кармане куртки. Долгая история. У нас с тобой одно общее-я тоже не душа компании. Не социопат, но в людном обществе я скорее займу место в укромном уголке, чем полезу в центр внимания. А, еще я не люблю кардамон. Вот просто терпеть ненавижу.

– Ясно. Ты женат?

– У меня есть кольца на пальцах?

– Не все мужчины их носят.

Его бровь приподнялась.

– Я не из их числа.

– Понятненько. Наверное, мне пора идти – мне предстоит дорога в метро. И потом – немного бессонная ночь – надо подготовить туеву хучу рефератов на пятницу.

– Хм… Где ты живешь?

– Улица Элизеу, сразу возле железнодорожного вокзала. Хорошо, что окна выходят не на вокзал, а во двор – на небольшой отель и частный сектор.

– Ага… Я вот что подумал. Я живу на Котрочени, улица доктора Клунета. Если хочешь – я могу тебя подвезти. Девочкам не стоит гулять самим в столь поздний час.

– А твое заведение?

– Закроют без меня. Обычно, я на месте часов до восьми-девяти вечера. Остальное время ребята справляются без меня.

– Ну… В принципе, можно.

– Хорошо. Пошли – подождешь меня в машине, я еще вернусь в кафе на пару минут.

Якену принадлежал “Рено Кадди” белого цвета-время от времени ему приходилось совершать закупки, и такая машина была как нельзя кстати.

– Я скоро приду. Будь паинькой и не старайся угнать мою машину, – с этими словами мужчина закрыл девушку внутри.

Арья взяла в руки телефон. Пропущенный вызов от Рикона, смс от него же: «Я уже спросил, я в кино, не звони», смс от мамы с просьбой купить стиральный порошок, как будет идти домой.

Смс от Джендри: «Нам нужно поговорить».

Девушка скривила губы. Надо же, кто объявился, спустя десять дней молчания!

«Мне ничего от тебя не надо. Сделай доброе дело-отъебись. Иначе я все расскажу нашим отцам».

Якен подходит к машине, держа в руках синюю папку для бумаг и кейс.

– Поехали?

– Да. Якен… Если можно – остановишь мне у Кауфланда*****. Мама просила купить стиральный порошок.

Мужчина задумался.

– Я не знаю, где возле тебя есть Кауфланд. По дороге встану возле какого-то магазина, ты быстро купишь и вернешься.

– Хорошо… Спасибо.

Он включил радио. Женщина с приятным голосом передавала последние местные новости.

Арья вертелась на месте, рассматривая вечерний город. Все-таки хорошо, что она решилась увидеть Якена.

По дороге они разговаривали о машинах. Якен вспоминал отцовский Oltcit Axel******, на котором учился водить.

– Кстати. Citroen Visa и Axel собирались у нас, в Румынии. И наши олтчиты слизаны с них. Поэтому, некоторые запчасти у них взаимозаменяемы. Только одно «но»– на этом уже никто не хочет ездить. Разве что дедушки где-то в горах.

– Ясно.

Он паркуется возле магазина с пространным названием «Хозяюшка». Арья быстро выскальзывает из машины, обещая прийти как можно скорее.

Действительно – она появляется через десять минут, таща в руках пятикилограммовую упаковку «Тайда» и упаковку туалетной бумаги.

– Была акция. И я не смогла не купить, – пояснила она в ответ на его немного удивленный взгляд, – Что ты смеешься – в семье из пятерых человек это очень незаменимая вещь, – Арья покраснела, положив покупки себе под ноги, – А это тебе.

– Рулон бумаги? Спасибо, не стоило, – мужчина негромко засмеялся.

– Нет, глупый, – она положила упаковку с зернами кофе в шоколаде, – Я сама их очень люблю. Бодрят на все сто процентов.

Вскоре Якен въезжает в небольшой двор по улице Элизеу.

– Твою ж мать, – недовольно шипит Арья, заметив крепкого парня возле подъезда, – Хрена ему надо?

– Это твой бывший? – в голосе мужчины слышатся недовольные нотки.

– Да. Писал что хочет поговорить. Я сказала, чтобы он от меня отъебался. Придурок, – девушка сердито фыркает, – Вот какого хера переться к пославшей тебя девушке?

– М… Пытаться подкатить яйки снова. Что ты так на меня смотришь? Я мужчина и знаю мужчин. Некоторые уперты, как быки, и не оставят попыток получить желаемое, – серо-голубые глаза недобро блеснули, – Если хочешь, можем разыграть небольшое представление, – он улыбнулся.

– Как?

– Ну… Я ведь могу быть претендентом на твою руку, сердце…

– И прочие органы, ага, – девушка засмеялась, – Особенно пониже пояса.

– Бог мой, впервые вижу такую пошлую девочку… Тебя надо научить манерам. А сейчас – дождись, пока я не открою тебе дверь. И веди себя естественно, я ж все-таки вроде ухаживаю за тобой, – с этими словами мужчина заглушил мотор и вышел.

Как настоящий галантный кавалер Якен открыл ей дверцу. И забрал пятикилограммовый пакет с «Тайдом» – Арья наотрез отказалась давать ему бумагу.

– Привет, – Джендри успешно удавалась маска оскорбленной невинности.

– Я тебя не приглашала.

– Нам нужно поговорить, – парень скривил губы.

– Не о чем. Исчезни по-хорошему.

Джендри хотел сказать еще что-то, но его перебил Якен.

– Мне кажется, девочка не настроена с тобой разговаривать. Поэтому-юноше лучше сесть в автобус или добраться до дома на метро. Иначе ты будешь иметь дело со мной, – что-то неуловимо изменилось в интонации Якена. Арья отметила, что ей неохота, чтобы в будущем он разговаривал с ней таким тоном.

– Да ты вообще кто такой?

Якен недобро улыбнулся.

– Человек имеет честь быть Якеном Х’гаром из славного города Сибиу. Думаю, ты слышал о таком. И, я предупреждаю тебя – не вздумай обижать мою подругу. У трансильванцев весьма мрачное чувство юмора, поэтому, с нами лучше не шутить. И к нам лучше не лезть, – мужчина пристально смотрел на Джендри.

– Ладно, я сдаюсь, – парень поднял руки, – Поздравляю тебя с новым защитником. Быстро ты нашла нового друга.

– Кто бы говорил. Передавай привет Леоноре или как зовут твою потаскушку, ой, то есть новую девушку. Простите, почему-то путаю эти понятия. Ладненько, мы пошли – сегодня Якен знакомится с моими родителями.

Зайдя в подъезд, Арья рассмеялась.

– Здорово мы его, а? Спасибо тебе за представление.

– Не за что. На каком этаже ты живешь?

– Третий. Пошли.

Арья остановилась перед темно – бордовой металлической дверью, стилизованной под дерево.

– Я еще помню времена, когда входные двери оббивались дермантином. Это считалось шиком, – Якен ухмыльнулся, – По крайней мере, в многоквартирных домах в Сибиу. Иногда эти двери резались лезвием или ножом. Из зависти или в качестве угрозы.

– Почему ты это вспомнил?

– Не знаю. Просто так.

Настала немного неловкая пауза.

– Зайди. Я накормлю тебя ужином.

– Наверное не стоит.

– Все же зайди. Джендри может стоять у подъезда, выжидать. Будет слишком подозрительно выглядеть, что ты побыл у меня несколько минут.

Квартира встречает их тишиной – дома есть только Бран, готовящийся к контрольной по английскому.

Арья вспоминает, что сегодня родители обещали Рикону пойти с ним и его другом Жоейном в кино на какой-то фильм. Название совершенно вылетело из головы.

– Привет, – Бран выглядывает из-за двери комнаты, – Папа и мама тебе не звонили?

– Нет. А что?

– Ничего. Они после фильма еще зайдут на мороженое. Так что, дома появятся около половины одиннадцатого.

– Ясно.

– Ты кто? – Бран всегда отличался дипломатичностью в отношении незнакомцев.

– Якен Х’гар, друг твоей сестры.

– Ага . А я-Бран Старку, младший брат твоей подруги, – парень подал руку для приветствия, – Самый младший в кино. На кухне есть кипяток, чай, сахар, остатки Арьиных тефтелей и пирога, гречка, маринованные помидоры. Чувствуйте себя как дома, а я пошел учиться дальше, – с этими словами парень отправился за рабочий стол, где на экране ноутбука мигала эмблема Танков.

– Что ты будешь? – поинтересовалась Арья, проведя своего гостя на кухню.

– Чай.

– А к чаю?

– Человек поужинал. Поэтому, будет пить только чай, – он едва уловимо улыбнулся.

– Ясно. Я то поем нормально – мне предстоит трудиться еще фиг знает сколько, – девушка устало зевнула.

Небольшая кухня с мебелью светло-кофейного цвета и не слишком большим кухонным столом. Панно из плитки, с изображениями трав, из которых делают специи. На стене над кухонным столом висит вышивка с изображением корзинки с грибами.

Арья наливает крепкий, черный чай из заварника, бросает несколько веточек сушеного чабреца в чашку.

– Есть еще мята. Будешь?

– Нет, спасибо.

– Может, дать тебе кусок пирога? Или мед? Настоящий, собранный домашними рышновскими пчелами. К нам осенью приезжали в гости тетя Лианна и дядя Роман, ее муж. Они привезли двухлитровую баночку с медом.

Подумав, Якен соглашается на пирог с мясом и картофелем. И немного меда на десерт.

За окном шумит железнодорожный вокзал – диктор объявляет о том, что поезд, следующий по направлению Бухарест-Брашов задерживается на пятнадцать минут по техническим причинам.

Мужчина внимательно рассматривает Арью, шумно прихлебывающую обжигающий чай.

Его накрывает приятное дежа-вю. Только не хватает красных гераней на деревянных подоконниках.

Входная дверь открывается, впуская холодный воздух. Вместе с еще тремя Старку.

– Добрый вечер, – Эдуард Старку здоровается перед тем, как зайти в ванную.

– Наверное, мне пора… Твои родители на месте.

– Да ладно. Папа и мама не кусаются.

– Твои близкие хотят отдохнуть. Поэтому, мне лучше пойти. Мы еще обязательно увидимся.

Арья вышла следом, провожая его из подъезда.

– Спасибо за сегодня… Извини, что выдернула тебя с работы.

– Ты не поверишь, но я так или иначе думал идти домой. Так что, твой визит не слишком повлиял на мои планы, – Якен задумчиво смотрел на девушку.

Настала неловкая пауза.

– Мне пора.

– Ах, да. Если я чем-то могу тебя поблагодарить – скажи.

Мужчина негромко засмеялся.

– Поцелуй меня на ночь, девочка в фиолетовых колготках. Тогда человек будет спокойно спать и видеть приятные сны, – в его глазах играли отблески от уличных фонарей.

Арья возмущенно фыркнула. Подумав – поцеловала нового знакомого в щеку.

Его губы изогнулись в прихотливой усмешке.

– Взрослых мужчин принято целовать в губы, милая девочка.

Девушка ошеломленно смотрела на Якена, старательно сдерживая весь словарный запас, рвавшийся наружу.

– Порядочные девочки не целуют прекрасных незнакомцев, герр Х’гар.

Серые глаза весело заблестели. Пробормотав что-то на немецком, Якен хитро улыбнулся.

– Доброй ночи, девочка. Человеку пора отчаливать. Увидимся, – с этими словами мужчина хлопнул дверью своего «Рено Кадди».

Арья проводила его машину взглядом. Постояв на улице еще немного, она пошла домой.

Ночью, когда все труды наконец-то были закончены, девушка тихо лежала в кровати, прокручивая сегодняшний день еще и еще раз. Арья не считала себя слишком романтичной, ни, тем более – распущенной. Но из головы никак не выходил образ Якена, просящего поцеловать его в губы. И мысли о том, что она не против ощущать его поцелуи на своей коже.

Комментарий к Девочка в фиолетовых колготках.

*– одна из наиболее известных субэтнических групп, составляющих венгерское национальное меньшинство на территории современной республики Румыния.

** – этнические немцы, составлявшие основное население исторической области Бурценланд в Трансильвании . За всеми немецкими колонистами в Румынии закрепилось название «саксы», хотя большинство выехало не из Саксонии, а из долины Мозеля.

*** – слово Dracul переводится с румынского либо как дракон, либо как дьявол. Отец Влада Цепеша был рыцарем ордена дракона, прозвище перешло к сыну.

**** – историческая область, расположенная на юге современной Румынии, между Карпатами и Дунаем

***** – румынский жудец возле Бухареста.

****** – сеть европейских супермаркетов.

******* —Один из первых автомобилей производства завода Oltcit. Завод был основан в 1976 как румынско-французское Совместное Предприятие Oltcit (Правительство Румынии 64 % – Citroën 36 %).

В 1991 Citroën решил выйти из предприятия румынского государства, и Oltcit становится Automobile Craiova.

П.С. Автор писал главу 4 месяца. На скорую проду не надейтесь.

========== Всему свое время, маленькая Арья Старку. ==========

Несколько дней прошли без ярких событий. Якен работал каждый день, по вечерам – выгуливал Мяуро на специальном поводочке. Кот величественно прохаживался по двору, помахивая пушистым хвостом и обнюхивая автомобили.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю