290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Аran meleth (СИ) » Текст книги (страница 3)
Аran meleth (СИ)
  • Текст добавлен: 23 ноября 2019, 22:00

Текст книги "Аran meleth (СИ)"


Автор книги: Herr_Goth






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 10 страниц)

Сыну его суждено было избрать несколько иной путь. Но он решил утаить это от Трандуила. Они жили в Фангорне недолго, вместе ночуя в лесном жилище на кроне деревьев, пока Леголас не покинул его.

Пока Саурон медленно подчинял себе Сарумана, заставляя его забыть о прежних честолюбивых планах, эльф бродил по лесу, беседуя с деревьями. Он чувствовал силу майа Олорина, который вел здесь свою игру, но Саурон предостерег его от того, чтобы препятствовать ему. Поскольку даже разбитый Ортханк был более на руку Саурону, который не собирался делить власть ни с кем… ну, почти.

Саурон много времени провёл со своими пленниками. Путём долгих бесед ему удалось узнать у Арагорна и о цели их путешествия, и о Кольце. Разумеется, потомок Исильдура не стал бы добровольно рассказывать Врагу об этом. Но Саурон заметил на его шее эльфийский кулон.

– Было бы очень жаль, если б кулон разбился, не правда ли? – С усмешкой спросил Тёмный Властелин, держа его в руке.

Впрочем, как только вся интересующая Гортхаура информация была добыта, кулон всё равно был разбит. Арагорна Саурон приказал сбросить с вершины Ортханка, тем самым майа подарил ему быструю смерть. Гном был отправлен на каторгу, но таинственным образом исчез после того, как Леголас был отпущен на свободу.

Прежде чем освободить Гэндальфа, Саурон предусмотрительно забрал у него эльфийское кольцо и посох. В Мордоре у Тёмного Властелина теперь была почти полная коллекциия посохов истари, в неё позже вошёл и посох Сарумана…

Прийдя ночью в лесные покои Трандуила, Майрон сразу же заключил его в объятия. Он накрыл его собой и своим плащом, как гигантская летучая мышь, и заглушил испуганный вскрик Трандуила поцелуем.

Впрочем, эльф скоро опознал своего обожаемого майа и замолчал.

– Ты не злишься на меня? Эти неудачи…

– Смотря что ты зовешь неудачей. Ортханк важен мне как оплот моих сил. А то, что мы избавились от Курумо – в наших интересах. Кроме того, я узнал кое-что крайне важное.

Майа помрачнел. Речь шла о кольце, которое несли к Ородруину два хоббита, и он уже успел выловить пару хоббитов в фангорне, но у них не было его прелести – Саурон и чувствовал это. Он думал о том, что сделать с ними. Явно стоило усилить патрулирование и в крайнем случае схватить непрошеных гостей у ворот черной цитадели. А заодно предупредить отродье Шелоб о возможном госте…

Но когда Саурон был близ эльфа, он забывал о заботах.

– Неужели я и впрямь служу злу, когда покоряюсь тебе? – с сомнением спрашивал Трандуил. Спрашивал не столько майа, сколько самого себя.

– О каком зле ты говоришь? Что бы я не делал, ты к этому не причастен. – Прошептал он в губы эльфа. – Наоборот, я заметил, что из-за твоего влияния становлюсь сдержанней и мягче.

Эльф нахмурился, размышляя. Его душа говорила ему, что он искренен в своих чувствах. Больше того, он верил, что майа сможет под его влиянием измениться к лучшему. Может, это и было по-эльфийски наивно с его стороны… Но он не думал об этом, когда отвечал поцелуем на поцелуй, когда удобно устраивался на Сауроне верхом и прижимал его к своей постели.

Майа удивлённо вскинул брови, когда вдруг внезапно оказался прижат Трандуилом к постели. Он совсем не ожидал такой инициативности от любовника. Ему оставалось лишь покорно лежать и принимать ласки. Саурон тихо простонал, когда эльф резко насадился на его член. Майа положил руки на бёдра короля, помогая ему двигаться.

– И пусть все орки слышат нас. Ты моя страсть, майа Майрон. С тобой я провел бы вечность… Даже и в заключении.

Эти слова Трандуила буквально выбили воздух из легких. Его эльф готов провести с ним вечность! Саурон не мог поверить в услышанное.

– Ты давно уже не пленник, а я не твой господин. И разве я могу держать в заключении того, кого люблю?

Он медленно гладил его кожу, снимая верхние одежды, и наклонялся, целуя сперва в губы, потом в ключицы и спускаясь к соскам, чтобы подразнить долгим поцелуем и их. Его мягкие губы ласкали майа, постепенно возбуждая его, а рот глубоко вбирал в себя его член.

– Господин… Вы можете овладеть мной. Я хочу этого.

Его собственные пальцы торопливо растягивали его, а потом эльф сам сел на майа верхом, опустившись на его член. Он вскрикивал от боли, смешанной с наслаждением, но не прекращал двигаться.

Через четверть часа с громким стоном майа кончил, через мгновение за ним последовал и Трандуил. Саурон крепко прижал его к себе.

– У меня для тебя кое-что есть, любовь моя, – прошептал майа ему на ушко.

Нарья, эльфийское кольцо огня, украшенное рубином заняло своё место на руке короля.

– Не обручальное, но по-моему не плохо смотрится, правда? Когда-нибудь я выкую кольцо, достойное тебя.

Майа поцеловал сначала ладонь, а потом и каждый пальчик.

***

Совсем скоро им предстояло отправиться обратно в Мордор. К их приезду назгулы уже добыли Единое и Саурон, наконец, смог вернуть себе всю свою мощь. Армия тьмы готовилась к походу на Гондор. Гортхаур составлял план битвы, периодически отвлекаясь на своего эльфа. Он решил лично участвовать в битве, и как бы Трандуил его не отговаривал, не отступался от своего решения идти во главе армии.

Позже он принялся ковать новые доспехи, и времени на своего любовника у него стало гораздо меньше. Как только Трандуил засыпал, он сразу уходил ночью в кузни.

Саурон не был уверен, что хочет взять с собой эльфа, ведь знал почти наверняка, что без дела тот сидеть не станет и, ведомый желанием защитить, прикрыть спину, выйдет на поле боя. Тёмный Властелин не мог себе позволить так рисковать его жизнью.

========== Глава 6 ==========

Эльф с печалью смотрел на приготовления майа к войне, поскольку сердце его противилось всяким войнам и кровопролитию, и он охотно упросил бы Саурона остаться, если бы только мог. Но по крайней мере в его силах было убедить не причинять вреда эльфам, дать им спокойно покинуть Средиземье и отплыть к Валинору, если те захотят. Трандуил не оставил бы майа в битве ни за что, но ему вовсе не хотелось проливать кровь соплеменников и невинного народа эдайн. Конечно, он охотно повоевал бы против гномов, поскольку сердце его горело ненавистью ещё с тех пор, как они разграбили Дориат и Менегрот, цитадель его детства. И уж меньше всего он хотел прятаться и прослыть трусом.

– Я благодарен тебе за заступничество, – мурлыкнул он на ухо Майа, – но я не хочу скрываться в башне, как дева. Я воин.

– Ты останешься. Я не хочу потерять ещё и тебя.

– Даже если я погибну, я вернусь к тебе, возлюбленный, – прошептал эльф.

– Нет, – снова говорил ему Саурон, закрывая рот поцелуем от дальнейших возражений.

Но хотя Саурон был непреклонен, у эльфа был план того, как вырваться.

Когда тучи сгустились над половиной Средиземья, и армия темного майа пошла в наступление, а сам он встал во главе ее, во внутреннем Мордоре и в самом замке Барад Дур не осталось почти никого, кроме нескольких служанок и дежурного отряда эльфов, что всегда были подле Трандуила. Остальные охраняли жерло Ородруина и входы в укрепления Саурона.

– Не могу поверить, что он просто так запер меня, как птичку в клетке! – возмущённо двинулся к дверям эльф.

Несколько эльфов пробовали его удержать, но он гневно сверкнул глазами и приказал отпустить его – те отступились. Удерживать Трандуила силой приказа не было, и им пришлось отпустить его. Он успел снарядиться и облачиться в доспех, но далеко уйти ему не дали: орки, что стояли у ворот, не пропустили его. К счастью, одна за другой внутренний двор замка покидали длинные стройные колонны, относящиеся к армии Саурона, и эльф отошёл в сторону, а потом спрятался и все же выбрался наружу, обернувшись лисом. Юркая лиса легко спряталась меж щитов и орочьих лап, а потом снаружи легионы тьмы сопроводил высокий светлый всадник. Ему не хватало разве что скакуна, но в одиночестве он был недолго; одиноко бродившая лошадь из-под погибшего орка охотно подчинилась эльфу, что знал язык зверей.

***

Итак, Трандуил несся вперёд и с печалью думал о том, что, если ему придется биться против невинных? Сможет он поднять на них руку? Впрочем, начавшие встречаться заградительные отряды Дэнетора состояли даже не из гондорцев, а из каких-то грязных бродяг, которые не вызывали у Трандуила ни малейшей жалости, и он бил их смело и в огромном количестве. Внешность его слишком отличалась от орочьей, впервые Трандуил сожалел об этом и старался получше прятать длинные светлые волосы под шлемом. Он даже нарочно готов был испачкать лицо и снаряжение грязью, чтобы сильнее походить на остальное воинство Саурона. В пути его нагнало несколько тайком сбежавших самых верных эльфов из его отряда, и в компании соплеменников в бою он чувствовал себя увереннее вдвойне.

Войска Саурона быстро захватили Осгилиат и продвигались к столице, Минас Тириту; часть других отрядов помогала отрезать Рохан от помощи. Трандуил ворвался в город одним из первых – к его счастью, женщин и детей там не было, видно, все попрятались или ушли в никому не нужные мелкие деревни. Немногочисленных защитников они разбили быстро. Эльф скакал по пустынным улицам, поднимаясь ко дворцу, откуда валил дым. Он боялся случайной стрелы или того, что назгулы узнают его и вернут назад своему господину и боялся не напрасно. Его заметили. И когда он поднялся наверх к покоям наместника и встал как вкопанный, смотря на останки Дэнэтора, то услышал вдруг сзади шаги и вкрадчивый шепот:

– Что я говорил тебе, о непокорный эльф? – Саурон вышел из-за его спины и сверкнул оранжевыми молниями глаз.

– Я не мог прятаться и спать, пока идёт битва! – чуть не рыдая выкрикнул Трандуил. Он видел, что майа в бешенстве, и упал на колени, обхватив его колени руками и смотря в глаза:

– Я не мог иначе.

– Ты обещал не подвергать себя риску, – холодно заметил Майа. – Что мне сделать с тобой теперь, скажи мне? До этого ты мог быть свободен, но война – случай особый. Жаль, но все же придется поместить тебя под присмотром моих слуг. Заковывать тебя я, конечно, не стану…

Трандуил смотрел на Саурона с горечью. И Майа отступил на шаг, смотря на своего верного воина, и почувствовал, что не может гневаться слишком долго. Он поднял его с колен и эльф ощутил на губах поцелуй – горячий, страстный, похожий на укус. Тогда Саурон заставил эльфа встать с коленей.

– Мой светлый рыцарь. Береги себя, умоляю.

– И ты.

Кольцо, которое некогда принадлежало нолдорскому владыке Гил-Галаду, придавало сил Трандуилу, и ему казалось, что с ним он неуязвим, а люди падают от одного его взгляда. Саурон не выполнил своего обещания и не запер его, хотя это решение и далось ему тяжело. Но теперь они были вместе, и там, где Майа мог преодолевать время и расстояние по своей природе, Трандуила переносил за ним один из назгулов. Эльф бился рядом с ним – это хотя бы вселяло в Саурона спокойствие.

И пока армия его продвигалась дальше вглубь, а Минас Тирит и остальной Гондор пал, эльф бился смело, но часто сожалел, что не может уединиться с Майа.

– Раз уж мы все равно в боевом походе, то могли бы навестить мой родной лес. Твое всевидящее око наблюдало бы за продвижением орков издали, а ты посвятил бы немного времени мне.

Трандуил надеялся, что Саурон не откажет, ведь победа была предрешена, и они вполне могли устроиться на южных окраинах Лихолесья. Майа и впрямь понравилась эта идея. Не только из-за леса, конечно. Там неподалеку располагался некогда дворец короля-некроманта, и ему было чем заняться там, а Трандуил счастливо вступил в родные владения и впервые за долгое время показался своему народу, и эльфы устроили пир. Но даже в самый разгар веселья эльф думал о Майа и призывал его мысленно. Ночью, лёжа на своей широкой постели, он думал о его руках и губах, мягких, но покоряющих себе, и ждал, когда Саурон приникнет к нему в долгом поцелуе.

Саурон провёл несколько дней в Дол Гулдуре, обитающие там орки и нечисть с удовольствием согласились примкнуть к его армии. После того, как он отправил последние отряды, делать в Тёмной крепости оказалось совершенно нечего. Обратившись тенью, Тёмный Властелин ночью отправился во дворец Трандуила. Когда он мимо стражи пробрался в личные покои, король уже спал. Саурон сел рядом на постели. Будить эльфа совершенно не хотелось. Майа вздохнул и принялся разглядывать спальню. Светлые изысканные комнаты с высокими окнами и большим количеством дерева в интерьере были совершенно не похожи на холодные и мрачные покои Тёмного Властелина.

Майрон нахмурился. Эльф уснул крепко и не видел его. Самому ему вот так спокойно сидеть рядом с любимым не было никаких сил. Безумно хотелось крепко обнять и поцеловать своего эльфа. Саурон уже едва сдерживал свои эгоистические порывы. Последней каплей стало то, что Трандуил во сне вздохнул и облизал губы. Гортхаур жадно приник нему, вторгаясь в рот страстным поцелуем. Эльф под ним сначала испуганно вскрикнул, но едва распахнул глаза, сразу узнал своего майа.

– Соскучился, любовь моя?

– О Эру! Да! – Трандуил обнял Майрона за шею. – Но как тебе удалось попасть сюда?

– У тебя бестолковая стража, любой тёмный майа смог бы пробраться в твои покои. – Усмехнулся Гортхаур.

– В таком случае, я очень рад, что в Средиземье только один тёмный майа.

В порыве страсти Саурон довольно сильно укусил короля за шею, не подумав о том, как король будет выглядеть на следующий день в глазах уже своих подданных. Впрочем, ему до этого не было никакого дела, он совершенно открыто мог заявить о своей любви к Трандуилу хоть перед всей Ардой.

Чередой горячих поцелуев он прошёлся по груди и животу эльфа. Одним движением майа резко развёл стройные ноги в стороны. Губами Саурон прижался к внутренней стороне бедра и начал вылизывать, иногда больно кусая. Вскоре он добрался до промежности и, поцеловав бедренные косточки, склонился над возбуждённым членом короля обдавая его горячим дыханием. Трандуил широко раскрытыми глазами следил за происходящим. Саурон ещё никогда не ласкал его так. Смотря прямо в глаза эльфа, Гортхаур языком коснулся головки члена и хитро улыбнулся, совсем не торопясь. О, коварный майа догадывался, как развратно сейчас выглядит и бессовестно этим пользовался.

Всё так же не разрывая зрительный контакт, он одним плавным движением полностью вобрал весь орган в рот. И, плотно сжимая губы, начала медленно двигать головой, иногда сглатывая. Вскоре Саурон закинул одну ногу эльфа себе на плечо и уже ни на что не отвлекался, полностью отдавшись процессу. Рыжие волосы растрепались и постоянно лезли в лицо, но руки майа были заняты, поэтому он наградил благодарным взглядом эльфа, когда тот, наконец, убрал мешающие пряди. Почувствовав приближающийся оргазм, Трандуил попытался отстранить от себя Саурона, но тот лишь упрямо посмотрел ему в глаза и ускорил движения ртом. Почувствовав, как вздрагивают бёдра короля, Гортхаур прижался ещё ближе и расслабил горло. Он отстранился только когда эльф окончательно расслабился. Выпустив член изо рта и облизав губы, майа игриво взглянул на лежащего под ним короля.

Саурон лёг рядом с Трандуилом и тихо вздохнул, когда нежные руки эльфа коснулись его члена. Всего через пару движений он со стоном кончил. Быстро приведя в порядок себя и своего любовника, Гортхаур лёг к королю, нежно обнимая его и целуя в уши.

– Сладких снов, прелесть, – прошептал майа засыпающему Трандуилу.

А утром их разбудил звук разбившегося кувшина, который уронила служанка, увидев в постели своего короля неизвестного мужчину. А когда она заметила на лежащих на полу доспехах эмблему Ока, то бросилась к выходу, и через несколько секунд над постелью стояли стражи, направив на нагло развалившегося на груди Трандуила незнакомца оружие.

Король пару мгновений сонно хлопал глазами, а когда осознал произошедшее, гневно взглянул на стражей. На его щеках появился румянец, но он, стараясь не обращать на это внимания, приподнялся и принялся строго отчитывать своих воинов. Саурон еле сдерживал смех, наблюдая за эльфами. Впрочем, когда король посмотрел на него, постарался придать своему лицу максимально серьёзно выражение, что удалось ему не совсем. Пристыженные стражи удалились из покоев.

– И пусть приготовят завтрак в большом зале с учетом того, что у меня гость, – крикнул им вдогонку Трандуил.

Когда за эльфами захлопнулась дверь, Майрон не выдержал и громко рассмеялся. Гортхаур не позволил королю долго хмуриться, сидя на краю кровати, и уронил его на себя, увлекая в объятия.

– Пора вставать. Подумай, как представишь меня своим подданным за завтраком… Я имею в виду, в каких выражениях, ты же не будешь скрывать, кто я, в этом нет смысла, так ведь?

Поднявшись с постели, Майрон принялся быстро одеваться.

Услышав, кто гость короля, эльфы дружно замолчали, обеденная зала погрузилась в тишину. Но через мгновение за столом началась тихая и почти непринужденная беседа.

– Если ты не против, я хотел бы остаться у тебя. – Обратился К Трандуилу Саурон. – До тех пор, пока мои войска не дойдут до границы Лихолесья. Я решил, что больше не буду лично участвовать в сражениях. И так же мне совершенно не нужны эльфийские земли. Я уже отдал приказ своим воинам не вступать в стычки с эльфами и не нарушать границы. Элронд и Артанис вряд ли смогут мириться с моей властью в Средиземье и наверняка предпочтут уплыть за море. Единственным эльфийским Владыкой на этих землях будешь ты, мой король.

Гортхаур говорил негромко, но сидящие рядом с королем эльфы наверняка расслышали и с преувеличенным интересом уткнулись носами в свои тарелки.

– Конечно, ты можешь остаться, – после недолгого молчания сказал Трандуил, – а что касается всего остального…

– В остальном я тебя не тороплю, скажешь мне свой ответ тогда, когда пожелаешь, – перебил майа. – Не говори сразу, не обдумав.

После завтрака майа отправился в Дол Гулдур и вернулся уже к ужину, захватив с собой пару бутылок хорошего вина. Саурон попросил слуг накрыть ужин на двоих в покоях короля. Он застал Трандуила в тронном зале о чём-то спорящим со слугами. Гортхаур тихо подошел к нему со спины, неожиданно обнял за талию и удобно устроил голову на его плече.

– По-моему, у тебя есть дела поважнее, чем споры со своими подданными, – прошептал ему на ушко Саурон.

– Ты так хорошо знаешь мой список дел? – Король был недоволен тем, что майа имел привычку так бесцеремонно его перебивать.

– Конечно, как на счет свидания со мной? Неужели откажешь?

Трандуил улыбнулся и отпустил слуг. Майа довольно прищурился, взял его за руку и повёл в покои. Напротив широко раскрытых окон слуги накрыли им стол. Вкусно пахло сладостями. Саурон отодвинул для эльфа стул, а потом и сам сел рядом.

– У нас с тобой было не так много времени, чтобы побыть вдвоем. Да и свиданий почти не было… – задумчиво проговорил майа, вспоминая. – Но теперь я совсем свободен, и все мои мысли обращены к тебе, любовь моя.

Был чудесный вечер, и Саурон был абсолютно счастлив проводя его со своим эльфом. Он с удовольствием целовал руки короля, уже смутно представляя, каким будет кольцо для Него.

========== Глава 7 ==========

Трандуил улыбался своему майа в полутьме прекрасных эльфийских покоев. Слабый золотистый свет от светильников рассеивался в воздухе, который был весь пропитан ароматами цветов и пряностей. Сад, который брал начало внизу, под окнами, продолжался и в спальне, и побеги вьюнка и мелких роз, обрамлявшие стрельчатые арки окон, проникали в комнату и обвивали стены. На уступах при витых колоннах и в нишах росли орхидеи, которые так любил владыка эльфов, капала вода, оттеняя то, насколько там было тихо. Эльф кротко вздохнул.

– Как я счастлив с тобой, – признался он, прижимаясь к нему и уже совершенно не скрываясь, подарил ему поцелуй. – Но… Скажи мне, ты позволишь Артанис, Келеборну и Элронду покинуть Средиземье? А их подданные? Смогут они уйти? Всё кругом наводнено полчищами орков, по их словам…

Вопреки опасениям Трандуила, Саурон ответил на этот сложный вопрос совершенно спокойно.

– Конечно, если ты хочешь, я позволю уйти и другим эльфам, но разве ты не желаешь править ими сам? В крайнем случае из них вышли бы отличные рабы… – Рассуждал Саурон, обнимая Трандуила и поддразнивая его. – Сомневаюсь, что Средиземье наводнили орки. Мои военачальники не позволят воинам самовольно разойтись. Разве что те отряды, которые я недавно отправил, могли причинить беспокойство, но и они скоро присоединятся к общей большой армии.

Хотя Трандуил знал, что слухи преувеличены и армия Саурона сконцентрирована вдоль границ Гондора и Рохана, ему не хотелось, чтобы эльфийские лорды думали, что он, пользуясь благосклонностью Саурона, натравил орков на остатки эльфийского народа. Небеспричинны были его опасения в том, что его будут считать предателем, ведь он дал им повод, поскольку сам считал, что Лориэн должен был принадлежать Амдиру.

Но этот минутный страх прошел быстро, и Трандуил успокоился, положив голову на грудь своему господину. Он любовался своим новым кольцом – он уже готов был поверить в его могущество и то, что оно придает ему силу, и не смел мечтать о большем, ведь майа и без того достаточно одаривал его самыми прекрасными драгоценностями, какие можно было представить. Как и у всех эльфов, сердце Трандуила было неравнодушно к блеску изумрудов, сапфиров, рубинов и золота, а сильнее всего – к магическим драгоценностям, которые усиливали его власть.

Ярко блестели в тусклом свете оранжевые глаза майа, точно горел в них внутренний огонь.

– Наконец, наконец-то мы вместе, – прошептал эльф. – Идём же.

Они спустились вниз по длинной винтовой лестнице. Темнота сменилась другим светом, серебристым, падающим сверху и ярко бликующим в струях и потоках воды, которые, падая сверху, рассеивались тысячами радужных брызг. Здесь были купальни эльфийского короля, протекала речка и было устроено несколько бассейнов, обширных и маленьких, на любой вкус. Мантия эльфа, а затем и верхний камзол упали с его плеч, тихо шурша. Он развязал последние завязки на рубашке и медленно вошел в воду, увлекая майа за собой.

– Здесь пусто. Теперь нам никто не помешает, ни слуги, ни любые другие наблюдатели…

Эльф вспомнил, сколь беспечна обычно его стража, и мельком подумал, что с них станется и подглядывать, но даже это не удержало бы его от порыва страсти. Но сильнее всего его после полупоходной жизни манила чистая вода.

Он проплыл недолго и едва успел погрузиться в воду, давая ей скрыть контуры тела. Затем вынырнул, качаясь на волнах. Обнаженное тело его, светлое, будто светящееся изнутри, походило на статую из белого мрамора. Но очертания были мягче, а кожа на ощупь была бархатистой, нежной. Трандуил приблизился к майа, обнял руками его за шею и сорвал новый поцелуй с горячих губ. Этот был долгим, и майа, рыкнув, прикусил его губу, а потом и кожу на шее, ставя новую метку – и пусть, Трандуилу нравилось носить их на себе. Майа оторвался от сладкого вкуса эльфийской крови с трудом, подхватил эльфа на руки и закружил. Оба лежали на воде. Их тела сплетались, один пытался оседлать другого, вода тихо журчала и расплескивалась множеством брызг…

Наконец более было найдено более удобное положение, ближе к краю чаши бассейна, где Трандуил смог лечь, а майа прижал его – теперь уже без намерения просто поиграть и отпустить. Эльф закинул длинные ноги любовнику на плечи, раскрываясь ему навстречу и изгибаясь. Он сам готовил себя сам, проникая длинными пальцами в заветное отверстие, пока Саурон наблюдал, облизывая свои клыки, и завороженно смотрел, как Трандуил растягивает себя, иногда дотрагиваясь до чувствительного места и тихо ахая.

– Достаточно, – прорычал майа. Этот эльф все делал соблазнительно, больше того, он разыгрывал перед ним такое удовольствие, что Майа не мог его упустить. Он схватил его, прижался вплотную, и медленно вошел.

Эльф громко простонал, и майа замер, давая Трандуилу привыкнуть к своему размеру. Трандуил продолжил постанывать, жаловался негромко, что ему больно, шептал ещё сильнее распаляющие его слова о том, какой он огромный, будто дразня майа, и соблазнительно выгибался.

– Продолжай, – жарко прошептал он. Пальцы его впились в бедра Саурона, он оцарапал бы его, если бы мог, и сам заставил Саурона толкнуться в себя снова. Он откинул голову и закрыл глаза, отдаваясь во власть сладкой боли. – Ещё, ещё, дорогой мой… Не жалей меня…

Саурон не заставил долго себя просить и тихо рыча, брал его быстро, жестко и грубо. Но эльфу нравилось это, и нравились царапины, поскольку майа потом покрывал их поцелуями. Боль утихала, и чем чаще Саурон проезжался по самым чувствительным местам, тем сильнее эльф чувствовал блаженство. Он кончил сам, не касаясь себя, и сразу вслед за этим почувствовал, как изливается в него Саурон. Оба упали без сил.

Находясь рядом со своим королём, Майрон забывал обо всех своих проблемах. Он не мог думать о войне, не мог строить планы будущих завоеваний. Когда он прижимал к себе податливое тело эльфа, то нередко забывал всё, кроме собственного имени, которое громко выкрикивал Трандуил при каждом толчке. Его голос сводил с ума. А бледная кожа, покрытая каплями воды, приковывала огненный взгляд, и Саурон оставлял царапины, чтобы рядом появились и алые капли.

Когда эльф отошёл от блаженства и приоткрыл глаза, он увидел, что майа несет его наверх, подхватив на руки. Похоже, их свидание завершилось слишком прекрасно. Они разделили ложе, и Трандуил любовался мягким золотом светившимися глазами майа и гордым его профилем, пока лежал подле него, чувствуя, как тот медленно гладит его по внутренней стороне бедра.

Майа потом долго целовал и залечивал все нанесённые им в порыве страсти раны, испытывая при этом искреннее раскаяние и ненавидя себя за то, что посмел причинить любимому боль. Утешало только то, что сам Трандуил несчастным себя совсем не чувствовал, даже наоборот.

– Если бы могли остаться здесь навечно… – мечтательно сказал эльф. – Мои владения обширны, но не слишком ухожены, а дворец мой для тебя, наверное, похож на полутемную сырую пещеру… Но ты мог бы отправляться к себе по делам и навещать меня на отдыхе.

Но тут же Трандуил подумал, что расстаться надолго с майа он не выдержит. Для него вообще были свойственны подобные мгновенные перемены в настроении – эльф и сам страдал от них. Но с точки зрения Саурона они составляли немалую часть его очарования. Именно поэтому уже через минуту эльф снова схватил его за руку и воскликнул:

– Нет, нет! Я поеду с тобой. Буду ездить везде и всегда, чего бы это не стоило. Ты обернешься грозовой тучей или огромной летучей мышью и понесешь меня с собой… Вы, майа, ведь так передвигаетесь?

Саурон рассмеялся и прикусил его за ухо.

– Конечно.

Эльф вскрикнул, но послушно замер, давая зализать укус и каплю крови. Ему это даже нравилось.

– И лишь одно печалит меня, – обратился он к Саурону. – Что мой сын уедет с прочими. Что ж, зато он не станет смущаться тем, что я счастлив с собой…

Но по отвлечённому опечаленному взгляду было видно, что сына Трандуил и впрямь любит и вовсе не хочет отпускать. Конечно, Леголас был взрослым и сам вправе выбирать свой путь, и судьба его была предначертана не здесь… А всё же Трандуил подумал, что без него ему будет очень одиноко.

Что ж, майа мог всё – может быть, даже разогнать его тоску…

– Мы могли бы построить новую цитадель, которая стала бы столицей, и править там вместе. За последние столетия у меня скопилось столько ресурсов, что можно построить чертоги хоть из чистого золота. – Предложил Саурон. – Но я вижу, что тебе, судя по всему, просто хочется покататься на мне. Лошади и драконы тебя больше не устраивают, и ты хочешь оседлать майа, да?

Трандуил смутился до невозможности, что так к нему шло, и уткнулся лицом в подушку. Гортхаур улыбнулся и нежно поцеловал Трандуила в висок. Потом он заверил короля в том, что может превращаться не только в летучую мышь, но и волка, и много в кого ещё. И в том, что если они отправятся куда-то, Трандуил вполне может рассчитывать на огромного волка-Саурона, как на своё средство передвижения. Но, как выяснилось, вовсе не предложение обернуться гигантским волком впечатлило его любимого эльфа сильней всего.

– Собственный дворец? О, Майрон!

Эльф повис у него на шее, а затем лег на самого Майа. Глаза его лучились надеждами. Ему казалось, что он уже видит сияющие белые стены и своды замка.

Нет, он любил свое нынешнее жилище, но Орофер, отец Трандуила, строил его как военное укрепление, мало заботясь об удобстве, а больше – о скрытности. Там было полутемно, сыро, по нижним ярусам текла река, а верхние галереи были в кронах деревьев; переходы же были так запутаны, что даже слуги эльфа часто плутали в них.

Итак, Саурон заронил в его душу надежду. Перед мысленным взором Трандуила стояли величественные очертания нового замка, который он непременно устроит в какой-нибудь маленькой долине, у излучины реки, на вершине холма, оградит его стенами, вырастит там деревья внутри и устроит прекрасный дворец меж их стволами, которые станут колоннами. Он зачарует его сам или попросит Майа скрыть свой дворец от людских глаз, так, как это сделала Мелиан с королевством Тингола. Но к неожиданности Саурона, он отверг все золото и драгоценности, что он сулил на его отделку.

– Мне не нужно золота. Ты и так меня слишком балуешь, – рассмеялся эльф. – Лишь немного твоей защиты.

Перспектива того, что когда остальные владыки эльфов покинут Средиземье, вся власть над лесами окажется в его руках, льстила Трандуилу, но он не решался брать её силой и хотел позволить уйти тем, кто желает. Однако будущий новый дворец посреди объединенных Сауроном территорий, и перспектива обладать им восхитила его. Ради этого он мог смириться с многим. Больше того, он надеялся, что в его руках – как можно сильнее улучшить участь тех телэри, кто доверится ему, и именно потому хотел остаться и даже смириться с соседством орков и эдайн. Эльф не любил их, но меньше, чем гномов, которым не мог простить гибели Менегрота.

– Пожалуй, я мог бы ещё подарить тебе дракона, и решить этим сразу все проблемы. И проблему твоей безопасности, и проблему с передвижением, – заметил Гортхаур, но засыпающий эльф его, к счастью, уже не слышал, иначе перспектива стать обладателем огромной несущей смерть и разрушение твари не впечатлила бы его, а вернее – ужаснула.

Когда счастливый король уснул, майа поднялся с постели и ушёл в кабинет, где почти до самого рассвета делал эскизы будущего кольца. Спрятав потом их подальше от глаз эльфа, Саурон хотел вернуться в постель, чтобы утром Трандуил проснулся в его объятиях, но не успел.

Трандуил поднялся один в пустой постели с первыми же лучами солнца и, едва одевшись, отправился на поиски майа. Долго искать не пришлось: в мастерской внизу он увидел знакомый золотистый силуэт. Король обнял Саурона за шею и нагнулся, смотря туда, где был спрятан эскиз кольца. Волосы эльфа щекотали лицо Тёмного Властелина.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю