290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Крылья (СИ) » Текст книги (страница 1)
Крылья (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 17:00

Текст книги "Крылья (СИ)"


Автор книги: Margo_Poetry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

========== Глава 1 ==========

Крупные капли дождя барабанили по крыше автомобиля, который мчался по пустынному шоссе на довольно приличной скорости. Несмотря на отвратительную погоду и плохую видимость, водитель лишь прибавлял газу по просьбе нервного пассажира на заднем сиденье. Тот без конца тарабанил пальцами по перегородке и требовал ехать еще быстрее, хотя стрелка на спидометре и так подобралась к крайней отметке. Казалось, еще немного – и машина взлетит ввысь от столь сумасшедшей скорости, но пассажира это мало заботило. Он готов был наплевать на все меры предосторожности, лишь бы скорее добраться до своего офиса, в одном из конференц-залов которого началась очень важная презентация. Мужчина, которого звали Александр, никак не мог позволить себе опоздать.

Ему было около тридцати: темные волосы, уложенные в элегантную прическу, деловой костюм от известного дизайнера, не менее дорогие наручные часы и мобильный телефон, разрывающийся от множества звонков. Быть может, если бы Александр не решился ехать по одному очень важному делу далеко за город, то всех дальнейших событий можно было бы избежать. Никакой черный автомобиль с тонированными стеклами не пытался бы догнать несущийся на всех парах «Лексус», и никакой человек, чье лицо скрывал темный капюшон, не стал бы стрелять во взволнованного пассажира. Водитель Александра, пятидесятилетний Чарльз Брадшоу, резко свернул влево, как только заметил в боковом зеркале высунувшуюся руку незнакомца, сжимающую пистолет. Но даже этот отчаянный маневр ничем не помог – выстрел прогремел следом за режущим слух скрипом металла, когда «Лексус» вписался точно в незнакомый автомобиль. Обе машины выскочили на обочину, но Александру и его водителю повезло меньше – их транспорт влетел точно в дерево, в то время, как другая машина умудрилась увернуться от столкновения и вернулась на дорогу. А спустя несколько часов на место аварии приехала скорая, вызванная проезжающим мимо парнем на мотоцикле…

***

Медленно, словно бы с большой неохотой, сознание начинает возвращаться ко мне. Перед глазами все еще мелькают расплывчатые кадры, а в ушах стоит жуткий грохот. Буквально только что я разговаривал по телефону, а уже спустя мгновенье мое плечо и грудь пронзила дикая боль. Жуткие звуки гнущегося металла, визг тормозов и отчаянный вопль водителя смешались в один общий гул, от которого голова готова была разорваться. А потом все прекратилось так же внезапно, как и началось.

Во всем теле пульсирует боль; она не такая сильная, как в районе левого плеча – там словно раскаленный прут к коже приложили. Делаю несколько глубоких вдохов, но запаха гари не чувствую. Зато слышу, как совсем рядом раздаются шаги, а потом кто-то усаживается в районе моих ног, начав щекотать мою пятку. Это одновременно приводит в ужас и вызывает приступ раздражения, так что я открываю глаза и пытаюсь возмутиться, но вместо слов из горла вырывается хрип. Перед глазами все расплывается – неудивительно, голова кружится только так. Так что я даже не могу разглядеть человека, услужливо подавшего мне стакан воды.

– Вот честно, что ты за человек такой? – едва я только делаю первый глоток, спрашивает незнакомец. Я чуть не подавился от столь внезапного вопроса, но все еще слишком слаб, чтобы выдавить из себя хоть что-нибудь. – Тебя пришли проведать только два человека. Всего два, как ты так живешь? Только твой водитель и секретарша. И то, потому что первый лежит в соседней палате, а со второй ты спишь. Неужели у тебя совсем нет друзей?

Я осушаю стакан прежде, чем пытаюсь выдать какое-то подобие возмущения. Кто такой этот тип? И какое ему дело до того, есть у меня друзья или нет? Недовольство столь наглым допросом чуть ли не душит меня, и я не сразу замечаю, что незнакомец одет в белый халат. Он что, еще и врач мой?

– Уф, я думал, будет проще, – продолжает парень, словно бы меня сейчас тут нет. Я замечаю, что на нем потертые синие джинсы и футболка с какой-то непонятной надписью. Волосы цвета пшеницы взъерошены, словно его током ударило, а на носу криво сидят круглые очки. Интерн какой, что ли? – Друзей нет, семьи нет, только бизнес, бизнес и бизнес. Ты хоть спишь вообще?

– Ты кто? – выдавливаю я, наконец. Мне не нравится весь этот странный монолог не менее странного парня, и я хочу как можно скорее понять, что вообще происходит. Судя по окружающей меня скудной обстановке – я в больнице. Вспомнить бы только, как и почему я сюда попал.

– Ангел в пальто, – хмыкает парень, снимая очки и выкидывая их в открытое настежь окно. – Ну чего глаза выпучил? В аварию ты попал, а я тебя спас. Как-то так. Так что ты это, если что, к окну близко не подходи. Как увидишь на лбу красную точку – падай и притворяйся мертвым. Кстати, не хочешь кофе? Тут такой автомат классный, делает просто обалденный эспрессо!

Не дав мне и слова сказать, парень скрывается за дверью, не переставая нахваливать «потрясающий вкус» и «неповторимый аромат». Я все еще пытаюсь осмыслить все то, что он сказал мне, заодно пытаясь понять, рад ли я уходу странного незнакомца или же нет. Он, вроде, осведомлен о том, что произошло, в то время как я помню все очень скудно.

Шел дождь. Крупные капли барабанили по крыше нашего автомобиля. Я без конца стучал пальцами по перегородке, приказывая Чарльзу ехать как можно быстрее. Мы опаздывали… на какую-то презентацию, название которой вылетело у меня из головы. Возможно, из-за плохой погоды мы потеряли бдительность, и потому не сразу заметили едущий за нами по пятам черный джип. В какой-то момент автомобиль поравнялся с нами, и, повернув голову, я увидел дуло пистолета, направленное на меня. Потом сильная боль впилась в левую часть тела, и все померкло.

Кажется, я даже готов был распрощаться со своей жизнью. Я слышал неясный шум, почувствовал сильный толчок, которым меня буквально вышибло с заднего сиденья. Потом за ворот рубашки начали пробираться холодные дождевые капли. Всюду валялись осколки стекла, и было очень много крови. Мне казалось, что она льется с неба, надеясь утопить меня и Чарльза, и тех людей, что устроили все это. Я то падал куда-то в бездонную пропасть, позволяя реальности ускользать от меня, то возвращался обратно в разбитую машину, где все тело словно пылало в огне. В тот момент я видел окружающий меня пейзаж довольно отчетливо, а сейчас все было покрыто неясной дымкой серого тумана. В какой-то момент я увидел темный силуэт с огромными крыльями за его спиной, а потом отключился окончательно.

Я видел ангела. Сейчас я думаю, что эти видения были вызваны сотрясением или же теми лекарствами, которыми меня напичкали врачи, но тогда видения казались реальными. Я слышал тихий шелест перьев, когда незнакомец расправил свои крылья, а потом этот звук преследовал меня все то время, что я лежал в отключке. Словно где-то над моей постелью летали птицы, оберегая мой покой. Или же это все было галлюцинацией, и мне точно надо лечиться.

***

Ближе к обеду в мою палату вошел врач – мужчина лет сорока с ежиком седеющих волос на голове и с жидкой бороденкой, которую руки чесались пинцетом выщипать. Всегда считал, что ни борода, ни усы мужчину нисколько не красят. Скорее, наоборот, делают его похожим на какого-то лесоруба или деревенщину, не имеющего понятия, что такое салоны красоты и банальная бритва.

– Ну что, как мы себя чувствуем? – поинтересовался доктор, не отрывая взгляда от каких-то бумаг. Скорее всего, моей истории болезни. Или что-то типа того, не знаю. Никогда в больницы не попадал, разве что в детстве.

– Как будто меня вытащили из дробилки, – не особо дружелюбно отозвался я. Дока, похоже, мой тон ничуть не удивил. Наверно, его уже просветили насчет моего «скверного» характера. Не могу с этим не согласиться – за несколько лет, проведенных на посту директора одной из крупнейших в нашем городе фирм, я выработал привычку общаться со всеми исключительно повелительным тоном. И сейчас изменять этой привычке не собирался.

– Ничего, самое страшное уже позади. Просто чудо какое-то, что вы почти и не пострадали, – начал распинаться врач, размахивая своими бумагами. Из его слов выходило, что пуля, которую в меня выпустили, прошла насквозь через руку чуть ниже плеча и застряла между ребер. Не считая этого ранения, на моем теле остались лишь синяки да ушибы, и это несмотря на столкновение моего автомобиля с деревом. Водитель весь был исполосован осколками разбитого стекла, когда на мне не было не царапины, хотя нашли меня среды груды осколков. Чудо, явно же.

– А тот интерн, что здесь ошивался? – спросил я, когда доктор закончил строить прогнозы по поводу моего выздоровления. Мужчина недоуменно вскинул брови, а я начал злиться. – Ну парень тут бегал, сыпал какими-то вопросами. Лохматый такой, в халате и очках. Точнее, уже без очков, он выбросил их в окно.

– Простите, но не совсем понимаю, о ком вы… – изумленно протянул врач, хмурясь и нашаривая рукой ручку в своем кармане. Никак решил, что следует вызвать мне психиатра.

– Да черт с ним, – отмахнулся я, не желая больше общаться с этим недалеким мужиком. – Просто не пускайте никого в мою палату, ладно? Не хочу, чтобы меня беспокоили. И докладывайте обо всех желающих меня увидеть. И верните мне мой телефон, мне надо сделать несколько срочных звонков.

Доктор в ответ лишь кивнул, а затем удалился. Спустя пару минут в палату вошла медсестра с подносом. Помимо странного цвета каши, стакана с морсом и вилки, там лежал и мой сотовый, почему-то завернутый в прозрачный пакет. Даже не поблагодарив девушку, я сразу же разорвал пакет и стал проверять все пропущенные вызовы. Конечно же, их накопилось больше десятка, а заодно, заглянув в календарь, я понял, что провалялся в больнице около пяти дней. Вот это было страшнее всех диагнозов и той ситуации с пистолетом. Сколько крупных сделок могло сорваться за это время? Сколько клиентов моя фирма могла потерять? Сколько денег ушло в никуда?

На звонок отвечает мой заместитель, Аддерли, мой ровесник. Его имя вылетело у меня из головы, хотя это совсем неважно сейчас. Едва только мужчина гаркает в трубку: «Алекс, наконец-то!», я начинаю сыпать вопросами и спрашивать про презентацию, на которую так и не попал. В ответ Аддерли мычит что-то о том, что презентация прошла просто отвратительно. И едва слышно добавляет о том, что из-за моей аварии с нами разорвали контракты два крупных предпринимателя.

– Тебя убить хотели явно не за то, что ты конфеты в супермаркете таскал, – пытается оправдаться Аддерли, когда слышит в моем голосе стальные нотки гнева. – Газеты так и мусолят эту тему, выставляя тебя тем еще бандитом. А кто захочет иметь дело с бандитом?

***

Управлять фирмой из больницы довольно проблематично, так что несмотря на то, что рука все еще жутко болит, я пихаю доктору в карман несколько хрустящих купюр, твердя, что мне просто необходимо выписываться. Тот заставляет меня провести в белых стенах почти целую неделю, прежде чем дает согласие на выписку. Чарльз, который пострадал сильнее меня, все еще находится на лечении, так что мне приходится по-быстрому искать себе нового водителя. Сам я никогда не сажусь за руль, и это вовсе не потому, что я не умею водить. Просто я могу себе позволить не садиться за руль.

Когда все вещи собраны, я чуть ли не лечу к выходу из больницы, здоровой рукой прижимая к уху телефон. Следом за мной тащится какой-то санитар, согласившийся отнести мои вещи к уже подъехавшей машине за пару сотен. Для него это большие деньги, а для меня мелочь, всего лишь скромный завтрак в моем любимом ресторанчике. Запихнув мою сумку в багажник, он уходит, чуть не кланяясь, а я забираюсь на заднее сиденье и называю водителю нужную улицу, не прерывая своего разговора. Машина трогается с места, и до меня вдруг начинают долетать фальшивые нотки – водитель вздумал подпевать песне, звучащей из магнитолы.

– А вы не могли бы делать свою работу молча? – возмущаюсь я, раздраженно стуча по перегородке, отделяющей меня от обнаглевшего водителя. Перегородка тут же опускается, но водитель, лицо которого я вижу в зеркальце заднего вида, петь не перестает.

– Ты когда-нибудь ощущаешь себя целлофановым пакетом, который ветер носит из стороны в сторону, и которому хочется всё начать сначала? – невозмутимо напевает тот самый взлохмаченный паренек, который был в моей палате в тот день, когда я очнулся. Он подмигивает мне и продолжает подпевать Кэти Перри, пока я не замечаю, что мы едем не совсем туда, куда нужно.

– Кто ты такой и куда везешь меня? – начинаю еще больше злиться я, сбросив звонок на телефоне. – А ну останови машину!

– Нет уж, дудки, – спокойно отвечает незнакомец, сворачивая в пустынный переулок. – Сейчас мы найдем какое-нибудь тихое местечко и поговорим. Только не вопи, ладно? Голова и так что-то с утра самого раскалывается. Кстати, зови меня Фред. Я – твой Ангел-хранитель.

========== Глава 2 ==========

Кафе, в которое затащил меня Фред, похоже на спичечный коробок. Места здесь очень мало, и все столики стоят едва ли не вплотную друг к другу. К счастью, сейчас самый разгар рабочего дня, и народу почти нет. Не считая лысого старика, который косит в нашу сторону единственным целым глазом, и молодой парочки, воркующей за самым дальним столиком. Фред, с интересом осматривая все вокруг, садится за столик у окна и сразу хватает меню. Он не спешит переходить к разговорам, так что мне приходится напоминать ему, зачем мы здесь.

– Закажи кофе, – говорит Фред, убирая меню в сторону. – Учитывая твой характер, религию, манеру постоянно перебивать собеседника… Я еще не договорил, – парень делает характерный жест рукой, словно бы закрывая мой открывший рот. Я проглатываю те слова, что хотел сказать, и продолжаю мрачно взирать на этого психопата. Откуда он только взялся на мою голову? – Так вот, учитывая все это, можно смело сделать вывод, что разговор у нас будет о-о-очень долгим.

– Готовы сделать заказ? – спрашивает официантка, подошедшая к нашему столику. Я бурчу про два кофе, даже не поднимая на нее глаз, а Фред, мило улыбаясь, говорит: «Вы такая красивая». Официантка, даже не удостоив парня взглядом, записывает заказ и молча уходит.

– Так о чем это я? Ах, да. О том, что ты тот еще засранец, – невозмутимо продолжает Фред, явно не замечая, как я скрипнул зубами от злости. – Значит так. Я уже заметил, что ты человек недалекий… Нет, не так, это может тебя обидеть. Забудь, что я сказал. Дубль два. Я уже заметил, что ты…

– Ваш заказ. – Официантка перебивает парня, переставляя с подноса на стол две чашки с обжигающе-горячим кофе. Фред снова пытается с ней заговорить, но женщина словно бы не замечает его, спрашивает нужно ли мне что-нибудь еще и, получив отрицательный ответ, уходит.

Кофе на вкус напоминает мокрую газету, потому я, сморщившись, отодвигаю от себя чашку. Фред же, наоборот, не начинает говорить, пока не осушает свою чашку. Вытерев уголки рта салфеткой, словно бы мы находимся в приличном обществе, а не в каком-то закоулке на краю городу, куда ни один приличный человек точно не заглянет, парень выжидающе смотрит на меня. Потом, хлопнув себя по лбу, возобновляет свои утомительные речи.

– Как мне заставить тебя поверить в мои слова? – спрашивает он, опираясь локтями на стол. Я не могу сдержать смешка, смешанного со словами: «Да никак», а парень начинает хмурится. Он явно говорит все серьезно, и если поначалу меня это раздражало, то теперь начинает пугать. Откуда этот псих взялся только на мою голову? Мало мне что ли было покушения? О нем, кстати, и заводит речь Фред.

– Это ведь не первая попытка убить тебя, – я сухо киваю, и Фред тут же кидается на меня с расспросами. Легче все ему рассказать, чем попытаться отвязаться, так что я припоминаю случай пару лет назад, когда кто-то прислал мне бутылку с ядом. Отравленный коньяк, то ли к счастью, то ли нет, попал немного не по адресу, и в итоге в больницу загремел какой-то старик с такой же фамилией, как у меня. – Будет и третье покушение, – уверенно заявляет парень, как только я заканчиваю рассказ.

– Чего? – изумляюсь я. – Что ты несешь вообще? Явился черт пойми откуда, а теперь заявляешь, что меня снова попытаются убить? Слушай, знаешь-ка что…

– Простите… вы в порядке? – вмешивается вдруг официантка, подходя к нашему столику. Все еще разгневанный наглостью Фреда, я поворачиваюсь к женщине и довольно грубо рявкаю, чтобы она не совала нос в чужие разговоры. Но в ответ ловлю на себе удивленный и одновременно напуганный взгляд, словно бы я сейчас сказал, что собираюсь танцевать вальс с инопланетянином.

– Она меня не видит, – говорит вдруг Фред, заставляя меня повернуться к нему и попросить повторить то, что он сказал. – Она. Меня. Не видит, – начиная давиться смехом, по словам произносит парень. Мне требуется не меньше минуты, чтобы понять смысл его фразы, а потом я поворачиваюсь к официантке, которая по-прежнему смотрит лишь на меня.

– Вы его не видите? – задаю я самый идиотский во всем мире вопрос, указывая в сторону Фреда. Глаза официантки расширяются еще больше, и она отрицательно качает головой. Я даже не знаю, что думать, лишь хлопаю ресницами, пока меня не озаряет одно-единственное логическое объяснение. – Я понял. Вы сговорились. Все вы! – вскочив на ноги, я указываю пальцем сначала на официантку, затем на старика, чей единственный глаз вот-вот вывалится из глазницы, а потом и на молодую парочку, которая с не меньшим ужасом взирает на меня. – Это все глупый розыгрыш. Но я раскусил вас!

Даже Фред перестал смеяться. Изогнув одну бровь, он смотрит на меня, как на сумасшедшего, пока я продолжаю доказывать всем, что догадался об этом глупом обмане. Меня переполняет гордость за самого себя, но она быстро исчезает, уступая место какому-то сомнению. Уж слишком реалистично выглядит страх на лицах этих людей. Да и сам Фред что-то не спешит махать руками и вопить, что весь его коварный план по одурачиванию меня провалился. Кажется, тут не все так просто.

– Мне пора, – выдавливаю я, доставая из кармана пару банкнот и бросая их на стол. Не дав официантке сказать ни слова, я выскакиваю за дверь кафе и несусь к машине, желая укрыться в ней от всех этих перепуганных взглядов. Что, черт возьми, это вообще было? Идеальная постановка глупого розыгрыша или что-то более серьезное? Необъяснимое?

Когда в машину возвращается Фред, невозмутимо жующий яблоко, явно украденное со стойки в кафе, я уже готов рвать на своей голове волосы от той кучи вопросов, что гложет меня изнутри. Кто такой Фред на самом деле? Что это за трюк был в кафе? И был ли это вообще трюк? Откуда парень знает о том, что меня уже пытались убить? Что ему вообще от меня нужно?

– Ладно, начнем по-порядку, – вздыхает Фред, заводя мотор. – Меня зовут Фред. Я твой ангел хранитель. Знаю, ты думаешь, что я чокнутый, или что ты чокнутый, или что мы оба чокнутые, но это не так. По крайней мере, я проверялся не так давно, у меня с мозгами все в порядке. А у тебя – нет, раз ты игнорируешь то, что тебя чуть не убили, и мчишься скорее работать. Серьезно, мужик, о чем ты только думаешь?

– О том, что ты скоро заразишь меня своим безумием, – бурчу я, пытаясь переварить услышанное. И все равно вся эта история с ангелами не укладывается в моей голове. Здесь точно есть какой-то подвох. Наверняка мои конкуренты наняли этого парня, чтобы он свел меня с ума. Ну а почему нет?

– Я хочу тебе помочь, правда, – вздыхает Фред, не отводя взгляда от дороги. Кажется, он все-таки решил отвезти меня в мой офис.

– Давай я лучше заплачу тебе, чтобы ты больше не лез ко мне, идет? – спрашиваю я, начиная шарить по карманам в поисках бумажника. – Сколько ты хочешь? Тысячу? Две? Я готов расщедриться даже на пять, я серьезно.

– На что мне твои деньги? – тут же возмущается Фред. – В смысле, я бы не отказался от них, не так давно я видел прикольную футболку… Но я все равно не отстану. У каждого человека есть свой ангел хранитель, и знаешь, как у нас говорят? Своего хранителя не выбирают. Так что смирись с этим, отныне мы вместе будем нести тяжкое бремя твоей скучной жизни. Как-то мерзко прозвучало, мне аж поплакать захотелось от того, насколько ты никчемен.

Сказать, что его слова вызывают во мне дикое желание свернуть этому типу шею, значит не сказать ничего. Всю дорогу до офиса Фред раздражает меня все сильнее, неся совсем уж какую-то околесицу. Ну да, я много работаю, но зато я обеспечен, красив и могу позволить себе все, что захочу. Выходные? Семья? Хобби? Ни о чем таком и слушать не желаю. Работа и есть мое хобби, моя семья и все в этом духе. Мне ни к чему выходные, я не люблю тратить время попусту. Не люблю ходить в кино и театры. Не читаю комиксов и не смотрю всякие развлекательные передачи. Не разбираюсь в музыке. Не слежу за модой, предпочитая одеваться в однотипные деловые костюмы. Не хожу на вечеринки, не считая обязательных корпоративов. Когда мы подъезжаем к моему офису, Фред ударяется головой о руль и начинает картинно рыдать, заодно слишком уж серьезно спрашивая, не хотел ли я когда-нибудь застрелиться от такой жизни.

Игнорируя его слова, я выбираюсь из машины, борясь с какими-то смешанными чувствами. Вроде как я озадачен, удивлен, немного напуган, сбит с толку и раздражен одновременно. Все еще не могу разобраться, верю ли я словам Фреда про ангелов, но в тоже время горю желанием избавиться от надоедливого парня. Он выбесил меня своими расспросами, и в тоже время до чертиков напугал, заставляя думать, что у меня развивается паранойя. В конце концов, видя мои душевные терзания, Фред предлагает сделку.

– Ты же все равно от меня не отстанешь? – вздыхаю я, понимая, что мой единственный выбор – это согласиться с затеей парня, какой бы дурацкой она не оказалась.

– Конечно нет, вздумал он тут от меня отвязываться, – возмущается Фред, картинно взмахивая руками. Того и гляди, влепит мне подзатыльник. – Давай договоримся так. Сейчас мы вместе идем до твоего кабинета, а по дороге я говорю вслух все, что думаю, о каждом встречном. И если хотя бы один оскорбит меня в ответ, значит, я тот еще брехун и можешь смело дать мне пинка. Но если никто меня не заметит… Ну тут даже младенец поймет, что в таком случае я говорю правду, и меня на самом деле никто не видит. И тогда ты должен будешь делать все, что я говорю. Я никуда не денусь, пока не избавлю тебя от очередного покушения, и не изменю твою жизнь в лучшую сторону.

– Наверно, меня еще не до конца отпустил наркоз, – скептически говорю я, все же соглашаясь на эту сделку. Будь же проклят тот день, когда этот недоделанный ангел ворвался в мою жизнь.

***

– И что я тебе говорил? – нагло закидывая ноги прямо на стол, торжествующе произносит Фред. Мне остается только скрипеть зубами от злости, за которой я прячу свой подлинный страх. Еще бы, когда весь мой офис, все сотрудники, все до единого, не обратили на Фреда никого внимания. А какой отсюда может следовать вывод?

Мы тащились по коридорам со скоростью беременной черепахи, и Фред то тыкал пальцами в проходящих мимо работников, то громко напевал непристойные частушки, то вообще вытворял черт пойми что. Снял штаны и уселся голым задом на ксерокс, а секретарша потом в ужасе выбрасывала в мусорное ведро испорченные неприличным изображением листы. Патриция, так зовут секретаршу, чуть ли не в истерике стала вызывать мастера, уверенная в том, что офисный агрегат сломался. А пока мастер неторопливо поднимался на лифте, Фред успел еще и разбить автомат с газировкой. Как уверял потом парень, это вышло случайно. Хотя на самом деле, автомат разбил вовсе не Фред, а один из сотрудников, причем своей же головой. Несчастный споткнулся об упавший из рук ангела степлер. И ведь даже после того, как пострадавшему вызвали скорую, никто даже не посмотрел в сторону Фреда.

– Ладно. Допустим, ты не врешь… – начинаю я, но меня тут же перебивает возмущенный возглас Фреда.

– Что значит – допустим? – Ангел чуть ли не молнии в меня взглядом мечет. – У нас был договор, забыл? Теперь ты должен быть паинькой и слушаться меня. Для начала – мы поработаем над твоей раздражительностью. Не, ну ты лицо свое видел вообще? Глаза пучил, ноздри раздул, даже уши в разные стороны топорщатся! Раздражает меня твоя раздражительность, в общем.

Снова ничего толком мне не объяснив, Фред быстрым шагом покидает мой кабинет, а спустя минуту ко мне заходит Патриция. В руках она держит поднос, на котором стоит чашка с ароматным кофе и тарелка с булочками. Желудок начинает предательски урчать, как только запах свежей выпечки долетает до моего носа.

– Я рада, что ты снова здесь, – с улыбкой говорит Патриция, осторожно опуская поднос на стол. – Я навещала тебя, если ты не помнишь. И вот, с возвращением, так сказать. – Женщина вытаскивает из внутреннего кармана пиджака какую-то открытку и водружает рядом с чашкой. Я в ответ молча киваю, хотя Патриция явно ожидает от меня чего-то другого. И в тот же миг я вдруг ощущаю смачный подзатыльник, из-за которого у меня чуть глаза из орбит не вылетают.

– Спасибо скажи, образина бестолковая! – гневается Фред, снова поднимая руку. От изумления я хрипло выдавливаю нечто, отдаленно похожее на «спасибо», чем вызываю на лице Патрицию легкую улыбку. Словно бы не заметив, как я корчусь, потирая ушибленный затылок, женщина удаляется из кабинета.

– Да ты совсем что ли? – тут же рычу я. – Сейчас я тебе…

– А ну цыц! – шикает Фред, на всякий случай, отскакивая от меня в сторону. – Пей кофе и не возмущайся. Давай, я серьезно. С хорошим манерами, я гляжу, у тебя тоже напряженка. Да ты просто самый никчемный человек! За что ты мне достался?

– А ты самый никчемный ангел хранитель, – в ответ огрызаюсь я, все-таки хватая кофе и аппетитную булочку. С наслаждением вгрызаюсь в мягкое тесто и прихлебываю горячий напиток, невольно замечая, что у него немного странный привкус. Отдает каким-то лекарством, судя по запаху. Или у меня после больницы начались вкусовые галлюцинации? Тем не менее, голод берет свое, так что я съедаю все, что принесла мне Патриция, и допиваю кофе до последней капли. Как позже выясняется – зря.

***

– Кажется, я немного переборщил с успокоительным, – задумчиво произносит Фред, нарушая тишину, повисшую в кабинете.

Вот уже третий час я чувствую себя каким-то овощем. Аддерли, который влетел в мой кабинет, размахивая своим сотовым и крича, что еще один партнер разорвал с нами контракт, застывает, как вкопанный, когда ловит на себе мой равнодушный взгляд. Мне хочется просто сидеть и смотреть в одну точку, хотя я заставляю себя выдавить: «Это печально. Мы скоро можем разориться. Зайди позже». Аддерли в немом шоке открывает и закрывает рот, словно рыба, выброшенная волной на берег. А я что? Я продолжаю смотреть куда-то вперед, и в голове нет ни единой мысли. Мне хочется придушить Фреда, но это желание настолько тусклое и слабое, что я быстро о нем забываю.

– Зайду позже, – наконец, хрипит Аддерли, уходя из кабинета и громко хлопая дверью. Я ловлю на себе немного смущенный взгляд Фреда, но не могу даже возмутиться по поводу всей этой ситуации. Все кажется мне таким далеким и неважным, что я позволяю себе расслабиться в кресле, вертя в руках карандаш.

– Вот, кстати, пока успокоительное еще не отпустило тебя, – начинает Фред, задумчиво почесывая затылок. – Я поцарапал твою машину. Случайно. Правда, случайно. А еще я был у тебя дома. Там был такой бардак, что я позволил себе немного прибраться… И, в общем, случайно постирал твои белые рубашки с черными носками. Зато какой там теперь красивый узор, ты бы только видел!

Я знаю, что должен воткнуть карандаш в глаз ангелу, который принялся уверять меня, что и тостер мне напрочь был не нужен. Как и телевизор, который «все равно не показывал нужные каналы». Этот парень умудрился испортить весь мой сегодняшний день, выставив меня дураком в кафе и накачав лошадиной дозой успокоительного. Разгромил мою квартиру, притом я даже был не в курсе, что он там был. И теперь сидит передо мной, весь такой невиноватый и спокойный, рассуждает о том, что у нас с ним, якобы, много важных дел и все такое. А я лишь продолжаю смотреть куда-то прямо, и без конца задаюсь одним-единственным вопросом – во что я влип на этот раз?

========== Глава 3 ==========

Действие успокоительного заканчивается лишь под утро следующего дня. Возможно, именно по этой причине Фред остался ночевать в моей квартире, включив в себе функцию Золушки и расчистив тот кавардак, который обычно творился кругом. Разбросанные вещи, кипы бумаг тут и там, старые газеты, которые давно уже пора выбросить, коробки из-под пиццы… Мне все равно, что творится у меня дома, потому что большую часть времени меня здесь не бывает. Гостей я не вожу, семьи у меня нет, так к чему тратить время на уборку? Главное, что в моем офисе всегда идеальный порядок, а мой кабинет и вовсе сияет. А вот Фред, похоже, просто в ужасе, раз полночи провел со шваброй и веником, гоняя по полу пыль из одного угла в другой. Еще он, кажется, испортил стиральную машинку, потому что утром, едва только я опустил ноги с кровати на пол, ощутил прикосновения ледяной мыльной воды к своим пяткам. Как оказалось, неудачливый ангел затопил не только мою квартиру, но еще и соседку, которая и разбудила меня громким стуком в дверь.

– Да чтоб тебя разорвало! – выругался я, шлепая по воде к двери, пока Фред щемился где-то за моей спиной в ужасающего вида фартуке, повязанного на потертые джинсы. Где он только откопал это ядерного цвета безумие?!

– Господи помилуй! – выпалила соседка, старушка лет ста, если не больше вообще, едва я открыл дверь и вышел на порог. Она выпучила свои и без того огромные глаза, которые заставляли меня частенько сравнить женщину с мухой, а потом перекрестилась.

– Пришлите мне чек на ремонт, я оплачу, – бурчу я, пока соседка открывает и закрывает рот, с каким-то непонятным ужасом взирая на меня. – Ну что еще? – не утерпел я, когда женщина стала тыкать в меня пальцем. Обозвав меня Сатаной, старушка вдруг резво помчалась обратно в свою квартиру, а я лишь задумчиво почесал затылок, пытаясь понять, когда у этой ненормальной успел обостриться маразм. Правда, едва мои пальцы касаются головы, как я издаю вопль и бегу в ванную. То, что я вижу в зеркале, едва не заставляет меня поседеть. Хотя лучше уж сверкать белесыми прядками, чем выпутывать остатки своих волос из ярко-оранжевых бигуди, которыми моя голова почему-то довольно щедро усыпана.

– Я подумал, что тебе пора сменить имидж, – пискнул Фред, по-быстрому ретируясь из моей квартиры. Я успел лишь запустить в него бутылочку шампуня, но, к несчастью, она врезалась в дверной косяк и рухнула на затопленный пол.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю