290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » В ритме адажио (СИ) » Текст книги (страница 8)
В ритме адажио (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 21:00

Текст книги "В ритме адажио (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Джон остановился перед самыми дверьми. Господи, сколько ужасов приходило ему в голову! Да, Шерлок умел злить. Порой Джону хотелось за каждую фразу стукнуть его по голове, но он никогда не задумывался о том, что было бы, не вернись Шерлок обратно.

В ресторане было шумно. Повсюду слышались смех и разговоры. Джон до такой степени отвык от подобных мест, что в какой-то момент он почувствовал себя некомфортно.

– Добрый день, сэр, – к нему подошёл один из официантов. – Вы бронировали столик?

– Да. Да, то есть не я, а моя жена. Она должна быть где-то здесь.

– Имя вашей жены?

– Мэри. Мэри Ватсон. Или уже Морстен.

Официант бросил на него заинтересованный взгляд исподлобья, после чего заглянул в свой блокнотик.

– Да, шестой столик для Мэри и Джона Ватсон. Пойдёмте, я вас провожу.

Столик находился чуть влево от центра. Когда Джон увидел Мэри, то испытал ещё более сильное желание уйти. Женщина, которая, пожалуй, причинила ему гораздо больше боли, чем Шерлок, хотя пуля только задела его.

– Миссис Ватсон, ваш супруг прибыл. Если что-то понадобится, зовите меня.

Мэри подняла голову, и Джон заметил смятение на её лице. В этот момент она выглядела самой обычной женщиной, которая никогда не притворялась и не жила обманом. Джону потребовалось собрать всю силу воли в кулак, чтобы сесть напротив и не выйти из себя.

– Значит, всё ещё Мэри Ватсон, – сказал Джон, отложив меню в сторону.

Где-то в глубине души ему хотелось, чтобы Мэри разрушила все сомнения, улыбнулась и объяснила, что произошло на самом деле; что её заставили, ей угрожали или даже шантажировали. Что угодно – лишь бы Мэри перестала смотреть на него так холодно, так чуждо. Однако надежда таяла в душе Джона с каждой прошедшей секундой.

Мэри не улыбалась.

– Нет, – наконец произнесла она. – Я никогда не была Мэри Ватсон. Но мне пришлось. Извини.

– Я… не понимаю. Зачем? Зачем?..

– У всех нас есть два пути, – продолжила Мэри, не отводя взгляд. – Кто-то выбирает семью, а кто-то – работу. Я выбрала работу, Джон. Она для меня на первом месте.

– Работа?

– Я наёмная убийца, Джон. Но в этот раз пришлось немного изменить тактику. Мне ещё никогда не приходилось настолько сближаться с кем-то. Я не думала, что всё зайдёт так далеко.

– Но почему я? Я обычный врач…

– Ты друг Шерлока Холмса. И только ты мог знать больше, чем остальные. Были люди, которые не верили в то, что Шерлок действительно погиб. Были люди, которые не верили даже в смерть Мориарти. И, как видишь, они оказались правы. Моё появление в твоей жизни было лишь подстраховкой, но в итоге сыграло большую роль.

Та Мэри, которая сейчас разговаривала с Джоном, была чужой. Он смотрел на неё и не верил, что здесь существовали любовь, доверие, преданность. Он вспоминал те дни, когда только встретил Мэри. Она показалась такой хрупкой, такой доброй и близкой, что Джон принял это за Судьбу. А те дни, когда он рассказал Мэри о Шерлоке? Готовиться пришлось долго, но после мучительного погружения в прошлое Джон получил то, чего ему так не хватало – поддержку.

Джон решил, что так зарождается любовь. Но…

Он всего лишь друг Шерлока Холмса. Любовь, за которую он принял поведение Мэри, была обманом.

– Я должна была следить за тобой, а когда необходимость в этом исчезла, пришлось всё закончить.

– Но я жив. Я всё ещё жив, хотя меня спасла случайность.

– И я рада, что ты жив. В твоей смерти не было необходимости, но он посчитал иначе.

– «Он»?

– Ты уже знаешь его имя. Себастьян Моран. И если бы Шерлок не имел привычки использовать тебя в качестве слушателя, второй бы попытки убийства не произошло.

Джон вздрогнул. Мэри работает вместе с ним?

– Значит, это было нужно ему? А те сообщения? Это тоже из-за него? Ты следила за мной, а когда отходила в сторону, посылала сообщения, из-за которых мне порой ночами не спалось!

В завершении пламенной речи Джон громко ударил кулаком по столу. Пальцы отозвались ноющей болью.

– Прости, Джон, – неожиданно тихо и мягко сказала Мэри. – Это тоже было прикрытием.

– И для чего на этот раз?!

– Для того чтобы помочь тебе. Я посылала те сообщения, потому что за телефоном следили. Каждое отправленное сообщение говорило о том, что я выполняю свою работу. Сообщения должны были подготовить тебя к моему исчезновению.

– А как же то последнее сообщение? С шифром?

– Оно было отправлено с другого телефона, о котором Моран не знал.

– То есть… ты предупредила о Мориарти втайне от Морана?

– Да, – Мэри облокотилась на стол, сцепив пальцы рук. – О том, что Джим Мориарти жив, мы узнали позже, чем о Шерлоке. Поначалу даже после возвращения Шерлока всё шло хорошо. Моран хотел создать свою собственную сеть из подчинённых ему людей, хотел повторить грандиозный шедевр Мориарти в преступном мире, несмотря на то что когда-то он был ему предан. Он винил Шерлока Холмса в смерти Мориарти, и чтобы спастись, когда гигантская сеть начала рушиться, пришлось уйти, исчезнуть и выживать самостоятельно. Моран даже мечтал отомстить если не Шерлоку, то хотя бы тебе, – она сделала паузу, впервые отведя взгляд. – Я должна была положить начало. Именно тогда кто-то из оставшихся людей Мориарти обмолвился, что своей смертью он отсеял всех, кто больше не был ему нужен.

Джон продолжал внимательно слушать Мэри, но она снова посмотрела на него только в тот момент, когда неподалёку стоящий официант сделал попытку подойти к ним и поинтересоваться, не хотят ли они чего-нибудь заказать.

– Знаешь, что случается с теми, кого предают? Знаешь, что чувствуют люди, с которым поигрались, как с игрушкой, и выбросили?

– Знаю, – неожиданно для себя ответил Джон, хоть и предполагал, что Мэри не пыталась его задеть.

– Такие, как Моран, не прощают обид. Мориарти его недооценил, и это больно ударило по самолюбию. Идея мести Шерлоку через тебя утратила значение, но я осталась рядом – на всякий случай. Когда Шерлок вернулся и объявил миру, что жив, это не помешало Морану продолжить строить свой замок. Но в один момент возникли две преграды: первая – кто-то выдавал себя за Себастьяна Морана и исполнял его работу убийцы. Обычным людям нельзя было знать, кто исполнитель их желаний – слишком опасно оказаться раскрытым. И вторая проблема – появление Шерлока на пути. Совпадение? Вряд ли. Только один человек имел настолько огромную власть, чтобы противостоять новому восходящему королю преступного мира.

– Старый король, – догадался Джон.

Она кивнула.

– Я хотела предупредить о Мориарти. Шерлок был здесь лишь пешкой; настоящее противостояние скрылось от ваших глаз. Поэтому я решила, что если рассказать Шерлоку о Мориарти, ни ты, ни он не пострадаете. Прости, Джон, – повторила она, – прости за пистолет. У меня не было выбора. Я верила, что ты сможешь избежать пули, что удача отведёт её от тебя, и я не ошиблась.

– Моей удачей был Шерлок.

Мэри понимающе посмотрела на него, а Джон вдруг явственно осознал, насколько сильно он обязан Шерлоку. Она достала из сумочки блокнот в бордовой обложке и, положив его на стол, пододвинула к Джону.

– В этом блокноте ответы на вопросы Шерлока.

– Я слышал о нём вчера вечером.

– Никки Кэри вела двойную жизнь. Для всех она была художницей, но на деле ничем не отличалась от меня, – глаза Мэри погрустнели. – И она работала на Мориарти. Именно она была той, кто представлялся Себастьяном Мораном перед людьми, желающими мести, тем самым афишируя его имя. Чтобы загладить это, Моран убивал их, но не лично.

– Да, Шерлок уже понял это.

– Думаю, Шерлок понял всё до последних мелочей, но доказательств у него нет.

В какой-то момент Джон восхитился Мэри.

– В этом блокноте есть имена тех, на кого Шерлок выходил – Жаклин Адамсон и Дуайт Ломан. Имена клиентов на картины и тех, кого нужно устранить, записаны вперемешку, так что случайно заглянувший в блокнот человек не заподозрит совершенно ничего странного. Только Никки знала, какое имя к какой категории относится, но если присмотреться, можно увидеть, что они написаны разными ручками. Уверена, Шерлок сможет использовать это в свою пользу.

– Ладно. Но ведь она была убита Мораном. Почему?

Вместо словесного ответа Мэри открыла блокнот на нужной странице и указала пальцем на обведённое несколько раз имя Себастьяна Морана.

– Он был её целью. Он стал мешать Мориарти. А тех, кто ему мешает, Мориарти предпочитает попросту убирать с дороги. Никки была осторожной и смогла выследить Морана, но он заметил слежку и убрал её первым. Слышала, Шерлок подозревал её парня – Брета, но он здесь не замешан. Чтобы пробраться в квартиру, её вовсе не нужно взламывать, если есть слепок ключа. Нужно только отвлечь внимание Брета, вытащить ключ, сделать слепок и вернуть оригинал, словно ничего и не произошло.

– Моран сделал это собственноручно? Пробрался в квартиру, пока Никки работала над картиной, и убил её?

Мэри промолчала.

– Что ж, видимо, мистер Моран действительно неплохо стреляет, но вот когда дело доходит до убийства, которое нужно представить как самоубийство, у него начинаются проблемы.

– Это была я, Джон, – легко произнесла Мэри. – Я убила Никки Кэри. Я намеренно совершила ошибки. Ты уже забыл, кем я представилась в начале сегодняшней встречи? Я работаю с Мораном, я вынуждена ему помогать.

– Но ты призналась, что специально предупредила меня и Шерлока о Мориарти, принесла блокнот в качестве доказательства, а теперь сознаёшься в убийстве. Зачем, Мэри, зачем? – взмолился Джон.

– Потому что я люблю тебя, – казалось, эта фраза далась ей гораздо сложнее всего, что она говорила ранее. Будто эта фраза была чем-то незнакомым и самым искренним из всего, в чём приходилось признаваться.

Мэри дотянулась до руки Джона и осторожно сжала её, накрыв ладонью.

– И ты любишь меня, знаю. Но я не твоё счастье, а у тебя есть человек более важный, чем я. Я ничего не умею в этой жизни, кроме как пользоваться пистолетом. Всё, что я могу – это помочь тебе, а потом уйти.

Джон почувствовал, как на глазах выступили слёзы.

– Это прощание. Я возвращаю тебе свободную жизнь и кольцо, что ты подарил мне, – она сняла с безымянного пальца кольцо и положила его на блокнот.

От блеснувшего в свете ламп кольца Джона замутило. Мэри встала из-за столика и, слегка присев, коротко поцеловала Джона в щёку. Он старался не смотреть на неё – слишком было больно. Пришлось даже сосредоточиться на шуме ресторана, чтобы отвлечься от удаляющегося стука каблучков.

– Мэри! – позвал он, когда та уже отошла от столика. – А как же ребёнок? Это тоже ложь?

Казалось, она действительно испытывала сочувствие и лёгкое замешательство.

– Я никогда не была беременна, Джон. Никогда. Ты поверил в то, во что хотел верить.

***

В тот день Джон вернулся поздно. Зайдя домой, он обнаружил, что гостиной овладели тишина и темнота, свет не горел, а Шерлок, похоже, и вовсе уже спал. Достав блокнот, Джон остановился около порога и долго-долго смотрел на матовую бардовую обложку. Кто бы мог подумать, что хозяйка этой простой вещицы послужит причиной для чреды таких неприятных событий.

Практически все дела, за которые брался Шерлок, были запутанными, странными и двусмысленными. С двойным дном. Однако все они имели начало и конец. Здесь же, несмотря на наконец-то вырисовавшуюся общую картину, Джон конца не увидел.

Джим Мориарти по-прежнему оставался на свободе, о том, что он жив, знают лишь некоторые люди. Когда-нибудь придёт время, и он напомнит миру о себе. Снова.

С Себастьяном Мораном всё оказалось куда сложнее; Шерлока явно беспокоило существование такого человека, но даже он ничего не мог с этим поделать. Джону оставалось лишь надеяться, что теперь два преступных лидера продолжат свою войну на нейтральной территории и не станут вмешивать Шерлока. Хотя бы сейчас.

Сняв верхнюю одежду, Джон встал на границе кухни и гостиной, смотря на закрытую дверь в спальню Холмса. Подождать до завтра? Вроде бы не к спеху. Он развернулся на пятках и шагнул обратно в сторону выхода, но его остановил протяжный зов.

– Джо-он! – услышал он голос Шерлока.

Значит, всё-таки не спал.

Вздохнув, Джону пришлось сменить направление. В спальне было темно, но благодаря свету на кухне ему удалось увидеть, что Шерлок лежал на застеленной кровати поверх покрывала на спине, закинув руки под голову. Взгляд его был устремлён в потолок.

– Я думал, ты спал.

– Я не спал, я думал, – возразил Шерлок. – Ты хотел со мной поговорить?

Джон решил, что выдал себя неуверенными шагами и ожиданием около кухни.

– Да, я хотел с тобой поговорить.

– О чём же?

– Полагаю, ты знаешь, о чём.

– В разговорах о женщинах я бесполезен. В разговорах о бывших жёнах, сбежавших и предварительно попытавшихся кого-то пристрелить – тем более. Придумай тему поинтереснее.

– Я не хотел обсуждать с тобой Мэри, – Джон помотал головой. – Мэри – это только моя проблема, но… она рассказала мне о Моране, о Мориарти, о Никки и блокноте…

– Я и так знаю, что произошло, – резковато откликнулся Шерлок.

– Ты не дослушал.

Джон потянулся к выключателю и, когда свет зажегся, поймал недовольный взгляд Шерлока. Проигнорировав его, как часто любил делать сам Холмс, он подошёл к кровати и протянул блокнот.

– Держи.

Поколебавшись, Шерлок взял его, да так осторожно, словно тот мог рассыпаться в любую секунду.

– Мэри, – прошептал Шерлок. – Ну конечно же… Кто ещё мог оказаться в том переулке и забрать блокнот, пока я стоял спиной к урне? Только тот, кто также был замешан в истории.

– Она работает с Мораном, Шерлок. Но она помогла нам. Помогла с Мориарти, с ошибками в смерти Никки Кэри, с блокнотом. Она не плохая, Шерлок.

Он поднял на Джона взгляд.

– Ты пытаешься убедить меня или себя?

– Не знаю, – выдохнул Джон. – Не знаю.

***

Утро следующего дня выдалось не менее напряжённым. Джон, прокрутившись почти всю ночь с боку на бок, смог уснуть только под утро. Когда же сон наконец-то пришёл к нему, понежиться в кровати не позволил жуткий грохот снизу. Подскочив от неожиданности, Джон несколько секунд смотрел в стену, пытаясь понять, где он находится. Когда же до него дошло, что это его комната на Бейкер-стрит, раздался гулкий топот на лестнице, завершившийся настежь распахнутой дверью.

Заморгав от неожиданности, Джон инстинктивно натянул одеяло до подбородка и неуклюже попытался сесть, глядя на запыхавшегося Шерлока.

– Ты что, решил устроить утреннюю пробежку? – пробормотал он, опираясь на локоть.

– Пробежка ещё ждёт впереди, – Шерлок подошёл к шкафу, без разрешения распахнул его, окинув взглядом одежду, наугад вытащил рубашку, джинсы и свитер и бросил их Джону.

– Ты что делаешь? Разве не знаешь, что копаться в чужих вещах неприлично вообще-то? – возмутился Джон.

– Одевайся, нам нужно ехать.

– Куда ехать? У меня работа, Шерлок!

– Так позвони и скажи, что заболел или у тебя насморк, и ты не хочешь заразить и без того больных людей, – говоря это, Холмс активно жестикулировал и кривил лицо, будто что-то его порядком раздражало.

– Чтобы сделать такое, мне хотя бы нужно знать причину.

Повернувшись к нему лицом, Шерлок замолчал на некоторое время и, поставив руки на пояс, посмотрел на комкающего одежду Джона. Почему-то это зрелище его порядком рассмешило, потому как Шерлок, расплывшись в улыбе и засмеявшись, указал на него пальцем.

– Ты очень смешно выглядишь по утрам. И что женщины находили в тебе сексуального?

Джон почувствовал, как вспыхнули щёки.

– Шерлок!

– Ладно-ладно. Сексуальность – это не то, насколько соблазнительно выглядит человек, а то, какое впечатление он производит на кого-то конкретного, – затараторил тот, но, видя, что Джона такое объяснение явно не устроило, добавил: – Успокойся, ты сексуальный, Джон, в какой-то степени. И то, что меня смешат твои растрёпанные волосы и отпечатки складок подушки на лице, вовсе не говорит об обратном.

Джон продолжал угрюмо на него смотреть, быстро пригладив волосы. Господи, неужели миссис Хадсон всерьёз думает, что с таким отношением между ними действительно что-то возможно?

– Так зачем мне нужно брать выходной?

– А, это. Лестрейд звонил. Сказал, что они взяли с поличным Дэни.

– Дэни?

– Новичок-криминалист, сынок богатого папаши, которому захотелось поиграть в служителя закона. Роль ему досталась трудная, и он её не вытянул.

– М-м, – протянул Джон, с трудом что-то соображая после почти бессонной ночи. – Вроде бы ты о нём рассказывал. Связано с галстуком.

– Браво! – наигранно восхитился Шерлок – Так ты едешь? Ты должен поехать. Не люблю ездить в Скотланд-Ярд в одиночку, там слишком много тупых полицейских.

Джон был не против взять отгул на работе хотя бы потому, что в последнее время работа не помогала ему отвлекаться. Вчерашняя встреча с Мэри стала своеобразной точкой в прежней жизни. Тот отрезок, начиная со смерти Шерлока и заканчивая вчерашним днём, теперь словно выпадал из привычного распорядка. Джон заставил себя поверить, что его место рядом с Мэри, что Шерлок остался в прошлом и даже его возвращение ничего не изменит.

Хотел ли он, чтобы Шерлок никогда не возвращался? Теперь Джон мог ответить на этот вопрос: нет, не хотел. И Мэри была права, когда всячески подталкивала его к Шерлоку, пусть даже здесь замешаны её личные интересы. Она ведь действительно была права во всём, что касалось Шерлока.

Шерлок нужен Джону. Да, ему не хватало всего этого: бессонных ночей, ранних пробуждений, опасности, риска, загадок. Ему не хватало бесконечной беготни по городу, звука выстрелов и язвительных речей Шерлока. Каждый день.

Когда они вдвоём подходили к такси, притормозившему у обочины, Джон взглянул на неровные кудри, выигрышно обрамляющие вытянутое лицо Шерлока, улыбнулся и всё-таки сказал:

– Знаешь, а ведь ты сам довольно смешно выглядишь по утрам. Только это вовсе не сексуально. Это просто забавно, Шерлок, без подтекста.

В Скотланд-Ярде их, как обычно, встретил Лестрейд и повёл в другую сторону, объяснив, что они идут к комнате для допросов.

– Дэни попался с тем, что попытался уничтожить документы нескольких последних дел. Он задержался на работе, дождался, когда все уйдут, после чего проник в хранилище и забрал несколько папок с данными о расследуемых делах. И знаешь, что он сказал, когда его поймали с поличным? – Грегори выждал паузу. – Что так ему приказал сделать Себастьян Моран. Всё-таки непростая шишка этот Моран, вот что я скажу.

Джон переглянулся с Шерлоком и спросил:

– А что было дальше?

– Дальше? Да ничего особенного. Он признался, что толкнул под машину Дуайта Ломана и сделал всё так, чтобы это выглядело как самоубийство. А ещё он признался, что заплатил тому мальчишке, ограбившему и убившему Жаклин. Тот повёлся, так как Дэни пообещал ему, что при хорошем поведении срок скостят, а когда он выйдет, то на свободе его будет ждать хорошенькая сумма денег.

– Сильно, – оценил Джон.

– Наивно, – возразил Шерлок.

– Но знаете, что самое любопытное? Дэни оказался пугливей кролика. Стоило ему пригрозить, как он сразу же сломался и сдал своего работодателя, – торжествующе объявил Грегори.

После недолгого молчания Джон и Шерлок одновременно воскликнули:

– Что?!

– Что слышали. Он сдал Себастьяна Морана. И мы его взяли.

Коридор вильнул налево. Грегори, открыв дверь, пропустил вперёд гостей, после чего зашёл сам и подвёл их к большому окну с двусторонним стеклом, за которым скрывалась комната для допросов. Там, за обычным сероватым столом, сидел скованный в наручниках мужчина. Классический чёрным костюм, белая рубашка без галстука, коротко остриженные волосы и пустой холодный взгляд.

– Это он? – в голосе Шерлока сквозило недоверие.

– Да. Знакомься, Шерлок. Себастьян Моран.

– Могу я поговорить с ним?

– Две минуты. И в моём присутствии. Именно поэтому ты здесь. Ты же вроде как слышал его голос? Нужно твоё подтверждение.

Шерлок кивком головы позвал за собой Джона.

Они вошли в комнату друг за другом, только Шерлок предпочёл сделать несколько шагов влево и окинуть всё вокруг взглядом, а Джон остался около порога, не в силах смотреть ни кого кроме сидящего за столом мужчины.

– Шерлок Холмс, – улыбнулся Моран. – Рад видеть вас. Вместе с другом, живым и невредимым.

– А вы умеете фальшивить.

– Спасибо.

– Что ж, полагаю, чтобы вернуть своё положение, вам теперь придётся перестрелять добрую половину людей в Скотланд-Ярде.

– Возможно, – мягко сказал он. – Но пока что я предпочту отдохнуть. Знаете, моя работа требует огромной сосредоточенности, так что перерыв в камере иногда может быть полезным.

Джон вместе с Лестрейдом стояли у двери, а Шерлок, подойдя вплотную к столу, опёрся на спинку свободного стула.

– Полагаю, инспектору Лестрейду нужно ваше подтверждение того, что мисс Никки Кэри убили именно вы, чтобы снять обвинения с Брета Нельсона, её парня.

– Признание в одном убийстве – это так мелочно, мистер Холмс. Я совершил таких сотни.

– Сейчас меня волнует только Никки Кэри. Признайтесь, что убили её, и поможете одному невинному человеку. Неужели у вас совсем не осталось совести?

– Как и у вас, мистер Холмс.

Джон мельком посмотрел на Лестрейда. Хорошо ли это – скрывать настоящего убийцу, когда Джон лично слышал признание Мэри? Однако всё только усложнит дело, если он сейчас вмешается и попросит Шерлока прекратить этот спектакль.

На мгновение он попытался представить, что будет дальше. В конце концов, придётся придумать историю того, почему Мэри больше не с ним. Поссорились? Мэри потеряла ребёнка и решила уйти? Или поступить по-другому: сказать, что чувства обоих остыли и Джон понял, что для него важнее находиться рядом с Шерлоком, а не в семье.

– Шерлок, просто подтверди, что это он, всё остальное мы сделаем сами, – вмешался Лестрейд.

– Да, мистер Холмс, подтвердите, что это я, а потом идите домой и отдыхайте. Не пытайтесь выглядеть сильным и независимым. Я прекрасно вижу вас насквозь. Любовь, привязанности, эмоции делают нас слабее. Уж вам ли не знать. А теперь ответьте на главный вопрос, – Моран сцепил руки в замок и холодно посмотрел на него исподлобья. – Я это или не я?

Шерлок ещё с секунду прожигал его глазами, а потом резко развернулся и вышел прочь из комнаты, не сказав ни слова.

– Я поговорю с ним. А вам нужно хорошо следить за этим типом, Лестрейд. Спасибо, что вы его взяли.

По дороге домой Шерлок отказывался разговаривать; он лишь молча смотрел в окно и игнорировал всякие попытки Джона вытянуть из него хотя бы одно слово. Когда такси остановилось, Шерлок первым выскочил на улицу, предоставив Джону возможность расплатиться за двоих.

– У вас очень угрюмый друг, – прокомментировал таксист.

– Да, он… не в настроении сегодня. Держите. Сдачу можете оставить.

– Спасибо! Идите, похоже, вашему другу не терпится добраться до спальни и расслабиться, – таксист лишь загадочно улыбнулся, а потом поблагодарил за оставленную сдачу и уехал прочь.

Шерлок сидел на диване, опираясь локтями на колени и поднеся руки к губам. В его глазах читалась откровенная паника, и Джон заметил, что его руки мелко дрожали. Прикрыв за собой дверь, он присел рядом с Шерлоком и успокаивающим движением сжал его плечо.

– Что случилось? Я не умею читать мысли, но вижу, что что-то не так.

Нет, не так. Он видел, то Шерлока что-то глодало изнутри. Что-то пожирало его с тех пор, как всё это началось. Но что? Сомнения? Страх? Неизвестность?

– Это не он, Джон, – сбивчиво прошептал Шерлок, шумно дыша. – Это был не Моран.

– Но ведь тот тип, работающий на него в полиции, сдал его. Всё подтвердилось. Он теперь под стражей, всё хорошо, не беспокойся.

– Нет, – упрямо повторил Шерлок, – это не он. Я разговаривал с Мораном по телефону. Голос этого человека очень похож, но интонации другие. Возможно, он тоже работает с Мораном, а так как благодаря мне полиция заинтересовалась им, то такому скрытному убийце нужно обезопасить себя ради будущего, – он повернулся к Джону и крепко сжал его руки. – Это не Себастьян Моран, Джон! Это…

– Тише, – прошептал Джон. – Тише… Успокойся.

Ему передалась паника Шерлока. Волна холода прокатилась по спине, и он содрогнулся. Поддавшись поглотившему страху и волнению, Джон придвинулся к Шерлоку, чувствуя, что тот не только не отстранился, но даже наклонился к нему.

Закрыв глаза, Джон мысленно свалил всё на влияние момента. В кармане уже остыло кольцо, а комната ещё была холодной и тёмной. Они сидели вместе без света, довольствуясь только фонарями за окном, и обжигали друг друга горячим дыханием.

– Тише, Шерлок, – повторил Джон, мягко сжимая его лицо в руках. – Моран, Мориарти… Да хоть целый мир! Разве тебя это должно пугать? Ты не должен бояться.

– Кто сказал, что я боюсь? – Шерлок с натяжкой улыбнулся. – Ты такой смешной, Джон. И не только по утрам.

– О, ты, видимо, просто отвык меня таким видеть. За два года странствий по миру много ли ты видел смешных Джонов Ватсонов, которые тебя так веселили?

Они снова были так близко, что у Джона перехватило дыхание. Шерлок тёплый на ощупь, и он здесь, наконец-то рядом. Джон наконец-то рядом с ним. Шумно выдохнув, он закрыл глаза, чтобы больше не смотреть на лицо Шерлока.

«Если ты будешь продолжать так на меня пялиться, ей-богу, у миссис Хадсон появится ещё больше оснований считать нас влюблённой парочкой! Поэтому прекрати. Прекрати…» – мысленно взмолился Джон, переместив руки Шерлоку на плечи.

Он почувствовал, как Холмс наклонился и шепнул ему на ухо:

– Нет. Ты такой один, Джон. Один.

Джон вздрогнул, ощутив прокатившуюся по телу волну дрожи.

– Это Мэри убила Никки Кэри, – сорвалось с его губ признание.

Шерлок беззвучно засмеялся – Джон ощутил это руками.

– Господи, ты серьёзно думал, что я не знал?

– Спорный вопрос.

– Когда я был в квартире мисс Кэри, то нашёл рядом с ней белый волос такой же длины, как у Мэри.

Джон чуть отстранился, чтобы ещё раз взглянуть в наглые глаза Шерлока Холмса. Он выглядел гораздо спокойнее, чем когда вышли из Скотланд-Ярда. Значит, у Джона получилось хоть немножко справиться с ролью успокоительного средства.

– Но ты не обмолвился о находке ни словом.

– Как я мог? Она твоя женщина, тебе с ней и разбираться.

– Она была моей женщиной. И мы уже разобрались. Навсегда. Всё, хватит с меня женщин. Слишком утомительно. Мне нужен отпуск, – Джон откинулся на спинку дивана, устало помассировав пальцами лоб и виски. – Отпуск на Бейкер-стрит в компании Шерлока Холмса и парочки запутанных преступлений.

Шерлок смотрел на него внимательно, с прищуром и излишней теплотой. От этого Джону становилось не по себе, но было приятно. В конце концов, когда ещё они с Шерлоком снизойдут до откровений, если только не под влиянием определённого момента?

– Я долго думал и решил, что должен извиниться, – перешёл Джон к долго мучившей его теме. – Я обещал, что между нами ничего не изменится после моей свадьбы, но ошибался. Прости, Шерлок, что не сдержал обещание.

Поначалу лицо Холмса ничего не выражало, и Джон было решил, что только зря потревожил старую рану.

– Так вот что ты всё время недоговаривал.

Джон протянул вопросительное «м?», но быстро понял, что к чему, и старательно закашлял, пытаясь сдержать смех. Как он мог забыть, что Шерлок, вообще-то, порой наперёд узнаёт его мысли?

– Что ж, пожалуй, я разрешу тебе провести отпуск в компании меня и парочки запутанных преступлений, – сжалился Шерлок, и Джон с трудом поборол желание стукнуть его чем-нибудь тяжёлым.

– Я тебя когда-нибудь прикончу, – пообещал он.

– Это не так-то просто.

– Посмотрим. Я ведь даже не пробовал!

– Не стоит, Джон, ты ведь потом будешь плакать.

– Шерлок!

– Что такое?

– Я попробую прямо сейчас, и, боюсь, попытка завершится удачно!

– Тук-тук! – в дверь постучали, и Шерлок с Джоном замолчали, дружно уставившись на дверь.

Миссис Хадсон заглянула в гостиную с самой жизнерадостной улыбкой, на которую она только была способна, и показала обсыпанный шоколадной крошкой торт с красными масляными лепестками цветов.

– В кондитерской через дорогу сегодня скидки, вот я не удержалась и захватила пару тортиков. Дай, думаю, порадую своих мальчиков, а вы тут как раз ссоритесь! – Она подошла к журнальному столику около дивана и поставила перед Джоном торт. – Не ссорьтесь, мои дорогие, а то я ещё нарадоваться не успела, что вы снова вместе. Поставить вам чайник? Сейчас-сейчас!

Она танцующей походкой отправилась на кухню, а Джон с интересом вытянул шею, рассматривая торт, после чего с осторожностью посмотрел на Шерлока, который не выглядел таким уж радостным при виде сладкого.

– Тебе придётся это съесть, – поучающим тоном сказал он.

Шерлок в ответ только поморщился.

– Что за сентиментальность!

– Миссис Хадсон расстроится, – привёл он аргумент, снизив громкость голоса до шёпота. – К тому же сладкое способствует улучшению настроения.

– У меня прекрасное настроение, Джон.

– Полчаса назад ты был мрачнее тучи.

– Это всё Моран!..

– Вряд ли мы услышим о нём в ближайшее время.

Шерлок не стал возражать, и было видно, что он согласен. Джон с облегчением вздохнул и принялся избавлять упаковку торта от завязок.

– А теперь я вас оставлю одних, дорогие, мне нужно заглянуть к знакомой. Развлекайтесь, – миссис Хадсон заговорщицки подмигнула Джону и исчезла за дверью.

Он снова кашлянул и повернулся к Шерлоку, который всё так же озадаченно смотрел на торт.

– Ну что, Джон, начнём с романтического ужина или сразу перейдём к поцелуям? Нужно же сделать так, чтобы миссис Хадсон не расстроилась? – поддразнил он Джона, копируя его манеру говорить.

– Я уже упоминал, что ненавижу тебя?

– Какое своеобразное признание в любви.

– Ещё слово, Шерлок, и этот торт окажется у тебя на голове, – пообещал Джон.

– Значит, придётся обойтись без ужина, – нарочито расстроенным тоном сказал Шерлок.

Джон снова вернулся к развязыванию лент на торте, мысленно радуясь тому, что он снова здесь. Он слышал размеренное дыхание Шерлока за спиной, совсем рядом с собой, и чувствовал непреодолимое желание провести весь оставшийся день в этой комнате, в компании невыносимого Шерлока Холмса, который будет язвить по любому поводу.

К чёрту Себастьяна Морана, к чёрту Джима Мориарти.

Покончив с лентами, Джон повернулся к Шерлоку и ещё долго не решался ему ничего сказать.

«Господи, какая это радость – просто находиться здесь, ты даже не представляешь, Шерлок. Быть может, Мэри была права, говоря, что у меня есть более важный человек, чем она. Шерлок, ты… ты… потрясающе невыносимый, но такой близкий. И пусть все подавятся своими пошлыми шуточками о нас с тобой, ведь я, кажется, иногда действительно готов с ними согласиться. К чёрту всех! Я больше не оставлю тебя одного», – думал Джон и замечал, как Шерлок с каждой его новой мыслью улыбался всё шире и шире, будто бы на самом деле умел читать мысли.

За окном солнечно улыбалась Бейкер-стрит, так приветливо распахнувшая двери квартиры 221Б перед Джоном во второй раз. Внизу хлопнула та самая входная дверь, а значит, миссис Хадсон ушла, оставив своих постояльцев одних.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю