332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Аренев » Книгоед » Текст книги (страница 7)
Книгоед
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:39

Текст книги "Книгоед"


Автор книги: Владимир Аренев


Соавторы: Юрий Никитинский



сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц)

– Ну что, агент 007, Бонд по имени Джеймс – попался? – прогремело над Эмкиным ухом.

"Елы-палы! Терминатор!"

– Мы за тобой давно идем, пацан. Уж больно по тебе соскучились, – из кустов вышел второй "собачник".

– Вас же арестовали, – удивленно ляпнул Эмка.

– Ага, – оскалился Терминатор. – А потом отпустили.

– Борю с Черного моря еще никто не мог закрыть в клетке, – самодовольно заявил второй и потер здоровущие кулаки, напрягая на правой руке мышцы, мол, этакими ручищами любой замок – в лепешку превращу!

Эмка даже не пытался вырываться. Он понимал: из таких рук действительно не уйдешь. Мальчик и пошевелиться-то не мог – «клешня» держала так, что, казалось, плечо зажали в тисках.

– Ладно, шпион, будем тебя пытать, – проворчал Терминатор.

– За что? – тихо спросил Эмка. Игра в международных террористов неожиданно стала явью, еще более кошмарной.

– За все хорошее, – прошипел Терминатор.

А Боря с Черного моря добавил:

– Убивать насмерть, конечно, не будем, не такие уж мы душегубы. Но уши оторвем. С головой!

И «собачники» громко заржали – аж с деревьев листья посыпались!

– Дяденьки, отпустите! Я ведь ничего не сделал!

– Ага, не сделал. Собак отпустил, ментовка из-за тебя приехала, руки нам свинтили, в каталажку кинули, – перечислял Эмкины «грехи» Терминатор. Спасибо Боре и его стальным мышцам, иначе шли бы мы сейчас по этапу.

Не все понял Эмка из слов «собачника», однако, что добром для него это не закончится – догадался.

– Дяденьки, я же случайно! Подошел к машине, а клетка сама и открылась.

– Во врет! – восхитился Боря с Черного моря. – Ты, пацан, не на ту сторону встал. С твоим талантом заливать в мошенники надо было подаваться.

– Может, помучаем его, а потом с собой возьмем, ремеслу научим? задумчиво предложил Терминатор.

– Не надо меня мучить, – запричитал Эмка. – Я и так с вами пойду, буду хорошим учеником.

Конечно, он не собирался становиться мошенником и бандитом – просто хотел оттянуть время, чтобы отыскать хоть какой-нибудь выход.

– Ну нет, пацан! Хорошую порку ты заслужил. Да и не возьмем мы тебя с собой, от тебя ж за километр ментовкой несет, – ухмыльнулся Боря с Черного моря, а потом кивнул Терминатору: – Привязывай его к дереву.

– Бить будете?

– Не, гладить. Ха-ха-ха!

Терминатор достал из кармана веревку и с невероятной ловкостью привязал Эмку к старой сосне.

– Где ножи, Боря?

– Сперва будем кидать камни. Есть такая поговорка, брат, – время собирать камни и время разбрасывать.

Терминатор тупо уставился на Борю с Черного моря, не понимая смысла произнесенных им слов.

– Это значит, – пояснил приятель, – что настало время разбрасывать. Перед нами цель, которая оправдывает средства.

– Ты чего-то, Боря, туманно выражаться начал после ментовки.

– Это, брат, у меня, нервное, отходняк.

"Собачник" наклонился, поднял тяжеленный камень и стал тщательно прицеливаться.

Мальчик зажмурился…

Но ничего не произошло. До его слуха донеслось лишь какое-то всхлипывание, и он решил приоткрыть один глаз.

То, что Эмке довелось увидеть, поразило его необыкновенно. «Собачники», пуская сопли и дрожа, словно побитые дворняги, уставились на сосну, к которой привязали Эмку. Вернее, за сосну! И – неуверенно пятились назад. Потом развернулись и с криками рванули в лес, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, но вскакивая и продолжая бежать. Ни один не обернулся.

"С чего бы это?" – подумал Эмка.

Потом увидел клешнерукую тень от кого-то, кто стоял у него за спиной – и все понял.

Глава восемнадцатая,

последняя

"Вот и конец сказки, – в отчаяньи подумал Эмка. – Ни сбежать, ни защититься не могу. Эх! Из-за какого-то жалкого пирожка!.."

Не желая сдаваться, он рванулся изо всех сил – и неожиданно почувствовал, что свободен! Разрезанная веревка змеей упала к ногам мальчика.

Да толку-то?! Пространство вокруг уже знакомо загустело, так что Эмка остался стоять у сосны, неспособный сделать и шаг.

Хотел позвать на помощь, но подумал: "Кому кричать? Не Терминатору же!"

– Не спеши, – сказал клешнерукий за спиной, так и не показаясь Эмке на глаза. – И не бойся. Я не причиню тебе вреда.

– Ага! Только сожрешь! – чуть удерживаясь, чтобы не расплакаться, выкрикнул мальчик. – А я, между прочим, почти все книжки исправил, одна брошюра эта дурацкая осталась! Что, из-за одной брошюры – меня губить?! Да я у тебя, гада, в горле комом встану, я у тебя несварение желудка вызову – а еще изжогу, гастрит и… и к тому же у тебя аппендикс вырежут, напрочь – вот!!!

И Эмка-таки разревелся.

– Прекрати, – смущенно попросил клешнерукий. – Вспомни, пожалуйста, как меня зовут.

– Как будто не знаешь! – всхлипнул Эмка. – Книгоед тебя зовут!

– Вот именно, – со значением произнес клешнерукий. – А ты вроде на книгу не похож – чего ж мне тебя есть?

– Еще и издеваешься?! Мне библиотекарь все рассказал! Про два задания. С книгами ладно, всё ясно. А как насчет людей, которых ты, гад, вычисляешь?! И куда они потом исчезают? Вот ответь, куда?!

Чей-то голосок вредненько хихикнул.

– Чего смеешься?! – возмутился Эмка.

– А это не я смеюсь, это мой помощник. Который умеет замедлять или ускорять время – по необходимости. У каждого Книгоеда есть такой подручный.

– "У каждого"? Выходит, вас много? Сколько ж вы людей успели загубить, гады!

– Давай по очереди, – миролюбивым тоном предложил клешнерукий. – А то ты столько вопросов задаешь, что я не успеваю отвечать.

Начнем с главного: людей мы не губим. Хотя они исчезают – и в то же время остаются.

– Глупо врешь. Как такое может быть?!

– Просто. Они изменяются. Ведь тот Эмка, который был пару недель назад его сейчас тоже нету, правда. Есть другой Эмка.

– Да ну тебя. Я один и тот же, – сказал Эммануил.

Во время этого странного разговора с невидимым собеседником (даже двумя, если верить Книгоеду) мальчик немного успокоился. В конце концов, сразу его не съели, а это уже плюс. Конечно, Эмка не настолько наивен, чтобы «купиться» на добренькие слова клешнерукого… но что-то в них вызывало доверие. "Ладно, поглядем, чего он дальше делать станет".

– И что же, другие люди, о которых библиотекарь сказал, что они исчезли…

– Они на самом деле исчезли, я же уже объяснил.

Вот, еще ты удивился, когда я сказал, что у каждого Книгоеда есть свой помощник. Это правда. Видишь ли, нас почти столько же, сколько людей на земле. Потому что у каждого человека имеется по своему Книгоеду. Неужели ты думаешь, что кто-нибудь один справился бы с тем количеством ужасных ошибок, которые вы делаете, ломая "волшебные палочки"?

Эмка покраснел.

– Ладно, – сказал он, – раз ты такой добрый и хороший, чего ж вы с твоим приятелем меня держите? Я не убегу – да и ты, если захочешь, всегда сможешь меня догнать.

– Это чтобы ты не вертелся и не пытался меня увидеть, – объяснил клешнерукий. – Потому что меня увидеть нельзя, а если очень настойчиво пытаться это сделать, я вынужден буду уйти.

– Увидеть тебя нельзя, – передразнил Эмка. – А чего ж тогда Терминатор с Борей так рванули?

– Медленно поверни голову.

Мальчик послушался – и увидел за сосной вставшего на дыбы огромного медведя. Тот тоже не мог пошевелиться и только растерянно мигал черными глазищами.

– А он откуда здесь взялся?

– Нужно же было тебя как-то спасать, – по голосу Книгоеда Эмка понял, что тот улыбается. – Раз сами мы с временником не можем вмешиваться, пришлось прибегнуть к помощи медведя. Но не бойся, когда мы с тобой закончим разговор, зверь уже уйдет.

– А о чем нам говорить? И почему это ты вдруг решил прощаться?

– Я больше не нужен тебе, Эммануил. Как и каждый Книгоед, я появился, когда ты начал портить книжки. С каждой сломанной "волшебной палочкой" я выростал и набирался сил – чтобы однажды попытаться исправить все твои ошибки. Но, как ты, наверное, сам понимаешь, легче разобраться с причиной, чем с результатами. Так что мы с временником решили… подсказать тебе, что к чему.

– "Решили" они. И едва меня не угробили! – возмущенно сказал Эмка, хотя, признаться, он совсем не сердился.

– Ерунда! – отозвался Книгоед. – Да будет тебе известно, что все эти приключения, в принципе, выдумал ты сам. Ты ведь уже взрослый и знаешь, что и Чипполино, и Алиса на самом деле только книжные герои. Когда ты очень сильно верил в них, они появлялись – и помогали тебе самому или наоборот, мешали. Но поверь, выдуманным тобою же страхам не так уж легко «угробить» тебя – разве что, если ты сам поддашься им. Но на такой случай рядом всегда были мы с временником.

– И что, так действуют все Книгоеды?

– В общем, конечно, они по-разному спасают "волшебные палочки", но обычно – именно так.

– Слушайте, ребята, а чего ж, если к каждому из нас, людей, «приставлен» такой вот Книгоед и вы так классно справляетесь со своими задачами, в мире все равно существуют порванные и разрисованные книжки?

Два голоса за Эмкиной спиной засмеялись – но на сей раз невесело.

– Эх, малыш, если бы дело было только в разрисованных книжках, – вздохнул клешнерукий. – Страшно ведь другое. Кое-кто (и в последнее время – все чаще и чаще) начинает намеренно производить на свет плохие книги. Представляшь: словно злой колдун, делает изначально поломанные "волшебные палочки"! Люди читают их – и становятся хуже.

– Как Терминатор и Боря?

– По-разному. Иногда – и как они.

– А куда же смотрят Книгоеды?! – возмутился Эмка.

– Никуда, Эммануил. Потому что человек, который начинает писать такие вот сломанные "волшебные палочки", прежде всего убивает своего Книгоеда.

– Но как ему это удается?

– Да просто. Ведь мы, каждый из нас, лишь часть того человека, к которому он прикреплен. А убить часть самого себя очень просто.

– Как же быть? Неужели ничего нельзя поделать?

Книгоед надолго замолчал.

– Знаешь, – сказал он наконец, – можно, но очень трудно. Вот ты в последние дни попадал в разные книги – и в каждой из них знакомая для тебя ситуация переменилась. Как ты решил, что она стала именно хуже?

– Решил и всё, – пожал плечами Эмка. – Откуда ж я знаю, как. Иногда понятно сразу, тут и думать нечего. А иногда… просто интуиция.

– Вот и развивай это чувство. Недаром ведь говорят: "читать между строк". Это значит, понимать нечто, о чем не написано в открытую. Учись понимать то, что хотел сказать автор на самом деле, а не видеть лишь то, что он вроде бы сказал. И будь осторожен.

И напоследок я открою тебе еще один секрет. Даже из самой никчемной книги можно извлечь для себя урок и получить пользу. Главное – научиться этому. И тогда Книгоедам останется лишь спасать разрисованные картинки да выводить жирные пятна. Как мы мечтаем об этом!..

А теперь Эммануил – прощай. Возможно, когда-нибудь, если во мне снова появится необходимость, я приду к тебе опять. Но надеюсь, этого не случится.

И тут Эмка почувствовал, что свободен окончательно.

Он облегченно вздохнул и с сожалением подумал, что так и не пообещал Книгоеду быть впредь внимательным к книжкам.

"Хотя… он ведь во мне, правильно? Значит, и пообещать я могу самому себе. Главное не это, главное – выполнять обещание!"

Эмка подмигнул выпрыгнувшей на дорогу белке и зашагал на станцию – впереди было целое лето каникул и приключений, одно интересней другого!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Что же случилось с нашими героями дальше? История закончилась, но читателя, конечно, не может не волновать судьба Эмки, черной курицы тети Фроси и даже Терминатора с Борей.

"Собачников" милиционеры отыскали вечером того же дня, когда они совершили побег – и поверьте, оба «предпринимателя» получили по заслугам.

Правда, Эмка узнал об этом только в конце лета, когда вернулся из детского лагеря, где шикарно отдохнул и набрался сил, чтобы снова грызть гранит науки. Он загорел и вдоволь накупался в море, поэтому теперь готов был дать отпор любому хулигану. Случайно заглянув в одну из старых газет, Эммануил обнаружил там заметочку про Терминатора и Борю – и удивленно улыбнулся: "Вот ведь чудеса!"

Черная курица тети Фроси куда-то исчезла. И хотя в этом старушка подозревала Апполона (как мы знаем, он на самом деле был причастен к случившемуся), доказать ничего не могла, а кот вовсю пользовался презумпцией невиновности и насмешливо мурлыкал, выслушивая ее угрозы.

Зато в новом учебном году в одном из младших классов Эмкиной школы появился тихий и скромный мальчик, которого звали Алеша.

Вот, собственно, и вся история.

…Ох, едва не забыли.

Библиотекарь!

Когда Эмка, толкаясь и споря, втиснулся в очередь за новыми учебниками, он заметил старичка не сразу. Еще бы! – тут и Фимка Бусел, за лето странно похудевший, и Анитка Бочарникова, и Славка (куда ж без Славки!) – с каждым за каникулы столько случилось – рассказывать и рассказывать!

Но вот очередь выпихнула Эмку вперед и мальчик встретился взглядом с библиотекарем.

– А-а, художник, – довольно протянул тот. – Помню, как же. Ну, брошюрка моя пригодилась? – он с хитрецой улыбнулся, протягивая Эммануилу стопку учебников.

– Спасибо! – искренне поблагодарил тот. – Еще как пригодилась!

– Я так и думал, – кивнул библиотекарь, поводя руками, тень от которых показалась Эмке очень знакомой.

А тонкий (совсем не противный!) голосок за спиной старика лукаво хихикнул.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю