290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Аran meleth (СИ) » Текст книги (страница 9)
Аran meleth (СИ)
  • Текст добавлен: 23 ноября 2019, 22:00

Текст книги "Аran meleth (СИ)"


Автор книги: Herr_Goth






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 10 страниц)

– Нет, возбудить ещё сильнее, – признался эльф.

– Что ж, тогда поработай немного своим красивым ртом, покажи, как ты умеешь это, моё сокровище.

Руки Саурона надавили на ему плечи, побуждая опуститься на колени, и Трандуил послушно приоткрыл рот, облизывая его член. Он вылизывал его с нежностью и мастерством, вызывая глубокие стоны, и с удовольствием понял, что заставил мужа кончить раньше времени. Саурон кончил, и он вылизал все до капли, смотря ему в глаза преданным обожающим взглядом. Когда Саурон удовлетворённо отдышался, то заметил:

– Кажется, ты понравился Ингмунду, мой король. Будь добр, покажи себя ему. Подготовь себя для меня у него на глазах.

Эльф вспыхнул, но подчинился. Два пальца, смазанные сладковато пахнущим местными цветами маслом погружались в его анус: Трандуил специально лёг на спину, а потом перевернулся и выгнулся, пошире разведя бедра и демонстрируя узкую дырочку. Он растягивал себя и сам тихо скулил от удовольствия и острого желания ощутить его член внутри себя. Он готов был сам уже сесть к нему на колени, умоляя взять себя, что и сделал. Саурон тихо рыкнул, прикусывая нежную кожу на шее. Трандуил запрокинул голову, отдаваясь в его власть, и стонал от горячего удовольствия.

Но когда Саурон отпустил его, обессилевшего, на постель, развлечения вовсе не кончились.

– Ты готов потерпеть ещё немного, милый? Может быть, примешь двоих?

Глаза эльфа чуть расширились от страха, но он не подал вида и послушно кивнул.

========== Глава 13 ==========

Он взглянул на стражника-дроу, вошедшего к ним, высокого, чернокожего, и внутренне замер. Темным эльфом можно было восхититься, красотой он вряд ли уступал обычным эльфам, но эмоции его были нечитаемы на темном лице. Он хищно улыбнулся, глядя на распластанного перед ним в откровенной позе светлого эльфа. Ингмунд тоже наблюдал за их троицей с удовольствием и улыбался, ещё сильнее смущая эльфа. Дроу протянул руку к Трандуилу, поглаживая его по внутренней стороне бедра, но тут к ним подошёл Саурон – глаза его зло сверкнули, и он отбросил его руку от своей прелести.

– После меня.

Дроу что-то прошипел зло, но остался рядом.

– Расслабься, прелесть.

Это было обращено к Трандуилу. Он выдохнул и постарался расслабиться.

– Тебе никто не сделает больно, мое остроухое сокровище. Если ты не сможешь принять двоих, я помогу магией.

Эльф замер в ожидании, боясь думать, что же наколдует ему майа. Вот его когти обхватили его собственнически и мягко, как обычно, он плавно толкнулся пару раз; Трандуил ощутил его огромный член внутри себя полностью и порадовался, что был уже достаточно растянут, иначе это не прошло бы так гладко. Первое движение было почти безболезненно, захотелось даже прикрыть глаза от удовольствия. Он выгнулся поудобнее, принимая красивую позу, и всем видом попросил ещё. Майа шлёпнул его по мягкому месту и продолжил двигаться; удовольствие было достаточным для того, чтобы он стонал вновь и вновь, прося ещё.

– Хочешь ещё? Иди сюда.

Последние слова относились к дроу. Трандуил уже через миг почувствовал касание его гладкой кожи. Дроу встал рядом с Сауроном и его пальцы проникли в растянувшуюся достаточно дырочку. Они тоже оканчивались когтями и ощутимо царапали, и Трандуил сжался от испуга.

– Ничего не бойся.

Эльф-дроу в это время собственнически поглаживал его, обхватил его собственный член и ласкающими движениями сумел доставить эльфу такое удовольствие, что он потерял всякий страх перед этим дроу.

Затем он почувствовал, что в него вместе с членом Саурона входит ещё что-то огромное, вскрикнул, дернулся машинально, но его держали крепко. Он простонал недовольно, но примирился. Через некоторое время ощущение мучительной стало терпимым; он почувствовал, как они двигаются внутри него, то синхронно, то чуть расходясь в ритме, одновременно болезненно и приятно. Он стонал, скорее по привычке, чем от боли, его награждали насмешливыми эпитетами, от чего хотелось уткнуться лицом в подушку, но и этого ему не позволяли: кто-то из двоих обхватил его длинные волосы, наматывая на руку, голова его запрокинулась назад. Он тяжело дышал, двое сзади продолжали грубо трахать его, иногда кто-то прикусывал его, иногда когти проходились по его бокам, царапая их, и вместе с тем он чувствовал полное изнеможение, полностью отдавшись в их власть. Он понял, что уже кончил, хотя не помнил этого момента, и почти лег грудью на постель, приподнимая одну только попу, что его двум партнёрам нравилось особенно сильно. К утру на ней наверняка не останется живого места: все будет в царапинах, синяках или просто красных следах от бесконечных шлепков. Последние сильные и протяжные толчки, громкий рык – и сперва Саурон, а за ним и эльф-дроу кончили, оставив его в беспамятстве, и он уже не помнил, что было дальше.

Утром его разбудил Майрон. Череда поцелуев не вязалась со вчерашней безжалостностью, и он тихо упрашивал эльфа приоткрыть глаза.

– Я без сил, – устало простонал эльф.

– Отдыхай. К вечеру мы выезжаем обратно. Ингмунд совершенно сошел по тебе с ума. Он обещал каждые полгода присылать мне караван, груженный золотом и тем металлом, которому не цены, а ещё предлагал мне несметные сокровища в обмен на тебя.

Трандуил тревожно заозирался, но Саурон успокоил его.

– Я никогда не продал и не отдал бы тебя. Ты только мой. Ничей больше. Спи спокойно.

К вечеру, когда дневная жара прошла, корабли спустили на воду, и эльф в густой свите из придворных, с сотней стражей, призванных защищать его от чужих посягательств, снова вступил на борт. Саурон присоединился чуть позднее – он увидел его лишь тогда, когда они отправились в переливающиеся в закатном солнце волны.

***

Время шло очень быстро. Саурон и не заметил, как минуло несколько лет. Опомнился он только когда уже заметно подросшая дочь с разбегу врезалась в него и обняла за колени.

– Отец! А когда ты будешь меня учить тёмной магии? – спросило маленькое существо, смотря на него снизу вверх.

Как и все эльфийские дети, Глосселот научилась говорить очень быстро, но росла довольно медленно. Её светло-рыжая макушка едва доставала Саурону до середины бедра. Майа до сего момента предпочитал не обращать на неё внимания и за всё время сказал ей, наверное, всего пару фраз. Он бы и дальше игнорировал факт существования дочери, но та слишком быстро научилась бегать и говорить, так что не замечать её теперь было практически невозможно.

– Сразу, как только твой папа научит тебя светлой магии. Нельзя учиться некромантии и тёмной магии, не освоив азы. И уж тем более нельзя учиться этому в таком юном возрасте! – сказал Саурон и взял дочь на руки. – Для начала научись ходить, не спотыкаясь, моё маленькое чудовище.

Девочка весело рассмеялась и запустила ручки в волосы отца. Пока Майрон нёс её в покои Трандуила, она успела погладить его по голове, изрядно спутать тщательно уложенные локоны и потрогать корону. Майа, сжав зубы, молча терпел это, всей душой надеясь, что Глосселот удовлетворит любопытство и оставит его в покое на ближайшую вечность.

Трандуил сидел в кресле, сонно прикрыв глаза, на его коленях лежала раскрытая книга. Громкий смех дочери выдернул его из дрёмы. Он ещё не успел понять, что происходит, когда Саурон скинул книгу на пол и усадил ему на колени Глосселот, которая всё никак не хотела его отпускать.

– Ну же, отпусти мои волосы, я пойду в библиотеку и подготовлю всё для нашего с тобой занятия по некромантии, – вкрадчиво проговорил майа, пытаясь отвоевать рыжие пряди из цепких пальчиков.

– Правда? – восторженно выдохнула принцесса, невольно ослабив хватку.

Этого мгновения было достаточно, чтобы Гортхаур освободился и резко выпрямился.

– Нет, неправда, – тут же откликнулся Саурон, безуспешно пытаясь пригладить спутавшиеся волосы.

Он уже направился к двери, но, передумав, развернулся и склонился над дочерью.

– Запомни, своевременная ложь может иной раз спасти жизнь, – он хитро улыбнулся внимательно слушающей его принцессе, – а спасшись, ты всегда можешь вернуться и отомстить.

Сказав это, майа разлохматил волосы весело рассмеявшейся девочки.

– Чему ты учишь нашу дочь?! – недовольно воскликнул Трандуил, но тут же об этом пожалел, потому что Саурон испортил заодно и его прическу.

– Тому, что ей точно пригодится, мой дорогой. И тебе вместо того, чтобы учить её плести косы, следует для начала научить думать.

– Она же ещё ребенок! А ты уже учишь её лжи и тёмной магии!

Саурон недовольно фыркнул.

– Конечно, заплетание кос и возня с лентами, несомненно, более полезное занятие! – с издевкой ответил майа. – Делай что хочешь. У меня есть дела поважнее.

Он стремительно покинул покои и отправился в кузни. Следующий раз, когда он решил заняться воспитанием Глосселот, настал не скоро.

Трандуил стремился дать дочери всё самое лучшее. Он был абсолютно уверен, что его дитя особенное. Полумайа просто не может быть обычным ребенком. Наверняка Глосселот так же талантлива во всем, как и его возлюбленный супруг.

Но когда принцесса начала обучаться различным дисциплинам, все мечты Трандуила оказались разбиты. Учителя занимались с ней часами. Но выяснилось, что она совершенно бездарна в музыке, ей не нравилось играть ни на одном инструменте. Петь у неё также не получалось. Вышивать крестиком ей не хватало терпения. С каллиграфией тоже ничего не выходило, почерк у принцессы был размашистый, резкий и совсем не аккуратный. Но больше всего ей не понравилось танцевать. Глосселот наотрез отказалась делать это после первого же занятия. А когда Трандуил решил настоять на дальнейшем обучении танцам, аргументируя тем, что это необходимый навык для принцессы, она не разговаривала с ним целую неделю, и от этой идеи пришлось тоже отказаться.

Король начал опасаться того, что сбываются самые худшие предсказания Саурона. Неужели его дочь будет жестоким и кровожадным чудовищем, умеющим только сеять хаос? Он тщетно пытался найти хоть что-то, что может прийтись ей по душе. Но уже взрослая принцесса лишь презрительно кривила губы в ответ на старания родителя. Трандуилу казалось, что она воплотила в себе самые худшие черты Саурона. В моменты злости и раздражения она вела себя в точности как он. Глосселот срывалась на служанках, и вскоре их пришлось заменить на прислугу из юношей, но и они не могли долго выдерживать на себе гнев принцессы. Единственным, что хоть немного могло развлечь её, были книги. Но она часто бросала и их, так и не дочитав до конца.

Трандуил жалел, что его супруг не участвует в воспитании их дочери, он надеялся, что Саурон смог бы отыскать её талант. Но Тёмный Властелин был постоянно занят, да и не горел желанием возиться с принцессой. Ему приходилось властвовать над всем Средиземьем, и на это уходило так много времени, что иногда он не приходил к Трандуилу даже ночью. С обилием работы даже назгулы мало могли помочь, управлять такой большой страной было тяжело. Но Трандуил уже не мог закрывать глаза на проблему их дочери. Поэтому когда Саурон в очередной раз вернулся поздним вечером, король решил поговорить с ним об этом.

Гортхаур снял корону и почувствовал, как со спины к нему прижался Трандуил. Его руки крепко обняли майа поперек груди.

– Я хочу поговорить о нашей дочери, любимый, – прошептал эльф, поцеловав своего супруга в шею.

– А я хочу отдохнуть. Меня не было целую неделю, я так скучал по тебе, мой сладкий.

Майа развернулся и легко подхватил его на руки.

– Но это очень важно, – быстро проговорил король, уворачиваясь от настойчивых поцелуев.

Саурон недовольно отстранился и выразительно изогнул бровь.

– Её ничего не радует, я боюсь, что она, как ты и говорил, превращается в… в…

– Уже надоела дочь и хочешь, чтобы я от неё избавился? Нет принцессы – нет проблем? – насмешливо спросил майа.

– Нет, ты что! Я не это имел в виду!

Тёмный Властелин хмыкнул, отстранился от эльфа и лег в постель.

– Меня беспокоит, что Глосселот становится слишком… жестокой. Она только и делает, что срывает злость на слугах.

Взгляд Саурона стал более заинтересованным.

– И что же в этом плохого? Вместо того, чтобы хамить и огрызаться на тебя, она издевается над слугами, чем ты недоволен?

Трандуил неодобрительно посмотрел на супруга и лёг рядом, устроив голову у него на плече.

– Но она же полумайа! И она должна быть особенной.

– Она особенная. Где ты ещё видел такую агрессивную принцессу? – не сдержал ироничного замечания Майрон.

– В том-то и дело. Может, ты сможешь чем-то её занять?

Майа фыркнул и резко встал с постели.

– Сейчас займу, – пообещал он прежде, чем уйти.

Король вскочил и направился следом, опасаясь, что его импульсивный супруг всё не так понял и ещё больше усугубит дело. Трандуил успел вовремя и ворвался в покои дочери почти сразу за Сауроном, надеясь увести его до того, как он заговорит с ней, но было уже поздно.

– Трандуил сказал, что ты на редкость бездарна во всем, дочь моя, – вместо приветствия сказал Саурон, и королю захотелось провалиться сквозь землю, потому что принцесса перевела на него недоуменный взгляд.

Глосселот лежала на диване, лениво перелистывая страницы книги. Рядом стояла служанка, увидев Владык, она склонилась в низком реверансе, надеясь скрыть заплаканное лицо. Гортхаур лишь хмыкнул, увидев всё это.

– Собирайся, ты отправляешься в Изенгард. Я давно не могу найти наместника, а у тебя замечательно получается доводить людей до отчаяния. То, что надо, чтобы расшевелить обленившихся орков.

Саурон рявкнул на служанку, и та судорожно заметалась по комнате, начиная собирать вещи.

– Ты не можешь вот так отправить нашу дочь к оркам! – схватив Тёмного Властелина за руку, в отчаянии сказал эльф.

– Нет, я поеду! – прервала чуть было не начавшуюся перепалку Глосселот, – мне уже давно наскучил этот дворец.

Саурон самодовольно улыбнулся, взглянув на своего короля. Глосселот наконец встала и подошла к родителям.

– Что мне нужно будет делать?

– О, не волнуйся, я поеду с тобой и введу в курс дела, помогу освоиться там, – успокоил её Тёмный Властелин.

– Вы же не собираетесь уезжать прямо сейчас? – спросил несчастный король, не рассчитывавший так быстро расстаться с дочерью и супругом, по которому уже успел соскучиться. – Ты вернулся всего пару часов назад, неужели ты хочешь снова покинуть меня?

Глосселот с любопытством наблюдала за родителями, она очень редко видела их вместе. Король Трандуил на фоне отца выглядел непривычно хрупким.

– Ты попросил меня разобраться, чего ты ещё ожидал? Мы поедем сейчас же! Я отправляю нашу дочь руководить орками, смотри, как она счастлива! – весело сказал Саурон.

Эльф прижался к майа и с надеждой заглянул в его глаза. Он уже пожалел о том, что попросил Майрона о помощи.

– Ну-ну, не расстраивайся так, любовь моя, ничего с ней не случится. Наоборот, отдохнёт, наконец, от твоей излишней опеки. А я скоро вернусь к тебе, не пройдет и недели.

Трандуил вынужден был согласиться с его решением. Он хотел бы поехать вместе с ними, но Саурон не позволил. Должен же кто-то оставаться в столице.

– Выложи все эти разноцветные тряпки, подаренные моим драгоценным супругом, – приказал майа служанке, кивнув на гору платьев, – они не понадобятся. Орки воспринимают только того, кто облачен в доспех и имеет при себе хорошую плеть, наряжаться для них бесполезно.

– Но у меня ничего этого нет, – растерянно проговорила Глосселот.

– О, не волнуйся! Думаю, мы сможем найти для тебя броню, ты достаточно высокого роста, это не будет проблемой. – Саурон покровительственно улыбнулся. – А потом я сам скую для тебя доспех.

Впервые за долгое время принцесса улыбнулась.

– Спасибо, отец! – она порывисто обняла его и почувствовала, как он гладит её по голове.

– Возьми с собой побольше молодых эльфов, тебе надоест постоянно смотреть на уродливых орков, и захочется, чтобы рядом был хоть кто-то симпатичный, – посоветовал ей Гортхаур.

Саурон вернулся, как и обещал, раньше, чем через неделю. Глосселот быстро освоилась в Изенгарде, и вскоре под её окнами уже маршировали отряды орков. Её мерзкий характер идеально подходил для того, чтобы командовать ими.

***

Майрон лежал в постели со своим эльфом и самозабвенно вылизывал его острые ушки. Ему показалось, что он давно не уделял им внимания и теперь никак не мог остановиться. Уставший Трандуил уже не возражал и позволял с собой делать всё, что угодно.

От такого увлекательного занятия майа отвлек голос дочери. Она недавно научилась говорить через осанвэ.

– Расскажи мне о Тхурингветиль, отец.

Саурон вздохнул, устало закатив глаза.

– Завтра! – рявкнул он.

“А сегодня я хочу уделить хоть немного внимания своему любимому эльда”, – подумал он и продолжил домогаться Трандуила, который сонно смотрел на него сквозь полуопущенные ресницы – но даже в таком виде, уставшим и безвольным, ухитрялся быть самым сексуальным для майа Саурона. Он улегся на него сверху, прижимая к постели, прикусывал соски, целовал шею до крови; возмущенные возгласы со стороны эльфа сменились возбужденным сопением, поскольку помимо этого Саурон еще и ухитрялся приласкать его, гладя по внутренней стороне бедер. Вскоре Трандуил сам обхватил его длинными стройными ногами за талию и вжимался с очевидным желанием. Он сам открывался ему на встречу, а его ладонь обхватила член майа, и он направил его в себя.

– Нетерпеливый, – снова куснул его Саурон.

В его планы не входило долго мучить эльфа, хоть он и испытывал часто желание искусать его до смерти от любви. Он достал чашу со маслом-смазкой и обильно смазал и себя, и его, через миг ощущая, как Трандуил сжался, удерживая его член в себе.

– Ещё, умоляю тебя, – простонал он, краснея.

Он определенно нарывался на то, чтобы оттрахать его как следует, и вскоре Саурон овладел им полностью, подтащив к себе и вторгаясь в это податливое тело сильными резкими толчками. Эльф вскрикивал. На глаза его навернулись слезы, он прикрыл их, зажмурив от сладкой боли. Очевидно, его хитроумный план состоял в том, чтобы заставить майа кончить как можно быстрее, что и произошло. Саурон рассержено куснул его в последний раз, но тут же попросил прощения, нежно вылизывая ямочки на его пояснице.

– Какая бархатная кожа… Не надейся, прелесть, я не оставлю тебя в покое. Мне нужно лишь совсем немного отдохнуть.

– Если желаешь, я могу заменить тебя, – и Трандуил потерся своим стоящим членом об его пах и сам выразил желание придавить Саурона к постели; тот довольно поддался, хотя и был крупнее (ему приходилось выглядеть грозным, чтобы вгонять в страх орков). Он медленно вжался в него и принялся массировать пальцами его анус; кольца приятно холодили кожу, а Саурон порыкивал от нетерпения.

– Не заставляй меня ждать.

Трандуил устроился позади и овладел им с медленным тихим стоном.

– Ты такой горячий.

– Пламя Ородруина пылает во мне, – и Майа прикрыл глаза от удовольствия, чувствуя долгие, тщательные ласки супруга и то, как эльф сам после десятка движений выплескивается в него.

В этот раз оба уснули друг у друга в объятиях, и Саурон слышал, как тихо дышит утомленный довольный эльф. Теперь он мог оставить его ненадолго, по крайней мере, без таких сильных сожалений. Последний поцелуй – и он поднялся. Ему хотелось посетить Исенгард лично и посмотреть, точно ли Глосселот хорошо управляется с орками. Он не слишком верил в нее.

========== Глава 14 ==========

И, на его удивление, дела там шли хорошо: по хозяйственной части Саурон оставил там управляющего – темного эльфа, что служил ему еще со второй эпохи, а что касается дисциплины, то военный распорядок держался там лучше, чем в Мордоре, может быть, потому, что Исенгард был меньше, как и количество орков. Майа казалось, что его дочь слишком несдержанна и порывиста, и не сможет упорно следовать распорядку, но оказалось, что необходимость следить за ними дисциплинировала и ее саму: Саурон явился незамеченным и с удовольствием наблюдал, как с первыми красными лучами на восходе из башни трубят побудку, и один отряд орков за другим просыпается, выстраиваясь на плацу; дочь же его в этот момент наскоро умывалась и завтракала, а затем торопливо облачалась в доспех. Девушка подросла, и уже не казалась малюткой на фоне рослых урук-хаев, хотя фигура ее еще была нескладной.

– Подъем! – прокричала она в специальную трубу, многократно усиливавшую звук ее речи, стоя на верхней площадке Исенгарда. Орки под ее крики упражнялись в беге и стрельбе. После разминки по натянутым тросам тут же, на другой край плаца, подали туши свежеубитых быков и кабанов, и войско принялось за трапезу. Орки поднимали вверх измазанные кровью, утомленные, но довольные морды и приветствовали явившегося в этот миг Майа Саурона. Все вскочили как один, едва завидев его высокую золотом сияющую фигуру рядом с закованной в доспех Глосселот.

Он поднял забрало на шлеме и поцеловал дочь в щеку, она брезгливо и со смущением отвернулась, и Саурон начал деловой разговор.

– Вижу, дисциплина воспитала не только их, но и тебя.

– Отец! Мне здесь не хватает трактатов по обороне и строительству укреплений. Я хочу расширить замок и устроить здесь поле для соревнований…

– Скоро у твоих питомцев будет возможность заняться войной на практике, так что они не понадобятся, моя мрачная прелесть.

– А я? Я буду командовать ими?

Вопрос был сложный. Саурон отправил бы девчонку практиковаться туда без зазрения совести, но Трандуил…

– Боюсь, твой отец-эльф будет против. Он не хотел сына-воина, поскольку боялся потерять его, что говорить о дочери?

– Я не комнатный цветок, я хочу управлять войском и оборонять твои рубежи, – разозленно закричала Глосселот. – Так и передай ему! Он не смеет приказывать полумайа!

Саурон лишь снисходительно улыбался. По-видимому, его крошка характером пошла явно не в эльфа.

– Правда? Я слышал, он хотел выдать тебя за кхарадского падишаха, чтобы тот более охотно присылал нам мифрил и золото, – протянул Саурон, любуясь паникой дочери. Она вцепилась в него и умоляла не отпускать. Саурон выслушал об эльфе все – что он никчемный, слабый и трусливый, и что он, Саурон, сам мог бы отправить его в восточный гарем…

– Ну же, успокойся. Я не сделаю этого… Если, конечно, не увижу однажды, что ты снова ленишься и забросила командование. Ох, как же опечалится король Трандуил, узнав, что ты его ни во что не ставишь… Ведь он так желал эльфенка! – поддразнил он ее.

– И пусть, – буркнула Глосселот. – Ты мне ближе. Отец, расскажи о Тхурингветиль.

– Это было давно, – отмахнулся Саурон. – Моргот, господин этих краев в те времена, устроил крепость в Ангбанде, откуда мы совершали прекрасные налеты на окрестные земли, пугая местных эльдар.

– Таких же трусливых и жалких, как мой второй отец, – ехидно заметила Глосселот.

– Будешь так говорить – отправишься к нему. Так вот, мне служила в ту пору майа Тхурингветиль, и когда она летела, чтобы возгласить мою волю окрестным землям, то выглядела, как летучая мышь, что закрывала крыльями луну. Ну, а я принимал облик огромного волка. И вдвоем мы пролили немало крови… Да, жаль, что те времена закончились.

Саурон не стал уточнять, как именно, хотя немало поведал ей об их совместной охоте и других развлечениях – в основном то были пытки пленных нолдор и людей.

Глосселот с интересом выслушала рассказ отца, а после задала самый волнующий вопрос:

– А как она выглядела, когда не обращалась в летучую мышь? Тхурингветиль была очень сильна среди других майар?

Саурон озадаченно посмотрел на неё. Он не понимал, почему эта тема вызывает такой интерес у его дочери.

– Среди майар она была первой после меня. И выглядела она, как и положено при её статусе – мрачно и устрашающе, – ответил Тёмный Властелин

– Тхурингветиль боялись не меньше, чем меня, поверь. И чего вдруг ты так заинтересовалась ею?

Услышав вопрос отца, та густо покраснела, на что Гортхаур только недоуменно выгнул бровь. Впрочем, заострять внимание на этом он не стал и отправился взглянуть, как обстоят дела в крепости. Задерживаться в Изенгарде на слишком долгий срок Саурон не планировал. Тем более он уже убедился, что дочь прекрасно со всем справляется и нет никакого смысла за ней присматривать. Тёмный Властелин уже решил, что утром сразу же отправится обратно, но кое-что чуть не заставило его изменить решение.

Без Трандуила Саурон не горел желанием ложиться спать, поэтому ночь предпочел провести за чтением. Его отвлек лязг открывающихся ворот крепости. Движимый любопытством, он приблизился к окну. Майа успел заметить, как Глосселот верхом на коне покидает Изенгард. Интерес к книге исчез в одно мгновение. Недолго думая, он, приняв облик духа, отправился следом.

Саурон тихо следовал за своей дочерью, ничем не выдавая своего присутствия, а та углублялась всё дальше в лес. Путь занял около часа, Глосселот остановилась на поляне и спешилась. Несколько минут прошло в ожидании и, наконец, раздались тихие, едва уловимые шаги. Из тьмы чащи выступила высокая женская фигура. В лунном свете Саурон увидел того, кого ожидал меньше всего. Едва Глосселот заметила её, сразу кинулась навстречу, и женщина заключила её в объятия. Гортхаур уже успел снова воплотиться и теперь ошеломленно наблюдал за происходящим, готовый вмешаться в любой момент. Он не ожидал от Тхурингветиль ничего хорошего и был почти уверен в том, что она обманом каждый раз увлекает Глосселот в лес.

Майа склонилась к девушке и, Саурону уже казалось, что он почти видел, как Тхурингветиль вонзает клыки в горло его дочери, но нет. Вместо этого она притянула Глосселот ближе к себе и начала покрывать осторожными поцелуями её шею, что-то прерывисто шепча. Тёмный Властелин облокотился плечом о ствол стоящей рядом сосны и, скрестив руки на груди, с насмешливой улыбкой наблюдал за происходящим. И вот Тхурингветиль склонилась ниже, явно намереваясь поцеловать.

– И когда ты планировала рассказать о своих тайных свиданиях, моя прекрасная Глосселот? – громко спросил он, выходя из тени.

Теперь обрели смысл все вопросы дочери о тёмной майа. Судя по всему, она желала узнать как можно больше о прошлом своей любимой.

– Отец! Это не то, что ты думаешь! – воскликнула девушка, отпрыгнув от Тхурингветиль.

– Правда? Ну вот, а я уж было обрадовался, что смогу, наконец, прервать бесполезные попытки твоего папочки отыскать тебе достойную пару… – разочарованно протянул Тёмный Властелин.

Пока Глосселот пребывала в замешательстве, вперёд выступила Тхурингветиль.

– Приятно видеть тебя вновь, Гортхаур Жестокий, – улыбнувшись, поприветствовала его женщина.

Она подошла ближе, и Глосселот отметила про себя, что майар почти одного роста. Ей было непривычно видеть, что кто-то может быть таким же высоким, как её отец. Наедине с Тхурингветиль девушка редко обращала внимание на её рост, будучи полностью погруженной в ощущения, что дарили ей губы любимой.

Майар о чём-то тихо переговаривались между собой, принцесса не решалась им помешать или даже просто подойти поближе. К счастью, скоро они обратили на неё внимание и позвали к себе. Тхурингветиль привычно положила руку на её талию, и Глосселот залилась румянцем.

– У меня для тебя хорошая новость! – начал Саурон, обратившись к дочери. – Ты всё-таки поведешь войско. Тхури любезно согласилась прикрыть тебя в случае опасности.

Если принцесса и была против такой опеки, она всё равно ничего не сказала. Ей не хотелось лишний раз спорить и ругаться со своей возлюбленной, особенно при отце.

– Кроме того, у вас теперь равные права в управлении Изенгардом.

– И я с завтрашнего дня начну учить тебя обращаться с оружием. – Добавила Тхурингветиль.

Глосселот молча кивнула, даже не веря своему счастью. Теперь её волновал лишь один вопрос:

– Отец, так ты не против, что мы с Тхурингветиль…

Она замолчала, не зная, как продолжить и опасаясь, что может случайно разгневать своего строгого родителя.

– Я даже очень рад, что вы нашли друга. Это пойдет тебе только на пользу.

– А что скажет Трандуил… то есть мой папа? – успела она вовремя исправиться.

Саурон хмыкнул и потрепал дочь по голове, испортив ей прическу, как когда-то давно в детстве.

– Он не будет оспаривать мои решения. А я всегда поддержу вас, как бы далеко не зашли ваши отношения.

Тёмный Властелин отправился в путь, как и планировал, утром. Он быстро добрался до цитадели и ворвался в их с Трандуилом покои. Король сидел в кресле у камина, неспешно отпивая вино из красивого золотого бокала и лениво перелистывая страницы лежащей у него на коленях книги.

– Любимый, я так сильно по тебе скучал! – вместо приветствия сказал Саурон.

Он бесцеремонно раздвинул ноги эльфа и опустился перед ним на колени. Его руки сразу же скользнули под подол мантии.

Трандуил нежно улыбнулся и, склонившись над майа, трепетно его поцеловал.

– Мы же расстались совсем недавно, не прошло и пары дней.

Саурон его уже не слушал. Он победил застёжки, пробрался под мантию и уже принялся ласкать длинные ноги. Майа нетерпеливо расстегнул штаны и приник губами к его члену. Трандуил положил руку ему на голову, вынуждая взять всё в рот. И он не смог сдержать громкий стон, когда Саурон, вылизывая его член, начал подготавливать его пальцами для дальнейшей близости. Эльф не продержался долго, и всего через пару минут кончил в рот любовнику и обмяк в кресле. Потом он не возражал, когда Майрон стащил с него мантию и понёс своего короля в спальню.

– Ты не дашь мне даже немного отдохнуть? – распластавшись по постели, спросил он.

– Ни в коем случае! Мне казалось, что с момента нашей разлуки прошло не меньше пары Эпох.

Саурон вдавил его своим весом в постель, почти полностью обездвижив. Когда он почувствовал нежные руки супруга в своих волосах, то даже на несколько мгновений забыл, что делал до этого, и грубые укусы сменились осторожными поцелуями.

Трандуил тихо рассмеялся, заметив столь резкую смену настроения из-за таких простых прикосновений.

– Знаешь, кое в чем наша дочь похожа на тебя гораздо больше, чем ей хотелось бы, – прошептал Майрон в острое ушко, – она тоже неравнодушна к майар.

– Что?!

Но больше эльф ничего не успел сказать. Из его горла вырвался громкий стон, когда Саурон проник в него.

Продолжил он этот разговор когда измученный Трандуил после долгой ночи едва мог что-то понимать.

– И она почему-то тебя совсем ни во что не ставит. – Сказал Тёмный Властелин и укусил своего супруга за ушко, чтобы не дать ему уснуть. – Тебе следовало рассказывать ей в детстве о своих военных подвигах, а не сказки о вечной любви.

Трандуил тихонько вздохнул. Ведь его печалило это положение дел.

С другой стороны, он настолько крепко и искренне любил дочь, что охотно прощал ей все: для эльфа было достаточно лишь любить ее и видеть иногда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю