290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Крылья (СИ) » Текст книги (страница 5)
Крылья (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Крылья (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

Так что не знаю, какой черт меня дернул спросить, что случилось. И зачем я повторил свой вопрос, когда Кэрри пыталась отмахиваться и говорить, что все хорошо. Может, у меня срабатывает какой-то датчик вежливости, вытренированный подзатыльниками Фреда? А может, дело в мальчишке, чьи глаза так похожи на мои? Кэрри бросает немного взволнованный голос на мальчика, а потом, понизив голос, поясняет, что сейчас разводится с мужем. И причина для столь серьезного шага очень даже веская.

– Год назад его уволили с работы. Попал под сокращение, с каждым может случиться. Но для Саймона его работа значила многое, если не вообще все. Он буквально жил ею, дышал, постоянно витал мыслями где-то в своем рабочем кабинете. А тут раз – и ничего не осталось, – вздохнув, Кэрри берет в руки синюю тряпку и начинает протирать столешницу. – Сначала он просто был сам не свой, раздражался из-за каждой мелочи, срывался, потом извинялся. Обещал, что все будет хорошо, что он переживет этот кризис, найдет новую работу. Но время шло, а работы не попадалось. Через пару месяцев Саймон начал пить. Еще через три недели – уходить из дома. Он мог пропадать по двое, а то и трое суток. Потом возвращался и начинал скандалить. Называл нас с сыном обузами, говорил, что из-за нас у него жизнь не сложилась. В общем, чем дальше, тем хуже.

Когда Кэрри замолкает, я даже не знаю, что сказать. Перевожу взгляд на мальчишку, Рори, который, не слушая нас, продолжает рисовать. Вдруг он поднимает на меня свои глаза, и внутри что-то тоскливо сжимается – а я ведь прекрасно понимаю мальца. По себе знаю, что значит пьяный отец, который только и делает, что обвиняет в ставшей внезапно кошмарной жизни всех вокруг, но только не себя. Хотя Рори повезло больше, его мать хотя бы нашла в себе силы уйти. Моя мать так и не решилась.

– Простите, не стоило грузить вас своими проблемами, – истолковав мое молчание по-своему, говорит Кэрри. – У вас, наверно, итак дел по горло, и своих проблем тоже. И по работе, и с семьей, а тут незнакомая женщина решила излить душу…

– У меня нет семьи, – отвечаю я, впервые, наверно, произнося эти слова вслух. – У меня вообще никого нет, если уж на то пошло. Единственного… человека, которому действительно было не все равно, что я делаю и о чем думаю, я сам же и оттолкнул. Нет, ну он бесил меня жутко!

Брови Кэрри ползут вверх от удивления, но, тем не менее, она не перебивает меня и не просит заткнуться. А у меня как будто кран открылся, и слова льются из меня потоком. Сам не знаю, почему я вдруг начал болтать без умолку. Быть может, дело в том, что уже действительно накипело, а может, просто Кэрри хороший слушатель. Знает, когда надо кивнуть, где поддержать, а где даже спорить, пытаясь переубедить меня в чем-то. Когда я говорю, что из-за Фреда на меня напали призраки далеко не лучшего прошлого, женщина отвечает, что у меня вообще-то своя голова на плечах, и я должен был рассказать Фреду все, а не заставлять его ломать голову над тем, почему я себя веду так или иначе. Я удивлен, правда, потому что не считал нужным посвящать парня во все детали своей жизни.

– Ну, ты ведь говоришь, что он хотел тебе помочь. Разве можно помочь человеку, не зная, что его гложет? Чтобы устранить проблему, нужно узнать ее причину, – рассуждает Кэрри, и в этот момент что-то в ее словах цепляет меня. Она только что сказала что-то важное, что может пригодиться мне с моим расследованием.

– Причина, – щелкаю я пальцами, настолько резко меняю тему разговора, что Кэрри сначала лишь удивленно хлопает глазами, не понимая, о чем я. А я шарю руками по карманам, пока не вытаскиваю записку от неудачливого киллера, благодаря которому я встретил Фреда. – Вот, тут написано о том, что я должен присмотреться к тем, кого подпускаю к себе, а Фред не раз повторял, что я тот еще засранец. Меня хочет убить кто-то близкий, тот, кого я подпускаю к себе. И тот, кто терпеть меня не может. Вариантов не так уж и много, если подумать.

Достав из портфеля папку Фреда, я начинаю разбирать все собранные ангелом досье на две кучки. В одной из них оказываются уборщица, охранник, программисты и еще черт знает кто, кого я даже близко не знаю. Зато в другой стопке остается всего три имени, и остается только надеяться, что я прав хотя бы наполовину.

– Да вы не такой уж хороший человек, – изогнув одну бровь, говорит Кэрри.

– Вовсе нет. Я меняюсь с недавних пор, – кашляю я, собирая все папки обратно в портфель. – Ладно, спасибо за кофе, мне пора бежать. Дела, и все такое. Кстати, где вы сейчас живете? Вроде, вы ушли от мужа и…

– Мотель через дорогу. Дешево и сердито, – отвечает женщина. – А что? Хотите заглянуть в гости?

Мне кажется, мои уши начинают краснеть. Невнятно что-то буркнув, я выбегаю на улицу, стараясь стереть из памяти последние реплики. Я что, пытался флиртовать? Или просто вел себя, как идиот? Кэрри только что сбежала от мужа, который был далеко не ангелом, а я чем лучше него? Не пью, конечно, но в остальном – черствый, как говорит Фред, необщительный, пусть даже сегодня меня что-то прорвало на разговоры, дома почти не появляюсь, весь в работе. Да и у Кэрри ведь сын еще, которому нужен нормальный отец.

– Все бабы – зло, – с чувством говорит Фред, появляясь возле моей машины. Я словно в невидимую стену вписался, как только заметил ангела – он водрузил на голову шляпу с широкими полями, надел бежевый плащ и сейчас курит трубку, щуря глаза от дыма. Ну, вылитый Шерлок Холмс. – Чего глазами хлопаешь? Знаешь, вот романтик из тебя вообще никакой. Ладно, будет время, дам тебе пару уроков по пикапу. Давай в машину, пока Чарльз не вызвал тебе психиатра.

Водитель косит в мою сторону прищуренным глазом, недоумевая, чего это я вдруг застыл посреди дороги, словно увидел призрака. Не придумав ничего лучше, я приседаю на корточки и делаю вид, будто завязываю шнурки, чувствуя себя редкостным идиотом. А потом быстрым шагом направляюсь к машине, где Фред уже занял почти все заднее сиденье, невозмутимо глядя в окно.

– Может, скажешь, почему не явился раньше? – приложив к уху телефон, спрашиваю я. Фред не торопится отвечать даже тогда, когда машина трогается с места.

– Да не пихайся ты, у меня были кое-какие дела, – отмахивается Фред. – А вообще, ты мне кое-что должен. Давай, ты уже говорил сегодня это слово, скажи еще разочек. И больше искренности, покажи, что я хоть чему-то смог тебя научить за это время.

Я закатываю глаза, не понимая, за каким чертом позвал обратно этого самовлюбленного павлина? Он опять начинает действовать мне на нервы своей болтовней и просьбами, которые и на просьбы-то совсем не похожи. Скорее, звучат, как приказ, который я тотчас должен выполнить. И хотя тень обиды все еще осталась, я чувствую, что рад возвращению ангела. Словно все встало на свои места, хотя с появлением Фреда все, наоборот, стало разваливаться на странные «до» и «после», в которых я все еще безуспешно пытаюсь разобраться.

– Ладно. Извини, что наорал на тебя. Был… немного не в духе, – говорю я, не отводя взгляда от спинки переднего сиденья. Фред же начинает ковырять пальцем в ухе, словно то вдруг перестало слышать. – Я не должен был говорить все то, что сказал, и мне жаль, – немного перефразирую я, повышая голос. Ангел и в этот раз упорно пытается меня не замечать, пока я, издав рык, не пихаю его ногой.

– Эх, проехали. Извинения приняты, но все равно вышло как-то суховато. Ой, да корчись так, давай лучше сюда папку свою. Ты уже выбрал кандидатов? Отлично, скажи своему шоферу – пусть доезжает до моста и сворачивает, мы едем к Аддерли! – торжественно произносит Фред, листая бумаги.

***

Я думал, что по приезду к дому Аддерли, мы просто посидим в машине, наблюдая за входной дверью дома, или попытаемся опросить его соседей. Или… не знаю, вот правда. Никогда в жизни ни за кем не следил, а тут на тебе. Фред, выудив откуда-то черные очки и такого же цвета плащ, заставляет меня переодеться. На мои протестующие вопли он никак не реагирует, и в скором времени я становлюсь похож на главного персонажа из фильма «Матрица». Он даже волосы мои зачесал назад.

– Ты это… не глуши мотор, – засовывая в карман пиджака Чарльза зеленую купюру, говорю я. Водитель, весьма удвиленный моим поведением, покорно кивает, сохраняя молчание. И хорошо, что молчит, любой другой давно бы сбежал от меня прочь, размахивая руками.

– Для чего этот маскарад? И что мы будем делать? – спрашиваю я Фреда, который уверенно шагает к дому Аддерли. Трехэтажное здание, уместившееся между двумя многоквартирными домами, выглядит довольно эффектно – взять хотя бы большие окна и несколько лоджий с витиеватыми ограждениями. А возле входной двери, сделанной, скорее всего, из настоящего дуба, стоит широкоплечий охранник. Видимо, Аддерли очень беспокоится о своем мини-дворце, раз даже в свое отсутствие оставляет тут своих людей.

– Все очень просто. Я вырубаю охранника, затем мы проникаем внутрь дома и роемся в вещах твоего помощничка, – спокойно говорит Фред, вытаскивая из кармана кожаные перчатки и протягивая их мне. – Одень. Мы не должны оставить никаких следов, верно?

– Да, но… Погоди, кого ты вырубаешь?

Едва я только произношу свой вопрос, как Фред уже брызгает чем-то из крошечного баллончика в лицо мужчины в форме. Тот, смачно чихнув, бросает на меня удивленный взгляд, а затем, закатив глаза, плашмя валится на крыльцо. Я даже не успеваю подумать о том, жив ли этот бедняга, а Фред уже ловко вскрывает дверной замок и затаскивает захрапевшего охранника внутрь.

– Выключи сигнализацию, – хрипит под тяжестью ноши ангел, ногой закрывая за нами дверь. Я же нахожусь в шоке от того, что только что натворил этот парень, и потому сначала теряюсь, не зная, где и как отключить сигнализацию. Увеличивающий свою громкость писк помогает мне сориентироваться, и я, отыскав висящий на стене белый прямоугольник, открываю крохотную дверцу. – Так, у нас осталось меньше пяти минут прежде, чем сигнализация сработает. Давай, режь красный провод! Нет, погоди, синий! Нет, красный!

– Да тут вообще нет проводов! – заметив, что Фред начинает нервничать, я сам впадаю в какое-то подобие истерики. Что мы вообще творим? Практически напали на невинного человека, вломились в чужой дом… Что будет дальше? Начнем грабить людей в темных переулках?

– Да? – удивляется ангел. – Обычно во всех фильмах есть провода.

– Да мы не в кино, болван! Зачем ты вообще меня втянул во все это?! – начинаю я сокрушаться, наобум тыча пальцем в кнопки, которых в этом странном агрегате слишком много. Авось пронесет.

– Ты сам просил меня о помощи, – возмущается Фред. – Нет лучшего способа узнать, кто твой друг, чем копаться в его личных вещах. Так, ладно, бегом дуй наверх, ищи кабинет этого твоего Аддерли, а я попробую тут сам что-нибудь сделать. Но если что – готовься бежать.

Я бы остался и врезал Фреду просто за то, что он вернулся. А я-то думал, что с его возвращением все станет как-то проще, а не… вот так. Продолжая проклинать вечно влипающего во всякие переделки ангела, я, перескакивая через ступеньку, поднимаюсь на второй этаж. У меня слишком мало времени, чтобы делать все аккуратно, так что я буквально вламываюсь в каждую попадающуюся на моем пути комнату, которая всякий раз оказывается не тем, чем нужно.

– Хьюстон, у нас проблемы! – голос Фреда сливается с ревущей на весь дом сигнализацией, с которой, похоже, парень так и не справился. Отлично, не пройдет и трех минут, как сюда заявятся копы, а потом меня посадят, я лишусь бизнеса, на меня начнет заглядываться какой-нибудь шкафоподобный мужик с наколками на все тело… От такой перспективы меня передернуло, и я удвоил свои усилия.

Как назло, кабинет Аддерли находился в самом дальнем углу дома на третьем этаже. Раскидывая по сторонам вещи, я наткнулся на пару интересных фото, не предназначенных для всеобщего обозрения, и отыскал телефонную книжку мужчины. Если в ней окажется старый номер киллера, который мне дал Симус, тогда я нашел своего недруга. А если нет… Что ж, я и так устроил в доме Аддерли погром, но ничего такого, что говорило бы о его причастии к покушениям на мою жизнь, я так и не нашел.

– Три машины уже под окнами! Вот это будет жаркая погоня! – со счастливой улыбкой влетает в кабинет Фред, тут же бросаясь к одному из окон. Не успеваю я в очередной раз ужаснуться, как ангел с ловкостью кошки забирается на подоконник и прыгает. А снизу слышится, как полицейские выбивают ногами входную дверь, попутно крича что-то об оружии. Кажется, самое время поддаться панике.

========== Глава 10 ==========

– Наверху, проверьте наверху!

Грубый мужской голос заставляет меня сбросить с себя оцепенение и начать лихорадочно придумывать план бегства. Хотя о чем вообще можно думать? По единственной в доме лестнице уже со всех ног мчатся люди в форме, держа в руках оружие, и пытаться прорваться через них даже не стоит. Вот же смешно будет, когда меня застукают здесь, а в газетах на первых страницах появятся мои фото.

– На втором этаже чисто!

Очередной крик звучит, словно сигнал к бегству. Недолго думая, я решаю сделать так же, как Фред, стараясь игнорировать то, что прыгать мне предстоит с высоты третьего этажа. Я взбираюсь на подоконник и, зажмурившись, уже готовлюсь прыгать вниз на твердый асфальт, как слышу возмущенный возглас ангела.

– Какого дьявола ты творишь, придурок? – шипит Фред. Сначала я не могу понять, где находится ангел, потому что под окном и в ближайших кустах его не видно. И лишь когда мне в голову прилетает что-то твердое, я поднимаю взгляд и замечаю парня, стоящего на балконе соседнего дома, до которого чуть меньше двух метров. Как я сразу этот чертов балкон не заметил? Из-за своей невнимательности я мог бы сломать себе ноги или, что еще хуже, шею. – Прыгай давай, – торопит меня Фред и, смеясь, добавляет:

– Я поймаю.

Слыша, как за дверью кабинета раздаются шаги, я, молясь в душе, как ребенок, чтобы все прошло гладко, отталкиваюсь от подоконника и на какой-то момент зависаю в воздухе. Обычно в фильмах время в такие моменты замедляется, позволяя и зрителю, и главному герою насладиться так называемым полетом, но в жизни все иначе. Прыжок не длится даже секунды. Я и понять-то ничего толком не успеваю, когда приземляюсь точно на Фреда, и вдвоем мы наваливаемся на дверь, которая тут же открывается. По инерции мы влетаем в захламленное помещение, и в этот момент в окне напротив появляется человек в форме.

– Они в соседнем доме! – тут же кричит он, почему-то решив, что я не один. – Быстро туда!

– Хватит меня обнимать, – спихивая меня с себя, бурчит Фред. – Поднимайся, живо. На крышу!

Я только и успеваю, что подняться на ноги, а Фред уже ломает запертую дверь. Я даже не могу понять, где мы вообще находимся – в комнате слишком темно, и в воздухе витает запах плесени, словно здесь уже давно никого не было. Как только ангел вылетает прочь из помещения, оказываясь в не менее темном коридоре, я срываюсь с места и бегу за ним, по пути треснувшись обо что-то ногой. Чертыхаясь и проклиная непутевого Фреда, который начал снова кидаться на какую-то дверь, я помогаю ему отпереть преграду, и мы попадаем на лестничную площадку.

– Шевели булками, – снова торопит меня Фред, прикрывая дверь и указывая на лестницу. Перепрыгивая через ступеньки, мы поднимаемся на самый верхний этаж, а оттуда попадаем на крышу, по которой гуляет холодный ветер. Вид на город открывается довольно красивый, но нам некогда любоваться пейзажами – недолго думая, Фред разгоняется и перепрыгивает на крышу соседнего дома. Я, свесив язык на плечо, пытаюсь отогнать в сторону боязнь высоты, которая почему-то появилась у меня только сейчас. Еще бы, четырнадцатый этаж, тут кто угодно начнет бояться, как на мой взгляд.

– Давай, Алекс, ты же читал в детстве комиксы про человека-паука, а он и не такое умел, – сам себе бурчу я, тряхнув головой. Отступая от края крыши на несколько шагов, а потом, убрав со лба выбившуюся из общего ряда прядку волос, начинаю разбег, слыша, как трепыхается за спиной плащ. Вскочив на невысокий парапет, изо всех сил отталкиваюсь и вновь лечу, размахивая руками и с трудом сдерживая желание заорать как можно громче. Далеко внизу проносится серый асфальт, а в ушах громко свистит ветер. Приземление оказывается не таким мягким, как в прошлый раз, хотя бы потому, что Фред предусмотрительно отскакивает в сторону.

– Ты только глянь, летаешь не хуже самого Бэтмена, – усмехается парень.

– Заткнись, – советую я ему, стряхивая пыль с ладоней. Все-таки, надо учиться падать не на четвереньки.

В скором времени мы выбираемся с крыши на темную лестницу, которая приводит нас на лестничный пролет. Я сразу тянусь к кнопке вызова лифта, но Фред, усмехнувшись, напоминает мне о тех нескольких днях, когда мы не занимались пробежкой, и тащит вниз по бетонным ступенькам. Когда мы оказываемся на первом этаже, я готов рухнуть на пол без сил и принимаюсь ворчать, что у меня отнялись ноги. Ангел с невозмутимым видом выходит на улицу, а я лениво плетусь следом.

***

Чарльз все это время верно ждал нас в машине. Проскользнув в нее, каким-то чудом оставшись незамеченным для нескольких полицейских, которые все еще бродят вокруг дома Аддерли, я с наслаждением вытягиваю ноги, прося водителя отвезти меня домой. Фред же увлеченно просматривает утащенную мною записную книжку, пытаясь отыскать в ней что-нибудь интересное. До самого дома он молчит, что не может меня не радовать – я все еще пытаюсь внушить себе, что все произошедшее сегодня не было дурным сном. Губы невольно расплываются в улыбке, когда я вспоминаю, как прыгал из окна, удирая от полицейских, а до этого бесцеремонно вломился в чужой дом. Это определенно та история, которой хочется поделиться с друзьями. Только вот нет у меня друзей, что не может не огорчать.

– Нашел что-нибудь? – интересуюсь я, когда мы заходим в мою квартиру, по которой разгуливает вечерний ветер, проникший сюда через незакрытое окно в гостиной. Я тут же стягиваю с себя ботинки, которые изрядно так натерли мне ноги, и заваливаюсь на диван, ожидая какого-нибудь отчета от Фреда.

– Ну… он знает почти все стриптиз-клубы города, – хихикает ангел, кидая мне книжку. – Ничего там нет, зря только… Хотя почему зря? Отпадно же повеселились, повторим? Зануда ты, – получив от меня подушкой, заявляет парень. – Ладно, отдыхай, супермен. Завтра утром все по расписанию, помнишь? Не смей проспать.

– А ты куда собрался? – удивляюсь я, замечая, как парень пятится в коридор.

– Проверять остальных твоих «подозреваемых», – ухмыляется Фред. – Кто-то же должен это делать, а то ты у нас такой нежный. Да ладно тебе, я же просто дурачусь, не дуйся.

– Ты… знаешь, что? Спасибо за то, что вернулся, – неожиданно даже для самого себя говорю я. Парень так вообще в косяк врезается, но прежде, чем он открывает рот, я машу ему рукой. – Сначала работа, потом всем остальное. Удачи там с делами.

Так и не сказав больше ни слова, ангел удаляется из квартиры, напоследок бросив на меня удивленный взгляд. Я сам себе поражаюсь, но, тем не менее, происходящие во мне перемены мне нравятся. Я наконец-то начинаю чувствовать себя… более свободным. Те стены, которые я за долгие годы возвел вокруг себя, потихоньку начинают разрушаться. И мне не хочется отстраивать их вновь, потому что они ограничивают мою жизнь, отделяют от меня мир, который, оказывается, полон загадок и тайн. И каждую из них хочется разгадать, позабыв о времени, скучной работе и прочем. Хочется лишь открыть дверь и выйти на улицу, а там просто двигаться вперед, иногда останавливаясь, чтобы осмотреться. Правда, именно сейчас мне хочется спать.

Мельком пролистав записную книжку Аддерли, я заваливаюсь на кровать, гашу свет и закрываю глаза, предвкушая долгий сон. Но в памяти вдруг что-то всплывает, какая-то крохотная деталь, из-за которой я не могу уснуть еще в течение пары часов. То ли это связано с домом Аддерли, то ли с ним самим… У меня появляется какое-то дурацкое чувство, что я что-то упустил, и это чувство не покидает меня даже утром. Когда я просыпаюсь, Фред уже суетится на кухне, подпевая радиоприемнику.

– Как расследование? – зевая, спрашиваю я. За окном снова пасмурно, но хоть дождя нет, что уже хорошо.

– Покопался я тут в квартирке Патриции, – заявляет Фред, заставляя меня удивленно вскинуть брови. Так вот чем парень занимался ночью. Если он скажет, что ничего интересного не нашел, значит, всю ночь любовался на женщину, не иначе. – Со вкусом у нее явно проблемы, всюду статуэтки эти дурацкие, кошечки там, собачки, крокодил даже есть. И пахнет везде ароматическими свечками. Она помешана на них, ты в курсе? А, ну да, конечно в курсе, ты же того… Ладно, это к делу не относится. Так вот, единственное, что показалось мне странным, так это буклет на столике у кровати. Там все отели этого города, и один из них, самый простой и дешевый, обведен красным маркером. Уж не знаю, зачем, но это странно. Она может позволить себе что-нибудь подороже.

– Может, встречается там с тайным любовником? – пожимаю я плечами. Дешевый мотель, надо же, как «интересно». Что нам это дает? Да ничего, конечно же.

– Значит, сегодня и проверим твою теорию, – потирает руки Фред, накладывая мне двойную порцию блинов, думая, что я не вижу. – Сначала проследим за Патрицией, потом смотаемся в отель этот, глянем, что там да как. Ты ешь, ешь, день будет долгий.

***

Фред словно в воду глядел. По поводу долгого дня. Сначала мы застреваем в пробке по пути к офису, и от скуки я снова начинаю листать записную книжку Аддерли. Столько телефонных номеров и имен даже в моем ежедневнике не найти. А уж сколько здесь адресов! И пиццерии, и кафе, и рестораны, и адреса чуть ли не всех сотрудников нашего большого офиса, и отели…

– Вот оно! – восклицаю я, подпрыгнув на сиденье. Водитель от моего резкого вопля чуть не съезжает в кювет, но вовремя успевает спохватиться и выровнять автомобиль, косясь на меня изумленным взглядом в зеркальце заднего вида. Но его реакция меня мало волнует – я уже сую под нос ангелу блокнот, указывая пальцем на один из адресов, подчеркнутый жирной линией. – Отель, тот самый, видишь адрес?

– Какой самый? – не понимает Фред. Он несколько раз читает написанные неровным почерком строчки, после чего хлопает себя по коленкам, а затем, обхватив мое лицо руками, смачно целует меня в лоб. – Ты ж мой маленький гений, все замечаешь, а. Они встречаются в дешевом отеле, и тут только два варианта – либо они любовники и скрывают это. Либо…

– Либо? – напряженно спрашиваю я, когда ангел слишком затягивает с паузой.

– Либо у них есть какие-то темные делишки, о которых они не хотят распространяться, – заканчивает свою мысль Фред. – Гляди в оба, Бонни. Бонни и Клайд, ты что, никогда о них не слышал? – возмущается парень, ловя мой непонимающий взгляд. – Что ты за пещерный человек?

Он продолжает возмущаться до самого офиса, и я облегченно вздыхаю, когда он направляется к кабинету Аддерли, намереваясь присматривать за ним весь день. Мне же достается Патриция, которая по уши завалена всякими бумагами и тратить время на пустую болтовню не намерена. Это даже хорошо, потому что я сам не горю желанием трепаться ни о чем, и потому лишь изредка вызываю ее в кабинет, чтобы спросить что-нибудь о работе или попросить принести мне кофе.

– Ты опять будешь сидеть допоздна? – когда стрелки на часах переваливают за восемь вечера, Патриция приносит мне еще одну кружку кофе. Женщина уже надела свое пальто и явно готова уходить домой, в то время как я все еще пытаюсь разобраться с отчетами за прошлый месяц. Надо же, вроде всего ненадолго отлучился от работы, а втягиваться обратно уже невероятно сложно. Может, ну ее, эту работу? Денег у меня предостаточно, куплю себе домик где-нибудь в глуши.

– Работа, – уныло отзываюсь я, указывая на груду бумажек. Патриция сочувственно кивает, ставит чашку на стол и, кивнув на прощание, выходит из кабинета. Не успевает дверь за женщиной захлопнуться, как ко мне влетает Фред, запыхавшийся и хватающийся за сердце.

– Аддерли уехал, – отдуваясь, произносит он. – Не домой. В другую сторону. Ну, чего расселся? Собирайся, надо посмотреть, куда направится твоя секретарша.

С плохо скрываемой радостью, которая не ускользает от внимания Фреда, я откладываю все не просмотренные документы в сторону, надеваю пальто и большими шагами направляюсь к выходу. Офис уже практически опустел; лишь уборщица, ногой толкая полупустое ведро с грязной водой, лениво возит шваброй по полу. Нам с Фредом везет – Патриция все еще стоит на парковке и разговаривает по телефону. Мы дожидаемся, пока она сядет в машину, и только потом пробираемся к моему автомобилю.

– Следуй за ней, – говорю я Чарльзу. Он без лишних вопросов кивает и едет за Патрицией, стараясь держаться от нее на некотором расстоянии. Впрочем, женщину, похоже, мало волнует, могут ли за ней следить или нет. Она сначала петляет по улицам, пару раз останавливаясь возле продуктовых магазинов, а затем уверенно направляется в сторону одного из бедных районов городка. Как раз туда, где находится тот отель из ее буклета.

– Можно вопрос, сэр? – интересуется вдруг водитель, когда обе машины – наша и Патриции – останавливаются напротив непримечательного здания из светлого кирпича. Фонарей на это улице совсем нет, разве что над центральным входом отеля висит несколько лампочек, да за углом стоял автоматы с закусками, большие кнопки которых горят тусклым светом.

– Конечно, – пожимаю я плечами.

– Мы ведь работаем вместе уже почти одиннадцать лет. Я раньше никогда не замечал за вами ничего странного, но в последнее время вы… Ох, даже не знаю, как бы лучше выразиться, – заминается Чарльз.

– Вы считаете меня сумасшедшим? – подсказываю я ему. – Хотите узнать, почему я вдруг стал вести себя, как псих?

– Все мы немного сумасшедшие, – усмехается водитель, глядя на меня в зеркальце. – Вообще да, я хотел узнать у вас именно это, но знаете… Как говорила моя мать, когда я был маленьким: «У каждого человека свой ключ к счастью». Мне кажется, вы наконец-то нашли этот ключ.

– Нет, Чарльз, – вздыхаю я, качая головой. Фред бросает на меня вопросительный взгляд. – Мне кажется, я просто нашел большую коробку с сотнями ключей, и теперь перебираю их, пытаясь отыскать свой. Может быть, в скором времени мне повезет. А может, в этой коробке нет моего ключа. Но в любом случае, я не прекращу свои поиски, даже если на это уйдут годы.

– Ваше право, сэр, – кивает Чарльз. – Как говорится, кто ищет – тот всегда найдет.

– Этот ключ всегда был в твоих руках, – подает голос Фред. – Ты просто не умеешь им пользоваться, дурень. Открой глаза и шагай вперед. А еще лучше – глянь в окно.

Если честно, то я даже рад видеть, как к отелю подъезжает Аддерли. От начатого разговора мне стало как-то не по себе – видимо, я не привык к излишней сентиментальности. И никогда не привыкну, потому что сразу начинаю чувствовать себя какой-то сопливой дамочкой, а это мне совсем не нравится.

– Ну что, пора время раскрыть карты, друзья, – торжественно произносит Фред, когда Аддерли скрывается за дверьми отеля. – Пошли, супермен, отыщем пожарную лестницу и еще разок прогуляемся по крыше. Уверен, ты и сам ждешь не дождешься этого момента.

========== Глава 11 ==========

Пожарная лестница находится возле больших мусорных баков, в которых копается несколько облезлых котов. Один из них поднимает на меня свои громадные, почему-то светящиеся в темноте глаза, и издает грозное шипение, когда я с громким всплеском наступаю в лужу. В ботинки тут же набивается холодная вода, которая потом неприятно хлюпает между пальцев при ходьбе. Фред очень красноречиво попросил кота заткнуться, пообещав пустить его на варежки. Не знаю, услышало ли животное его голос, но, во всяком случае, шипеть перестало. Лишь продолжало смотреть мне в спину возмущенным взглядом, словно я не мимо проходил, а нагло попытался лишить его ужина.

Во многих окнах отеля все еще горит свет, так что нам с Фредом приходится карабкаться по лестнице чуть ли не ползком. Осторожно перебираясь от этажа к этажу, мы мельком заглядываем в каждый номер, до которого можем дотянуться. По большей части в отеле останавливаются супружеские пары или же одиночки, компанию которым составляет бутылка. То и дело с разных сторон слышатся возмущенные голоса, жаркие споры и ругань. Не самое лучшее место для свиданий, как по мне.

– Жди меня здесь, я гляну, кто там у нас дальше, – потирая руки, говорит Фред. Ловко перебравшись через перила, он забирается на ближайший подоконник и, цепляясь обеими руками за кирпичную стену, начинает подбираться к следующему окну. У него это получается весьма неплохо, так что в скором времени между нами уже не одно, а два окна. Пока ангел пытается разглядеть, что творится в номерах, я послушно сижу на холодных железных ступеньках, надеясь, что сегодня нам повезет, и больше не придется таскаться по чужим квартирам и подглядывать за незнакомцами, боясь быть разоблаченными. Хотя, признаться, честно, все это кажется мне весьма забавным. Наверно, у меня просто начинает развиваться шизофрения.

– О-о-о-й! – слышится испуганный вопль, и я, повернув голову, замечаю, как Фред, взмахнув руками, летит вниз с высоты четвертого этажа. Не успеваю я даже глазом моргнуть, как ангел приземляется точно на ноги, при этом умудрившись стряхнуть невидимую пыль с плеча. – Подумаешь, – отзывается он. – С кем не бывает.

С самым невозмутимым видом он начинает карабкаться обратно, напевая себе что-то под нос. Я же, хлопнув себя по лбу, отворачиваюсь и встречаюсь взглядом с котом, который не так давно сверлил меня злобным взглядом. У него шерсть какого-то странного цвета – не то темно-серая, не то светло-черная. Местами так вообще свалялась в колтуны. Сразу видно, что кот-то домашний. По крайней мере, когда-то им был.

– Чего смотришь? – когда пристальный взгляд кота начинает меня смущать, спрашиваю я. Глупо, конечно, разговаривать с животным, но в последнее время я сделал столько глупостей, что от беседы с обделенным жизнью котом хуже уже не будет. – Голодный, наверно, да? Ну, извини, знал бы, что здесь водится живность, заехал бы по пути в магазин. Хотя голодающим ты не выглядишь. Замерз, поди?

Кот продолжает молча меня разглядывать, лишь иногда подергивая некогда пушистым хвостом. У меня складывается такое впечатление, будто животное за каким-то чертом меня изучает, и я начинаю чувствовать себя так, будто попал на прием к психологу. Сразу вспоминается просторный белый кабинет с мягким бежевым креслом, столом из светлого дерева, в тон ему большим шкафом и стулом. На нем сидит хмурая женщина лет сорока, которая пишет что-то в своей тетрадке, не задавая никаких вопросов, а я сижу напротив нее в этом кресле и не понимаю, что я тут делаю. Робко пытаюсь заговорить, а женщина молчит так же, как и этот кот, и мне хочется как можно скорее оказаться подальше…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю