332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владислав Хлебович » Пока еще не домашние » Текст книги (страница 3)
Пока еще не домашние
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:35

Текст книги "Пока еще не домашние"


Автор книги: Владислав Хлебович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 8 страниц)

Вход в нору всегда находится под водой. Если водоем высыхает и это грозит обнажить систему нор, то бобры строят плотины, которые позволяют поддерживать уровень воды в водоеме постоянным. Длина их достигает порой 150 метров. Кроме того, территорию часто пересекают построенные бобрами каналы, служащие для транспортировки запасов пищи. Масштабы строительной деятельности бобров вызывают удивление и восхищение. Специальные опыты, однако, показали, что в ее основе лежат не разумные поступки, а цепь сложных инстинктов. Большую роль играет также обучение молодых, которые внимательно следят за взрослыми и подражают им. В одной из телепередач программы «В мире животных» были показаны уникальные кадры из жизни бобров внутри их хатки, отснятые в Воронежском заповеднике. Мы видели, как маленький бобренок старался во всем подражать матери: он начинал расчесываться или грызть ветку только после того, как это стала делать мать.

В результате деятельности бобров создаются особые «бобровые ландшафты» с высоким стоянием грунтовых вод и обилием влаголюбивых растений. Эта изменяющая окружающую среду активность животных, как и все сильные экологические воздействия, может приносить человеку и пользу и вред.

Вредные последствия тяги бобров к строительству связаны с тем, что вода, уровень которой регулируется их плотинами, может залить большие пространства леса и погубить его. Иногда затопляются участки шоссейных дорог, и проверка показывает, что часто причиной тому – бобровые плотины. Отмечены случаи серьезных повреждений бобрами польдерных дамб в Калининградской области (польдеры – отвоеванные людьми у моря или озера плодородные земли, лежащие ниже уровня воды под защитой дамб).

Польза от деятельности бобров очевидна там, где они поселяются в верховьях речек, иссушаемых в низовьях особенностями климата или хозяйственной деятельностью человека. Поддерживая высокий уровень воды в верховье, бобры способствуют большей водности всей речки и более равномерному распределению стока по сезонам. Таким образом они могут влиять положительным образом на водный режим довольно больших районов.

Но главное, за что ценят бобра, – его мех. Окрас меха от светло-каштанового до черного определяется цветом грубых покровных волос – остевых и направляющих. Подпушь у всех зверей примерно одного цвета – пепельно-серая у основания и темно-каштановая сверху. Линька происходит в весенне-летние месяцы очень постепенно. Ее заметили лишь в результате регулярных вычесываний меха ручных бобров специальным роговым гребнем. Зимняя подпушь почти в два раза длиннее летней.

Цены на мех бобра, хотя и колеблются в зависимости от капризов моды, были достаточно высоки даже тогда, когда эти звери водились в изобилии. На рынках Новгорода в XVI веке за продажу 30 шкурок бобра брали такую же пошлину, как за продажу 40 шкурок соболя. Значит, бобр ценился выше соболя. Прочностью при носке мех бобра превосходит всех пушных зверей, уступая по этому показателю (существует специальная шкала) только выдре. Остевые волосы при носке сравнительно быстро и неравномерно вытираются. Поэтому в продажу обычно поступали бобровые шкурки с выщипанными защитными волосами, имеющие только прочную нежную подпушь. Очень ценились в прошлом знаменитые касторовые шляпы, которые делались из шерсти бобра (кастор по-латыни бобр). Очень теплые, они отличались поразительной легкостью – их вес не превышал 50 граммов.

Удивительные свойства приписывались бобровой струе, еще одному продукту, который получали раньше и получают сейчас от этого грызуна. Бобровой струей называют пару удлиненных мешочков, расположенных в брюшной полости бобров, у корня хвоста, рядом с парой жировых желез, служащих для смазывания меха. Внутреннее содержимое мешочков содержит воскоподоб-ную массу, состоящую из очень сложной смеси веществ. Она обладает сильным запахом, напоминающим запах ивовой коры. Для самих бобров выделения струи служат своеобразной характеристикой особи при ее общении с соплеменниками. Запахом они сообщают о занятости территории, о готовности к размножению. До недавнего времени извлеченная из бобра высушенная струя считалась чуть ли не панацеей, средством от всех болезней. В виде настоек она применялась как успокоительное средство или, наоборот, для возбуждения нервной системы. Стоимость бобровой струи была очень высокой. В 1913 году за струю от одного бобра платили в три раза больше, чем за его шкуру.

В наше время лечебное действие бобровой струи поставлено под сомнение. Но зато прочно утвердилась ее слава в парфюмерии. Знаменитая парижская фирма «Коти» первой применила бобровую струю при производстве духов. И сейчас самые дорогие сорта духов во многом обязаны стойкостью и своеобразием запаха бобровой струе, которая по-прежнему высоко ценится на рынках. Раньше струю можно было взять только у забитого бобра, а сейчас существуют разработанные воронежским зоологом Л. С. Лавровым приемы, позволяющие брать это вещество у живых бобров и притом многократно.

Раз уж для того, чтобы получить от бобра главную продукцию – шкурку, его надо забить, то естествен вопрос, а что же делать с его мясом? Мясо бобров обладает прекрасными кулинарными свойствами, и во все времена оно ценилось как деликатес, особенно задние ноги, печень и хвост.

Во многих районах нашей страны численность бобров приблизилась или приближается к пределу. Предел этот определяется степенью воздействия грызуна на окружающую среду. Бобр, как мы говорили, может причинить ущерб лесу, дорогам и сельскохозяйственным угодьям. Если животных в природе избыток, они могут подорвать и свою кормовую базу.

Поэтому для того чтобы получить больше ценной бобровой продукции, люди издавна обращаются к искусственному разведению этого животного. В какой-то мере разведением бобров пытались заниматься еще в Киевской Руси. В «Русской Правде» Ярославичей, своде законов, действовавшем на протяжении XI – XIII веков, предусматривалось «...за воровство племенного бобра из норы грывен 12 штрафу». Имеются указания, что в XIII веке в Польше около Пултуска существовали бобровые хозяйства, где практиковался подбор пар по окрасу.

Окончательно сформировалось боброводство в самостоятельную отрасль лишь в нашем столетии. Сначала отдельные бобровые семьи стали содержать в хозяйствах, которые в основном занимались разведением хищных пушных зверей. Таких смешанных хозяйств в 1921-1925 годах в США было около десятка. В 20-х годах бобров пытались разводить также в Канаде и Германии.

Применялся полувольный способ разведения грызунов, который сводился к тому, что бобров селили в загоне с водоемом и прибрежной растительностью, где звери вели себя, как в природе, – строили норы, каналы и прочие сооружения. Их передвижение ограничивал невысокий забор из металлической сетки. При таком способе содержания уже был возможен подбор пар с выбраковкой слабых, малопродуктивных особей. Однако очевидны и явные недостатки этого типа бобровых хозяйств: неэкономное использование территории, а также сильное влияние бобра на окружающую среду и его зависимость от естественных кормов.

По другому пути пошли работники Воронежского заповедника. В 1932 году они создали опытную бобровую ферму, на которой впервые приступили к выращиванию бобров в клетках. Сначала для этого использовались открытые вольеры.

В каждом вольере семья бобров имела небольшую отгороженную часть реки, где звери могли плавать, кормовую площадку и деревянный домик, где животные устраивали свое гнездо.

Много труда пришлось приложить специалистам, чтобы отработать все элементы клеточного содержания бобра. Мы называем бобра строителем. Но в вольере он стал свирепым разрушителем. Стремление грызть дерево и инстинкт рыть норы сделали необходимым не только ставить металлическую ограду, но и укладывать на грунт железные полосы. Пытаясь грызть и железо, бобры нередко обламывали резцы. И тут происходило нечто страшное для грызуна. Оставшийся на противоположной челюсти неповрежденный резец, не встречая сопротивления и не стачиваясь в работе, продолжал расти и удлиняться. А удлиниться он может настолько, что рот бобра перестает закрываться, животное теряет способность питаться, и в конце концов неминуема его гибель от истощения. Зоологи научились стачивать уродливо удлиненный резец и таким образом спасать животное.

Позже воронежские специалисты стали выращивать бобров в закрытых помещениях с бассейнами, в которых вода ежедневно меняется. Животные в этом случае меньше зависят от капризов погоды и быстрее растут. А независимость от реки и ежедневный смыв экскрементов резко снижают опасность паразитарных заболеваний.

Летом каждому бобру дают в день 4-5 килограммов осиновых веток, 2 килограмма свежескошенной травы и по 100 граммов овса и отрубей. Зимой траву заменяют кормовая свекла и морковь. Хорошо себя зарекомендовала разработанная воронежцами кормовая смесь-мешанка из концентратов, корнеплодов и овса с клевером. Проведены интересные работы по введению в культуру наиболее любимых бобрами трав: таволги вязолистной, конского щавеля и крапивы двудомной. Для профилактики заболеваний в хозяйстве два раза в год бобров вакцинируют против стрептококковой инфекции и паратифа.

В США клеточное боброводство началось позже, чем в Советском Союзе, и оно при своих первых шагах использовало опыт фермы Воронежского заповедника. Инициатором таких хозяйств в США был отличный знаток биологии бобра М. Уивер, который разработал целую систему приемов, делающих труд бобровода весьма эффективным. В 1947 году в сконструированных им загонах нового типа он сформировал 10 пар бобров, и с 1953 года на его ферме стали регулярно размножаться бобры, рожденные в неволе. В 1960 году ученый был избран председателем Американо-Канадской корпорации по разведению бобров. Эта корпорация к 1965 году объединяла 60 бобровых ферм, на которых содержалось около 20 тысяч племенных животных.

Самым большим достижением М. Уивера было получение им бобров необычной окраски – белых, совершенно черных и золотистых, которые могли бы стать родоначальниками уникальных цветных линий домашнего бобра. Но сохранить цветных бобров не удалось по причинам отнюдь не зоологического свойства. По законам капиталистического производства в результате острой конкурентной борьбы с Калифорнийской меховой компанией корпорация Уивера прекратила свое существование. Скупив животных у разорившихся фермеров, Калифорнийская меховая компания открыла большое бобровое хозяйство в штате Вайоминг. Но в процессе болезненной перестройки боброводство США полностью потеряло племенных цветных бобров. Так, наряду с большими успехами история клеточного разведения бобра в США имеет и свои печальные страницы.

Бобры на наших глазах становятся домашними животными. Успешно ведется отбор зверей на быстрый рост, раннее созревание и большую плодовитость. На бобровой ферме Воронежского заповедника и в польских хозяйствах в Пепельно и Вяртле (здесь разводят бобров воронежского происхождения) живая масса полуторагодовалого бобра, равная 20 килограммам, – не редкость. Отмечены случаи, когда самки приносили по 6 бобрят. Такого у диких бобров не наблюдалось.

Трудно сейчас сказать, велся ли отбор на миролюбие животных. Но старейшие работники бобровой фермы Воронежского заповедника, проработавшие здесь не одно десятилетие, отмечают явное улучшение нрава бобров от поколения к поколению. Не теряют надежды наши боброводы когда-нибудь вывести и цветных бобров. Ведь в XVIII веке член Петербургской Академии наук академик Петр Симон Паллас писал о находке в Сибири белого бобра. В Белоруссии как-то был встречен золотистый бобренок. А животных чисто черной окраски уже получили в Хоперском заповеднике.

Прекрасную шкурку, деликатесное мясо и ценнейшую бобровую струю – вот что может дать новое домашнее животное – бобр, потребляющий к тому же дешевые и доступные корма.

ЛЕСНОЙ ВЕЛИКАН

Это великолепное могучее животное играло огромную роль в жизни древнего человека начиная с новокаменного века. Судя по находкам костей на стоянках первобытных охотников, лось часто был их добычей. Об этом же свидетельствуют многочисленные изображения лося среди петроглифов – выбитых на скалах рисунков, выполненных художниками неолита. Петроглифы на тему «лось» найдены на берегах Белого моря, Онежского озера, вокруг Байкала и на Урале.

Опасная охота на мощного зверя, который одним ударом раздвоенного копыта передней ноги может убить волка или даже медведя, велась ради мяса и шкуры. Кроме того, из трубчатых костей лося делали своеобразные кинжалы и зазубренные гарпуны для ловли рыбы или охоты на морского зверя. Из рога зверя изготовляли также украшения и амулеты.

За время своей истории человек во многих местах полностью истребил это животное. К началу нашей эры лось исчез из памяти народов южной Европы. Римляне услышали впервые о лосе только после походов на север легионов Цезаря. К XVII-XVIII векам красавец-зверь перестал существовать во всей Западной Европе. Несколько позже был истреблен кавказский, самый мелкий подвид лося. Очень мало лосей живет в США. Почти все северо-американские животные этого вида (их около 500 тысяч) обитают в Канаде.

В нашей стране лось распространен от западных границ до восточных. Его иногда называют таежным животным, но это не совсем правильно: он живет и за пределами тайги. Там, где растут только низкорослые, но густые кустарники и деревья. На севере лоси заходят в лесотундру, на юге – в лесостепь. Особенно любят сохатые берега речек, поросшие ивняком, окраины болот, зарастающие порубки и лесные гари с иван-чаем.

До революции и во время гражданской войны численность лося в нашей стране почти повсеместно сокращалась и он становился редким зверем, едва не исчезающим. В советское время лось был взят под охрану, численность его растет, и он заселяет удобные для жизни районы, где недавно был полностью или почти полностью истреблен.

После войны и особенно с 50-х годов численность лося стремительно увеличивается. К середине 60-х годов плотность поселений животных в европейской части СССР оказалась такой, что стал наблюдаться явный вред, причиняемый лесу сохатыми. Большая плотность поселения зверей оказалась крайне нежелательной. Об этом говорит опыт Сосновского охотничьего хозяйства Ленинградской области. На 1 января 1965 года на 1000 гектаров угодий здесь была зарегистрирована 41 особь. За предшествующий год лоси повредили 60 процентов подроста самой ценной в этих местах лесной породы – сосны. У 38 процентов молодых сосенок были сломаны стволики, и эти растения должны были или погибнуть, или дать впоследствии кривые, непригодные для лесной промышленности стволы. Поэтому плотность лосей в Эстонии, Ленинградской, Псковской и Новгородской областях, достигнув на 1000 гектаров лесных угодий 10 голов, была на этом уровне установлена. Сейчас для поддержания численности лосей в разумных пределах ведется их планомерный отстрел.

Всего на территории Советского Союза обитает более 700 000 лосей. Специалисты считают, что дальнейшее увеличение численности этих диких животных нежелательно.

Издавна человек пытался и порой успешно приручить лося. Так, много лет назад в Швеции действовал закон, запрещающий частным лицам ездить на этих животных. Основанием якобы послужило бегство преступника, которого ручной лось-вездеход на глазах полиции легко перенес через недоступное преследователям болото.

В середине прошлого века в Смоленской губернии от пары ручных лосей было получено стадо в 10 голов, которых использовали на сельскохозяйственных работах как тягловых животных: их попарно запрягали в телеги и сани, перевозя на них грузы. А в конце прошлого века в Курляндии пара лосей стала родоначальницей стада ручных животных в 16 голов. Случаев приручения и использования в хозяйстве одиночных животных значительно больше. Интересно, что в прошлом ручного лося всегда пытались использовать исключительно как рабочее животное.

В предвоенные годы большая работа по одомашниванию лосей велась по инициативе и под руководством профессора П. А. Мантейфеля в Московском зоопарке и в ряде заповедников страны. Новый этап этих работ, учитывающий весь накопленный к тому времени опыт, начался в 1949 году. Тогда в поселке Якша Коми АССР на базе Печеро-Илыческого государственного заповедника была создана первая в мире опытная лосиная ферма. Многие годы ею руководил большой знаток лосей Е. П. Кнорре. Вторая лосеферма начала работать в 1963 году при Костромской сельскохозяйственной опытной станции. Успехи лосеводства, этой совершенно новой формы хозяйственной деятельности, теперь очевидны.

Но сначала нужно рассказать о том, зачем нужно делать лося домашним, какую продукцию мы от него можем ждать.

Как и в прежнее время, лося можно считать перспективным для использования в упряжке или под вьюком. Особенно в качестве транспортного средства в условиях таежного бездорожья. Длинные сильные ноги позволяют этому истинному богатырю преодолевать болотные топи и шагать по снежной целине со снеговым покровом до 90-100 сантиметров. В сани и телегу можно загружать до полутонны, а во вьюках размещать до 80-120 килограммов груза. За рекордами гнаться не стоит – при перевозке слишком больших тяжестей лось легко перегревается. По этой причине летом, в самое жаркое время суток, рабочие переходы на сохатых не делают.

Использование лосей именно в условиях бездорожья, в лесных чащах выгодно отличается от перевозки грузов на вездеходах или снегоходах своей «экологичностью». Лось, особенно под вьюком, почти не наносит вреда лесному подросту, тогда как за машинами остаются широкие полосы из примятых или поломанных деревцев.

А то, что лось питается лесным кормом – листьями и ветками деревьев, – так на то рядом с ним и человек, чтобы пустить его на кормежку туда, где он не принесет вреда: в заросли малоценных пород. Зато в лесу и летом и зимой лось восполняет свои силы подножным кормом. Не нужно брать в дорогу запас сена или овса, без чего надолго не выедешь на лошади. Лось как будто специально приспособлен для помощи геодезистам, таксаторам, геологам. Но нужно иметь в виду, что отношения с животным должны строиться на взаимной основе. Зверь ласков и послушен с тем, кого он давно знает как друга, но может оказаться недоверчивым и строптивым с незнакомцем. Впрочем, так же с учетом индивидуальностей складываются отношения между человеком и лошадью.

Интересно, что умеренная физическая нагрузка при работе в упряжке или под вьюком считается полезной даже тогда, когда лось выращивается для других целей. Считается, что это делает животное более ручным и способствует увеличению мышечной массы, то есть мяса. И это второе, мясное, направление лосеводства также может оказаться перспективным. Мясо лося, как и мясо всех других оленей, приятное на вкус, нежирное, и в химическом отношении – по содержанию микроэлементов, незаменимых аминокислот и ли-пидов – превосходит говядину или равно ей. Это прекрасный диетический продукт с отличными кулинарными свойствами. Три четверти мясной массы приходится на мышцы и не более 16-17 процентов на соединительную ткань – сухожилия и кости.

Лосята рождаются в апреле – мае (на севере даже в июне), имея живало массу от 6 до 19 килограммов. Первые 1-10 дней после рождения лосенка его с матерью держат на ферме и не выпускают в лес. Делается это для того, чтобы новорожденный привык к людям и не боялся их. Чаще лосят на ферме выкармливают искусственно из бутылки с соской лосиным или коровьим молоком. В этом случае они прочно и навсегда привязываются к тому, кто за ними ухаживает да и к другим людям относятся по-доброму. Столь же ручным станет и лосенок, родившийся в лесу от дикой лосихи, но только в том случае, если возраст, в котором он попадет на ферму, будет не более трех дней. Именно так создавалось первое стадо из диких животных на лосеферме Печеро-Илыческого заповедника. Когда же лосята на ферму попадали в более позднем возрасте, то приручение становилось трудным и даже не всегда удавалось. А взрослые лоси вообще не приручаются и в неволе часто гибнут от нервного потрясения.

В день лосенку дают 2,5 литра коровьего молока, а за молочный период он выпивает его 250 литров. Нормы при выпаивании лосиным молоком в два раза ниже, поскольку лосиное молоко в два раза питательнее коровьего. Через несколько дней после рождения лосята начинают поедать зеленый корм. Когда им исполняется полтора месяца, поедаемый на выпасе зеленый корм становится их главной пищей, а в сентябре – лосята уже абсолютные вегетарианцы.

Подсчитано, что при ручном выпаивании расход кормов на одного лосенка до шестимесячного возраста обходится в два раза дешевле, чем для теленка того же возраста. Весит шестимесячный лосенок около 150 килограммов и более. Это значит, что его среднесуточный прирост около 800-1000 граммов. Вполне приличный показатель. Годовалое животное имеет живую массу около 200 килограммов, а двухлетка – 350 килограммов. Живая масса взрослых лосят может достигать 500 килограммов. Как и у крупного рогатого скота, кастрированные быки отличаются наибольшими приростами массы и лучшим качеством мяса, которое сохраняет отличные кулинарные свойства даже у пятнадцатилетних животных, проработавших всю жизнь в упряжи.

Любопытно, что лоси в природе и при вольном выпасе без подкормки зимой совсем не растут. Когда же им ежедневно начали давать дополнительно по 5-8 килограммов промытого и размельченного сырого картофеля, то это обеспечивало и зимой среднесуточный прирост массы до 300 граммов.

В лосеводстве возможно и молочное направление. Лактация у лосих длится около четырех месяцев, и за это время они дают самое большее 200 литров молока, а первотелки так и того меньше – около 50-70 литров. Максимальный суточный надой не превышает 3 литров. Но это все при обычной трехразовой дойке. Когда же лосих попробовали доить шесть раз в сутки, надои резко возросли. Первотелки дали за лактацию до 280 литров, лосихи в расцвете сил – 430, а максимальный суточный удой достиг 6-7 литров. Конечно, все равно маловато по сравнению с коровами. Но ведь в начале века во многих крестьянских хозяйствах беспородные коровенки давали едва ли больше. А самое главное – лосиное молоко значительно превосходит коровье по основным показателям. По содержанию жира (10 процентов) и по вкусу оно похоже на коровьи сливки. Много в нем белков (до 9 процентов) и микроэлементов. При комнатной температуре лосиное молоко не скисает в течение трех-четырех дней, что свидетельствует об его угнетающем действии на микроорганизмы. Проверка лечебного действия лосиного молока в клинике дала значительные результаты. После четырехнедельного лечения им больных язвой желудка состояние здоровья у всех значительно улучшилось, а у двух третей – язвы полностью зарубцевались.

Поскольку речь пошла о перспективах использования продукции лосиных ферм в медицине, следует сказать о возможностях получения ценного лекарственного вещества из лосиных пант -молодых неокостеневших рогов. Оказалось, что препарат из пант лося, названный лосекрином, близок по действию знаменитому пантокрину, получаемому от маралов и пятнистых оленей. Как и у других оленей, кроме северного, рогами у лосей вооружены только самцы. Рога они теряют к зиме, после гона, а летом отрастают новые. Год от года масса рогов на голове быка увеличивается, и все больше можно получить от него лекарственного сырья.

Наши ученые, наблюдая за развитием лосиных рогов и их сменой, доказали, что оценка возраста лосей по числу отростков на рогах – просто заблуждение. Соответствия между числом прожитых лосем лет и количеством «пальцев» на рогах почти никогда не бывает. Единственно верный способ оценки возраста сохатых, предложенный отечественными биологами, – по слоям дентина – костной ткани, образующей основную массу зуба.

Справедливости ради следует сказать о еще одном использовании лося, известном, правда, почти исключительно из истории. Вспомните парадные во весь рост портреты бравых офицеров и генералов XVIII – начала XIX века. Посмотрите на этих красавцев повнимательнее. В великолепные ботфорты заправлены белоснежные штаны. Остановим на них свой взгляд. Это лосины, и сделаны они из замши, выработанной из шкур лося. Прочный легкий и очень красивый материал был бы очень кстати и в наше время и не только для изготовления мужских штанов. Область его применения могла быть куда шире.

Итак, домашний лось может быть полезен человеку как труженик в упряжке или под вьюком, как источник прекрасного диетического мяса, питательного и целебного молока, лекарств из рогов-пантов и пригодной для тонкой выделки шкуры. Впечатляющий перечень достоинств.

Но это лишь общая характеристика продукции. Нужно еще обсудить, какие биологические предпосылки к одомашниванию есть у лося, которые бы давали экономические преимущества перед традиционными формами животноводства, например перед разведением коров и лошадей.

Важнейшая проблема любой отрасли животноводства – корма. На Печеро-Илыческой и Костромской фермах практикуется свободный выпас лосей. Летом и зимой их пища и места выпаса различны. Летом лосей пасут по опушкам леса, вокруг болот, на порубках и лесных гарях, где они поедают главным образом иван-чай, вязолистную таволгу, различные зонтичные, хвощи, калужницу, трехлистную вахту, листья рябины, ивы, березы и крушины. Зимой основные места выпаса лосей – заросли ивняка по долинам речек и ручьев. Едят они в это время ветки тех же деревьев, листья которых поедают летом, а также побеги и хвою сосны и кору осинок.

Обратите внимание, если лось окончательно станет домашним животным, он ни в коей мере не будет пищевым конкурентом корове, лошади, да и мелкому рогатому скоту. Все, что лось ест с пользой и охотой, никак нельзя признать нормальной пищей традиционного домашнего скота. При этом лоси отказываются от положенных в кормушку охапок свежих злаков или бобовых, которые представляют, прямо скажем, лакомство для коров и лошадей. И только зимой лоси могут съесть килограмм-другой сена.

За исключением сосны, посадкам которой лоси могут нанести значительный ущерб, отгрызая мутовки подроста, практически все кормовые для сохатых растения либо никак не используются человеком, либо относятся к малоценным видам. Поэтому этих животных можно пасти на несущественных для лесного хозяйства угодьях, чередуя участки по мере их стравливания. Если смотреть на такой лес как на источник зеленой массы, а не строевой древесины, то своеобразная стрижка деревьев будет даже способствовать кущению, примерно так же, как специальная обрезка кустов и деревьев в городах.

У нас в стране немало лесов, которые почти бесперспективны для получения хозяйственно ценной древесины. Но год от года становится очевиднее роль этих массивов в возвращении в атмосферу планеты кислорода, потраченного на образование углекислого газа в автомобильных моторах, реактивных двигателях, топках промышленных предприятий и электростанций. Можно быть уверенным, что при разумном хозяйствовании малоценные лесные чащи без ущерба, а может быть и к выгоде для своей глобальной экологической роли, обеспечат пищей большое поголовье нового домашнего животного – лося.

Важным источником кормов, не нужных никому другому, кроме лосей, могут оказаться порубочные остатки с лесосек. Только в одной Московской области вместе с деловым лесом ежегодно срубается около 20 миллионов осинок, что может дать более 500 000 тонн ценного для лосей корма. Значит, лесное хозяйство одной Московской области может обеспечить кормом только за счет порубочных остатков 30 000 животных!

Как мы видим, с кормом сохатого как будущего сельскохозяйственного животного проблем особых не будет, но нужно признать, что некоторые биологические свойства лося оказываются препятствием на пути его одомашнивания. В природе эти животные не образуют больших стад, а держатся поодиночке или небольшими группами в несколько голов. Основа семьи диких лосей – супружеская пара, а не гарем. А животноводству, особенно пастбищному, нужны животные стадные. Такими могут быть лишь формы, терпимые к присутствию многих себе подобных особей и с выраженными гаремными обычаями.

И вот молодых лосят, запечатлевших в первые три дня своей жизни человека как друга-опеку на, начинают выпасать небольшими группами. Голос пастуха или его рожок значат для лосей не меньше, чем для коров из лесистой местности. Затем постепенно из небольших групп молодых животных формируется стадо из 20-30 голов. Небольшое, конечно, но уже стадо. За три десятилетия работы наших лосеферм в биологии лосей были отмечены изменения, свидетельствующие об идущем у них процессе одомашнивания. Некоторые домашние лосихи стали приносить лосят не на третий год жизни, как в природе, а на второй. При достаточном питании самок вес их новорожденных значительно превышает вес новорожденных диких собратьев, а от этого зависят жизнеспособность и скорость развития детенышей. Если домашняя лосиха во время охоты осталась неоплодотворенной, то течка у нее может повториться второй, а то и третий раз, что диким животным не свойственно. А лось-бык на ферме за период гона может покрыть до десятка лосих, тогда как в природе, как мы знаем, супружеские пары относительно прочные.

Такие большие изменения в поведении и биологии размножения лося произошли за сравнительно короткое время и в хозяйствах с небольшими экспериментальными стадами. А ведь в небольшом стаде трудно вести искусственный отбор. Но результаты тем не менее налицо. Можно представить, как много даст расширение племенной работы при достаточном поголовье одомашниваемых лосей!

Вот только один пример. Специалисты заметили, что все лосихи хозяйства делятся на две группы – регулярно приносящих по одному лосенку и ежегодно дающих двойню. По этому признаку можно вести отбор на многоплодность. И то, чего не удалось добиться в течение тысячелетий от коровы, представляется возможным быстро достичь от лосей. А еще можно вести искусственный отбор на удойность: ведь и по этому признаку лосихи очень отличаются друг от друга.

Перспективы лосеводства очевидны, и в нашей стране эту зарождающуюся отрасль животноводства ожидает большое будущее.

Но свой очерк о лосе я не могу закончить только оптимистичными нотами. Домашние лоси – результат самоотверженного труда работников ферм – часто погибают от пуль браконьеров. А ведь они – не меньшая ценность, чем племенной бык или жеребец. Разъяснительной работой общественности и карающей рукой правосудия небольшие и пока легко ранимые стада домашнего лося должны быть надежно защищены.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю