290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Румынская рапсодия (СИ) » Текст книги (страница 10)
Румынская рапсодия (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "Румынская рапсодия (СИ)"


Автор книги: Mela_Esther






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 15 страниц)

– Ну, кроме дома есть сарай, амбарчик, сад с яблонями и прочими деревьями. У тебя есть широкие возможности выбора, – мужчина говорил делано – равнодушным тоном.

– М-да? А липа** там растет?

Якен артистично закатывает глаза, говоря о вкусах поколения, безнадежно испорченного творчеством группы O-zone.

Молодая Старку смеется, напевая припев из песни, танцуя руками.

Немного погодя, мужчина проводит краткий экскурс по истории своей семьи. В основном рассказы крутятся вокруг его старшего брата – Оливера. Личности незаурядной, богатой на выдумки и рыжие волосы.

– Сейчас мой братец решил отрастить бороду. И он похож то ли на Тора, то ли на взбесившегося Санта-Клауса, еще не понятно.

– Он женат?

– Да, и у них с женой есть двое детей, двенадцати и восьми лет. Кстати, жена Оливера тоже рыжеволосая.

– Боже. Прям слет каких-то рыжиков. Это ничего, что я не вписываюсь в цветовую гамму? – Арья смеется.

Часы в автомобиле показывают двадцать три ноль три, когда они проезжают дорожный знак с названием «Решинари». Якен уверенно ведет по узким улицам, под громкий собачий лай.

Они проезжают кафе, работающее до глубокой ночи, продуктовый магазин с небольшой аптекой. Возле почтового отделения мужчина поворачивает направо.

– Горит свет в большой комнате. Значит, бабулька смотрит телевизор и ожидает гостей, – произнес Якен, притормаживая перед въездом.

Выйдя из машины, мужчина открыл калитку. Потом – отворил ворота, отгоняя небольшого, квадратного пса, похожего на тумбу с ножками.

– Пушок, пшел вон. Фу, я сказал!

В окнах веранды загорелся свет. Дверь открыла пожилая женщина, накинувшая теплую куртку сверху.

– Пушочек, иди сюда, ня, – старушка подозвала собаку, чтобы ничто не мешало внуку припарковаться.

Якен аккуратно заехал во двор, стараясь не раздавить вырвавшегося из бабушкиных рук пса.

Госпожа Х’гар медленно подошла к машине, опираясь на трость.

– Приехали, мои милые, – она обняла внука, – Как я скучала.

Мужчина только тяжело вздохнул.

– Бабушка, познакомься – это Арья Старку. Моя девушка.

Старушка поправила очки.

– Здравствуй, деточка, – она так же неспешно обошла машину, чтобы обнять девушку, – Хорошо, что ты приехала.

Внезапно Арье стало очень грустно. Неизвестно, почему.

Они вошли в дом. Якен внес пакеты с гостинцами, поставил машину на сигнализацию.

– Детки, вы кушать хотите? У меня есть чорба***, есть плацинды, гречка с мясом.

– Ты голодная? Нет? – поинтересовался Якен у Арьи, – Ба, спасибо, мы сыты.

– А я уже ждала, ждала, переживала, что все остыло.

Якен рассказывает о пробках по дороге из Бухареста. И о том, как им пришлось долго объезжать аварию перед самим Решинари.

Бабушка Х’гар слушает, попутно предлагая чаю. Предложение не встречает возражений, и на плиту ставится старый эмалированный чайник, украшенный нарисованными на нем ягодами земляники в траве.

Пожилая женщина щедро бросает в воду липовый цвет и чабрец, отчего чай становится темным и ароматным. Как и обещал Якен – старушка была крайне довольна привезенной плетенкой с маком и изюмом.

Вскоре ароматный напиток был разлит по чашкам. Арья внимательно рассматривала нарисованных зайца и медвежонка на своей чашке.

Бабушка Х’гар проводит ей предварительный допрос. Больше всего старушку интересует, чем она занимается, и сколько времени у них с Якеном любовь. Услышав, что Арья учится на ветеринара и работает впридачу, старушка одобрительно кивает головой.

– Ветеринар – это везде хорошо. Что в городе, что в селе.

Но, особое расположение Арья находит после того, как рассказывает, что у них в семье пятеро детей.

Они сидят за разговорами до часа ночи. Потом – ложатся спать.

***

Утром Арья просыпается в начале восьмого. Бабушка Х’гар положила их с Якеном в одной комнате, но на разных кроватях. Со слов старушки, здесь всегда ночевали ее внуки – кто на кроватях, кто – на раскладных креслах.

Сев на кровати, девушка посмотрела в окно, на палисадник с разноцветными пятнами крокусов и белыми островками подснежников.

Из кухни слышались голоса – Якен что-то рассказывал госпоже Х’гар, громко размешивая сахар в чае.

– Доброе утро, – Арья сонно улыбнулась завтракавшим.

Бабушка Х“гар интересуется, как Арья отдохнула, укоряя Якена в слишком громкой утренней суете.

После завтрака объявляется план работ на субботу – Якен решил заняться обрезкой деревьев, Арья – помочь убрать во дворе.

Госпожа Х’гар составляла ей компанию, не спеша орудуя граблями, время от времени прерываясь на отдых.

– Отдохни, деточка. Надо немножко подышать, – попросила женщина в один из таких перерывов.

Арья исполнила ее просьбу, опершись на грабли.

Светло-голубое небо с легкими облачками, ярко пригревающее солнце, Пушок, отдыхающий на куче сухой травы.

Девушка вздрогнула, когда ей что-то упало на плечо, отрывая от приятных мыслей.

При поверхностном изучении предмет оказался наполовину съеденной белками шишкой.

Арья посмотрела на мужчину, принявшегося спиливать сухую ветвь с яблони с удвоенным усердием. Как назло, рядом не оказалось ничего подходящего, чтобы бросить в него в ответ.

– Возьми сухой репейник, вон там. Слезет с дерева – ты ему аккуратно его на свитер и приклеишь, – на тонких, сухих губах играла усмешка.

– Так вы это видели?

– Да. Не обижайся на него – сколько бы лет мужчине не было, он всегда остается мальчишкой.

К полудню Якен просит бабушку и Арью пойти в дом – ему охота обработать деревья и кустарники специальным средством от тли и болезней. Перед тем, как готовить раствор, господин Х“гар надевает очки, респиратор. И подвязывает волосы старым теплым платком в сине-оранжевую клеточку.

Молодая Старку смеется, увидев данную картину.

– Что такое? Не можешь устоять перед моей сексуальностью?

– Не знаю. Ты выглядишь, как дарт-вейдер в платочке. Опа-бабка-стайл, – Арья громко рассмеялась, потом – оглянувшись, нет ли кого рядом, поцеловала мужчину в щеку.

– Угу. Вечером поведу тебя под липку, договорились.

– Якен!

– Вечером, вечером.

Госпожа Х’гар просит Арью помочь ей распутать клубок шерстяных ниток. И, пока они заняты – рассказывает о том, каким Якен был в детстве. Некоторые вещи заставляют ее смеяться, например – то, как Оливер обманул младшего брата на рыбалке. Не желая присматривать за непоседливым младшим, мальчик окунул ногу в воду, потом – закричал, что его схватил водяной, и что Якен должен срочно позвать бабушку или дедушку.

– Помню, сижу я на работе, делаю отчет – прибегает зареванный Якен и кричит, что Оливера водяной схватил за ногу. У меня сердце в пятки ушло – решила, что утонул на рыбалке. Беру я Якена, бежим к озеру – а там этот паршивец как ни в чем не бывало сидит себе с соседскими детьми, рыбку ловит. Ох и досталось ему тогда от меня! – Богдана Х’гар покачала головой, – Знаешь… Из всех четырех внуков Якен – мой любимый. В детстве он был просто замечательным мальчиком. Никогда не лез на рожон, как его брат, всегда спокойный, вежливый, но и постоять за себя мог. Я так испугалась когда он онемел, Боже ты мой!

– Извините, что?

Богдана Х“гар пожевала губами, понимая, что сказала лишнего.

– У него в школе была учителька, которая очень не любила левшей. И немцев – заодно. Так вот… Один раз она ударила его железной линейкой по руке и рассекла палец, за что он вылил на нее воду из баночки – у них тогда было рисование. Эта стерва ударила его по лицу и поволокла в директору. И тут у мальчика отняло речь. Совсем. Боже, это просто ужас какой-то был. Все понимает, все делает, а сказать – не может. Отец его возил в Бухарест, к доктору. Потом он понемножечку, по чуть-чуть стал говорить. Заикался, но то такое дело. Постепенно совсем исправился. А сколько потом горя в жизни пережил, не передать! Мой маленький воробушек… – госпожа Х’гар вытерла слезу, побежавшую по щеке.

Арья молча смотрит перед собой, переваривая услышанное, зная, что она никогда не станет обсуждать это с Якеном.

Девушка слышит, как к воротам подъехала машина, видит, как Якен снимает с себя короб с ядом и идет к кому-то навстречу.

– Привет, бабка, – в дом вваливается довольно крепкий мужчина с огненно-рыжими бородой и волосами. За ним следуют такие же рыжие дети, – Как твои дела?

– Оливер. Познакомься – это Арья, девушка Якена. Арья – это Оливер, старший брат Якена. И его детки, мои правнучки – Мирабелла и Драгош. Олли, а где Ирина?

– Поехала к матери. Ну и пусть, немного проветрится, – делано-безмятежно ответил мужчина.

Вместо ответа пожилая женщина лишь вздохнула.

Оливер задает Арье стандартные вопросы, принятые при знакомстве. Дети исподлобья смотрят на Арью, решая – обходиться с ней по-хорошему или как со стратегическим врагом?

В скором времени в доме появляется Якен. Первым делом мужчина идет в ванную – ему охота умыться после работы с ядом.

С появлением дяди Якена обстановка приятно оживляется – получив по большой шоколадке, дети идут играть или мучить Берту – старую трехцветную кошку.

– Я тут вообще-то мясо для шашлыка привез. Не знал, что ты газенваген устроишь, – произносит Оливер с укором.

Якен закатывает глаза.

– Нашел проблему. Можно запечь его в духовке.

– Или подождать полчаса. Думаю, за полчаса все развеется, и вы сможете пожарить его во дворе, – подала голос Арья.

– А малая говорит дело. Так что, у нас будет полчаса чисто братского разговора, – с этими словами Х’гар-старший с наслаждением потянулся.

Арья рассматривала Якена и его брата, удивляясь, насколько они непохожи и похожи одновременно. Нервная манера держаться, волосы, похожие на огонь, синие глаза с пронзительным взглядом против темно – рыжего, почти осеннего спокойствия, сдержанности в серо-голубом взгляде и… в то же время есть что-то неуловимое общее, присущее братьям.

Мужчины не говорят ни о чем конкретном – кажется, им мешает общество бабушки и Арьи.

Когда в комнату заходят дети, держа Берту, замотанную, как младенца, в шарф, Оливер принимает решение вывести молодежь на улицу. И наконец-то – пожарить шашлыки.

На улице Мирабелла завязывает с Арьей светскую беседу, интересуясь жизнью в Бухаресте. По мнению двенадцатилетнего подростка, жить в столице – это автоматически означает некий лоск и отсутствие насущных проблем. Не увидев этого в Арье, девочка немного разочаровывается.

– Ты снова поругался с Ириной? – интересуется Якен, нанизывая мясо на шампур.

Брат молча кивает головой.

– Веришь… Я не знаю, что с нами нетак. Я стараюсь, я работаю, как проклятый, я не гружу и не обижаю ее. Что моей жене надо после стольких лет брака – я не знаю! – мужчина покачал головой, – А еще эти поездки к матери…

– Думаешь, это все с подачи тещи?

Оливер Х’гар устало взглянул на брата.

– Да не к матери она ездит! Не спрашивай, у меня есть причины так думать, – мужчина покачал головой, – Следить за ней я не хочу. Что делать – не знаю. Если подам на развод – эта стерва отсудит детей. Я люблю мелких и не хочу их терять, но и жить с этой блядищей у меня нет больше сил.

– Ты говорил с ней?

– Да. Она огрызается, говорит, что если меня что-то не устраивает – так это мои проблемы. Да, меня не устраивает, что она регулярно приходит домой поздно, хотя в те дни у нее первая смена на работе. Меня не устраивает, что она запустила наших детей, – мужчина посмотрел, не подслушивает ли их кто-то, – Меня не устраивает почти полугодичное отсутствие секса с моей женой без видимых уважительных причин, понимаешь?!

– Почему ты мне не рассказывал?

– Думал, все как-то решится. Сейчас я действительно не знаю, что мне делать, – в синих глазах мелькнул какой-то нехороший огонек, – Боже. За тринадцать лет брака я ей ниразу не изменил, ты мне веришь?! Ни-ра-зу. Хотя до нее баб было как пальцев, на руках и ногах. Как там дед говорил? Сто баб и одна медведица, ну, почти, – мужчина засмеялся, – А тут… Знать бы еще, чем я заслужил такое.

– Я не знаю.

– Я тоже. Проклятые мы Х’гары. Ты – вдовец, я – мужик с рогами, как у лося.

– … Это не в первый раз? – серо-голубые глаза сузились от гнева.

Ответом послужило красноречивое молчание.

Якен обдумывает то, что услышал от брата, внимательно смотря на племянников.

Прикрыв глаза, мужчина старается абстрагироваться. Не стоит быть истуканом с хмурым лицом.

Тем более, для тяжелых мыслей у меня вся ночь впереди.

Мужчина наблюдает, как Арья шутит с Драгошем, придумывая на ходу какие-то небылицы. Мальчик смеется, стараясь задеть сестру. Томно цокнув губами, Мирабелла решает залипнуть в телефон, как типичный подросток.

***

Вечером, когда семья Оливера уже уехала, Якен решает погулять с Арьей по деревне – ему охота показать места, где прошло его детство.

Они выходят к берегу озера, где еще сохранились заросли прошлогоднего камыша.

– Когда я был маленьким, здесь росла старая ольха. Дерево было очень большим и очень старым. И, я любил ловить рыбу, сидя на одной из ветвей. В такие моменты я представлял, что я – маленький водяной*****.

– Почему?

– Потому, что в книжке он любил сидеть на ветвях дерева, росшего возле его пруда, – мужчина улыбнулся, – Однажды я видел, как лисица поймала дикую утку. Я кинул в нее приманкой, но утку это не спасло.

– А что было в качестве приманки?

– Сладкая мамалыга, слепленная в комок.

Арья говорит, что у лисы был обед из двух блюд – утиное жаркое и мамалыга на десерт.

Обняв свою девушку за плечи, Якен целует ее губы. Еще и еще раз, желая забыться. Мужчина вздрагивает, когда ощущает, как ее холодные руки проникают к нему под свитер.

– Подожди. Кто-то звонит, – он достает телефон из кармана куртки, – Да, Олли… Что?! – по его изменившемуся лицу Арья понимает – случилось что-то очень нехорошее, – Хорошо… Я скоро буду.

– Жена моего брата попала в аварию. С любовником, – произносит Якен некоторое время спустя, – Ее очень помяло – удар пришелся со стороны пассажира, но она жива. Любовника помял Олли, когда пришел в больницу. Помял сильно. Просит приехать.

– Можно я поеду с тобой?

– Не стоит. Я подозреваю, сейчас Оливер будет много пить, а я – буду его слушать. И… Думаю, тебе не стоит там быть, – мужчина тяжело вздохнул, – Не говори ничего бабушке, пожалуйста. Она и так о них переживает.

– Я понимаю…

– Пошли.

Остаток вечера проходит довольно безрадостно – Арье остается только переживать о своем мужчине.

Якен появляется дома около начала одиннадцатого. От него слабо пахнет алкоголем.

– Сынок, где ты был? Мы с Арьей так волновались.

– Ирина попала в аварию, Оливер очень волнуется, попросил меня приехать. И мы напились.

– Какое горе! Вот ей и наказание. Не надо ругаться с мужем и уезжать от него непонятно куда, – подытожила Богдана Х“гар.

Накапав сердечных капель, пожилая женщина изъявила желание лечь спать.

Пожелав ей спокойной ночи, молодые люди пошли к себе в комнату.

– Посиди со мной, – Якен устало похлопал по покрывалу рядом с собой.

Арья села, положив голову ему на плечо.

– Пиздец знакомство с родными вышло, – произнес мужчина после непродолжительного молчания.

– Ну… Кто же знал, что так выйдет. И, тем более – она не твоя родня. Она – жена твоего брата. Не твоя сестра и прочее. Кто знал, что ему такая женщина попадется.

– Да, но… Короче, неважно.

– Что с Оливером?

– Рассержен, избит, желает ей сдохнуть. Думает подать на развод.

– Это справедливо. Нельзя терпеть неверность.

– Он боится, что не сможет воспитать детей. Тем более, Мирабелла – подросток, ей нужна мать, как бы.

– И что? Дети страдают что в семье с нездоровыми отношениями, что при разводе. Так или иначе, – Арья тяжело вздохнула, – Я даже не знаю, что лучше… Не иметь мамы вообще, или иметь такую, которая научит тебя врать и будет изменять отцу. Извини.

– Ничего страшного. В этой истории прекрасно абсолютно все, – господин Х“гар расстроено поморщился.

– Давай спать?

– Можно попробовать. Только, я не усну, а поскольку я выпил чутка палинки – мне нельзя бабушкины капельки, – Якен садит девушку себе на колени, прижимая ее к своей груди.

Арья гладит его лицо, разглаживая морщины большим пальцем.

Внезапно мужчина ловит ее руку, смотря в глаза серьезным взглядом.

– Пообещай мне одну вещь.

– Какую?

– Если девочка вдруг разлюбит человека и найдет себе другого… То пусть она будет честна. Не поступай со мной так, как Ирина с Оливером. Обещаешь?

– Нет, не так. Я хочу, чтобы даже если у меня пропадут розовые очки, зайки или что там прыгает в животе – я хочу, чтобы у меня оставалось уважение к тебе, доверие, дружба, чтобы нас связывало… что-то больше чем просто увлечение и секс. Чтобы… Чтобы все было по-настоящему, понимаешь? В горе и в радости, как говорится.

Как было у тебя с Викторией.

Мне нравится с тобой. И я никуда не хочу уходить. Так что, если девочка не надоест человеку – она никуда не уйдет, – девушка грустно улыбнулась своим словам.

Якен тяжело вздохнул, зарываясь лицом в ее волосы.

Арья чувствовала его теплое дыхание, слегка отдающее запахом алкоголя. Что именно пил ее мужчина, она не могла сказать – девушка не была экспертом по данной части.

Она почувствовала, как его руки поглаживают ее тело, губы, мягко целующие волосы.

На щеках Якена играл румянец, глаза расстроенно блестели, придавая его лицу порочное, и в то же время – страждущее выражение.

Арья хотела возмутиться, пояснить причины, по которым она бы не хотела иметь близость в доме госпожи X’гар.

Но, если она откажет ему сейчас – то грош цена ее предыдущим словам.

Поэтому, она отвечает на его жадные поцелуи. Поэтому, она кусает губы, когда его рука проникает под водолазку, а пальцы сжимают соски почти до боли.

Поэтому, она терпеливо держится за подоконник, приспустив джинсы, кусая губы, лишь бы не стонать от удовольствия в такт его глубоким, сильным движениям, стараясь не думать, что их могут увидеть проходящие по улице соседи.

Поэтому, он виновато целует ее, когда все заканчивается.

Комментарий к Сто баб и одна медведица.

* – поселок в жудеце Сибиу, в 14 км от самого г. Сибиу.

** – отсылка к песне “Dragostea din tei” группы O-zone. Название песни переводится как “Любовь под липами”

*** – горячий густой национальный румынский суп, сваренный на основе борша – прокипяченного кислого пшеничного кваса.

****– молдавский и румынский особый вид пирога, напоминающий плоскую лепёшку круглой и иногда квадратной формы. В качестве начинки может быть использованы самые разнообразные ингредиенты.

*****– герой из одноименной книги О.Пройслера.

========== Аисты всегда прилетают вовремя. ==========

Воскресенье не приносит ничего нового. Якен намеренно избегал общения с кем бы то ни было, срочно найдя для себя работу с самого утра.

Поэтому, Арье выпала роль собеседника и внимательного слушателя историй госпожи Х’гар.

Казалось, женщина была рада такому повороту событий. Но, иногда ее рассказ прерывался, а глаза странно блестели.

– Доченька, пойди, позови Якена. Начинается дождь, чтобы он не промок.

Накинув куртку на плечи, девушка вышла во двор. Из сарая раздавался противный звук скрежета по металлу – Якен решил наточить весь инструментарий, необходимый для работ в огороде.

– Бабушка просит, чтобы ты пошел домой, – произнесла девушка, присев на край желоба, из которого когда-то ела корова, – Она переживает, мол дождь начинается и все такое.

– Я не намокну, – равнодушно ответил мужчина.

– Якен, пожалуйста. Мы скоро уедем, побудь с бабушкой. Я знаю, тебе тяжело, но, поверь – ей тоже. Почему-то мне кажется, она догадывается о том, что происходит в семье у Оливера.

– Хорошо. Я приду минут через пятнадцать. Поставьте чайник – я немного замерз. Ну, ну, все хорошо, – он погладил обнявшую его Арью по волосам.

За те несколько минут, что молодая Старку пробыла в сарае, морось успела превратиться в полноценный ледяной дождь.

Взвизгнув от воды, попавшей за шиворот, девушка со всех ног пустилась в дом.

Богдана Х’гар настраивала старый радиоприемник, стараясь поймать нужную волну.

– Я поставлю чайник? Якен попросил.

– Да, конечно, – пожилая женщина засуетилась, помогая Арье накрыть на стол.

Серый день, холодный ливень за окном, влажный, горячий запах травяного чая.

Арья рассматривает календарь за девяносто четвертый год, прикрепленный кнопками к стене над плитой. На нем сфотографированы молодая пара на фоне цветущих кустов ослинника. Девушке нравятся эмоции, запечатленные на этой фотографии. То, как мужчина держит девушку на руках, как они искренне улыбаются друг другу. В углу расположена надпись на немецком, но, Арья не знает, что именно там написано. Она может разобрать только слова Mann и Frau.

Арья вздрагивает, когда Якен обнимает ее за талию – она не слышала, как он зашел в кухню.

Девушка прижимается к нему спиной, не спеша разрывать объятия.

– Пошли. Бабушка ждет, – говорит мужчина через несколько минут.

Они завтракают под «Голос Пастыря» – Богдана Х’гар являлась преданной почитательницей данной радиопередачи уже много лет. Потом – собираются в дорогу.

Госпожа Х’гар обнимает их на прощание, вручая Арье банку с маринованными зелеными помидорами.

– Передашь привет своим папе и маме от меня. Якен, береги ее, – пожилая женщина строго посмотрела на внука.

Она смотрит им вслед до тех пор, пока машина младшего внука не исчезает за поворотом.

– Ты говорил сегодня с Оливером? – наконец-то Арья задает вопрос, мучивший ее все утро.

– Да. Будет развод, и, судя по всему – довольно тяжелый. Я хотел приехать к нему, но брат отказался. Сказал, что у него будет мозговой штурм с каким-то адвокатом, – мужчина заметно оживился, – Он хочет попробовать оставить детей себе. Квартира то была в собственности Оливера еще до брака. Она принадлежала нашим родителям, когда отец погиб, мама переписала ее на брата. Это все было задолго до Ирины. В общем, ситуация тяжелая и безрадостная.

– Как долго вы будете скрывать это от бабушки?

– Не знаю… Как можно дольше. Она – старый человек, и, я не знаю, как она отреагирует на происходящее.

– С одной стороны, это правильно. Лишь бы никто из доброжелателей не сказал.

– Думаю, не скажут.

– Что подарить тебе на день рождения? – спросил Якен чуть погодя.

– М… Даже не знаю. У меня все есть. Так что, действуй по своему усмотрению. А вообще, лучшим подарком будет твое внимание.

Якен слабо улыбается, поглаживая ее по волосам.

Когда они делают краткосрочный привал на заправке, Арья принимает решение перезвонить Джендри – все таки, его мать больна раком.

Якен сидит рядом, попивая горячий чай из бумажного стакана.

Как ни странно,ее бывший парень ведет себя вменяемо. Сказав все слова, подобающие случаю, Арья кладет трубку.

– Что с ним такое? Я думала, начнет дебильничать или еще что.

Господин Х’гар пожал плечами.

– Думаю, его немного отрезвила ужасающая реальность. Или он просто услышал, как ты обратилась ко мне, и решил не выделываться. Всякое бывает.

Где-то возле Рымнику-Вылча Арье звонит мама. Кэтэлина Старку ругает свою среднюю дочку за то, что не могла дозвониться к ней, потом – говорит что-то частым и быстрым тоном. Девушка испуганно прижимает руку ко рту, молча кивая.

– Бран сломал ногу на спуске. Заныл, что хочет спуститься в последний раз, и вот результат. Господи. Вот и съездили на лыжи, – Арья огорченно вздохнула, отложив телефон, – Хорошо, что не повредил хребет.

– Его загипсовали и везут?

– Да. Заодно с пакетом документов и назначений… – девушка прикусила ноготь на большом пальце.

– Ты грызешь ногти? – спросил Якен немного погодя.

– Нет… Я их прикусываю, когда нервничаю. Или тереблю волосы.

Господин Х’гар предлагает остановиться возле аптеки и купить успокоительное. Арья отказывается – девушка ощущает чугунную усталость вместе с желанием поскорее оказаться дома.

– Когда-то Оливер тоже сломал ногу. На футболе. Он очень быстро вырос, и у него начался остеопороз – кости не успели сформироваться. И, когда они играли в футбол на физкультуре, мяч попал ему по голени. И сломал ее.

– Прямо как у жеребенка… Извини… Излишки профессии.

– Ничего страшного, Олли польстит сравнение с жеребцом.

– Долго его держали в гипсе?

– Около трех месяцев. Остеопороз и все дела, нога долго заживала. Но, мой брат не унывал – он учился дома, а когда гипс наконец-то сняли – начались летние каникулы.

– У него не было проблем с учебой?

– Нет. Правда ногу пришлось долго приводить в порядок. Специальная физкультура и все такое.

– Надеюсь, Бран восстановится быстрее. И что все пройдет без осложнений. Если ты не возражаешь – я немножко помолчу.

Серый, безрадостный пейзаж, характерный для ранней валашской весны, потоки дождя, монотонно смываемые дворниками, грязь и серость.

Вскоре серая равнина покроется зеленой травкой, на которой будут пастись стада овец – черных, белых, пятнистых, на любой вкус.

Почему-то Арья вспомнила ягнят, которых регулярно приносили дедушкины овцы. Белые и черные комочки, с нежной, шелковистой шерсткой и нежными голосами. Как они прыгали на неокрепших ножках, весело виляя хвостиками, как пытались щипать траву.

– Весна скоро будет? – поинтересовалась молодая Старку у внимательно следившего за дорогой Якена.

– Она уже здесь.

– Я о такой весне… с цветочками, чтобы все зеленеть начинало потихоньку. Очень ее жду.

– Скоро, малышка, скоро.

– Потом я начну ныть, что хочу лето, потом – подавай мне осень и ведра с кизилом и айвой, а там уже неплохо бы и Рождество отметить.

Мужчина улыбнулся.

– Людям свойственно желать перемен. Хотя бы в мелочах, – он посигналил водителю на красной «Хонде», неаккуратно его подрезавшему.

– Как проходит смена времен года в Венеции?

– Ну, разница есть. Лето жаркое и влажное, зима – мягкая и теплая, осень и весна – среднее между летом и зимой. Снег бывает крайне редко, куда чаще бывают наводнения, aqua altа.

– И как это выглядит? Расскажи, мне интересно. Вода идет во время шторма с моря?

–Дожди, таяние снега с Альп, паводки на реках. Лагуна, в которой стоит Венеция, соединена с морем тремя узкими проливами. Вода просто не успевает уйти, и ее уровень поднимается. Еще бывает, что ветер действительно гонит волну, и вода может подняться по этой причине. Говорят, Венеция может исчезнуть – море ее просто поглотит.

– Что тебе нравилось в Италии?

– М-м-м… Первое время мне нравилось море. Вот, действительно. Потом меня начала раздражать вечная сырость и влага. А так – итальянцы довольно веселые и общительные. Это, вместе с оливками, мне нравилось больше всего.

– У тебя осталось там много друзей?

– Да. Некоторые из них приезжали в Румынию в гости. Как сказал Луиджи : «Я не ожидал, что у вас так красиво и интересно. И что я могу обойтись без переводчика».

– Какая у тебя любимая книга?

Якен неопределенно пожимает плечами.

– Не знаю. Я не любитель читать запоями, но, когда есть время – могу почитать какую-то хорошую фантастику или историческую литературу. Или что-то типа « Рассказа человека, оказавшегося за бортом корабля».

– Это Маркес?

– Да. Из него я читал только «Рассказ…» и «Полковнику никто не пишет». «Сто лет одиночества» и прочие мистические шедевры я бы не выдержал.

– Слишком монотонно?

– Виктория читала «Сто лет…». Однажды, когда ее не было дома, я взял эту книжку. Почему-то мой запал исчез на пятой странице. Почитав краткое содержание – я понял, что я бы просто запутался в той эпопее. Не мой формат, совершенно. А «Рассказ…» я крайне рекомендую к прочтению. Жизнеутверждающая штука, перечитывал два раза. Как-то принесу ее тебе – думаю, ты оценишь.

– Хорошо. Почему ты отращиваешь волосы?

Мужчина пожал плечами.

– Просто так.

Немного помолчав, Якен вспоминает о странных снах, которые он время от времени видел, проживая в Венеции.

– Я был каким-то стремным мужиком, типа местным… даже не знаю, как это назвать. Ассасином высшего класса. У меня был довольно высокий статус, страх и уважение. И куча учеников, которых я обучал своему ремеслу. Наверное, на мои сны повлияло несколько томов об истории азиатской мафии, которые я читал. Триада, Якудза и прочее.

– Наверное, то говорила твоя темная сторона.

– Или таким образом мой мозг переваривал «Историю человека, написанную на его лице». Это автобиографическая повесть бывшего лидера якудзы*. Он отсидел в тюрьме, потом – начал сниматься в кино на старости лет. И написал несколько книг.

– Насыщенная жизнь была у дяденьки.

Арья хитро улыбается. Потом – говорит, что Якену пошло бы кимоно. И татуировка с Кинтаро** или Тёо Дзюном***.

– Я бы носил татуировку с Они. Может быть, у демона был бы меч в пасти, кто знает, – господин Х’гар многозначительно улыбнулся.

– Я же говорю. Темный, темный Якен.

– Да-да. И одна девочка сохнет от своего темного человека.

И, иногда человека озадачивает то, насколько точно он может предугадать девочкины реакции. Будто бы он уже когда-то видел подобное. И сейчас понемногу их вспоминает.

Арья рассказывает о том, какие красивые тюльпаны цветут на их даче весной. И о том, как там тихо и какой свежий воздух.

Уголки его губ тянутся вверх – кажется, он понял эти прозрачные намеки.

– Я обязательно найду время и приеду к тебе на дачу. И ты покажешь мне их вживую.

Когда они приезжают в Бухарест, Якен первым делом везет Арью домой, помогает ей выгрузить вещи. Квартира встречает их звенящей тишиной.

– Вот мы и дома, – молодая Старку вешает куртку в шкаф, потом – идет в ванную, чтобы открыть воду, – Хочешь кушать?

– Не очень.

– А если я насыплю? Давай, приедешь домой уже сытым. Уже одним делом меньше.

Якен хитро улыбается. Потом – подхватывает Арью под бедра, прижав к стене

– А если я хочу десерт и немного нежности? Что ты на это скажешь?

Вместо ответа девушка прижимается к его губам.

Они долго целуются, Якен крепко прижимается к ее бедрам.

Арья постанывает, ощушая его через ткань брюк.

Идиллию прерывает ключ, скребущий в замочной скважине. Молодые люди едва успевают оторваться друг от друга.

– Добрый день, – к счастью, дверь открыл Рикон, – О, Арья, ты уже дома.

– Да. Где мама и папа?

– Сейчас будут нести Брана домой.

– Я спущусь и помогу, – Якен вышел из квартиры.

Скоро в квартиру заходит Кэтэлина Старку, неся в руках два рюкзака и сумку. И Эдуард Старку вместе с Якеном, несущие Брана на «стульчике».

Чета Старку благодарят господина Х’гара за помощь, предлагают поужинать.

Якен вежливо отказывается. Арья выходит вслед за свои парнем – ей охота попрощаться.

– Отдохни сейчас.

– Именно так и сделаю.

– Ты это… не переживай. Я расскажу о твоих только хорошее.

Губы Якена трогает слабая улыбка.

– Человек ни на минуту не сомневается в девочке, – мужчина крепко поцеловал ее в губы, – Когда мы увидимся в следующий раз?

– Предлагаю вторник. Завтра я буду поглощена учебой. И, чувствую, меня крепко пригрузят в связи с Брановой болезнью.

– Девочке стоит быть готовой.

– К чему? – молодая Старку лукаво улыбнулась.

– Увидишь. Доброй ночи, малышка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю